Проблемы совершенствования модели человека в современной экономической теории 08. 00. 01 Экономическая теория



Скачать 277.5 Kb.
Дата22.05.2016
Размер277.5 Kb.
ТипАвтореферат

На правах рукописи

Галочкин Игорь Валентинович
Проблемы совершенствования модели человека в современной экономической теории

08.00.01 – Экономическая теория


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени
кандидата экономических наук

Москва, 2009

Работа выполнена на кафедре экономической теории Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России.


Научный руководитель:

кандидат экономических наук,
доцент
САФРОНЧУК Марина Валентиновна

Официальные оппоненты:

член-корреспондент РАН,
доктор экономических наук,
профессор
АВТОНОМОВ Владимир Сергеевич




кандидат экономических наук,
доцент
СТАНКОВСКАЯ Ирина Кантовна

Ведущая организация:

Московский Государственный Университет им. М. В. Ломоносова

Защита состоится 17 сентября 2009 г. в 15:00 на заседании Диссертационного совета Д 209.002.06 в Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России по адресу: 119454, Москва, просп. Вернадского, д. 76.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России.

Автореферат разослан ____________ 2009 г.


Ученый секретарь
диссертационного совета _________________ к.э.н., проф. Соколова М.И.

Общая характеристика работы


В экономической науке остро стоит проблема утраты моделью человека прогностической функции. Автор раскрывает данную проблему, анализируя предпосылки об экономическом поведении, которые используют основные экономические школы. Эти предпосылки сопоставлены с данными экспериментальных исследований в поведенческой экономике и смежных областях. На основе результатов сопоставления предложена расширенная модель человека. Выявлены факторы экономического поведения, которым в экономической теории уделяется недостаточно внимания, в том числе, неформальные иерархии, социальный интеллект, противоречия потребностей.

Актуальность исследования. В 2000-х гг. в российской экономической литературе возрастает интерес к институциональной и поведенческой экономике, к методологии экономической теории.1 Ставится вопрос о пересмотре методологической основы экономической теории, использовании экспериментов, опросов и других эмпирических методов. Уже несколько десятилетий решение данных проблем не только активно обсуждается американскими и европейскими учеными, но и находит практическое воплощение в новых теориях и школах.

Так, в 1950-х гг. в США появляется направление поведенческой экономики, ставящее задачу учитывать последние достижения психологии в экономических моделях. За несколько десятилетий существования этой школы собран большой массив экспериментальных данных. С 1990-х гг. развивается нейроэкономика, использующая в исследовании экономического поведения инструментарий нейрофизиологии. Официальным признанием возможности использовать эксперимент как научный метод в экономическом исследовании стало присуждение Нобелевской премии по экономике 2002 г. В. Смиту и Д. Канеману. Тот факт, что Д. Канеман является профессором психологии, также говорит о признании экономическим научным сообществом возможности заимствования данных и выводов, полученных в смежных науках.

Эксперименты показывают, что экономическое поведение реальных людей систематически отличается от рационального. Результаты экспериментальных исследований экономического поведения дают предпринимателям более реалистичное представление о потребителях, а правительству – более точные прогнозы поведения избирателей и реакции экономических агентов на меры экономической политики.

До последнего времени все многообразие обнаруженных феноменов поведения описывалось неоклассической моделью "экономического человека", дополненной для объяснения каждого конкретного феномена специфическими предпосылками или "эффектами" (например, "эффект Веблена"). К сожалению, этим дополнительным предпосылкам и "эффектам" не достает системности. Кроме того, остается целый ряд особенностей поведения, открытых относительно недавно и пока еще не нашедших отражения в экономической теории. Сейчас уже не вызывает сомнений, что модель рационального экономического поведения устарела и утратила прогностические возможности, в экономической теории остро стоит вопрос о ее усовершенствовании.

В этой ситуации тема исследования оказывается крайне актуальной.

Цель исследования состояла в том, чтобы обновить модель "человека экономического" на основе последних экспериментальных данных поведенческой школы и данных смежных наук.

Поставленная цель определяет следующие задачи исселедования:



  • Проанализировать модели человека в разных экономических школах с точки зрения реалистичности их предпосылок.

  • Показать, какие из экспериментальных данных поведенческой школы не могут быть объяснены современными моделями экономического поведения.

  • Проанализировать выводы смежных наук о поведении человека (в том числе психологии и биологии), имеющие экономическое значение, но пока не учитывавшиеся в экономических моделях человека.

  • Расширить модель "человека экономического" на основе этих данных.

  • На основе предложенного расширения модели человека проанализировать отдельные феномены в экономическом поведении, не вписывавшиеся в неоклассическую модель.

Объектом исследования является модель человека в экономической науке.

Предметом исследования является расхождение предпосылок в современных моделях человека с экспериментальными данными поведенческой школы и данными смежных дисциплин о поведении.

Теоретической и методологической основой диссертационного исследования являются научные работы ведущих американских, западноевропейских и российских экономистов-теоретиков, психологов, социологов, биологов и философов, включая Р. Аксельрода, Г. Беккера, Т. Веблена, Р. Винховена, У. Гамильтона, М. Гарфинкель, П. Глимчера, Ф. де Вааля, У. Джевонса, Ч. Доукинза, Р. Истерлина, К. Камерера, Д. Канемана, Т. Куна, К. Лоренца, А. Лурия, А. Мазура, А. Маслоу, А. Маршалла, Д. Норта, М. Рабина, Г. Саймона, П. Самуэльсона, Т. Ситовски, А. Тверски, Э. Уилсона, О. Уильямсона, Э. Фера, М. Фридмена, Дж. Ходжсона, Й. Шумпетера, Т. Эггертсона, В. Автономова, А. Белянина, Р. Капелюшникова, С. Суркова, А. Худокормова, А. Шаститко и др.

В целом, диссертационное исследование выполнено на стыке поведенческого и неоинституционального направления.



Разработанность темы. Предпосылками в модели человека занимались многие выдающиеся экономисты, однако влияние на эти предпосылки развития смежных наук детально не изучалось. Некоторые из исследованных автором факторов экономического поведения, например, влияние неформальных иерархий, не рассматривались в экономической науке.

Границы человеческой рациональности изучали Г. Саймон, Х. Лейбенстайн, Р. Хайнер, Р. Талер, Д. Канеман, А. Тверски, А. Белянин, В. Маевский, Д. Чернавский и др. В частности, Д. Канеманом разработана модель принятия экономического решения на основе двух систем: интуиции и рассуждения.

Исследования на стыке нейрофизиологии и экономической теории проводят П. Зак, К. Камерер, К. Маккейб, Дж. Лёвенштайн, Д. Прелек, П. Шизгал и др.

Проблему потребностей в экономической теории изучал представитель исторической школы А. Вагнер, основатель институционализма Т. Веблен, маржиналист К. Менгер, в психологии – П. Симонов, А. Леонтьев, А. Маслоу, Э. Фромм, Х. Мюррей, Ф. Герцберг и др.

Кризис экономической теории и необходимость обновления ее парадигмы обсуждают Д. Канеман, В. Автономов, М. Лихачев, Т. Лоусон, Д. Фролов, А. Худокормов и др.

Роль институтов в поведении человека и в экономической системе исследовали Д. Норт, Т. Эггертсон, Дж. Ходжсон, Р. Капелюшников, А. Олейник, Л. Полищук, А. Шаститко и др.



Эмпирическую основу диссертации составили:

  • Данные экспериментов поведенческой школы, опубликованные в зарубежных экономических журналах (American Economic Review, Econometrica, Journal of Political Economy, Games and Economic Behavior, Journal of Economic Behavior and Organization, The Economic Journal, Journal of Economic Literature, The Quarterly Journal of Economics и др.), а также в ведущих журналах по смежным дисциплинам (Science, Scientific American, Nature, Journal of Experimental Psychology, Neuron, Neuropsychologia и др.).

  • Данные двух опросов, проведенных автором в 2003 и 2004 гг.

  • Электронная база данных по исследованиям удовлетворенности жизнью Erasmus University, Роттердам (Нидерланды). http://www.eur.nl/fsw/research/happiness/

Методика исследования. В исследовании применялись методы экономико-математического моделирования, функционального анализа, социологического опроса и интервьюирования.

Научная новизна. Результаты анализа модели человека и проведенных на основе этого анализа исследований отличаются научной новизной. В частности:

  • На основе анализа экспериментальных данных поведенческой школы выявлена несостоятельность описания экономического поведения как максимизирующего выгоду индивида, поскольку реальный человек стремится к средним значениям показателей.

  • Обнаружены данные об экономическом поведении человека, до сих пор не учитывавшиеся в моделировании экономического поведения: неформальные иерархии, "комплекс неполноценности" как мотив поведения предпринимателя, наличие противоречивых потребностей, иерархическая организация потребностей и др.

  • Предложено расширение модели "интуиции-рассуждения" Д. Канемана на основе нейрофизиологии и идеи неоинституционализма об эволюционной смене поведенческих механизмов. Выдвинута гипотеза, что даже при наличии в сознании индивида современных поведенческих институтов в большинстве случаев индивид использует устаревшие и не всегда эффективные механизмы поведения (например, подражание одних инвесторов другим, оценка потребителем качества товара по качеству упаковки и т.д.), т.к. они требуют меньших вычислительных затрат и задействуются бессознательно.

  • Впервые исследовано влияние неформальных иерархий на распределение ресурсов. В опросном исследовании обнаружена положительная связь доходов индивида с его рангом в неформальных иерархиях. Разработана модель распределения благ в неформальной иерархии для анализа проблемы кооперации в обществе. В отличие от дилеммы заключенного, используемой в экономической теории для анализа кооперации и предсказывающей некооперирование всех участников, авторская модель предсказывает, что оптимальное поведение слабых членов иерархии – кооперация, а сильных – агрессия. Модель подходит для анализа неформальных деловых отношений и отношений в экономиках со слабой защитой прав собственности, для прогнозирования поведения партнеров на деловых переговорах, а также поведения стран в международных экономических отношениях (в том числе при достижении геополитических целей).

  • Предложена авторская модель "психологического гомеостаза", развивающая идею Т. Ситовски о конфликте потребностей человека и показывающая, что экономическое поведение направлено на достижение баланса между конфликтующими потребностями.

  • В оборот экономической теории введен новый фактор, влияющий на решения предпринимателей: социальный интеллект, т.е. степень знания индивидом институциональной системы общества. Выдвигается гипотеза о том, что успешный предприниматель не только наилучшим образом вычисляет прибыли и убытки в заданной ситуации, но и имеет высокий ранг в неформальной иерархии, а также обладает высоким социальным интеллектом.

Теоретическая значимость работы. Предложенные в работе модели и применяемые автором методы исследования показывают продуктивность использования в экономической науке экспериментальных данных об экономическом поведении.

Предложенное в Главе 3 расширение модели "интуиции-рассуждения" Д. Канемана объединяет поведенческий и неоинституциональный подход, показывает, что оба подхода могут использоваться вместе при исследовании экономического поведения.

Обнаруженная связь неформальных иерархий с доходами и экономическим поведением открывает новую перспективную область эмпирических исследований в области экономики. Неформальные иерархии уже давно исследуются в других науках, но необходимо также исследовать экономическое влияние этих иерархий.

Знание механизма неформальных иерархий дает ключ к пониманию экономических отношений в традиционных обществах и переходных экономиках. В российском обществе влияние неформальных иерархий серьезно сказывается на экономическом поведении, характере лоббирования политических решений и результатах экономической политики. В частности, установлено, что роль неформальных иерархий возрастает, т.к. недостаточным оказывается действие слабо развитого института прав собственности, необходимого для существования рынка.

Работа представляет интерес для российской экономической аудитории приведенными американскими и западноевропейскими источниками, в том числе по относительно малоизвестным в России исследованиям типичных ошибок, допускаемых людьми в экономических решениях, исследованиям альтруизма и социальных норм, исследованиям удовлетворенности жизнью и др.

Практическая значимость работы. Результаты исследованного автором влияния неформальных иерархий на экономическое поведение (разделы 2.4, 3.1, 3.2) имеют большие возможности применения как в деловой практике предпринимателей, в менеджменте, так и в экономической политике государства. Вывод о влиянии ранга на желание или нежелание индивида вести себя кооперативно дает предпринимателю инструмент для принятия решений о выборе деловых партнеров и прогнозировании их действий, определении вероятности оппортунистического поведения и возникновения интерналий, выборе стратегии на деловых переговорах в зависимости от неформальных рангов участников, в прогнозировании слияний и поглощений компаний. Учет неформальной иерархии и неформальных отношений между сотрудниками фирмы может быть использован при планировании работы трудовых коллективов и расстановки сотрудников в формальной иерархии. Дальнейшие исследования влияния неформальных иерархий на экономическое поведение могут привести к формулировке конкретных рекомендаций по созданию новых и изменению существующих правовых норм, учитывающих этот врожденный механизм поведения. Связь доходов с рангом индивида в неформальной иерархии представляет интерес с точки зрения планирования социальной политики, а также в маркетинговых исследованиях.

Предложенная автором классификация типов экономического поведения в зависимости от приоритета потребностей может быть использована в изучении потребительского спроса и управлении персоналом. Возможность экономического типирования работников и потребителей поможет оптимизировать издержки на поощрение труда и улучшить его производительность, оптимизировать рекламу под конкретный тип потребителя.

Результаты проведенного автором анализа моделей человека в различных экономических школах (Глава 1), а также влияния психологии и биологии на их развитие (Глава 2), можно использовать в преподавании курса истории экономических учений. Обзор противоречий в реальном экономическом поведении предсказаниям неоклассической теории в разделе 2.1, составленный автором на основе обобщения данных поведенческой школы, а также обзоры исследований социальных предпочтений (Приложение 1) и исследований удовлетворенности жизнью (Приложение 3) могут использоваться в курсах микроэкономики и макроэкономики для магистрантов и аспирантов (темы "Предмет и метод экономической теории", "Общая характеристика рыночной экономики", "Экономика неопределенности и страхование", "Социальная политика"), а также в спецкурсах по поведенческой экономике, институциональной экономике, правовому регулированию рыночных структур. Исследование прогностических возможностей неоклассической модели человека и необходимости ее совершенствования на основе экспериментальных данных может быть задействовано в курсе методологии экономической науки.

Международный аспект исследования. В исследовании использовано более 150 работ американских и западноевропейских авторов в области методологии экономической теории, поведенческой, институциональной экономики, нейроэкономики и др.

Опросное исследование приоритетов потребностей в поведении проводилось не только в России, но и в Великобритании. В выборку включены 193 студента из более чем 30 стран. Межстрановые различия представлены в Приложении 7.

Предложен вариант моделирования международной политики стран (раздел 3.2, табл. 3.2) на основе авторской модели кооперации при отсутствии защиты прав собственности.

Структура исследования. Работа состоит из введения, 3-х глав, заключения, списка литературы и 7 приложений. Содержание диссертации изложено на 169 страницах (190 с приложениями), включает 15 таблиц и 12 рисунков, список использованной литературы включает 329 наименований.

В первой главе проводится анализ существующих в экономической науке моделей человека с точки зрения реалистичности их предпосылок.

Во второй главе анализируются феномены поведения, экспериментально обнаруженные поведенческой школой. Проводится поиск неучтенных в экономической теории данных об экономическом поведении человека из смежных наук (психологии, биологии). Исследуется на основе данных проведенного автором опроса влияние неформальных иерархий на экономическое поведение.

В третьей главе предпринята попытка расширения модели "человека экономического" на основе синтеза данных и концепций, рассмотренных в предыдущих главах. Предлагается авторская эволюционная модель "человека экономического", объединяющая поведенческий и институциональный подходы. Описана авторская модель распределения благ в неформальной иерархии, анализируется влияние иерархии на кооперацию в обществе. Обосновывается роль социального интеллекта, т.е. уровня знания общественных институтов, в предпринимательском поведении. Приводятся результаты авторского исследования приоритетов потребностей в разных социальных группах. Рассматривается проблема противоречивых потребностей и возможности их моделирования.

В приложениях приводятся обзоры недостаточно известных в России исследований поведенческой школы: исследований социальных предпочтений, удовлетворенности жизнью, парадокс Алле. Приводятся дополнительные данные авторских опросных исследований, в том числе в международном аспекте.

Апробация работы. Положения диссертации были опубликованы автором в научных статьях общим объемом 2,3 печ. листа.

Основные положения диссертации докладывались на Ломоносовских чтениях экономического факультета МГУ в 2006 г.

Материалы исследования использовались автором в преподавании учебных курсов "История экономических учений", "Микроэкономика" и "Макроэкономика" в МГИМО(У).

Основные идеи и выводы


Модель человека начала использоваться в экономической науке маржиналистами в 1870-х гг. Они создают универсальную модель рационального выбора, ставя закон убывающей предельной полезности (подтверждаемый законом Вебера-Фехнера в физиологии) в основу потребительского выбора, что позволяет использовать дифференциальный анализ. Однако математический аппарат модели заставляет ввести множество допущений, предпосылок о поведении. К основным предпосылкам относится следующее: человек стремится максимизировать некий критерий (потребитель – полезность, предприниматель – прибыль), при этом обладая совершенной информацией и совершенными счетными способностями, непротиворечивыми предпочтениями, независимостью от других потребителей и т.д.

Эти нереалистичные допущения обусловливают обособление экономической науки от других наук о поведении. Полвека остается открытым вопрос, что такое "полезность" и как ее измерить. В середине ХХ в. П. Самуэльсон предлагает способ полностью обойти и "полезность", и психологию в целом, применив аппарат кривых безразличия, использовавшийся еще Ф. Эджуортом, к ситуации выбора. Кривые безразличия показывают предпочтения человека между произвольными альтернативами, например, наборами товаров, причем эти предпочтения заданы извне.

Дальнейшее развитие модели рационального поведения состояло в повышении реалистичности предпосылок, усложнении математического аппарата, введении уточняющих факторов. В результате модель становится универсальной для анализа рационального выбора. Удается снять предпосылки совершенной информации и даже совершенных счетных способностей. Неоинституционалистам удается включить влияние общественных институтов в идею рациональности, предположив, что общественные институты развиваются так, чтобы максимизировать прибыль индивидов, на поведение которых влияют эти институты.

Тем не менее, главным недостатком в модели человека остается то, что в ее основе лежат утилитаризм и рационализм – устаревшие философские концепции. Идею утилитаризма отражает предпосылка, что человек стремится к максимизации чего-либо, например, удовольствия. Влияние рационализма отражается в разделении поведения на рациональную составляющую (бесстрастный разум) и "зашумляющие факторы" (эмоции, ошибки, влияние поведенческих институтов). Современные науки о человеке и его поведении (физиология, психология) уже давно ушли от этих концепций. Однако в XX в. экономическая теория была больше сосредоточена на совершенствовании математической стороны модели, чем на реализме предпосылок. Принцип М. Фридмена "безразлично, какие предпосылки, главное – точный прогноз" разрешал экономистам вводить и вовсе произвольные предпосылки о поведении. И все же, несмотря на официальную идеологию ограничения предмета экономической науки только рациональным выбором, психология оказывала большое влияние на развитие моделей человека.

Вывод основателя психологии В. Вундта о ненаучности интроспекции и пропаганда бихевиористами эмпиризма создали необходимость построить модель выявленных предпочтений, в которой кривые безразличия можно было (теоретически) вывести из реального выбора. В неоинституциональной теории нашла отражение идея необихевиоризма и социобиологии об эволюции поведенческих норм. Под влиянием когнитивной психологии была поднята и экспериментально изучена проблема несовершенства вычислительных возможностей человека. Оказалось, что даже если люди стремятся к максимизации своего выигрыша, они допускают ошибки из-за использования "быстрых правил" вместо вычислений. Эта идея легла в основу модели "интуиции-рассуждения" Д. Канемана, которая выделяет в мышлении быстро действующую, но неточную интуицию и затратный, но вполне рациональный механизм рассуждения. С другой стороны, экспериментально было показано, что люди не до конца эгоистичны, а проявляют альтруизм, не приемлют неравенства, могут благодарить или мстить и т.д. Эти наблюдения описываются множеством моделей "социальных предпочтений", в которых индивид выбирает между собственным выигрышем и степенью реализации некоторого социального поведенческого мотива.

Большой вклад в развитие модели человека и в экономическую науку в целом вносит эволюционная теория. Идеи эволюции используются при анализе развития институтов, а также в эволюционной экономике, представляющей фирмы как организмы, а управленческие методы и производственные технологии как гены. Эволюционная теория отразилась на теории игр, используемой при анализе олигополии, производства общественных благ и др., добавив в нее инструмент эволюционно устойчивой стратегии, показывающей наиболее вероятный путь развития повторяющейся игры. К эволюционной теории обращаются экономисты поведенческой школы при объяснении социальных предпочтений. В частности, благодарность и месть рассматриваются как факторы снижения трансакционных издержек и защиты от оппортунизма в дополнение к усилиям государства по защите прав собственности.

Однако многие важные идеи психологов и биологов пока не нашли отражения в модели человека. Так, почти проигнорирован вывод психоанализа о важности бессознательного, о глубинных причинах "хищнического" поведения предпринимателя-оппортуниста. Гуманистическая психология, хотя и популярна в менеджменте и маркетинге, не используется экономической теорией.

До сих пор не исследовалось экономическое значение неформальных иерархий, которые были открыты еще в 1922 г. Эти иерархии являются главным фактором в распределении ресурсов в примитивных обществах и у животных, они сложились как эффективный эволюционный механизм отбора наилучших генов для следующего поколения. Автором было проведено опросное исследование, которое показало, что даже в современной экономике индивиды, занимающие более высокое место в неформальной иерархии, имеют более высокие доходы.

На основе сравнительного анализа предпосылок в моделях человека и идей психологии и биологии автором было предложено расширение модели "Интуиция-рассуждение" Д. Канемана (см. рис. 1): добавлен фактор времени и увеличено число уровней, на которых может приниматься решение, с двух до произвольного, т.к. постоянно возникают новые механизмы поведения.



Рис. 1. Изменение во времени относительного влияния некоторых поведенческих механзимов на экономическое поведение

В расширенной модели врожденные схемы поведения и приобретенные поведенческие институты рассматриваются вместе как "механизмы поведения", которые разделяются по их возрасту, т.е. по тому периоду, когда они возникли в эволюции видов или в развитии общества. Чем старше механизм поведения, тем, при прочих равных условиях, быстрее и с меньшими затратами он работает, однако и тем вероятнее он ведет к неоптимальному поведению в новых, усложнившихся обстоятельствах. В соответствии с наблюдениями неоинституционалистов, устаревшие, неэффективные механизмы не заменяются новыми, эффективными механизмами, а сосуществуют с ними. Поведение оказывается обычно неоптимальным, т.к. из-за временных и ресурсных ограничений индивид использует устаревшие механизмы, что согласуется с принципом работы нервной системы (попытка обработать стимул в простых структурах, а если это невозможно – передача к более сложным структурам и так далее по цепочке). Предложенная модель, таким образом, объединяет идеи неоинституционализма с идеями поведенческой школы на основе физиологии нервной системы.

Автором было проанализировано экономическое влияние некоторых поведенческих механизмов. В частности, было изучено влияние неформальной иерархии на склонность к кооперации. Предложена модель иерархии, в которой индивиды с высоким рангом ведут себя агрессивно, а индивиды с низким рангом кооперируют (см. упрощенный вид модели в табл. 1).

Таблица 1

Модель распределения в иерархии (упрощенный вид)





Высокоранговый индивид

Кооперация

Эгоизм

Низкоранговый индивид

Кооперация

4 / 6

2 / 8

Агрессия

5 / 5

1 / 7

При взаимодействии двух слабых индивидов выживаемость наиболее высока. Это позволяет сделать вывод, что рынок может существовать, только если экономические агенты слабы и их силы равны или же если использование силы пресекает третья сторона – государство. В отношениях между странами при ослабевании международных организаций оказываются неизбежными конфликты, инициированные сильными странами. Экономическая неэффективность неформальных иерархий задает необходимость жесткой защиты прав собственности государством и, возможно, разработки новых механизмов для нейтрализации действия неформальных иерархий.

Неизбежность влияния неформальных иерархий на экономическое поведение в современном мире (в силу того, что они задаются врожденным поведением) заставляет сделать практические выводы. Основной вывод состоит в том, что индивид, вступая в экономическое взаимодействие с индивидом более высокого ранга, должен быть готов к тому, что во всех не закрепленных контрактом или не оговоренных правом случаях контрагент будет навязывать ему свою волю. В особенности это относится к имплицитным (отношенческим) контрактам, в которых высока степень неопределенности и преобладают неформальные договоренности. Это долгосрочные отношения между фирмами-поставщиками сырья и фирмами-производителями, трудовые контракты, агентские соглашения и т.д. Вследствие действия неформальных иерархий возможно возникновение незапланированных убытков – интерналий.

Частая ошибка в таких отношениях: низкоранговый индивид полагается на то, что сможет защитить свои интересы, пойдя в случае нарушения интересов на конфликт или угрожая конфликтом. Он недоучитывает размер возможных интерналий. Просчет в том, что индивид рассматривает только возможный ущерб контрагента в конфликте и предполагает, что угроза этого ущерба остановит контрагента от оппортунизма. Согласно данным этологии (см. раздел 2.4 и Приложение 5) и предсказаниям авторской модели кооперации (см. раздел 3.2), конфликт всегда невыгоден для слабой стороны, а сильная сторона не боится конфликта и охотно идет на него. Т.е. низкоранговый индивид не сможет мстить за нарушение своих интересов, поскольку конфликт приведет к еще большему ущербу для него. Зная это, высокоранговый контрагент легко нарушит интересы низкорангового, не боясь возможного конфликта. Низкоранговый индивид должен учесть это еще до начала отношений и изначально исходить из отсутствия возможности оказать "психологическое давление", из бессилия защитить свои интересы свыше того, что закреплено контрактом. Тогда можно оценить реальные условия экономического взаимодействия и их выгодность.

Так, если владелец фирмы – скромный интраверт – решает, принять ли на работу развязного и уверенного в себе работника, то работодатель должен сразу учесть, что трудовые отношения с течением времени будут становиться все менее выгодными для него. Работник будет работать все менее интенсивно, станет подавлять начальника, навязывать свое мнение, может даже оказаться лицом, реально принимающим решения в фирме.

В ситуации, когда ранг индивида выше ранга контрагента, рациональным поведением является использование рангового преимущества. Однако моральные, религиозные принципы или стремление к равенству могут привести к тому, что индивид будет сознательно корректировать свое поведение так, как если бы ранг был равен рангу контрагента. Скорее всего, вероятность и степень корректировки будет тем меньше, чем больше возможные выгоды от использования рангового преимущества. Следовательно, в сделках на значительные суммы слабой стороне не стоит надеяться на альтруизм партнера.

Когда высокоранговый индивид использует ранговое давление, то его репутация не страдает, т.к. формальные договоренности не нарушаются. Наоборот, незнание механизма ранговых иерархий в современном обыденном сознании приводит к тому, что индивидам с высоким рангом (которые здоровее, красивее, энергичнее, активнее) приписывают и другие положительные характеристики. Напротив, индивиды с низким рангом воспринимаются в конфликтной ситуации негативно. Получается, что кроме формальной защиты своих прав со стороны государства и возможности через судебную систему обеспечить выполнение закрепленных контрактами формальных договоренностей, индивид не может рассчитывать на моральную поддержку общества, если в неформальных отношениях с более высокоранговым индивидом его интересы были ущемлены.

Масштабы влияния неформальной иерархии можно оценить, если учесть, что иерархические отношения возникают в любых экономических взаимодействиях индивидов. В роли агрессора в иерархии (см. раздел 3.2) постоянно и неосознанно выступают не отдельные индивиды с "хищническими" мотивами и даже не отдельные группы (например, "праздный класс"), а любой индивид, если он взаимодействует с индивидом ниже себя в неформальной иерархии. Поэтому неформальные иерархии должны изучаться экономической теорией.

Экономическое изучение неформальных иерархий имеет прямой выход на практику: в менеджмент, управление персоналом, маркетинг и другие области. Так, фирма должна избегать ситуаций перекрестных отношений "низкоранговый начальник / высокоранговый подчиненный", преимущественно повышая по должности сотрудников с высоким рангом (то, что ранг этих сотрудников выше, чем у их коллег, обычно воспринимается как наличие у них "лидерских способностей"). Поощрение производительных работников с низком рангом должно состоять в повышении их заработной платы без назначения их на руководящие должности. Таким образом, размер заработной платы должен зависеть от производительности, а формальный статус внутри фирмы – от неформального ранга. Корреляция заработной платы со статусом, по мнению автора, неэффективна.

Неформальные иерархии влияют на эффективность работы трудовых коллективов. Квалификация работника и его неформальный ранг не коррелируют, а поскольку высокоранговые навязывают свое мнение коллективу, то в ситуации "некомпетентный высокоранговый / компетентный низкоранговый" неизбежны конфликты и неэффективные решения. Оптимизация работы в таких ситуациях пока остается открытой проблемой.

Проблема "принципал-агент" (менеджер фирмы работает в своих интересах, а не в интересах владельца фирмы) может с большей вероятностью возникнуть, если менеджер имеет высокий ранг, т.е. лидерские качества, настойчивость, уверенность в себе, а принципал – низкий ранг. Поэтому при выборе кандидата на должность менеджера фирмы предпочтительнее, чтобы агент был выше рангом всех остальных работников, но ниже, чем принципал.

Проблема "принципал-агент" возникает неожиданно, если на смену высокоранговому принципалу приходит низкоранговый (например, его наследник). Отношения принципала с менеджером тогда превращаются из согласованных ("высокоранговый начальник / низкоранговый подчиненный") в перекрестные ("низкоранговый начальник / высокоранговый подчиненный") и эффективность работы фирмы резко падает. В данной ситуации автор видит две возможные стратегии наследника (принципала): 1) уволить сотрудников, имеющих более высокий ранг, чем он сам; 2) продать фирму сразу же после получения ее в наследство.

Возможность людей сохранять свое богатство зависит от их ранга в неформальных иерархиях. Доходы богатых низкоранговых имеют тенденцию к уменьшению, а доходы бедных высокоранговых – к повышению, т.е. формальная иерархия перестраивается под действием неформальной. Этим можно объяснить данные авторского опроса о корреляции ранга с доходами.

Рассмотренные практические примеры ясно показывают глобальную этическую и экономическую проблему, тормозящую прогресс современного общества: индивиды с низким рангом в неформальной иерархии не могут достичь высокого уровня благосостояния, даже если они приносят большую пользу обществу. Их доходы вследствие действия неформальной иерархии перераспределяются в пользу более высокоранговых. Это можно назвать "налогом на низкий ранг", искажающий рыночный обмен и, очевидно, снижающий эффективность. Оценить экономический ущерб для общества можно сравнением экономической ситуации в странах с хорошо защищаемыми правами собственности со странами, где права собственности защищены плохо. Сложность решения проблемы в том, что иерархии – не плод злого умысла отдельных лиц, а естественный, врожденный социальный механизм, возникающий в любой группе, состоящей из любых индивидов (см. эксперимент А. Гула в Приложении 5). Человек чувствует наличие этой проблемы, когда взаимодействует с индивидами более высокого ранга, но вполне доволен, когда оказывается рядом с индивидами более низкого ранга.

Наряду с неформальным рангом при анализе предпринимательского поведения предложено использовать социальный интеллект – фактор, который задает способность индивида понимать окружающую его институциональную систему и находить в ней наилучшие способы достижения поставленных целей. По мнению автора, высокий социальный интеллект и высокий ранг в неформальной иерархии являются обязательными свойствами, без которых индивид не может быть успешным предпринимателем.

Другой аспект экономического поведения – потребности и проблема их моделирования. Потребности могут удовлетворяться не только материальными благами, но и идеями, причем нематериальные блага и идеи трудно различать. В современном маркетинге часто делается акцент не на потребительских свойствах товара, а на его психологических значениях, поэтому оценка блага потребителем зависит от тех идей, с которыми реклама связывает покупку блага. Так, идея заплатить за что-то высокую цену может превращать в благо предмет, у которого отсутствуют какие-либо потребительские свойства. Этим объясняются эффект Веблена и потребление "статусных товаров", предметов роскоши.

Данные проведенного автором опроса показали, что цели экономического поведения зависят от того, на каком этаже пирамиды потребностей по А. Маслоу человек находится, т.к. индивиды движутся от низших этажей к высшим по мере удовлетворения потребностей. Различные приоритеты потребностей характерны для разных социальных групп. Например, предпринимателями движут мотивы соревнования и поиска новых комбинаций ресурсов, чем можно объяснить их склонность к риску. Наемные работники стремятся, прежде всего, к комфорту, поэтому не приемлют риск. У представителей свободных профессий высок приоритет этажа потребностей "стимулы", поэтому они склонны хаотично растрачивать свои нерегулярные доходы, их экономические поведение импульсивно и часто непоследовательно. Учет различия целей экономического поведения необходим при анализе потребительского спроса, а также в управлении персоналом. Например, если некоторый наемный работник стремится только к минимизации усилий на рабочем месте, то повысить его производительность перспективами карьерного роста почти невозможно в долгосрочном периоде. Для таких работников большую ценность представляет социальное обеспечение (лечение, отдых, пенсионные отчисления), а повысить производительность может только угроза увольнения.

Установлено, что на экономическое поведение влияет конфликт потребностей. Так, в 1970-х гг. Т. Ситовски обнаружил конфликт между потребностью в стимулах и потребностью в комфорте. Автором выявлено противоречие между потребностью в повышении статуса и альтруистическим мотивом. Для решения проблемы конфликта потребностей предложена авторская модель "психологического гомеостаза". Модель показывает, что типичный индивид стремится не к максимизации, а к средним значения параметров (см. рис. 2).





Рис. 2. Изменение состояния индивида при разных видах экономической деятельности

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:



  • Основной недостаток модели экономического поведения в том, что ее ядро, т.е. предпосылки о рациональности и максимизации основаны на идеях утилитаризма и рационализма – устаревших философских концепциях. Выделение в поведении "рациональности" и "зашумлений" (институты, ошибки) восходит к дуализму Р. Декарта (идея о противостоянии разума и тела) и не согласуется с положениями современной психологии, социологии и биологии.

  • Экспериментальные данные об экономическом поведении противоречат прогнозам неоклассической модели человека, однако эти данные описываются, в основном, в статусе частных "эффектов", которым недостает системности. Вместо выделения "эффектов" нужно улучшить модель человека, обновив ее предпосылки на основе современных данных и концепций смежных наук.

  • Предпосылки в модели "человека экономического" в XX в. под влиянием развития психологии и биологии были существенно обогащены. Однако для усиления прогностической функции необходимо учитывать следующее:

    • наличие неформальной иерархии, ее корреляцию с доходами индивида и затруднение ей реализации прав собственности;

    • роль бессознательных факторов экономического поведения, в том числе "хищнических", разрушительных мотивов, вызванных "комплексом неполноценности" и негативным прошлым;

    • альтруизм и социальные предпочтения (награждать кооперацию и наказывать жульничество) как фактор снижения трансакционных издержек;

    • наличие противоречивых потребностей (например, потребности в активности и потребности в комфорте);

    • эволюционное развитие поведенческих институтов.

  • Врожденные и приобретенные (институциональные) факторы поведения можно рассматривать в едином ключе как "поведенческие механизмы". Новые поведенческие механизмы более эффективны в быстро меняющейся современной экономике. Однако в большинстве рутинных решений индивид использует старые механзимы, т.к. они быстрее работают, требуют меньше энергетических затрат, вызываются бессознательно.

  • Важным древним механизмом экономического поведения является неформальная иерархия, где блага распределяются по принципу силы. Предложенная автором модель распределения благ в иерархии предсказывает, что слабые члены иерархии вынуждены вести себя в обществе кооперативно, а сильные – агрессивно, что соответствует экспериментальным данным.

  • В современном обществе неформальная иерархия препятствует прогрессивному развитию общества, т.к. искажает распределение благ, мешает действию института прав собственности и снижает мотивацию к экономической деятельности. Необходимо выработать пути нейтрализации искажающего влияния неформальных иерархий.

  • Предприниматель, если его ранг в неформальной иерархии ниже ранга контрагента, должен учитывать возможное снижение прибыли в сделках, где высока роль неформальных договоренностей.

  • Успешный предприниматель должен обладать не только способностями к расчету прибылей и убытков, но и высоким рангом в неформальной иерархии, чтобы исключить перекрестные отношения с наемными работниками по типу "низкоранговый начальник / высокоранговый подчиненный". Также для снижения трансакционных издержек он должен иметь высокий социальный интеллект, т.е. уметь эффективно взаимодействовать с институциональной системой.

  • Различие приоритетов потребностей и последовательное удовлетворение их групп влияет на цели индивида и способы их достижения. Поведение предпринимателей, имеющее целью повысить статус и уровень активности, направлено на повышение прибыли. Поведение наемного работника нацелено только на сохранение комфорта, поэтому его нужно моделировать как минимизацию усилий при достижении заданного уровня дохода.

  • Выявлено, что существует конфликт потребностей, который не позволяет моделировать поведение как максимизирующее. В соответствии с моделью психологического гомеостаза, человек стремится не к максимальным, а к средним значениям целевых параметров.



Список публикаций по теме исследования:

  • Галочкин И. В. Мотивы экономического поведения: статья // Вопросы экономики. – 2004. – № 6. – с. 123-129. – 1 п. л.

  • Галочкин И. В. Этологическая экономика: статья в сборнике Материалы Ломоносовских чтений экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова за 2005-2006 гг.: Методология экономической науки и методика преподавания экономической теории: Часть 1. – М.: Грант Виктория ТК, 2006. – с. 429-442. – 1,3 п. л.




1 Так, в журнале "Вопросы экономики", №12, 2007, выделен специальный раздел "Писихология и экономика: междисциплинарный подход", статьи по методологии экономической теории встречаются в 2007-2008 гг. почти в каждом номере.


Каталог: files
files -> Рабочая программа дисциплины «Введение в профессию»
files -> Рабочая программа по курсу «Введение в паблик рилейшнз»
files -> Основы теории и практики связей с общественностью
files -> Коммуникативно ориентированное обучение иностранным языкам в Дистанционном образовании
files -> Варианты контрольной работы №2 По дисциплине «Иностранный (англ.) язык в профессиональной деятельности» для студентов 1 курса заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030900. 68 Магистратура
files -> Контрольная работа №2 Вариант №1 Text №1 Use of Non-Police Negotiators in a Hostage Incident
files -> Классификация основных человеческих потребностей по А. Маслоу Пирами́да потре́бностей
files -> Рабочая программа для студентов направления 42. 03. 02 «Журналистика» профилей «Печать», «Телевизионная журналистика»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница