Откровения аналитика



Дата21.05.2016
Размер79 Kb.
ВВЕДЕНИЕ. ОТКРОВЕНИЯ АНАЛИТИКА

1. Обращение к Фрейду

Прежде чем читатель, особенно профессионал в области психоанализа, решит, стоит ли ему тратить время на прочтение представленного в книге материла или лучше обратиться к другому источнику информации, мне хотелось бы предельно честно изложить те раздумья и сомнения, которые возникли у меня еще до того, как созрело решение написать книгу по истории, теории и практике психоанализа. Именно последнее, то есть обращение к практике психоанализа, как раз и вызвало раздумья и сомнения, в общем-то вполне понятные, очевидные, главным образом связанные с моей предшествующей профессиональной деятельностью. Поясню, о чем идет речь.

В середине 60-х годов, когда я был студентом философского факультета Ленинградского государственного университета, мое внимание привлекли работы Фрейда. Затрудняюсь ответить на вопрос, с чем это было связано. Возможно, интерес к работам Фрейда был обусловлен моим посещением на первом году обучения спецкурса «Социология личности», который читал для студентов всего университета в то время молодой и привлекавший к себе внимание профессор Игорь Кон, затронувший в своих лекциях некоторые идеи основоположника психоанализа [1]. Помню также, что, обучаясь на первом курсе, побывал на одной публичной лекции доцента Сергея Черкасова, посвященной то ли фрейдовскому пониманию религии, то ли неофрейдизму. Не исключено и то, что царивший в то время среди преподавателей и студентов философского факультета дух свободомыслия оказался необходимым стимулом для ознакомления с психоаналитическими идеями.



6

Как бы там ни было, но, ранее ничего не знавший ни о Фрейде, ни о психоанализе, я стал самостоятельно осваивать психоаналитическую литературу. Знакомство с работами Фрейда не входило ни в один из обязательных курсов, предусмотренных учебной программой философского факультета. Но, заинтересовавшись психоаналитическим учением Фрейда о человеке, я прочитал, фактически, все его работы, которыми располагала университетская библиотека.

Издания Фрейда на русском языке относились к 20-м годам, были библиографической редкостью и не выдавались на руки. Мне пришлось прибегнуть к конспектированию. Позднее, уже на третьем году обучения на философском факультете, я ознакомился с работами Эриха Фромма, которые удалось где-то достать на английском языке. К этому времени, опережая на год свое обучение и примкнув к студентам четвертого курса, я посещал спецкурс Эльмара Соколова по неофрейдизму, в рамках которого много внимания уделялось психоаналитическим идеям Фромма.

К сожалению, у меня не сохранились студенческие конспекты работ Фрейда. Некоторые сокурсники пользовались ими, чтобы ознакомиться с идеями основоположника психоанализа. Не помню, как это произошло, но в результате хождения этих конспектов по рукам студентов, я лишился своих записей.

Правда, утрата конспектов имела свою положительную сторону. Позднее в 1969—72 годах, когда я был аспирантом Института философии в Москве, мне заново пришлось перечитать работы Фрейда, что было связано как с подготовкой кандидатской диссертации, в которой нашли отражение некоторые идеи Эриха Фромма и Герберта Маркузе, так и с дальнейшим углубленным ознакомлением с наследием основоположника психоанализа. Любительский интерес к идеям Фрейда перерос в профессиональное исследование истории психоаналитического движения, завершившееся написанием в 1974 г., двумя попытками защиты в 1979 г. и защитой в 1982 г. докторской диссертации «Психоанализ и американский неофрейдизм (историко-философский анализ фрейдизма)».

На протяжении 1970—80-х годов в своей научной деятельности мне пришлось совмещать разработку различных тем. На официальном уровне, работая во Всесоюзном



7

научно-исследовательском институте системных исследований ГКНТ и АН СССР (ныне Институт системного анализа РАН), я занимался анализом проектов Римского клуба и глобальных проблем современности, что нашло отражение в публикации «Модели мира» и «образ человека» [2]. На неофициальном уровне, как бы для себя, я продолжал осваивать исторический материал, связанный с классическим психоанализом, индивидуальной психологией Альфреда Адлера, аналитической психологией Карла Густава Юнга, характер-анализом Вильгельма Райха, культурно-философской психопатологией Карен Хорни, межличностной психиатрией Гарри Стека Салливена, гуманистическим психоанализом Эриха Фромма. Результатом неофициальных исследований явились публикации исторических и дискуссионных материалов по индивидуальной психологии и классическому психоанализу в зарубежных журналах [3], ряда статей по истории и теории психоанализа в коллективных трудах и отечественных журналах [4], а также книги «Психоанализ и американский неофрейдизм» [5].

Разумеется, в силу царившей в то время идеологической цензуры, практически не было реальной возможности осуществлять публикации по психоанализу, в которых бы не звучали критические мотивы. Но, несмотря на идеологические препоны, важно было хотя бы в какой-то приемлемой форме донести до читателя, не знакомого с трудами Фрейда, суть психоаналитических идей и концепций. Именно эту цель я преследовал в своих публикациях того периода, рассчитывая на то, что вдумчивый читатель сможет выявить в материале о психоанализе наиболее информативно полезное для себя и вынести за скобки неизбежные в той идеологической обстановке критические пассажи, не имеющие отношения к адекватному восприятию идейного наследия Фрейда. К счастью, многие философы, психологи и медики, которые делились своими впечатлениями по поводу соответствующих публикаций, с пониманием отнеслись к книге «Психоанализ и американский неофрейдизм». Другое дело, что сегодня не испытавшее (и слава богу) идеологического воздействия и не представляющее себе, в каких условиях приходилось осваивать азы психоаналитической теории, молодое поколение российских психоаналитиков может с осуждением относиться к

8

работам тех, кто, так или иначе, способствовал возрождению психоанализа в России. Но это уже их проблемы.

В 1978 г. мне довелось принимать участие в работе Международного симпозиума по неосознаваемой психической деятельности (г. Тбилиси). Знакомство с американскими, французскими и немецкими психоаналитиками дало новый толчок к исследовательской деятельности по истории и теории психоанализа. Установились личное знакомство и деловая переписка с такими зарубежными учеными, как директор Чикагского института психоанализа Джордж Поллак, дочь основателя индивидуальной психологии Александра Адлер, профессора психологии Вермонского университета Ганс Ансбахер и Ровена Ансбахер, опубликовавшие в США идейное наследие Альфреда Адлера. Обмен мнениями с этими, а также с другими учеными, работающими в сфере осмысления философии психоанализа и его прикладных аспектов, включая профессора Питтсбургского университета Адольфа Грюнбаума, профессора Дьюкского университета Мартина Миллера, профессора Калифорнийского университета в Дэвисе Даниэля Ранкур-Лаффарьера, с которыми установились деловые отношения несколько позднее, способствовал моей профессиональной деятельности в области исследования истории психоаналитического движения.

2. От философии к психоанализу

После существенных изменений в политике и идеологии бывшего СССР, в конце 80-х — начале 90-х годов появилась реальная возможность не только для более обстоятельного изучения истории и теории психоанализа, но и для практического освоения психоаналитических методов в клинической практике.

Если ранее мое внимание было сконцентрировано на зарубежных психоаналитических материалах, то теперь мой исследовательский интерес сместился в плоскость изучения истории отечественного психоанализа. В марте 1990 г. мне довелось участвовать в Международном симпозиуме «Советская культура сегодня: перестройка прошлого или изобретение будущего?» (Дьюкский университет, Северная Каролина, США), где выступил с докладом, посвященным истории распространения фрейдизма в



9

СССР в 20—30-х годах, отношению Троцкого к психоаналитическим идеям и изгнанию психоанализа на несколько десятилетий из отечественной теории и практики [6]. В начале 1991 года я завершил работу над рукописью «Фрейд и Россия», которая несколько раз шла в набор в различных издательствах, вплоть до-того, что подписывалась верстка, но в силу их банкротства или финансовых затруднений книга так и не дошла до читателя [7]. Два-три года спустя, когда были опубликованы работа Александра Эткинда «Эрос невозможного. История психоанализа в России» [8] и книга Виктора Овчаренко «Психоаналитический глоссарий» [9], я с удивлением и радостью узнал, что российский психоанализ представляет интерес не только для меня, но и для других отечественных исследователей.

Если ранее я все свое время посвящал научно-исследовательской деятельности и не проявлял интереса к преподаванию, то в начале 90-х годов приступил к чтению курсов лекций «Психоанализ и культура», «Фрейд и Россия» перед студентами Российского открытого университета, Высших женских курсов, Московского педагогического колледжа. Позднее я стал читать и читаю по нынешний день двухгодичный курс лекций «История и теория психоанализа» в Институте психоанализа.

Таким образом, моя предшествующая научно-исследовательская и преподавательская деятельность непосредственно связана с осмыслением психоаналитических идей. В этом плане желание написать и опубликовать работу, посвященную истории и теории психоанализа, может быть воспринято неискушенным в психоаналитических тонкостях читателем как вполне естественное, оправданное и укладывающееся в рамки аналогичных попыток, предпринятых отечественными авторами [10]. Другое дело, как на это может посмотреть осуществляющий терапевтическую практику психоаналитик, разделяющий точку зрения Фрейда, согласно которой компетентно судить о психоанализе может только тот, кто сам занимается практической деятельностью в качестве профессионального психоаналитика.

Не думаю, что стоит сосредоточивать свои усилия на рассмотрении правомерности или неправомерности упомянутой выше точки зрения, так как полагаю, что поиск истины в последней инстанции и бесконечные споры по этому вопросу не способствуют прояснению сути дела и

10

могут являться, говоря психоаналитическим языком, не чем иным, как рационализацией, бессознательной работой защитных механизмов. Отмечу лишь, что взгляд со стороны может оказаться далеко не бесполезным, поскольку, находясь внутри определенного состояния или процесса, часто рискуешь не увидеть дальше «своего собственного носа».

Тем не менее лично передо мной встали мучительные вопросы. Занимаясь историей и теорией психоанализа, имею ли я право писать о его практике или, исходя из соответствующих психоаналитических установок и нравственных убеждений, должен сознательно ограничить себя изложением исторического и концептуального материала? Не имея медицинского образования и не являясь дипломированным врачом, могу ли я вторгаться в святая святых, то есть в психоаналитическую практику, осуществляемую избранной элитой, называющей себя профессиональными психоаналитиками? В конечном счете, насколько оправдано само название работы «История, теория и практика психоанализа», особенно ее последней части?

Вполне очевидно, что, коль скоро читатель держит в руках данную книгу, то ее автор, пусть даже после мучительных для себя сомнений и переживаний, ответил на поставленные перед собой вопросы в положительном смысле. Однако читатель вправе спросить: на каком основании это сделано и почему философ по образованию вдруг, как говорится, ни с того, ни с сего решился писать не только об истории и теории, но и о практике психоанализа?

Несмотря на внутреннее сопротивление, возникающее у меня в силу знакомства с психоанализом и связанное с предположением, что считающий себя специалистом психоаналитик проинтерпретирует само объяснение как доказательство работы защитных механизмов, я просто обязан ответить на поставленный вопрос, чтобы тем самым снять возможные недоразумения или предубеждения, которые часто возникают по отношению к философам как представителям абстрактного мышления, не связанного с реалиями жизни.

Прежде всего хочу обратить внимание читателя на то обстоятельство, что психоанализ, по словам самого Фрейда, занимает среднее положение между медициной и философией [11. С. 530]. Такое понимание психоанализа, причем со ссылкой на авторитет Фрейда, может служить необхо-



11

димым оправданием того, что психоанализом вправе заниматься как врач, так и философ.

Как ни странно может показаться на первый взгляд, Фрейд не разделял позицию тех его учеников и последователей, которые считали, что психоанализом вправе заниматься только врач. Напротив, он подчеркивал, что «исторического права на исключительное обладание анализом врачи не имеют», поскольку «психоанализ не является специальным медицинским предметом», а врачебная выучка «снабжает врачей ложной и вредной установкой», связанной с недооценкой психических факторов жизни человека [12. С. 113, 116, 147]. Более того, он высказывал опасения по поводу того, что психоанализ может превратиться в медицинскую дисциплину, став служанкой психиатрии. Для Фрейда не было столь существенным, является ли психоаналитик врачом или нет. Он даже выражал недоверие по отношению к врачам, претендующим без соответствующей на то подготовки именоваться психоаналитиками, и подчеркивал, что важно не то, обладает ли аналитик дипломом врача, а приобрел ли он особое, необходимое для проведения анализа образование. Причем, лично о себе говорил, что после сорока одного года врачебной деятельности сделал открытие, в соответствии с которым он вообще не является хорошим врачом. К этому следует добавить, что Фрейд неоднократно подчеркивал, что он никогда не был энтузиастом терапии.

Все это также может быть рассмотрено в качестве необходимого оправдания для человека, имеющего философское образование и пишущего работу о практике психоанализа. Оправдания необходимого, но отнюдь недостаточного, поскольку действительно адекватное восприятие практики психоанализа возможно только в том случае, если ты сам оказываешься включенным в психоаналитическую ситуацию и имеешь дело с пациентами.

Так вот, желание написать работу по истории, теории и практике психоанализа возникло у меня не вдруг, ни с того и ни с сего. Дело в том, что, изучая историю и теорию психоанализа, я сам ощутил потребность в самоанализе не как в праздном и мазохистском самокопании, а как в самопознании, основанном на психоаналитическом понимании бессознательных сил и процессов, таящихся и протекающих, в глубинах собственной психики. В то время, когда клинический психоанализ находился под

12

запретом, для меня лично не оставалось ничего другого, как последовать по пути, некогда проложенному Фрейдом. Анализ собственных сновидений и ошибочных действий (оговорки, описки, очитки, забывание имен, затеривание предметов и другие бессознательные действия) стал неотъемлемой частью моего практического использования знаний психоанализа.

В начале 90-х годов, когда появилась реальная возможность ознакомления с клиническим психоанализом, я включился в то интеллектуальное и практическое движение, которое было связано с возрождением психоанализа в России. В рамках возникшей в 1990 году Российской психоаналитической ассоциации и издаваемого с 1991 года журнала «Российский психоаналитический вестник», членом редколлегии которого состоял, мне довелось участвовать в обсуждении теоретических и клинических аспектов психоанализа, присутствовать на некоторых обучаемых программах и коллективных супервизиях, осуществляемых зарубежными психоаналитиками, публиковать материалы по истории распространения психоаналитических идей в России и исследованию в области прикладного психоанализа, включая анализ политических страстей в контексте российской парламентской культуры [13]. Одновременно я обратился к систематической работе с пациентами, которую ранее осуществлял от случая к случаю, главным образом среди своих друзей и знакомых и, что называется, на свой страх и риск.

3. Научный и прикладной психоанализ

Хочу высказать одно соображение, связанное с расхожим пониманием, точнее, непониманием, того, что имеется в виду, когда говорится о практике психоанализа. Обычно под практикой психоанализа подразумевается непосредственная работа с пациентами. Речь идет о психоанализе как специфическом виде психотерапии. Все другие аспекты психоанализа остаются, как правило, за пределами внимания практикующих психоаналитиков, апеллирующих к клинике. Между тем существует так называемый прикладной психоанализ, целью которого является использование психоаналитических идей в различных сферах познания и действия людей, будь то экономика, политика,

13

России приходилось создавать на ходу, поставила меня перед необходимостью выступить в роли «компетентного специалиста», осуществляющего обучающий (учебный) анализ. Дело в том, что принятая на международном уровне система подготовки психоаналитиков предполагает, что каждый потенциальный специалист в области психоаналитической терапии должен пройти личный анализ, позволяющий разобраться в своих собственных переживаниях, бессознательных процессах, механизмах защиты, проявлениях сопротивления, переноса, контрпереноса и тем самым лучше понять истоки возникновения, причины и возможные способы разрешения внутрипсихических конфликтов у будущих пациентов.

Я не был столь наивным, чтобы не осознавать то деликатное положение, в котором оказался в условиях возрождения психоанализа в России. С одной стороны, исходя из принятых международных требований подготовки специалистов, я не соответствовал установленным стандартам, так как не проходил ни у кого личный анализ и не имел соответствующего сертификата, позволяющего осуществлять психоаналитическую терапию и тем более выступать в роли мэтра, осуществляющего учебный анализ. С другой стороны, как и мои коллеги по Институту психоанализа, занимающиеся клинической практикой, я не мог отказаться от своей психотерапевтической деятельности в угоду международным требованиям и стандартам, отказаться от пациентов и студентов, нуждающихся в помощи со стороны человека, пусть дилетантски (с позиций сертифицированных психоаналитиков), но все же в определенной степени разбирающегося в премудростях теории и практики психоанализа.

По большому счету, вольно или невольно я стал выступать в роли «дилетанта-аналитика», вызывающего негативную реакцию, причем подчас довольно в жесткой и непримиримой форме, у правоверных дипломированных и сертифицированных психоаналитиков. Само понятие «дилетант-аналитик» невольно ассоциируется с так называемым «диким психоанализом», с различного рода шарлатанами, которые не имеют ни малейшего понятия о психоанализе (или имеют смутное, расхожее представление о нем), но тем не менее, спекулируя на моде, называют себя психоаналитиками и от их имени занимаются лечением людей, обращающихся к ним за помощью. Наде-



16

юсь, моя предшествующая деятельность не дает оснований для обвинения меня в шарлатанстве. Но, судя по тем взаимным упрекам в непрофессионализме, которые, к сожалению, нередко звучат среди медиков, особенно среди тех, кто стоял у истоков возрождения психоанализа в России, я вполне могу быть отнесен в лучшем случае к «дилетантам-аналитикам», а в худшем — к представителям «дикого психоанализа».

Поскольку чаще всего «дилетантский анализ» и «дикий психоанализ» отождествляются между собой, то следует, видимо, дать пояснения относительно того, о чем в действительности идет речь. «Дилетант-аналитик» — это человек, не имеющий диплома врача, но обладающий необходимыми для проведения анализа знаниями в области психологии бессознательного и осуществляющий психоаналитическую терапию. «Дикий психоаналитик» — человек, не имеющий диплома врача или обладающий таковым, не получивший соответствующего образования в сфере психологии бессознательного, но выступающий в качестве психоаналитика и от его имени ведущий прием пациентов.

Фрейд резко выступал против «дикого психоанализа», осуществляемого лекарями, проводящими аналитическое лечение без того, чтобы изучить и правильно применять его. Речь не шла о различного рода знахарях, не получивших медицинского образования. Речь шла о врачах, которые, по словам самого Фрейда, в анализе представляют «главный контингент шарлатанов», так как нередко именно врач выступает в качестве «аналитического шарлатана» [15. С. 113].

Но он одобрительно отзывался о тех «дилетантах», которые, не имея медицинского образования, но овладев методикой и техникой психоаналитического лечения, с успехом использовали свои знания и навыки при терапевтической работе с пациентами. Фрейд не только одобрительно отзывался о «дилетантах-аналитиках», внесших посильный вклад в развитие психоанализа, но и защищал их в случае необходимости от всевозможного рода нападок. Так, когда в 1925 году не имеющий медицинского образования доктор философских наук Теодор Райк на основании заявления одного из его пациентов был обвинен в шарлатанстве и венская магистратура поставила вопрос о запрещении ведения им клинической практики, основа-

17

тель психоанализа выступил в его защиту и специально по этому поводу написал статью «Проблема дилетантского анализа» (1926). В этой работе он не только ратовал за «самоценность» психоанализа и его независимость от медицинского применения, но и защищал право «дилетантов-аналитиков», профессионализм которых основывался на соответствующем аналитическом образовании, иметь частную практику и осуществлять психоаналитическую терапию. Аргументы Фрейда сыграли, видимо, не последнюю роль в деле оправдания Т. Райка, который был одним из первых его учеников, в 1918 году получил «Почетный приз» за лучшую немедицинскую работу, внес значительный вклад в психоаналитическую культурологию и с успехом работал в сфере клинического психоанализа [16].

Конечно, сам по себе термин «дилетант» вызывает в сознании многих людей негативные эмоции, поскольку, надо полагать, никто не хочет быть дилетантом ни в глазах окружающих, ни в своих собственных глазах. Подчас это воспринимается как своего рода оскорбление, за которым стоит упрек в непрофессионализме. Но применительно к нашей российской действительности термин «дилетант-аналитик» наиболее точно, пожалуй, отвечает тому смыслу, который Фрейд вкладывал в характеристику подготовленных к терапевтической деятельности людей и осуществляющих психоаналитическую терапию, в отличие от «дикого анализа», практикуемого шарлатанами, независимо оттого, являются ли они медиками по образованию или нет.

В свете этих соображений я могу сказать о себе, что действительно отношусь к категории «дилетантов-аналитиков». Другое дело, что с точки зрения, используя выражение Фрейда, «сословного самосознания» психоаналитической элиты, «дилетанты-аналитики» вроде меня могут восприниматься в качестве «диких психоаналитиков». Но точно в таком же положении находятся сегодня в России и другие специалисты, независимо от того, имеют ли они медицинское, психологическое или философское образование. Кстати сказать, Фрейд считал, что «врач, не получивший специального образования, в области анализа — любитель, несмотря на свой диплом, а не врач при соответствующей подготовке и возможности при необходимости опереться на врача может выполнить и задачу аналитического лечения неврозов» [17. С. 144—145].



18

Насколько мне известно, по крайней мере на сегодняшний день, когда пишутся эти строки (май 1-999 г.), никто из тех, кто занимается психоаналитической практикой, не имеет психоаналитического образования, целиком и полностью соответствующего международным требованиям и стандартам. Только в последние годы появилась возможность учиться психоаналитическим премудростям за рубежом, осуществляя или стационарную подготовку в странах США и Европы, или кратковременные стажировки в соответствующих зарубежных клиниках и центрах, или «челночный анализ», путем эпизодических поездок на несколько дней к зарубежным специалистам с целью прохождения у них личного анализа.

Полагаю, что недалеко то время, когда в России появятся психоаналитики, официально признанные Международной психоаналитической ассоциацией. Не исключаю даже того, что к моменту выхода данной работы в свет некоторые аналитики нового поколения приобретут статус членства этой Международной организации. Речь идет именно о новом поколении российских психоаналитиков, поскольку в 20-е годы такие отечественные специалисты в области психоанализа, как, например, Моисей Вульф, Николай Осипов, Сабина Шпильрейн, не только способствовали развитию психоанализа в России, но и имели международное признание [18].

Как бы там ни было, но современное состояние психоанализа в России свидетельствует о том, что подготовка специалистов в этой области знания и терапии, хотя и набирает силу, тем не менее осуществляется таким образом, когда по мере своей преподавательской деятельности сами «учителя» осваивают теорию и практику психоанализа. Стало быть, даже если кто-то не хочет себе в этом признаться,-по сути дела, большинство из нас, практикующих психоаналитическую терапию, находится в положении «дилетантов-аналитиков». Такова реальная жизнь со всеми ее парадоксами и нелепостями, обусловленными исторически сложившейся ситуацией в России, в 20-х годах имевшей талантливых психоаналитиков в лице М. Вуль-фа, Н. Осипова, С. Шпильрейн, оказавших влияние на развитие международного психоаналитического движения, но не успевших передать российские психоаналитические традиции тому поколению, которое сегодня пытается фактически заново открыть для себя психоанализ.



19

Конечно, можно сетовать на трагическую судьбу психоанализа в России [19]. Можно сожалеть по поводу отставания от развития теории и практики психоанализа в странах США и Европы. Можно испытывать неудовлетворение от осознания того, что по не зависящим от тебя обстоятельствам приходится довольствоваться тем, что являешься «дилетантом-аналитиком». Наконец, для удовлетворения своего нарциссического Я при характеристике собственного положения можно использовать введенный Фрейдом более благозвучный термин — «профессиональный дилетант-аналитик». Но вряд ли имеет смысл заниматься мазохистским самобичеванием в поисках психоаналитической идентичности. И совсем неприемлемой представляется позиция отрешенности от возрождения психоанализа в России, предполагающего как творческое развитие психоаналитической теории и внесение достойного вклада в подготовку отечественных специалистов, так и участие в психотерапевтической практике, если на то имеются определенные навыки, подкрепленные соответствующим пониманием роли бессознательного в жизнедеятельности человека.

Именно исходя из последнего соображения, отбросив ложный стыд и преодолев разъедающие душу сомнения, я в начале 90-х годов вступил на трудную стезю оказания психоаналитической помощи пациентам, спустя несколько лет стал работать с кандидатами, проходящими у меня личный анализ и супервизии, и, наконец, решился на написание й публикацию работы по истории, теории и практике психоанализа.

Мне больше нечего добавить к вышесказанному. Полагаю, что не обремененный психоаналитическими знаниями читатель уяснил для себя, прямо скажем, неординарную ситуацию возрождения психоанализа в России и готов с пониманием отнестись к излагаемому в книге историческому, концептуальному и клиническому материалу. Что касается практикующего психоаналитическую терапию специалиста, которому может попасть в руки данная работа, то скорее всего, после ознакомления с предисловием и введением, он сам для себя решит, стоит ли ему продолжать дальнейшее чтение или нет.



20
Каталог: book -> psychoanalis -> classical psychoanalysis -> %D0%9B%D0%B5%D0%B9%D0%B1%D0%B8%D0%BD%20%D0%92.%20%D0%9C.,%20%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%20%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0
%D0%9B%D0%B5%D0%B9%D0%B1%D0%B8%D0%BD%20%D0%92.%20%D0%9C.,%20%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%20%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0 -> Библиография
%D0%9B%D0%B5%D0%B9%D0%B1%D0%B8%D0%BD%20%D0%92.%20%D0%9C.,%20%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%20%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0 -> Зигмунд фрейд: человек и основатель психоанализа достижима ли биографическая истина?
%D0%9B%D0%B5%D0%B9%D0%B1%D0%B8%D0%BD%20%D0%92.%20%D0%9C.,%20%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%20%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0 -> Введение. Откровения аналитика
%D0%9B%D0%B5%D0%B9%D0%B1%D0%B8%D0%BD%20%D0%92.%20%D0%9C.,%20%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%20%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0 -> Неврозы: смысл, этиология, терапия
%D0%9B%D0%B5%D0%B9%D0%B1%D0%B8%D0%BD%20%D0%92.%20%D0%9C.,%20%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%20%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0 -> Ошибочные действия
%D0%9B%D0%B5%D0%B9%D0%B1%D0%B8%D0%BD%20%D0%92.%20%D0%9C.,%20%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%20%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0 -> Эдипов комплекс
%D0%9B%D0%B5%D0%B9%D0%B1%D0%B8%D0%BD%20%D0%92.%20%D0%9C.,%20%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%20%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0 -> Психоаналитическое учение о бессознательном
%D0%9B%D0%B5%D0%B9%D0%B1%D0%B8%D0%BD%20%D0%92.%20%D0%9C.,%20%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%20%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0 -> Психоанализ и религия
%D0%9B%D0%B5%D0%B9%D0%B1%D0%B8%D0%BD%20%D0%92.%20%D0%9C.,%20%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%20%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0 -> Психоанализ и этика извечные нравственные проблемы
%D0%9B%D0%B5%D0%B9%D0%B1%D0%B8%D0%BD%20%D0%92.%20%D0%9C.,%20%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%20%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F,%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0 -> Сексуальная жизнь человека


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница