Правовая культура как средство детерминации деятельности военнослужащих



Скачать 254.41 Kb.
Дата13.05.2016
Размер254.41 Kb.
ТипСтатья
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА КАК СРЕДСТВО ДЕТЕРМИНАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ

С.Л. Сандригайло, капитан юстиции, адъюнкт Военного университета, vpravo@mail.ru

Статья посвящена анализу феномена правовой культуры военнослужащих с точки зрения рассмотрения ее как средства, определяющего мотивы и цели служебной деятельности военнослужащих.

Ключевые слова: правовая культура; правовое поведение; воинская деятельность.

SL Sandrigailo, Captain Justice, an associate of the Military University, vpra-vo@mail.ru



Legal culture as a means of determination of activity of servicemen

The article is devoted to the analysis of the phenomenon of the legal culture of the armed forces from the point of view of consideration as a means of determining the motives and objectives of the official activities of military personnel.

Key words: legal culture, legal behavior; military activities

Деятельность военнослужащих Российской Федерации детерминируется множеством материальных и духовных факторов, которые описываются в научной литературе, анализируются в социологических исследованиях. Определенное место в ряду этих факторов занимает правовая культура. Для исследования места и роли правовой культуры военнослужащих как средства детерминации их деятельности требуется предварительное уяснение категории «деятельность военнослужащих».

С философской точки зрения деятельность представляет собой специфически человеческую форму активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование. Деятельность человека предполагает определенное противопоставление субъекта и объекта деятельности: человек противополагает себе объект деятельности как материал, который должен получить новую форму и свойства, превратившись из материала в продукт деятельности.

В психологии под деятельностью понимается активное взаимодействие человека со средой, при которой он достигает сознательно поставленной цели, возникшей в результате появления у него определенной потребности, мотива1. В свою очередь, потребность определяется как основной источник активности человека, внутреннее состояние нужды, выражающее его зависимость от конкретных условий существования, а, мотив – это то, что побуждает человека к деятельности и придает его деятельности осмысленность2.

Таким образом, в деятельности человека выделяется следующая структура: субъект (человек, который совершает деятельность), объект (то, на что направлена активность субъекта), цель (образ ожидаемого результата), средства (инструменты, с помощью которых субъект осуществляет эту деятельность) и результат (некий итог деятельности).

Воинская деятельность определяется как специфический, относительно самостоятельный вид социальной деятельности, связанный с обеспечением безопасности Отчизны в процессе военной службы3. Понятие воинской деятельности охватывает не только военно-профессиональную сферу (непосредственно связанную с освоением и использованием оружия и боевой техники, приемов и способов вооруженной борьбы, повышением боевой квалификации и т.д.), но и связанные с ней социальную, политическую, военно-правовую, духовную, социально-бытовую сферы деятельности воина.

Воинская деятельность имеет определенную структуру: субъектом такой деятельности выступают сами военнослужащие, объектом – обороноспособность страны и военная безопасность государства; целью – состояние защищенности личности, общества и государства от внешней агрессии; средствами – вооружение и военная техника; результатом – такая боеготовность и боеспособность военнослужащих и в целом военной организации государства, при которой обеспечивается достижение поставленной цели как в мирное, так и в военное время.

Подобное структурирование деятельности военнослужащих является достаточно общим и нуждается в конкретизации главной цели, то есть уяснении множества потребностей и мотивов, которые являются типичными для современных военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и детерминируют их разнообразную деятельность.

В свете вышесказанного представляется логичным утверждать, что правовая культура военнослужащих в их повседневной деятельности выполняет роль именно мотива, причем мотива не единственного, а одного из многих. При этом основным мотивом деятельности военнослужащих следует все-таки признать их стремление к выполнению своего воинского долга. Как справедливо отмечал К. Маркс, «деятельность солдата производит защиту, но не хлеб»4.

Военнослужащие выполняют свой воинский долг по защите Отечества в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» 5. В данном нормативном правовом акте (п. 1. ст. 2) указано, что военная служба является особым видом государственной службы. Она базируется на основных принципах государственной службы, является ее особым видом. Это связано с тем, что Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы предназначены для обеспечения обороны и безопасности Российской Федерации специальными методами, в том числе и военными, прямо связанными с вооруженной борьбой с противником с использованием вооружения и военной техники.

Думается, что разнообразных мотивов в деятельности военнослужащих возникает немало. Одни способствуют активизации основного мотива, например, такие как, стремление к лидерству, героизму, продвижению по службе, а другие могут чинить ему препятствия. Ярким примером опасного антисоциального мотива может служить чрезмерное стремление военнослужащего к обогащению, что является, как показывает практика, важнейшей предпосылкой к порождению коррупционных настроений и проявлений (взяточничество; издание нормативных правовых актов, содержащих коррупциогенные нормы; неправомерное покровительство военнослужащему или лицу гражданского персонала со стороны должностного лица и т.д.6).

Представляется, что правовая культура военнослужащих может рассматриваться в качестве средства достижения целей. Уяснению этого вопроса будет способствовать изучение соотношения целей, средств и результатов человеческой деятельности.

В современной науке цель – это категория, обозначающая заранее мыслимый результат сознательной деятельности человека. Уяснение сущности цели человеческой деятельности происходило исторически. В частности, Аристотель, рассматривал цель, прежде всего, в онтологическом плане. В его понимании цель – это то, ради чего человек что-то делает, например, цель гулянья – здоровье7. Таким образом, под целью Аристотель понимал не мысль или идею о желаемом здоровье, а само здоровье, которого в момент гуляния еще нет, но, которое должно появиться у человека в результате этого гуляния, и которое желаемо этим человеком.

В отличие от Аристотеля, К. Маркс считал, «… что в конце процесса труда получается результат, который уже вначале этого процесса имелся в представлении человека, то есть идеально»8. Следовательно, К. Маркс понимал под целью субъективный образ будущего желаемого результата деятельности.

В философской энциклопедии Н.Н. Трубников даёт следующее определение цели деятельности: «Цель – идеально, деятельностью мышления положенный результат, ради достижения которого предпринимаются те или иные действия или деятельности; их идеальный, внутренне побуждающий мотив»9.

Неразрывная связь целей и средств человеческой деятельности подчеркивается в определениях термина «средство», которые даны в толковых словарях10. Авторы этих словарей под средством понимают: 1) прием, способ действия для осуществления, достижения чего-либо; 2) то, что служит какой-либо цели, необходимо для достижения, осуществления чего-либо; орудие, устройство, приспособление и т.п. или совокупность их, необходимые для осуществления какой-либо деятельности.

Одним из первых к исследованию диалектической взаимосвязи целей и средств человеческой деятельности обратился Г. Гегель. Его немалой заслугой, как справедливо отмечает Н.Н. Трубников, «… является то, что он показал отношение цели и средства не как внешнее отношение независимых друг от друга, безразличных друг другу противоположностей, но как внутренне необходимое отношение и как особого рода единство»11.

Г. Гегель рассматривал соотношение целей и средств как взаимосвязь понятий, не существующих друг без друга и содержащих друг друга в себе. Так, например, с одной стороны, он писал о цели, как о субъективности или душе объекта, используемого в качестве средства, а, с другой стороны, подчеркивал, что средство есть внешняя сторона цели12.

Исследователь В.М. Макаренко утверждает, что «… цели становятся таковыми только в соотношении со средствами, а предметы и явления приобретают статус средств только в отношении с соответствующей целью»13. Тем самым подчеркивается мысль о том, что цели и средства взаимоопределяют друг друга.

Важное свойство понятия «средства» выделяет А.И. Яценко. Он определяет средство как «… совокупность объективных факторов и образа действий человека, ведущих к достижению цели»14. Из данного определения средства следует, что не все предметы и явления, определённые и используемые субъектами для реализации цели, являются её средствами. Таковыми будут только те из них, которые реально ведут к достижению цели. Следовательно, если нечто используется субъектом деятельности ради реализации цели, но в действительности не ведет к её достижению в силу каких-то причин объективного или субъективного характера, то оно не является средством этой деятельности по воплощению данной цели.

Вышесказанное позволяет нам сделать вывод о том, что правовая культура военнослужащих может выступать в качестве средства детерминации их деятельности, если, во-первых, будет определена субъектом воинской деятельности в качестве таковой; во-вторых, если реальное содержание правовой культуры военнослужащих потенциально способно выступить в качестве антикоррупционного мотива их деятельности.

Субъектом, способным определить правовую культуру военнослужащих в качестве средства детерминации их деятельности, может выступить, во-первых, воинский руководитель, начальник или руководящий орган. Именно они могут определить правовую культуру военнослужащих в качестве средства детерминации их деятельности. В данном случае предметом, на который будет направлено воздействие правовой культуры, станет деятельность подчиненных военнослужащих. Для этого командирам (начальникам) необходимо:

– в своей повседневной деятельности руководствоваться требованиям нормативных правовых актов;

– поощрять стремление военнослужащих к получению правовых знаний (например, в служебное время предоставлять военнослужащим возможность для посещения курсов, библиотеки и т.д.);

– организовывать посещение судебных заседаний военнослужащими;

– по согласованию с органами военной прокуратуры, военными следственными органами, военными судами проводить показные занятия с военнослужащими и т.д.

Такие мероприятия, безусловно, формируют в правовом сознании военнослужащих правовые взгляды и убеждения соблюдать требования правовых актов, тем самым совершать лишь правомерные поступки.

Во-вторых, воинскую правовую культуру может использовать в качестве средства достижения своих целей любой конкретный военнослужащий, который, например, станет активно и целенаправленно осваивать её, совершенствуя свою личную правовую культуру, чтобы более грамотно и качественно выполнять возложенные на него обязанности.

Подобное отношение конкретного военнослужащего к своей правовой культуре как к средству является желаемым для военного руководства, входит в его планы, должно быть всячески стимулируемо. Вполне очевидно, что чем выше и совершеннее правовая культура конкретных военнослужащих, тем эффективнее будет её влияние на деятельность этих военнослужащих, тем весомее будет результат целеполагающей деятельности военного руководства по использованию правовой культуры военнослужащих в качестве средства детерминации их деятельности. Примером проявления высокой правовой культуры военнослужащих может служить случай, когда военнослужащий, проходящий военную службу по призыву в одном из гарнизонов, в соответствии с требованиями приказа Министра обороны Российской Федерации от 11 мая 2010 г. № 444 «О Порядке уведомления Министра обороны Российской Федерации о фактах обращения в целях склонения военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации к совершению коррупционных правонарушений» подал рапорт на имя Министра обороны Российской Федерации о факте склонения его неоднократно прямым начальником к совершению проступков коррупционной направленности, и по данному фату Министром обороны Российской Федерации назначена комиссия для проверки сообщения15.

Таким образом, можно заключить, что вышеупомянутый второй вариант применения правовой культуры в качестве средства детерминации деятельности конкретного военнослужащего является важным элементом первого варианта, где военное руководство стремится использовать правовую культуру военнослужащих в качестве средства детерминации их деятельности.

Поскольку воинская правовая культура, определенная командованием в качестве средства детерминации деятельности военнослужащих, в сознании и деятельности самих подчиненных будет не средством, а всего лишь одним из многочисленных мотивов их деятельности, следует сделать вывод, что правовая культура военнослужащих выступает в двух ипостасях: как средство в деятельности руководства и как мотив в деятельности подчиненных. В этой связи представляется важным для командиров (начальников) иметь адекватное представление о правовой культуре подчиненных военнослужащих, чтобы достовернее рассчитывать ожидаемый результат своей целеполагающей деятельности.

Для этого командиры (начальники) должны:

– контролировать качество выполнения военнослужащими своих должностных и специальных обязанностей;

анализировать состояние воинской дисциплины в подразделении (части) и конкретного военнослужащего;

– проведение периодических проверок знаний военнослужащими действующих нормативных правовых актов, касающихся непосредственно их профессиональной деятельности, и общих для всех военнослужащих;

– обеспечивать своевременное прохождение военнослужащими курсов по повышению квалификации;

– анализировать итоговые результаты командирской подготовки и т.д.

Чем меньше будут расхождения между правовой культурой как средством в целеполагающей деятельности руководящего субъекта и правовой культурой как мотивом (детерминирующим фактором) деятельности военнослужащих, тем точнее будет достигаться желаемая цель в полученном результате.

Интересной представляется оценка влияния правовой культуры на жизнь общества, содержащаяся в исследовании М.Г.Баумовой. По её мнению, правовая культура выступает в качестве силы, преобразующей объективную и субъективную реальность: общественные отношения и институты, а также соответствующие им представления и установки, мотивы и интересы, весь образ жизни и мысли людей и их коллективов16.

Содержание и направления влияния правовой культуры на общество и человека ученые, как правило, раскрывают через уяснение и исследование её социальных функций.

Функциональный подход позволяет обстоятельно раскрыть динамическую природу правовой культуры, ее системность, структурные качества, место в правовой системе общества, показать, как правовая культура воздействует на реальную действительность.

В юридической науке под функциями правовой культуры понимают относительно обособленные направления ее позитивного воздействия на сознание и поведение (деятельность) людей, их коллективов и организаций, все сферы общественной и личной жизни, в которой проявляется система юридических ценностей, определяющая степень устойчивости и гарантированности, упорядоченности и управляемости общественных отношений17.

Существует множество оснований для классификации функций правовой культуры военнослужащих, но нам представляется, что их необходимо делить по степени важности на основные и вспомогательные. Такое деление является в определенной степени условным, но теоретически значимым в рамках исследуемого феномена.

Логично предположить, что основными функциями правовой культуры военнослужащих будут: информационная, мотивационная и правосоциализаторская. Эти функции представляются основными и интегрирующими. Вспомогательными функциями правовой культуры военнослужащих как средства детерминации их деятельности будут: аксиологическая, регулятивная, охранительная и воспитательная.

Выделение информационной функции обусловлено тем, что воинская правовая культура для сознания военнослужащего как субъекта воинской деятельности представляется в самом общем виде в качестве информации о материальных и духовных ценностях, выработанных в области права и используемых военнослужащими в их повседневной воинской деятельности.

Эту функцию целесообразно рассматривать как основную, ибо правовая культура военнослужащих как реальное многоплановое социальное явление, информирует военнослужащих о своём существовании и содержании, проявляет себя для сознания любого конкретного военнослужащего первоначально в виде информации, последующее осознание которой вызывает разнообразные эмоции и переживания, взгляды и убеждения.

Вполне очевидно, что информацию о воинских правовых культурных ценностях, являющихся для неё типичными, военнослужащие получают, прежде всего, из окружающей их правовой действительности, из массового и индивидуального поведения других людей, а не только из законов и подзаконных правовых актов (приказов и директив Министра обороны Российской Федерации и т.п.), других текстов правового характера, целенаправленно изучаемых военнослужащими на занятиях по правовой подготовке.

Важно отметить, что информация о содержании правовой культуры военнослужащих, почерпнутая ими из окружающей правовой действительности, может не совпадать с теми правовыми ценностями, которые доводятся до сведения военнослужащих в ходе занятий по правовой подготовке. Кроме того, военнослужащие каждый раз оценивают те или иные элементы правовой культуры со своих субъективных позиций, принимают в расчет собственное понимание происходящего в воинской части, подразделении или воинском коллективе.

Правовая культура военнослужащих как средство детерминации их деятельности выполняет важную мотивационную функцию.

Эта функция обусловлена, с одной стороны, тем, что правовая культура военнослужащих представляет собою совокупность материальных и духовных ценностей, накопленных обществом в военной сфере и желаемых к передаче от поколения к поколению. Эти ценности привлекают человека, мотивируют его на правомерное поведение.

С другой стороны, воинская правовая культура содержит в себе вошедшие в правовую культуру положения конституционного, административного, уголовного и других отраслей права. За невыполнение законодательных положений предусмотрены соответствующие санкции, что, как показывает практика, значительно повышает потенциал мотивационного воздействия правовой культуры военнослужащих на их поведение.

Способы воздействия функционирующих в условиях Вооруженных Сил правовых норм на поведение военнослужащих имеют под собой единую цель: воздействуя на волю и сознание личности, ввести правовую норму в мотивационную сферу психики и, таким образом, детерминировать поведение военнослужащего в соответствии с интересами государства, военной службы18.

Психологическим средством, разрешающим противоречия между мотивами, служит наличие у личности воли. В психологии сформировалось представление о воле как сознательной психической активности, регулирующей поведение и деятельность человека, связанной со способностью человека преодолевать препятствия19. Воля человека обладает сложным многоступенчатым содержанием. Благодаря приложению волевых усилий, военнослужащий действует правомерным образом в рамках тех правил поведения в обществе, которые закреплены нормативными правовыми актами, сдерживает собственные негативные мотивы, побуждающие его к совершению противоправных действий.

Представляется, что ни государство, ни общество, ни какие-либо социальные группы или какие-нибудь внешние обстоятельства не в состоянии заставить или принудить военнослужащего к соблюдению требований правовой культуры против его воли. Он должен сам осознанно подойти к принятию такого решения. В этой связи возрастает значение осознанности требований правовых норм административного, уголовного права, воинских уставов, различных запретов, связанных с прохождением военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации. Они, как сдерживающий фактор, должны активно и эффективно воздействовать именно на волевую сферу военнослужащего, побуждая его к принятию решения в пользу правомерного поведения.

Эффективность мотивационной функции правовой культуры военнослужащих в значительной степени зависит от воспитанности военнослужащего, ибо ценности способен осознать и воспринять только воспитанный в правовом и нравственном отношении человек, только для человека гуманного и высоконравственного эти ценности существуют. Вот почему так остро встаёт вопрос о необходимости общего и правового воспитания военнослужащих. Человека надо воспитывать таким образом, чтобы правовые культурные ценности им не только осознавались, но и становились для него важными поведенческими мотивами, способными активизировать волевые усилия.

Рассматривая мотивационную функцию правовой культуры военнослужащих как средства детерминации их деятельности, следует заметить, что она интегрирует в себе другие функции: аксиологическую, регулятивную, охранительную и воспитательную. Эти функции являются исключительно важными, но все-таки подчиненными по отношению к мотивационной. Это обусловлено тем, что право, являясь, само по себе важнейшим социальным регулятором, составной частью правовой культуры военнослужащих, тем не менее, оказывает свое влияние на деятельность и поведение военнослужащих в ипостаси мотива деятельности, ибо в реальной жизни действует не закон, а всегда человек, мотивированный законом. Даже когда человек применяет право, выполняет норму права, все равно можно сказать, что его действия жестко мотивированы правом.

Наличие аксиологической функции обусловлено тем, что правовая культура военнослужащих, впитывая в себя все ценное воинской правовой сферы, сама является ценностью и, следовательно, критерием ценности для других явлений социально-правовой действительности. Она является определенным мерилом, критерием, по которому военнослужащие сверяют своё поведение и действия окружающих.

Регулятивная и охранительная функции обусловлены тем, что важнейшим элементом правовой культуры военнослужащих является непосредственно военное право, которое устанавливает полномочия субъектов воинской деятельности, их правовой статус, устанавливает порядок реализации задач, связанных с обеспечением боеготовности и боеспособности войск. Особую роль в наполнении содержанием регулятивной функции правовой культуры военнослужащих играют конституционное и административное право.

Регулятивная функция воинской правовой культуры проявляется через: обязывающие нормы, которые предписывают военнослужащим совершение определенных действий в целях выполнения служебных обязанностей; запрещающие нормы, которые указывают, совершения каких действий военнослужащий не должен допускать, к примеру, нарушения чьих-либо прав, коррупционных проявлений; уполномочивающие нормы, которые предоставляют военнослужащим какие-либо права.

Подчеркивая важную роль военного права в наполнении регулятивной функции воинской правовой культуры, следует заметить, что регулятивное влияние правовой культуры военнослужащих не исчерпывается только воздействием норм права. Это воздействие дополняется регулятивным влиянием других элементов правовой культуры военнослужащих, такими как правосознание военнослужащих; правоотношения, возникающие в воинских коллективах и т.д.

Выделение правосоциализаторской функции правовой культуры военнослужащих как средства детерминации их деятельности обусловливается тем, что воинская правовая культура, как социальное явление, выполняет важную роль в превращении обычного человека в собственно военнослужащего, то есть выполняет функцию правовой социализации. В ходе военной службы происходит становление человека как гражданина своей страны, защитника Отечества. В его сознании активно формируются воинские правовые ценности.

Воинская правовая культура, отражаясь в сознании военнослужащего в виде информации (слов, текстов, образов, взглядов, представлений), интериоризируется им. В ходе её интериоризации у военнослужащего идет процесс формирования особенных внутренних структур психики, обусловливаемый усвоением структур и символов внешней социальной деятельности, происходит преобразование структуры деятельности предметной в структуру внутреннего плана сознания; иначе: превращение интерпсихологических (межличностных) отношений в интрапсихологические (внутриличностные, отношения с самим собой) 20.

В результате военнослужащий начинает осознавать себя субъектом воинской правовой культуры, вырабатывает у себя ценностное отношение к ней, формирует готовность к волевым усилиям ради отстаивания этих ценностей внутри себя и в социальной действительности.

Таким образом, воинская правовая культура в ходе её интериоризации участвует:

– в формировании структуры психики человека как военнослужащего, структуры бессознательного (индивидуального или коллективного), что, в свою очередь, в известной степени определяет структуру сознания военнослужащего;

– в формировании умственных действий военнослужащего как личности, сформированной путем интериоризации совокупности особенных воинских общественных отношений.

Правосоциализаторская функция правовой культуры военнослужащих не тождественна её воспитательной функции, ибо воспитание – это целенаправленное воздействие на сознание военнослужащих, в то время как воинская правовая культура воздействует на сознание военнослужащих не только в ходе целенаправленного воспитательного процесса, но и спонтанно, самим фактом своего существования, всем своим содержанием. Воинская правовая культура пропитывает сознание военнослужащего тем, что есть (сущим), а не тем, что должно быть (должным) по мнению воспитателей.

Воинская правовая культура как средство детерминации деятельности военнослужащих имеет многокомпонентный состав, включающий в себя нормы права; правовое сознание; правовой статус и степень его защищенности; воинские правоотношения; степень развития и юридической защищённости прав и свобод личности военнослужащего; воинскую дисциплину и правопорядок в Вооруженных Силах Российской Федерации, действенность способов их поддержания; законотворческую, правоприменительную и другие виды деятельности в сфере функционирования военного права в обществе.

Несмотря на свой многокомпонентный состав, правовая культура военнослужащих носит интегративный характер, то есть воспринимается и оценивается человеком и обществом как нечто единое и общее по своей сути.

Интегративный характер правовой культуры военнослужащих как средства детерминации их деятельности проявляется в том, что ослабление одного из компонентов правовой культуры (например, недостаточная защищенность правового статуса) неизбежно повлечет за собой снижение общей привлекательности правовой культуры военнослужащих как социальной ценности и важного мотива их воинской деятельности. Таким образом, от неразвитости отдельного элемента воинской правовой культуры страдает целостная система взаимосвязанных и объединенных правовой культурой ценностей.

Воинская правовая культура как средство детерминации деятельности военнослужащих, имея двойственный характер, то есть, выступая одновременно как реальное социальное явление в жизни и как образ в целеполагающей мыслительной деятельности человека, оказывает не до конца предвиденное для воспитателей влияние на сознание военнослужащих. На практике это приводит к появлению непредвиденного результата. Указывая на неизбежность появления в человеческой деятельности такого рода результатов, Г. Гегель писал: «… благодаря действиям людей вообще получаются еще и несколько иные результаты, чем те, к которым они стремятся и которых они достигают, чем те результаты, о которых они непосредственно знают и которых они желают. Они добиваются удовлетворения своих интересов, но благодаря этому осуществляется еще и нечто дальнейшее, нечто такое, что скрыто содержится в них, но не осознавалось ими и не входило в их намерения»21.

Логично предположить, что вышеупомянутый непредвиденный результат будет складываться, как минимум, из положительного и отрицательного. Косвенным подтверждением такой гипотезы может служить вывод известного педагога А.С. Макаренко, который утверждал, что «… никакое средство нельзя рассматривать с точки зрения полезности или вредности, взятое уединенно от всей системы средств»22. «Отдельное средство, – писал он – всегда может быть и положительным и отрицательным, решающим моментом является не его прямая логика, а логика и действие всей системы средств, гармонически организованных»23. Например, недостаточная защищенность правового статуса военнослужащих, которая может проявиться в условиях и на фоне динамичного развития общества, может стать фактором, не способствующим повышению влияния правовой культуры военнослужащих как средства детерминации их деятельности, достижению военнослужащими высоких показателей в боевой учебе и службе.

Отрицательное влияние правовой культуры военнослужащих как средства детерминации их деятельности находит свое отражение при описании деструктивной правовой культуры, для которой характерно неприятие военнослужащими правовой системы и отсутствие правовой активности.

Яркий пример проявления военнослужащими деструктивной правовой культуры приводит Главный военный прокурор Российской Федерации С.Н. Фридинский. Анализируя уголовное дело в отношении генерал-майора управления МЧС по Свердловской области В.Лахтюка, ныне уже осужденного за взяточничество и превышение должностных полномочий, он пишет, что «практически всё управление, несколько десятков человек написали коллективное ходатайство в высшие инстанции о его невиновности и предвзятости органов прокуратуры. Я направлял людей из центра разбираться с фактами. Однако в ходе проверки большинство из подписавшихся заявили, что мало чего знают о деле. Просто их собрали подчиненные Лахтюка и его жена и уговорили подписать заявление в Государственную Думу и в президентскую администрацию. Пока у людей будет такая психология (правовая психология – С.С.), коррупция останется чуть ли не нормой поведения»24.

Данный пример подтверждает то, что в сознании некоторой части военнослужащих остаются мощными и действенными обыденные ненаучные правовые установки, входящие в их правовую психологию. Из примера видно, что военнослужащие предпочли с несколько большим доверием, а может быть и снисхождением отнестись к своему бывшему начальнику, с которым они служили бок о бок, чем к правовому разбирательству следственных органов. Определенную роль в склонении военнослужащих к подписанию коллективного ходатайства здесь, видимо, сыграла широко распространенная в нашем правовом сознании бытовая установка, выражаемая словами: «не суди, да не судим будешь», «от сумы и тюрьмы не зарекайся» и т.п.

Таким образом, из вышесказанного следует, что правовая культура военнослужащих как средство детерминации их деятельности не всегда является однозначно положительным средством, нацеленным только на достижение позитивного результата. Она может сдерживать влияние воспитательных усилий военного руководства, особенно если не будет учитываться тесная связь правовой культуры военнослужащих с другими факторами, детерминирующими сознание и поведение военнослужащих, особенно с моралью общества и нравственным сознанием военнослужащих.

Изучение сущности и основных свойств (функций) правовой культуры военнослужащих как средства детерминации их деятельности позволяет сделать вывод о том, что она имеет значительное влияние на поведение военнослужащих. Важнейшими условиями эффективности этого влияния являются: соответствие вектора основных правовых установок правовой культуры военнослужащих прогрессивным тенденциям общественной жизни страны; высокая воинская дисциплина и оптимальный правопорядок в воинских частях, учреждениях и подразделениях; наличие личного примера правового поведения со стороны командиров и начальников всех степеней и т.п.

В деятельности военнослужащих правовая культура в разных отношениях может выступать в качестве цели, средства и результата. Правовая культура военнослужащих как средство детерминации их деятельности проявляет себя, в конечном итоге, в виде одного из значимых мотивов, побуждающих человека к проявлению волевых усилий.



Эффективность правовой культуры военнослужащих как важного средства детерминации и значимого мотива их деятельности зависит от множества факторов, важнейшими из которых являются близость и непротиворечивость правовой и моральной культуры военнослужащих, высокая воинская дисциплина и совершенный правопорядок.
Библиографический список:

  1. Аристотель. Метафизика. М.: Эксмо, 2006.

  2. Баумова М.Г. Функции правовой культуры: Дис. ... канд. юрид. наук. Ярославль, 2005.

  3. Большой толковый словарь русского языка / 1-е изд.: С.А. Кузнецов. СПб.; Норинт, 1998.

  4. Воронович Б.А. Философский анализ структуры практики. М.: Мысль, 1972.

  5. Гамезо М.В., Домашенко И.А. Атлас по психологии: информационно-методическое пособие к курсу «Психология человека». М.: Педагогическое общество России, 2006.

  6. Гегель Г. Наука логики // Сочинения: в 14 т. / т. 6. М.: Гос. соц.-экон. изд-во, 1934.

  7. Зубицкий В.И. Правовая культура и ее роль в реализации политических прав и свобод граждан: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998.

  8. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции: учебное пособие / 3-е изд. М.: ПАТЕР, 2006.

  9. Каменская В.Г. Психологическая защита и мотивация в структуре конфликта: Учебное пособие. СПб.: Детство-пресс, 1999.

  10. Макаренко А.С. Воспитание гражданина // Сочинения. Сост. Р.М. Бескина, М.Д. Виноградова. М.: Просвещение, 1988.

  11. Макаренко В.М. Соотношение целей и средств учебно-воспитательного процесса в ВВУЗАХ: Дис. ... канд. филос. наук. М., 1993.

  12. Новая философская энциклопедия: в 4 томах // Ред. совет: Степин В.С., Гусейнов А.А., Семигин Г.Ю., Огурцов А.П. и др. М.: Мысль, 2010.

  13. Столяренко Л.Д. Психология: учебник для вузов. СПб.: ПИТЕР, 2008.

  14. Теоретико-правовые основы противодействия коррупции в Вооруженных Силах Российской Федерации: монография. / А.И.Землин, В.М.Корякин и др. М.: ВУ, 2011.

  15. Толковый словарь русского языка / Под ред. С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой. М., 1992.

  16. Толковый словарь русского языка: в 4 т. / Под ред. Д.Н. Ушакова. М.: Гос. ин-т "Сов. энцикл."; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935-1940.

  17. Трубников Н.Н. О категориях "цель", "средство", "результат": Монография. М.: Высшая школа, 1968.

  18. Трубников Н.Н. Философская энциклопедия. М.: Ин-т философии АН СССР, 1970.

  19. Яценко А.И. Целеполагание и идеалы. Киев: Наук думка, 1977.

Рецензент – В.М.Корякин, доктор юридических наук.

1 См.: Столяренко Л.Д. Психология: учебник для вузов. СПб., 2008. С. 95.

2 См.: Гамезо М.В., Домашенко И.А. Атлас по психологии. М., 2006. С. 61, 81.

3 См.: Теоретико-правовые основы противодействия коррупции в Вооруженных Силах Российской Федерации: монография. / А.И.Землин, В.М.Корякин и др. М.: ВУ, 2011. С. 158.

4 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. ч. 1. М., 1955. С. 283.

5 СЗ РФ. 1998. № 13. Ст. 1475.

6 См.: Организационно-методические проблемы выявления коррупционных проявлений в деятельности воинских должностных лиц. Научный доклад // авт. кол. А.В. Кудашкин, В.Н. Синько [и др.]. М., 2009.

7 См.: Аристотель. Метафизика. М., 2006. С. 79.

8 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. М., 1955. С. 189.

9 Трубников Н.Н. Цель // Философская энциклопедия. т. 5. М., 1970. С. 459.

10 См.: Большой толковый словарь русского языка / 1-е изд-е: С.А. Кузнецов. СПб.,1998. С. 301; Толковый словарь русского языка: в 4 т. // под ред. Д.Н. Ушакова. М., 2000. С. 372; Толковый словарь русского языка // под ред. С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой. М., 1992. С. 259.

11 Трубников Н.Н. О категориях "цель", "средство", "результат". М., 1968. С. 92.

12 См.: Гегель Г. Сочинения. Т. 6. М., 1939. С. 203.

13 Макаренко В.М. Соотношение целей и средств учебно-воспитательного процесса в ВВУЗАХ: Дис. ... канд. филос. наук. М., 1993. С. 65.

14 Яценко А.И. Целеполагание и идеалы. Киев, 1977. С. 89.

15 См.: URL: http://recrut.mil.ru/career/soldiering/anti_corruption/news/more.htm?id=10846171@egNews

16 См.: Баумова М.Г. Функции правовой культуры: Дис. ... канд. юрид. наук. Ярославль, 2005. С. 15.

17 См.: Карташов В.Н., Баумова М.Г. Правовая культура: понятие, структура, функции. Ярославль, 2008. С. 86.

18 См.: Теоретико-правовые основы противодействия коррупции в Вооруженных Силах Российской Федерации: монография. / А.И.Землин, В.М.Корякин и др. М., 2011. С. 171.

19 См.: Бирюкова А.В. Этапы формирования воли народа // в кн.: Теория государства и права. Философия права: материалы конференции. Йошкар-Ола, 1999; Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции: Учебное пособие / 3-е изд. М., 2006; Каменская В.Г. Психологическая защита и мотивация в структуре конфликта. СПб., 1999; Муравский В.А. Актуальное право: происхождение, сущность, источники, соотношение с законом. Екатеринбург, 2004; и др.

20 См.: Пузырей А.А. Интериоризация // Большая советская энциклопедия. М., 1969 - 1978. С. 234.

21 Гегель Г. Сочинения. Т. 8. М., 1934. С. 27.

22 Макаренко А.С. Воспитание гражданина. М., 1988. С. 165.

23 Там же.

24 Интервью с Главным военным прокурором Российской Федерации генерал-полковником юстиции С.Н. Фридинским // Российская газета. 2008. 7 ноября.


Каталог: files
files -> Рабочая программа дисциплины «Введение в профессию»
files -> Рабочая программа по курсу «Введение в паблик рилейшнз»
files -> Основы теории и практики связей с общественностью
files -> Коммуникативно ориентированное обучение иностранным языкам в Дистанционном образовании
files -> Варианты контрольной работы №2 По дисциплине «Иностранный (англ.) язык в профессиональной деятельности» для студентов 1 курса заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030900. 68 Магистратура
files -> Контрольная работа №2 Вариант №1 Text №1 Use of Non-Police Negotiators in a Hostage Incident
files -> Классификация основных человеческих потребностей по А. Маслоу Пирами́да потре́бностей
files -> Рабочая программа для студентов направления 42. 03. 02 «Журналистика» профилей «Печать», «Телевизионная журналистика»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница