Психология будущего Материалы научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения З. Фрейда Пермь 2008



страница5/7
Дата21.05.2016
Размер1.72 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7

Любой психолог знает о структурно-динамической модели психики, которую предложил З.Фрейд, и о том, что, очевидно, у асоциальной личности существует дефект в развитии Сверх-Я. Психоанализ как способ лечения изначально был разработан для лиц с невротическим уровнем психической организации, так как в основе психоаналитической терапии лежит работа с трансфером (переносом). Неспособность клиента к переносу в аналитической ситуации или недостаточная способность к переносу делает данный метод неэффективным: «Однако есть другие формы заболеваний, при которых … наши терапевтические меры никогда не приносят успеха» [7, с. 280].

В 50-60 гг. XX в. в психоанализе все чаще начинает использоваться термин «пограничная личностная организация», обозначающий промежуточное положение между невротической и психотической организацией личности. По определению О. Кернберга, этот термин относится к структуре характера, в которой отмечаются сохранняющаяся функция проверки реальности; наличие противоположных и несинтезированных ранних идентификаций, ведущих к недостаточно интегрированной идентичности Я (это может проявляться в противоречивости черт характера, о тенденциии к субъективному переживанию во внутренней пустоте); преобладание расщепления (нередко подкрепляемое отрицанием и различными проективными механизмами) над вытеснением в качестве привычного способа Я обходиться с амбивалентностью, фиксация на фазе восстановления в процессе сепарации-индивидуации, по М.Малер. К пограничным личностным расстройствам относятся нарциссические, шизоидные и асоциальные расстройства характера, а также некоторые формы наркомании, алкоголизма и сексуальных перверсий.

Сегодня все чаще высказывается мнение об эффективности психоаналитически ориентированной психотерапии клиентов с пограничной организацией личности, в частности асоциальных личностей (О.Кернберг, Н. Мак-Вильямс, Роберт Дж. Маршалл, Мелой, Эйххорн, Эйслер, Хоффер и др), предлагаются эффективные техники работы.

Наиболее типичными представителями нового направления в работе с асоциальными подростками являются Н.Мак-Вильямс, Р.ДЖ. Маршалл, О.Кернберг.

Рассмотрим особенности асоциальной личности с психоаналитической точки зрения.

В области драйвов и аффектов: базальная агрессия больше, чем у других людей, сниженная реактивность автономной нервной системы, отсутствие в эмоциях полутонов. Характерно использование примитивных защитных механизмов: всемогущий контроль, проективная идентификация, отыгрывание вовне.

Главный принцип такой личности: «сделать» всех или сознательно манипулировать другими. Отмечается стремление к острым ощущениям, к более «встряхивающему» опыту, для того чтобы чувствовать себя бодро и хорошо. Вместо того, чтобы говорить, они действуют (отыгрывают вовне). Потребность «оказывать давление» превалирует. Отсутствие нравственных качеств свидетельствует не только о дефектном Сверх-Я, но также и о недостатке первичных привязанностей к другим людям. Для асоциальной личности ценность другого человека редуцируется до его полезности, которая определяется последнего согласием получать «затрещины». Асоциальные личности не способны к словесному выражению эмоций, а, следовательно, единственный способ, которым они могут добиваться от других понимания своих чувств, это возбуждение этих чувств в других людях посредством защитного механизма – проективной идентификации. Тревога для них настолько разрушительна, что они отыгрывают вовне так быстро, что наблюдатель не имеет шанса её заметить. Отсутствие ощущения силы в те моменты развития, когда оно необходимо, может принудить детей потратить большую часть жизни на поиск подтверждения их защищенности. Постоянное самоутверждение через силу, манипуляцию как раз и необходимо для удовлетворения потребности в защищенности. Асоциальный человек не может признать в себе обычные эмоции, так как они ассоциируются со слабостью и уязвимостью. Еще одна особенность асоциальной личности – примитивная зависть, желание разрушить все, что является наиболее желанным для других. Хотя асоциальные личности редко говорят о зависти, ее демонстрируют многие их поступки. Фактически мы сталкиваемся с личностью, которую никогда не любили и которая не способна на любовь вследствие отсутствия такого опыта в детстве. И, вероятно, вырасти неспособным к любви невозможно без знания того, что существует нечто, приносящее удовольствие другим людям, и чего лишен ты. Активное обесценивание всего и пренебрежение абсолютно всем, что принадлежит к области нежности и ласки в человеческой жизни, является характерным для асоциальных личностей всех уровней. Им сложно понять, что им кто-то хочет просто помочь. Любой аспект, в том числе и терапевтической техники, который можно интерпретировать как слабость и уязвимость, будет истолкован ими именно так.

Поскольку сила – единственное уважаемое асоциальными людьми качество, именно ее должен продемонстрировать психолог в первую очередь, или, другими словами, он должен идентифицироваться с асоциальной личностью, стать ее идеалом (Н. Мак-Вильямс), создать нарциссический перенос (Р.Дж. Маршалл). Это поможет преодолеть барьер негативизма. Если мы остаемся сдержанными и идентифицируемся с обществом, чувствуем себя обязанными защищать законы, которые нарушает наш клиент, то никакого значимого контакта установить не удастся. Психоаналитик сознательно идентифицируется с подростком на основе своих асоциальных импульсов. Р. Дж. Маршалл называет этот этап стадией установления нарциссического переноса. Установив нарциссический перенос, важно позволить ребенку мобилизовать и укрепить свои защиты, используя технику присоединения и отражения. Данные техники снимают тревогу. Второй этап  установление системы контроля. Вводим серию запретов против разрушительного поведения, это позволяет использовать терапевта как объект враждебности, дает выход ярости, лежащей в основе глубокой депрессии. Еще одно преимущество этого приема – показать пациенту, что специалист сильнее, чем пациент, его невозможно «уничтожить» чувствами и словами. Клиент будет последовательно проверять контроль и могущество психолога, пока не убедится, что не может победить. По мере того как терапия прогрессирует от нарциссического переноса к объектному переносу, от симбиоза к дифференциации, от слабости Я к большей силе Я и Сверх-Я, становятся показанными более стандартные методы психоаналитически ориентированной психотерапии.

Н. Мак-Вильямс, не разделяя на стадии, предлагает продемонстрировать клиенту неизменность, неподкупность, бескомпромиссную честность, усвоить позицию, «граничащую с безразличием независимой силы». По сути, иными словами, она предлагает то же самое. Н. Мак-Вильямс выделяет критерии успешности работы специалиста: «любой пример, когда пациент сдерживает собственные импульсы и испытывает гордость за осуществление самоконтроля, следует рассматривать как важнейшую веху лечения социопатической (асоциальной) личности» [3, с.215].

В 1996 г., придя работать в подростковую колонию, я поразилась тому, что в отношении воспитания часто высказываются абсолютно полярные мнения: либо очень жесткое воспитание (чаще воспитателями, людьми, которые долго работают), либо мягкое: «им в детстве было так плохо, нужно только понимание и терпение» (чаще женщинами, не работающими с данной категорией лиц – проверяющими, молодыми сотрудниками, психологами). Сотрудники, которые занимали мягкую позицию, при наличии соответствующего образования, образно выражаясь, «проваливались» в работе с подростками. Тех, кто занимал жесткую позицию, условно можно разделить на специалистов высокого класса и тех, кто успешен в первое время работы, но сильно подвержен профессиональной деформации в последующем.

Если сотрудник занимает мягкую позицию, демонстрирует себя как соционормативного, понимающего, прощающего, то он, с одной стороны, не идентифицируется с подростком, это усложняет установление им контакта с воспитуемым, и, с другой стороны, провоцируемые воспитанником чувства посредством проективной идентификации накапливаются, и в конечном итоге возникает риск психосоматических заболеваний или суицида.

При взаимодействии с криминальной средой для установления контакта необходимо идентифицироваться с Эго-идеалом асоциальной личности и для выполнения своих функциональных обязанностей  с карающей частью Сверх-Я. Это, по существу, сознательная «идентификация с агрессором». Знание особенностей асоциальной личности, её защитных реакций помогает сохранить некоторый эмоциональный комфорт. На этом уровне сознательная ролевая «идентификация с агрессором» выступает как профессионализм. Отсутствие данных знаний приводит к тому, что человек все равно идентифицируется с агрессором, возникает профессиональная деформация, но ее появление и степень зависят от зрелости личности, интуитивных способностей.

Использовать в чистом виде психоаналитический подход в работе с асоциальными подростками в наших условиях, особенно, в пенитенциарной системе, достаточно сложно, так как это длительная терапия, которая не укладывается в стандарты по нормативам, для её проведения необходим хороший контакт с воспитуемыми и понимание происходящего со стороны других специалистов, работающих в колонии. Тем не менее даже знания о важности создания нарциссического переноса, о таком явлении, как проективная идентификация, идентификация с агрессором, объяснение особенностей асоциальной личности могут помочь психологу, любому другому сотруднику, непосредственно взаимодействующему с асоциальными подростками, обойти те подводные камни, которые они могут встретить на своем пути.
Библиографический список

1. Кернберг О. Агрессия при расстройствах личности/О. Кернберг.  М.: Класс, 1998.

2. Кернберг О. Тяжелые личностные расстройства. Стратегия психотерапии/О.Кернберг.  М.: Класс, 2000.

3. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика/ Н.Мак-Вильямс.  М.: Класс, 1998.

4. Маршалл Р. Дж. Асоциальный подросток./Р.Дж. Маршалл.  ВЕИП, 1999.

5. Психоаналитические термины и понятия  М.: Класс, 2000.

6. Тайсон Ф. Психоаналитические теории развития/ Ф.Тайсон, Р.Тайсон. Екатеринбург: Деловая книга,1998.

7. Фрейд З. Введение в психоанализ: лекции/З. Фрейд.  М.: Наука, 1995.


М.В. Анферов8
ПСИХОАНАЛИЗ В ИСТОРИИ РУССКОЙ МЫСЛИ:

ЗАРОЖДЕНИЕ И НАЧАЛО РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПСИХОАНАЛИЗА В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

Россия была одной из первых стран, которая проявила серьезный интерес к психоанализу. С начала ХХ в. в приложении к журналу «Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма» стали издаваться книги З.Фрейда (например, работа «О сновидениях» вышла уже в 1904 г.).

В те годы многие русские студенты, врачи и психологи командировались в Европу для получения образования и совершенствования знаний. Наиболее популярными странами у психиатров и невропатологов были Германия, Австрия и Швейцария, вернувшись откуда, многие специалисты становились проводниками психоаналитических идей.

К пионерам психоанализа в России следует отнести Н.Е.Осипова. Он был психиатром, обучался в Швейцарии, а затем работал ассистентом у профессора В.П.Сербского, благожелательно относившегося к психоанализу. Впервые Осипов познакомился с психоанализом в Швейцарии во время учебы и работы в Бургхельцли – предместье Цюриха. В 1908 г. Осипов посетил Фрейда и после нескольких бесед с ним стал приверженцем психоанализа. По возвращении в Москву Осипов активно начал пропагандировать психоаналитические идеи, приступил к изданию психоаналитической литературы, перевел несколько работ Фрейда и в 1908 г. опубликовал в «Журнале невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова» статьи «Психологические и психопатологические взгляды Фрейда в немецкой литературе 1907 года» и «Психология комплексов и ассоциативный эксперимент по работам Цюрихской клиники».

13 марта 1908 г. в Петербурге переводчик многих работ по психоанализу доктор Моисей Вульф, чей авторитет психоаналитика признавал Фрейд, сделал доклад о фрейдистском методе терапии психоневрозов и необходимости его популяризации. На этом же заседании был поставлен вопрос об организации Русского психоаналитического общества.

В начале 1909 г. Николай Вырубов опубликовал статью «Психоаналитический метод Фрейда и его лечебное значение», а в конце этого же года прочитал спецкурс «Психоаналитический метод в изучении и терапии психоневрозов» на организованных Александром Бернштейном при центральном приемном покое для душевнобольных в Москве Повторительных курсах по психиатрии для врачей, где подтвердил правильность основных положений психоанализа. В том же 1909 г. в России были опубликованы статьи психиатров Алексея Певницкого («Навязчивые состояния, леченные по психоаналитическому методу Брейера – Фрейда») и Осипа Фельцмана («К вопросу о психоанализе и психотерапии»).

Представляет интерес, что сподвижник и друг основоположника отечественной психиатрии С.С.Корсакова Николай Баженов, автор блестящих статей на общественные и психиатрические темы, составитель докладов по вопросам законодательства о душевнобольных, вступил в переписку с З.Фрейдом, попросив австрийского ученого проконсультировать больного с тяжелым неврозом.

Постепенно психоанализ распространился не только в Москве и Петербурге, но и в других городах – Ростове, Казани, Харькове, Минске. В Одессе доктор А. Певницкий начал применять психоаналитическое лечение (ему принадлежит интересная работа «О психоанализе при лечении алкоголиков», опубликованная в 1912 г.).

В 1910 г. в Москве были изданы первые номера журнала «Психотерапия. Обозрение вопросов психического лечения и прикладной психологии» (редактор и редактор-издатель Н.А. Вырубов, при участии А.Н.Бернштейна, Ю.А.Каннабиха, Н.Е. Осипова, позднее – М.М.Асатиани, О.Б. Фельцмана, В.Н. Лихницкого, А.Адлера, В.Штекеля и др.), фактически ставшего органом российских психоаналитиков, на страницах которого до 1914 г. регулярно печатались труды российских и зарубежных психоаналитиков. В эти же годы активно публиковались психоаналитические статьи в журналах «Современная психиатрия» и «Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова».

В 1910 г. на собрании врачей Московской психиатрической клиники под председательством В.П.Сербского врачом-ординатором М.М.Асатиани был сделан содержательный доклад на тему «Психоанализ истерического психоза». В декабре 1910 г. в Петербургском обществе психиатров состоялось обсуждение психоаналитического доклада «К вопросу о механизме возникновения навязчивых состояний и технике психоанализа», который сделал доктор Ж.И.Израильсон.

В 1911 г. в Москве началось издание серии книг «Психотерапевтическая библиотека» (под ред. Н.Е.Осипова и О.Б. Фельцмана), в которой были опубликованы труды Ф.В.Штекеля и др.

К 1912 г. идеи и труды Фрейда были хорошо известны в России. Врачи-психоаналитики из Москвы, Петербурга, Одессы использовали и развивали психоаналитические идеи и методики.

Следует отметить, что российские психоаналитики (Моисей Вульф, Николай Осипов, Алексей Певницкий, Сабина Шпильрейн) вошли в личный контакт с Фрейдом. В интернациональном окружении Фрейда кроме выходца из России  одного из первых психоаналитиков и друга Фрейда Макса Эйтингона были и другие россияне (Михаил Асатиани, Михаил Аствацатуров, Татьяна Розенталь и др.).

В 1912 г. под руководством проф. В.П.Сербского и при активном участии проф.Н.Н.Баженова, а также М.М.Асатиани, Е.Н.Довбни, Н.Осипова, О.Б.Фельцмана и других был организован и начал активную работу Московский психиатрический кружок «Малые пятницы», фактически ставший одной из первых организационных структур российских психоаналитиков (состав бюро: В.П.Сербский – председатель, Н.Н. Баженов и Г.П.Россолимо – товарищи председателя, Н.Осипов – секретарь). Первое заседание проходило 24 февраля 1912 г. в помещении неврологического института, предоставленном В.К.Роттом, в том же самом месте, где заседало и Общество невропатологов и психиатров.

В 1912 – 1913 гг. часть отечественных психоаналитиков отошли от фрейдовского психоанализа к индивидуальной психологии Альфреда Адлера, чья идея органического субстрата психоневрозов была традиционно ближе российской «физиопсихиатрии», а понятие «комплекса недостаточности» резонировало с одной из центральных идей русской философии – с идеей преодоления человеком собственных границ ради сближения с Богом. Аналитическая психология К.Г.Юнга особой популярности в дореволюционной России не приобрела. В 1914 г. по известным причинам закрывается журнал «Психотерапия», отдельные психоаналитические работы публиковались еще до 1915 г. в «Современной психиатрии».

Не вдаваясь в детали становления психоанализа в дореволюционной России, можно отметить не только все возрастающий интерес к нему многих российских психиатров и психотерапевтов, но и стремление осмыслить его с позиций работ И.М.Сеченова, В.М.Бехтерева, И.П.Павлова, найти физиологическое обоснование теории З.Фрейда. Эту тенденцию русского психоанализа четко выразил проф. А.А.Ухтомский: «Динамическая, функциональная психиатрия в лице психоаналитического метода подает руку диалектическому направлению физиологии нервной системы. Они найдут общий путь и язык» [1, с.9].

Весьма существенным представляется и тот факт, что в России психоанализ никогда не противопоставлялся гипнозу. Напротив, можно проследить отчетливое стремление российских психиатров и физиологов найти общность психофизиологических механизмов и возможность дополнить один метод другим. Важное место занимал и вопрос о границах применимости психоанализа. Характерной чертой психоанализа в России можно считать также его использование для глубокого философского осмысления ряда социальных явлений. Однако при всем огромном уважении к З.Фрейду российские ученые никогда не следовали за ним слепо; критически относясь ко многим фрейдовским положениям, они стремились внести в них коррективы, сделать их более приемлемыми для культуры и традиций России.


Библиографический список

1. Овчаренко В.И. Психоаналитический глоссарий/ В.И. Овчаренко. Минск: Вышейшая школа, 1994.

2. Отечественный психоанализ: хрестоматия.  СПб.: Питер, 2001.

3. Ухтомский А.А. Психанализ и физиологическая терапия поведения/ А.А.Ухтомский.  Л., 1928.



В.А.Бронников

М.С. Надымова9
НЕИЗВЕСТНЫЙ ФРЕЙД

(ОЧЕРК ИСТОРИИ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФРЕЙДА)

Профессиональная подготовка основывается на освоении огромного культурного наследия – как отечественного, так и мирового. Объем такой подготовки ограничивается физическими возможностями человека. Вопрос решается путем отбора из всего многообразия информации некоторой, но наиболее важной ее части. Этот отбор, как и всякий другой, основывается на определенных принципах, ценностях, ориентациях. Из мировой культуры отбирается для изучения то, что ближе к культурным предпочтениям страны. Далее включается традиция преподавания, действуют границы между учебными курсами, идеологические мотивы и другие обстоятельства, устанавливающие приоритеты образовательных программ.

Так, Л. Н. Толстой или А. П. Чехов никогда не рассматриваются в курсе социологии, хотя имели в этой области эмпирические исследования. Педагоги почти ничего не знают об опытах А. Бине, поскольку считается, что он исследовал главным образом развитие умственно отсталых детей. Специализация отсекает значительный круг культурных общеобразовательных явлений переходного или комплексного характера.

В этой связи рассмотрим значительный период жизни З. Фрейда – профессора медицины и основоположника психоанализа. Речь идет о периоде с 1876 по 1899 г. – времени узкоспециальной деятельности Фрейда, о том периоде его жизни, который не освещается широко при подготовке психоаналитиков и о котором мало известно современным российским неврологам. Между тем его работ только по гистологическому исследованию нервной системы, объяснению природы афазии и описанию детского церебрального паралича достаточно, чтобы навсегда обеспечить имени Фрейда место в области мировой клинической неврологии.

Отчасти сам Фрейд способствовал тому, что этот период его жизни и деятельности не так широко освещен в литературе, во всяком случае – в российской. В апреле 1885 г. он писал своей невесте Марте Бернейс, что только что осуществил решение, о котором одна разновидность людей, пока еще не родившихся, будет остро сожалеть как о несчастье. Он имел ввиду биографов. Он уничтожил все свои дневники за последние 14 лет, с письмами, научными записями и рукописями своих публикаций [2].

Биографы, действительно, не могут с уверенностью утверждать даже этот факт, так как, по другим источникам, Марта застает Фрейда перед отъездом в Париж в клинику к доктору Шарко за странным занятием: он сжигает в печке свои письма и бумаги. Он объясняет ей, что хочет затруднить работу своим биографам, поскольку заранее питает к ним неприязнь. На ее замечание, что никаких биографов у него не будет, он уверенно отвечает, что у великих людей всегда есть биографы. Эта сцена описана Сартром в его киносценарии «Фрейд». Когда был написан этот сценарий, личность Фрейда была уже легендарной, а психоанализ обрел силу одной из новых мифологий ХХ в. Трудно сказать с определенностью, происходил ли этот разговор на самом деле, но несомненно, что Фрейд верил в свое особое предназначение и эта вера придавала ему стойкости и решимости в самые тяжелые периоды его жизни [2].

Начало научной деятельности Фрейда можно отнести к марту 1876 г., когда под руководством профессора К. Клауса он должен был проверить сделанное в 1874 г. доктором Сирским открытие маленького дольчатого органа у угря, являющегося, по его мнению, яичками. Разрабатывая эту научную проблему, Фрейд проанатомировал около 400 угрей длиной от 200 до 65 мм, обнаружив у многих из них дольчатый орган. Первое представление научной общественности результатов исследовательской работы З. Фрейда – доклад «Наблюдения над строением и тонкой структурой дольчатого органа угря, который рассматривается в качестве его яичек», который был сделан в 1877 г.

В это же время Фрейд начал работать в Физиологическом институте Эрнста Брюкке. По его поручению Фрейд начал исследовать нервные окончания в позвоночнике миног. В это время многие ученые умы, в том числе и коллеги Брюкке, ломали себе головы над вопросом о сходстве и различии элементов, являющихся «строительным материалом» для нервной системы у высших и низших животных. Данный вопрос был крайне спорным. Не заключаются ли различия в разуме высших и низших животных лишь в степени сложности? Быть может, человеческий мозг отличается от мозга какого-либо моллюска не по сути, а по количеству нервных клеток и сложности их волокон? Ученые искали ответы на эти вопросы в надежде получить достоверные сведения о природе человека [2].

К этой обширной области исследования принадлежала и проблема, которую Брюкке поставил перед Фрейдом. В спинном мозге Amnocoetes (Petromyzon), относящейся к низшим позвоночным животным Cyclostomatae, Рейснер обнаружил своеобразные крупные клетки. Повторные исследования природы этих клеток и их связи с системой спинного мозга результатов не дали. Брюкке поручил Фрейду прояснить гистологию этих клеток. Благодаря усовершенствованию техники препарирования Фрейд окончательно установил, что клетки Рейснера являются «не чем иным, как специальными ганглиозными клетками, остающимися внутри спинного мозга у тех низших позвоночных животных, у которых перемещение эмбриональной трубки центральной нервной системы к периферии еще не завершено. Эти разнообразные клетки отмечают путь, проделанный клетками спинальных ганглиев в ходе всего филогенетического развития» [2].

Данное решение вопроса Рейснера было триумфом точного наблюдения и филогенетической интерпретации, маленьким звеном в длительной цепи результатов исследований, которые в конечном счете убедили ученых в эволюционном единстве всех организмов.

Принципиально же новыми были сведения того, что клетки нервной системы низших животных демонстрировали неразрывную эволюционную связь с клетками высших животных и что предполагающееся ранее резкое различие между ними на самом деле не существует». В 1878 г. Э. Брюкке представил академии отчет Фрейда об исследованиях нервной системы речной миноги на 86 страницах «Спинные ганглии и спинной мозг Petromyzon», который позже был опубликован в «Бюллетене» Академии.


Каталог: psu -> files -> 0107
0107 -> Будущее клинической психологии
0107 -> Тезисы Всероссийской научно-практической конференции по клинической психологии 27 апреля 2007 года под редакцией
files -> Феноменология познания эмоций другого человека в связи с особенностями темперамента познающего
0107 -> Будущее психологии
files -> Сравнительный анализ феноменологии самопознания эмоциональных явлений у онкобольных и здоровых женщин
0107 -> Творческие мастерские
0107 -> Соснина Е. Особенности интроспекции в зависимости от индивидных характеристик человека


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница