Понятие «культурного шока» и его симптомы



Скачать 215.41 Kb.
Дата18.05.2016
Размер215.41 Kb.
Понятие «культурного шока» и его симптомы

Стрессогенное воздействие новой культуры на человека специалисты назвали культурным шоком; иногда используются сходные понятия «шок перехода», «культурная утомляемость». В той или иной степени его переживают практически все иммигранты. Он вызывает нарушение психического здоровья, более или менее выраженное психическое потрясение.

Термин «культурный шок» был введен в научный оборот американским исследователем Калсрво Обергом в 1954 г. Он отметил, что при вхождении в новую культуру человек испытывает ряд неприятных ощущений. Сегодня считается, что опыт новой культуры является неприятным или шоковым, потому что он неожидан и потому что может привести к негативной оценке собственной культуры.

Обычно выделяют следующие формы проявления культурного шока:



  • напряжение из-за усилий, прилагаемых для достижения психологической адаптации;

  • чувство потери из-за лишения друзей, своего положения, профессии, собственности;

  • чувство одиночества (отверженности) в новой культуре, которое

  • может трансформироваться в отрицание этой культуры; о нарушение ролевых ожиданий и самоидентификации;

  • тревога, переходящая в негодование и отвращение после осознания культурных различий;

  • чувство неполноценности из-за неспособности справиться с ситуацией.

Главной причиной культурного шока является различие культур. Каждая культура выработала множество символов и образов, стереотипов поведения, с помощью которых человек может автоматически действовать в разных ситуациях. Когда человек оказывается в условиях новой культуры, привычная система ориентации становится неадекватной, поскольку она основывается на других представлениях о мире, иных нормах и ценностях, стереотипах поведения и восприятия. Именно разочарование в адекватности собственной культуры, осознание ее неуниверсальности становится причиной шока, так как в условиях своей культуры человек не отдает себе отчет, что в ней есть эта скрытая, невидимая часть культуры.

Состояние культурного шока имеет самое непосредственное отношение к процессу общения. Каждый человек воспринимает свою способность к коммуникации как нечто само собой разумеющееся и не осознает, какую роль играет эта способность в его жизни, до тех пор, пока не оказывается в ситуации непонимания. Неудачное общение, как правило, вызывает у него душевную боль и разочарование. Однако в этом состоянии человек осознает, что источником разочарования является его собственная неспособность к адекватной коммуникации. Речь идет не только и не столько о незнании языка, сколько об умении расшифровать культурную информацию иного культурного окружения, о психологической совместимости с носителями иной культуры, способности понять и принять их ценности.



Диапазон симптомов культурного шока очень широк — от слабых эмоциональных расстройств до серьезных стрессов, психозов, алкоголизма и суицидов. На практике он часто выражается в излишней заботе о чистоте посуды, белья, качестве воды и пиши, в психосоматических расстройствах, общей тревожности, бессоннице, страхе. Та или иная разновидность культурного шока может развиваться от нескольких месяцев до нескольких лет в зависимости от индивидуальных особенностей личности.

Современные исследователи рассматривают культурный шок как часть процесса адаптации к новым условиям. Более того, в этом процессе личность не просто приобретает знания о новой культуре и нормах поведения в ней, но становится более развитой культурно, хотя и испытывает стресс. Поэтому с начала 1990-х гг. специалисты предпочитают говорить не о культурном шоке, а о стрессе аккультурации.



Механизм развития культурного шока впервые подробно описан Обергом, который утверждал, что люди проходят через определенные ступени переживания культурного шока и постепенно достигают удовлетворительною уровня адаптации. Сегодня для их описания предложена кривая адаптация (U-образная кривая), в которой выделяют пять этапов адаптации.

  • Первый этап называют «медовым месяцем»: как правило, мигранты, оказавшись за границей, полны энтузиазма и надежд. К тому же часто к их приезду готовятся, их ждут, и сначала они получают помощь, могут иметь некоторые льготы. Но этот период быстро проходит.

  • На втором этапе непривычная окружающая среда и культура начинают оказывать негативное воздействие. Все большее значение приобретают психологические факторы, вызванные непониманием местных жителей. Результатом могут быть разочарование, фрустрация и даже депрессия. Поэтому в данный период мигранты пытаются убежать от реальности, общаясь преимущественно со своими земляками и жалуясь им на жизнь.

  • Третий этап — критический, так как культурный шок достигает максимума. Это может привести к соматическим и психическим болезням. Часть мигрантов возвращается на родину. Но большая часть находит в себе силы преодолеть культурные различия, учит язык, знакомится с местной культурой, обзаводится местными друзьями, от которых получает необходимую поддержку.

  • На четвертом этапе появляется оптимистический настрой, человек становится более уверенным в себе и удовлетворенным своим положением в новом обществе и культуре, считая весьма успешными приспособление и интегрирование в жизнь нового общества.

  • На пятом этапе достигается полная адаптация к новой культуре. С этого времени индивид и окружающая среда взаимносоответствуют друг другу. В зависимости от интенсивности перечисленных факторов процесс адаптации может продолжаться от нескольких месяцев до 4-5 лет.

Полученная U-образная кривая развития культурного шока характеризуется следующими ступенями: хорошо, хуже, плохо, лучше, хорошо.

Когда успешно адаптировавшийся в чужой культуре человек возвращается на родину, он сталкивается с необходимостью обратной адаптации (реадаптации) к собственной культуре. Считается, что при этом он испытывает «шок возвращения», описываемый W-образной кривой реадаптации. Она повторяет U-образную кривую: первое время человек радуется возвращению, встречам с друзьями, потом замечает, что какие-то особенности родной культуры кажутся ему странными и непривычными, но постепенно он вновь приспосабливается к жизни дома.



Факторы, влияющие на культурный шок, можно разделить на две группы — внутренние (индивидуальные) и внешние (групповые).

В группе внутренних (индивидуальных) факторов важнейшими являются индивидуальные характеристики человека — возраст, пол, образован и, черты характера, жизненный опыт.



Возраст является критическим элементом адаптации к другому сообществу: чем старше человек, тем труднее он адаптируется к новой культурной системе, тяжелее и дольше переживает культурный шок, медленнее воспринимает модели новой культуры. Так, маленькие дети адаптируются быстро и успешно, но уже школьники испытывают большие затруднения, а пожилые люди практически не способны к адаптации и аккультурации.

Пол. Ранее считалось, что женщины труднее приспосабливаются к новому окружению, чем мужчины. Но это относится к женщинам из традиционных обществ, удел которых и на новом месте — занятие домашним хозяйством и ограниченное общение с новыми людьми. У женщин из развитых стран способности к аккультурации такие же, как у мужчин, а американки лучше, чем мужчины, приспосабливаются к новым обстоятельствам. Поэтому в последнее время исследователи считают, что для адаптации более важен фактор образования: чем оно выше, тем успешнее адаптация. Образование, даже без учета культурного содержания, расширяет внутренние возможности человека. Чем сложнее картина мира у человека, тем легче и быстрее он воспринимает новации.

В связи с этим специалисты выделили универсальный набор личностных характеристик, которыми должен обладать человек, готовящийся к жизни в чужой стране с чужой культурой. Это — профессиональная компетентность, высокая самооценка, общительность, экстравертность, открытость для разных взглядов, интерес к окружающим, склонность к сотрудничеству, терпимость к неопределенности, внутренний самоконтроль, смелость и настойчивость, эмпатия. Правда, реальная жизненная практика показывает, что наличие этих качеств не всегда гарантирует успех. Если ценности чужой культуры слишком сильно отличаются от названных свойств личности, т.е. культу рная дистанция слишком велика, адаптация будет протекать весьма сложно.



Обстоятельства жизненного опыта человека также относятся к внутренним факторам адаптации и преодоления культурного шока. Здесь важнее всего — мотивы к адаптации. От мотивации мигрантов зависит, насколько полно они знакомятся с языком, историей и культурой той страны, куда они едут. Сильная мотивация у эмигрантов, которые стремятся переехать на постоянное место жительства в другую страну и хотят поскорее стать полноправными членами новой культуры, а также у студентов, получающих образование за границей. Намного хуже обстоит дело у вынужденных переселенцев и беженцев, которые не хотели покидать родину и не желают привыкать к новым условиям жизни.

Более быстрой адаптации способствуют опыт пребывания в инокультурной среде, наличие друзей среди местных жителей, которые помогают быстрее овладеть необходимой для жизни информацией, обеспечивают поддержку (социальную, эмоциональную, иногда даже финансовую), контакты с бывшими соотечественниками, живущими в этой стране. Но здесь есть опасность замкнуться в узком круге общения, что усилит отчуждение. Поэтому многие службы, связанные с эмигрантами, пытаются ограничить их проживание в гомогенных национальных группах, полагая, что это мешает быстрой адаптации и даже может стать причиной этнических предубеждений.

К внешним факторам, влияющим на адаптацию и культурный шок, относятся культурная дистанция, особенности культуры, условия страны пребывания.

Культурная дистанция - степень различий между родной культурой и той, к которой адаптируется человек. При этом на адаптацию влияет даже не сама культурная дистанция, а представление человека о ней. его ощущение культурной дистанции, которое зависит от множества факторов — наличия или отсутствия войн или конфликтов как в настоящем, так и в прошлом, знание чужого языка и культуры и т.п. Субъективно культурная дистанция может восприниматься как более далекая или более близкая, чем на самом деле; в обоих случаях культурный шок продлится, а адаптация будет затруднена.

Особенности культуры, к которой принадлежат мигранты. Так, хуже адаптируются представители культур, в которых очень важно понятие «лица» и где боятся его потерять; такие люди очень болезненно воспринимают неизбежные в процессе адаптации ошибки и незнание. С трудом адаптируются представители «великих держав», которые обычно считают, что приспосабливаться должны не они, а другие.

Условия страны пребывании, в частности доброжелательность местных жителей к приезжим, готовность помочь им, общаться с ними. В плюралистическом обществе адаптироваться гораздо легче, а также в обществах, где политика культурного плюрализма провозглашена на государственном уровне, как, например, в Канаде или Швеции, чем в тоталитарном или ортодоксальном.

Нельзя не назвать такие факторы, как экономическая и политическая стабильность в принимающей стране, уровень преступности, от которого зависит безопасность мигрантов, возможность общаться с представителями другой культуры (что реально, если есть совместные занятия — общая работа, увлечения и др.), позиция СМИ, которые создают общий эмоциональный настрой и общественное мнение относительно других этнических и культурных групп.

Культурный шок — сложное и болезненное для человека состояние, но свидетельствующее о личностном росте, ломке существующих стереотипов, для чего требуются огромные затраты физических и психологических ресурсов человека. В результате формируется новая картина мира, основанная на принятии и понимании культурного многообразия, снимается дихотомия Мы-Они, появляется устойчивость перед новыми испытаниями, терпимость к новому и необычному. Главный итог — способность жить в постоянно меняющемся мире, в котором все меньшее значение имеют границы между странами и все более важными становятся непосредственные кон так ты между людьми.

Общие симптомы
1).  Всё время хочется домой;
2).  Ничто не кажется вам смешным;
3).  Неумеренная жажда и потребность в еде или наоборот плохой аппетит;
4).  Желание «поваляться» в постели;
5).  Страх физического контакта;
6).  Рассеянность;
7).  Чувство беспомощности;
8).  Агрессивность;
9).  Навязчивость в мытье рук.7
2. 3.   Фазы культурного шока
     Следующие фазы культурного шока проходит любой из оказавшихся за пределами родных просторов человек.
     Фаза I. «Медовый месяц».  Большинство людей начинают свою жизнь за рубежом с положительного отношения, даже с эйфорией (наконец- то вырвался!): всё, что является новым, экзотично и привлекательно. В течение первых нескольких недель большинство очаровано новым. На стадии медового месяца человек замечает самые очевидные различия: различия в языке, климате, архитектуре, кухне, географии и т. д. Это – конкретные отличия и их легко оценить. Факт того, что они конкретные и видимые делает их нестрашными. Можно видеть и оценивать, тем самым можно к ним приспособиться. Люди оста-навливаются в отеле и общаются с теми, кто говорит на их языке, кто вежлив и приветлив к иностранцам. Если «он» - VIP, то его можно увидеть на «зрелищах», его балуют, он обласкан и на интервью страстно говорит о доброй воле и интернациональной дружбе. Этот медовый месяц может длиться от нескольких дней или недель до 6 месяцев в зависимости от обстоятельств. Но это умонастроение обычно непродолжительно, если «визитёр» решает остаться и встретиться с реальными условиями жизни в стране. Тогда начинается вторая стадия, характеризующаяся враждебностью и агрессивностью по отношению к «принимающей» стороне. 

 

7 В. А. Шамахова, А. Н. Мячина «Выезжающему за границу. Справочник», М., 1997 г., стр. 8



   

 Фаза II. Беспокойство и враждебность.  Также как и в браке, медовый месяц не длится вечно. Через несколько недель или месяцев человек осознаёт возникающие проблемы с общением (даже если знание языка хорошее!), на работе, в магазине и дома. Существуют проблемы с жильём, проблемы передвижения, проблемы с «шопингом» и факт, что окружающие в основном и в большинстве равнодушны к ним. Они помогают, но не понимают вашу огромную зависимость от этих проблем. Поэтому они, по-видимому, равно-душны и черствы по отношению к вам и вашим тревогам. Результат: «Они мне не нравятся.»


     Но на стадии отчуждения вы попадёте под влияние и не столь очевидных отличий. Чужды-ми являются не только осязаемые, «грубые» аспек-ты, но те отношения людей между собой, способы принятия решений и способы выражения своих чувств и эмоций. Эти отличия создают значительно больше трудностей и являются причиной большинства недопониманий и разочарований, после которых вы чувствуете стресс и неудобство. Многих привычных вещей просто не существует. Внезапно все различия начинают видеться гипертрофированно. Человек вдруг осознаёт, что с этими различиями ему придётся жить не пару дней, а месяцы или годы. Начинается кризисная стадия заболеваний под названием «культурный шок».
     И какими же способами мы – наш  организм и психика – с ними боремся? Критикуя местных жителей: «они такие глупые», «не умеют работать, а только пьют кофе», «все такие бездушные», «интеллект не развит» и т. п. Шутки, анекдоты, язвительные замечания про местных жителей становятся лекарством. Однако это далеко не все признаки «заболевания». Согласно исследованиям, культурный шок оказывает прямое воздействие на наше психическое и даже физическое состояние. Типичные симптомы: тоска по родине, скука, «уход» в чтение, просмотр телевизора, желание общаться только с русскоговорящими, потеря трудоспособности, внезапные слёзы и психосоматические болезни. Особенно ко всему этому склонны женщины.
     В любом случае, этот период культурного шока не только неизбежен, но и полезен. Если вы из него выбираетесь, вы остаётесь. Если нет, вы уезжаете до того, как достигаете стадии нервного срыва.
      Фаза III. Окончательное привыкание. Если приезжий успешен в приобретении некоторых знаний языка и начинает передвигаться самостоятельно, он начинает открывать пути в новое социальное окружение. Приезжие всё ещё испытывают трудности, но «они являются моими проблемами, и я вынужден переносить их» (их установка). Обычно на этой стадии приезжие приобретают чувство превосходства по отношению к обитателям страны. Их чувство юмора проявляет себя. Вместо критики они шутят над обитателями этой страны и даже судачат о своих трудностях. Теперь они на пути к выздоровлению.
     Выход из кризиса и постепенное привыкание может происходить по- разному. У некоторых – медленно и незаметно. У других – бурно, с посвящением в местную культуру и традиции, вплоть до отказа признавать себя русскими (американцами, шведами и т. д.). Но как бы эта стадия не проходила, её несомненное преимущество – в понимании и принятии «кода поведения», достижение особого комфорта в общении. Однако и на этой стадии вас могут еще сопровождать подводные камни перемен: так, Владимир Набоков, которому пришлось интегрировать в американскую культуру, писал о глубоком внутреннем кризисе, вплоть до психосоматических болезней, которые ему пришлось пережить при переходе к писанию книг на английском. По достижении этой стадии иногда случаются дни, когда вы будете возвращаться на предыдущие стадии. Важно сознавать, что все эти различные ощущения – естественная составляющая адаптации к новой среде.

     Фаза IV и последняя «Бикультуризм».  Эта последняя фаза представляет собой способность человека благополучно «функционировать» в двух культурах – своей и приёмной. Он по- настоящему входит в контакт с новой культурой, не поверхностно и искусственно, как турист, а глубоко, и охватывая её. Только с полным «схватыванием» всех знаков социальных отношений эти элементы уйдут. Долгое время человек будет понимать, что абориген говорит, но не всегда понимать то, что он имеет в виду. Он начнёт понимать и ценить местные традиции и обычаи, даже перенимать некоторые «коды поведения» и вообще чувствовать себя «как рыба в воде» как с аборигенами, так и со «своими». Счастливчики, попавшие в эту фазу, наслаждаются всеми благами цивилизации, имеют широкий круг друзей, легко улаживают свои официальные и личные дела, одновременно не теряя чувства собственного достоинства и гордясь своим происхождением. Когда они едут домой в отпуск, могут взять вещи с собой. И если они уезжают с добром, они обычно скучают по стране и людям, к которым привыкли.  


 Получается, что приспособившийся человек как бы раздвоен: есть свой, родной плохой, но свой способ жизни и другой, чужой, но хороший. Из этих двух оценочных измерений, «свой – чужой», «плохой – хороший», первый главнее второго, который ему подчинён. У некоторых персон эти конструкты, видимо становятся независимыми. То есть, человек считает: «Ну и что, что чужое. Зато, например, комфортнее, денежнее, больше возможностей» и т. п. Проблема в том, что то «что своё» никуда не девается просто по определению. Ты не можешь выкинуть, забыть свою жизненную историю, как бы плоха она ни была. Как сказал А. С. Пушкин: «Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости». В результате ты – вечный чужак. Конечно, можно влюбиться в эту культуру, буквально, иначе менее сильное чувство не преодолеет разрыв чуждости, и тогда, чужое станет своим.
     На мой взгляд, то что называется хорошей адаптацией – это умение оперировать знаками другой культуры наравне со своими. Для этого нужны определённые способности, память например, и сильная способность человека противостоять «растаскиванию» враждебным окружением, эмоциональная опора на себя. Именно поэтому хорошо приспосабливаются дети, быстро всё схватывающие, люди талантливые, которые живут своим творчеством, и до насущных проблем им нет дела и, как ни странно может показаться, домохозяйки, «защищённые» от окружения заботой о своих детях и доме, а не заботой о самих себе.8

Значительное влияние на процесс адаптации оказывает уровень сходства и различия между «родной» и новой страной проживания. Исследователями предпринимались попытки дать классификацию основных характеристик стран и культур, позволяющих наиболее полно сопоставить их сходства и различия. С моей точки зрения, наибольший интерес представляет собой работа датского учёного Г. Хофстеда. Он создал теорию социокультурной классификации различных стран мира, подтверждённую рядом исследований.


     Г. Хофстед ввёл четыре шкалы, служащие основой классификации. Каждая страна мира может быть описана с использованием этих шкал. Шкалы получили название:
1.   Индивидуализм – коллективизм.

2.   Малая дистанция неравенства – большая дистанция неравенства.

3.   Слабое устранение неопределённости – сильное устранение неопреде-лённости.

4.   Женственность – мускульность.


     На полюсах первой шкалы находятся индивидуализм и коллективизм, отражающие степень связи между людьми в рассматриваемом обществе. Это деление традиционно. Как пишет в своей работе известный американский учёный Д. Майерс, «для индустриально развитого западного общества характерны ценности индивидуализма. Оно отдаёт предпочтение самостоятельности в ущерб социальной идентичности… Индивидуализм процветает в условиях изобилия, социальной мобильности, урбанизма и интенсивного воздействия средств массовой информации».
     В индивидуалистических культурах детей с детства приучают к независимости и самостоятельности. Взрослея, дети стремятся отделиться от родителей. В личной и профессиональной жизни они рассчитывают на самих себя, обладая большой личной свободой.
     Коллективизм характерен для стран, где жизнь большей части населения достаточно тяжела и требует взаимовыручки, или там, где население часто сталкивается со всеобщими бедствиями.
     В коллективистских культурах приоритетом являются интересы и благополучие семьи, клана, деревни и т. п. Людям в таких странах свойственны взаимопомощь, социальная солидарность, проявление скромности и уважения к другим. Именно общественные связи и общественные интересы во многом определяют здесь поведение людей. 
     Вторая шкала отражает отношение общества к неравенству между людьми в социальном положении, богатстве, в индивидуальных проявлениях. Страны, где иерархия неравенства стала фундаментальным принципом, на котором базируются все отношения, относятся к странам с большой дистанцией неравенства. Противоположные им страны относятся к странам с малой дистанцией неравенства.
     Третья шкала характеризует отношение людей к неизвестному будущему. Общества, в которых люди принимают каждый день легко, Г. Хофстед назвал обществами «со слабым устранением неопределённости». В таких странах люди терпимы к мнениям, отличным от их собственных, потому что не воспринимают их как угрозу, не избегают рискованных действий. Для стран с «сильным устранением неопределённости» характерны попытки людей повлиять на своё будущее, которое всё же остаётся непредсказуемым. По данным исследований Г. Хофстеда, в таких странах у людей более высокий уровень эмоциональности, личной тревожности и агрессивности.
     Четвёртая шкала имеет полюса «женственность» и «мускульность» и отражает разделение гендерных (половых) ролей мужчины и женщины. В «мускульных» культурах мужчина должен быть доминирующим, самоуверенным, соперничающим и рациональным. Он фактически не занимается воспитанием детей, не выполняет домашней работы. Роль женщины распространяется на функцию рождения детей, их воспитание, ведение домашнего хозяйства (в ряде земледельческих стран в круг их обязанностей также входит работа в поле). Женщина в таких странах должна быть скромной, интересующейся красотой, общительной и обладать хорошей интуицией. В «женственных» культурах учитывается значимость частичного совпадения социальных ролей мужчин и женщин. В таких странах мужчины чаще играют с детьми, иногда занимаются хозяйственными делами, а не только доминируют; так же, как и женщины, интересуются красотой.
     Как отмечает Г. Хофстед, все страны Юго- Восточной Азии являются коллективистскими (в них единицей общества является семья, а не индивид), Нидерланды и США – индивидуалистскими, а Япония находится где- то в середине этой шкалы. В Индонезии и Сингапуре, как и в ряде других азиатских стран, дистанция неравенства велика. Здесь большую роль играют групповая принадлежность, социальный статус человека. США и Нидерланды являются странами с меньшими величинами дистанций. В Индонезии, Сингапуре достаточно спокойно относятся к неопределённости в будущем, Япония демонстрирует другую крайность.
     Япония является «мускульной» страной (максимальная оценка по шкале женственности – мускульности). США также «мускульны». Нидерланды «женственны», а большинство стран Юго- Восточной Азии находятся где- то в середине этой шкалы.12

Способы разрешения межкультурного конфликта             
     Американский антрополог Ф. Бок во введении к сборнику статей по культурной антропологии (который так и называется “Culture Shock”) даёт такое определение культуры:

 

     «Культура в самом широком смысле слова – это то, из- за чего ты становишься чужаком, когда покидаешь свой дом. Культура включает в себя все убеждения и все ожидания, которые высказывают и демонстрируют люди… Когда ты в своей группе, среди людей, с которыми разделяешь общую культуру, тебе не приходится обдумывать и проектировать свои слова и поступки, ибо все вы – и ты, и они – видите мир в принципе одинаково, знаете, чего ожидать друг от друга. Но, пребывая в чужом обществе, ты будешь испытывать трудности, ощущение беспомощности и дезориентированности, что можно назвать культурным шоком».  



 

     Суть культурного шока – конфликт старых и новых культурных норм и ориентации, старых – присущих индивиду как представителю того общества, которое он покинул, и новых, то есть представляющих то общество, в которое он прибыл. Собственно говоря, культурный шок – это конфликт двух культур на уровне индивидуального сознания.


     По мнению Бока, существуют 4 способа разрешения этого конфликта.
     Первый способ можно условно назвать геттоизацией. Он реализуется в ситуациях, когда человек прибывает в другое общество, но старается или оказывается вынужден (из- за незнания языка, природной робости, вероисповедания или по каким- нибудь другим причинам) избегать всякого соприкосновения с чужой культурой. В этом случае он старается создать собственную культурную среду – окружение соплеменников, отгораживаясь этим окружением от влияния инокультурной среды.
     Практически в любом крупном западном городе существуют более или менее изолированные и замкнутые районы, населённые представителями других культур. Это китайские кварталы  или целые чайнатауны, это кварталы или районы, где поселяются выходцы из мусульманских стран, индийские кварталы и т. д. Например, в берлинском районе Кройцберг в процессе многих десятилетий миграции турецких рабочих и интеллектуалов- беженцев возникла не только турецкая диаспора, но своего рода гетто. Здесь большинство жителей – турки и даже улицы имеют турецкий облик, который придают им реклама и объявления – почти исключительно на турецком языке, турецкие закусочные и рестораны, турецкие бани и бюро путешествий, представительства турецких патрий и турецкие политические лозунги на стенах. В Кройцберге можно прожить всю жизнь, не сказав ни слова по- немецки.
     Подобные гетто – армянское, грузинское – существовали до революции и в Москве. В Торонто подобные районы до такой степени национально специфичны, что североамериканские киношники предпочитают снимать в Торонто сцены, происходящие в Калькутте, Багкоке или Шанхае, настолько ярко внутренний мир, традиции и культура обитателей этих гетто выражаются во внешнем оформлении их жизни в Канаде.

     Второй способ разрешения конфликта культур – ассимиляция, по сути противоположная геттоизации. В случае ассимиляции индивид, наоборот, полностью отказывается от своей культуры и стремится целиком усвоить необходимый для жизни культурный багаж чужой культуры. Конечно, это не всегда удаётся. Причиной затруднений оказывается либо недостаточная пластичность личности самого ассимилирующегося, либо сопротивление культурной среды, членом которой он намерен стать. Такое сопротивление встречается, например, в некоторых европейских странах (во Франции, в Германии) по отношению к новым эмигрантам из России и стран Содружества, желающим ассимилироваться там и стать нормальными французами или немцами. Даже при условии успешного овладения языком и достижении приемлемого уровня повседневной компетентности среда не принимает их как своих, они постоянно «выталкиваются» в ту среду, которая по аналогии с невидимым колледжем (термин социологии науки) можно назвать невидимым гетто – в круг соплеменников и «сокультурников», вынужденных вне работы общаться только друг с другом. Разумеется, для детей таких эмигрантов, включённых в инокультурную среду с раннего возраста, ассимиляция не составляет проблемы.


     Третий способ разрешения культурного конфликта – промежуточный, состоящий в культурном обмене и взаимодействии. Для того, чтобы обмен осуществлялся адекватно, то есть принося пользу и обогащая обе стороны, нужны благожелательность и открытость с обеих сторон, что на практике встречается, к сожалению, чрезвычайно редко, особенно, если стороны изначально неравны: одна – автохтоны, другая – беженцы или эмигранты. Тем не менее примеры такого рода удавшегося культурного взаимодействия в истории есть: это гугеноты, бежавшие в Германию от ужасов Варфоломеевской ночи, осевшие там и многое сделавшие для сближения французской и немецкой культур; это немецкие философы и учёные, покинувшие Германию после прихода к власти нацистов и сумевшие внести весомый вклад в развитие науки и философии в англоязычных странах, существенно изменившие тамошний интеллектуальный климат и повлиявшие на развитие общественной жизни вообще. Вообще же результаты такого взаимодействия не всегда очевидны в самый момент его осуществления. Они становятся видимыми и весомыми лишь по прошествии значительного времени.
     Четвертый способ – частичная ассимиляция, когда индивид жертвует своей культурой в пользу инокультурной среды частично, то есть в какой- то одной из сфер жизни: например, на работе руководствуется нормами и требованиями инокультурной среды, а в семье, на досуге, в религиозной сфере – нормами своей традиционной культуры.
     Такая практика преодоления культурного шока, пожалуй, наиболее распространена. Эмигранты чаще всего ассимилируются частично, разделяя свою жизнь как бы на две неравные половины. Как правило, ассимиляция оказывается частичной либо в случае, когда невозможна полная геттоизация, либо когда по разным причинам невозможна полная ассимиляция. Но она может быть также вполне намеренным позитивным результатом удавшегося обмена о взаимодействия.17

17 «Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия», М., 2002 г.
 5. 2.   Обратный культурный шок
     Многим знакомо понятие «культурный шок», которым обозначается явление трудной адаптации и первоначального неприятия местных обычаев, нравов страны, в которую вы приехали.
     Но специалистам, изучающим типичные проблемы иностранных студентов, также известно явление под названием «обратного культурного шока». Это явление связано с тем, что вам также предстоит переадаптироваться к изменившимся условиям вашей родной страны, вам, изменившемуся в течение долгого пребывания за границей. Значение, глубина, острота, а нередко и болезненность этого явления превосходят ожидания человека, которому это явление незнакомо.
     Возвращаясь домой, подсознательно мы ожидаем встретить дома всё так, как было, и воспринимать всё окружение дома теми же глазами. Однако многое успело измениться в уровне жизни, политическом климате, в отношениях между родственниками и друзьями, а также и вы успели измениться за время, проведённое за границей, и многие вещи воспринимаете по- новому.
     Может получиться, и очень часто так и получается, что вы ожидали, что многие будут сильно интересоваться вашим новым опытом, вашими приключениями за рубежом, а оказалось, что это не так уж интересно другим, и вы чувствуете, что это несправедливо.
     Один из советов в этой ситуации – это встретиться с теми, с кем вы успели подружиться за время жизни в чужой стране.18




Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница