Приложение Анализ эпизода



Скачать 68.34 Kb.
Дата12.05.2016
Размер68.34 Kb.
ТипАнализ
Приложение 1.
Анализ эпизода.

Сплетня о сумасшествии Чацкого (анализ явлений 14-21 действия 3).


План анализа эпизода

  1. Вступление.

    1. Проблематика творчества Грибоедова.

    2. Краткая характеристика произведения, из которого взят эпизод.

    3. Место данного эпизода в тексте целого.

    4. Контекст для данного эпизода.

  2. Главная часть.

    1. Каков эпизод по форме (описание, повествование, диалог).

    2. Композиция данного эпизода. Сюжет. Герои. Их взаимодействие.

    3. Художественный язык эпизода. Приемы художественной выразительности и изобразительности.

    4. Идейное содержание эпизода. Проблема, поставленная и раскрытая автором. Нравственный облик героев.

    5. Авторская позиция.

  3. Выводы к проделанной работе. Как эпизод помог понять целое и авторскую индивидуальность?

Творчество А.С. Грибоедова – яркое выражение идеологии дворянской революционности, нашедшей свое воплощение в первой русской реалистической комедии «Горе от ума» (1822-1824). Основной конфликт комедии отражает внутренние противоречия в русском обществе в первой четверти 19 века.

В конфликте Чацкого с фамусовской Москвой отразилась борьба двух антагонистических общественных сил: дворянских революционеров и реакционного лагеря дворян-крепостников. Общественный конфликт осложнен еще и личным конфликтом, который разворачивается в отношениях Чацкого с Софьей.

Пьеса построена не только на столкновении ума и глупости, но на конфликте различных типов ума. Эту идею формулирует Софья, сравнивая своего избранника Молчалина с Чацким: «Конечно, нет в нем этого ума…» Ум-«гений», который «скор, блестящ», ум критический, «который свет ругает наповал», противопоставлен уму «для себя», способному «семейство осчастливить». Ум «для семейства» приносит сплошные дивиденды: его обладатель всегда умеет «и награжденья брать, и весело пожить». «Ум, алчущий познаний» стремится к вечному самосовершенствованию и горько страдает от несовершенства мира, бичует пороки, ищет новые пути… Горе от такого ума. Он странен и страшен обществу. Общество бежит такого гения, ощущая его органически чуждым. И общество защищается. Ведь иначе (если вслушаться, если вдуматься, если отнестись серьезно) – надо признать свои пороки. На это свет неспособен.

Очередным этапом развития конфликта, приближающим к кульминации, является столкновение Чацкого со всем «светом» – сцена бала, куда съезжаются представители фамусовской Москвы. Сцена эта дается как поле битвы, на котором четко обозначены места противников: в доме Фамусова все двери настежь, кроме той, которая ведет в спальню Софьи. В перспективе открывается ряд освещенных комнат. Суетятся слуги. Хозяев нет. В гостиной, где ждут гостей, - Чацкий. Он противопоставлен гостям самим фактом раннего приезда. Фамусовские гости даются в его восприятии.

На вечере в доме Фамусова герой видит старых друзей («друг старый» Платон Михайлович Горич) и знакомых («Графиня внучка: «Мсье Чацкий! Вы в Москве! Как были, все такие? – действие 3, явление 8), встречается с теми, кто знал его ребенком (Хлестова: «Я помню, ты дитей с ним танцевала…»). Ни в ком из них он не замечает «нового» («Что нового покажет мне Москва?» - действие 1, явление 7). Даже перемены в Платоне Михайловиче воспринимаются им как естественная дань положению женатого «московского жителя» (суть изменений в его образе жизни выражается повторением жалобы на то, что он «не тот» - действие 3, явление 6). Хозяева и близкие им люди даны в одном потоке с гостями. Это – один мир.

Чацкий старается быть общительным и… демонстрирует свое искусство наживать врагов, оправдывая характеристику Фамусова: «Объявлен мотом, сорванцом». Он по-светски вежлив с Натальей Дмитриевной, которую знал раньше, шутит, говорит ей комплименты; обрадован встречей с Платоном Михайловичем, с которым вместе служил. Огорченный переменами, произошедшими со старым другом, дает ему советы вернуться в полк, поехать в деревню, - и этими советами восстанавливает против себя Наталью Дмитриевну.

Легко наживает себе врагов Чацкий в лице шести княжон и графини-внучки – «весь этот контингент невест», умеющих, по словам Фамусова, «принарядить себя тафтицей, бархатцем и дымкой», «поющих верхние нотки и льнущих к военным людям» (Гончаров).

Мимоходом задет Загорецкий, которого Горич представил как доносчика и человека нечестного. Чацкий громко хохочет, когда Хлестова рассказывает о том, как Загорецкий достал ей на ярмарке «двух арапченков», - и тем самым восстанавливает против себя Хлестову.

Ну? А что нашел смешного?

Чему он рад? Какой тут смех?

Над старостью смеяться грех.

Я помню, ты дитей с ним часто танцевала,

Я за уши его дирала, только мало.

А другие герои Чацкого и вовсе не признают, потому что он не камергер и не богат.

Гости еще только собираются, а Чацкий уже задыхается среди них. Оказавшись рядом с Софьей, Чацкий сообщает ей о новых низких качествах ее избранника Молчалина и уходит «в ту комнату», потому что нет больше сил сдерживать себя. В последних его словах, обращенных к Софье, - всё: и ревность, и месть, и душевная боль из-за того, что она – с ними, а значит, и с Молчалиным.

А Софья, еще раз обиженная за Молчалина, наносит Чацкому самый страшный удар: «Он не в своем уме…» В дальнейшем она сознательно поддерживает подозрение собеседника в том, что Чацкий «с ума сошел», думая тем самым отомстить ему:

А, Чацкий! Любите вы всех в шуты рядить,

Угодно ль на себе примерить?

Пустой, нелепый слух распространяется «проворно», так как каждый находит собственное обоснование для этого «вздора». Вслед за безымянными персонажами его подхватывают Загорецкий, для которого интересна сплетня о человеке «известной фамилии « сама по себе; графиня внучка, пораженная тем, что он ее «модисткою изволил величать», не сомневается в том, что это верно. Фамусов утверждает, что она «первый … открыл», дивится, «как никто его не свяжет». Очевидные признаки сумасшествия для него заключаются в том, что Чацкий неблагонадежен; Хлестова поражена непочтительностью героя («Сказала что-то я – он начал хохотать»). Молчалину странные его суждения о службе («Мне отсоветовал в Москве служить в Архивах»). Для Натальи Дмитриевны сумасшествием кажется «совет … жить в деревне».

Фраза «сошел с ума» варьируется в разных значениях. Софья сказала: «Он не в своем уме» - в том смысле, в каком сам Чацкий еще раньше сказал: «От сумасшествия могу я остеречься; пущусь подалее – простыть, охолодать», то есть в том смысле, что Чацкий сходит с ума от любви. Господин Н. придал ей прямой смысл: «С ума сошел!» Софья подхватывает эту мысль и утверждает ее, чтобы отомстить Чацкому. А Загорецкий усиливает: «Он сумасшедший». Но когда называются приметы сумасшествия Чацкого, раскрывается еще один смысл этой фразы: сумасшедший, то есть вольнодумец. И тут же устанавливается причина сумасшествия: «Чай, пил не по летам». Но эта причина отвергается, потому что быстро доводится до абсурда. И тут же выдвигается другая:

Фамусов:


Ученье – вот чума, ученость – вот причина,

Что ныне пуще, чем когда,

Безумных развелось людей, и дел, и мнений.

Хлестова:

И впрямь с ума сойдешь от этих, от одних

От пансионов, школ, лицеев, как бишь их,

Да от Ланкарточных взаимных обучений.

И тут же предлагаются меры борьбы с безумием:

Скалозуб:

Я вас обрадую: всеобщая молва,

Что есть проект насчет лицеев, школ, гимназий;

Там будут лишь учить по-нашему: раз, два;

А книги сохранят так: для больших оказий.

Фамусов:


… Уж коли зло пресечь:

Забрать все книги бы, да сжечь.

Таким образом, главная причина «сумасшествия» Чацкого, в понимании Фамусова и его гостей, - его свободомыслие.

Пока распространяется сплетня о его сумасшествии, Чацкий в соседней комнате столкнулся с французиком из Бордо и княжнами. Разгоряченный этой «схваткой», Чацкий появляется в гостиной в тот момент, когда развитие сплетни достигло кульминации. Противники напуганы его появлением и пятятся от Чацкого в «противоположную сторону». На опасливую реплику Фамусова: «Любезнейший! Ты не в своей тарелке. С дороги нужен сон. Дай пульс… Ты нездоров» - он отвечает:

Да, мочи нет: мильон терзаний

Груди от дружеских тисков,

Ногам от шарканья, ушам от восклицаний,

А пуще голове от всяких пустяков…

И на вопрос Софьи: «Скажите, что вас гневит?» - Чацкий отвечает монологом «В той комнате незначущая встреча…» Пока он говорит, все постепенно расходятся. Последняя фраза монолога остается недоговоренной: Чацкий оглядывается и видит, что все с величайшим усердием кружатся в вальсе…

В этом монологе Чацкий говорит о французике из Бордо, о русских, восклицающих: «Ах! Франция! Нет в мире лучше края!», о том, «чтоб истребил господь нечистый этот дух пустого, рабского, слепого подражанья», о том, что стал хуже «наш Север во сто крат с тех пор, как отдал все в обмен на новый лад – и нравы, и язык, и старину святую, и величавую одежду на другую по шутовскому образцу», и уже совсем как на заседании тайного общества он спрашивает-восклицает:

Воскреснем ли когда от чужевластья мод?

Чтоб умный, бодрый наш народ

Хотя по языку нас не считал за немцев.

Это как раз те самые мысли, за которые его только что объявили сумасшедшим.

Всегда и везде общество отворачивается от обличителя, безумца, не желающего замыкаться на частной жизни, стремящегося не «семейство осчастливить», но постичь и провозгласить вечные истины, и жить согласно этим истинам, не признавая компромиссов.

Может ли московский свет считать Чацкого здравомыслящим человеком? Ведь это значило бы, что его убеждения – разумны, нормальны. Самому обществу много удобнее видеть в Чацком безумца: ведь тогда все обличения Чацкого – лишь плод больного воображения, ему можно даже посочувствовать:

А Чацкого мне жаль.

По-христиански так; он жалости достоин…

Чацкий – сумасшедший обществу не страшен – вот что главное, вот почему клевете Софьи так искренне, легко и быстро поверил свет!

…из огня тот выйдет невредим,

Кто с вами день пробыть успеет,

Подышит воздухом одним,

И в нем рассудок уцелеет.

Чацкий и фамусовское общество – несовместимы, они живут в разных измерениях. Свет видит в нем сумасшедшего, почитая себя разумным, нормальным. Чацкий же свой мир, свои убеждения считает нормой и в окружающих видит лишь средоточие пороков:

… мучителей толпа,

В любви предателей, в вражде неутомимых,

Рассказчиков неукротимых,

Нескладных умников, лукавых простаков,

Старух зловещих, стариков,

Дряхлеющих над выдумщиками, вздором…







Каталог: articles
articles -> Наукометрия «психологии туризма» naukometriya of "tourism psychology"
articles -> Соционика, ментология и психология личности  2003
articles -> Пояснительная записка к программе Пояснительная записка Актуальность программы
articles -> Приложение I теоретические аспекты изучения агрессии и ценностных ориентаций в психологической науке. Агрессия подростков как социальная проблема современного общества
articles -> Жизнь без агрессии реальность или утопия?
articles -> Печатается по решению кафедры
articles -> Особенности введения вновь нанятого работника в организацию и в должность
articles -> Особенности адаптации первоклассников к школьной жизни


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница