Особенности медицины труда при добыче



страница24/41
Дата21.05.2016
Размер3.36 Mb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   41

Особенности медицины труда при добыче

и обработке асбеста


Наумов И.А., 604 гр. МПФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра профессиональных болезней


Руководитель темы: доц., к.м.н. Лашина Е.Л.
Ежегодно в мире извлекается около 6 миллионов тонн асбеста. По литературным данным, существует несколько типов асбеста: серпентины (змеевики) или белый асбест (наиболее часто используется в промышленности его разновидность хризотил) и амфиболы или голубой асбест, такие как кроцидолит и амозит. В России, в отличие от других стран мира, добывается и используется, за исключением начального периода, только хризотиловый асбест. Как было доказано в 30-х гг. XX в., все асбестовые волокна вне зависимости от их минералогического происхождения являются канцерогенами. Основными болезнями, спровоцированными вдыханием асбестовых волокон, являются асбестоз, карцинома легких, мезотелиома. Данные приведены на основании статистического анализа количества больных, данных опытов на животных и упорядочены согласно следующим критериям: степень влияния на организм (концентрация волокон в рабочих помещениях и жилом пространстве, среднее количество вдыхаемых в год волокон), биологическая устойчивость в тканях, длина волокон, их диаметр, степень проникновения в ткани. В 1995 году по инициативе Российской Академии Медицинских Наук был начат совместный проект Российско-финско-американского сотрудничества. Исследования, выполненные в 1995-1997 годах Финским институтом медицины труда, Американским национальным институтом медицины труда и безопасности, двумя Российскими институтами медицины труда, не выявили каких-либо существенных различий в подходах, количественных и качественных оценках условий труда и состояния здоровья работающих на примере горно-обогатительного комбината «Ураласбест», производящего более 25 % асбеста России (Измеров Н.Ф., Домнин С.Г., Еловская Л.Т., Милишникова В.В., Бурмистрова Т.Б., Ковалевский Е.В., Кашанский С.В., 2002). При обследовании большого коллектива рабочих по добыче и обогащению хризотилового асбеста (2003 человека), проработавших десятки лет в условиях интенсивного воздействия пыли, были отмечены только единичные признаки изменений в состоянии здоровья, связанные с воздействием асбеста. Материалы, на которых основывается заключение о равной биологической активности амфиболов и хризотила и чрезвычайно высокой опасности последнего для человека, заслуживают более внимательного рассмотрения. Большинство этих материалов основано на оценке последствий профессионального и непрофессионального контакта с асбестом в промышленно развитых странах.

Существует большое количество исследований, проведённых на группах работающих, контактировавших с амфиболовыми асбестами, особенно с крокидолитом и амозитом, в которых было выявлено повышение частоты заболеваний раком всех локализаций, преимущественно органов дыхания и злокачественной мезотелиомой плевры («European Communities – Measures Affecting Asbestos and Asbestos – Containing Products» / Report of the Panel / World Trade Organization / WT/DS135/R (00-3353) / 18 September 2000; «Recent Assessments of the Hazards and Risks Posed by Asbestos and Substitute Fibres, and Recent Regulation of Fibres Worldwide, Oxford ).

Проведённый литературный анализ показал, что проблема воздействия хризотилового асбеста на организм человека является чрезвычайно актуальной и требует продолжения исследований.


Выявляемость урогенитальных микоплазм у женщин
и их половых партнёров


Недельская С.Г., 543 гр. ЛФ, Гагарина О.Ю., 543 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра акушерства и гинекологии № 1

Руководитель темы: к.м.н. Рищук С.В.


В последние годы значительно возросла частота урогенитального микоплазмоза (Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealyticum) у женщин и мужчин. Особые затруднения вызывает диагностика данной инфекции в пределах половой пары. Решение гинекологических проблем у пациенток нередко напрямую связано с инфекционным заболеванием мочеполовой системы у их партнёров. Литературные данные по встречаемости клинико-лабораторных показателей урогенитального микоплазмоза у женщин и их половых партнёров остаются противоречивыми.

В связи с выше изложенным, целью настоящего исследования явился сравнительный анализ выявляемости основных лабораторных тестов, подтверждающих диагноз урогенитального микоплазмоза у женщин и их половых партнёров.

Обследовано 259 женщин и их партнёров репродуктивного возраста, продолжительно (более 3 месяцев) ведущих половую жизнь без использования барьерных методов контрацепции. Определялись следующие показатели: ДНК M. hominis и U. urealyticum в половых путях, а также их обсеменённость в культуральном тесте: у женщин – в соскобах из цервикального канала, влагалища и уретре; у мужчин – в соскобе из мочеиспускательного канала и в секрете предстательной железы. ДНК Mycoplasma hominis, Ureaplasma urealyticum определяли с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) с использо­ванием диагно­стических систем НПФ «Литех» (Москва). Количественный учёт микоплазм проводили с помощью набора для идентификации и дифференциального титрования генитальных микоплазм «MYCOPLASMA DUO» Sanofi diagnostics Pasteur согласно инструкции к указанным тест-системам. Минимальным диагностически значимым титром для микоплазм и уреаплазм был принят показатель 104 единиц изменения цвета в миллилитре (ЕИЦ/мл). У всех пациенток исследованы микроскопически мазки из влагалища и цервикального канала общепринятым методом. Статистический анализ осуществляли применением критерия Фишера и Хи-квадрат.

ДНК микоплазм (M.hominis) в половых путях в изолированном виде была идентифицирована у 24 (9,3±1,8%) из 259 женщин, из которых у 15 (62,5±9,9%) с обсеменённостью 104 и более ЕИЦ/мл., у остальных – менее 104 ЕИЦ/мл. Уреаплазмы в ПЦР в изолированном виде были выявлены у 78 (30,1±2,9%) женщин, из которых у 56 (71,8±5,1%) с обсеменённостью половых путей 104 и выше ЕИЦ/мл, у остальных – в титре менее 104. Необходимо отметить, что общая выявляемость уреаплазм в изолированном виде у пациенток в 3,3 раза преобладала над высеваемостью M.hominis (p<0,001), а удельный вес случаев обсеменённости в титре 104 и более ЕИЦ, по сравнению с количеством патогена менее 104, в представленных группах достоверно преобладал (в 2,5 раза) только по U.urealyticum (p<0,001). Присутствие одновременно обоих разновидностей микоплазм в ПЦР (M.hominis и U.urealyticum) было выявлено у 33 (12,7±2,1%) из 259 женщин, из которых чаще всего (у 18) эти разновидности микоплазм находились в количестве 104 и более ЕИЦ/мл. По сравнению с предыдущим вариантом, в 9 раз реже определилось сочетание M.hominis с уровнем обсеменённости 104 и выше и U.urealyticum с количеством менее 104, в 2,6 раза – M.hominis с обсеменённостью менее 104 и U.urealyticum с последней 104 и более ЕИЦ, в 3 раза реже – M.hominis и U.urealyticum с количественным показателем менее 104 ЕИЦ/мл (p<0,05). По частоте встречаемости 3 последние группы женщин достоверно не отличались между собой. Необходимо отметить, что количество у женщин с изолированным определением M.hominis достоверно не отличалось от последнего с сочетанием M.hominis и U.urealyticum. Однако удельный вес пациенток с изолированным определением уреаплазм в 2,4 раза преобладал над количеством случаев с сочетанием в их половых путях обоих разновидностей микроорганизмов (p<0,001).

Положительный ПЦР-тест по M.hominis в изолированном виде у мужчин был представлен только в 3 (1,2±0,7%) случаях из 259, из которых в 2 – с обсеменённостью менее 104 ЕИЦ/мл. В 13 раз чаще идентифицировалась уреаплазма в изолированном виде (у 39 мужчин). Из них почти у половины (у 18) была обсеменённость менее 104 ЕИЦ, у остальных 21 пациента – 104 ЕИЦ и более. Единичные случаи (три) имели место с идентификацией одновременно обоих разновидностей микоплазм, из которых в 2 – с выраженной обсеменённостью. Обращает внимание преобладание случаев изолированного выявления уреаплазм над сочетанным с M.hominis в 9 раз (p<0,001).

При сравнении количественных показателей по микоплазмозу у женщин и мужчин, выявлено значительное преобладание частоты встречаемости микоплазм и уреаплазм у пациенток соответственно в 9,5 и 2,6 раза, причём, как изолированно, так и сочетанных их вариантов (p<0,001и <0,05). При этом, по численности группы женщин с изолированным определением M.hominis и U.urealyticum, а также идентификацией одновременно обоих видов с обсеменённостью половых путей 104 ЕИЦ и более преобладали над аналогичными показателями у мужчин соответственно в 15, в 2,7 и 8,6 раза (p<0,001). Группы женщин и мужчин с таким же видовым составом патогенов, но с обсеменённостью менее 104 ЕИЦ по количеству достоверно не отличались между собой.

Таким образом, частота встречаемости уреаплазм (в т.ч. в изолированном виде) значительно преобладает над частотой обнаружения M.hominis в половых путях как у женщин, так и у мужчин. Значительно чаще M.hominis и U.urealyticum как в изолированном виде, так и в сочетанном варианте, выявлялись у женщин, чем у мужчин. Причём различие имеет место преимущественно в группах больных, в которых наблюдалась обсеменённость половых путей в титре 104 ЕИЦ/мл и выше.

ОРГАНИЗАЦИЯ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ ДЕТЯМ С

ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ

Нестерова И.В.

Северный государственный медицинский университет, кафедра общественного здоровья и здравоохранения

Руководитель темы: д.м.н. Светличная Т.Г.
Уровень цивилизованности общества во многом определяется его отношением к лицам, имеющим недостатки в умственном и физическом развитии, и, прежде всего, к детям-инвалидам. Создание условий для их обучения, воспитания, успешной и своевременной коррекции нарушений в развитии, начиная с раннего детского возраста, социально-трудовой адаптации и последующей интеграции в общество относится к важнейшим задачам любого современного государства и мирового сообщества в целом. По данным экспертов ООН лица с ограниченными жизненными и социальными функциями составляют около 10% населения земного шара, т.е. около 500 млн человек, из них более 100 млн - дети в возрасте до 16 лет.

Рост и высокая распространенность детской инвалидности обусловливают необходимость совершенствования организации медико-социальной помощи детям-инвалидам, разработки рекомендаций по улучшению ее качества и доступности. В связи с этим в нашей стране предпринимаются определенные усилия по повышению эффективности, доступности и качества медико-социальной помощи лицам со значительными ограничениями жизненных и социальных функций.

Для выявления фактического и необходимого объемов медико-социального обеспечения детей с разной степенью выраженности социальной дезадаптации нами проведено рандомизированное исследование. Сведения были получены методом интервьюирования с помощью специально разработанной статистической «Карты изучения медико-социальной помощи детям с ограниченными возможностями». Всего была заполнена 361 карта, что составило 32% от общей численности детей-инвалидов, проживающих в Архангельске на 01.01.05г.

Основополагающее значение в комплексе мероприятий, направленных на адаптацию ребенка-инвалида к условиям социума, имеет медицинская реабилитация. Она направлена на восстановление и компенсацию утраченных функциональных возможностей организма и осуществляется участковым врачом-педиатром совместно с врачом-специалистом, ими непосредственно составляется индивидуальная программа медицинской реабилитации ребенка, контролируется ее проведение и анализируется эффективность.

Важным критерием в оценке качества медицинской помощи является показатель удовлетворенности пациентов от взаимодействия с системой здравоохранения. Изучение мнения родителей детей-инвалидов свидетельствует о недостатках в организации медицинского обслуживания их детям. Подавляющее большинство родителей (78,4%) не удовлетворены ни объемом, ни качеством оказываемой их детям медицинской помощи. Наиболее частыми причинами неудовлетворенности являются недостатки в организации медицинской помощи (57,7%): ограничение доступности специализированных видов помощи и недостаток лекарственных средств (40,9%), а также удаленность лечебного учреждения от места проживания и длительное ожидание в очередях (16,8%).

Недопустимым нарушением медицинской этики является некорректное поведение медицинских работников. К сожалению, почти половина родителей отметила недостаток внимания со стороны работников здравоохранения и бестактность медицинского персонала (42,3%).

Несмотря на декларированную ответственность работников первичного звена детского здравоохранения за здоровье проживающего на их участке контингента, роль координатора по оказанию медицинской помощи часто не исполняется. Подавляющее число респондентов (75,6%) указало на отсутствие патронажных посещений медицинскими работниками. Семьи, в которых воспитывается ребенок с ограниченными возможностями, участковый врач-педиатр посещает только на основании вызова, и вообще не посещают ребенка-инвалида врачи-специалисты, социальные работники, педагоги, психологи.

Необходимым компонентом медицинской реабилитации детей с ограниченными возможностями является санаторно-курортное лечение. Лечебно-оздоровительная деятельность санатория направлена на активацию защитно-приспособительных реакций организма, восстановление утраченных функций, нормализацию физического развития, что способствует повышению качества жизни больного ребенка, предупреждению рецидивов и обострений болезни. Однако доступность санаторного этапа реабилитации и его объем не соответствуют настоящим потребностям детей-инвалидов. Результаты исследования показали, что ежегодно получают санаторно-курортное лечение лишь 19,3% детей, каждый третий ребенок получал путевку всего один раз (36,3%) и ни разу не пользовались данным видом льгот половина детей (44,4%). Причинами недоступности санаторного-курортного лечения для детей, нуждающихся в восстановительном лечении, являются недостаточное количество специализированных санаториев для детей с ограниченными возможностями, недостаток материальных средств в местных бюджетах и ограниченные финансовые возможности семей, воспитывающих тяжелобольного ребенка. Большинство санаториев рассчитаны на пребывание ребенка без матери, что затрудняет проведение реабилитационного процесса, а порой может привести к ухудшению состояния здоровья пациента в связи с отрывом от семьи. Очень важным является тот факт, что совершенно не охвачен санаторным этапом реабилитации контингент детей-инвалидов старше 14 лет, для них санаторно-курортное лечение вообще недоступно.

Результаты проведенного исследования доказывают необходимость дальнейшего совершенствования медико-социальной помощи детям-инвалидам и их семьям, организации индивидуального подхода к каждому ребенку, разработки адекватной лечебно-оздоровительной программы при совместных усилиях врачей, педагогов, психологов и социальных работников. Адекватная организация комплексного реабилитационного процесса, заключающегося в применении современных методов восстановительной терапии, доступность санаторного этапа реабилитации, оптимизации режима пребывания детей-инвалидов в санатории, комплексном медико-психологическом и педагогическом воздействии, и активное привлечение семьи к участию в лечебно-оздоровительных мероприятиях дают возможность получать высокоэффективные результаты социоадаптации ребенка с ограниченными возможностями.

СПОСОБ ОСТАНОВКИ КРОВОТЕЧЕНИЯ ПРИ ЛЕЧЕНИИ ТРАВМЫ НИЖНЕГО ПОЛЮСА СЕЛЕЗЕНКИ

Нехай И.Н., 29 гр. 5 курс ЛФ, Даллакян А.Р., 3 гр. 5 курс ЛФ.,

Нартокова И.Б., 3 гр. 5 курс ЛФ

Кубанский государственный медицинский университет, Кубанский медицинский институт, г. Краснодар

Руководитель темы: проф., д.м.н. Павленко С.Г.

Известно, что при операциях на левой половине толстой кишки и желудке при мобилизации селезеночного изгиба иногда возникает повреждение селезенки (чаще в ее нижнем полюсе) в виде скальпированной раны. Селезенка является важным иммунным органом, обеспечивающим серьезную роль в борьбе с инфекциями. Ее удаление приводит к увеличению тяжелых послеоперационных септических осложнений и развитию постспленэктомического синдрома, а у пожилых людей ведет к снижению физиологических резервов.

Выбор способа оперирования (спленэктомия или резекция) зависит от степени травмы, шока и состояния больного. В лечении травмы селезенки используют фибринную пленку, фибринный клей, ушивание раны, спленоррафию, парциальную резекцию с использованием ТА степлера, ксенобрюшину, лоскут наружной косой мышцы живота; используют также технику артериографии с эмболизацией сосудов. Однако, не все эти мероприятия приводят к стойкой остановке кровотечения. Неудачи органосохраняющего лечения приводят к релапаротомии и спленэктомии.

Нами предложен новый способ остановки кровотечения из нижнего полюса селезенки. Для решения задач сохранения иммунного статуса и качества жизни больного, снижения сроков лечения используют селезеночно-ободочную связку и большой сальник, путем фиксации этих структур к диафрагме. Это обеспечивает плотный контакт капсулы нижнего полюса селезенки с материнским ложем органа – селезенки при остановке кровотечения. Техническим результатом является сохранение селезенки, что выражается в сокращении сроков лечения, устранении постспленэктомического синдрома. Мобилизация селезеночного изгиба ободочной кишки приводит к отрыву капсулы селезенки в ее нижнем полюсе; этому способствует плотная фиксация селезенки в левом поддиафрагмальном пространстве в результате образования спаек, наличия фиброза и укорочения селезеночно-ободочной связки. Для достижения стойкого гемостаза и сохранения селезенки предложенным способом после прошивания вшивными нитями связочного аппарата и пряди большого сальника, прилежащего к селезеночному изгибу толстой кишки, швы подтягивают к диафрагме прошивают ее и нити завязывают. При этом селезенку ротируют вокруг своей ножки, оторванная капсула селезенки плотно прижимается к материнскому ложу и прочно фиксируется тканями при помощи швов, наложенных вне очага повреждения селезенки.

Клинический пример. Больной К., 65 лет, находился на стационарном лечении в хирургическом отделении Краснодарского госпиталя для ветеранов войн с 27.12.01 г. по 24.01.02 г. ист. болезни № 1193. Диагноз: рак прямой кишки T3N1M0, III ст., II кл. гр. Локализация нижнего края опухоли – на 6 см от края ануса. 10.01.2001 г. выполнена операция: внутрибрюшная резекция прямой кишки, расширенная забрюшинная лимфаденэктомия. Во время мобилизации селезеночного изгиба толстой кишки возникло кровотечение из нижнего полюса селезенки, обусловленное отрывом капсулы. Прошита желудочно-ободочная связка и подтянутый участок большого сальника двумя длинными вшивными 8-образными нитями в месте, прилегающем к нижнему полюсу селезенки. Затем нити натянуты и ими прошита диафрагма. После затягивания нитей селезенки ротировалась и кровотечение из нижнего полюса остановилось. Послеоперационный период протекал гладко, больной выписан на 12-е сутки после операции. При осмотре через 3 месяца – жалоб не предъявляет, прибавил в весе 5 кг.

Предложенный способ остановки кровотечения из селезенки рекомендуется в клинической практике хирургических и проктологических отделений.


ВОЗРАСТНЫЕ АСПЕКТЫ КРАНИОФАЦИАЛЬНОЙ ТРАВМЫ

Нечаев М.А., 541 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра неврологии

Руководители темы: проф. Спиридонова В.Д., Хубежев В.В.

В последние годы отмечен рост числа пострадавших с черепно-лицевой травмой, а также увеличение удельного веса тяжелых повреждений черепа, головного мозга и костей лицевого скелета. В этой группе пострадавших чаще встречаются повреждение верхней и средней зон лица. Тяжелая сочетанная черепно-лицевая травма имеет особенности клинического течения, которые определяют диагностику, тактику лечения, сроки и объем оперативного вмешательства (Лимберг А.А., Данилевич М.О., Марченко С.В., Абсаева К.А., Мкртчан Т.Г. 2002г.).

Целью работы явилось изучение особенностей течения краниофациальной травмы у пострадавших различных возрастных групп, направленное на улучшение результатов лечения.

Проанализировано 9 пострадавших с тяжёлой краниофациальной травмой (УГМ тяжёлой степени со сдавлением и тяжёлая челюстно-лицевая травма), из них 5 мужчин от 25 до 56 лет и 4 женщины 20-22 лет. Во всех случаях выполнены экстренные операции по жизненным показаниям, в 6 из 9 - удалось в ходе одномоментного оперативного вмешательства устранить интракраниальные патологические субстраты и деформации лицевого скелета, а в 3 - потребовались повторные реконструктивные операции, поскольку присутствовали деформации не только назоорбитального, но и скулоорбитального комплекса и верхнечелюстных пазух.

Для обследования использованы: оценка неврологического статуса, осмотр нейроофтальмолога, эхоэнцефалография, рентгенография черепа, компьютерная томография в динамике, ЭКГ, анализы ликвора, крови и мочи.

Для иллюстрации приводим 2 наблюдения:

Больная М., 22 года, 11.02.06г. пострадала в результате ДТП (пассажир легкового автомобиля), доставлена скорой помощью в ГМБ №3. Осмотрена в условиях противошокового зала. На момент поступления – состояние тяжёлое, глубокое оглушение с периодами психомоторного возбуждения. Контакт затруднён, дезориентирована. Зрачки симметричны, фотореакции живые, ограничение движения глаз вверх и левого глазного яблока кнаружи. Сухожильные рефлексы симметричны, оживлены. Небольшая ригидность затылочных мышц. В лобной области слева – ушибленная рана с отделяющимся мозговым детритом, костные отломки различного размера. Назорея.

Рентгенография костей таза и грудной клетки без патологии, при диагностической лапароскопии повреждений внутренних органов не выявлено.

При КТ выявлено: вдавленный перелом чешуи лобной кости с проникновением отломков в вещество головного мозга на глубину до 4 см; переломы стенок лобных пазух, медиальных стенок и верхнего края орбит, оскольчатый перелом крыши левой орбиты, перелом костей носа. Очаг размозжения полюса левой лобной доли.

В экстренном порядке выполнена операция: первичная хирургическая обработка вдавленного перелома чешуи лобной кости, верхнего края орбит и крыши левой орбиты. Ушивание верхнего сагиттального синуса в передней трети. Санация очага размозжения левой лобной доли, резекция полюса. Фальксотомия. Металлоостеосинтез верхнего края орбит титановыми микропластинами. Металлоостеосинтез медиальной стенки орбиты микропроволокой. Пластика крыши левой орбиты. Расширяющая пластика твёрдой мозговой оболочки. Первичная хирургическая обработка ушибленной раны мягких тканей лица.

В раннем послеоперационном периоде находилась в условиях палаты интенсивной терапии, отмечались периоды психомоторного возбуждения. На 7 сутки переведена в общую палату. Проводилась антибактериальная, дегидратационная, ноотропная, антигипоксантная и антиоксидантная терапия. При контрольной КТ отмечается положительная динамика. Заживление операционной раны первичным натяжением. Швы сняты на 11 сутки. Выписана в удовлетворительном состоянии 02.03.06г. Через 2 месяца планируется выполнить реконструктивную операцию.

Заслуживает внимания и следующее наблюдение.

Больная Л., 20 лет, доставлена скорой помощью в ГМБ №3 05.03.06г., спортивная травма. Осмотрена в условиях противошокового зала. На момент поступления – состояние тяжёлое, глубокое оглушение. Контакт ограничен, дезориентирована. Зрачки симметричны, фотореакции живые. Сухожильные рефлексы угнетены. Ригидность затылочных мышц. Местно – в лобной области слева – ушибленная рана с выраженным вдавлением чешуи лобной кости и верхнего края левой орбиты.

При КТ выявлено: оскольчатый перелом чешуи и лобной пазухи слева со смещением костных отломков в полость черепа до 1,5 см, а также в левую глазницу с повреждением зрительного нерва. Эпидуральная гематома размерами объёмом около 100 мл в базальных отделах левой лобной области.

В экстренном порядке выполнена операция: бифронтальная асимметричная трепанация черепа. Первичная хирургическая обработка вдавленного перелома чешуи лобной кости, верхнего края, латеральной и медиальной стенок и крыши левой орбиты. Металлоостеосинтез верхнего края левой орбиты. Пластика передней черепной ямки. Пластика крыши левой орбиты протакрилом. Первичная хирургическая обработка ушибленной раны.

Послеоперационный период протекал без осложнений, на 7ые сутки выполнена 2ая операция: Металлоостеосинтез левой орбиты, Металлоостеосинтез чешуи лобной кости.

Проводилась антибактериальная, дегидратационная, ноотропная, антигипоксантная и антиоксидантная терапия. КТ картина головного мозга при контрольном исследовании через 8 дней после поступления с положительной динамикой. Заживление операционной раны первичным натяжением. Швы сняты на 12 сутки. Выписана в удовлетворительном состоянии 29.03.06г.

В заключении необходимо отметить: Ведение больных с краниофациальной травмой требует совместных действий нейрохирургов, офтальмопластических, челюстно-лицевых и ЛОР-хирургов. Оптимальные результаты достигаются при проведении первичных реконструктивных вмешательств одновременно с нейрохирургическими в остром периоде, либо вторым этапом после стабилизации общего состояния больного в ранние сроки после травмы. Это обусловлено тем, что у подавляющего большинства пострадавших с краниофациальной травмой наблюдались различные тяжёлые интракраниальные повреждения и дефекты и деформации краев и стенок орбит, приводящие к дистопии глазного яблока и диплопии. Оперативные вмешательства в этих случаях должны быть направлены на восстановление трехмерной пространственной анатомии орбиты для обеспечения репозиции глазного яблока, нормальной функции глаза и косметического эффекта. Молодой возраст пострадавших и частое вовлечение в патологический процесс органа зрения придаёт данной проблеме социальную значимость, поэтому для достижения благоприятных результатов необходимы своевременная квалифицированная диагностика и оперативное вмешательство.



Применение мышечной и костно-мышечной пластики при лечении хронического остеомиелита костей

голени

Никитин Г.Д., 633гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра травматологии, ортопедии и

военно-полевой хирургии с курсом стоматологии.

Руководитель темы: проф. Линник С.А.


Голень и, в частности, большеберцовая кость является самой частой локализацией для выполнения костной пластики при остеомиелите(51,2%). Всего на отделении гнойной ортопедии в клинике травматологии и ортопедии СПбГМА им. И.И. Мечникова было произведено 195 операций на костях голени: при гематогенном остеомиелите – 88, при посттравматическом – 56, при послеоперационном – 48 операций, при огнестрельном – 3 операции. Частота операций возрастает в дистальном направлении – в нижней трети число операций было в 2 раза больше, чем в верхней. Костная пластика в большинстве случаев является методом выбора, так как использование мышечной пластики ограничивается в основном верхней третью этой кости – в средней и нижней трети ее использовать труднее и главным образом в виде трансмиопластики, что значительно удлиняет сроки лечения. Сама же костная пластика часто затруднена из-за плохих кожных покровов, особенно при посттравматическом остеомиелите, когда разрушена или рубцово изменена кожа. Сохранность кожи является непременным условием успешного исхода костной пластики. При ограниченных по объему полостях выполнялась простая по технике свободная костная аутопластика.

Наибольшие трудности всегда представляло пластическое замещение обширных остеомиелитических полостей образующихся при гематогенном и иногда при огнестрельном остеомиелите верхнего метаэпифиза большеберцовой кости. Детально техника пластики с использованием икроножной мышцы разработана в начале 50 – х годов Т.Я. Арьевым и Г.Д. Никитиным. В соединении с костной аутопластикой она позволяет замещать очень большие послеоперационные полости, костные трансплантаты остаются хорошо укрытыми кровоснабжаемой мышечной тканью и в случае недостатка кожи гранулирующая поверхность мышцы заживляется путем пересадки свободного перфорированного лоскута толщиной 0,3–0,5 мм.

Для лечения ложных суставов большеберцовой кости со значительным дефектом в результате первичной утраты кости или сверхрадикального лечения остеомиелита, в клинике применялись различные методики костно-пластических операций:

– создание на месте дефекта большеберцовой кости блока с малоберцовой костью при помощи алло – и аутотрансплантатов, скрепленных поперечно введенными винтами;

– использование аллогенной малоберцовой кости как распорки между фрагментами большеберцовой кости и губчатого костного аутотрансплантата из гребня подвздошной кости, введенного в дефект для усиления регенерации и замещения дефекта.

Аппараты Илизарова широко применяются для лечения большинства видов ложных суставов большеберцовой кости. Простейшей методикой при остеомиелите в зоне «межотломковой» ткани является компрессия, приводящая к быстрой консолидации, и при отсутствии секвестров к ликвидации остеомиелита.

Отдаленные результаты лечения прослежены у 95,2% больных, из них стойкий положительный эффект лечения достигнут в 93, 85%.

Применение свободной костной и мышечно-костной пластик является наиболее надежным и эффективным вмешательством при хроническом остеомиелите костей голени.



ОЦЕНКА ФАРМАКОЛОГИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ПРОИЗВОДНЫХ АДАМАНТАНА И СУЛЬФАНИЛАМИДА

Никитченко Е.А., 10 гр. фармацевтический факультет

Ярославская государственная медицинская академия, г. Ярославль

Руководитель темы: проф., д.м.н. Федоров В.Н.
Производные адамантана и сульфаниламида широко известны благодаря своей многообразной биологической активности. Поэтому синтез новых соединений на их основе, выявление и исследование их влияния на организм представляет большой интерес.

Цель работы: оценить фармакологическую активность 10 вновь синтезированных производных адамантана и сульфаниламида.

Материалы и методы: опыты проводились на 300 белых крысах-самцах весом 180-250 грамм и на 100 белых мышах-самцах весом 18-25 грамм у 4 производных адамантана (А1, А2, А3, А4) и 6 производных сульфаниламида (S1, S2, S3, S4, S5, S6). Определялись острая токсичность при внутрижелудочном введении исследуемых веществ (по методике Тейтнера-Миллера), противоболевая (введение 0,75% уксусной кислоты мышам внутрибрюшинно), противовоспалительная (введение 1% уксусной кислоты мышам внуртрибрюшинно; 2% раствора формалина крысам субплантарно), нейротропная (модель открытого поля), гастропротективная (модель стресс-индуцированных язв у крыс– внутрижелудочное введение индометацина в дозе 150 мг/кг ), актопротекторная (плавание крыс с грузом весом, равным 7,5% массы тела), стресспротективная (модель 24-х часового иммобилизованного стресса у крыс), антигипоксическая (модель нормобарической гипоксической гипоксии), противопаркинсоническая (введение галоперидола в дозе 1г/кг крысам внутрибрюшинно) активности. Вещества вводились в дозе 20 мг/кг внутрижелудочно во всех экспериментах, кроме опытов по исследованию противопаркинсонической активности и по оценке поведенческих реакций крыс, в которых вещества вводились внутрибрюшинно. Животным контрольной группы вводилась дистиллированная вода в эквивалентных количествах. В качестве препаратов сравнения использовались при исследовании противовоспалительной активности – диклофенак (20 мг/кг внутрижелудочно), а при исследовании противопаркинсонической активности – леводопа (35,71 мг/кг внутрибрюшинно) и циклодол (0,14 мг/кг внутрибрюшинно). Дозы препаратов сравнения рассчитывали согласно “Руководству по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ”.

Результаты: Первоначально у всех производных по методике Тейтнера-Миллера определяли токсикологические свойства. Все вещества оказались малотоксичными и малоопасными соединениями согласно ГОСТу 12.1.007-76. DL50 для производных адамантана при внутрижелудочном введении находится в интервале 460-1900мг/кг, при внутрибрюшинном – 300-410мг/кг; для остальных соединений DL50 при внутрижелудочном введении составляет 860-2230мг/кг, при внутрибрюшинном для производных сульфаниламида S2-S5 – 580-750мг/кг, а для S1 DL50 более 1000мг/кг.

Исследование противовоспалительной активности при внутрибрюшинном введении уксусной кислоты показало, что все исследуемые вещества и диклофенак (p<0,05) снижают массу экссудата по сравнению с контролем более, чем в 2 раза. Наибольшей противовоспалительной активностью обладали производные сульфаниламида S1 и S2, снижающие массу экссудата по сравнению с препаратом сравнения соответственно в 2,4 и 2,6 раза. В качестве второго метода исследования противовоспалительного действия использовалась модель формалинового отека лапы у крыс. Противовоспалительное действие изучаемых веществ также сравнивалось с действием диклофенака. Объем лапы крыс после введения формалина достоверно увеличивался во всех группах, но выраженность этого увеличения была разной. Так, на фоне диклофенака степень отечности была в 1,7 раза меньше, чем в контрольной группе. Из изучаемых веществ наибольшим противовоспалительным действием обладало вещество S4, которое оказалось активнее диклофенака в 1,9 раза.

Оценка противоболевой активности показала, что все производные адамантана, вещества S1, S2, S3, S5, S6 и диклофенак достоверно снижают количество корчей у мышей в 1,7-3,7 раза, что свидетельствует о наличии у них анальгетической активности. Наибольшей противоболевой активностью по сравнению с диклофенаком обладает вещество А4, снижающее количество корчей по сравнению с препаратом сравнения в 5раз.

При изучении поведенческих реакций по методике “открытое поле” обнаружено, что производные адамантана А1, А2, А4 и вещество S1 снижают двигательную, исследовательскую и эмоциональную активность у крыс, исследуемые вещества А3, S2 и S 5 снижают только двигательную активность, а производные сульфаниламида S3 и S6 снижают двигательную, исследовательскую активность, но не влияют на эмоциональность испытуемых животных. Достоверного актопротекторного и стресспротективного действия у изучаемых веществ не было выявлено. Однако следует отметить, что соединение S6 при иммобилизованном стрессе снижало степень изъязвления слизистой желудка по сравнению с контролем в 7,6 раза. Вместе с тем, оно не препятствовало ульцерогенному действию индометацина. В условиях нормобарической гипоксической гипоксии соединения А1, А2 и А3 достоверно увеличивают продолжительность жизни крыс по сравнению с контролем на 22-32%.

Опыты по изучению противопаркинсонического действия показали, что у животных, которым вводили леводопу, циклодол, вещества А1, А2, А3, А4, S3 и S6 наблюдалось достоверное снижение длительности каталепсии по сравнению с контролем соответственно на 89,7, 85,1, 87,7, 95,9, 89,7, 88,2, 93,8, 90,8%. Данный эффект проявлялся у леводопы и веществ А1, А2, А3, А4 и S6 на протяжении двух часов после введения галоперидола, а у циклодола и вещества S3 только на протяжении полутора часов. Ригидность мышц уменьшалась на протяжении всего эксперимента у крыс, которым вводили леводопу, вещества А1, А2, А4 и S6.

Вывод: Результаты проведенной работы показали, что изучаемые производные адамантана и сульфаниламида обладают противовоспалительной, противоболевой, антигипоксической, противопаркинсонической активностями, что делает их перспективными для дальнейшего исследования с целью создания новых лекарственных средств.

ВТОРИЧНАЯ ОФТАЛЬМОГИПЕРТЕНЗИЯ И ГЛАУКОМА У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМИ УВЕИТАМИ

Николаева Е.Б., 632 гр. МПФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра глазных болезней

Руководитель темы: проф., д.м.н. Алексеев В.Н.
Вторичная постувеальная глаукома – одно из наиболее тяжёлых осложнений хронических увеитов. Высокая частота развития постувеальнои глаукомы (от 10 до 60% в различных этиопатогенетических группах увеитов), тяжелые исходы со значительным снижением остроты зрения обусловливают актуальность изучения патогенетических факторов, лечения и наблюдения при данной патологии. Повышение внутриглазного давления, которое регистрируется в 12 – 36% при увеитах различной этиологии может быть проявлением как вторичной глаукомы, так и кратковременной офтальмогипертензии [Данчева Л.Д.,1979; Гундорова Н.А.,1993]. Несмотря на многолетнюю историю изучения увеальной глаукомы и офтальмогипертензии, в их этиологии и патогенезе имеется ещё много нерешенных вопросов. Актуальной задачей современной офтальмологии является изучение эпидемиологии и патогенеза вторичной увеальной глаукомы и офтальмогипертензии у больных хроническими увеитами, а также разработка методов ранней дифференциальной диагностики этих заболеваний для оптимизации подходов к лечению этих больных.

Цель работы: изучение частоты развития и причин вторичной увеальной глаукомы и офтальмогипертензии у больных хроническими увеитами.

Материалы и методы. Всего обследовано 30 больных с хроническими передними увеитами различной этиологии, находившихся на лечении в офтальмологическом отделении ГУЗ СПб Городского противотуберкулёзного диспансера в 2005 году. Возраст больных колебался от 35 до 70 лет, среди них 17 мужчин и 13 женщин. Длительность течения увеитов составила от 2 до 20 лет. У 18 (60%) пациентов заболевание протекало с периодами выраженных обострений и ремиссий (период ремиссии от 5 месяцев до 10 лет), у 12 (40%) больных воспалительный процесс в увеальном тракте имел вялотекущий характер. Всем пациентам проводили стандартное офтальмологическое обследование.

Результаты. Повышение внутриглазного давления на фоне хронического увеита выявлено у 12 из 30 (40%) обследованных больных, которые составили I группу. Остальные 18 пациентов (без повышения офтальмотонуса) выделены во II группу. Различия по полу в группах не установлено. Среди больных I группы преобладали лица старшего возраста, средний возраст которых составил 69 лет, во II группе средний возраст - 54 года. Средняя длительность течения увеитов в группе больных с нарушением офтальмотонуса, составила 10 лет и оказалась на 6 лет больше, чем во II группе – 4 года. У пациентов I группы среднее количество обострений за весь период заболевания, их частота и длительность превышали данные показатели II группы приблизительно в два раза.

В I группе больных с повышением офтальмотонуса увеит чаще носил характер вялотекущего процесса - 6 из 12 пациентов (50%) и реже протекал с выраженными периодами обострений и ремиссий.

Обнаруженные характерные изменения диска зрительного нерва, поля зрения (по данным кинетической и центральной статической компьютерной периметрии), гониоскопии, данных тонометрии и тонографии позволили у 7 из 12 (58,3%) пациентов с повышенным внутриглазным давлением диагностировать вторичную увеальную глаукому. Следует отметить, что повышение внутриглазного давления у данных больных регистрировали в 5 случаях на фоне стихания активности хронического увеита. У одного из больных вторичная глаукома была выявлена на фоне выраженных признаков обострения хронического увеита, в связи с заращением зрачка. При проведении гониоскопического исследования угла передней камеры патологические изменения были выявлены у 5 больных. Так, единичные гониосинехии в сочетании с признаками дистофии трабекулярной ткани наблюдались у 4 больных, и глаукома протекала по смешанному типу, а тотальные гониосинехии в сочетании с заращением зрачка мы выявили у одного пациента с соответствующей клинической картиной закрытоугольной глаукомы. В одном случае гониосинехии отсутствовали, но обнаружены выраженные дегенеративно – трофические изменения дренажной зоны при наличии признаков открытоугольной глаукомы.

Нестойкое повышение внутриглазного давления регистрировали у 5 из 12 (41,7%) пациентов из I группы. Важно отметить, что офтальмогипертензию наблюдали в период выраженной активности специфического воспалительного процесса в увеальном тракте. Отсутствие патологических изменений в углу передней камеры глаза у 4 пациентов позволило объяснить повышение внутриглазного давления местным гипертензивным действием стероидных препаратов, которые больные получали в качестве неспецифической противовоспалительной терапии. Офтальмотонус у этих больных нормализовался в течение двух недель на фоне отмены глюкокортикостероидов. На фоне специфического (при туберкулезной и токсоплазмозной этиологии процесса), неспецифического местного противовоспалительного и гипотензивного лечения (ингибитор карбоангидразы - дорзоламид (трусопт 2%) и бета – блокатор - тимолол 0.5% в глазных каплях) внутриглазное давление нормализовалось.

Выводы. Таким образом, повышение внутриглазного давления у больных хроническими увеитами встречается часто (в 40 % случаев), особенно у пациентов старше 60 лет с длительным хроническим воспалительным процессом в увеальном тракте, в большинстве случаев повышение офтальмотонуса у этих больных - это проявление вторичной глаукомы. Поэтому, необходимо тщательное и длительное наблюдения данных пациентов даже без выраженной активности процесса, а также прогнозирование развития вторичной увеальной глаукомы у этих больных с учётом факторов риска.



ИЗМЕНЕНИЕ ГЕМОДИНАМИКИ ПРИ РЕКОНСТРУКТИВНЫХ

ПЛАСТИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ В ГИНЕКОЛОГИИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВИДА АНЕСТЕЗИИ.

Никонов П.В., 345 гр. ЛФ, Киртаева И.С., 346 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра анестезиологии, реаниматологии и

интенсивной терапии.

Руководитель темы: асс. Варганов Е.Д.


Цель нашего исследования заключается в сравнительном анализе параметров гемодинамики во время гинекологических реконструктивно-пластических операциях при различных видах анестезии.

Нами было исследовано 46 человек в возрасте 45-75 лет, анестезиологический риск по классификации ASA – II-III степень. Было выделено 2 группы: контрольная (23 человека) и основная (23 человека). Основную группу составили пациентки, оперированные в условиях спинномозговой анестезии с использованием 15-20 мг 0,5% раствора маркаина. Контрольную группу составили пациентки, которым применялся эндотрахеальный наркоз (ЭТН): N2O/O2 по полузакрытому контуру в комбинации с препаратами для нейролептаналгезии. Изучение гемодинамики проводилось с помощью методики тетраполярной реовазографии: ударный объем (УО), общее периферическое сопротивление сосудов (ОПСС), минутный объем кровотока (МОК), среднее артериальное давление (АДср), частота сердечных сокращений (ЧСС), индекс потребления миокардом кислорода (ИПМК).

Исследование центральной гемодинамики выявило, что развитие спинномозговой анестезии сопровождалось достоверным снижением ОПСС на 18,3±0,3%, АДср на 11,4±1,9%, ИПКМ на 24,8±1,9%, на фоне увеличения УО на 18,4±2,1%, при этом МОК имел тенденцию к увеличению. Такой характер гемодинамики оставался на всех этапах исследования, в том числе и на травматическом этапе. Данные изменения гемодинамики можно трактовать, как компенсаторно-адаптивную реакцию организма на развитие симпатической блокады. Снижение АДср более чем на 30% наблюдалась в двух случаях, коррекция гемодинамики была осуществлена дополнительным введением коллоидных растворов. В контрольной группе достоверные изменения наблюдались на травматическом этапе УО на 16,8±0,2%, ОПСС на 12,8±0,4%, МОК на 9,4±0,3%, АДср на 21,6±2,4%, ИПМК на 26,4±2,4%. Полученные данные, вероятно, свидетельствуют о недостаточной эффективности нейровегетативной блокады в условиях ЭТН.

Таким образом, применение спинномозговой анестезии в качестве анестезиологического обеспечения гинекологических реконструктивно-пластических операций оказывает выраженное защитное влияние от операционной травмы и связанных с ней неблагоприятных нейрогуморальных и гемодинамических изменений.



СРАВНИТЕЛЬНАЯ ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ ЛИЦ, ПРОЖИВАЮЩИХ НА РАДИОАКТИВНО ЗАРАЖЕННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ СПУСТЯ 10 И 20 ЛЕТ С МОМЕНТА АВАРИИ.

Нырцова С.Н., 313 гр. МПФ, Басенок М.А., 307 гр. МПФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра военной и экстремальной

медицины

Руководитель темы: подполковник медицинской службы Сорокин Н. В.


Рост интереса к проблеме качества жизни в течение последних трех лет связан с осознанием обществом глобальных проблем современности.

В современной медицине получил широкое распространение термин “качество жизни, связанное со здоровьем”. Это особенно применимо в анализе качества жизни людей, проживающих на радиоактивно загрязненных территориях. Показатели состояния здоровья являются критериальными при оценке влияния качества жизни на отдельные последствия вредоносных факторов, в данном случае радиоактивного излучения.

Нами проводится сравнительный анализ данных по факторам, влияющим на качество жизни лиц, подвергшихся радиоактивному заражению 10 и 20 лет спустя.

Было установлено, что сочетанное воздействие радиационных и нелучевых факторов может вызвать целый ряд клинических симптомов, главным образом астеновегетативного характера.

10 лет назад выделилось 5 психопатологических синдромов, характерных для ликвидаторов и людей, подвергшихся облучению: астенический, психовегетативный, неврозоподобный, экспрессивный и психоорганический. Такая же структура остается и в настоящее время.

Заболевания сердечно-сосудистой системы, в полтора-два раза превышают соответствующие показатели контрольной группы лиц той же возрастной категории. В настоящее время этот показатель возрос.

Болезни органов дыхания выходят на первое место по заболеваемости рассматриваемой группы лиц как ранее, так и в настоящее время.

Патология органов желудочно-кишечного тракта представлена главным образом язвенной болезнью желудка и хроническим гастритом.

Наиболее характерными последствиями радиоактивного облучения являются патологии системы крови и онкологические заболевания, значительный рост которых наблюдается у данной группы лиц с момента обучения.

Для улучшения качества жизни данной группы лиц необходимо более длительное время изучать все аспекты их социального и физического здоровья.



КАРКАСНАЯ ПЛАСТИКА ПАХОВОГО КАНАЛА, МОДИФИКАЦИЯ СПОСОБА ЛИХТЕНШТЕЙНА.

Омаров О.И., 519 гр. ЛФ

Дагестанская государственная медицинская академия, г. Махачкала

Руководитель темы: доц., к.м.н. Киблаев И.Г.
Методика пластики пахового канала, предложенная американским хирургом И. Лихтенштейном является в настоящее время, по-видимому, одним из распространенных способов пластики. Способ предусматривает выполнение традиционного переднего пахового доступа к грыжевому мешку и пластику задней стенки пахового канала полипропиленовой сеткой.

Широкое распространение пластики послужило причиной появления большого количества ее модификаций. В 1992 г. A. Gilbert перед выполнением пластики по Лихтенштейну область внутреннего пахового кольца тампонировал свернутой в виде зонтика полипропиленовой пластиной. I. Rutkow и A. Robbins (1993) дополнили тампонирование внутреннего пахового кольца полипрпиленовым воланом и его фиксацией отдельными швами нерассасывающимся шовным материалом. M. Kux (1993) разрез в латеральной части трансплантата по типу ласточкиного хвоста дополнил выкраиванием круглого отверстия для семенного канатика. С.С. Харнас и соавт., формируют отверстие для семенного канатика через вертикальный разрез протеза. Все эти модификации направлены на предупреждение возникновения рецидивов паховых грыж, однако неоспорим и тот факт, что при грыженосительстве и после грыжесечения, возникающие расстройства кровообращения яичка, приводят к снижению как секреторной, так и инкреторной функции половой железы.

Мы исследовали гемодинамику в яичковых сосудах у 20 здоровых лиц (контрольная группа) и у 38 больных с пахово-мошоночной грыжей с помощью ультразвукового исследования с доплерографией. Исследование гемодинамических показателей в сосудах органов мошонки как справа, так и слева у контрольной группы не выявили достоверных различий.

Результаты доплеровского исследования сосудов мошонки показали, что скорость кровотока в артериях паренхимы яичка на пораженной стороне у больных с пахово-мошоночной грыжей достоверно ниже, чем на здоровой стороне и у лиц контрольной группы. Среднее значение максимальной линейной скорости кровотока в артерии семявыносящего протока составило: контрольная группа – 0, 136±0,012 м/с; на стороне поражения – 142±0,018 м/с; в яичковой артерии: контрольная группа – 0,189±0,017 м/с; на стороне поражения – 161±0,027 м/с; в паренхиматозной артерии: 0,124±0,019 м/с и 0,108±0,018 м/с соответственно.

Ультразвуковое сканирование с использованием цветовой доплерографии мошоночной части семенной вены имеет большое практическое значение. Почти в 100% случаев удается визуализировать гроздевидное сплетение и измерить его диаметр. При ультразвуковом сканировании в реальном маcштабе определяли размеры яичка и его эхогенность. Средний объем яичек у обследуемых нами групп составил: у здоровых справа – 16,1±0,38 см3, слева – 17,0±0,4 см3. У больных с пахово-мошоночной грыжей на стороне поражения – 14,3±0,7 см3 (р<0,05). При обычном скротальном сканировании расширенные вены гроздевидного сплетения представлены в виде множественных эхонегативных структур овальной или округлой формы различного диаметра, которые имеют разную степень выраженности и протяженность. Диаметр мошоночной части семенной вены на стороне поражения составил 4,5±0,0,06 мм (р<0,05). В норме диаметр вен гроздевидного сплетения при ультразвуковом исследовании не превышает 2 мм.

Нами изучена скорость ретроградного рефлюкса крови по семенной вене. Как известно, у здоровых лиц обратный сброс крови на высоте пробы Valsalva либо отсутствует, либо кратковременный и выражен очень слабо, не превышая 0,05 м/с. Цветовая доплерография с регистрацией кровотока у гроздевидного сплетения с пробой Valsalva у больных с пахово-мошоночной грыжей показала, что скорость обратного сброса крови доходила до 0,65м/с.

Основываясь на полученных результатах, можно констатировать, что при пахово-мошоночных грыжах выявлены гемодинамические значимые изменения, приводящие к гипотрофии яичка, что послужило поводом к разработке новой модификации методики Лихтенштейна. Мы попытались внести коррекцию гемодинамических нарушений за счет формирования каркаса вокруг семенного канатика у внутреннего пахового кольца. После выполнения модификации M. Kux, выкраивалась пластина из полипропиленовой сетки длиной соответствующей диаметру семенного канатика и шириной 2,0 - 2,5 см. На стороне прилегающей к круглому отверстию для семенного канатика придавалось направление расположения семенного канатика. Затем пластина фиксировалась по окружности к круглому отверстию полипропиленовой сетки, формировался цилиндр вокруг семенного канатика.

Проведенные гемодинамические исследования через 1 месяц после пластики пахового канала по нашей методике показали, что обратный сброс крови на высоте пробы Valsalva кратковременный и выражен слабо, не превышая 0,15 м/с. Среднее значение максимальной линейной скорости кровотока в артерии семявыносящего протока составило – 0,139±0,016 м/с; в яичковой артерии – 0,176±0,019 м/с; в паренхиматозной артерии: 0,114±0,016 м/с. Таким образом, наши изыскания продемонстрировали целесообразность использования предложенной нами модификации методики Лихтенштейна.




ОСОБЕННОСТИ СОСУДИСТОГО ДОСТУПА ДЛЯ ХРОНИЧЕСКОГО ГЕМОДИАЛИЗА

Онищенко А.Ю., 549 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра хирургических болезней МПФ с курсом малоинвазивной хирургии, эндоскопии, лазерных медицинских технологий ФПК.

Руководитель темы: доц. Кораблева Н.П.
Распространенность хронической почечной недостаточностью (ХПН) составляет от 50 до 250 человек, а активную терапию по поводу ХПН получают 1000-1200 больных на 1 млн. населения в год. Несмотря на различные варианты лечения ХПН - перитонеальный диализ, ультрафильтрация - основным способом у пациентов с терминальной хронической почечной недостаточностью (ТХПН) остается гемодиализ, для проведения которого необходимо формирование адекватного сосудистого доступа. Критериями идеального сосудистого доступа являются: длительное функционирование, доступность для пункции и удобство для пациентов, соответствие скорости потока для достаточного забора крови и обеспечение её возврата, отсутствие осложнений.

В клинике хирургических болезней МПФ с курсом малоинвазивной хирургии, эндоскопии, лазерных медицинских технологий ФПК проведен анализ результатов формирования различных вариантов доступа, выполненных за 10 лет у 128 пациентов от18 до 63 лет. Вмешательство на сосудах производилось в следующих стадиях ХПН: 2Б-5 пациентов, 3А- 83, 3Б-40. Причинами ХПН явились: хр. гломерулонефрит у 96 больных, поликистоз почек у 20, хр. пиелонефрит-7, амилоидоз почек-5. Этим больным было сформировано 120 артериовенозных фистул (avf)между лучевой артерией и плечеголовной веной на предплечьи или в области локтевого сгиба. Имплантировано 28 артериовенозных шунтов (avsh) в нижней трети голени между задней большеберцовой артерией и большой подкожной веной. У 27 (22,5 %) пациентов с avf и 8 (28 %) с avsh развились осложнения, основным из которых являлся тромбоз. Наиболее частыми причинами тромбоза явились низкое АД, высокое ЦВД, тип строения венозной системы и выраженность атеросклеротического процесса. Причинами кровотечений явилось аррозивное кровотечение, формирование аневризмы с последующим разрывом. Для устранения тромбоза avf производилась ее реконструкция с перевязкой венозного конца и формированием соустья с артерией выше предыдущего или формирование анастомоза проксимальнее или на другой конечности (при повторяющихся тромбозах). При тромбозе avsh, возникновении ложной аневризмы avf и нагноения производилось формирование доступа на другой конечности. При возникновении кровотечения из стенки артериализированной вены выполняли ушивание дефекта стенки сосуда. При недостаточности avf выполнялась реконструкция анастомоза.

Для продления срока использования сосудистого доступа при формировании avf сохраняли рассыпной тип строения артериализируемых подкожных вен плеча и предплечья за счет отсутствия пересечения притоков вены, что впоследствии приводит к удлинению участков доступных для пункций вен. Это позволяет уменьшить процесс рубцевания вен с развитием стеноза, деформацией, тромбированием и снижает вероятность образования аневризм, развития кровотечений и гематом.

Анализируя данные исследования видно, что частота осложнений при использовании avf меньше (22,5 %), чем в случае применения avsh (28 %). Таким образом, наиболее рациональным доступом для проведения ХГД является avf, сформированная в нижней трети предплечья, которая обеспечивает адекватную скорость кровотока, длительно функционирует, имеет наименьший риск развития осложнений, удобна для пункции и для пациента.







Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   41


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница