Проблемы толерантности и интолерантности в реалиях современного общества// Вестник Московского университета мвд россии. №9. 2007. С. 104-106



Скачать 186.71 Kb.
Дата21.05.2016
Размер186.71 Kb.


– –




Проблемы толерантности и интолерантности в реалиях современного общества// Вестник Московского университета МВД России. №9. 2007.С. 104-106.
Характерной приметой нашего непростого времени становится нетерпимость. Причем, нетерпимость во всем и ко всему. Создается впечатление, что наше общество окончательно исчерпало резерв добропорядочности, благородства, человечности и просто... любви. Любви к жизни, какие бы сюрпризы она нам не преподносила.

Постоянное ощущение угрозы по поводу и без повода, не спадающее в течение длительного времени социальное напряжение препятствуют достижению равновесного существования в социуме и не позволяют человеку строить перспективные планы, с оптимизмом смотреть на будущее. Недаром ЮНЕСКО 1995 год объявил годом толерантности, а в 2000г. Генеральная Ассамблея ООН развернула мероприятия в рамках международного года культуры мира и ненасилия. Наша страна, сполна познавшая на себе горечь этноконфессиональной нетерпимости и экстремизма, насильственных способов решения социальных проблем, присоединилась к этим международным проектам.

Толерантность стала необходимым императивом сегодняшнего времени. Формально основные положения, определяющие толерантное сосуществование людей, сообществ и государств продекларированы как в международно-правовых документах, так и очерчены во многих российских нормативных актах, а также Конституции РФ.

Многими политиками, психологами, социологами и другими исследователями глубоко осознается, что в обществе накоплен достаточно высокий потенциал интолерантности. Действительно, новое время по-особому проблематизирует и актуализирует ценность толерантности как механизма, способного обеспечить решение сложнейших вопросов социальной жизни. Вполне очевидно и то, что необходимо конкретизировать содержание проблемного поля интолерантности, для того, чтобы влиять на нее более конструктивно.

Обобщая артикулированные в литературе позиции различных исследователей можно очертить круг проблем, способствующих росту напряженности и нетерпимости в обществе.

К существенным факторам, влияющим на уровень толерантности - интолерантности в обществе, на наш взгляд, можно отнести следующие:



1. Социально-политическая стабильность

Социально – политическая стабильность характеризуется устойчивостью социальных связей, динамичным развитием всех сфер жизнедеятельности. Стабильность проявляется в гармоничных отношениях людей, в их эмоциональной уравновешенности. Социально – политическая стабильность - необходимое условие для «прорастания» толерантности как личностной, так и социальной ценности.

Исследования показывают, что зачастую экстремизм – это протест против тяжелых социально-экономических условий в том или ином регионе, против непрекращающейся борьбы за власть на всех уровнях, против непродуманности проводимых реформ, против резкого расслоения общества на крайне богатых и столь же крайне бедных.

Другой бич современной России – терроризм, - приобретает такие масштабы, которые представляют серьезную угрозу национальной безопасности. Волна террористических акций захлестнула всю страну от Востока до Запада. Вследствие чеченской войны, терактов в Дагестане, взрывов в Буйнакске, Москве и Волгодонске, вооруженных нападений на правоохранительные органы в Нальчике в массовом сознании россиян сформировалось скептическое отношение к возможности социально-политической стабилизации страны.

Общеизвестный факт: сила действия равна силе противодействия. Любое насилие вызывает реакцию сопротивления. Особенно это заметно на Северном Кавказе, где попытки силового решения серьезнейшего узла проблем социально-политического, экономического характера привели к тому, что здесь « усилились попытки манипулирования этническим самосознанием со стороны экстремистских групп, рвущихся к власти, «подогреваются» установки на политическое и социально- культурное доминирование титульных наций, « разжигаются» сепаратистские настроения, активизируются претензии на особые территориальные права, все чаще отмечаются факты дискредитации по национальному признаку» [22]. Нельзя не видеть, что эти явления катализируют межнациональную, межэтническую напряженность, угрожая парализовать общественную жизнь в стране. В связи с этим, на грустные размышления наводят выводы Э.Р.Тагирова и Л.С.Троновой о том, что « российская традиция разрешения конфликтных ситуаций разительно отличается от американской и европейской моделей. Если последние ориентированы на переговоры, поиск взаимоприемлемых решений и компромисс, то в российском варианте высшей ценностью всегда являлась борьба до победы даже ценой великих жертв и испытаний». Феномен конфронтационного, «баррикадного» характера культуры и менталитета России, исследователи связывают с особенностями ее истории, в которой веками сохранялись наиболее тяжелые формы крепостной зависимости, политического, национального гнета самодержавия, боязнь реформ и неспособность правящего класса к обновлению общества [16].

2.Соблюдение гражданских прав и свобод

В современном мире проблема прав и свобод граждан становится центральной в политической и духовной жизни. Степень их соблюдения определяет уровень цивилизованности и демократичности общества, его общекультурное развитие.

Толерантность является значимым элементом прав и свобод человека. Во Всеобщей декларации прав человека, принятой в 1948 году, утверждается, что «признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира». В этом же документе подчеркивается, что « пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человека». Толерантность жизнеспособна в условиях плюрализма и соблюдения принципов демократии. Толерантность не приемлет любые формы дискриминации, ксенофобии, конфессиональной нетерпимости, экстремизм и терроризм. Толерантность является неотъемлемым условием мирного сосуществования как на уровне отдельных индивидов, так и сообществ, цивилизаций.

В силу того, что законы предписывают определенные нормы поведения, определяют критерии приемлемого и неприемлемого поведения, устанавливают права и санкции, они дают необходимую возможность официального закрепления основополагающих ценностей, таких как свобода, толерантность, а также устранения проявлений нетерпимости и насилия, дискриминации по каким бы то ни было признакам.

Особую актуальность в нынешних условиях приобретает проблема защиты интересов и прав детей в целом, и от насилия в частности. Главная идея, заложенная в Конвенции ООН о правах ребенка заключается в том, что ребенок обладает теми же правами, что и взрослый человек, и достоин внимания и уважения [7]. В Конституции РФ права детей не оговариваются особо. В главе 2 «Права и свободы человека и гражданина» Конституции РФ в ст.17, п.2 речь идет, прежде всего, об универсальных правах: права на жизнь, на достоинство, на свободу и личную неприкосновенность, на свободу мысли, на неприкосновенность частной жизни, которые принадлежат человеку с момента его рождения [8]. Статья 5 Всеобщей декларации прав человека запрещает любое обращение, унижающее его достоинство.

Однако вопреки тому, что указанные требования находят отражение во многих документах международного и российского права, на практике все еще имеет место их реальное несоблюдение.

Анализ результатов опроса участников заседания экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ, проведенного Центром социологии прав человека ИСПИ РАН (1999г.) свидетельствует о том, что правовые механизмы зашиты гражданских прав и свобод малоэффективны и не способны гарантировать уверенность и безопасность. На вопрос « Имеют ли граждане России реальные возможности для защиты своих прав и свобод в случае их нарушения?» ответы распределились следующим образом: да, полностью- 0%, да, частично -44%, практически нет - 54%, затруднились ответить -2% опрошенных [1].

В 2002 г. Федеральным Собранием Российской Федерации принят Закон «О противодействии экстремистской деятельности» В этом документе особое внимание уделяется воспитанию разных социальных групп, в первую очередь молодежи, в духе миролюбия, толерантности, веро­терпимости, налаживанию межэтнического и межконфесси­онального диалога, профилактике национальной, расовой и религиозной неприязни, ранее несвойственной нашему народу, других форм экстремизма, уменьшению риска со­циальных взрывов, правовому пресечению противозаконных действий и т. д. Актуальность этих положений как для взрос­лой, так и для молодежной среды демонстрируется не толь­ко напряженной ситуацией на Северном Кавказе, где нема­ло людей участвуют в противоправных действиях, но и не­решенностью многих социальных - экономических и национальных проблем, ведущей в конечном итоге к драматическим событиям и в столице (погром в Царицыно, организация других беспоряд­ков в центре Москвы и на рынках и т. д.), и в других регио­нах страны. [17]. Вместе с тем, в Европе нарушение прав религиозного или этнического меньшинства вызывает острую реакцию, вплоть до осуществления «гуманитарной интервенции», выражающейся в активном принуждении к миру тех, кто при решении этнополитических конфликтов трактует насилие [10]. Сегодня вполне ясно, что «толерантность состоит в добровольном и взаимном признании и активном утверждении ее субъектами фундаментальных прав и свобод человека и гражданина и в столь добровольном и взаимном воздержании от подавления для вмешательства в образ жизни и деятельность Другого, если они не противоречат вышеизложенным правам и свободам». (Кротков Е.А.)

Изменения в правовой базе также еще не достигли критического объема. Декриминализация ряда статей Уголовного кодекса РФ (например, разрешение предпринимательской деятельности и т.д.), принятие новых кодексов (гражданского, семейного и т.д.) пока не оказали серьезного влияния на развитие терпимости в обществе [23].

3. Позитивное социальное самочувствие

Социальное самочувствие характеризуется «потребностью в самосохранении себя как социального существа, члена группы и общества, а также оценкой уровня и степени благополучия непосредственно окружающей его микросреды» [19].Анализ данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ), полученных в 1994,1996 и 1998гг. в различных регионах России, в т.ч. и КБР, наглядно показывает динамику социального самочувствия населения и свидетельствует о нарастании в обществе пессимистических настроений. Если в 1994 г. 15,6% респондентов считали, что через год их жизнь улучшится, то в 1996 и 1998 гг. их было соответственно 12,6 и 9,4%. Отмечается снижение удовлетворенности жизнью в целом. Если полностью неудовлетворенных в 1994 г. было 23,1%, в 1996-32,6 %,то в 1998-39,6%. Скорее и полностью удовлетворены (соответственно)-13,2; 10,6 и 10%. Около 60%(1994 и 1996 гг.) не верят в возможность сотрудничества между «простыми людьми» и теми, у кого много власти. В 1998 г. эта цифра составила 67%. Выделенные в едином пространстве социального самочувствия четыре группы метатипов позволяют увидеть различные стратегии самосохранения человека в современных экономических условиях. Результаты мониторинга показывают, что происходит вымывание респондентов из метатипов «конфронтирующие», «толерантные» и «комфортные» и увеличение метатипа «дискомфортные». Если в 1994 г. «дискомфортные» составляли 29,3% опрошенных, то в 1998 г.- 38,9%. К метатипу «конфронтирующие» в 1994, в 1996 и в 1998 г. были отнесены 2,7% респондентов. К устойчиво толерантным относится 2,6% респондентов. В рамках рассматриваемой проблематики наибольший интерес вызывает типологическое описание двух групп: «дискомфортных» и «толерантных».

Метатип «дискомфортные» характеризуется устойчиво плохим социальным самочувствием, депрессией. Это состояние присуще почти 10% жителей России. Можно предположить, что если депрессия не примет форму «пустого стула», который предшествует творческой работе (К.Юнг), то может обрести негативную окраску, переходящую в неприемлемое поведение. Эти люди постоянно ощущают себя самой бедной, самой бесправной и наименее уважаемой частью населения. Большей частью - это неработающие пенсионеры, люди с не сложившейся семейной жизнью и низким уровнем образования. 67,7% этой группы составляют женщины. Переходным моментом от комфортного социального самочувствия к дискомфортному в 1998 г. являлся возраст 30-40 лет.

Метатип «толерантные» представлен людьми немного ниже среднего достатка и в структуре власти они занимают примерно такое же положение. Они ориентированы на сотрудничество в обществе и достаточно лояльно относятся к существующей власти, однако их отличает крайняя пассивность. Больше половины респондентов этой группы поддерживают реформы, но считают необходимым их корректировку. Оценка эффективности властей данной категорией составляет около 25%. Материальный достаток этих людей имеет тенденцию к незначительному увеличению. К этой группе относятся рабочие, служащие и учащиеся средних специальных учебных заведений. «Толерантные», по образному выражению Л.Н.Толстого, «понимая зло и бессмысленность жизни, продолжают «тянуть» ее, зная наперед, что ничего из нее выйти, не может» и открытым остается вопрос: «Зачем существует все то, что существует и зачем существую я?” [4; 18].

Перманентно сохраняющаяся негативная картина социального самочувствия индивидов проявляется в динамике роста социальной напряженности. Ее усиление исследователи связывают с «непрекращающейся борьбой за власть на разных уровнях социального управления, непродуманностью ряда реформ» и другими конфликтогенными факторами. Если « напряжение есть тенденция к нарушению равновесия в балансе обмена между двумя и более компонентами системы»[6],то « социальная напряженность-это такое состояние общественной жизни, содержанием которого является процесс возникновения и развития противоречивости отношений, интересов, действий людей, социальных групп и институтов» [5].

Интолерантность, конфликтность - бессменные спутники социальной напряженности. Как отмечает В.О.Рукавишников, «конфликт и напряженность формируются в конкретной ситуации, содержащей социальную проблему, связанную с существованием противоречий, затрагивающих интересы, потребности и ценности людей» [14]. В ряду причин, обусловивших «буксование» реформ в России Л.Нельсон выделяет «выбор неадекватной теории и игнорирование социокультурного фактора, неучет «непластичности», инерционности национальных культур».

Результатом такого реформирования, согласно Г.В.Осипову, явилось то, что « в стране сложилась такая политическая и социально-экономическая система, к которой никто не стремился и которую никто не хотел» [13]. Такой вывод не кажется неправомерным в ситуации, при которой отмечается поляризация доходов, различия в социальных перспективах двух категорий населения, противостоящих друг другу: «новых богатых», составляющих около 6%, и «новых бедных», представляющих от 60 до 75% населения. Среди бедных слоев населения оказались работники бюджетной сферы, большинство научной и творческой интеллигенции, учителя, инженеры и служащие, военные. Подавляющее большинство молодежи живет за чертой бедности. Вместе с тем, значительная часть «новых богатых» ориентировано не столько на производство материальных благ, сколько на их потребление. При этом приобретение многими этих благ происходило криминальным путем. В уязвимом положении оказался средний класс, который не способен выполнять функции стабилизации и сам находится в состоянии неустойчивости. Как следствие всех политических, социально-экономических коллизий угроза безработицы стала повседневной реальностью многих россиян, негативно влияя на их социальное самочувствие.

По методике МОТ численность фактически безработных в России достигла 9,2 млн. чел, что составляет более 13% трудоспособного населения. При этом не учитывается колоссальная по масштабам скрытая безработица. Напрашивается вывод о том, что россияне обладают недостаточными ресурсами, предрасполагающими к позитивному социальному самочувствию, детерминирующему толерантность на уровне отдельной личности и общества в целом.

По оценке академика Д. С. Львова 85% населения допущены лишь к 7% национальных богатств, что лишний раз показывает наличие социального расслоения в обществе. Ныне в обществе усиливаются также противоречия между традиционными и утверждающимися ценностями нового времени. Это обстоятельство наглядно свидетельствует о том, что только серьезная вдумчивая социальная политика может обеспечить толерантное сосуществование всех слоев общества.

4. Доверие к власти

Ключом к успешному функционированию общества, по мысли английского социолога Энтони Гидденса, является доверие, что позволяет людям обдуманно рисковать. Под доверием понимается стремление минимизировать опасность в пределах так называемого допустимого или приемлемого риска. При этом автор выделяет два его вида: доверие системе и доверие индивидам. К тому же, индивиды и группы нуждаются в основаниях для доверия системе - доверия в отношении способности органов власти снизить потенциальные риски. Обозначенная позиция соотношения разновидностей доверия Гидденс определяет как онтологическую безопасность, выражающуюся в «уверенности людей в преемственности их самоидентификации и в постоянстве окружающего социального и материального мира, в котором они действуют» [24].

Насколько реально доверие к властным структурам в России?

Наблюдаемые с началом реформ тенденции, связанные с противостоянием различных ветвей власти, периодическая смена правительств, не всегда обоснованные политические решения, пренебрежение интересами людей - вот далеко неполный перечень мер, дающих основание утверждать, что деятельность самих государственных структур может служить как фактором «раскачивания» ситуации, так и снижением уровня симпатии и доверия к ней со стороны общества.

В ходе социологического исследования «Актуальные проблемы государственной службы РФ в оценках населения », проведенного в конце 2003г.под руководством Магомедова К.О. в 17 субъектах РФ(выборка составила 1202чел.), были получены данные, показывающие, что население не очень высоко оценивает проявление таких качеств, как доброжелательность, уважение к законам, ответственность за дело, справедливость, честность, принципиальность, стремление служить обществу и государству у госслужащих. Результаты этого же исследования свидетельствуют о том, что повышению авторитета госслужащих среди населения мешают, прежде всего, оторванность их от интересов граждан (такого мнения придерживаются 50,2% опрошенных), коррумпированность и взяточничество в среде чиновников(49,4%),широко распространенный бюрократизм(46,4%),слабая профессиональная подготовка(31,8%) [9]. На современном этапе происходит кардинальное изменение всех социальных структур, в том числе властных: государ­ственных и административных. Это сложный, противоречивый, порой опасный процесс. Одновременно, взаимодействуя, реализуются две тенденции - децентрализация и демократизация. В этих условиях чрезвычайно важно соблюсти их границу, разработать пути привлечения населения к реформированию.

Результаты ряда социологических исследований, проведенных в регионе Поволжья (Республика Татарстан, Чувашская Республика и Ульяновская область) в 1996-1997гг. показывают, что проблема власти, принципов управления, политического участия является приоритет­ной среди ценностей личности. Типом государственного устройства, наиболее подходящим для России, большинство называют федера­тивное государство с разделением власти между центром и субъек­тами (до 49,1%), значительное количество респондентов выступает за конфедерацию (до 26,7% в Чувашской Республике). От опроса к опросу заметно снижение ориентации на унитарное государство.

Относительно взаимоотношений центра и регионов большинство сторонников договорных отношений, и эта цифра удивительно близка по всем регионам — около 41,5%. Сильна позиция тех, кто считает, что почти все вопросы должны решаться в регионах, а центр - только координатор. Наибольшее количество сторонников этой позиции в Ульяновской области —33,6%. Вместе с тем в целом доверие власти невысокое, как федеральной, так и республиканской и областной, хотя последним доверяют все-таки больше в Республи­ке Татарстан и Чувашской Республике, а в Ульяновской области раз­рыв доверия в три с половиной раза не в пользу общефедеральной. Особенной прерогативой регионального уровня власти респонденты полагают стабилизацию межнациональных отношений, которая, в свою очередь зависит от экономического подъема и решения социальных проблем.

От всех уровней власти люди хотят законности, мира, порядка и безопасности, при этом считают необходимым опираться на тради­ционно-российские ценности и стандарты жизни (свыше 50%; против ' западных стандартов — 12%). Учет приоритетов лично­сти, социальных групп служит принятию адекватных и сбалансированных решений в политической сфере, гарантирующих общественное согласие [20]. Результаты социологического исследования, проведенного в 2001г., показывают, что среди населения только 19,5% респондентов положительно относятся к сложившейся тенденции перехода предпринимателей в сферу государственного управления. Среди причин перехода предпринимателей во властные структуры участники исследования выделяют стремление завести нужные связи и отстаивать интересы своих предпринимательских структур. Кроме того, население отмечает желание предпринимателей обезопасить таким образом свое «неправедно» нажитое богатство [15]. Эти данные свидетельствуют об определенной тенденции к негативной нравственной оценке населением профессиональной мотивации государственных служащих. Здесь важно отметить одну из самых болезненных для российского общества проблем - проблему коррупции во властных структурах. Одно из общеупотребительных в мировой практике определений коррупции характеризует ее как отказ от ожидаемых стандартов поведения со стороны представителей власти ради незаконной личной выгоды [3].

Коррупция признается как обычное явление в странах с ограниченным уровнем социального и экономического развития и даже имеет свою правовую и административную регламентацию. Однако для развитых обществ коррупция в органах власти и управления однозначно представляет собой большую угрозу, так как она непосредственно влияет на общественные ценности и устои государственности. Вероятность политических, экономических и социальных рисков, а также степень общественного развития определяется по масштабам распространенности коррупции в обществе и государстве.

Анализируя проблему коррупции, следует обратить внимание на высокую степень гражданской толерантности населения по рассматриваемому вопросу. Так, по оценкам некоторых исследователей, основанных на результатах сравнительного анализа, на момент начала общественной трансформации такая моральная норма, как нетерпимость к фактам дачи или получения взятки в российском обществе оказалась самой низкой из 22 обследуемых стран [13]. Таким образом, в современном общественном сознании россиян доверие к власти занимает весьма незначительное место.

Было бы недальновидным в этих условиях предполагать, что в общественном сознании толерантность займет достойное место и это послужит стабилизации общественной жизни. Скорее всего, общество еще рассчитывает на то, что государство проявит оправданную и вполне законную интолерантность ко всему безобразию, которая царит в реальной жизни.

Протестное поведение населения большей частью не связано ни с национальной или религиозной принадлежностью. В людях проявляется затаившаяся обида оттого, что они на самом деле оказались в большом проигрыше от реформ. Опять по - российски : «хотели как лучше, получилось как хуже».

Обратимся опять к данным социологических исследований. Они свидетельствуют о повышении доли респондентов, считающих неприязнь между бедными и богатыми «очень сильной» - с 21% в 1992 г. до 42% в 1999 г., а также достаточно явно выраженная неприязнь проявляется между «верхом» и «низом» — лишь 6% опрошенных отметили отсутствие неприязни [21].

Основная проблема отношений власти и бизнеса, по мнению В.В. Шалина, заключается в нежелании уважать и понимать интересы другой стороны, играть по открытым для общества правилам, в стремлении заставить контрагента служить своим интересам. Кроме того, власть пока не готова в силу ряда причин воспринимать бизнес в качестве равноправного партнера как не готова создать условия для появления значительного числа автономных (в том числе и от власти) личностей, т.е. среднего класса. В конечном итоге эта неготовность власти, соединяясь с неготовно­стью других социальных субъектов, порождают атмосферу в обществе, неблагоприятную для развития толерантности [23].



5. Социальная солидарность и активность

Толерантность выступает одним из факторов ин­ституционализированной формы социальной активности - социально­го характера человека. Социальный характер являет собой достаточно сложное образование: он включает в себя знания, установки, стремле­ния, ориентиры, нормы, правила, модели поведения, стили, опреде­ляющие взаимоотношения человека с другими людьми и социальными группами [10].

По Н.А. Бердяеву «личность есть ничтожная часть, подчинен­ная обществу», а теперь само общество становится «частью лично­сти, ее социальной стороной». Следовательно, соци­альный характер человека раскрывается и через описание его духов­ных состояний и, в частности, толерантности. Н. А. Бердяев утверждает, что в личности имеется духовное начало, глубина, которая не оп­ределяется обществом [2]. Это означает, что сама толерантность, воздействуя на социальную активность человека, не может быть осмыслена исходя из одних только социальных факторов. Она является скрытым истоком социальной активности, который возникает в духовной жизни человека[10].

Российская культура толерантности как бы разрывается, раскалывается на две крайности, одна из которых актуализируется в агрессивных управленческих технологиях субъектов власти и бизнеса (агрессивность в данном случае компенсирует их малую – по сравнению с общим населением страны – численность), а другая – в уравновешивающих эту агрессивность пассивности и безучастности остальных слоев общества [11].



Подытоживая изложенное, можно сказать, что для утверждения в обществе толерантности как нормы жизни необходимы:

  • Социально-политическая стабильность, которая является необходимым условием для «прорастания» толерантности как личностной, так и социальной ценности.

  • Соблюдение гражданских прав и свобод крайне важно, поскольку толерантность является значимым элементом прав и свобод человека. Степень их соблюдения определяет общекультурное развитие социума, а стало быть, и уровень его толерантности.

  • Позитивное социальное самочувствие - индикатор удовлетворенности как минимум витальных потребностей, как максимум – социально значимых потребностей. В противном случае не возникает мотивации для ведения толерантного образа жизни.

  • Доверие к власти необходимо для того, чтобы человек не жил в ожидании очередного «черного четверга», не копил на «черный день», не подозревал власть предержащих в том, что все делается ими только с целью « удержаться в кресле» и не чувствовать себя втянутым в «неравный бой» за право жить достойной жизнью. Если освободить человека от этих мнимых ли, реальных ли угроз, у него появится возможность и потребность заботиться о социальной среде – расчищать и облагораживать его, толерантно воспринимать окружающих людей вне зависимости от расовой, национальной и конфессиональной принадлежности. Законность, социальный порядок и чувство безопасности – вот слагаемые толерантности. И человек вправе требовать их обеспечение от властных структур.

  • Социальная активность может быть следствием толерантности. Вместе с тем, социальная активность может продуцировать толерантность на индивидуально - личностном уровне, а так же служить источником развития социальной толерантности.

Литература

  1. Асмолов А.Г. ...И каждому по его вере. / Тендрякова М.В. Охота на ведьм: исторический опыт интолерантности.- М.:Смысл,2006.-С5-6.

  2. Богданов И.Я.., Калинин А.П.., Родионов Ю.Н. Экономическая безопасность России: цифры и факты. М.,1999.С111

  3. Бердяев Н. А. Мое философское миросозерцание // Филос. Науки. – 1990. - №6. - С. 88.

  4. Большой толковый социологический словарь (Collins).Т.1: Пер с англ.-М.,2001.С332

  5. Воронин Г.Л. Социальное самочувствие россиян // Социс. 2001.№6.С59-66.

  6. Гайнулина Ф.И. От социальной напряженности к социальному партнерству //Социально-политический журнал. 1998.№4.С33 -35

  7. Здравомыслов А.Г. Россия на пути преодоления кризиса. М.,1995, с6

  8. Конвенция о правах ребенка // Семейный кодекс РФ(краткий комментарий).М.,1996.С109-131

  9. Конституция Российской Федерации. Комментарий. М., 1994. С55-595

  10. Магомедов К.О.Социология государственной службы. М.: Изд. РАГС,2004.С55

  11. Миронов А. И.Толерантность как форма презентации личности.- М., 2002.

  12. Романенко Л.М. Лики российской толерантности. (Размышления участницы симпозиума)// Полис.-2002.-№6.- с. 175-180.

  13. Россия в поисках стратегии: общество и власть. Социальная и социально-политическая ситуация в России в 1999 году / Под ред. Г.В.Осипова и др. М.:РИЦ ИСПИ РАН,2000.С17-19

  14. Рукавишников В.О., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные изменения. Международные сравнения.- М.,1998.С307-308

  15. Рукавишников В.О.Социальная напряженность: диагноз и прогноз // Социс. 1992. №3, с22-23

  16. Социологические исследования в системе государственной службы 1992-2002.- Москва - Орел, 2002. С236-239

  17. Тагиров Э.Р., Тронов Л.С.Конфликты в обществе: от противостояния к согласию. Казань, 1996. С13.

  18. Толерантное сознание и формирование толерантных отношений, Сборник научно-методических статей, с. 12.

  19. Толерантность/ Общ. ред. М.П. Мчедлова. – М.: Республика,2004.-416.

  20. Толстой Л.Н.Исповедь //Не могу молчать. М.,1985.С.66.

  21. ТощенкоЖ.Т., Харченко С. Социальное настроение. М.:Academia,1996.С28.

  22. Хайруллина Ю.Р. Личность и власть: проблемы согласия.

  23. Хахулина Л. Социальное неравенство в российском обществе: мнения и оценки // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 1999. №4. С. ЗО

  24. Чупров В.И., Зубок Ю.А., Уильямс К. Молодежь в обществе риска. М.: Наука, 2001.С 61

  25. Шалин В.В. Толерантность: культурная норма и политическая необходимость

  26. Giddens,A.The Consequences of Modernity.P 34,92







Каталог: Work -> stvak
Work -> Теоретические основы процесса социально-психологической адаптации в трудовом коллективе 5
Work -> 1 Понятие и значение социально-психологической адаптации 5
Work -> Тема самообразования: «Использование методики Марии Монтессори при обучении умственно отсталых детей с дцп в условиях надомного обучения» План
Work -> Исследование межличностных отношений и деятельности группе в стране и за рубежом 4
Work -> Григорьева М. В. Психология труда Конспект лекций
Work -> Нейротоксичность современных цитостатиков
Work -> Показал, что аспект влияния саногенного мышления на эмоционально-психологическое равновесие человека освещен недостаточно
Work -> Сборник методических материалов г. Рыбинск, 2006
stvak -> Психологические состояния детей как следствие травмирующей информации о теракте


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница