ВЛИЯНИЕ ГИПОХЛОРИТА НА ФУНКЦИОНАЛЬНУЮ АКТИВНОСТЬ БЕЛКОВ



страница14/41
Дата21.05.2016
Размер3.36 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   41

ВЛИЯНИЕ ГИПОХЛОРИТА НА ФУНКЦИОНАЛЬНУЮ АКТИВНОСТЬ БЕЛКОВ

Евсеева Е.С., 501 гр. МБФ, Турко Т.А., 502 гр. МБФ,

Шишкина А.В., 502 гр. МБФ, Нохашкиева И.А., 303 гр. МБФ

Волгоградский государственный медицинский университет, г. Волгоград

Руководитель темы: к.м.н. Зайцев В.Г.
Гипохлорит имеет способность вступать в реакции с широким спектром биомолекул и может при этом повреждать некоторые ткани организма. Взаимодействие гипохлорита с аминокислотами, пептидами и белками является предметом тщательных исследований, которые показали важность этих процессов. В организме человека гипохлорит является физиологически важным метаболитом, участвующим в элиминации микроорганизмов. В то же время при условии его гиперпродукции гипохлорит может привести к повреждению тканей и развитию хронического воспалительного процесса. Одной из основных мишеней действия гипохлорита являются белки с различной функциональной активностью. Поэтому целью нашего исследования явилось изучение влияния гипохлорита на функциональную активность белков, а также на степень их химической модификации.

В ходе нашей работы окислительной модификации были подвергнуты три белка: бычий сывороточный альбумин, трипсин из поджелудочной железы быка, щелочная фосфатаза из тонкой кишки телёнка. Конечная концентрация гипохлорита в реакционной смеси составила 0,197 мМ (для альбумина и трипсина) и 0,323 мМ (для щелочной фосфатазы). Избыток гипохлорита удаляли с помощью гель-фильтрации на сефадексе G-25. О степени окислительной модификации мы судили по изменению содержания хлораминовых и тиольных групп, а также изменению активности ферментов и функциональных свойств альбумина. Тиоловые группы определяли методом Эллмана (Эллман,1959 г.). Изменение количества хлораминовых групп после обработки окислителем оценивали по снижению оптической плотности раствора TNB.Активность щелочной фосфатазы измеряли с помощью п-нитрофенилфосфатного метода, активность трипсина – с помощью метода, основанного на расщеплении BAPNA. Изменение функции альбумина оценивали по его способности связывать бромкрезоловый зелёный. Обобщённые данные были выражены в виде медианы с указанием 95%-ного доверительного интервала.

В ходе исследования мы обнаружили, что окисление белков приводит к изменению их функциональной активности. При этом гипохлорит оказывает неодинаковое действие. Так, каталитическая активность щелочной фосфатазы и трипсина снизилась после окисления. Активность щелочной фосфатазы при этом составила 32,26% (95% ДИ: 26,13; 48,93) от исходной, для трипсина – 48,31% (95% ДИ: 41,59; 57,48). В то же время способность альбумина связывать бромкрезоловый зелёный увеличилась. Константа диссоциации комплекса альбумина, не подвергавшегося окислению, с БКЗ равна 43 мкМ. Для альбумина, окисленного гипохлоритом, константа диссоциации комплекса с БКЗ составила 10 мкМ. Возможно, изменение активности белков связано с изменением их конформации при взаимодействии с гипохлоритом, который будучи сильным окислителем не может не оказывать влияния на химическое строение белков. О степени этого влияния мы судили по изменению содержания хлораминовых и тиольных групп. В результате окисления мы наблюдали увеличение количества хлораминовых групп в альбумине и трипсине. В альбумине содержание хлораминовых групп увеличилось на 0,486 мкмоль/мг белка (95% ДИ: 0,111; 0,598). Для трипсина это значение составило 0,728 мкмоль/мг белка (95% ДИ: 0,404; 1,078). Для щелочной фосфатазы достоверных изменений выявлено не было. Изменение количества сульфгидрильных групп, как показал эксперимент, тоже не было однородным. Если содержание сульфгидрильных групп в окисленной щелочной фосфатазе составило 30% от исходного, то в альбумине – 87%. Возможно такая разница связана с изначально различным содержанием тиольных групп в нативных формах белков. Для трипсина достоверных изменений содержания тиольных групп не было выявлено.

Гипохлорит как сильный окислитель изменяет химическое строение белков, за счёт образования хлораминовых и разрушения сульгидрильных групп. Изменяя конформацию белков, гипохлорит изменяет и их функциональную активность: снижается ферментативная активность щелочной фосфатазы и трипсина, увеличивается связывающая способность альбумина. Таким образом, гипохлорит изменяет функциональную активность, как ферментов, так и белков. Но степень его влияния на них различна.



ВЛИЯНИЕ ВИДЕО-ДИСПЛЕЙНЫХ ТЕРМИНАЛОВ (МОНИТОРОВ)

НА ОРГАН ЗРЕНИЯ

Егоров В.А., 650 гр. ЛФ, Федоров А.В., 650 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра профессиональных болезней

Руководитель темы: проф., академик РАМН, з.д.н. РФ, д.м.н.,

Артамонова В.Г.


В связи с широким распространением видео-дисплейных терминалов возросла актуальность проблемы, которая в современной литературе носит название «компьютерного зрительного синдрома» (Computer Vision Syndrom (CVS)). В возникновении «CVS» существенную роль, помимо технических характеристик оборудования, играет интенсивность зрительной нагрузки, длительность работы с монитором и организация рабочего места оператора.

В результате работы с ВДТ происходит уменьшение объема аккомодации, появление «ложной близорукости» (спазма аккомодации) или прогрессирование имеющейся близорукости, снижение контрастной чувствительности, нарушение аккомодационно-конвергентных взаимоотношений, бинокулярного зрения и другие функциональные нарушения.

Нами обследовано 70 (100%) операторов видеотерминалов ряда промышленных предприятий и организаций Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Основными профессиями были: бухгалтеры –18 (26%); менеджеры по продажам -23 (33%); конструкторы-дизайнеры- 15 (21%); секретари- 4 (6%); прочие -10 (14%). Были проведены санитарно-гигиенические, клинико-функциональные, психо-физиологические, лабораторные методы исследования. По данным гигиенических обследований условия труда на рабочих местах операторов видеотерминалов соответствовали оптимальным, хотя время работы с компьютером в среднем составляло 6 часов (75%) рабочей смены. Обследованные были распределены по стажу, возрасту, полу. В результате исследования отмечалось появление «пелены» перед глазами у 80 % респондентов, ощущение тяжести или «песка» за веками у 42 и 34 % соответственно, покраснение глаз у 21 % опрошенных. При ухудшении состояния наблюдалось слезотечение в 7 % случаев; повышенная чувствительность к свету в 15%; двоение изображения в 3% случаев. Снижение остроты зрения в течение 2-х лет отметили – 22 % операторов. Сокращение частоты мигательных движений, увеличение ширины глазной щели, а вместе с тем повышенное испарение влаги с поверхности роговицы, приводят по сути к возникновению так называемого «синдрома сухого глаза», который был выявлен выявленного в нашем исследовании у 35 человек (50%).

Полученные данные выявили специфику возникновения симптомов и заболеваний, связанных с работой на компьютере, что определяет необходимость проведения мер их ранней диагностики и профилактики.



МОЛЕКУЛЯРНАЯ ДИАГНОСТИКА НАСЛЕДСТВЕННЫХ ФОРМ

БОЛЕЗНИ ПАРКИНСОНА: МУТАЦИЯ G2019S В ГЕНЕ LRRK2

Емельянов А.К., СПбГТИ(ТУ), 216 гр. факультет тонкого органического и микробиологического синтеза, Якимовский А.Ф., Иванова О.Н., Пчелина С.Н.

Санкт–Петербургский Государственный Медицинский Университет

им. И.П.Павлова,

Руководитель темы: к.б.н. Пчелина С.Н.


Болезнь Паркинсона (БП) – второе по частоте встречаемости нейродегенеративное заболевание после болезни Альцгеймера. БП является хронической прогрессирующей болезнью, среднее начало заболевания - 55 лет. С возрастом риск развития заболевания значительно возрастает и составляет среди лиц старше 60 лет 1-2%. Классическая триада основных симптомов БП включает повышенный тонус (ригидность) скелетной мускулатуры, снижение подвижности (гипокинезия) и дрожание - тремор «покоя» конечностей, головы и нижней челюсти. Развитие симтомокомплекса, характерного для БП, обусловлено гибелью нигральных дофаминэргических нейронов. Несмотря на более чем вековой клинический опыт, диагностика БП затруднена. Окончательный клинический диагноз может быть поставлен на основе данных аутопсии. В настоящее время ведется активный поиск биомаркеров БП, которые могут быть использованы при досимптоматической диагностике и постановке дифференциального диагноза. В основном БП имеет мультифакторный тип наследования, при котором в основе заболевания лежит взаимодействие наследственных факторов с факторами окружающей среды. Открытие молекулярной природы редких моногенных форм БП внесло значительный вклад в современные представления об этиологии данного заболевания и о механизмах нейродегенерации. В настоящее время описано, по крайней мере, девять генетических локусов, ответственных за развитие леводопа-чувствительного паркинсонизма при моногенных формах БП. В шести случаях удалось идентифицировать конкретные гены и провести детекцию мутаций у больных. При аутосомно-доминантных формах БП были идентифицированы мутации в генах α-синуклеина (SNCA) и убиквитин-С-концевой гидролазы L1 (UCH-L1). При аутосомно-рецессивных формах паркинсонизма идентифицированы мутации в генах паркина, белка DJ-1 и PINK1. Моногенные формы БП достаточно редки, за исключением БП с ранним началом, связанной с мутациями в гене паркина.

Обнаружение мутаций в гене дардарина (лейцин богатой киназы 2 (LRRK2)) в семьях с аутосомно-доминантным типом наследования БП в 2004 году произвело сенсацию, поскольку мутации в данном гене оказались ответственны за большой процент семейных форм БП. Мажорная мутация G2019S в гене LRRK2 ответственна за развитие 3-6% семейных случаев БП в Европе, США и Канаде. В отдельных изолированных популяциях ее частота среди семейных форм БП составляет до 30%. Эта мутация обнаруживается также в 0.7-1.5% спорадических случаев БП. Кодируемый геном LRRK2 белок был назван дардарин, от баскского слова dardara, обозначающего тремор. Мутация G2019S локализована в протеин киназном домене MARKKK класса и приводит к увеличению протеинкназной активности белка. В России частота мутации G2019S ранее не изучалась. Целью настоящего исследования явилась оценка частоты встречаемости мутации G2019S в группе больных БП и в контроле. Материалы и Методы: в исследование вошло 203 больных БП (средний возраст обследуемых 64,5±9,70 лет) и 161 индивидуум контрольной группы. Все пациенты проходили обследование в Санкт–Петербургском Государственном Медицинском Университете им. акад. И.П.Павлова. Доминантное наследование было определено наличием больных БП в двух последующих поколениях. Контрольная группа состояла из 161 неродственных людей старше 85 лет, состоящих на учете СПб Городском Гериатрическоом Центре. Все участники были обследованы неврологом с целью исключения неврологических заболеваний.

Для идентификации мутации G2019S гена LRRK2 был разработан метод ПЦР с последующим рестрикционным анализом с использованием эндонуклеазы Bsu RI. Все обнаруженные мутации подтверждены методом прямого секвенирования на автоматическом секвенаторе ABI 377.

Результаты. Исследование 203 пациентов с БП, показало, что три пробанда являются носителями мутации G2019S в гетерозиготном состоянии. Два из них имели семейную форму БП (аутосомно-доминантный тип наследования) и один спорадическую. Таким образом, мутация G2019S была выявлена у двух пробандов с семейной формой БП среди 47 семейных случаев (4.2%) и у одного пробанда со спорадической БП среди 156 случаев спорадической БП (0.6%). Мутации в 161 контрольных пробах обнаружено не было.

Обсуждение. Наша работа – это первое описание распространённости мутации G2019S в гене LRRK2 среди больных БП в России. Среди 47 пробандов с доминантной историей БП мы нашли два случая с гетерозиготной мутацией G2019S и один случай среди 168 спорадических. Таким образом, частота замены G2019S в российской популяции составляет 4.2% в семейных БП и 0,6% - в спорадических случаях БП, что соответствует таковой в европейских странах. Заслуживает внимания то, что все больные БП с мутацией G2019S, являясь жителями Санкт-Петербурга, относятся к этнической группе евреев Ашкенази. Высокая частота мутации G2019S среди евреев Ашкенази с БП уже описывалась в зарубежных статьях и составляла в семейных случаях 29,7%, в спорадических случаях -13,3%. Наши результаты подтвердили полученные ранее данные о том, что мутация G2019S – частая причина развития БП, в частности среди пациентов этнической группы евреев Ашкенази.

Клиническое проявление болезни у носителей мутации G2019S было неотличимым от типичной идиопатической БП с чувствительностью к лечению леводопой/карбидопой. В одной из обследованных семей у носителей мутации G2019S наблюдался широкий диапазон возраста начала БП (35-75 лет). При спорадической форме БП не прослеживалось видимой семейной истории болезни. Считается, что мутация G2019S в гене LRRK2 может обладать не полной пенетрантностью и ее клиническое проявление может зависеть от генетических и/или средовых факторов. Самое позднее начало заболевания, описанное для носителя данной мутации – 78 лет. Однако описан один случай отсутствия неврологических заболеваний у носителя мутации G2019S в гене LRRK2 возрасте 85 лет. Мы не нашли эту мутацию среди 161 индивидуумов контрольной группы.

Как правило, мутации в гене LRRK2 обнаруживаются у лиц с поздним началом БП. В нашем случае у двух пробандов с семейной формой БП и одного пробанда со спорадической формой БП было раннее начало заболевания (проявление болезни до 50 лет). Все они имели тяжелое течение БП.

Таким образом, в результате нашего исследования впервые в России установлена частота встречаемости наиболее распространённой мутации в гене LRRK2. Генотипирование мутации G2019S гена LRRK2 может быть рекомендовано для использования в клинической практике с целью досимтоматической диагностики БП.



СТРУКТУРА АФФЕКТИВНЫХ РАССТРОЙСТВ У БОЛЬНЫХ

ХРОНИЧЕСКИМ ОПИСТОРХОЗОМ

Жасан И.А., 602 гр. ЛФ, Кудинова И.Ю., 503 гр. ЛФ

Алтайский государственный медицинский университет, г. Барнаул

Руководитель темы: доц., к.м.н. Никулина М.А.
Заболеваемость описторхозом в Алтайском крае среди всех гельминтозов занимает ведущее место. Чаще заболевание протекает в хронической форме с поражением не только гепатобилиарной системы, но и вовлечением в патологический процесс многих органов и систем, в том числе воздействуя и на психику.

С целью изучения психологических особенностей личности обследован 121 больной (62 женщины и 59 мужчин) хронической формой описторхоза. Средний возраст больных на момент обследования составил 36,61,7 лет (16-60 лет). Исследование проводилось при поступлении в стационар и после проведения дегельминтизации (в среднем через 12 дней). Оценка состояния тревожности проводилась по шкале Спилбергера-Ханина (Ханин Ю.П.; 1976), оценка выраженности депрессивного состояния - по самооценочной шкале депрессии Зунга (Балашова Т.Н., 1988). Контрольную группу составили 145 здоровых лиц, рандомизированных по основным социальным критериям.

Показатели субшкал тревожности у женщин, больных описторхозом, при поступлении в стационар были выше (р<0,001) показателей, полученных как в группе здоровых лиц, так и у мужчин с описторхозом. Данные показатели соответствовали высокому уровню как личностной, так и реактивной тревоги и составляли соответственно 47,971,06 и 47,661,30 баллов. Состояние тревожности у женщин сформировалось на фоне различного рода многочисленных психовегетативных проявлений, не имеющих явной нозологической очерченности и характеризовалось внутренней напряженностью, беспокойством и раздражительностью. В группе лиц мужского пола при поступлении в стационар результаты не превышали средненормативных значений методики, но статистически значимо отличались от контроля (р<0,01). Аналогичные особенности характера проявлений тревоги были полученные и по шкале самооценки депрессии. Результаты, полученные у женщин при поступлении также были выше (р<0,001) показателей, как в группе здоровых лиц, так и у мужчин. Выявленные показатели превысили диагностический порог методики (50 баллов) и сопровождались психологическими переживаниями депрессивного характера (снижением настроения, мрачной оценкой перспективы, подавленностью). У лиц мужского пола депрессивные тенденции выявлены не были.

При выписке из стационара, по окончании лечения (дегельминтизации), интенсивность расстройств тревожного ряда и выраженность депрессивных тенденций у женщин не уменьшилась и сопровождалась неуверенностью в эффективности проведенной терапии, опасениями сохранения соматических проявлений в дальнейшем и страхом повторного заражения.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о меньшей психологической и стрессовой устойчивости женщин, больных описторхозом и большей вероятности возникновения у них пограничных нервно-психических расстройств. Учитывая отсутствие динамики изменений при выписке из стационара, считаем целесообразным разработку и включение в комплекс мер реабилитации больных данной патологией методы индивидуально-ориентированной психотерапевтической коррекции, направленные на достижение максимального уровня социального восстановления.

ИССЛЕДОВАНИЕ ПСИХОСОМАТИЧЕСКОГО СТАТУСА У БОЛЬНЫХ ОСТРЫМИ ВИРУСНЫМИ ГЕПАТИТАМИ НА СТАЦИОНАРНОМ ЭТАПЕ

Жасан И.А., 602 гр. ЛФ, Кудинова И.Ю., 503 гр. ЛФ

Алтайский государственный медицинский университет, г. Барнаул

Руководитель темы: доц., к.м.н. Никулина М.А.
Острые вирусные гепатиты (ОВГ) остаются одной из сложных общемедицинских проблем, поскольку имеют широкое распространение и серьезные исходы. Для эффективного проведение лечебно-реабилитационных мероприятий необходимо учитывать особенности психологического статуса больных.

Медико-психологическое исследование проведено у 137 больных вирусными гепатитами В и С (67 мужчин, 70 женщин), находившихся на стационарном лечении в инфекционном отделении. Средний возраст больных на момент обследования составил 24,57±0,62 года (84,0% - в возрасте до 30 лет). Психологический профиль больных оценивали в динамике с помощью Методики многостороннего исследования личности (ММИЛ; Ф.Б.Березин, 1976). Для исследования выраженности личностных черт использовался 16-факторный личностный опросник Кеттелла (16-PF; Cattall R.B., 1970). Оценка аффективных расстройств производилась по шкалам реактивной и личностной тревожности (ШРЛТ; Ханин Ю.П., 1976) и по самооценочной шкале депрессии Зунга (Балашова Т.Н., 1988). Контрольную группу составили 298 здоровых лиц, рандомизированных по полу, возрасту, уровню образования.

При поступлении в стационар результаты исследования пациентов, как мужчин, так и женщин имели достоверные различия по большинству клинических шкал профиля личности ММИЛ в сравнении с контрольной группой (р<0,001), однако, у лиц мужского пола преобладали внутренняя напряженность, отгороженность от окружающего и растерянность. В то время как в профиле личности женщин были характерны поведенческие компенсаторные реакции, проявляющиеся в плохо организованной активности, ажитации и несдержанности. Вместе с тем общими для всех исследованных больных были подозрительность, фиксированность на соматическом неблагополучии, эмоциональная нестабильность, осторожность в общении, склонность к чувству вины, озабоченность, необходимость в поддержке со стороны окружающих. По данным теста ШЛРТ показатели субшкал тревожности у всех больных при поступлении в стационар были выше чем у здоровых лиц (р<0,01).

Указанные особенности профиля личности у мужчин не претерпели изменений за время нахождения в стационаре и сохранялись к выписке, несмотря на общее соматическое улучшение состояния и снижение показателей тревоги (р<0,01). В группе лиц женского пола отмечалась положительная динамика процесса со значительным снижением как уровня профиля на шкалах так называемой «невротической триады» (1, 2 и 3), так и всех показателей тревожности (р<0,01).

Показатели шкалы самооценки депрессии у всех больных острым вирусным гепатитом при поступлении в стационар и выписке соответствовали значениям «состояния без депрессии» за исключением показателей, полученных у больных, не имеющих постоянного места работы на момент госпитализации. Они проявились невыраженными переживаниями депрессивного характера, снижением настроения, подавленностью и т.д.

Таким образом, медико-психологическое исследование больных с острым вирусным гепатитом выявило различные типы личностного реагирования на заболевание, более выраженные у лиц мужского пола. Отсутствие положительной динамики в изменениях психологического профиля у мужчин связано со значительной вовлеченностью в болезненные переживания и вынужденные изменения образа жизни в целом (отказ от употребления алкоголя, соблюдение диеты, ограничение физической нагрузки и т.п.). Преобладание у женщин в остром периоде психосоматических расстройств тревожного ряда, с достоверным их уменьшением в начале выздоровления, свидетельствует о существенно большей пластичности у них, в целом, характерологических черт.



ОПЫТ РАБОТЫ СТАРШЕЙ МЕДИЦИНСКОЙ СЕСТРЫ–МЕНЕДЖЕРА

Жевнерова И.С., 491\1 ФВСО

СПбГМА им. И.И.Мечникова, курс менеджмента и экономики здравоохранения кафедры социально-гуманитарных наук

Руководители темы: ст. лаборант Добрицина А.А., асп. Калинина С.А.
Menager Lower (or first) level - менеджер первичного звена - это руководитель, находящийся на техническом уровне управления, непосредственно над рядовым исполнителем. В менеджменте сестринского дела таким руководителем является старшая медицинская сестра. К ее обязанностям относятся: организация сестринского процесса, подбор и расстановка кадров, повышение квалификации среднего медицинского персонала, обеспечения соответствия сестринской деятельности профессиональным стандартам. При подборе кадров многими старшими сестрами отдается предпочтение молодым специалистам, легко обучаемым и не имеющим негативных профессиональных стереотипов. Я стараюсь получить информацию не только о предыдущем месте работы, но и о месте преддипломной практики, предпочтение отдается сестрам, проходившим практику на базе нашего учреждения. Молодые специалисты легче овладевают новыми технологиями и стандартами работы. В качестве наставника чаще всего выступает сама старшая сестра или ответственная сестра по смене. Принятая на нашем отделении практика подготовки резерва старшей сестры предполагает, что все сотрудники отделения по очереди замещают старшую медицинскую сестру по определенному графику, в среднем по 66 календарных дней (очередной отпуск на Севере) В результате изменилось отношение к роли старшей медицинской сестры среди среднего медицинского персонала. Проявившим наибольшие способности и личную заинтересованность администрация рекомендует повышение квалификации по специальности “Организация сестринского дела”. В настоящее время у менеджеров первичного звена нашей больницы нет возможности материального стимулирования персонала. Тем большее значение приобретают нематериальные факторы мотивации. Значительное место среди них занимает повышение квалификации сестер, расширение их профессиональных возможностей и, соответственно, повышение их самооценки как специалиста, что благоприятно влияет на показатели мотивации персонала и эффективности работы сестринского коллектива в целом.

КОМПЛЕКСНОЕ ЛУЧЕВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИ СТЕАТОЗЕ ПЕЧЕНИ

Журба О.В., 437 гр. ЛФ, Зорин Я.П., доц., Жорина О.М., доц.

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра лучевой диагностики и лучевой терапии

Руководитель темы: доц., к.м.н. Зорин Я.П.
Стеатоз печени, или жировой гепатоз является одним из наиболее частых диффузных поражений печени. Согласно данным статистики, примерно у четверти всего взрослого населения имеются признаки жировых изменений в печени. Задачей нашего исследования было сопоставление ультразвуковых и компьютерно-томографических признаков данного заболевания на примере пациентов, проходивших лечение в клиниках СПбГМА в 2005-2006 году. Всего было проанализировано 40 наблюдений, из которых в 31 случаях была выполнена компьютерная томография.

Данные литературы свидетельствуют, что при первой стадии (легкая степень) жировой дистрофии печени поражено от 5 до 20% печеночных клеток, при второй стадии (средняя степень) - 21-40% и при третьей - 41-95% (тяжелый гепатоз). Единственным достоверным методом разграничения данных стадий в настоящее время считается гистологическое исследование при биопсии печени.

В связи с тем, что пациентам с данной патологией в условиях клиник СПбГМА биопсия печени не производится, нами предпринята попытка сопоставить компьютерно-томографические признаки стеатоза различной степени выраженности с данными ультразвукового исследования. В качестве основного дифференциально-диагностического критерия была избрана плотность печеночной ткани по шкале Хаунсфилда. Нормальной ткани печени соответствует плотность около 50НЕ, легкой степени стеатоза 43-44НЕ (обследовано 12 больных), средней степени 38-39НЕ (16 больных) и тяжелому гепатозу 30НЕ (3 больных).

Нами произведено сопоставление этих данных с результатами ультразвукового исследования этих же пациентов с целью выявления возможных признаков, которые могли бы позволить определять стадию стеатоза при ультразвуковом исследовании.

Результаты исследования показали, что при легкой степени стеатоза характерные ультразвуковые признаки наблюдались в 4 случаях из 12 подтвержденных при компьютерной томографии; при средней степени в 14 из 16, и при тяжелой степени – во всех трех случаях. В то же время, распределение выявляемых признаков было крайне неравномерными не позволило четко разграничить этих больных по стадиям патологического процесса.

Таким образом, был сделан вывод, что ультразвуковой метод даже не во всех случаях позволяет поставить диагноз стеатоза печени, а диагностика стадий развития стеатоза с использованием ультразвуковой аппаратуры дает настолько высокую вероятность ошибки, что полученные данные будут недостоверны. Решением данного вопроса может быть только обследование пациентов с помощью компьютерной томографии.



ПАТОГЕНЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ

ИММУНОКОРРЕКТОРОВ В ЛЕЧЕНИИ ТРУБНО-ПЕРИТОНЕАЛЬНЫХ ФОРМ БЕСПЛОДИЯ

Зарипов Н.Х., 711 гр. ЛФ

Ташкентская медицинская академия, г. Ташкент

Руководитель темы: к.м.н. Садыкова М.Ш.
Одной из наиболее частых причин бесплодия у женщин является нарушение проходимости маточных труб. При изучении роли общего и местного иммунитета в развитии бесплодия, обусловленного трубно-перитонеальными факторами, получены данные, что иммунологические факторы могут воздействовать на любом уровне полового тракта и могут проявлять свои антигенные свойства и вызывать иммунные реакции. В этом плане представляет интерес местное использование иммунокорректоров при проведении лапароскопических реконструктивных операций на трубах.

Цель работы: повышение эффективности реконструктивно-пластических операций на органах малого таза у пациенток с трубно-перитонеальной формой бесплодия, подвергшихся лапароскопии, путем применения иммунокорректоров в предоперационном, интра- и в раннем послеоперационном периоде.

Материалы и методы исследования: обследованы 60 женщины страдающие трубно-перитонеальной формой бесплодия, подвергшиеся к оперативному лапароскопическому лечению. Проведены клинико-лабараторные и инструментальные исследования (УЗИ, ГСГ, лапароскопия); Определяли Т и В лимфоцитов и их субпопуляций с помощью моноклональных антител, по методике Ф. Ю. Гариб и соавторов (1995).

Полученные результаты и их обсуждение: выявлено, что при ТПБ преимущественно угнетается Т-звено иммунитета на фоне неизмененных показателей В-лимфоцитов. Так, число Т-лимфоцитов достоверно снизилось до 1,2 раза. Выраженный дефицит обнаружен и в популяции Т-супрессоров и Т-хельперов: их число 1,5 раза ниже, чем в контроле. Наблюдали повышение уровня АСЛ к тканям маточных труб, как показателя наличия аутоиммунных реакций против конкретных антигенных субстанций организма. В сравнении с группой контроля их уровень повышен в 2,4 раза. Полученныые результаты свидетельствовали о необходимости проведения иммунокоррегирующей терапии. Учитывая это, нами разработана и использована комплекс предоперационной, интра- и послеоперационной иммунокоррегирующей терапии: Анализ иммунограмм больных, получивших наряду с хирургическим лечением дополнительно курс иммунокоррегирующей терапии показал, достоверную нормализацию функций разных типов иммунокомпетентных клеток и ослабление аутоиммунных реакций Известно, что объективным критерием эффективности лечения ТПБ является восстановление репродуктивной функции и наступление беременности. В группах женщин с ТПБ, пролеченных по предложенной нами схеме, беременность наступила 66,7% случаев, что в 1,7 раза чаще чем у женщин леченных традиционно (39,5%). Причем отмечено более благоприятное течение беременности, уменьшалось частота самопроизвольных абортов и угрозы прерывания беременности в 2 раза

Выводы: пациентки с ТПБ уже с первых суток послеоперационного периода нуждаются в комплексной реабилитационной терапии, одним из вариантов которой может быть использование иммунокорректоров. Проведение комплексной реабилитационной терапии с включением иммунокорректоров позволяет не только устраняет дисбаланс в иммунном статусе, но оказывает клинический эффект, выражающийся в снижении воспалительных реакций и восстановлении репродуктивной функции у женщин с ТПБ.

ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ КОФЕ НА ВАРИАБЕЛЬНОСТЬ

СЕРДЕЧНОГО РИТМА

Зарудный Н.М., 244 гр. ЛФ, Кудряшов Г.Г., 244 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра нормальной физиологии

Руководитель темы: Панькова М.Н.
В современном мире широко обсуждается проблема о влиянии употребления кофе на организм человека. Общепринято, что кофе, оказывая стимулирующее действие, вызывает учащение сердечных сокращений, способствует нарушению сердечного ритма. Некоторые исследователи приходят к заключению, что даже одной чашки кофе в день вполне достаточно для того, чтобы увеличить риск сердечно-сосудистых заболеваний. С другой стороны, в последние годы в широко масштабных исследованиях, проведенных независимо, отмечается, что не существует связи между потреблением кофе и возникновением проблем, связанных с функционированием сердечно-сосудистой системы. Более того, при умеренном потреблении кофе, по мнению проф. Салонена (Финляндия), содержащиеся в кофе антиоксиданты поддерживают работу сердца. В настоящее время хорошо известна тесная взаимосвязь между вариабельностью ритма сердца (ВСР), нейрогуморальной регуляцией и адаптивными реакциями организма. Все множество методов анализа ВСР разделяется на три большие группы: пространственно-временные (анализу подвергается участок ЭКГ с происходящими из синусового узла комплексами) и статистические методы (используются для анализа последовательностей длин RR-интервалов как ряда случайных чисел); пространственно-спектральные (анализ последовательностей RR-интервалов как периодических функций RR(t) с помощью спектральных методов); нелинейные.

Целью настоящей работы явилось исследование вариабельности сердечного ритма, основанного на анализе его структуры с помощью кардиоритмографии, при однократном употреблении кофе.

Исследование было проведено на 12 студентах 2 курса в возрасте от 18 до 21 года в дневное время. Все испытуемые были практически здоровы и находились в состоянии относительного покоя (при отсутствии выраженных стрессорных факторов). Работа выполнена на диагностическом комплексе «Валента». ЭКГ регистрировали во II стандартном отведении, параллельно осуществляли запись пневмограммы. Запись КРГ проводили до приема кофе (250 RR), сразу (250 RR)и через 10 мин. (300 RR) после приема. Зависимость ВСР от влияния вегетативной нервной системы определяли в соответствие с критериями Баевского.

В ходе проведенного исследования было показано, что более половины исследуемых исходно имели нормотонический характер регуляции, 2 чел. – значительное усиление парасимпатического влияния на ритм сердца, и у 1 чел. выявлено умеренное усиление симпатических влияний. Через 10 мин. после приема кофе у большинства исследуемых сохранился исходный характер регуляции, однако у 1 испытуемого с нормотоническим характером регуляции произошло умеренное усиление симпатического влияния, а у 3 чел. наблюдалось усиление парасимпатических влияний. Наличие экстрасистол не было зарегистрировано ни до приема кофе, ни после. Пространственно-спектральный метод позволяет выявить волновую структуру изменений сердечного ритма, которая имеет 3 типа волн с различным временем периодов колебаний. МВ1 (медленные волны I порядка, VLF) имеют центральное происхождение, отражают влияние гипоталамуса и других подкорковых структур и обусловлены различными гуморальными влияниями; МВ2 (медленные волны II порядка, LF) определяются состоянием тонуса сосудо-двигательного центра продолговатого мозга и обусловлены как симпатическими, так и частично парасимпатическими влияниями; БВ (быстрые волны, HF) отражают уровень парасимпатических влияний на ритм сердца и тесно связаны ритмом дыхания. Сразу после приема кофе у большинства исследуемых происходило увеличение МВ2 ,в среднем, на 54%; у 1/3 участников МВ1 увеличивались, однако у 2/3 наблюдалось их снижение примерно на 42%; практически у всех происходило умеренное снижение мощности БВ (на 28%). Анализ КРГ через 10 мин. после употребления кофе показал, что МВ2 остались увеличенными у 7 человек, из них у 5 чел. наблюдалось снижение этих волн по сравнению со вторым этапом пробы, а у 2 чел. происходил их дальнейший рост. Было зарегистрирована снижение вклада МВ1, практически неизмененным осталось снижение БВ у большинства испытуемых, однако у 2 чел. произошло увеличение мощности БВ(на 28%) по сравнению с уровнем, зарегистрированным до употребления кофе.

При проведении статистического анализа ВСР вычисляли величину среднего квадратичного отклонения (СКО) и индекса напряжения. После приема кофе величина СКО уменьшалась в среднем на 20.6 %, что свидетельствует о незначительном усилении симпатической регуляции, которая подавляет активность автономного контура регуляции. Наиболее чувствительным показателем к усилению тонуса симпатической нервной системы является индекс напряжения. У большинства (10 чел.) испытуемых сразу после приема кофе ИН увеличивался на 30-70 %.Однако, уже на 10 мин. после воздействия у 80% ИН не только возвращался к исходному, но и становился ниже, чем исходная величина, в среднем, на 29.5 %.

Проведенные нами исследования показали, что однократный прием кофе в дневное время молодыми людьми не приводит к нарушению ритма сердечной деятельности. У большинства исследуемых сразу после приема наблюдается усиление симпатических влияний, однако уже к 10-15 мин. происходит возвращение к исходному вагосимпатическому балансу, а в отдельных случаях – к усилению парасимпатическому влияния.



ВКЛАД АЛЛЕЛЬНЫХ ВАРИАНТОВ ГЕНА ПАРАОКСОНАЗЫ 1

В РАЗВИТИЕ ИШЕМИЧЕСКОГО ИНСУЛЬТА

Зверева В.В., 5058/2 гр. ФМФ

Санкт-Петербургский государственный политехнический университет

Руководитель темы: н.с. Родыгина Т.И.
Ишемический инсульт (ИИ), обусловленный атеросклерозом мозговых артерий, является одной из ведущих причин смертности и инвалидизации во многих странах мира, в том числе в России. Атеросклероз артерий (АА), приводящий к развитию ИИ, является мультифактериальным заболеванием, в котором существенное значение имеет генетический компонент. В патогенезе АА значительную роль играет перекисное окисление липопротеидов (ПОЛ). Одним из основных ферментов, предотвращающих ПОЛ, является параоксоназа, связанная с фракцией липопротеидов высокой плотности (ЛПВП). Учитывая роль генетических факторов в развитии АА, было сделано предположение, что аллельные варианты гена параоксоназы 1 (PON1) Q191R, L54M и C(-108)T могут вносить вклад в развитие ИИ.

Целью данного исследования явилось изучение вклада аллельных вариантов гена параоксоназы 1 (PON1) Q191R, L54M и C(-108)T в развитие ИИ.

Распределение аллельных вариантов Q191R, L54M и C(-108)T гена PON1 было исследовано в следующих группах: I) в группе больных, перенесших ИИ (134 человека, средний возраст первого проявления ИИ 42.5±10.4); II) в контрольной группе лиц без сердечно-сосудистой патологии (305 человек, средний возраст 40.6±6.3); III) в группе «успешного старения» (130 человек, средний возраст 95.1±6.4, без инфаркта миокарда и ИИ в анамнезе). ДНК выделяли из переферической крови фенол-хлороформным методом. Генотипирование проводили с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) и последующего рестрикционного анализа. Статистическая обработка полученных данных проводилась с использованием пакета программы STATISTICA версия 5.

Достоверных различий в распределении аллельных вариантов Q191R, L54M и C(-108)T гена PON1 в контрольной группе и группе «успешного старения» не обнаружено.

Распределение генотипов L54M гена PON1 в группе пациентов, перенесших ИИ, достоверно не отличалось от распределения в контрольной группе. Однако выявлено достоверное накопление генотипа 191RR гена PON1 в группе I по сравнению с группой II (9% по сравнению с 3.6% соответственно; χ2=5.35, p=0.021). У носителей генотипа 191RR гена PON1 риск развития ИИ возрастает в 2,6 раза по сравнению с носителями генотипов 191QR и 191QQ (95%ДИ:[1.2÷6.0]). Кроме того, нами обнаружено, что при сочетанном носительстве генотипа 191RR и аллеля (-108)T гена PON1 риск развития ИИ возрастает в 3,6 раза (χ2=7.53, p=0.006, 95%ДИ:[1.6÷8.0]).

Проведенное исследование позволило заключить, что носительство генотипа 191RR (Q191R) гена PON1 является независимым фактором риска развития ИИ. Сочетанное носительство генотипа 191RR и аллеля (-108)Т гена PON1 дополнительно увеличивает риск развития ИИ на 40%. Аллельные варианты L54M гена PON1 не влияют на риск развития ИИ.



Особенности клинического течения и результаты

реконструктивных вмешательств у пациентов с

атеросклерозом аорты, артерий нижних конечностей

в разных возрастных группах

Зелинский В.А., 551 ЛФ, Курчева А.А., 433 ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра общей хирургии

Руководитель темы: асс. Андреев В.В., доц. Светликов А.В.
Цель исследования. Оценить общеизвестные факторы риска и проходимость шунтов у больных с атеросклерозом аорты и артерий нижних конечностей в возрастном аспекте.

Методы. Обследовано 96 пациентов, которые в зависимости от возраста разделены на 3 группы: к I группе (n=36) отнесены пациенты моложе 50 лет, во II (n=30) включены больные в возрасте от 50 до 60 лет и III группа (n=30) представлена лицами старше 60 лет. Проходимость аортодвубедренных шунтов (АББШ) оценивалась по наличию пульсации протеза (41 пациент, из них у 27 больных операция выполнена в возрасте до 55 лет, и у 17 – старше 60).

Результаты. В I группе были выявлены различные стадии артериальной недостаточности по классификации Фонтейна – А.В. Покровского: I стадия – у 3 (8,3%) пациентов, II A стадия – у 7 (19,4%), преобладали пациенты с II Б стадией – 18 (50%), III стадия – в 5 случаях (13,9%) и IV стадия – в 3 (8,3%). Сопутствующие заболевания: ишемическая болезнь сердца (ИБС) выявлена у 26 (72,2%) пациентов, артериальная гипертензия (АГ) – у 20 (55,5%), заболевания легких – у 5 (13,9%), заболевания желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) – у 5 (13,9%), сахарный диабет (СД) – у 1 (3,3%), 34 (94,4%) пациента продолжали курить. Во II группе преобладали пациенты с II Б и III стадиями ишемии – у 10 (33,3%) и у 8 (26,6%) пациентов соответственно, I стадия отмечена в 4 (13,3%) случаях, II A – в 5(16,7%) и IV стадия – в 3 (10%). Ишемической болезнью сердца страдали 26 (86,7%) пациентов, артериальной гипертензией – 22 (73,3%), СД – 8 (26,6%), заболевания легких выявлены у 24 (80%) больных, ЖКТ – у 10 (33,3%), курили 27 (90%) пациентов. 10 (33,3%) пациентов III группы госпитализированы с IV стадией ишемии, с болями покоя (III стадия) – 8 (26,6%), II Б стадией – 7 (23,3%), с I и II А по 3 (10%) субъекта. Выявлены следующие сопутствующие заболевания: ИБС – у 28 (93,3%) пациентов, АГ – у 26 (86,4%), заболевания легких – у 25 (83,3%), патология ЖКТ – у 7 (23,3%), СД – у 11 (36,6%), курили – 25 (83,3%). Первичная 5-летняя проходимость АББШ в группе пациентов моложе 55 лет составила 37%, среди больных старше 60 лет – 57,1%.

Выводы. В I группе преобладали больные с II Б (50%) стадией ишемии, во II – c II Б и III стадиями (33,3% и 26,6% соответственно) и 59,9% пациентов старше 60 лет обратились с критической ишемией (III и IV стадии). Уже в молодом возрасте у пациентов с периферическим атеросклерозом достаточно высока частота выявления гипертонической болезни (у 55,5% больных) и сочетанного поражения коронарных сосудов (у 72,2%). С возрастом отмечается значительный скачок легочной патологии, что может усугубляться тем, что более 90% больных являются курильщиками. Послеоперационный прогноз у пациентов, оперированных в молодом возрасте существенно хуже, что подтверждается меньшей частотой 5-летней проходимости шунтов по сравнению с пожилыми пациентами (37% против 57,1%).



К ВОПРОСУ О ПРИМЕНЕНИИ ЭЛЕКТРОКАРДИОСТИМУЛЯЦИИ

Зобнина М.П., 232 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра нормальной физиологии, кафедра анестезиологии, реаниматологии и интенсивной терапии.

Руководители темы: доц. Петунов С.Г., проф. Глущенко В.А.
Сердечно-сосудистые заболевания среди лиц старше 50 лет прочно занимают первое место в мире (56 %). По данным ВОЗ ежегодно в мире от них умирают более 16 млн. человек. Значительная часть принадлежит заболеваниям, сопровождающимся нарушением сердечного ритма, в связи с чем проблема электрокардиостимуляции (ЭКС) является очень актуальной. ЭКС - это метод лечения нарушений сердечного ритма путем воздействия на миокард электрическими импульсами определенной силой тока, мощности и частоты. В зависимости от времени стимуляция может быть временной и постоянной. Временная ЭКС (ВЭКС) может быть предсердной, желудочковой и последовательной предсердно-желудочковой. Методика ЭКС также может быть разнообразной, например, кардиальная (эндокардиальная, эпикардиальная, миокардиальная, эпиперикардиальная и перикардиальная) и экстракардиальная (чреспищеводная, накожная и трансторакальная). Показаниями для проведения ЭКС являются:

1. СА-блокада высокой степени

2. АВ блокада высокой степени (АВ блокада II - II типа, субтотальная и полная). АВ блокада II - II типа возникает при тяжелых нарушениях проводимости. При этом происходит резкое увеличение интервала P-Q, т.е. наблюдается полное прекращение проведения импульса из предсердий в желудочки. АВ блокада II - II типа часто возникает при нарушении проведения импульсов на уровне ножек предсердно-желудочкового пучка и реже – при нарушении проведения в области АВ-узла. АВ блокада II - II типа может прогрессировать и сопровождаться выпадением нескольких сердечных циклов подряд. При неблагоприятном развитии АВ блокады II - II типа возможно развитие полной блокады. Полная блокада может быть проксимальной (узловой) и дистальной (подузловой или трехпучковой). При проксимальной форме ритм желудочков 40-50 в мин.; при трехпучковой форме – 20-30 в мин., аритмичный. К двухпучковым блокадам относятся: блокада левой ножки, в сочетании блокад правой ножки и передне-верхнего пучка и блокад правой ножки и задне-нижнего пучка Гиса.

3. Брадиаритмии на фоне различной интоксикации

4. Аритмии, вызванные антиаритмическими препаратами

5. Нестабильность гемодинамики и/или потеря сознания (синдром МЭС)

В нашей работе мы проанализировали использование ВЭКС при разных клинических условиях. Мы исследовали двух больных с эндокардиальной ВЭКС. В первом случае пациентка 76 лет поступила в клинику в порядке скорой помощи. На ЭКГ выявлен синдром Фредерика (фибрилляция предсердий на фоне полной АВ-блокады). Частота желудочковых сокращений 28 уд/мин, АД - 80/40 мм рт. ст. На догоспитальном этапе дважды наблюдался синдром МЭС. Из анализов известно, что в течение 5 лет – постоянная форма фибрилляции предсердий, поэтому больная постоянно принимает глюксин (1/2 таблетки 5 раз в неделю утром), ренитек (5 мг 2 раза в день). Нынешнее ухудшение состояния в течение 4 часов. Учитывая развитие полной АВ-блокады на фоне постоянной формы фибрилляции предсердий, нестабильность гемодинамики и наличие синдрома МЭС, показано проведение ВЭКС. В асептических условиях под местной анестезией пунктирована правая подключичная вена из подключичного доступа. Заведен интрадьюссер 8F, ток крови свободный, ЦВД – 20 см водного столба. Через просвет итрадьюссера заведен зонд-электрод, под контролем эндограммы достигнут плотный контакт с эндокардом правого желудочка. Подключен кардиостимулятор “Medtronic”. Определена пороговая сила тока 2 мА, начата стимуляция в режиме VVI – 4 мА, ЧСС – 70 уд/мин, АД – 110/70 мм рт. ст. Стимуляция эффективна.

Во втором случае пациент 56 лет поступил в реанимацию в 10 утра с клиникой и ЭКГ-картиной острого инфаркта миокарда (ИМ) передней перегородочной области левого желудочка. Ангинозный синдром с 6 утра. На ЭКГ полная АВ-блокада с частотой сокращения желудочков 48 уд/мин, АД – 100/60 мм рт. ст. Приступов МЭС не было. Учитывая сроки развития острого ИМ, проведен системный тромболизис альтеплазой в дозе 100 мг. После проведения системного тромболизиса наблюдалось урежение ЧСС до 28 уд/мин, потеря сознания, АД – 70/40 мм рт. ст. Учитывая данные показатели, решено провести ВЭКС по жизненным показаниям. Навязана стимуляция в режиме VVI - 4,5 мА, ЧСС – 70 уд/мин, АД – 100/60 мм рт. ст. Пациент в сознании, адекватен, ориентирован.

Таким образом, электрокардиостимуляция является современным эффективным методом лечения нарушений сердечного ритма при отсутствии эффекта от терапии лекарственными средствами.

ПОВТОРНЫЕ ОПЕРАЦИИ В НЕОТЛОЖНОЙ ХИРУРГИИ ОРГАНОВ

БРЮШНОЙ ПОЛОСТИ

Золотарёва Е.В., 520 гр. ЛФ

Иркутский Государственный Медицинский Университет, Иркутск

Руководитель темы: проф., д.м.н. Миронов В.И.
Своевременная диагностика и лечение осложнений, возникших после оперативных вмешательств, выполненных по поводу острых хирургических заболеваний органов брюшной полости представляет собой сложную и далеко не решенную клиническую задачу. Релапаротомия до сих пор является важнейшим и наиболее эффективным методом устранения возникших в послеоперационном периоде патологических состояний, угрожающих жизни больного. Целью исследования явился анализ причин, частоты и показаний к релапаротомиям, выполненным у пациентов, оперированных по поводу экстренных хирургических заболеваний в клинике общей хирургии ИГМУ. Клиника оказывает круглосуточную ургентную помощь населению г. Иркутска шесть дней в неделю. За период 2001 – 2004 годов выполнено 7678 оперативных вмешательств, релапаротомии по поводу различных послеоперационных осложнений проведены у 87 (1,1%) пациентов. У 24 пациентов (29%) первичные операции были выполнены по поводу осложнений язвенной болезни, у 17 пациентов (21,8%) – при патологии желчных путей, у 14 пациентов (18%) – при острой кишечной непроходимости, у 13 пациентов (17,2%) – при деструктивном панкреатите, у 7 пациентов (8,%) – при остром аппендиците, у 6 (7,1%) – при острых нарушениях мезентериального кровообращения, и у 6 (7,1%) пациентов первичные операции были выполнены по поводу ущемленных грыж брюшной стенки. Показаниями к повторным операциям явились в 24,5% случаев (21 пациент) несостоятельность швов, в 16,7% (16) – продолжающийся перитонит, в 14,4% (14) – внутрибрюшные кровотечения, в 12,6% (11) – ранняя спаечная кишечная непроходимость, в 11,2% (9) – перфорация кишечной стенки различного генеза, в 10% (8) – сформированные гнойники в брюшной полости, в 8,1% (6) – эвентрация, в 2,5% (3) – прогрессирующий панкреонекроз. В 13,7% случаев (12 пациентов) наблюдений релапаротомия выполнялась через сутки после первой операции, в 12,5% (11 пациентов) – на 2 сутки, в 21,7% (19 пациентов) – на 3 – 4 сутки, в 17,1% (15 пациентов) – на 5 сутки и в 35,0% (30 пациентов) наблюдений релапаротомии были выполнены через 5 суток и более после первичной операции. Общая летальность составила 42,52% (37). Таким образом, основной целью проводимых повторных операций явилась диагностика и ликвидация возникших послеоперационных осложнений, коррекция прогрессирующей хирургической патологии, наиболее часто релапаротомии выполнялись по поводу несостоятельности швов и продолжающегося перитонита. Летальность среди пациентов, подвергнутым повторным оперативным вмешательствам по–прежнему остается высокой.

МИКРОБИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПОВЕРХНОСТЕЙ

МЕТОДОМ АГАРИЗОВАННЫХ ФИЛЬТРОВ ПО Л.И.АДЕЛЬСОН

Зюсь Ольга, Рыжикова Мария, 11 класс

Лицей № 179 при СПбГМА им. И. И. Мечникова

Руководители темы: к.м.н. Федорова З.М., к.б.н. Обуховская А.С.
Целью настоящего исследования являлось изучение микробной обсемененности поверхностей предметов в помещениях лицея № 179 и лаборатории кафедры микробиологии медицинской академии.

Задачами исследовательской работы являлись:



  1. Подтверждение рациональности методического подхода Л.И. Адельсон для микробиологического исследования поверхностей.

  2. Проведение сравнительного анализа степени загрязненности поверхностей исследуемых предметов в утренние и вечерние часы.

  3. Анализ полученных данных и выводы о степени загрязнения поверхностей помещений лицея № 179 и кафедры микробиологии медицинской академии имени И.И.Мечникова.

Качественная и количественная характеристики микробной обсемененности поверхностей была получена нами при самостоятельном исследовании учебных и вспомогательных помещений лицея № 179 Калининского района и санитарно-микробиологической лаборатории СПбГМА имени И. И. Мечникова. Исследования проводились в течение 2004 года с 1января по 1 октября 2005 года.

Пробы с поверхностей в каждом помещении отбирали во второй половине дня (с 14.00 до 16.00). Точки для отбора проб выбирали с учетом максимального риска проникновения патогенных микроорганизмов в организм находящихся в помещении людей (в классах – на партах; в столовой – на буфете, столах, посуде).

Выводы


  1. В нашем исследовании использовался метод отпечатков, который предпочтителен методу смывов по ряду причин:

    • метод смывов в отличие от метода отпечатков не предусматривает непосредственного контакта питательной среды с исследуемой поверхностью, что приводит к увеличению количества промежуточных операций, которые могут быть источниками дополнительных ошибок, влияющих на точность результатов;

    • метод отпечатков значительно упрощает процедуру исследования.

Существует несколько разновидностей метода отпечатков, из которых наиболее совершенным, по нашему мнению, является метод мембранных фильтров по Л.И.Адельсон.

Исследования проводились не только на плоских горизонтальных (парта, стол), но и на вертикальных (дверь, ручка двери) и рельефных (чашка, ложка) поверхностях. Поэтому метод агаризованной заливки (метод Сомова) был нерационален, так как основан на применении растопленной питательной среды, которая растекается и к тому же портит исследуемые поверхности, оставляя не смывающиеся следы.

Метод контактных чашек Петри “Бактотест” является дорогостоящим, так как ванночки “Бактотест” изготовленны из пластмассы, что не позволяет подвергать их обработке высокой температурой.

Таким образом, метод мембранных фильтров по Л.И.Адельсон является наиболее простым, практичным и дешевым.

2. При оценке обсеменения поверхности бактериями в утреннее и вечернее время, выявлены незначительные отклонения в сторону увеличения обсеменености к концу дня.

3. Результаты показали, что в исследуемых помещениях наблюдается обсемененость БГКП и стафилококками. В литературе мы не встретили нормативов по предельно допустимым нормам бактериальной обсеменености в учебных помещениях, но знаем, что в пищеблоке не должно быть кишечных палочек, так как они являются санитарно-показательными микроорганизмами фекального загрязнения.

Исследования показали, что требуется проводить более тщательную и качественную уборку, усилить контроль за соблюдением санитарно-гигиенического режима в помещениях лицея № 179, особенно в пищеблоке.

Оптимальность основных физиологических функций организма с позиции принципа золотого сечения

Иванов С.В., 645 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра пропедевтики внутренних болезней с курсами гастроэнтерологии и эндоскопии

Руководитель темы: проф., д.м.н. Ткаченко Е.И.
Золотое сечение  это такое деление отрезка, при котором его длина относится к большей части так же, как большая часть к меньшей. В численном виде это соотношение представляет собой иррациональную дробь, примерно равную 1,618. Золотое сечение, помимо данного числа, включает в себя и определенный числовой ряд, в которой, начиная с цифры 1, каждое следующее число получают сложением двух предыдущих (отношение каждого последующего члена этого ряда к предыдущему стремится к 1,618).

Принцип золотого сечения просматривается как в морфологии анатомических структур организма (в соотношении линейных размеров человеческого тела: длины плеча, предплечья и кисти, кисти и пальцев, соотношение частей лица и т.д.), так и в динамике физиологических процессов. В конце 90-х гг. ХХ века при изучении вопросов, касающихся самоорганизации сложных систем, в том числе и биологических, при помощи математического аппарата было установлено, что соответствие принципу золотого сечения является одним из факторов их стабильности и устойчивого функционирования.

Принцип золотого сечения, в применении к биологическим системам, включает в себя: кривую изменения какого-либо параметра системы (например, график изменения кислотности желудочного сока после приема пищи, кривая диссоциации оксигемоглобина), узловые значения параметров (пики распределения молекулярных масс белков организма человека), а также взаимное соотношение частей системы (соотношение плазматического и глобулярного объемов крови, соотношения фаз нарастания и спада диуреза, соотношение продолжительности систолы и диастолы).

Целью исследования являлось рассмотрение ряда основных функций организма человека, соответствующих принципу золотого сечения, с целью оценки оптимальности функционирования данной системы при условии ее соответствия этому принципу.

Материалом для исследования явились числовые значения по некоторым функциональным показателям организма человека, в норме соответствующим принципу золотого сечения: соотношение систолического и диастолического артериального давления (близко к 1.5), соотношение систолы и диастолы (близко к 1.62), гематокрит (близко к 1,5) и ряд других. Числовые данные были взяты из медицинской справочной литературы. В исследование были включены усредненные нормальные показатели. Соотношения соответствующих принципу золотого сечения нормальных показателей сравнивались с соотношениями тех же показателей, но возникающих при различных патологических процессах.

В результате исследования было доказано, что при соответствии данных показателей пропорции золотого сечения функционирование данной системы действительно происходит с максимальной эффективностью, с наименьшими энергозатратами и наиболее устойчивым способом: при таком соотношении систолы и диастолы потребление кислорода на единицу производимой сердцем работы сведено к минимуму; такое соотношение систолического и диастолического давлений обеспечивают адекватную гемодинамику и т.д. Причем, как правило, чем больше отстоит данное соотношение от цифр, близких к золотому сечению, тем более неустойчивой и менее эффективной становится данная система.



Трудности диагностики инфекционного эндокардита

Иванова Ж.В., 435 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра факультетской терапии с курсом интервенционной кардиологии

Руководитель темы: асс., к.м.н. Бурак Т.Я.
Инфекционный эндокардит (ИЭ) остается одним из труднодиагностируемых заболеваний, несмотря на внедрение в практику эхокардиографии (ЭхоКГ). По литературным данным, при первичном обращении к врачу правильный диагноз ставится лишь у 19,0 – 34,2% больных. У больных в возрасте до 50 лет диагностические ошибки составляют 25%, старше 50 лет составляют 50%. Одной из основных причин поздней диагностики является полиморфизм клинической картины заболевания. Разнообразные сочетания сим­птомов системной инфекции, сосудистых повреждений и иммунных проявлений придают индивидуальную окраску каждому конкретному случаю. К тому же каждый возбудитель привносит свои характерные особенности в вызываемую клиническую картину. Также существует целый ряд заболеваний протекающих с лихорадочной реакцией и сходными клиническими проявлениями, весьма затрудняющими своевременную диагностику. В ряде случаев на начальном этапе болезни на первый план выходят экстракардиальные проявления – поражение центральной нервной системы, почек, печени, легких и других органов – и лишь затем появляется симптоматика поражения клапанного аппарата сердца. Для правильной и своевременной диагностики инфекционного эндокардита необходим анализ всей клинической картины заболевания, анамнестических данных, результатов лабораторных и инструментальных методов исследования. Чувствительность двухмерной трансторакальной ЭхоКГ в выявлении вегетации составляет 71,4—81% при специфичности 85—91%. Чреспищеводная ЭхоКГ зарекомендовала себя самым чувствительным ультразвуковым методом выявления и оценки вегетации на клапанах сердца.

В прошлом классическими признаками инфекционного эндокардита считалась триада симптомов: лихорадка, анемия, шум. В настоящее время наибольшее распространение в клинической практике получили так называемые Duke-критерии диагностики инфекционного эндокардита, отражающие современные возможности диагностики этого заболевания.



Нами было проанализировано 2 случая ИЭ у пациентов, находившихся на лечении в больнице Петра Великого на отделении для лечения больных инфарктом миокарда, при которых отмечались трудности в диагностике ИЭ. 1. Пациент С., 34 лет, поступил в клинику 26.12.03. В анамнезе: в ноябре – повышение температуры тела до 39-40С. Госпитализирован в больницу Боткина, где состояние было расценено как стафилококковый сепсис. Получал ванкомицин в течение 5 дней с хорошим клиническим эффектом, отмечалось снижение температуры. Пациент был выписан на амбулаторное лечение. В дальнейшем, после выписки, вновь отметил повышение температуры до 40°C, повторно госпитализирован в больницу Боткина с тем же диагнозом, получал терапию ванкомицином, цефалоспоринами, меронемом на протяжении 1,5 недель без отчетливого эффекта. ЭхоКГ не выполнялась. В последующем сохранялись подъёмы температуры до фебрильных цифр. 26.12.03 г. самостоятельно обратился в больницу им. Петра Великого. При обьективном исследовании выслушивался легкий шум в проекции трикуспидального клапана. Больной был госпитализирован по неотложным показаниям с подозрением на септический эндокардит. По результатам посева крови (на высоте лихорадки 42°C) выявлен рост St. aureus, чувствительного к ванкомицину и оксациллину. Начата терапия ванкомицином (2г/сут.) и диоксидином (600 мг/сут.). На фоне проводимой терапии продолжали сохраняться «свечки» температуры до 39-40° C, на высоте которых из крови повторно высевался St. aureus. В клинике при тщательном сборе анамнеза выяснено, что до заболевания в ноябре имела место в/в инъекция. При повторных трансторакальных ЭхоКГ выявлялась трикуспидальная недостаточность, вегетаций обнаружено не было. Выполнена чреспищеводная ЭхоКГ: доказан инфекционный эндокардит с поражением трикуспидального клапана и формированием недостаточности IV степени. Т.о., в данном случае имела место поздняя диагностика ИЭ (диагноз был поставлен только спустя 1,5 месяца с момента первого повышения температуры). Факторами, препятствовавшими постановке диагноза, могли послужить неполное обследование в ранние сроки заболевания (не выполнялась ЭхоКГ), а также тот факт, что визуализировать вегетации удалось только при чреспищеводной ЭхоКГ. 2. Пациентка Г., 38 лет, поступила на лечение в клиническую больницу имени Петра Великого на отделение сосудистой хирургии 12.02.04 г. в экстренном порядке в связи с развитием острой ишемии левой нижней конечности. В анамнезе: в августе 2003 г. после удаления зуба отмечала появление субфебрильной лихорадки, слабость, потливость. К врачам не обращалась. В сентябре 2003 г. эпизод повышения температуры тела до 39°C, который связала с ОРВИ. В течение октября сохранялась слабость, потливость. В конце октября появились боли в икроножных мышцах, в паху, больная обратилась к участковому врачу, выполнено УЗИ малого таза, реовазография, рекомендован прием нестероидных противовоспалительных препаратов. В начале февраля появились резкие боли в нижних конечностях, при минимальной физической нагрузке и в покое, что послужило причиной госпитализации в отделение сосудистой хирургии. Диагностировано окклюзионное поражение правой подвздошной артерии, поверхностной бедренной артерии слева, подколенной артерии слева, задне-берцовой артерии слева. На фоне лечения болевой синдром в нижних конечностях существенно уменьшился, однако появились признаки бивентрикулярной сердечной недостаточности (одышка, увеличение печени, отеки нижних конечностей). 11.03.04 больная была переведена в клинику кардиологии для лечения и обследования. В клиническом анализе крови выявлялась анемия (Hb 104 г/л), посевы крови были стерильны. При трансторакальной ЭхоКГ на аортальных полулуниях лоцировались крупные вегетации размером 3,5*1,7см. Диагностирован подострый септический эндокардит аортального клапана с формированием аортальной недостаточности IV ст. и неполной обструкцией аортального клапана вегетацией, что обуславливало картину аортального стеноза. Также имела место тяжелая митральная регургитация, вследствие относительной недостаточности клапана.

Выводы: 1. Диагноз ИЭ зачастую устанавливают лишь на стадии развернутой клинической картины болезни. Отчасти это может быть обусловлено отсутствием настороженности у врачей в отношении ИЭ, что отмечалось в первом представленном случае. От первых признаков ИЭ до постановки диагноза обычно проходит 1,5 – 2,5 месяца. Поздняя диагностика и в связи с этим поздно начатое лечение ведут к плохому прогнозу. 2. ИЭ в ряде случаев манифестирует своими осложнениями, такими как тромбоэмболии, что наблюдалось во втором проанализированном нами случае. 3. Развернутая клиническая картина ИЭ может сопровождаться стерильными посевами крови, что также затрудняет диагностику. 4. Чреспищеводная ЭхоКГ позволяет улучшить визуализацию мелких вегетаций (менее 5 мм) и обнаруживать их чаще, чем при трансторакальной ЭхоКГ.



К ВОПРОСУ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ЭХОКАРДИОГРАФИЧЕСКИХ И ЛАБОРАТОРНЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ У БОЛЬНЫХ

ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ II И III СТАДИИ

Иванова М.А., 433 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра факультетской терапии

Руководители темы: к.м.н. Бурак Т.Я., Иванова Т.В.
В настоящее время во всём мире сохраняется высокая заболеваемость и смертность при сердечно-сосудистых заболеваниях, в том числе гипертонической болезни (ГБ). Особенно высокий риск имеют больные с поражением органов-мишеней, то есть пациенты со II и III стадиями ГБ. Поэтому актуальным является изучение особенностей изменения показателей, отражающих степень поражения органов-мишеней.

Целью данного исследования явилось изучение ряда инструментальных и лабораторных показателей у больных с гипертонической болезнью II и III стадий.

Материал и методы: Обследовано 86 пациентов, проходивших лечение в клинике кардиологии больницы им. Петра Великого. Средний возраст обследованных - 60,24+-12,12 лет. Все больные имели синусовый ритм. Гипертоническая болезнь II стадии (группа 1) имела место у 38 пациентов, гипертоническая болезнь III стадии (группа 2) - у 48 пациентов. Группу сравнения составили 31 пациент без гипертонической болезни (группа 3), имеющие ИБС в форме стенокардии напряжения II и III ф.к. У больных 2 группы III стадия была обусловлена перенесённым инфарктом миокарда: Q нижний инфаркт - у 25 пациентов (52%) , Q передне-боковой - у 7 пациентов (15%), не Q передний - у 12 пациентов (25%), не Q нижний - у 4 пациентов (8%). У больных 1 группы ГБ сочеталась со стенокардией напряжения: II ф.к. - у 21 пациента (55%), III ф.к. - у 17 пациентов (45%). У всех пациентов выявлялась сердечная недостаточность III ф.к. по NYHA. Всем пациентам проводилось эхокардиографическое обследование по стандартному протоколу, определялся уровень холестерина, триглицеридов, ЛПНП и ЛПВП. Статистическая обработка проводилась с помощью пакета анализа Microsoft Excel. Различия в группах выявлялись при помощи двухвыборочного t-теста с различными дисперсиями, результаты представлены в виде M±m – где М- среднее значение, m- стандартное отклонение (достоверными считались различия при, p<0,05). Также изучались корреляции данных показателей.

Результаты. При сравнении уровня холестерина в исследуемых группах достоверных различий выявлено не было (группа 1- 5,56 ммоль/л; группа 2- 5,48 ммоль/л; группа 3 – 5,71 ммоль/л). Также не было выявлено различий при сравнении уровня ЛПВП в исследуемых группах (группа 1- 1,06±0,29 ммоль/л; группа 2 - 1,09±0,20 ммоль/л; группа 3- 1,19±0,36 ммоль/л), ЛПНП (группа 1- 3,76±1,14 ммоль/л; группа 2 - 3,62±1,03 ммоль/л; группа 3- 4,04±1,60 ммоль/л), размерах левого предсердия (группа 1- 35,3±2,14 мм; группа 2 - 39,6±3,90 мм; группа 3- 41,0±3,90 мм), ФВ (группа 1- 63±10%; группа 2 - 61±13%; группа 3- 62±17%).

Выявлены следующие корреляционные зависимости между уровнем холестерина и ЛПНП r=0,67, p<0,05, между ЛПВП и ЛПНП r=0,44, p< 0,05 у всех обследованных. У больных гипертонической болезнью III стадии в сочетании с инфарктом миокарда отмечалась значимая отрицательная корреляция между размерами левого предсердия и фракцией выброса (r=-0,38, p<0,05), что может отражать процессы ремоделирования. У больных гипертонической болезнью без инфаркта миокарда размер левого предсердия и фракция выброса имеют сильную положительную корреляцию (r=0,8, p<0,05), что может отражать вклад левого предсердия в формирование фракции выброса левого желудочка при наличии диастолической дисфункции.

Выводы: у больных гипертонической болезнью наблюдался более высокий уровень триглицеридов по сравнению с пациентами без ГБ. При разных стадиях ГБ отмечался различный характер зависимости между размером левого предсердия и фракцией выброса левого желудочка.







Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   41


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница