СТРУКТУРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ БРЫЖЕЕЧНЫХ ЛИМФАТИЧЕСКИХ УЗЛОВ У МЫШЕЙ ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ, РОДИВШИХСЯ ОТ



страница39/41
Дата21.05.2016
Размер3.36 Mb.
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   41

СТРУКТУРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ БРЫЖЕЕЧНЫХ ЛИМФАТИЧЕСКИХ УЗЛОВ У МЫШЕЙ ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ, РОДИВШИХСЯ ОТ

РОДИТЕЛЕЙ, ОБЛУЧЕННЫХ РАЗЛИЧНЫМИ ДОЗАМИ

ИОНИЗИРУЮЩЕЙ РАДИАЦИИ

Шехмаметьев Р.М., 305 гр. ЛФ

Пермская государственная медицинская академия, г. Пермь

Руководители темы: проф., д.м.н. Четвертных В.А., асс. Мелехин С.В.
Согласно современным научным данным, лимфатические узлы играют значительную роль в общих адаптационных и защитных реакциях всей иммунной системы организма. Поэтому изучение этих лимфоидных органов при действии различных факторов, в том числе ионизирующего излучения, вполне обосновано и проводится уже несколько десятилетий. Однако вопросы, связанные с исследованием лимфатических узлов у потомства, родившегося от родителей, облученных различными дозами ионизирующей радиации, ос­таются очень слабо изученными.

Целью работы явилось исследование морфологических особенностей структуры брыжеечных лимфатических узлов у белых беспородных мышей первого поколения, родившихся от родительских пар, облученных различными дозами ионизирующей радиации.

Проводилось спаривание родителей по четырем вариантам: 1-й - облученные самцы и самки дозой 3 Гр; 2-й - облученные самцы дозой 3 Гр и необлученные самки; 3-й - облученные самки дозой 3 Гр и необлученные самцы; 4-й - облученные самцы и самки дозой 0,3 Гр. В 1-м и 2-м вариантах опыта потомства получено не было. Все животные интактные и полученные в 3-м и 4-м вариантах опытов, были разделены на 3 группы: 1-я - 10 мышей (интактные), 2-я - 10 мышей (от родителей, облученных дозой 0,3 Гр), 3-я-10 мышей (от родителей, облученных дозой 3 Гр). По достижению животными всех групп двухмесячного возраста изучали структурные изменения брыжеечных лимфатических узлов. Материал фиксировали в жидкости Карнуа и заливали в парафин. Срезы окрашивали гематоксилином и эозином. Морфометрически в органах исследовали размеры различных зон.

У интактных животных (1-я группа) размеры мозгового вещества лимфатических узлов доминировали над корковым, составляя соответственно, 950,82±4,48 мкм и 649,72±5,63 мкм. Высота лимфоидных узелков достигала 240,64±4,49 мкм, ширина - 276,66±5,57 мкм. Некоторые узелки имели центры размножения и содержали бластные клетки, большие и средние лимфоциты, стромальные клетки и макрофаги. Ширина межузелкового слоя равнялась 361,38±5,47 мкм. В мозговом веществе ширина промежуточных синусов со­ставляла 40,25±1,31 мкм, а лимфоидных тяжей- 60,90±1,49 мкм.

У мышей 2-й группы, по сравнению с интактными, корковое вещество лимфатических узлов уменьшилось в 1,5 раза. Снижалось число и размеры лимфоидных узелков. Высота их составляла 221,48±5,32 мкм, ширина - 251,22±5,25 мкм. Меньше становилось узелков с центрами размножения. В них снижалось количество бластных клеток, больших лимфоцитов; чаще выявлялись средние лимфоциты. Мантийная зона становилась вокруг центров размножения. За счет уменьшения количества узелков и их размеров увеличивался межузелковый слой, составляя 402,80±4,99 мкм. Из-за уменьшения объема коркового вещества шире становилось мозговое вещество - 975,14±5,34 мкм. Мозговые синусы расширялись (49,47±1,04 мкм), а лимфоидные тяжи сужались (56,00±1,14 мкм).

У мышей 3-й группы размеры коркового вещества лимфатических узлов снижались еще в большей степени (в 1,8 раза по сравнению с интактными животными из 1-й группы) и составляли 531,06±8,42 мкм. Еще меньшими были размеры узелков и их количество. Высота узелков не превышала 204,58±4,48 мкм, а ширина - 244,98±6,90 мкм. Многие узелки не имели центров размножения. В сохранившихся единичных центрах размножения преобладали стромальные клетки, макрофаги, при снижении в то же вре­мя количества бластных клеток и больших лимфоцитов. Деление клеток было редким, поэтому мантийная зона вокруг центров состояла всего из 3-4 слоев малых лимфоцитов. Как и в 3-й группе, из-за снижения числа лимфоидных узелков и их размеров происходило увеличение ширины межузелкового слоя до 431,42±5,25 мкм. Выраженное уменьшение размеров коркового вещества происходило параллельно с кажущимся увеличением продольных размеров мозгового (1017,60±4,99 мкм). Мозговые синусы расширялись (56,00±1,13 мкм), а лимфоидные тяжи, наоборот, сужались (47,50±1,18 мкм).

Таким образом, экспериментальные данные показали, что облучение родительских пар дозой ионизирующей радиации 0,3 Гр, или одного из родителей (самок) дозой 3 Гр приводило к более быстрой инволюции брыжеечных лимфатических узлов у мышей первого поколения 2-й и, особенно, 3-й групп.

На основании полученных данных, можно сделать заключение, что облучение родительских пар, особенно большей дозой ионизирующей радиации, приводит к значительным изменениям морфологии лимфатических узлов мышей первого поколения. Возможно, это связано с мутагенным действием ионизирующего излучения на организм, так как степень выраженности изменений в исследуемых органах является дозозависимой.



ВЛИЯНИЕ ЛИГНИННЫХ ОТХОДОВ НА ФИЗИКО-МЕХАНИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ПОЧВЫ

Шишкин А.А., 246 гр. ЛФ, Ворон А.Ш., 351 гр. ЛФ, Иванов П.В., 447 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра общей, военной, радиационной гигиены и медицинской экологии

Руководитель темы: проф., д.м.н. Чернова Г.И.
Способность химических веществ накапливаться в почве в концентрациях, намного превышающих естественные, делает ее удобным индикатором антропотехногенного воздействия на окружающую среду.

Физико-механические свойства почвы определяют характер протекания в ней процессов самоочищения, биохимических реакций и миграции веществ из почвы в сопредельные среды. Лигнин является широко распространенным в природе органическим веществом. После отмирания растений он включается в процесс гумификации органических веществ в почве, разрушается и преобразуется под действием почвенных микроорганизмов. В экспериментах, моделирующих процессы гумификации, установлено, что лигнин растительных осадков длительное время остается без изменений, только через год медленно начинается его разложение.

Целью работы явилось изучение влияние смеси отходов целлюлозно-бумажной промышленности (таловый пек-43%, лигносульфонаты-42%, гидроксид натрия-5% и карбоксиметилцеллюлоза-10%) на физико-механические свойства почвы: влагоемкость, гигроскопичность, водопроницаемость.

В эксперименте изучали лигнинные отходы в концентрациях: 0,001; 0,05; 0,01; 0,1 и 1,0 г/кг. Установлено, что внесение смеси в почву не влияло на ее влагоемкость во всех испытываемых пробах. Влагоемкость контрольных и опытных образцов почвы колебалась незначительно – от 26,6 до 32,7%. Пористость почвы также практически не изменялась при внесении в нее изучаемого вещества.

Существенное влияние лигнинные отходы оказывали на водопроницаемость почвы. Время прохождения воды столба почвы в 20 см в чистой пробе составило 45 мин 31 сек. В пробах с концентрацией смеси 0,001 и 0,05 г/кг водопроницаемость понижалась незначительно – на 8 и 10%. При нагрузке почвы лигнинными отходами в концентрациях 0,01; 0,1 и 1,0 г/кг водопроницаемость замедлялась на 41, 110 и 296% соответственно.

Определение капиллярности почвы проводилось в односуточном эксперименте. Уровень поднятия воды регистрировался через 10, 15, 30, 60 минут, 3, 20, 24 часа и зависел от концентрации изучаемого вещества. В пробах почвы, содержащей смесь в дозах 0,001; 0,05 г/кг высота поднятия воды была практически на уровне контрольных показателей. Внесение в почву лигнинных отходов в концентрациях 0,01; 0,1 и 1,0 г/кг значительно замедляло подъем воды. Это было отмечено уже через 15 минут после начала опыта, когда высота подъема столба в контрольных пробах составила 7 см, а в опытных с концентрациями смеси 0,01; 0,1 и 1,0 г/кг – в 1,75; 3,5 и 4,7 раз меньше. В конце эксперимента (через 24 часа) высота подъема столба в контрольных пробах была 26 см, а в опытных образцах почвы с концентрациями смеси 0,01; 0,1 и 1,0 г/кг уменьшалась в 2,6; 3,25 и 4 раза.

Результаты экспериментальных исследований по влиянию лигнинных отходов на физоко-механические свойства почвы свидетельствуют, что они замедляют водопроницаемость и капиллярность почвы. Это вероятно связано с образованием водопрочных агрегатов под действием лигносульфоновых кислот.

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ГЕПАТОПРОТЕКТОРОВ В КОМПЛЕКСНОЙ ТЕРАПИИ АЛКОГОЛЬНОЙ БОЛЕЗНИ ПЕЧЕНИ

Шубина Н.В., 612 гр. медицинский факультет

Мордовский государственный университет им. Н.П.Огарева, г. Саранск



Руководители темы: доц., к.м.н. Антипова В.Н., доц., к.м.н. Бровкина И.В.
Алкогольная болезнь печени (АБП) наряду с вирусными гепатитами, по праву относится к числу наиболее актуальных проблем гепатологии в первую очередь в силу своей широчайшей распространенности. В России, по официальным данным, насчитывается более 10 млн. больных алкоголизмом. Соответственно увеличиваются число больных алкогольными заболеваниями печени и затраты на их лечение. Ежегодно от АБП умирают до 20 тыс. человек. В последние годы наблюдается рост смертности у данной категории больных, что связано с широким распространением среди них гепатита С, ускоряющего развитие цирроза печени. АБП объединяет различные нарушения структуры и функциональной способности органа, вызванные длительным систематическим употреблением алкогольных напитков. Риск поражения печени значительно увеличивается при употреблении более 80 г чистого этанола на протяжении не менее 5 лет. По клинической классификации в структуре АБП выделяют стеатоз, хронический гепатит (ХГ), цирроз печени (ЦП), острый гепатит. В связи с высокой медико-социальной значимостью проблемы, было проведено клиническое исследование, в котором оценивались результаты применения гепатопротекторов (ГП) в комплексной терапии у пациентов с алкогольными поражениями печени. В группу больных, получающих ГП, включено 38 человек с алкогольным анамнезом (12 – со стеатозом, 9 – с ХГ, 17 – с ЦП), средний возраст которых составил 48 лет. Мужчин – 29, женщин – 9. С целью уточнения диагноза пациентам предлагался специальный тест «Идентификация расстройств, связанных с употреблением алкоголя». При этом исключались другие вероятные этиологические факторы поражения печени (вирусные, аутоиммунные, токсические и др.). Для оценки степени тяжести энцефалопатии у больных с ЦП использовался тест Рейтана на соединение последовательности чисел. Из жалоб принимались во внимание главным образом болевой, диспепсический и астеновегетативный синдромы с оценкой тяжести последних по бальной системе (от 0 до 4 баллов). Степень выраженности симптомов была минимальной при стеатозе и выраженной при ХГ и ЦП. Все пациенты были обследованы клинически с учетом стигм АБП. Гепатомегалия, подтвержденная данными УЗИ, составила в среднем +2 см при стеатозе, +3 см при ХГ, +6 см при ЦП. Асцит наблюдался при ЦП в 47% случаев. При биохимическом исследовании АСТ повышалась по сравнению с нормой в 1,8 раза при ХГ и в 1,77 раза при ЦП, АЛТ – в 1,8 при ХГ и ЦП. Уровень ЩФ повышался в 4 раза при ХГ и в 1,76 раза при ЦП. Показатели общего билирубина превышали норму при ХГ и ЦП в 2,35 и в 4,18 раза соответственно. При стеатозе биохимические показатели находились в пределах нормы. В комплексную терапию пациентов со всеми формами АБП наряду с ферментными и поливитаминными препаратами были включены ГП (эссенциале Н по 5 мл в/в с одновременным приемом внутрь по 1 капсуле 3 раза в день, карсил по 1 капсуле 3 раза в день). Длительность лечения составила в среднем 14 дней, после чего АСТ и АЛТ превышали норму в 1,2 раза при ХГ и в 1,3 раза при ЦП; ЩФ – в 3,6 раза при ХГ и в 1,09 раза при ЦП. Общий билирубин превышал норму в 1,97 раза при ЦП и соответствовал ей при ХГ. Клиническая картина характеризовалась купированием болевого и диспепсического синдромов. Проявления астеновегетативного синдрома полностью нивелировать не удалось, однако наметилась четкая тенденция к ликвидации асцита и снижению размеров печени. Таким образом, результаты проведенного исследования показали, что ГП эффективны при любой форме АБП и являются основой патогенетической терапии алкогольных повреждений печени. Лечение ГП должно быть длительным (не менее 2 – 3 мес.) с обязательным приемом их в амбулаторных условиях. При необходимости курсы повторяют.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЦ, СТРАДАЮЩИХ

ТУГОУХОСТЬЮ

Шугина В.С., 534 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра оториноларингологии

Руководитель темы: доц., к.м.н. Петрова Н.Н.
В структуре тугоухости поражение звуковоспринимающего аппарата составляет, по данным ряда авторов, более 70%. Столь высокая частота встречаемости нейросенсорной тугоухости, а также ее социальная значимость, предопределяют актуальность проблемы. В литературе имеются указания на то, что у значительной части пациентов развиваются нервно-психические расстройства, нарушающие не только его функциональное состояние, но и психическое благополучие.

С целью изучения психо-эмоционального состояния у пациентов, страдающих нейросенсорной тугоухостью было обследовано 30 пациентов в возрасте от 26 до 60 лет. Методы исследования включали в себя эндоскопическое исследование ЛОР-органов, тональную пороговую аудиометрию, аудиометрию в расширенном диапазоне частот, исследование уровней дискомфортной громкости. Для оценки психо-эмоционального состояния пациентов использовались следующие тесты: тест Спилберга-Ханина, шкала тревоги (по Норакидзе В.Г., шкала депрессии.

У всех обследованных по данным аудиометрического обследовании выявлено двустороннее поражение слухового анализатора. Повышение порогов по костной и по воздушной проводимости было более выражено на частотах 125 и 250 Гц (до 20 дБ) и частоте 4000 Гц (до 42,8 дБ). В зоне же основных разговорных частот пороги тонального слуха находились в пределах нормы. При исследовании слуховой функции в расширенном диапазоне частот у пациентов выявлено повышение порогов на частоте 16000 Гц (до 33,8 дБ), на частоте 20 кГц кривая по воздушной проводимости возвращалась к норме. Феномен ускоренного нарастания громкости, определяемый методом, измерения порогов слухового дискомфорта, выявлялся преимущественно у мало стажированных рабочих.

Исследование психологической составляющей показало следующее. У всех обследованных лиц была выявлена тревожность, превышающая уровень «полезной тревожности». Так, высокий уровень тревоги встречался в 63,89 % случаев, средний с тенденцией к высокому уровню – у 27,78 % обследованных, средний уровень тревоги с тенденцией к низкому – в 8,33%. Результаты исследования по шкале Спилберга-Ханина показали, что реактивная тревожность характеризуется преимущественно либо низким (47,22%), либо умеренным (50 %) уровнем. Личностная тревожность высокого уровня встречалась в 48,48 %, умеренного – в 51,52 %. Все это свидетельствует о необходимости активного вмешательства врачей в коррекцию патологического процесса.Результаты исследования по шкале депрессии дают основания полагать, что депрессия встречается у данной группы пациентов достаточно редко. Нами депрессия выявлено лишь у 2,78 % обследуемых. Причем эта депрессия является депрессией ситуативного характера.

Выводы. Для пациентов с профессиональной НСТ характерно наличие тревожности, при этом уровень тревоги намного превышает предел полезной тревоги. Депрессивные состояния при профессиональной НСТ встречаются достаточно редко. Нейросенсорная тугоухость как болезнь тесным образом взаимосвязана с состоянием организма в целом, ей обычно сопутствуют расстройства психо-эмоциональной сферы, что необходимо учитывать при лечении данной группы пациентов.

ТЕЧЕНИЕ РОДОВ ПРИ ВРОЖДЕННЫХ ПОРОКАХ РАЗВИТИЯ ПЛОДА

Щеголькова А.А., 615 гр. МПФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра акушерства, гинекологии и

перинатологии

Руководитель темы: асс., к.м.н. Тимошенкова С.В.


Целью работы является изучение влияния плодового фактора на развитие и течение родов на примере родов плодом с врождёнными аномалиями развития.

Статистической обработке подвергнуты материалы родов: истории родов, журналы родов, истории развития новорожденных, заключения ультразвукового исследования во время беременности. Основную группу составили 100 родов, имевших место в 15 и16 родильных домах Санкт-Петербурга в период с 1983 по 2000 годы.

Характеристика клинической группы: 5 % рожениц имели возраст до 18 лет включительно, а 32 % - 28 лет и старше. У 32 % данная беременность - первая. У 15 % наступили третьи, четвёртые или пятые роды. Ни у одной из женщин основной группы раньше не рождались дети с пороками развития, однако в три раза чаще у них предшествующие беременности заканчивались самопроизвольным абортом или замершей беременностью. Только у двух женщин неблагоприятный исход для плода можно объяснить профвредностью. У 3% диагностирована гипертоническая болезнь 1-2 степени при обследовании во время беременности. У 3% обнаружены заболевания щитовидной железы. Двум беременным производилось лечение во втором триместре беременности по поводу острого пиелонефрита и мочекаменной болезни (почечная колика). В общем, частота соматической патологии составила в основной группе 10%.

Осложнение беременности поздним гестозом возникло реже при врождённых пороках развития плода, чем при их отсутствии (7% и 25% соответственно). Однако такое снижение может объясняться увеличением частоты преждевременных родов. При родоразрешении в сроке до 36 недель симптомы позднего гестоза в ряде случаев не успевали ещё развиться до стадии клинических проявлений.

Нозология пороков развития плодов: 33% составили множественные пороки развития плода; 15% - пороки центральной нервной системы; 14% - пороки развития мочеполовой системы; 6% - различные грыжи; 4% - болезнь Дауна и 4% - пороки сердца.

Исход беременности при врождённых пороках развития плода: в три раза чаще происходят преждевременные роды и преждевременное излитие вод (17% в основной и 7% в контрольной группе). Достоверно выше процент быстрых и стремительных родов (30% родов продолжались менее 5 часов).

Значительно реже происходили затяжные или запоздалые роды. В связи с этим, естественно меньше процент медикаментозных и оперативных вмешательств. На 7% чаще неполноценный плод рождался в тазовом предлежании (11% в основной и 4% в контрольной группе). Кровотечения в последовом и раннем послеродовом периоде возникали с одинаковой частотой в обеих группах (2,5%).

В рассматриваемой группе не зафиксировано приступов эклампсии, разрывов матки, преждевременной отслойки плаценты и материнской смертности.

Результаты анализов родов показали, что состояние плода оказывает определенное влияние на течение родового процесса и исход родов для матери, что подтверждает роль плодового фактора в процессах развития родовой деятельности.

МОРФОЛОГИЯ ПОСЛЕДА ПРИ РОДАХ ПЛОДОМ С АНОМАЛИЯМИ РАЗВИТИЯ

Щеголькова А.А., 615 гр. МПФ, Киселёв И.В., 353 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра акушерства, гинекологии и

перинатологии

Руководитель темы: асс., к.м.н. Тимошенкова С.В.


Целью работы является выявление особенностей состояния последа при врожденных пороках развития плода. Общее число наблюдений – 50 последов. Контрольную группу составили 50 последов при физиологических родах. Изучали массу плаценты, плодово-плацентарный индекс и невоспалительные изменения последа по данным гистологического исследования.

Выявлено следующее: плодово-плацентарный индекс не имеет достоверных различий в основной и контрольных группах. В семи случаях выявлена первичная плацентарная недостаточность, при которой патологически малая масса плаценты вызвала резкую задержку внутриутробного развития плода. В этих случаях у двух плодов были множественные пороки развития, у двух других – пороки развития сердца, у одного – пороки развития костной системы (лакунарный остеопороз), один плод с болезнью Дауна и один с гидроцефалией. Масса плаценты при первичной плацентарной недостаточности колебалась от 250 до 390 граммов, а масса плодов от 2000 до 2700 граммов при доношенном сроке беременности. При микроскопическом исследовании плаценты, оболочек и пуповины выявлено преобладание инфекционных поражений последа бактериально-вирусной этиологии 91% (в контрольной группе - 68%). В двух случаях воспаление имело гнойный характер. У 90% последов основной группы обнаружены признаки хронической плацентарной недостаточности (преимущественно субкомпенсированной), в контрольной группе - 64%. Только у 8% последов воспалительные изменения объяснялись восходящим характером распространения инфекционного процесса, что связано с особенностями течения родов, тогда как у 92% источником инфицирования являются хронические очаги инфекции матери.

Таким образом, результаты исследования свидетельствуют о неблагоприятном исходном состоянии здоровья матери в момент зачатия, что ухудшает качество зачатия и вызывает аномальное развитие плодного яйца. Это требует пересмотра методов профилактической работы среди женского населения.

КАЧЕСТВО ЖИЗНИ РОССИЯН В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ

СОПОСТАВЛЕНИЙ.

Юзвук Е.Ю., 351 гр. ЛФ, Адамашвили К.Н., 351 гр. ЛФ, Ворон А.Ш., 351 гр. ЛФ

СПбГМА им. И.И.Мечникова, кафедра социально-гуманитарных наук с курсом менеджмента и экономики здравоохранения

Руководитель темы: доц. Паничкин В.М.
На рубеже веков международные организации, прежде всего Организация Объединенных Наций, правительства многих стран продолжают поиск стратегии устойчивого человеческого развития. Справедливое и эффективное формирование и реструктурирование экономической и социальной сфер, которое на самом деле способствовало бы развитию человека, является важной проблемой для организованного гражданского общества в целом. Причем это касается не только беднейших стран Азии и Африки, но и развитых в экономическом отношении государств.

В течение длительного периода времени среди моделей развития общества главенствовали те, в которых основной акцент делался на экономический рост и способы его ускорения. Считалось, что экономический рост автоматически влечет за собой прогресс в развитии человека и всего общества. Но эта модель не оправдала себя и выразилась в нарастании социально-политической нестабильности и бедности населения.

Экономический рост как важный фактор общественного прогресса может обеспечить улучшение качества жизни населения и повышение человеческого потенциала только тогда, когда увеличение частных доходов будет более менее равномерным, а также когда этот рост обеспечивает и объединяет достаточно государственных средств, инвестируемых в институты, во многом определяющие человеческое развитие: в школы, медицинские центры, но не в вооружение.

Качество жизни населения измеряется с учетом целого комплекса критериев и параметров, которые формируются под влиянием экономических и неэкономических факторов. К таким параметрам, прежде всего, относится валовой внутренний продукт (ВВП), его объем в целом и в пересчете на душу населения. Кроме того, к показателям, характеризующим уровень и качество жизни относятся также такие как, например: общий объем потребляемых благ и их качество; уровень реальных доходов населения и личное потребление в расчете на душу населения; жилищные условия; уровень развития образования, здравоохранения; социального обеспечения, окружающая среда, природа, климат.

Для сравнения уровня и качества жизни населения разных стран, эти показатели стали измеряться в рамках ООН с использованием так называемых индексов. Индекс развития человека (ИРЧ) – наиболее популярный показатель, который, начиная с 1990 года, ежегодно рассчитывается экспертами ООН по 160-179 странам. Этот показатель отражает такие важнейшие характеристики жизни населения как возможность жить долго, получать знания и возможность иметь адекватный уровень жизни. ИРЧ рассчитывается как среднее из трех показателей: ВВП на душу населения (оценивается уровень жизни); уровень образования (процент людей, имеющих начальное, среднее, высшее образование, средний срок обучения), средняя ожидаемая продолжительность жизни, по которой с большой степенью достоверности можно судить о состоянии здоровья населения и системы его охраны.

Реальный ВВП на душу населения разных стран измеряется в единой валюте – в «международных долларах». Это означает, что показатель ВВП на душу населения конвертируется в доллары США, с учетом паритета покупательной силы валюты. Паритет покупательной силы (ППС) – это покупательная сила валюты страны: число единиц этой валюты, необходимой для покупки представительной аналогичной корзины товаров и услуг, которую можно закупить на доллар США в Соединенных Штатах Америки.

По этой методике ВВП на душу населения в СССР в 1985 году (последний «доперестроечный» год) составил 4996 «международных долларов», или долларов США с учетом ППС советского рубля – 39,9% от уровня США. Страна занимала по этому показателю 68 место в мире, между Югославией и Польшей. Вплоть до 1990 года Россия держалась в четвертой десятке стран мира при определении рейтинга качества жизни. Так, в 1990 году Россия занимала 37 место в мире. К 1999 году в результате глубокого социально-экономического кризиса Россия опустилась на 71 место (ИРЧ в 90-ые годы исчислялся по 160-165 странам).

С началом экономического подъема стране частично удалось отстоять утраченные позиции: в 2000 году – занять 62 место (между Малайзией и Латвией), в 2001 году подняться на 55-ое место (между Малайзией и Белизом). Однако согласно данным «Доклада ООН о развитии человека – 2005», Россия опять оказалась на 62-ом месте (из 177 рейтингуемых стран). И это несмотря на экономический рост, темпы которого в последние 5 лет были выше среднемировых и заметно выше, чем в экономически развитых странах. По ВВП на душу населения мы сегодня находимся в шестой десятке, отставая от мировых лидеров по ИРЧ (Норвегия, Исландия, Австралия, Люксембург, Канада, Швейцария, США, Швеция, Япония, Бельгия) примерно в 4 раза.

По уровню и качеству образования – второму параметру ИРЧ – Россия остается во второй десятке (15-17 место), несмотря на кризисные явления в этой сфере и опережает многие развитые страны.

Показатели состояние здоровья россиян и системы здравоохранения, а также ожидаемая средняя продолжительность жизни неутешительные. Здесь страна ближе к концу списка, причем показатели имеют тенденцию к ухудшению. Так в 2001 году мы занимали 98-ое место, в 2004 году – 111-ое, в 2005 году – 117-ое. Жизнь в России на 10 лет короче, чем в цивилизованном мире. Общая оценка положения дел в России – 130 место (из 191 страны).

Очевидно, в этом – одна из главных причин низкой оценки российского «человеческого капитала» и качества жизни в России. Так, по результатам исследований благосостояния жителей разных стран, проводимых Всемирным Банком в 2005 году, наша страна отнесена к «странам среднего уровня», уступая многим странам Азии, Африки и Латинской Америки. Размеры российского национального богатства, приходящиеся на одного жителя, в 17 раз меньше, чем в самой богатой стране мира – Швейцарии, и в 13 раз меньше, чем в США.

По прогнозам Всемирного Банка, «в ближайшем будущем разрыв между богатыми и бедными странами будет увеличиваться в основном за счет того, что главное богатство беднейших стран – природные ресурсы – будет сокращаться, а «нематериальные активы» богатых стран продолжат расти». Для России это очень неутешительный прогноз, в стране и так сегодня более 30 млн. бедных людей.

Приоритетные национальные проекты, к реализации которых наша страна приступила в 2006 году, направлены на повышение уровня и качества жизни россиян. Как известно, они охватывают четыре главных составляющих благосостояния: жилищные условия, обеспечение продовольствием, образование и здравоохранение. Однако даже в случае стопроцентной реализации этих проектов, заметного повышения качества жизни все равно не произойдет: слишком незначительна «прибавка» (134 млрд.рублей – это всего около 3% Российского Государственного Бюджета или около 930 рублей в расчете на среднестатистического россиянина по всем направлениям). В обозримой перспективе Россия вряд ли приблизится к группе лидирующих стран по качеству и уровню жизни, даже если сохранит достигнутые темпы экономического роста.

Очевидно, что исследование ИРЧ имеет огромное значение при определении приоритетов в социальной, экономической или демографической политике страны.

Современная концепция развития человеческого потенциала оказывает существенное влияние на экономическую политику и стратегию во многих развитых странах мира. И Россия не является исключением.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   41


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница