Программа книгоиздания России Ответственный редактор В. Н. Дружинин



страница1/7
Дата21.05.2016
Размер1.05 Mb.
ТипУчебник
  1   2   3   4   5   6   7
УДК 159.9

ББК88


П57

Федеральная программа книгоиздания России

Ответственный редактор В.Н. Дружинин



Психология XXI века: Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Дружинина. — П57 М.: ПЕР СЭ, 2003. -863 с.

ISBN 5-9292-0030-0

Учебник, подготовленный авторским коллективом сотрудников Института психоло­гии РАН (ИП РАН), отражает современное состояние психологической науки. В нем да­ется краткий обзор основных результатов (фактов, закономерностей, теорий), атакже про­блем и перспектив развития предметных областей психологии.

Для студентов-психологов 4-6 курсов университетов, преподавателей психологии и научных работников, а также для всех интересующихся научной психологией.







© Коллектив авторов, 2003

© ООО «ПЕР СЭ», оригинал-макет,

оформление, 2003


2.2. Введение в системную психофизиологию 39

2.2. Введение в системную психофизиологию

2.2.1. Активность и реактивность

2.2.1.1. Две парадигмы в исследовании поведения и деятельности

При всем многообразии теорий и подхо­дов, используемых в психологии, психо­физиологии и нейронауках, их можно условно разделить на две группы. В пер­вой из групп в качестве основного мето­дологического принципа, определяюще­го подход к исследованию закономерно­стей организации поведения и деятель­ности, рассматривается реактивность, во второй — активность.

Известны попытки, заменив пробле­му «активность-реактивность» пробле­мой сопоставления внутренних и вне­шних детерминант поведения, доказать, что упомянутые принципы не обуслов­ливают кардинальным образом различа­ющихся способов описания поведения и деятельности. Однако эта замена не­адекватна. Внутренняя детерминанта вполне так же, как внешняя может быть рассмотрена в качестве стимула, вызы­вающего реакцию; Например, при опи­сании постулируемых механизмов пове­дения, возникающего при нарастании мотивации в отсутствие внешнего сти­мула, используется понятие «мотиваци-онный рефлекс». Основное различие между двумя парадигмами: «реактивно-стной» и «активностной» состоит, как это будет подробно показано ниже, в том, куда на временной шкале «поме­щается» детерминанта текущего поведе­ния — в прошлое или будущее. Под па­радигмой, вслед за Т. Куном, мы будем здесь и далее понимать модель жизни научного сообщества, подразумеваю­щую специфический набор теорий, ме­тодов и необходимого оборудования, принимаемых и применяемых в данном сообществе.

40 2. Психофизиология

2.2.1.2. Реактивность

Использование принципа реактивности как объяснительного в научном исследо­вании базируется на идеях Рене Декарта, изложенных им в первой половине XVII века. Декарт полагал, что организм может быть изучен, как машина, основной прин­цип действия которой — рефлекс, обеспе­чивающий связь между стимулом и отве­том. Животные при этом оказывались жи­выми машинами и крики боли животных рассматривались как «скрип несмазанных машин». Человека, тело которого — ма­шина, наличие души освободило от авто­матического реагирования. Душа его со­стоит из разумной субстанции, отличной от материи тела, и может влиять на пос­леднее через эпифиз.

Идеи Декарта давно уже стали достоя­нием не только науки, но и основой «бы­товой психологии» (знание, используемое людьми в быту; P.S. Churchland, S.Mosco-vici), которая свободно оперирует поняти­ями «стимул», «рефлекс», «реакция» и т.д. Эти идеи соответствуют логике, имеющей корни в первобытном мышлении, в соот­ветствии с которой предшествующее об­стоятельство смешивается с причиной (Леви-Брюль). Что же касается науки, со­вершенно очевидно, что рефлекс, сереб­рящийся «благородной сединой столетий» (П.К. Анохин 1945), оставался централь­ным инвариантным звеном психофизио­логических теорий, несмотря на целый ряд изменений, которые претерпели эти тео­рии. С рефлекторных позиций события, ле­жащие в основе поведения, в общем, пред­ставляются как линейная последователь­ность, начинающаяся с действия стимулов на рецепторные аппараты и заканчиваю­щаяся ответным действием.

2.2.1.3. Активность

Рассмотрение поведения и деятельнос­ти как активности, направленной в бу­дущее, включает понимание активнос­ти как принципиального свойства живой материи; конкретная форма проявления активности зависит от уровня организа-

ции этой материи. Категориальное ядро представлений данной группы значи­тельно менее гомогенно, по сравнению с первой. Это ядро сформировалось в результате многочисленных попыток, исходя из разнообразных теоретических посылок, преодолеть механистические реактивностные схемы, заменив их представлениями об активном, целе­направленном поведении.

Так, J. von Uexkull полагал, что поведе­ние должно быть рассмотрено не как ли­нейная последовательность событий, на­чинающаяся с возбуждения рецепторов, а как функциональное кольцо. Дж. Гибсон считал, что среда и организм не являют­ся отдельностями, но образуют функци­ональное единство, к анализу которого принцип стимул-реакция не может быть применен. Был разработан целый ряд других существенно различающихся концепций, которые, однако, объединя­ло признание активности в качестве ба­зового методологического принципа (Н.А. Бернштейн, J. Dewey, К. Koffka, Е.С. Tolman и мн. др.).

Специально следует подчеркнуть, что центральным пунктом теории деятельно­сти, развитой в отечественной психологии, является представление об активном, а не реактивном субъекте. Интересно, что в англоязычной литературе теория деятель­ности переводится как Theory of activity, т.к. в английском языке слово activity (как и, например, слово toiminta в финском) служит одновременно для обозначения и активности, и деятельности.

2.2.1.4. Эклектика в психологии и психофизиологии

В последнее время представление об ак­тивном, целенаправленном характере поведения человека и животного стано­вится все более распространенным. На­ряду с положительными следствиями этот процесс имеет и отрицательные. Не­обходимость в поиске «механизмов» оче­видно целенаправленной активности ориентироваться на нейронауки — ту об­ласть исследований, в которой позиции



2.2. Введение в системную психофизиологию 41

рефлекса очень прочны, а также недо­оценка того, что парадигмам активнос­ти и реактивности соответствуют прин­ципиально различающиеся способы опи­сания поведения и деятельности, обус­ловливают эклектичность многих теорий в психологии и психофизиологии. Утвер­ждения, базирующиеся на разных видах эклектического объединения понятий сопоставляемых парадигм (активности и реактивности), можно, упрощая, свести к четырем связанным группам.

1) «Филогенетическая» эклектика. Люди

ведут себя целенаправленно, а жи­вотные — отвечают на стимулы. Це­ленаправленность — преобразован­ная в процессе эволюции реактив­ность (см. выше о «живых машинах»).

2) «Онтогенетическая» эклектика. В пре-

натальном периоде и/или на ранних стадиях постнатального онтогенеза организмы реагируют на стимулы. Лишь на более поздних этапах инди­видуального развития у них форми­руется целенаправленное поведе­ние. Целенаправленность— преоб­разованная в процессе индивидуаль­ного развития реактивность.

3) «Уровневая» эклектика. В основе це-

ленаправленного поведения и дея­тельности — рефлекторные «меха­низмы» или «реализаторы». На выс­ших уровнях организации деятель­ности, психических процессов, по­ведения, движения и т.д. действует принцип активности, целенаправ­ленности, а на низших — реактив­ности. Целостный организм осуще­ствляет целенаправленное поведе­ние, а его отдельный элемент — нейрон реагирует на стимул.

4) «Анатомическая» или «центрально-пе-

риферическая» эклектика. Нейроны центральных структур пластичны, их активность зависит от поведенчес­кого контекста, мотивации, цели и т.д. Периферические элементы ри­гидны и являются лишь преобразо­вателями энергии внешних воздей­ствий в импульсные коды или испол­нителями центральных команд.

Оценивая системность как один из основных объяснительных принципов в науке, М.Г. Ярошевский (1996) справед­ливо замечает, что антиподом системно­сти является эклектизм — смешение раз­нородных, зачастую противоположных, положений и принципов, замена одних логических оснований другими. Именно эклектика, наряду с неадекватным реше­нием психофизиологической проблемы (см. ниже), являются наиболее серьез­ными препятствиями на пути синтеза психологического и физиологического знания в рамках методологически непро­тиворечивой психофизиологии.



2.2.1.5. Основная задача главы

Основная задача этой главы состоит в том, чтобы изложить целостную и, как нам представляется в данный момент, свободную от эклектики систему пред­ставлений, объединяющую в рамках единой теории понимание активности отдельного нейрона и целостного пове­дения, соотношения функционирова­ния и развития, структуры и функции, психики и мозга, индивида и среды, нор­мы и патологии. Будет продемонстриро­вано, как последовательное развитие си­стемного подхода заставило отказаться от представления о реактивности не только на организменном, но и на кле­точном уровне в пользу представлений об активности и целенаправленности, что, в свою очередь, обусловило суще­ственное изменение методологии, задач и методов объективного исследования субъективного мира и привело к форми­рованию нового направления в психо­логии — системной психофизиологии.



2.2.1.6. Разнообразие вариантов системного подхода

Концептуальные построения многих ав­торов, относящиеся к парадигме актив­ности, могут быть, с теми или иными оговорками, рассмотрены как варианты методологии системного подхода. Сис­темный подход — не новость в психоло-



42 2. Психофизиология

гии, а сам термин «системный подход» стал использоваться в нашей литературе уже больше трех десятилетий назад. По­нимание системности изменялось на последовательных этапах развития на­уки; не одинаково оно и для разных ва­риантов системного подхода, существую­щих на одном и том же этапе. В частно­сти, и в психофизиологии системный под­ход далеко не однородное направление и общим для таких авторов как П.К. Ано­хин, Н.Ю. Беленков, Н.П. Бехтерева, М.Н. Ливанов, А.Р. Лурия, E.R. John и многие другие оказывается главным обра­зом лишь признание того, что «функция» (что бы под ней ни понимали разные ав­торы) реализуется не отдельными струк­турами или клетками, а их системами.

Системная психофизиология развивает теорию функциональных систем (ТФС), разработанную академиком П.К. Анохи­ным (1898 — 1974) и его школой. Что это за теория, в чем ее отличие от других ва­риантов системного подхода и чем опре­деляется особое значение ТФС для пси­хологии и психофизиологии?

ласти науки ничего нового, так как яв­ляется даже для начинающего исследо­вателя аксиомой. С другой стороны, вза­имодействие не может рассматриваться как механизм ограничения огромного числа степеней свободы каждого из мно­жества элементов живых систем; взаи­модействие их создаст не систему, а хаос. Главным препятствием для использо­вания упомянутых вариантов системно­го подхода в конкретном исследовании является отсутствие в их методологии понятия о системообразующем факто­ре, детерминирующем формирование и реализацию системы. До тех пор пока ис­следователь не определит такой фактор, который, являясь неотъемлемым ком­понентом системы, ограничивал бы сте­пени свободы ее элементов, создавая упорядоченность их взаимодействия, и который был бы изоморфным для всех систем, позволяя использовать систему как единицу анализа в самых разных си­туациях, все разговоры о системах и пре­имуществах системного подхода перед несистемным останутся только разгово­рами [Анохин, 1975, с. 32(.




2.2.2. Теория функциональных систем

2.2.2.1. Что такое система?

Термин «система» обычно применяется для того, чтобы указать на собран­ность, организованность группы эле­ментов, отграниченность ее от других групп и элементов. Давалось множество определений системы, которые характе­ризовали ее, выделяли из «несистем». В общем, они сводились к пониманию си­стемы как комплекса взаимодействую­щих элементов, объединенных опреде­ленной структурой. При этом под струк­турой понимались законы связи и фун­кционирования элементов. П.К.Анохин, подробно проанализировав разные вари­анты системного подхода, пришел к сле­дующим аргументированным заключе­ниям. Взаимодействие элементов само по себе, с одной стороны, не дает иссле­дователю в какой-либо конкретной об-



2.2.2.2. Результат - системообразующий

фактор

Важнейшим событием в развитии ТФС стало определение системообразующего фактора— результата системы, под кото­рым понимался полезный приспособи­тельный эффект в соотношении организ­ма и среды, достигаемый при реализации системы. Таким образом, в качестве детер­минанты поведения в ТФС рассматрива­ется не прошлое по отношению к поведе­нию событие — стимул, а будущее — ре­зультат. При анализе внешнего поведения индивида мы можем описать результат как определенное соотношение организма и внешней среды, которое прекращает дей­ствие, направленное на его достижение, и обусловливает реализацию следующего по­веденческого акта. Как выглядит достиже­ние результата «изнутри», станет ясно, когда мы обсудим проблему системной де­терминации активности нейронов.



2.2. Введение в системную психофизиологию 43

2.2.2.3. Функциональная система

На основании результатов уже самых ранних своих экспериментов П.К. Ано­хин пришел к выводу о том, что для по­нимания приспособительной активнос­ти индивида следует изучать не «функ­ции» отдельных органов или структур мозга в их традиционном понимании: как непосредственных отправлений того или иного субстрата, а как организацию целостных соотношений организма со средой. Суть таких организаций состоит в том, что отдельные вовлеченные в них компоненты не взаимодействуют, а вза­имосодействуют, координируют свою активность для получения конкретного результата. Рассмотрев функцию как до­стижение этого результата, П.К. Анохин дал следующее определение функцио­нальной системы. Системой можно на­звать только такой комплекс избира­тельно вовлеченных компонентов, у ко­торых взаимодействие и взаимоотноше­ние приобретают характер взаимоСО-действия компонентов, направленного на получение полезного результата.



2.2.2.4. Временной парадокс

Каким образом результат— событие, которое наступит в будущем, может де­терминировать текущую активность, быть ее причиной? Решением этого «вре­менного парадокса» была разработка представления об «информационном эквиваленте результата», о модели буду­щего результата — цели, которая и выс­тупает в качестве такой детерминанты. Введение понятия об акцепторе резуль­татов действия, специальном аппарате, формируемом до реального появления результата и содержащем его прогнози­руемые параметры, стало существен­нейшим этапом в развитии ТФС.

Закономерности формирования и функционирования акцептора были проанализированы в многочисленных экспериментах и на самых разных уров­нях: от поведенческого до тонкого ней­рофизиологического и молекулярно-

биологического. Почему формулировке представления об акцепторе результатов действия придается такое значение в развитии ТФС?



2.2.2.5. Целенаправленность поведения

Уже для Аристотеля была очевидна целе­направленность поведения. Затем это по­нятие использовали в своих теоретических построениях множество авторов: как фи­зиологов, так и психологов. Однако, в свя­зи с отсутствием у авторов адекватной те­ории, позволяющей изучать целевую де­терминацию естественнонаучными мето­дами, целенаправленность, присутствую­щая у них на уровне концептуальных схем, сразу исчезает, сменяясь реактивно­стью, как только дело доходит до «реаль­ных механизмов» обеспечения активнос­ти организма и, в частности, мозга. В ре­зультате неизменно появляются эклекти­ческие представления (см. выше).



2.2.2.6. Целенаправленность и причинность

По-видимому, подмена активности и це­ленаправленности реактивностью опре­делялась и определяется тем, что исполь­зование естественнонаучных и вообще экспериментальных методов сочетается, как правило, с каузальным объяснением поведения. Это объяснение традиционно связывается с парадигмой реактивности, в то время как парадигма активности, це­ленаправленности соотносится с теле­ологическим объяснением.

Данная ситуация противоречия между «респектабельным» каузальным и «со­мнительным» телеологическим объясне­ниями остроумно описывается словами М. Мессаровича, которые любил цитиро­вать П.К. Анохин: «Телеология — это дама, без которой ни один биолог не мо­жет жить, но стыдится появляться с ней на людях». Следовательно, заслуга П.К. Ано­хина состоит не в том, что он использовал понятие цели в анализе поведения, а в том, что, введя представление об акцепторе ре­зультатов действия, он сделал концепцию «целевой детерминации» (см.: [Кругликов,

44 2. Психофизиология

19881) операциональной и устранил проти­воречие между каузальным и телеологи­ческим описанием поведения. Поэтому рассмотрение поведенческого акта с пози­ций ТФС и как целенаправленного, и как причинного вполне правомерно.

2.2.2.7. Цель и специфика жизни

Проблема цели, которая организует ча­сти в целое, придавая ему особые свой­ства, тесно связана с вопросом о специ­фике жизни. С виталистических позиций она решалась постулированием суще­ствования особой силы, такой как «мне-ма Блейлера», «руководящая сила Берна-ра» или «энтелехия Дриша». Так, Г. Дриш на вопрос о том, есть ли в цели нечто, объясняемое присущей только живому закономерностью, отвечал утвердитель­но. В качестве такой закономерности, не сводимой к явлениям неорганичес­кого мира, рассматривалась энтелехия — «элементарное начало» или «витальный фактор» жизни.

Разработка представления об энтеле­хии способствовала критике механисти­ческих взглядов на причинность в био­логии. Поэтому данное представление можно оценить, используя терминоло­гию Ю.А.Шрейдера, как плюс-фикцию, сыгравшую положительную роль в раз­витии науки, наряду с такими фикция­ми как флогистон, «демоны» Максвел­ла, гравитационные, электромагнитные поля и многие другие представления, фиктивный характер которых очевиден.

2.2.2.8. Опережающее отражение

Анализ проблем происхождения и развития жизни с позиций ТФС привел П.К. Анохи­на к необходимости введения новой ка­тегории: опережающее отражение. Опережающее отражение появилось с за­рождением на Земле жизни и является отличительным свойством последней. Как условие, определившее возможность появления жизни, П.К. Анохин рассмат­ривал существование «предбиологичес-ких систем». Они обладали свойствами,

обеспечивавшими устойчивость против возмущающих воздействий. Примером могут служить «аллостерические систе­мы», устойчивость которых достигается за счет ретроингибирования: торможе­ния начальных стадий химических пре­вращений при достижении определенной концентрации конечного продукта этих превращений.

Опережающее отражение связано с активным отношением живой материи к пространственно-временной структуре мира и состоит в опережающей, ускорен­ной подготовке к будущим изменениям среды. Ясно, что опережающее отраже­ние могло появиться только постольку, поскольку в мире имелись повторяющи­еся ряды событий. Если бы временная структура мира была представлена толь­ко рядами никогда не повторяющихся со­бытий, опережающее отражение и, следо­вательно, жизнь не могли бы возникнуть.

Так как принцип активного опережаю­щего отражения начал действовать вмес­те с возникновением жшни, он представ­лен на всех уровнях ее организации. По­этому речь должна идти не о смене реак­тивности активностью на определенном этапе онто- или филогенеза, на определен­ном уровне организации тех или иных про­цессов (см. 2.2.1.4. об «онтогенетической» и «уровневой» эклектике), а только о том, в какой форме этот принцип представлен на данном этапе и уровне.

Рассматривая в связи со сказанным выше утверждение В.М. Бехтерева о том, что «реакция на внешние воздействия происходит не в одних только живых орга­низмах, но и в телах мертвой природы» [Бехтерев, 1991, с. 21], мы можем согла­ситься только с последней его частью. Да, тела мертвой природы реагируют, отвеча­ют реакциями на внешние воздействия. Принципиальной характеристикой физи­ческого, в отличие от физиологического, является «неинтенциональность» [Дуб­ровский 1980]. Что же касается живого организма, то если рассматривать его не как физическое тело, а как целостный индивид, совершающий приспособитель­ное поведение, следует признать, что он



2.2. Введение в системную психофизиологию 45

отражает мир опережающе, его актив­ность в каждый данный момент — не от­вет на прошлое событие, а подготовка, обеспечение будущего.

2.2.2.9. Принципиальное отличие теории

функциональных систем от других вариантов

системного подхода

Итак, важнейшее преимущество и при­знак, отличающий ТФС от других вари­антов системного подхода, введение представления о результате действия в концептуальную схему. Таким образом ТФС, во-первых, включила в концепту­альный аппарат системного подхода изо­морфный системообразующий фактор и, во-вторых, кардинально изменила по­нимание детерминации поведения.



2.2.2.10. Теория П.К. Анохина как целостная система представлений

Следует отметить, что когда теория уже четко сформулирована, при ретроспек­тивном анализе литературы могут быть обнаружены высказывания, предвосхитив­шие какие-либо из набора ее положений. Такова ситуация и с ТФС. Так, J. Dewey еще в конце XIX века отмечал, что дей­ствие детерминировано не предшествую­щими событиями, а потребным резуль­татом. В двадцатых годах XX столетия А.А. Ухтомский выдвигал представление о «подвижном функциональном органе», под которым понималось любое сочета­ние сил, приводящее к определенному результату. Тем не менее обоснованную не только теоретически, но и богатей­шим экспериментальным материалом, целостную систему представлений мы на­ходим именно в ТФС.

Ее целостность и последовательность состоят в том, что идея активности, целе­направленности не просто включается в ТФС наряду с другими положениями, но действительно определяет основное содер­жание, теоретический и методический ап­парат теории. Эта идея определяет и под­ходы к анализу конкретных механизмов достижения результата поведения, действу-

ющих на уровне целостного организма, и понимание организации активности от­дельного нейрона (см. след. раздел). Как же отвечает ТФС на вопрос о механизмах, обеспечивающих объединение элементов в систему и достижение ее результата? Ка­кие положения рефлекторной теории зас­тавила отвергнуть П.К. Анохина — учени­ка И. П. Павлова, логика последовательно­го развития системных представлений?



Каталог: engine -> documents
documents -> Мета-аналитические исследования в психологии
documents -> 2012 Раздел Методология психологии, предмет и методы психологического исследования
documents -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 13 психология развития, акмеология
documents -> Роль акцентуаций характера в самореализации личности
documents -> Индивидуально-психологические предпосылки выбора профессии в подростковом и юношеском возрасте 19. 00. 13 психология развития, акмеология
documents -> Восприятие выражения целого и частично закрытого лица
documents -> Личностно-ориентированная экспертиза профессиональной пригодности летчиков
documents -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 03 Психология труда, инженерная психология
documents -> Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
documents -> Взаимосвязь социально-психологических характеристик и жизненной перспективы личности


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница