Родионов В.В. 1,2 , Деньгина Н.В.1,2



страница10/13
Дата15.05.2016
Размер2.21 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Родионов В.В. 1,2 , Деньгина Н.В.1,2


1- Областной клинический онкологический диспансер, Ульяновск, Россия

2 - Ульяновский государственный университет, Ульяновск, Россия


В современной онкологической клинике четко прослеживается тенденция, когда результаты лечения больных со злокачественными опухолями зависят не столько от успешного лечения первичного очага, сколько от эффективной борьбы с отдаленными метастазами. Именно они в первую очередь укорачивают срок и ухудшают качество жизни онкологических больных. Одной из излюбленных зон метастазирования при многих злокачественных опухолях являются кости. Именно в скелет наиболее часто метастазируют злокачественные опухоли молочной железы, предстательной железы, почек, легкого. При этом в клинике на первый план выходят трудно переносимые боли, требующие назначения наркотических анальгетиков, патологические переломы, ограничение двигательной функции. В результате больные часто оказываются прикованными к постели на длительное время, что значительно ухудшает качество их жизни.

Но вместе с тем нельзя сказать, что метастатическое поражение костей приводит к раннему смертельному исходу. Поэтому проблема проведения эффективного паллиативного лечения и улучшения качества жизни весьма актуальна. В ее решении значительное место принадлежит лучевой терапии, которая может быть локо-региональной, системной и сочетанной. В последние годы все более широкое применение в онкологической клинике находит системная лучевая терапия с использованием остеотропных радионуклидов.

Нами проанализирована эффективность системной лучевой терапии с использованием хлорида стронция-89 у 62 больных раком молочной железы с костными метастазами. Остеолитические метастазы были выявлены у 82,4% пациенток, остеобластические – у 11,3%, смешанные – у 6,4%.

В качестве радиофармпрепарата для проведения системной лучевой терапии применялся Метастрон английской фирмы «Амершам», а также отечественный раствор хлорида стронция-89. Препарат назначался внутривенно струйно медленно в дозе 1,5-2 MBq/кг веса (120-150 MBq). Однократное введение раствора хлорида стронция-89 получили 62 больных РМЖ с костными метастазами.

У 38,7% больных на 1-4 сутки после введения радиофармпрепарата было отмечено усиление болей – так называемый феномен “вспышки”. Уменьшение интенсивности болевого синдрома было зарегистрировано у 87,1% пациенток, причём у подавляющего большинства из них наступление противоболевого эффекта наблюдалось уже в конце 1 недели после инъекции радиофармпрепарата и достигало максимума на 2-4 неделе. Обращает на себя внимание тот факт, что использование хлорида стронция-89 оказалось эффективным у 17 из 24 пациенток (70,8%) с устойчивым болевым синдромом, рефрактерным к традиционным методам специфической противоопухолевой терапии, включая локальную дистанционную терапию, а также у больных с рецидивирующей болью.

Для более детального анализа зависимости субъективного и объективного эффекта от вида проведённого лечения мы разделили общее количество больных на 3 основные группы. В первую группу были включены 9 больных, получивших системную лучевую терапию в самостоятельном варианте. Во вторую группу вошло 27 пациенток, получивших сочетанное лучевое лечение, а именно локо-регионарную лучевую терапию на область метастатических очагов в комбинации с системной лучевой терапией. Третью группу составили 26 больных, которым сочетанная лучевая терапия проводилась на фоне лекарственной терапии – химио и/или гормонотерапии.

Оценивая субъективный эффект лечения, мы отметили, что уменьшение болевого синдрома наступило приблизительно у равной доли больных во всех трех группах (85,2-88,9%). Нас заинтересовала достаточно высокая эффективность лечения (88,9%) в первой группе больных, которые получили системную лучевую терапию в самостоятельном варианте. Более глубокий анализ клинического материала показал, что полученные результаты связаны, прежде всего, с контингентом больных. У пациенток из первой группы в половине случаев были диагностированы остеобластические метастазы, которые, как известно, лучше накапливают хлорид стронция-89.

Во второй и третьей группах пациентки наряду с системной лучевой терапией получали дополнительное дистанционное облучение наиболее болезненных участков скелета, поражённых метастазами. Обращает на себя внимание тот факт, что более половины пациенток (54,3%) отметила уменьшение болевого синдрома во всех зонах костного метастазирования, а не только в облученных очагах. Данный факт ещё раз подтверждает системность воздействия стронция-89 на все метастатические очаги.

Мы провели более детальный анализ больных, у которых не было зарегистрировано эффекта на фоне проведенной терапии с использованием хлорида стронция-89. Из 8 пациенток у всех больных имелись обширные очаги деструкции, а у 4 дополнительно были диагностированы патологические переломы костей.

Средняя продолжительность противоболевого эффекта была несколько выше в первой группе, где она достигала 7,3 мес. (3,710,9). Во второй группе этот показатель составил 4,6 мес. (1,57,7), в третьей – 4,9 мес. (2,17,0) (р>0,05).

Оценивая объективный эффект, лучшие результаты были получены в группах больных, где в комплекс лечебных мероприятий включалась локальная лучевая терапия. Во второй и в третьей группах частота репараций метастатических очагов достигала 85,2 – 88,5%. Вместе с тем, обращает на себя внимание достаточно низкий процент репараций в первой группе – только у 25% пациенток были зарегистрированы объективные изменения в очагах поражения. Таким образом, можно предположить, что проведение одной только системной лучевой терапии недостаточно для развития репаративных процессов в метастатических очагах.

При проведении системной лучевой терапии с использованием хлорида стронция-89 мы отметили, что существует умеренная гематологическая токсичность, которая выражалась в снижении исходного уровня лейкоцитов у 56,5% и тромбоцитов – у 53,2% пациентов после однократного введения радиофармпрепарата. Процент снижения уровня лейкоцитов составил 10,6%, тромбоцитов – 5,6%. Случаев более глубокой лейкопении, также как и тромбоцитопении, требующих дополнительных лечебных мероприятий, зарегистрировано не было.

Таким образом, хлорид стронция-89 является эффективным и безопасным методом лечения больных раком молочной железы с костными метастазами, имеющих устойчивый болевой синдром, рефрактерный к традиционным методам специфической противоопухолевой терапии.

Анализ гематологических показателей при микрометастазах рака молочной железы в костный мозг
Родионов В.В.1,2, Богомолова О.А.2

1 - Ульяновский государственный университет, Ульяновск, Россия

2 - Областной клинический онкологический диспансер, Ульяновск, Россия
По данным разных авторов, микрометастазы в костном мозге диагностируются в среднем у 30-35% больных раком молочной железы (РМЖ), варьируя от 1 до 82%. Существует достаточно много публикаций по вопросу реакции кроветворной системы на присутствие макрометастазов в костном мозге. Однако имеются лишь единичные сообщения об анализе костномозговой реакции на отдельные опухолевые клетки.

В процессе нашей работы по изучению костного мозга у пациенток с раком молочной железы мы попытались выяснить, влияют ли микрометастазы на функцию костного мозга.

В исследование были включены 50 больных раком молочной железы, проходивших лечение в ГУЗ Областной клинический онкологический диспансер. От общего числа больных метастатический процесс был диагностирован у 37 пациенток (74%), местно-распространенный – у 13 (26%). Костный мозг исследовался с помощью цитологического, гистологического и иммуноцитохимического методов (ИЦХ). Для анализа были использованы моноклональные антитела к цитокератинам — «PAN», клон MNF 116, DAKO.

От общего числа больных, включенных в исследование, микрометастазы в костный мозг были обнаружены у 19 (38%) пациенток. Наиболее часто опухолевое поражение костного мозга диагностировалось с помощью иммуноцитохимического метода – у 12 пациенток из 19. Из 12 больных, у которых микрометастазы в костный мозг были обнаружены с помощью ИЦХ, во всех случаях опухолевые клетки были рецептор-негативными и имели низкую экспрессию антигена Ki-67.

Нами был проведен анализ периферической крови у больных, включенных в исследование. Метастатическое поражение костного мозга сопровождалось подавлением красного ростка кроветворения (р<0,05) и не влияло на гранулоцитарный и тромбоцитарный ростки, что подтверждают показатели гемоглобина, лейкоцитов и тромбоцитов. Анемия в группе микрометастазов встречалась в 3 раза чаще, чем в контрольной группе. Обращает на себя внимание высокодостоверное увеличение СОЭ в группе больных с микрометастазами в костный мозг (р<0,001). Средний показатель СОЭ в группе больных без микрометастазов в костный мозг составил 23,5 мм/час (17,529,5), в то время как в группе с метастатическим поражением костного мозга этот показатель достигал 51,7 мм/час (44,259,2) (р<0,001).

В соответствии с планом исследования, мы сравнили уровень опухолевых маркеров в исследуемых группах больных. Было отмечено статистически достоверное повышение уровня СА-15-3 (р=0,003), МСА (р=0,005), СЕА (р=0,011) в группе больных с микрометастазами в костный мозг. Именно эти маркеры используются в мониторинге течения РМЖ и при выявлении рецидива заболевания. Не смотря на то, что уровень СА-19-9 чаще повышался в группе микрометастазов (36,8% против 29,0%), различия между группами не были статистически достоверными (р=0,074). Что не является неожиданностью, т.к. этот антиген используется прежде всего при опухолях желудочно-кишечного тракта, но может быть повышен и при метастатическом РМЖ.

Одновременно были рассчитаны средние значения опухолевых маркеров в каждой группе больных. Несмотря на то, что средние значения опухолевых маркеров были выше в группе больных с микрометастазами в костный мозг, различия эти оказались статистически недостоверными (р>0,05). Данный факт заставил нас предположить, что разница в уровне опухолевых маркеров связана не столько с опухолевым поражением костного мозга, сколько с разнородностью групп. Среди больных первой группы у 35,5% пациенток был диагностирован местно-распространенный РМЖ, в то время как вторую группу составляли в основном больные с метастатическим раком (89,5%).

В связи с этим мы решили повторно оценить уровень опухолевых маркеров, предварительно сделав выборки более однородными и оставив в группах только больных с метастатическим РМЖ. Повторный анализ сохранил основные тенденции - уровень опухолевых маркеров (СА 15-3, МСА и СЕА) оказался достоверно выше в группе больных с опухолевым поражением костного мозга (p<0,05).

Не смотря на то, что микрометастазы в костный мозг не имеют каких-либо клинических проявлений, в общем анализе крови зарегистрированы статистически достоверные ускорение СОЭ и снижение уровня гемоглобина. Таким образом, можно считать, что именно эти показатели являются наиболее чувствительными у больных с подозрением на опухолевое поражение костного мозга. Опухолевое поражение костного мозга сопровождается статистически достоверным повышением уровня опухолевых маркеров: СА 15-3, МСА, СЕА.

Таким образом, данный факт лишний раз подтверждает, что микрометастазы в костный мозг являются индикатором агрессивности злокачественного процесса. Вместе с тем, как показало наше исследование, оккультные опухолевые клетки, обнаруженные в костном мозге, обладают низкой пролиферативной активностью, т.е. они находятся как бы в «дремлющем» состоянии.

Дальнейшее изучение реакции системы кроветворения у больных раком молочной железы имеет большое значение для выявления косвенных признаков присутствия опухолевых клеток в костном мозге.

Диагностика микрометастазов в костном мозге у больных раком молочной железы с помощью метода проточной цитометрии
Родионов В.В. 1,2, Богомолова О.А. 2, Лазаревский М.М 2

1 - Ульяновский государственный университет, Ульяновск, Россия

2 - Областной клинический онкологический диспансер, Ульяновск, Россия
Единичные эпителиальные клетки в костном мозге и периферической крови больных солидными опухолями изучаются по нескольким основным направлениям – как фактор прогноза рецидива и продолжительности жизни, а также как потенциальный маркер, позволяющий оценить эффективность системного лечения.

Морфологически единичные разрозненные опухолевые клетки не определяются − требуется применение высокочувствительных иммунологических методов. К ним в настоящее время относятся иммуноцитологические (иммуноцитохимический, проточная цитометрия (ПЦ)) методы и молекулярно-биологические (RT-PCR) методы. Применение методов обогащения популяции клеток-мишеней позволило значительно увеличить чувствительность иммунологических методов исследования. Сочетание, в частности, ПЦ и иммуномагнитного обогащения клеток позволяет оценивать до 50млн. миелокариоцитов у одного больного. Для сравнения: при иммуноцитохимическом исследовании на цитоцентрифужных препаратах можно оценить обычно 1-2 млн. миелокариоцитов. Полагая, что обнаружение одной изолированной опухолевой клетки может быть диагностически незначимым, ряд исследователей попытался количественно определить «критическую» опухолевую нагрузку костного мозга, превышение которой было бы связано с ростом частоты рецидива заболевания. Было показано, что количество рецидивов рака молочной железы (РМЖ) резко возрастает при обнаружении в костном мозге 10 или 15 изолированных опухолевых клеток.

Целью нашей работы являлось установление степени гематогенной диссеминации рака молочной железы на основании обнаружения метастатического поражения костного мозга высокочувствительными иммуноцитологическими методами.

Нами изучено состояние костного мозга 20 больных РМЖ, находящихся на лечении в ГУЗ Областном клиническом онкологическом диспансере с ноября 2011г. по настоящее время. Средний возраст больных составил 56 лет (от 39 до 74 лет). На момент постановки первичного диагноза пациентки распределились по стадиям следующим образом: I стадия была диагностирована у 1(5%) больной, IIА- у 5 (25%), IIВ- у- 2(10%), IIIА- у 5(25%), IIIВ- у 2(10%), III C- у 2(10%), IV-у 3(15%). Больным было проведено стандартное клиническое обследование. Костный мозг исследовался с помощью цитологического, гистологического методов и метода проточной цитометрии. Материал для цитологического исследования и ПЦ получали с помощью стернальной пункции. Объем костномозгового пунктата не превышал 0,5 мл (при большем объеме возможно разбавление образца периферической кровью). Подсчет миелограммы осуществлялся стандартным способом. Для гистологического исследования выполнялась трепан-биопсия задне-верхней ости подвздошной кости с двух сторон. ПЦ костного мозга проводилась на базе лаборатории иммунологии гемопоэза ГУ РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН. ПЦ проводилась в координатах CD45/CD326.Предварительно было проведено иммуномагнитное обогащение клеток, связывающих антитела CD326 (EpCAM).Это позволило оценивать до 50млн. миелокариоцитов у одного больного.

При стандартном цитологическом исследовании метастазы в костный мозг ни у одной пациентки выявлены не были. При гистологическом исследовании трепанобиоптатов у 2 больных были обнаружены единичные клетки, подозрительные на раковые. При проведении ПЦ микрометастазы у этих пациенток выявлены не были. Еще у 3 больных было выявлено повышенное содержание плазматических клеток и микроочаговое их скопление, что является косвенными признаками микрометастазов. При проведении ПЦ у 1 из этих 2 пациенток был выявлен кластер опухолевых клеток - микрометастазы.

При проведении ПЦ у 19 из 20 пациенток (95%) были выявлены опухолевые (эпителиальные) клетки. Важно то, что количество опухолевых клеток было очень низким: от 1 до 10 на 1 млн. мононуклеарных клеток (МНК). 10 клеток было выявлено у 2 пациенток. Это пациентки с IV стадией РМЖ (T4N3сM1).У одной имелись метастазы в позвоночнике, грудине, легких, плевре. У другой были выявлено поражение селезенки, внутрибрюшных, забрюшинных лимфатических узлов, яичников. Костный мозг обоих пациенток был гипоклеточным, что является косвенным признаком микрометастазов. Четкий кластер опухолевых клеток при ПЦ был выявлен у 2 из 19 пациенток (10%). У одной из них была диагностирована IIВ, у другой -IIIА стадия. При этом у первой пациентки число опухолевых клеток на 1 млн. миелокариоцитов составило менее 1 клетки, у второй- 1 клетка. При пересчете на МНК это число составило 2 и 6 клеток, соответственно. В нашем исследовании не была прослежена общая и безрецидивная выживаемость в связи с небольшим сроком от начала исследования.

В заключении можно отметить, что сочетание метода проточной цитометрии с иммуномагнитным обогащением популяции опухолевых клеток обладает большой чувствительностью в диагностике микрометастазов рака молочной железы в костном мозге. В тоже время обнаружение малого количества опухолевых клеток при проведении ПЦ сложно трактовать в тех случаях, где они не формируют четкого кластера. При наличии такого кластера микрометастазы могут быть констатированы даже при наличии менее 1 опухолевой клетки на 1 миллион миелокариоцитов. Пока остается неясным диагностически значимое пороговое значение количества единичных опухолевых клеток в костном мозге у больных РМЖ. Продолжение нашего исследования позволит получить ответы на эти вопросы.

Работа поддержана гос. заданием Минобрнауки РФ. Шифр гос. задания 4. 1219. 2011

Современные возможности диагностики диссеминированных опухолевых клеток у больных раком молочной железы
Родионов В.В.1,2, Богомолова О.А.2

1 - Ульяновский государственный университет, Ульяновск, Россия

2 - Областной клинический онкологический диспансер, Ульяновск, Россия
Стадирование рака молочной железы (РМЖ) является важной задачей, поскольку позволяет оценить прогноз, обсудить варианты лечения, прямые терапевтические стратегии и в целом сделать обзор возможностей лечения.

К сожалению, наши способности предсказывать риск рецидива у пациенток с первичным РМЖ далеки от точности. Фактически примерно 40% пациенток с N+-статусом живут 10 и более лет без рецидива, в то время как примерно у 30% пациенток с N0-статусом развивается локорегионарный рецидив или отдаленные метастазы. Причина этого очевидна - процесс возобновляется из злокачественных клеток, мигрировавших до операции из первичной опухоли (пусть даже очень малого размера) с током крови в костный мозг. Эти клетки могут находиться в покоящемся «дремлющем» состоянии (dormant cells) и активизироваться, давать метастатический рост спустя годы и десятилетия после радикальной операции.

Диагностика гематогенного распространения эпителиальных опухолей на ранних стадиях - одна из главных проблем онкологии. Как показывают предварительные результаты клинических исследований, количественное определение и характеристика диссеминированных опухолевых клеток (ДОК) в костном мозге и циркулирующих опухолевых клеток (ЦОК) в периферической крови позволяет получить важную прогностическую информацию и проводить мониторинг эффективности терапии.

Основными методами выявления ДОК/ЦОК до настоящего времени являются иммуноцитологические (иммуноцитохимический, проточная цитометрия) методы и молекулярно-биологические (RT-PCR) методы. Чувствительность этих методов позволяет выявить одну опухолевую клетку на 1млн. и более клеток крови или костного мозга.

В связи с тем, что ДОК/ЦОК присутствуют в костном мозге/периферической крови в малых количествах, для увеличения чувствительности иммунологических методов исследования были разработаны методы обогащения популяции клеток-мишеней. Техника обогащения включает большую панель технологий, в основе которых лежат различные свойства ДОК/ЦОК, отличающие их от нормальных гематопоэтических клеток. Стандартной процедурой считается метод градиентной сепарации Ficoll. Кроме того, большинство современных технологий основано на экспрессии молекулы адгезии эпителиальных клеток (EpCAM). Применение, в частности, метода иммуномагнитного обогащения клеток и проточной цитометрии позволяет оценивать до 50млн. миелокариоцитов у одного больного. Для сравнения-иммуноцитологически на цитоцентрифужных препаратах можно оценить обычно 1-2 млн. миелокариоцитов.

В последнее время появилась возможность применить новый метод иммуноферментного анализа – EPISPOT (EPithelial ImmunoSPOT), который способен определять белки, секретируемые/активно выделяемые из одиночных эпителиальных раковых клеток. Это позволяет различить жизнеспособные и апоптотические опухолевые клетки. При РМЖ определяют выделение цитокина-19 (СК19) и муцина-1 (MUC1). Как показали результаты исследований С. Alix-Panabieres и соавт. (2009), подсчет MUC1 и СК19 позволил определить жизнеспособные ДОК в костном мозге у 90 и 54% больных РМЖ с определяемыми метастазами и без таковых, соответственно. Эти значения согласуются с результатами, полученными при использовании чувствительной RT-PCR.Предварительные данные свидетельствуют, что наличие ДОК, выделяющих СК19, ассоциируются с неблагоприятным прогнозом.

Несмотря на возможности современных технологий выявлять в костном мозге единичные опухолевые клетки, обнаружение малого их количества сложно трактовать в тех случаях, где они не формируют четкого кластера. Нет четких данных о том, какова «критическая» опухолевая нагрузка костного мозга, превышение которой было бы связано с ростом частоты рецидива заболевания. Получение ответов на эти вопросы станет важным шагом на пути к индивидуализации антиметастатической терапии.

Работа поддержана гос. заданием Минобрнауки РФ. Шифр гос. задания 4. 1219. 2011.

Выживаемость больных раком молочной железы в Ульяновской области за период с 1998 по 2010 гг.


Родионов В.В.1,2, Суетин А.В.1

1 - Областной клинический онкологический диспансер, Ульяновск, Россия

2 - Ульяновский государственный университет, Ульяновск, Россия
В Российской федерации, как и в большинстве стран мира, рак молочной железы (РМЖ) занимает первое место в структуре онкологической заболеваемости и смертности среди женского населения. В последние годы в России наметилась стойкая тенденция к резкому увеличению заболеваемости раком молочной железы. Смертность от данной опухоли также растет, хотя темпы ее прироста не такие драматические. Тем не менее, показатели смертности очень высокие и составляют чуть менее 1/2 от заболеваемости. В Ульяновской области заболеваемость раком молочной железы в 2010 году достигла 74,2 случаев на 100 тыс. женского населения в год. Обращает на себя внимание динамика прироста заболеваемости. С 1998 года она выросла на 69% (средний прирост за год - 5,75%). Наиболее высокими темпами заболеваемость начала расти с 2003 года (средний прирост за год - 8,14%). В сравнении с показателями заболеваемости, смертность от рака молочной железы в Ульяновской области имеет тенденцию к стабилизации. Хотя, на 2010 год этот показатель также достиг высокого значения, составив 31,9 случаев на 100 тыс. женского населения в год, прирост с 1998 года не такой значительный - 32% (средний прирост за год - 2,9%). Увеличения темпов роста смертности с 2003 года не наблюдается.

Мы проанализировали выживаемость больных раком молочной железы, выявленных в г. Ульяновске и Ульяновской области за 13 летний период (с 1998 по 2010 годы), используя базу данных ракового регистра ГУЗ ОКОД, включающую 5534 случая рака молочной железы, накопленные с 1998 по 2010 г.г. На момент постановки диагноза возраст до 35 лет был зарегистрирован у 106 больных (1,9%), 35-49 лет – у 1497 (27,1%), 50-64 года – у 2111 (38,1%), 65-79 лет – у 1590 (28,7%), 80 и старше – у 230 (4,2%) пациенток. Первичный опухолевый очаг размером до 2 см (Т1 по международной классификации TNM) был диагностирован у 966 больных (17,4%), от 2 до 5 см (Т2) – у 2391 (43,2%), 5 см и более (Т3) – у 595 (10,8%). У 1165 пациенток (21,1%) опухоль выходила за пределы ткани молочной железы, т.е. классифицировалась как Т4. Информация о первичной опухоли отсутствовала в 417 случаях (7,5%). У 2005 (36,2%) пациенток в регионарных лимфоузлах метастазов выявлено не было (N0). У 2729 (49,3%) пациенток были выявлены метастатически пораженные регионарные лимфатические узлы (N1-3). Для 800 (14,5%) пациенток информация о состоянии регионарных лимфоузлов отсутствовала. У подавляющего числа больных (n=4090; 73,9%) на момент постановки диагноза отсутствовали отдаленные метастазы (M0), в то время как у 601 (10,9%) пациентки были выявлены отдаленные метастазы (M1), в 843 (15,2%) случаях данные отсутствовали.

В рамках нашего исследования мы оценили общую 3-х и 5-ти летнюю выживаемость больных. Для математической обработки данных использовался пакет программ STATISTICA 8.0 для Windows. Для всей группы в 5534 пациентки общая 3-х летняя выживаемость составила 71,6±0,7%, 5-ти летняя - 60,5±0,8%. Как и предполагалось, выживаемость четко кореллировала с размерами первичного очага. Для больных с размерами первичной опухоли менее 2 см 3-х и 5-ти летняя выживаемость составила 92,74±0,94% и 86,65±1,37% соответственно, от 2 до 5 см – 84,32±0,81% и 72,14±1,04%, 5 и более см – 59,37±2,11% и 46,87±2,22% соответственно. Наихудшие показатели выживаемости были зарегистрированы в группе больных с опухолями, выходящими за пределы ткани молочной железы (3-х летняя – 38,81±1,57%, 5-ти летняя – 27,57±1,54%).

Для оценки временных изменений выживаемости больных мы разделили всех больных из базы данных на 3 большие группы. В первую группу вошли 1546 пациенток, взятые на учет в 1998-2001 годах, во вторую – 1724 пациетки, взятые на учет с 2002 по 2005 годы, третью группу составили 2264 пациентки, взятые на учет с 2006 по 2010 годы. Такое временное разделение было выбрано не случайно. С 2002 года в Ульяновской области для лечения больных с локализованными формами рака стала активно применяться адьювантная химиотерапия, было внедрено иммуногистохимическое определение рецепторов стероидных гормонов. Примерно с 2006 года стали более доступными новые классы лекарственных препаратов, таких как ингибиторы ароматазы, таксаны и др. За последние годы на 11, 3% увеличилась доля больных старших возрастных групп (старше 50 лет), и на 10% доля больных с ранними формами рака молочной железы (Т1 по международной классификации). К сожалению, доля больных с распространенным раком (Т4) также стала больше (на 8,1%). Уменьшилась на 9,5% доля больных с матастазами в регионарных лимфоузлах. Существенного изменения доли больных с выявленными на момент постановки диагноза отдаленными метастазами не наблюдается.

Мы провели анализ выживаемости больных в группах путем расчета общей 3-х летней выживаемость для всех трех групп и показатели 5-ти летней выживаемости для первой и второй группы. 5-ти летняя выживаемость для третей группы не оценена по причине малого срока наблюдения. Сравнение показателей выживаемости выполнялось путем расчета доверительных интервалов. 3-х летняя выживаемость больных по группам составила 69,3±1,2%, 72,0±1,1% и 80,0±0,9%, для первой, второй и третей групп соответственно. 5-ти летняя выживаемость для первой и второй групп составила 57,6±1,3% и 61,1±1,2% соответственно. За последние 13 лет наиболее значительно увеличилась выживаемость больных с размерами первичной опухоли менее 5 см (Т1-2 по классификации TNM). 3-х летняя выживаемость для таких больных составила 85,3±1,3%, 85,7±1,3% и 89,2±1,4%, для первой, второй и третьей групп соответственно. 5-ти летняя выживаемость для первой и второй групп составила 72,7±1,3% и 75,4±1,3% соответственно. Аналогичные показатели выживаемости для больных с большими размерами опухоли (5 и более см) составили 44,0±2,4%, 47,0±2,0% и 47,1±2,3%, для 3-х летней, 34,3±2,3% и 34,7±2,0%, для 5-ти летней выживаемости соответственно. При анализе данных с учетом другого показателя распространенности процесса – статуса регионарных лимфатических узлов, была выявлена схожая тенденция. Выживаемость больных с менее распространенным процессом (без поражения регионарных лимфоузлов) статистически значимо улучшилась и составила 87,2±1,6%, 91,5±1,3% и 94,1±1,3%, для 3-х летней выживаемости в первой, второй и третьей группах соответственно. 5-ти летняя выживаемость для первой и второй групп составила 76,7±2,0% и 84,6% соответственно. У больных с поражением регионарных лимфоузлов существенного улучшения выживаемости не произошло (59,9±1,9%, 62,0±1,2% и 63,1±1,8% - 3-х летняя, 47,8±1,9% и 48,9±1,3% - 5-ти летняя выживаемость по группам соответственно). Мы также проанализировали динамические изменения выживаемости в зависимости от наличия отдаленных метастазов, выявленных на момент постановки диагноза. В группе больных без отдаленных метастазов выявлено статистически значимое улучшение выживаемости за период наблюдения. 3-х летняя выживаемость составила: 80,5±1,3%, 81,4±1,1% и 84,4±1,1%, для первой, второй и третьей группы соответственно. Показатели пятилетней выживаемости составили: 68,2±1,5% и 70,3±1,3%, для первой и второй групп соответственно. Выживаемость больных с отдаленными метастазами оказалась ожидаемо низкой и не показала прочной тенденции к улучшению. Для первой, второй и третьей групп 3-х летняя выживаемость составила: 13,2±2,8%, 22,5±2,9% и 18,4±3,1% соответственно. Пятилетняя выживаемость составила: 6,3±2,0% и 10,9±2,2%, для первой и второй групп соответственно.

Таким образом, за последние 13 лет выживаемость больных раком молочной железы в Ульяновской области несколько улучшилась. Улучшение выживаемости достигнуто преимущественно за счет позитивного сдвига данного показателя в группе больных с локализованными стадиями рака, т.к. в группе больных с распространенными стадиями процесса существенного роста выживаемости не произошло. Улучшение выживаемости было достигнуто в большей степени путем усовершенствования лечебных алгоритмов, а не за счет более ранней диагностики, т.к. не удалось значительно увеличить процент больных с выявленными ранними формами рака молочной железы. Рост заболеваемости раком молочной железы в большей степени связан с увеличением количества больных старших возрастных групп. Более значимых успехов в лечении данного заболевания можно достичь только при помощи развития ранней диагностики и, прежде всего, внедрения скрининговых программ в Ульяновской области.



Каталог: files -> 2014
2014 -> Неэкспериментальные методы Диагностические методы экспериментальные методы формирующие экспериментальные методы литература
2014 -> Методические рекомендации к курсу основы психосоматики для студентов специальности
2014 -> Методические рекомендации к курсу «патопсихология» для студентов специальности
2014 -> Рабочей программы по дисциплине «Биологические ритмы и среда обитания»
2014 -> Методические рекомендации по изучению учебной дисциплины введение в профессию психолога для студентов специальности «клиническая психология»
2014 -> Учебно-методическое пособие для студентов по специальности «клиническая психология»
2014 -> Рабочей программы по дисциплине «Системные механизмы эмоций» Дисциплина «Системные механизмы эмоций»
2014 -> Перечень вопросов для экзамена по общей психологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница