Психологическая характеристика личности старшеклассника



Дата12.05.2016
Размер3.35 Mb.


Евгений Анатольевич Шумилин
Вопросы психологии. №5.1982. с.72-79

http://www.voppsy.ru/issues/1982/825/825072.htm

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ СТАРШЕКЛАССНИКА



Е. А. ШУМИЛИН

 

В оценках старшего школьного возраста иногда допускается известный схематизм и категоричность. Указывается на завершенность развития старшеклассников как в физическом, так и в духовном отношении, отмечается приближенность их к взрослому состоянию; стираются те противоречия, которые свойственны подростковому возрасту, подчеркивается некоторая гармония «телесного» и «духовного», установление ровного отношения с окружающими, взаимопонимание с родителями и учителями. Переход от подростничества к юности рисуется как плавное движение к взрослости, где получение аттестата официально закрепляет эту взрослость, подтверждает гражданский статус растущего человека. Между тем анализ особенностей старшеклассников позволяет выявить психологическое своеобразие детей этого возраста, представляющего важнейший этап формирования личности.



Прежде всего, особое значение приобретает готовность школьников к общественному труду, способность владеть развитой трудовой деятельностью. К 17—18 годам человек должен сформироваться настолько, чтобы он мог сознательно подключиться к любой социально необходимой деятельности.

Данное положение и определило целевую установку нашего исследования, основное внимание в котором уделено психологическим механизмам формирования личности старшеклассника, характеру ее направленности, типологическим различиям, с которыми реально встречаются педагоги. В этих целях проанализированы учебная деятельность, общественная активность, уровень нравственного самоопределения (включая самоанализ, самооценку, духовные запросы), профессионального становления (профессиональные интересы, планы, намерения и др.) учащихся старших классов. Выделены критерии каждого из этих показателей, а также характер психических новообразований личности школьника, стоящего на пороге самостоятельной жизни.

В ходе исследования использовалась комплексная методика, включающая также ретроспективный метод, при помощи которого обобщались высказывания старших школьников о наиболее значимых событиях в их жизни, анализ оценки ими своего положения в настоящем. Изучено 180 независимых психолого-педагогических характеристик, использованных при разработке условной типологии учащихся старших классов. Интересные данные почерпнуты из юношеских дневников, переданных автору студентами - первокурсниками. Эти дневники, которые они вели в VIII— X классах, оказались особенно полезными при анализе мнений старшеклассников о самих себе, своем положении в классе, отношении к ним окружающих. Основной материал был получен при обследовании 30 школ Москвы, пяти городских и двух сельских школ Московской области. Исследованием было охвачено 1600 школьников, в том числе 800 учащихся восьмых классов, 400 учащихся — девятых и 400 учащихся десятых классов.

В речи на XIX съезде ВЛКСМ Л. И. Брежнев изложил требования, которые предъявляются сейчас к формированию всесторонне развитой личности «настоящего гражданина развитого социализма». Для этого, указывал Л. И. Брежнев, молодежь должна постоянно учиться, «и не только овладевать знаниями. Учиться честному труду, умению видеть жизнь со всеми ее сложностями с позиций советского патриотизма и коммунистической убежденностью. Учиться непримиримости к малейшим отступлениям от наших общественных норм» [1].

В нашей стране созданы необходимые условия для всесторонней подготовки молодежи к жизненному самоопределению в соответствии с личными запросами и интересами общества, что обусловлено возможностями подрастающего человека удлинить период своего образования и профессиональной подготовки в системе школьного и внешкольного обучения. В настоящее время в СССР законодательно закреплены границы детства— с рождения и до 18 лет и в соответствующих гигантских масштабах развернута сеть учебно-воспитательных учреждений. Показательно, что если в 1970/71 учебном году в IX— X классах средней школы, средних ПТУ и средних специальных учебных заведениях обучалось 15,1 млн. человек, то в 1979/80 учебном году в IX— X классах средних школ, средних ПТУ и средних специальных учебных заведениях училось уже 21,5 млн. человек [4; с. 486-492].

Введение обязательного среднего образования как следствие социально-экономических, политических, культурных и других преобразований нашего общества обеспечило реальное закрепление старшего школьного возраста как самостоятельного этапа детского развития.

В связи с этим выявляется недостаточность исследований психолого-педагогических проблем воспитания старших школьников, формирования их личности. Сложность проблем заключается в том, что 15—16-летние школьники, еще будучи детьми по психофизиологическим характеристикам, субъективно считают себя достаточно взрослыми.

Наступление зрелости старшеклассники связывают с внутренними изменениями в себе и в отношениях с другими людьми. Они пытаются установить время, когда почувствовали себя взрослыми: «Я думаю, что взрослость наступает тогда, когда кончается беспечное существование. Раньше я вообще не задумывался над тем, как жить. Теперь же начинаешь отдавать себе отчет в своих поступках и все чаще задумываешься о своем будущем».

Почти во всех высказываниях учащихся проявляется в той или иной мере озабоченность в связи с окончанием школы и выбором жизненного пути. Они чувствуют ответственность за свои поступки и дела. Это чувство начинает ими овладевать еще в VIII классе, но особенно при переходе в IX класс.

Старшие школьники отмечают, что они стали собраннее, научились ценить время, которого им теперь недостает, и сожалеют, что раньше они часть времени тратили впустую. Некоторые из них находят у себя пробелы в знаниях из-за пропусков занятий (по болезни или без уважительной причины), а также потому, что плохо слушали объяснения на уроках («переписывались», «читали постороннюю литературу» и т. п.), недостаточно ответственно относились к домашним заданиям. Теперь им трудно восстановить пробелы в знаниях, так как для этого нужно дополнительное время, которого и так не хватает.

Юноши и девушки начинают отдавать себе отчет в том, что они смогут применить школьные знания на практике, в своей будущей деятельности. «Раньше я как-то не думал, зачем мне нужны знания. Нужно ходить в школу, слушать объяснения учителя, стараться получать хорошие отметки. Просто было интересно учиться. Но теперь все чаще задумываешься: как я использую эти знания в жизни».

Старшеклассники придают большое значение развитию у них коллективистских чувств, умений ценить дружбу и товарищество, прислушиваться к мнению других, уважать их убеждения. Они отмечают, что только в старших классах по-настоящему поняли цену искреннего отношения и взаимной поддержки, так как стали нужнее друг другу и научились лучше разбираться в отношениях между людьми.

Наиболее полному представлению о роли школы в развитии самосознания старших школьников способствует анализ данных, полученных при изучении ответов студентов-первокурсников (100 студентов в возрасте не старше 18 лет) на вопросы специальной анкеты. По их мнению, школа могла бы дать больше своим питомцам в смысле подготовки к самостоятельной жизни, умения составлять реальные жизненные планы в соответствии с возможностями и способностями каждого. Именно школа, по словам студентов, должна научить своих питомцев самостоятельно принимать решения, отстаивать свои суждения, принципы. Между тем на уроках мало споров, самостоятельных выступлений. «Хотелось бы больше самостоятельности на уроках, чтобы учителя ставили такие вопросы, над которыми нужно задуматься, а не просто получать готовые истины». Очень нужны, по мнению студентов-первокурсников, «уроки жизни», «жизненные беседы». Они помогут, в частности, научиться понимать сложность человеческих отношений. «Мы часто судим о человеке по его внешним качествам. А как узнать, какой у него характер, какая у этого человека душа?» Студенты отмечают вред того положения, когда об ученике судят только по оценкам и на этом основании боятся поручать, например, малоуспевающему такие дела, где бы он мог проявить себя и завоевать доверие учителей и товарищей.

Развитие самосознания неотделимо от самонаблюдения в разных формах — в форме самоанализа, самоотчета, самокритики, самопроверки, самоконтроля, самоприказа. Показательно, что многие 15—17-летние юноши и девушки склонны отдавать себе отчет в своих поступках и считают, что самоанализ помогает им. Наиболее определенно они высказываются относительно самокритики, что иллюстрируют следующие показатели: из 200 девятиклассников (100 юношей и 100 девушек) склонных к самокритике юношей оказалось 34%, девушек — 36%; не склонных к самокритике юношей — 66%, девушек — 64%.

В оценке своего характера и поведения большинство десятиклассников, например, проявляют известную осторожность, не считая возможным сказать о себе со всей определенностью. Типичны высказывания: «Себя трудно оценить, пусть другие судят, им виднее» и т. п. В этом отношении представляет интерес сопоставление ответов учащихся VIII, IX и X классов (по 200 человек) на вопрос: «Доволен ли ты самим собой?»

Таблица


 

ОТВЕТЫ СТАРШЕКЛАССНИКОВ

(В % К ОБЩЕМУ ЧИСЛУ УЧАЩИХСЯ)

 

 

Характерно, что старшеклассники охотнее высказываются о своих недостатках, чем о достоинствах. Среди отрицательных черт отмечают: вспыльчивость, грубость, эгоизм. Особенно сетуют на слабохарактерность и слабоволие. В качестве положительных черт юноши наиболее часто называют такие, как «верен в дружбе», «не подвожу друзей», «помогаю в беде» и др. У девушек на первом месте — чуткость к людям, затем — правдивость, честность, общительность и др. Таким образом, 15—17-летние школьники (обоего пола) на первый план выдвигают те положительные качества, которые особенно важны для установления дружественных отношений, взаимопонимания, особо отрицательными считают черты, мешающие «социальному контакту», т. е., оценивая свои силы и возможности, на первое место они ставят гражданские, социальные качества, что обусловлено развитием их самосознания, поиском устойчивого образца, «примеркой» его на себя.



Следует отметить, что самонаблюдение старшеклассников имеет некоторые особенности, обусловленные различными обстоятельствами. Так, можно встретить юношей и девушек, склонных к самоуничижению. Они болезненно переживают свои недостатки, в ряде случаев преувеличивают их. Одни из этих старшеклассников стараются скрыть свои переживания от окружающих, боясь насмешек, боясь прослыть «слабовольными», другие, напротив, стремятся «открыться» людям, встретить в них сочувствие. Они испытывают удовлетворение от сознания того, что их «понимают», ценят в них тонкость и сложность чувств. Третьи не скрывают свои недостатки и даже в какой-то мере выставляют их напоказ.

Выделяются юноши и девушки, которые мало говорят о себе. Характерно, что среди них встречаются как волевые натуры, отличающиеся глубиной самоанализа и постоянной работой над собой, так и слабовольные субъекты, у которых самоанализ нередко превращается в самобичевание. В то же время у некоторых старших школьников самоанализ выражен слабо. Для таких юношей и девушек характерны следующие ответы: «не считаю нужным задумываться» (над жизнью, своим призванием, недостатками и т. п.); «не люблю долго думать над чем-нибудь»; «стоит ли ломать голову» и т. п. Относительно подготовленности их к самостоятельной жизни следует стереотипный ответ: «Сейчас еще рано говорить об этом, жизнь покажет».

Важнейшим моментом раскрытия механизма самоопределения старшеклассников, условием оптимизации процесса развития их самосознания является изучение особенностей выбора жизненного пути, в том числе выбора профессии, определения перспектив всей будущей жизнедеятельности, жизненной позиции, что актуализирует исследование многоплановых интересов учащихся IX—X классов. В связи с тем, что ведущей деятельностью в старшем школьном возрасте становится учебно-профессиональная деятельность, требующая целенаправленного формирования (см. [7]), представляется необходимым прежде всего исследовать учебные интересы юношей и девушек. Анализ полученных в этом плане данных показывает особую роль интересов 15— 17-летних старшеклассников, которые весьма избирательно относятся к разным школьным дисциплинам. Выявлены определенные тенденции развития этих интересов (изучением были охвачены учащиеся V, VII, VIII — X классов — по 400 детей каждой группы).

Изучение различных сочетаний любимых предметов позволило, во-первых, подразделить старшеклассников с точки зрения направленности их учебных интересов на три группы (с направленностью на «точные» науки, на гуманитарные дисциплины и распределяющих интересы между разными предметами); во-вторых, что особенно важно, полученные материалы дают возможность вычленить четыре группы старших школьников по мотивам их заинтересованности учебными дисциплинами (детально данный вопрос рассмотрен нами в совместной с В. В. Давыдовым и А. К. Марковой работе [2]).

Первая группа характеризуется тем, что в оценке любимого предмета старшие школьники довольно часто указывают на его важность в народном хозяйстве, перспективу использования данной отрасли науки в будущем (26% девушек и 19% юношей). В этой группе старшеклассников четко обнаруживается влияние любимого учебного предмета на выбор профессии.

Вторая группа школьников подчеркивает общеобразовательную значимость любимого предмета, его влияние на умственное развитие (55% юношей и 42% девушек). Однако по сравнению с первой группой здесь меньше старшеклассников, определивших свое жизненное призвание.

В третьей группе указываются такие мотивы, как качество преподавания, успехи в учении, легкость усвоения, а также польза для здоровья (15% юношей и 17% девушек). У девушек чаще, чем у юношей, заинтересованность в каком-либо учебном предмете проявляется без видимой связи с практикой, с выбором профессии. В этом случае дается общая эмоциональная оценка предмета как интересного, увлекательного (обычно это типично для младшего подростка).

И наконец, особняком стоят старшие школьники четвертой группы, для которых все предметы одинаковы, т. е. нет избирательного отношения к учебным дисциплинам. И хотя таких оказалось всего 2 человека, но значительное число опрошенных (13,5%) не смогли или не захотели объяснить причину своей незаинтересованности в том или ином учебном предмете.

Более высокая мотивация выявилась у школьников, которые проявляют интерес к самому предмету, к его познавательной и практической стороне. Устойчивая мотивация отмечается, когда учебные интересы юношей и девушек связаны с профессиональной направленностью. Более низкий уровень мотивации характерен для старшеклассников, дающих только эмоциональную оценку предмета. Их профессиональные интересы отличаются расплывчатостью и неопределенностью. Но в эту группу не попадают те школьники, которые свое эмоциональное отношение к предмету связывают с личностью любимого педагога, оказавшего на них большое влияние в выборе жизненного пути. Показательно, что в целом для старших школьников характерен сравнительно большой процент наметивших выбор определенной профессии. Однако среди них немало лиц, плохо представляющих себе характер будущей специальности, ее особенности.

Следует подчеркнуть, что 22% десятиклассников (было изучено 800 учащихся старших классов 37 школ Москвы и Московской области) решительно отрицают влияние и помощь школы в выборе профессии. Вместе с тем 36% из этого числа отмечают такое влияние. Но чаще всего в ответах дается стереотипная фраза: «школа дала знания». Только 8% десятиклассников отвечают вполне определенно. Например, «именно школа помогла выбрать профессию учительницы».

Необходимо заметить, что влияние учителей на старшеклассников несколько больше, чем влияние их товарищей (12 и 10%). Но все же влияние учителей в вопросе выбора профессии учащимися незначительно. Характерно, что 30% десятиклассников отметили роль семьи в выборе профессии.

В целях определения путей оптимизации работы школы по формированию профессиональных намерений старшеклассников нами и нашим аспирантом (см. [3]) на базе одной из школ Мытищинского района Московской области в течение ряда лет проводилась экспериментальная работа. В предварительном исследовании было обнаружено, что более 80% учащихся связывают свое будущее только с поступлением в высшие учебные заведения. Лишь небольшая группа старших школьников (около 6%) ориентировалась на овладение массовыми и рабочими профессиями. Остальные 14% учащихся еще не задумывались, кем они станут.

Главная задача эксперимента заключалась в том, чтобы переориентировать основную массу старшеклассников, стремившихся после окончания школы в вузы, на массовые профессии народного хозяйства. В отношении учащихся, ориентированных на массовые профессии до начала эксперимента, ставилась задача закрепления и развития этой ориентации. Данная работа включала: а) организацию школьной системы профориентационной службы; б) организацию и проведение со старшеклассниками специальных факультативных занятий, включавших сведения о профессионально значимых качествах личности, рекомендации по самовоспитанию для оценки своих возможностей, способностей и т. д. (занятия проводились в течение двух лет по одному разу в неделю — 70 часов); в) организацию учительского труда с целью повышения влияния педагога на подготовку школьников к выбору массовых профессий, выявление характера этого влияния.

Следует отметить, что в ходе эксперимента обнаружились значительные изменения в сознании старшеклассников, в их отношении к труду в народном хозяйстве: у юношей и девушек возникла внутренняя убежденность в необходимости подготовки к выбору профессии уже в школе, увеличились их знания о массовых профессиях, появилось желание работать в сфере материального производства. Показательно, что количество школьников, решивших после окончания школы избрать массовые и рабочие профессии, поднялось с 6 до 49%.

Таким образом, результаты проведенных исследований показывают, что с помощью организованных психолого-педагогических воздействий можно существенным образом перестроить жизненные установки старшего школьника, способствовать становлению его активной жизненной позиции.

Анализ отношения детей старшего школьного возраста к учению, учителям, классному коллективу, к школе с учетом их интересов и увлечений, подготовленности к самостоятельной жизни, профнаправленности, самооценки, уровня притязаний позволил провести типологическое изучение. С этой целью были составлены 180 независимых психолого-педагогических характеристик и собраны другие сведения о старшеклассниках разных школ г. Москвы.

Первоначальным основанием для распределения учащихся старшего школьного возраста по группам послужила их успеваемость: первая группа — наименее успевающие — 65 человек (средний балл — 3,5); вторая группа — средние по успеваемости — 85 человек (от 3,5 до 5); третья группа — учащиеся с высокой успеваемостью — 30 человек (от 4 до 4,5—5). Характерно, что в каждой из этих групп были старшеклассники, принадлежащие к разным психологическим типам. Принцип классификации основывался на учете устойчивых учебно-профессиональных интересов, анализе отношения старшеклассников к учебным предметам в связи с их профессиональной направленностью.

Первая группа. Старшеклассники характеризуются весьма неустойчивой успеваемостью, хотя совсем неуспевающих учащихся здесь нет, как нет и ни одного ученика, который бы не имел любимого предмета. Для многих детей свойственна привязанность к какому-либо одному предмету и уважительное отношение к учителю, преподающему этот предмет, при полном равнодушии к остальным. Отсюда конфликты с учителями, пропуски нелюбимых уроков, иногда даже безразличное отношение к школе. В то же время иногда малоуспевающий ученик может временно достичь больших результатов и в отношении нелюбимого предмета, когда для этого имеется известный стимул: надо подтянуться к экзамену, доказать, что в нем ошибается учитель, и т. д.

Все это лишний раз свидетельствует о том, что старшеклассников данной группы нельзя причислять к интеллектуально пассивным лицам. Но подъем в учебной работе, как правило, у них непродолжителен, наступает спад, новые разочарования, срывы в отношениях с учителями. Им не хватает настойчивости, целеустремленности, планомерности в учебе, прочных навыков самостоятельной работы. Недостаточная успеваемость в известной мере сказывается на их положении в классе. Никто из них за последние два года (в IX и X классах) не выполнял ответственных общественных поручений (комсорга, старосты и т. п.). Вместе с тем со стороны общего психического склада эти дети мало отличаются от своих товарищей. Они жизнерадостны, общительны, имеют достаточно друзей в школе и дома, в меру начитанны, проявляют осведомленность в общественной жизни страны и в зарубежных событиях, увлекаются определенным видом спорта [5; 70—74].

Таких юношей и девушек можно отнести к «неустойчивому» психологическому типу (ранее эту категорию мы условно называли «инфантильным» типом). Они в психологическом отношении недостаточно зрелы и инфантильны. Инфантильность их надо понимать в том смысле, что они недостаточно трезво оценивают обстоятельства жизни, свои возможности, не подготовлены к выбору профессии, к самоопределению. Чаще всего это единственные дети в семье, не знающие трудностей жизни и привыкшие во всем полагаться на родителей. В старших классах эти «большие» дети встречаются с известными трудностями, особенно перед выпуском из школы, когда перед ними встает со всей остротой вопрос о самоопределении, о выборе профессии. Однако нет основания для того, чтобы утверждать, будто черты инфантильности присущи всем учащимся этой группы. Среди них есть старшеклассники, которых можно отнести к целеустремленным и волевым [5; 77].

Вторая группа. Средние по успеваемости учащиеся. По некоторым предметам у них пятерки, хотя преобладают все-таки четверки и тройки. Как правило, здесь устойчивый интерес к предмету совпадает с отличной успеваемостью. У значительной части этих старшеклассников достаточно четко определялись профессиональные интересы в соответствии с их способностями. Но многие все же неясно представляют свое будущее. Старшие школьники этой группы очень активны в общественных делах. Занимая место «средних», они не вызывают у родителей и учителей беспокойства и тревоги, и отношения между учащимися и педагогами здесь более или менее ровные.

Данная группа школьников отличается чувством ответственности и самоконтроля, дисциплинированностью, трудолюбием. Благодаря этому они могут хорошо учиться и активно участвовать в общественных делах. Некоторые старшеклассники, обладающие этими качествами, относятся к определенному психологическому типу целеустремленных людей, умеющих подчинять частные интересы главной цели, связанной с их будущим (данный тип мы условно назвали «психологически устойчивым»).

Целеустремленность этих учащихся неразрывно связана с их трудолюбием, которое проявляется в учебных делах, в общественной работе, в помощи родителям. На основе трудолюбия и целеустремленности выработались и такие черты их характера, как уверенность в себе, настойчивость, самостоятельность и организованность. Но не всех старшеклассников данной группы можно отнести к этому типу, обладающему психологической устойчивостью. Здесь выявлены и учащиеся, отличающиеся инфантильностью, неустойчивыми жизненными планами, профессиональными интересами и намерениями.

В третью группу входят и круглые отличники, и устойчивые «середняки». Отношения между ними и учителями хорошие. Большинство этих старшеклассников стремятся поступить в вузы. Причем из 28 человек (двое юношей решили определиться на работу, с тем чтобы в дальнейшем поступить на вечернее или заочное отделение вуза) только 11 выпускников более или менее ясно представляют свою будущую специальность. Для остальных характерна неопределенность в выборе профессии («попробую поступить в педвуз — на литературный факультет или на факультет иностранных языков» и т. п.). Например, юноша, отлично успевающий по всем учебным дисциплинам, на вопрос о самом любимом предмете ответил, что для него все одинаковы, он «хочет поступить только в университет, причем на любой факультет».

Представленные нами характеристики старших школьников не совпадают с распространенным еще в школе делением учащихся на слабых и сильных. В понятиях «сильный» и «слабый» учитывается лишь критерий успеваемости, при этом не всегда принимаются во внимание избирательное отношение ученика к предметам, его специальные способности, а также и то, в какой мере отличная успеваемость влияет на склонность юношей и девушек к тому или иному виду труда, на их готовность к выбору профессии. Поэтому представилось целесообразным выделить категорию старших школьников (отнести их к «неустойчивому» типу), недостаточно подготовленных к самостоятельной жизни, к выбору профессии, не отвечающих тем требованиям, которые предъявляются к выпускникам школы при получении аттестата зрелости. Однако, как уже отмечалось, инфантилизм не является уделом только слабоуспевающих учеников (из первой группы), он может проявляться и у отличников (из третьей группы). Другой тип старшеклассников — «психологически устойчивый», также не является достоянием одной какой-то группы учащихся (только с высокой успеваемостью). И малоуспевающий ученик может быть достаточно целеустремленным, трезво оценивать свои способности и силы, стремиться к овладению профессией.

Проводя типологическое изучение старшеклассников, мы преследовали цель полнее раскрыть и обобщить их психологические особенности, личностные характеристики, которые находят свое конкретное выражение в мировоззрении и поведении учащихся, преломляясь в их индивидуальных особенностях. Как показывает многолетняя опытно-экспериментальная работа, учет выявленных типологических особенностей старшеклассников помогает учителям и воспитателям организовывать индивидуальный подход к детям, лучше узнавать свой класс, расстановку сил в нем, характер взаимоотношений в коллективе, добиваться зримых результатов в формировании духовного облика выпускников школы [6].

Выделенные в процессе исследования психологические характеристики учащихся старших классов могут служить основой для дифференцированного подхода к ним в процессе активного включения в социальную практику, в сферу материального производства. Эти характеристики в известной мере распространяются на 15—17-летних учащихся средних ПТУ, а также и на работающих юношей и девушек с учетом их положения в производственных коллективах. Конкретные данные, полученные в ходе исследования, имеют важное значение не только для педагогов школ и профтехучилищ, но и при разработке методических рекомендаций для рабочих педагогов, которых у нас в стране насчитывается около 3 млн. человек. По мнению первого секретаря ЦК ВЛКСМ Б.Н. Пастухова, наставничество должно не только охватить сферу материального производства, но и проникнуть в науку, искусство, в систему здравоохранения, просвещения — всюду, где трудится и учится молодежь (см.: Отчетный доклад ЦК ВЛКСМ XIX съезду комсомола). В этом отношении проведенные нами исследования могут стать почвой для психологического обоснования наставничества в различных его формах.

 

1.    Забота об интересах народа — дело чести комсомола. — Речь товарища Л. И. Брежнева на XIX съезде ВЛКСМ. — Правда, 1982, 19 мая.



2.       Давыдов В. В., Маркова А. К., Шумилин Е. А. Психологические проблемы формирования у школьников потребности и мотивов учебной деятельности. — В сб.: Мотивы учебной и общественно полезной деятельности школьников и студентов. М., 1980, с. 3—23.

3.       Кошелев В. Н. Некоторые психолого-педагогические условия формирования жизненно-трудовой ориентации школьников на рабочие профессии. — В сб.: Психолого-педагогическое изучение личности учащегося. М., 1979, с. 39— 44.

4.       Народное хозяйство СССР в 1979 г.: Статистический ежегодник. — М., 1980. — 615 с.

5.       Шумилин Е. А. Психологические особенности личности старшеклассника. — М., 1979. — 152 с.

6.       Шумилин Е. А. Условная типология десятиклассников. — В сб.: Вопросы педагогической психологии. М., 1972, с. 3—31.

7.       Эльконин Д. Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте. — Вопросы психологии, 1971, № 4, с. 6—20.



 

Поступила в редакцию 15.II.1982

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница