Пятая Психоаналитическая социология



страница4/8
Дата21.05.2016
Размер347 Kb.
ТипГлава
1   2   3   4   5   6   7   8

216
кажушаяся, основанная на сознательном или бессознательном конформистском лицемерии.

Эта неуверенность и постоянные колебания вполне естественны, поскольку на такой узкой, психологической базе невозможно сколько-нибудь серьезно разобраться в социальных отношениях прошлого, настоящего и будущего, невозможно понять, какие общественные изменения необходимы, чтобы человечество нашло конструктивные пути социального прогресса. Характерно, что Фрейд в своих «оптимистических» построениях апеллирует к любви (не в сексуальном смысле этого слова), т.е. обращается к понятию, на котором базировалось немало философских и религиозных систем, к которому обратится впоследствии Э. Фромм (противопоставление его Фрейду в этом отношении, таким образом, не вполне обосновано) и которое, как показала история, при всей своей привлекательности и несомненной значимости совершенно неэффективно как основа для общественных преобразований. Для самого Фрейда обращение к такому понятию   свидетельство растерянности перед загадочностью футурологических перспектив. Он постоянно подчеркивает, что нет ничего более чуждого человеческой природе, чем христианский принцип любви к ближнему.

Увереннее чувствует себя Фрейд, когда социальный оптимизм выступает у него в адаптационно-интегративной форме. В социо-терапевтическом плане, в отношении приспособления человека к существующим условиям, защиты от страданий (на что, собственно, и направлена, по существу, вся психоаналитическая практика), у Фрейда имеется множество рецептов. Здесь и эскапизм, и йога, и любовь, и покорение природы с помощью науки и техники. Последний путь Фрейду, решительному противнику пессимистического антисциентизма и антитехницизма, представляется одним из наилучших, поскольку здесь «человек действует вместе со всеми ради счастья всех»27.

Особую роль среди социотерапевтических рецептов Фрейда занимает сублимация, на которой, по его мнению, основываются высшие достижения культуры. Именно такой путь всегда находит творческая личность. Однако высшие формы сублимации доступны лишь немногим, для большинства   это просто работа по специальности, особенно если она соответствует склонностям.

Увлеченность своим трудом   такая форма поведения человека в обществе, которая в наибольшей степени позволяет человеку интегрироваться, переместить в сферу профессиональной деятельности и в связанные с ней формы человеческих взаимоотно-

217
шений значительную часть либидинозных и агрессивных устремлений. И тем не менее, сетует Фрейд, люди мало ценят труд как путь к счастью, предпочитая ему чаще всего другие формы удовлетворения.

Впрочем, согласно логике рассуждений Фрейда, сублимация как психологическое и социальное явление тоже обладает свойством «амбивалентности». С одной стороны, это основа культуры и альтернатива неврозов, с другой   любая сублимация, по его мнению, не может быть полностью эквивалентной непосредственному удовлетворению первичных влечений и, следовательно, не вполне заменяет последнее.

Проблема социального оптимизма у Фрейда приводит нас к еще одной дихотомии его социальной доктрины   дихотомии конформизма и нонконформизма, каждый компонент которой впоследствии развивался различными постфрейдистскими направлениями.

Фрейд не был сознательным сторонником капиталистической системы, скорее ее критиком. Несмотря на крайнюю аморфность и нечеткость политических позиций, в его работах можно найти значительное количество весьма острых и справедливых, хотя иногда и наивных критических соображений в адрес буржуазного общества и буржуазной цивилизации. В частности, у него встречается мысль, что существующее общество и культура есть нечто навязываемое сопротивляющемуся большинству меньшинством, овладевшим властью, что такое положение является результатом несовершенства наличных общественных и культурных форм. «Едва ли нужно говорить, что культура, оставляющая неудовлетворенными так много участников и даже приводящая к мятежам, не может рассчитывать на длительное существование, да и не заслуживает его»28.

Несчастья простого человека Фрейд связывает с социальными противоречиями. Огромное число людей, по его мнению, несчастно «благодаря культуре», т.е. вследствие существующей репрессивной социальной системы, они воспринимают ее как иго, отдают все силы делу изменения этой культуры или отказываются от нее и от ограничения своих влечений29. Фрейд, понятно, критикует буржуазное общество и присущие ему противоречия со своих, специфических, весьма узких методологических позиций, обращая основное внимание на подавление человеческих влечений, т.е. на аспект важный, но далеко не единственный.

218
Однако, у неги можно встретить даже идею классовой борьбы. Правящие классы, говорит он, постоянно стремятся поставить себя над законом, да и сами законы созданы ими и для них. Происходит постоянная борьба угнетенных за свои права, и, когда правящие классы не хотят подчиниться, в определенных условиях происходят восстания, революции и гражданские войны.

Фрейд пытается вскрыть некоторые социально-психологические механизмы подавления и удержания в повиновении угнетенных классов. Среди этих механизмов он выделяет культивирование «нарциссистского» любования собственной системой, национальными и культурными традициями в ущерб другим обществам, культурам, меньшинствам, механизм переориентации ненависти к правящим классам, к правящему меньшинству в направлении других народов и обществ. Нарциссистское удовлетворение собственной культурой, присущее иногда не только привилегированным классам, но и классам угнетенным, с сопутствующим презрением « людям, «находящимся за пределами данной культуры, дает иллюзорное вознаграждение за те ограничения и подавления, которым угнетенные подвергаются в собственной системе. Но идентификация в этом отношении угнетенных с правящими классами (хотя мы и жалкие плебеи, но зато римляне, господствующие над другими народами!)   не единственный механизм, способствующий сохранению отношений господства и подчине­ния. «Это отождествление угнетенных с господствующими классами, которые их эксплуатируют,   говорит Фрейд,   есть только частный случай их взаимоотношений. Кроме того, угнетенные классы могут быть аффективно связаны с господствующими и, несмотря на свою враждебность к ним, все же усматривать в своих господах свой идеал. Если бы не было таких, умиротворяющих, по существу, отношений, было бы непонятно, каким образом могло сохраниться в течение долгого времени столько различных культур, несмотря на то, что огромная масса людей с полным основанием относилась к ним враждебно»30.

Еще один механизм подавления угнетенных масс Фрейд видит в сексуальной репрессивности, т.е. в системе соответствующих запретов и санкций. Если у Фрейда-конформиста постоянно присутствует идея необходимости подавления сексуальности, то как нонконформист он все время возвращается к идее консервативного смысла сексуальных табу, сексуального контроля, характерных для различных общественных форм, социальных институтов и общественных групп. Эта идея станет потом доминирующей у ряда представителей радикалистского постфрейдизма.

219
По мнению Фрейда, сексуальная свобода в существующих обществах, принимающая форму или воспринимаемая как распущенность, есть одна из основных привилегий правящих классов. Что же касается масс, то из страха перед восстанием угнетенных господствующей элитой устанавливаются жесткие запреты. Эти ограничения, имеющие совершенно определенную консервативно-охранительную направленность, выражаются в принудительном единообразии форм сексуальной жизни, в частности в обязательном единобрачии, в лишении многих лиц возможности сексуального удовлетворения, в непризнании сексуальности самодовлеющим источником наслаждения, в особо жесткой позиции в отношении сексуальности таких институтов, как церковь и армия и т.д. Впрочем, сексуальная репрессивность, несущая, по Фрейду, такую огромную социальную «нагрузку» (онтогенетически и филогенетически она связана с Эдиповым комплексом), настолько универсальна в социальном отношении, что распространяется не только на угнетенные массы. В известном смысле она калечит жизнь также и элиты, поскольку им, людям этого круга, постоянно приходится отдавать дань существующим этическим нормам и осуществлять свои сексуальные привилегии тайно.

В силу репрессивности в отношении инстинктов и влечений люди в существующих общественных системах становятся невротиками, либо их характеры деформируются. Считая основной причиной неврозов наследственность и личный опыт детских лет, Фрейд полагал, таким образом, что причиной их могут быть также и социальные условия. По его мнению, неврозы иногда становятся защитной реакцией против давления этих условий.

Разоблачает Фрейд и лицемерие буржуазного общества. Цивилизация требует от людей послушания, конформности, независимо от того, соответствует ли это их природе, она навязывает им ложные ценности, поощряет сознательное или бессознательное лицемерие, более того, «она основана на этом лицемерии»31. Причем, по его мнению, несравненно больше людей, которые принимают цивилизацию лицемерно, чем людей, у которых склонность к цивилизованной жизни стала органическим свойством. «Мы,   пишет Фрейд,   чувствуем себя сегодня такими чужими в мире, который прежде казался нам таким прекрасным»32. Фрейд, придававший такое большое значение бессознательным, иррациональным компонентам в индивидуальной и социальной жизни, потрясен масштабами иррационального в обществе.

220
Выше говорилось, какими путями Фрейд мыслит изменение такого положения. В этих путях мало оригинального и конкретного, тем более радикального. Но у него как у нонконформиста бывали и «прозрения», когда он вдруг по какому-либо вопросу присоединялся к идеям социализма. Так, отмечая, что моральные проповеди до тех пор будут тщетными, пока добродетель не будет вознаграждаться на земле, он неожиданно добавляет: «И мне также кажется несомненным, что реальное изменение отношения человека к собственности может больше помочь в рассматриваемом деле, чем любое этическое веление»33. Однако подобные, весьма редкие у Фрейда замечания обычно сопровождаются многочисленными оговорками. Правда, в отношении теории и практики, социализма Фрейд, как правило, очень осторожен. О последней он говорит, например, как об эксперименте, исход которого не ясен, он даже готов допустить неприменимость собственных критических концепций общества и культуры к социалистическому обществу. Однако он не чужд и полемики, а иногда даже недоброжелательных выпадов в адрес социализма.

Его критика социалистических идей в тех редких случаях, когда он себе ее позволяет, вращается, в сущности, вокруг одной центральной идеи, которую он однажды сформулировал, как «идеалистическую недооценку» социалистами человеческой природы34. Установление общественной собственности, по его мнению, недостаточное средство для освобождения от зла и взаимной враждебности людей. Отказываясь в принципе решать вопрос   достигнет ли цели и имеет ли преимущества отмена частной собственности, он считает, что существование общественной собственности не ведет и не может вести к ликвидации естественного неравенства, сексуальной репрессивности и агрессивности. «Этим ничего не меняется в агрессивности, злоупотребляющей в своих целях различиями во власти и влиянии, ничего не меняется в сущности агрессивности. Она не была создана собственностью, она почти безгранично господствовала в первобытные времена, когда собственность была еще крайне скудна»35. Подобные рассуждения еще раз свидетельствуют, насколько далек был Фрейд от понимания основных социальных процессов современности.

Господство таких представлений чрезвычайно характерно для Фрейда-конформиста. С одной стороны, окружающий его мир вызывает у Фрейда неприязнь, но вместе с тем он боится с ним

221
расстаться, не способен прийти к действительно радикальным выводам, ограничивается в основном туманными утопиями и адаптивно-терапевтическими решениями и полумерами. Работы Фрейда являют собой удивительное сплетение критики буржуазного общества и «рационализации» его норм и представлений.

В сущности, у Фрейда нет конкретных альтернатив социальной репрессивности. Запастись терпением, покориться судьбе, признать, что перспектива улучшений очень далека   эти мотивы постоянно звучат в его работах. Отсюда вытекает одно из центральных положений концепции Фрейда «примирить людей с культурой»36, найти средства внутреннего их освобождения (поскольку «внешнее» освобождение крайне проблематично), способствовать их интеграции в социальную систему. Однако возможность решения этой задачи постоянно вызывает у Фрейда сомнения в силу его неуверенности в способности обычного человека управлять своими страстями и своей судьбой.

Из сказанного очевидно, насколько противоречивы и двойственны социальные (и не только социальные) взгляды Фрейда, насколько односторонними были неоднократные попытки трактовать их в каком-нибудь одном ключе. Конечно, строго говоря, некоторые из «амбивалентных» компонентов фрейдизма следовало бы поместить в общие рамки эволюции его воззрений, поскольку иногда они сменяли друг друга, иногда те или иные из них выступали на первый план или, наоборот, отодвигались. И все же в основном в тех или иных соотношениях они скорее сополагались, давя исключительно зыбкую, многозначную, противоречивую панораму его концепций.
4. Трактовка некоторых социологических понятий 3. Фрейдом

3. Фрейд, не будучи социологом в общепринятом смысле, не претендовал на владение социологической терминологией даже в той форме, в какой она сложилась в первой трети двадцатого столетия. Поэтому говорить о трактовке им фундаментальных социологических понятий можно в значительной степени лишь условно. Однако ряд таких понятий явно или имплицитно присутствуют, а иногда и имеют очень существенное значение в его работах. Кроме того, многие психоаналитические термины обладают в той или иной степени социологическим содержанием. Указанное обстоятельство обусловливает, на наш



222
взгляд, необходимость аналитического, а частично и реконструктивного обзора хотя бы части этих понятий.

Общество, культура. Данные понятия, как уже отмечалось, недостаточно дифференцированы у Фрейда. Тем не менее он пытается кое-где очертить рамки понятия культуры, считая, что она, «с одной стороны, охватывает все приобретенное людьми знание и умение, дающее им возможность овладеть силами природы и получить от нее материальные блага для удовлетворения человеческих потребностей; с другой стороны, в нее входят все те установления, которые необходимы для упорядочения отношений людей между собой, а особенно для распределения достижимых материальных благ»37. Фрейд квалифицирует культуру как сумму достижений и институтов, которые отличают жизнь человека от животного, защищают его от природы и регулируют отношения между людьми. Наиболее значительными ее выражениями он считает прекрасное, порядок, чистоту, справедливость и высшие проявления умственной деятельности. Проблема происхождения общества и культуры и их отдельных компонентов, как уже говорилось, принимает у Фрейда фантастико-мифологическую, иногда гротескную, порой даже патологическую форму. Продолжая традицию Фрейда, некоторые его последователи довели ее до чистейшего абсурда, выводя, например, социально-экономическую систему капитализма из анально-эротических влечений.

Исходной методологической базой в трактовке общества и всех общественных процессов, согласно Фрейду, выступает индивид и его психологическая структура. Социальные отношения представляются ему в основном как межличностные, гораздо реже   как классовые. В генетическом плане, по его мнению, общественное возникает из дообщественного, индивидуального. Общество и культура, по Фрейду, не столько продукт сложных социально-исторических процессов, сколько сублимированных биологических инстинктов и влечений. Чем полнее подавление и сублимация, тем выше культура, поскольку сексуальные и агрессивные импульсы в большей мере направляются на выполнение социально значимых целей, принимают общественно полезную форму. Однако, по Фрейду, получается, что общественная структура, основанная на такой базе, крайне неустойчива, поскольку сексуальные и агрессивные импульсы трудно контролируемы и в любой момент могут восстать, вырваться из-под социального контроля, что в современных условиях грозит хаосом, анархией, даже гибелью человечества. Но и полное их подавление   тоже огромная опасность, ведущая к деформации и распаду человече-



223
ской личности. Таково, по Фрейду, основное противоречие общества и культуры. Задача социальной теории и психоаналитической практики   найти ее разумное разрешение. Возможность такого разрешения проблематична, поскольку общество и культура амбивалентны по своей сущности. Таким образом, вполне вероятно, что в самой их природе есть элемент, принципиально не поддающийся никаким реформам. Как уже отмечалось, Фрейд фактором огромного социального значения считает любовь, называемую им иногда основой культуры. Сожительство людей, по его мнению, первоначально покоилось на двух основах   на необходимости труда, созданной внешней нуждой, и на силе любви. Причем любовь (превращенная, а не сексуальная) связывает людей более тесно, чем трудовые интересы. По мере исторического развития взаимоотношения любви и культуры теряют первоначальную простоту, между ними возникают противоречия. Однако превращенные формы любви, воплощающиеся, по мнению Фрейда, в социальных чувствах, выступают по-прежнему основной силой, цементирующей социальные группы, коллективы и сообщества. Укрепление либидинозной структуры таких сообществ, расширение удельного веса социальных чувств за счет асоциальных (агрессивных и эгоистических)   в этом, считает Фрейд, единственная надежда общества.

Взгляды Фрейда на общество, как и другие аспекты его социальной доктрины, как мы помним, крайне противоречивы. Поэтому совершенно безнадежно пытаться представить их как стройное целое. Однако определенно можно говорить, что Фрейд далек не только от материалистического понимания общества и культуры, но даже от социологизма дюркгеймовского типа. Общество и культура не могут быть, с его точки зрения, объяснены на собственной основе. Социально-экономическая обусловленность социокультурных процессов ускользает от его внимания, и элементы такого подхода если и попадаются иногда в его работах, то скорее как случайные и во всяком случае как сугубо второстепенные. Фрейд заявляет, что у него было искушение искать сущность общества и культуры в экономике. Однако ясно, продолжает он, что «ни самые блага, ни средства к их добыванию, ни установления для их распределения не могут быть существенным или единственно существенным в культуре»38. Функционирование общества и культуры, по мнению Фрейда, обусловлено взаимоотношением сознательных и бессознательных компонентов человеческой психики, сублимированных и несублимированных форм инстинктивных импульсов. На этой основе вырастают социальные



224
и культурные институты, социальные нормы и санкции, в этом   и винная причина общественных процессов и конфликтов и т.п. Такая трактовка природы общества и культуры закономерно приводила к трем следствиям: к мифологизированному видению их прошлого, к отсутствию сколько-нибудь адекватного понимания современных общественных процессов и к полной футурологической беспомощности. Этот методологический инструментарий не оставлял другого выбора, кроме бесконечных колебаний от романтического пессимизма к рационалистической надежде. Хотя Фрейд постоянно выступал как критик существующего общества, он не делал и не мог сделать сколько-нибудь серьезных попыток сконструировать идеал общества иного типа.

Социальная структура. Социальные отношения. Природа социальных связей. Проблема лидерства. Одна из главных тенденций культуры, по Фрейду,   объединение людей в большие сообщества. Иногда, как уже отмечалось, Фрейд говорит о классовой структуре общества и классовых конфликтах, однако это делается, во-первых, весьма редко, во-вторых, в крайне общей и неопределенной форме. Большее внимание он уделяет групповой структуре, но и здесь многое остается крайне неясным и недифференцированным. Так, чаще всего в этой связи им употребляется термин «масса», который включает различные массовые образования типа толпы, социальные группы и некоторые социальные институты. Типологии «масс» у Фрейда различны и даются по многим основаниям. Он различает массы (группы): естественные и искусственные (церковь, армия), свободно и жестко организованные, наименее и наиболее интимные (толпа   семья), примитивные и высокоорганизованные, гомогенные и негомогенные, первичные и вторичные, стабильные и нестабильные, группы с лидером и без лидера и т.д. Наибольшее внимание Фрейд уделяет анализу семьи, массовых образований во главе с вождем, а также толпы.

Семья, с его точки зрения,   биологическая и микросоциальная единица, определяющая общественную структуру, первичная человеческая группа, основная социализирующая ячейка. Генетически все общество   не что иное, как расширяющаяся семья патриархального типа39. В целом Фрейд склоняется к видению всей общественной структуры в патриархально-авторитарном плане. Стратификационная классификация, которая является у него наиболее четкой, это — деление на вождя, ведомых и интеллек-



225
туальную элиту. Этот единственный четкий стратификационный принцип у Фрейда выступает то как выражение вечного естественного неравенства, то как социально обусловленный и поэтому изменяемый в смысле возможности в будущем поднять массы д0 уровня элиты.

Существенное место в социальной доктрине Фрейда занимает проблема природы социальных связей. Основные формы социальных отношений, которые рассматривались Фрейдом,   это отношения господства и подчинения и отношения подчиненных в группе. Подобный взгляд вытекал из точки зрения патриоцентризма, сложившейся у Фрейда под влиянием условий, в которых он жил. Некоторые западные исследователи считают даже, что «все социальные отношения, по мнению Фрейда, являются принудительными»40.

Это, по-видимому, некоторое преувеличение, так как, несмотря на констатацию Фрейдом принудительного характера массообразования, несвободы индивида в массах, несмотря на огромную роль всякого рода принудительных элементов, насилия, репрессивности в обществе, все же нельзя не заметить, что, с его точки зрения, одного только принуждения далеко не всегда достаточно. Необходимы другие социообразующие факторы. В этом плане Фрейд говорит о взаимных, в частности трудовых, интересах и о понимании преимуществ коллективной жизни, социальной солидарности, поддерживающих внутригрупповые связи. Но они также не выступают как главные интегрирующие силы. Основные факторы такого рода носят не экономический, не политический и не социальный характер   они коренятся в либидинозной структуре общественных групп, в заторможенных и превращенных либидинозных импульсах, в несексуальных формах эмоциональной близости между членами группы, я также в их идентификации с лидером. В силу этого Фрейд в духе характерных для современной ему социологии дихотомий   «механической» и «органической» солидарности, «общества» и «общности»   вводит разделение на первичные и вторичные группы, с тревогой говорит о росте количества и численности последних с их безличными и эфемерными отношениями.

Однако дело не только в констатации того, что внутригрупповая солидарность, устойчивые социальные связи людей строятся на либидинозной основе. Существенно и то, что только любовь как социокультурный фактор действует в направлении поворота от эгоизма к альтруизму. Именно в такой, как уже отмечалось, несексуальной любви видит Фрейд существо социальных чувств,



226
пым в будущем надлежит все в большей мере вытеснять такие факторы внутригрупповых и, особенно, межгрупповых (национальных, классовых и т.д.) конфликтов и дезинтеграций, как агрессивность, эгоизм и т.п. Фрейд определяет социальные чувства как чувства, направленные на другое лицо или во всяком случае принимающие его во внимание и не делающие его при том сексуальным объектом. Именно в этом отличие социальной позиции от асоциальной, невротической. «Преобладание участия сексуальных влечений над социальными,   пишет Фрейд,   составляет характерный момент невроза. Но сами социальные влечения развились в особые комплексы благодаря слиянию эгоистических и эротических компонентов»41.

Большое место у Фрейда занимает проблема массовой психологии, поведения индивида в толпе и в других больших массовых образованиях. Именно здесь Фрейд видит наиболее явное проявление в определенные моменты бессознательных механизмов психики, регресса к примитивным формам индивидуальной и социальной психики и социального поведения. Последнее обусловливается временным прекращением или ослаблением действия социального и индивидуального контроля. «В массе,   говорит Фрейд,   индивид попадает в условия, разрешающие ему устранить вытеснение бессознательных первичных позывов»42.

Во многом воспроизводя характеристики, даваемые в книге Ле Бона «Психология толпы» [1895], Фрейд ставит две проблемы: почему психика отдельного человека подвергается в массе таким регрессивным изменениям и как поднять массу в целом на уровень тех качеств, которыми обладали определенные индивиды до своего включения в нее. Второй вопрос остается без достаточно конкретного ответа, первый   рассматривается подробно. Такие факторы, как внушение, подражание, не могут, по мнению Фрейда, полностью объяснить указанный феномен либо сами нуждаются в объяснении. Сущность его следует искать опять-таки в либидинозной структуре групп и масс, в цементирующем влиянии Эроса, в эмоционально-любовном отношении людей друг к другу, а в еще большей мере к вождю или замещающей его идее.

Фрейд упрекает некоторых исследователей за недооценку роли вождя в понимании психологии масс. «Сущность массы без учета роли вождя недоступна пониманию»43. Социальные чувства у человека возникают на основе идентификации, либидинозной связи со стоящим вне массы вождем. Все члены массы хотят быть рав-



Каталог: data
data -> «высшая школа экономики»
data -> Программа дисциплины «Российский и мировой рынок pr»
data -> Программа дисциплины «Методы исследований в психологии и образовании»
data -> «высшая школа экономики»
data -> Методическая работа по аспектам Business English и Banking Transactions Список учебно-методических материалов 2007г
data -> «высшая школа экономики»
data -> Программа «Совершенствование преподавания социально-экономических дисциплин в вузах»
data -> Программа дисциплины теории личности для направления 030300. 62 «Психология»
data -> Программа дисциплины «Современные концепции личности»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница