Глава 3\nРАССТРОЙСТВА АДАПТАЦИИ



страница4/29
Дата21.05.2016
Размер7.84 Mb.
ТипРуководство
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
Глава 3
РАССТРОЙСТВА АДАПТАЦИИ


Реакции дезадаптации

Реакции дезадаптации характеризуются состоянием субъективного дистресса
(бедствия, истощения, англ.), в первую очередь - эмоциональными нарушени-
ями которые возникают в период адаптации к значительному изменению в жиз-
ни или стрессовому событию и создают трудности для жизнедеятельности.

По ведущему синдрому реакции адаптации делятся на реакции с депрессивным настро-


ением, с тревогой и депрессивным настроением, с нарушением поведения, с нарушением
эмоций и поведения. У детей и подростков чаще наблюдаются реакции оппозиции и отказа.
Реакция оппозиции возникает в ситуации лишения привычной любви и заботы со сторо-
ны матери и других близких или непомерных требованиях с их стороны. Возможны уходы из
дома, прогулы школы, делинквентное (йеНпяиепз - совершающий проступок, лат.) и демон-
стративное суицидальное поведение.

Реакция отказа развивается у детей, оторванных от матери и семьи и помещенных в
детское учреждение или больницу. Ребенок отказывается от контактов, игр, пищи.

Реакции дезадаптации наблюдаются также у тревожных подростков и незрелых личнос-


тей, потерявших родителей в раннем детстве или испытывавших недостаток материнской за-
боты. Представляется, что пациент регрессирует в инфантильное беспомощное состояние,
•обы наконец испытать эту заботу. Может также иметь значение ожидание социальных и
мкросоциальных, «вторичных выгод» от расстройства (рентная установка). Э. Кюблер-Росс
и подробное описание адаптации человека к приближающейся смерти.

Большинство симптомов самостоятельно ослабевает со временем (обычно до 6 меся-


цев). При варианте с хроническим течением существует риск вторичной депрессии, тревоги и
злоупотребления психоактивными веществами или зависимости от назначенных транквили-
заторов.

В формировании реакции дезадаптации участвуют три компонента: вызывающее со-


бытие, дефицит информации о способах решения проблемы и личностная предрасполо-
нность. Вызывающее событие может нарушить целостность социальных связей индиви-
или систему социальной поддержки и ценностей (миграция, статус беженца) либо внести
мнения в жизнь (поступление в вуз, переезд, начало или окончание профессиональной
тельности, неудача в достижении поставленной цели). Личностный смысл вызывающего
тия сугубо индивидуален: то, что представляется ординарным психотерапевту, может
зесьма болезненным для пациента. Дефицит информации создает представление о
^зысходности, он может быть связан как с новизной ситуации, так и когнитивными особен-
индивида.

45

Личностная предрасположенность включает следующие характеристики:

  • функциональная фиксация (снижение активности мышления, его стереотипность вслед-
    ствие «связанности» мышления прошлым опытом);

  • избирательность памяти с акцентом на негативные аспекты прошлого опыта;

  • произвольность выводов - формирование их в отсутствие достаточных фактических данных;

  • избирательная абстракция, когда целостное представление о ситуации формируется на
    основе одного, вырванного из контекста элемента с игнорированием остальных;

  • сверхгенерализация - формирование обобщающего вывода на основании единичного
    случая;

  • «максимизация-минимизация» - приписывание ситуации или ее аспектам неадекватно
    преувеличенного или преуменьшенного значения.

Психотерапия

Проблемно-ориентированная терапия

Проблемно-ориентированная терапия (ПОТ) является методом выбора при реакциях деза-
даптации. Основные принципы ПОТ: опора только на позитивное в жизни пациента, его ресур-
сы; использование только позитивных подкреплений в работе с пациентом и его близкими,
позитивистское мировоззрение. Проблемные ситуации условно делятся на 3 типа: 1) окружение,'
2) жизнь в целом, 3) человек. Первый раздел включает межличностные конфликты, второй - отно-
шение к жизни, практические проблемы, третий раздел отражает проблемы здоровья. Чаще
всего выявляются следующие проблемы: выбора, ответственности, внешнего и внутреннего кон-
троля, тупика, отсутствия перспективы, потери цели, доверия к себе или другим.

Для успеха ПОТ важно учитывать терапевтическую установку пациента. Различают дело-


вую, рентную и игровую ориентации. Деловая ориентация может быть двух видов: адекватная
и неадекватная, с преувеличением возможностей терапевта. Рентную ориентацию также мож-
но разделить на два варианта: «обаятельный рантье» («Я вам открытость и доверие, вы мне -
результат») и «требовательный рантье». Игровая ориентация проявляется в том, что клиент
фактически заинтересован не столько в решении проблемы, сколько в символическом выиг-
рыше («даже вы не знаете решения проблемы»). Цели и задачи ПОТ разнообразны: измене-
ние поведения, развитие недостающих навыков (преодоление жизненных трудностей, вынос-
ливость к стрессу и лишениям, самостоятельность, распределение времени и сил, оценка
последствия риска и т. п.), повышение коммуникативной компетентности, стремление к мак-
симальной независимости (контроль за реакциями, вызванными окружающими, повышение
потенциала личности). Процесс ПОТ распадается на ряд стадий:

  1. Установление контакта;

  2. Сбор информации и осознание желаемого результата;

  3. Перебор гипотез (выработка альтернативных решений);

  4. Обобщение результатов взаимодействия с клиентом;

  5. Выход из контакта.

Для развития терапевтического контакта терапевт должен выполнить следующие усло-
вия: быть активным, безусловно уважать клиента, принять (хотя бы для начала) его точку зре-
ния на проблему, эмпатически пережить ее и выразить клиенту свои чувства. Эффективность
ПОТ во многом зависит от точной локализации актуальной проблемы. С этой целью приме-

няется метод кристаллизации проблем В. В. Макарова, который использует основные приемы


диагностического интервью: слушание, молчание, постановка вопросов, отражение чувств,
присоединение, интерпретация, обобщение, структурирование. Кроме того, автором предло-
жены следующие приемы: упрощение проблемы, отделение ее от личности, доведение до
абсурда, проигрывание различных вариантов ситуации в воображении до ее завершения, а
также приемы сведения проблем к внутриличностным, разрушения апперцепции, активация
противоположных тенденций. Данная стадия заканчивается формированием запроса и, если
решение проблемы требует нескольких встреч, заключением терапевтического договора.

Под запросом понимают конкретизацию формы терапевтической помощи. Можно выде-


лить следующие виды запросов: просьба об эмоциональной и моральной поддержке, о содей-
ствии в анализе ситуации, об информации, об обучении навыкам, о помощи в выработке по-
зиции, об оказании влияния на значимых других лиц.

На стадии выработки решения перебираются альтернативные гипотезы, происходит их


оценка и сравнение с точки зрения приемлемости для пациента. Ему предлагают найти новое,
позитивное название для проблемы, перейти от конфронтации с ней к ее диалектическому при-
нятию (переформулирование проблемы), его внимание переключают с негативных проявлений
проблемы на ее значение для личностного роста. Актуализируются способы, которые помогали
при решении подобных проблем в прошлом. Наконец, разрабатывается реалистический план
решения актуальной проблемы. Заключительная стадия ПОТ посвящается подведению итогов и
установлению важнейших результатов терапии. Терапевт должен помочь клиенту точнее и кон-
кретнее обозначить изменения, которые произошли в процессе лечения. Если терапия была
эффективной, у клиента не должно оставаться потребности в новых встречах.

Важной формой неотложной проблемно-ориентированной терапии является Телефон


Доверия
. Эту форму ПОТ отличают такие дополнительные терапевтические факторы, как
быстрая доступность, максимальная анонимность, возможность легко прервать контакт, неяв-
ность терапевтического характера воздействия. Важно, что общение ограничивается акусти-
ческим каналом, что усиливает вербализацию переживаемой ситуации. Способствует ее аф-
фективному отреагированию, снижает чувство тревоги и увеличивает возможность рациональ-
ного анализа ситуации и планирования действий. Кроме того, отсутствие зрительного воспри-
ятия облегчает идеализацию терапевта, а звучащие в непосредственной близости голоса
терапевта и абонента повышают доверительность диалога.

В первой телефонной беседе выделяют ряд этапов:



  1. Установление контакта, эмоциональное принятие абонента;

  1. Интеллектуальное овладение ситуацией: структурирование ее, раскрытие связи данной
    ситуации со всем контекстом жизненного пути, «снятие остроты», терапия успехами и
    достижениями;

3. Планирование действий, необходимых для преодоления ситуации;
"4. Активная психологическая поддержка.

Если необходимо, телефонный терапевт может сообщить абоненту свой график дежурств


на телефоне, а в случае суицидоопасного кризиса - направить его на прием к суицидологу.

Группы тренинга умений

Социально-психологический тренинг широко применяется для повышения уровня соци-
ально-психологической адаптации. Ориентация групп тренинга умений и их структурирован-


46

47


ность основаны на когнитивно-поведенческой модели психотерапии. Основатель данного
раздела терапии А. Сэлтер в своей книге «Условно-рефлекторная терапия» использовал уче-
ние И. П. Павлова для разработки программы работы с пациентами, испытывающими чув-
ство неполноценности из-за дефицита спонтанности в выражении чувств. Его программа экс-
прессивного тренинга (ассертивного тренинга, тренинга самоутверждения) включает несколько
последовательно реализуемых задач:

  1. обучение внешнему выражению коммуникативных чувств;

  2. обучение согласованности внешне выражаемых и внутренне переживаемых чувств;

  3. закрепление новых стереотипов поведения с помощью групповой дифференцированной
    групповой обратной связи;

  4. обучение использованию местоимения «Я»;

  5. тренинг спонтанности и гибкости в группе и вне нее; обучение самоодобрению и само-
    похвале.

На ранних этапах развития группы проводится оценка навыка уверенности. Наибольшее
распространение получили опросник уверенности Вольпе и Лазаруса, шкала оценки диском-
форта СОД С. Котлера и Дж. Луэрры, опросник С. Рейтаса и тест П. Якубовски. Пациенту пред-
лагают составить подробный перечень пугающих социальных ситуаций, определить жизненные
поведенческие реакции, разработать совместно с терапевтом поэтапную программу упражне-
ний (заключается индивидуальный договор). Он должен выполнять эти упражнения вначале
мысленно, затем с партнером во все более трудных ситуациях, закрепить навык и перенести его
в критическую ситуацию, моделируя «по обстоятельствам». Ему следует научиться снимать чрез-
мерное напряжение с помощью релаксации и самоинструкций, использовать для обратной свя-
зи рассказ партнера о производимом впечатлении (особенно в отношении невербального пове-
дения), приступать к более сложной ситуации лишь при стабильном справлении (копинге) с
прорабатываемой, постоянно закреплять успех через повторение.

По Келли в основе уверенного поведения лежат неотъемлемые права человека: на оди-


ночество, независимость, успех, выслушивание его и принятие всерьез, на получение того,
что заработано (оплачено), на отказ выполнить просьбу без чувства вины и эгоизма, самому
обращаться с любыми просьбами, делать ошибки и самому отвечать за них, не быть напори-
стым. Большое распространение получило обучение уверенности в себе - ассершный тре-
нинг особенно полезный для пациентов, которые не могут выразить или проконтролировать
гнев, страдают из-за низкой самооценки и невозможности постоять за себя или учесть инте-
ресы других. Обучение начинается с оценки степени уверенности в себе. Применяется метод
самоконтроля, когда ежедневно заполняется журнал домашней работы. Навыки уверенного
общения вырабатываются по методу репетиции поведения, с помощью структурных ролевых
игр (Лазарус, 1971). А. Ланге и П. Якубовски выделяют 4 типа современных ассертивных
групп: центрированные на ролевых играх, темоцентрические, комбинированные (с тренингом
самосознания и коммуникативных навыков, с трансактным анализом), а также неструктуриро-
ванные группы, ориентированные на текущие индивидуальные проблемы участников. Авторы
выделяют 5 способов выражения уверенности:

  1. базовый - прямое сообщение;

  2. эмпатический - говорится и о предполагаемых чувствах партнера;

  3. выражение уверенности по нарастающей, если продемонстрированная уверенность не
    приносит результатов;

  4. конфронтация - напоминание оппоненту о его невыполненных обещаниях и конкретные
    пожелания, требования;

5. монолог - описание неприемлемых действий партнера, собственных чувств и пожела-
ний в связи с этим.

Одна из наиболее распространенных методик группового социально-психологического
тренинга - репетиция поведения, которая представляет собой ролевое проигрывание жиз-
ненных ситуаций от легких для участников к все более трудным. Ключевые компоненты мето-
дики - моделирование, инструктаж, подкрепление. Этапы проведения:

  1. определение поведенческой мишени (постановка задачи);

  2. инструктаж (предложение упражнения, советы по его выполнению, поддержка);

  3. разыгрывание ситуации;

  4. моделирование желательного поведения;

  5. отработка оптимального поведения в течение всего занятия;

  6. получение обратной связи (поведение активных участников в конце занятия обсуждается
    «аквариумом» - наблюдающей частью группы с максимальной поддержкой).

В группах рационально-эмотивной терапии (РЭТ-группах) А. Эллиса ведущее значение
придается выделению и когнитивному реструктурированию иррациональных мыслей. Наибо-
лее важные из них - это убеждения в том, что человеку необходимы всеобщее одобрение и
любовь, что он должен быть компетентным во всем и всегда добиваться любых целей.

Коттлер и Гуэрра предлагают участникам группы вести дневник, в котором они обсужда-


ют проблемы, возникающие в процессе выполнения домашних заданий и затем предлагают
группе вместе поработать над ними. Домашние задание необходимо тщательно индивидуали-
зировать с учетом текущих возможностей индивида и особенностей его окружения. Независи-
мо от целей тренинговой группы она включает такие компоненты, как учебная модель, поста-
новка цели, измерение и оценка.

Учебная модель предусматривает отношение к участникам группы не как к пациентам, а


как кучащимся. Вместо исследования проблемных форм поведения руководитель предлагает
упражнения по тренировке недостающих навыков. Постановка цели происходит совместно с
руководителем группы, который активно руководит ею, планируя каждое задание в связи с
намеченной целью, и ориентирует участников на ее достижение. Измерение и оценка с помо-
щью различных тестов и приборов производится на протяжении всей работы, что позволяет
ставить адекватные задачи и объективировать достижения.

В тренинговой группе не прибегают к интерпретациям, игнорируют переносы, не анали-


зируют сопротивление. При отказе участника делать упражнение или включиться в обсужде-
ние руководитель предлагает ему побыть в роли наблюдателя и включиться, когда захочет.
Попытки обсуждать полезность предлагаемого упражнения откладываются до его заверше-
ния. Если вся группа отказывается выполнять упражнение, необходимо предложить ей не-
сколько других на выбор. Преобладание на занятиях уныния, раздражения и т. п. негативных
чувств может стать поводом для работы с этими чувствами.

Суицидоопасные реакции дезадаптации

По данным ВОЗ, каждый день кончает с собой 1,5 тыс. человек; неудачно пытаются


покончить с собой еще 15 тысяч. Особенно характерны самоубийства для развитых стран, где
они занимают 3-е место среди причин смерти наиболее работоспособного населения - меж-
ду 15 и 45 годами, после сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний. Мужчины в 4


48

4 _ 2499


49

раза чаще совершают завершенные самоубийства, женщины - в 2 раза чаще совершают
суицидальные попытки. Подобное поведение особенно характерно для кризисных периодов
жизни: юношеского и молодого возраста, а также для начинающейся старости. Чаще всего
самоубийства совершают одинокие, разведенные и овдовевшие мужчины.

Бытует представление, что самоубийство - это закономерная реакция на травмирующую


ситуацию, а если она не воспринимается окружающими или профессионалами как драмати-
ческая, значит, человек психически болен. Однако большинство людей в трудных ситуациях
лишь мобилизуются; подавляющее число суицидентов практически здоровы, а одной из ос-
новных мотиваций суицидального поведения является бегство от непереносимой жизненной
ситуации (в отличие от подавленности влечения к жизни при депрессии).

Ложные представления о самоубийстве (Р. Шейдер, 1998)

Бытующее мнение

Фактическое положение

Те, кто много говорят о самоубий-
стве, обычно его не совершают

Самоубийство - импульсивный акт,


совершаемый внезапно

Решившиеся на самоубийство ред-


ко колеблются

Склонность к самоубийству насле-


дуется

Большинство самоубийц перед смертью делятся своими намерения-
ми и горестями

Существует много признаков повышенного риска самоубийства

Самоубийству обычно предшествуют попытки найти утешение и по-
мощь

Хотя самоубийства и суицидальные попытки действительно чаще со-


вершаются теми, у кого в семье уже были подобные случаи, пред-
расположенность к самоубийству не наследуется и не является чер-
той характера

Риск самоубийства носит кратков-
ременный характер; когда кризис-
ная ситуация проходит, обычно на-
ступает улучшение

Улучшение может быть обманчивым. Под внешним спокойствием
может скрываться твердо принятое решение, а некоторый подъем
сил иногда лишь помогает выполнить задуманное

Рингель выделил диагностически важный пресуицидальный синдром, в который вклю-


чил следующие переживания:

1.
2.

3.


сужение восприятия, уход в себя, чувства одиночества, бессмысленности и безвыходности
бессильная агрессия и упреки в адрес других, болезненно ощущаемое «опускание рук»,
сообщение о намерении покончить с собой

бегство в фантазию, которая все более заполняется причиняемыми другим страданиями


и намерениями самоубийства.

Наиболее распространенными можно считать следующие суицидоопасные реакции: оп-


позиции (с преобладанием чувства обиды, гетеро- и аутоагрессивным поведением), пессими-
стические (с формированием неадекватных когнитивных установок), демобилизации (с угне-
тением коммуникативной и мотивационно-волевой сфер).

Реакция оппозиции возникает в качестве протеста против действий значимых других лиц и
характеризуется выраженной экстрапунитивной (карательной, англ.) позицией личности, высо-
кой степенью агрессивности, резкостью отрицательных оценок окружающих и их деятельности.
Аутоагрессивные тенденции возникают на высоте аффекта обиды, гнева - как правило, вслед за
гетероагрессивными высказываниями, вплоть до гомицодных (пото - человек, саейеге - уби-

вать, лат.). Преморбидно (тогЬиз - болезнь, лат.) высокое самоуважение пациентов снижается


под влиянием суицидогенной установки типа: «унижение хуже смерти». Актуальную для них кри-
зисную ситуацию они воспринимают генерализованно, заявляя, что не хотят жить в мире, где
царит несправедливость, В то же время реализация гомицидных тенденций является для этих
пациентов невозможной из-за свойственного им высокого уровня социализации.

Пессимистическая реакция развивается в ситуации необратимой утраты значимого лица
или других доминирующих ценностей. Ее отличительными признаками служат негативная оцен-
ка настоящего, будущего и собственных возможностей, исчезновение смысла жизни. Выра-
жены соответствующие изменения мироощущения, мировосприятия, суждений и оценок, ви-
доизменения системы ценностей, которые приводят к формированию негативных концепций
ситуации, оценивающейся как реально или потенциально неблагоприятная. Подобное вос-
приятие вызывает стойкое снижение уровня оптимизма и препятствует продуктивному плани-
рованию деятельности в будущем. Вторично снижается самооценка, нарастает ощущение не-
достаточности собственных возможностей. Пациенты данной подгруппы отличаются склонно-
стью к самоанализу, пессимистическим выводам при интерпретации различных жизненных
событий. Указанные особенности приводят к преобладанию когнитивного (познавательного,
англ.) компонента в развитии пессимистической реакции. Упомянутый компонент включает
негативно окрашенные представления о собственной ненужности, бесцельности и мучитель-
ности дальнейшей жизни, пессимистический выводе невозможности разрешить кризис из-за
отсутствия времени и возможностей. Подобные представления не вытекают из болезненно
измененного настроения, а, наоборот, предшествуют ему и целиком обуславливаются осо-
бенностями когнитивной сферы, тенденцией к формированию неадаптивных установок. Ука-
занные установки тесно связаны с представлениями о большей, чем собственная жизнь, зна-
чимости семейно-личных, социально-престижных и прочих ценностей.

Реакция демобилизации отличается наиболее резкими по сравнению с вышеописанны-
ми суицидоопасными реакциями изменениями в коммуникативной и мотивационно-волевой
сферах. Наблюдается отказ от привычных контактов или их значительное ограничение, что
вызывает устойчивые переживания одиночества, беспомощности, безнадежности. Характе-
рен также частичный отказ от деятельности, причем ее продуктивность падает и не удовлетво-
ряет самого пациента, усугубляя душевный дискомфорт, переживания отверженности и изо-
ляции. Данная подгруппа состоит из лиц молодого возраста, отличающихся психической не-
зрелостью, низкой сопротивляемостью к фрустрации (крушению надежд, англ.), тенденцией
к «уходу» или «избежанию» в сложных жизненных обстоятельствах. У пациентов сравнительно
легко возникает чувство краха, «жизненного провала», сопровождающееся снижением побуж-
дений и волевых усилий, направленных на ликвидацию конфликта. Из-за отсутствия активного
стремления к достижению цели любые попытки изменить жизненную ситуацию кончаются
неудачей, что приводит к сужению представлений о надежных средствах разрешения психо-
логического кризиса и дальнейшему его углублению.

По степени выраженности суицидального риска и частоте заслуживают особого внима-


ния две реакции дезадаптации: реакция острого горя и конфликт зависимых отношений.

Реакция острого горя

Возникает в связи со следующими необратимыми утратами:

• потеря любимого человека в результате его смерти, разлуки, развода или заключения в


тюрьму;


50

51




  • утрата собственности, работы, социального статуса;

  • утрата предполагаемого объекта любви (отказ от брака предполагаемого супруга, рожде-
    ние мертвого или неполноценного ребенка);

  • потеря здоровья.

Нами выделено 7 этапов течения данной реакции. При этом следует учесть, что реакция
может останавливаться на любой из них. Задачей психотерапии является последовательное
проведение пациента через все описанные ниже этапы с целью разрешения реакции.

  1. этап - с элементами эмоциональной дезорганизации. Кратковременный период, для-
    щийся от нескольких минут до нескольких часов. Наблюдается сильнейшая вспышка негатив-
    ных чувств: паники, гнева, отчаяния. Характерны аффективная дезорганизация поведения с
    временным ослаблением волевого контроля. Часто встречается защита в виде отрицания: «Это
    неправда!»

  2. этап - гиперактивности. Может продолжаться до 2-3 дней. Пациент развивает бурную
    деятельность с оживлением образа умершего, неосознанно воспроизводит особенности его
    поведения и речи. Настроение колеблется от дистимического (тревожно-раздражительной
    подавленности) - обычно с преобладанием тревоги, до эйфорического (благодушного). В
    ряде случаев развивается эмоциональное притупление без фиксации на переживании горя.
    Могут иметь место неконтролируемые поступки: уходы из дома, немотивированные разрывы
    старых контактов и т. п. Таким образом, на данном этапе реакции может наблюдаться поведе-
    ние, личностный смысл которого заключается в идентификации пациента с умершим и отказе
    от жизни.

  3. этап - напряжения. Длится до недели. Наблюдается крайняя степень психофизическо-
    го напряжения с маскообразностью лица и невозможностью расслабиться, спазмами в горле,
    молчаливостью. Состояние общей скованности изредка прерывается суетливой активностью
    или судорожными вздохами с характерным укороченным вдохом. Аппетит отсутствует, имеют
    место ангедония (пейопе - наслаждение, греч.), безразличие, психическая анестезия.

Подобное состояние гениально выражено в трагической мольбе Ф. Тютчева:

О Господи, дай жгучего страданья
И мертвенность души моей рассей:
Ты взял ее, но муку вспоминанья,
Живую муку мне оставь по ней.

Нередки эпизоды уходов в себя, когда сознание скорбящего целиком заполнено ассоци-


ациями, связанными с утратой; при этом страдают внимание, память и умственная работоспо-
собность. Попытки переключить внимание индивида на реальность вызывают у него раздра-
жение. Личностный смысл описанного поведения можно оценить как отказ от внешнего мира,
каких-либо внешних проявлений и даже желаний. По-видимому, нарастает дальнейшая иден-
тификация с покойным.

4 этап - поиска. Развивается на протяжении второй недели после получения известия об


утрате, факт которой по-прежнему субъективно не принимается. Пациент избегает разгово-
ров об утрате, боится, что не переживет ее боль. Сохраняется дистимический фон настрое-
ния. Мир воспринимается как потускневший, окружающая жизнь - как потерявшая смысл.
Индивид продолжает жить внутренней жизнью, в которой центральное место по-прежнему
занимает объект утраты. Его образ ярко продуцируется в воображаемой жизни и начинает
проецироваться в реальность.

Пациент говорит об умершем в настоящем времени, ожидает его появления, мысленно


разговаривает с ним, принимает за него случайных прохожих, при этом сразу же оживает
надежда на возможность встречи с объектом утраты. Пациенты могут слышать его шаги, го-
лос, обращающийся к пациенту. Подобные обманы восприятия обычно наблюдаются в форме
иллюзий, гипнагогических (при засыпании) и гипнопомпических (при пробуждении) галлюци-
наций (пурпоз - сон, греч.).

Данная стадия может протекать в двух вариантах: тревожном и оппозиционном; между


ними наблюдаются взаимные переходы.

Тревожный вариант. Пациенты озабочены своим положением, ухудшившимся в резуль-
тате смерти значимого другого. Обеспокоены тем, что без него не справятся с возникшими
трудностями, склонны преувеличивать их тяжесть, а также возможности умершего и одновре-
менно преуменьшать возможности свои и окружающих. Многие пациенты с тревогой обнару-
живают у себя проявления болезни, от которой умер близкий, и опасаются по поводу своих
болезненных ощущений и переживаний.

Оппозиционный вариант. Особенно выражен в случаях смерти человека, который одно-
временно с любовью вызывал у пациента и чувство враждебности, подавляемое из-за выра-
женной психологической зависимости или особенностей воспитания. Пациент напряжен, раз-
дражителен, обидчив, придирчив, ворчлив. Он обвиняет в смерти умершего врачей, родствен-
ников, иногда готовится каким-либо образом наказать их. В редких случаях пациенты критику-
ют самого умершего, высказывают в его адрес запоздалые обиды и упреки.

Личностный смысл реакции на описанной стадии при ее тревожном варианте, по-види-


мому, заключается в поиске утраченного лица в качестве защитника. В оппозиционном же
варианте, вероятно, имеет место поиск объекта идентификации с умершим с целью отреаги-
ровать подавляемые ранее враждебные реакции.

Иногда близкие пациента или неопытные профессионалы дают ему ошибочные рекомен-


дации избегать всего, что напоминает о покойном: спрятать его вещи и фотографии, сменить
интерьер, а то и место жительства. Ошибкой является также взывать к моральным установкам
пациента с целью прекратить враждебные выпады против ушедшего из жизни или людей, пы-
тавшихся предотвратить его уход. Даже попытка защитить пациента от собственных самоупре-
ков может привести к переносу агрессии на психотерапевта и отказу пользоваться его помощью.
В таких случаях временным выходом может стать привлечение посредника из ближайшего окру-
жения пациента, берущего на себя роль проводника влияния психотерапевта.

Необходимо тщательно выслушать как тревожные, так и агрессивные высказывания па-


циента, что способствует их отреагированию и разрядке подавленного негативного аффекта.
Содержание враждебных высказываний не оспаривается и не подкрепляется. Первое необхо-
димо, чтобы избежать конфронтации и сохранить терапевтический контакт, второе - дабы не
повысить уровень агрессии, что чревато переходом в аутоагрессивное, суицидальное поведе-
ние. После уменьшения в результате отреагирования тревоги следует авторитетно заявить,
что беспокойство пациента по поводу своего состояния связано с отсутствием у него инфор-
мации о психогенных нарушениях функций, и предоставить ему такую информацию

При наличии опасений, связанных с обманами восприятия, необходимо обратить внима-


ние пациента на его способность контролировать свои психические процессы вне зоны конф-
ликта, а также разъяснить, что болезненный аффект и связанные с ним образные пережива-
ния имеют тенденцию к обратному развитию после достижения своего пика. Если такой пик
еще не наступил, с согласия пациента проводится сеанс гипноза, в котором внушается образ
значимого другого, который прощается с пациентом и обещает больше его не беспокоить.


52

53




Поскольку образ умершего доминирует в психической жизни пациента, он легко оживляется
уже на 1 стадии гипноза. Сеанс заканчивается мотивированным внушением психотерапевта
по поводу того, что покойный любил пациента и был бы только рад, если тот будет жить
счастливой, полноценной жизнью.

Полезно также обратить внимание пациента на то, что он может теперь, как и во время сеан-


са, так и после него, самостоятельно вызывать образ умершего в воображении и прекращать его
переживание по собственному желанию. Такое установление психического самоконтроля, хотя бы
и в результате суггестии, способствует ликвидации тревожных ожиданий пациента.

5 этап - отчаяния. Развивается на 3-6 неделе течения реакции. Это период максималь-


ных душевных мук, отражающихся на лице пациента в виде маски застывшего страдания.
Пациенты жалуются на бессонницу, чувство пустоты и бессмысленности жизни, страх и трево-
гу, высказывают идеи одиночества и беспомощности, собственной вины, малоценности и от-
чаяния по поводу невозможности примириться с утратой. Объект утраты идеализируется, а
окружающие, напротив, подвергаются критике. Отношения с ними становятся формальными,
пациенты проявляют раздражительность, уединяются, отказываются от контактов.

На высоте переживаний возникает загрудинная боль (психалгия), сопровождаемая выра-


женным беспокойством. Наблюдается также склонность причинять себе боль: пациенты про-
сят назначить им инъекции и другие болезненные способы лечения, готовы участвовать в
различных медицинских и психологических экспериментах, настаивают на радикальной пере-
стройке их личности.

Психотерапевт должен учитывать, что в данной фазе реакции пациент прощается не только


со значимым другим, но и с теми актуальными потребностями собственной личности, кото-
рые не успели удовлетвориться в связи с уходом значимого другого из жизни. Это могут быть
незавершенные совместные дела, невыполненные обещания, непрощенные обиды... Всё это
остается в виде мучительных вопросов без ответов, целей, которые невозможно достичь,
средств, которые теперь стали ненужными.

Задачи психотерапевта на данном этапе в первую очередь состоят в том, чтобы рассмот-


реть с пациентом и найти в его жизни возможности для удовлетворения фрустрированных
потребностей. Указанная задача решается в ходе проблемно-ориентированной терапии и спо-
собствует перестройке когнитивной сферы пациента. После этого удается перейти к следую-
щему психотерапевтическому приему.

Пациент погружается в грезоподобные воспоминания, связанные с ушедшим из жизни.


Поощряется тенденция к «приукрашиванию» - эстетизации и идеализации образа умершего в
памяти. В результате он занимает важное место в когнитивной сфере личности пациента -
например, как символ доброты, душевной красоты, верности и благородства.

Таким образом, происходит конструктивное разделение личности на активно действую-


щую в реальном мире и ушедшую из нее часть личности, которая погружается во внутренний
мир пациента, в его память в виде идеала, что приводит к гармонизации личности и ее росту.

6 этап - с элементами демобилизации. Наступает в случае неразрешения этапа отчая-


ния. Наблюдается ограничение контактов или отказ от них, а также частичный отказ от дея-
тельности, которая оказывается возможной лишь по инициативе партнера и в постоянном
сотрудничестве с ним. Пациенты жалуются на физическую слабость, повышенную утомляе-
мость, снижение аппетита и работоспособности, чувство беспомощности, безнадежности,
одиночества, ненужности.

Такие пациенты обычно отказываются от индивидуальной психотерапии, они пассивно,


формально участвуют в беседе с врачом. Более эффективным является включение их в кри-

зисную группу, где более опытные участники ободряют их своим опытом преодоления болез-


ненных эмоций, создавая тем самым оптимистическую лечебную перспективу и способствуя,
наконец, завершению процесса переживания горя. Следует лишь учесть, что для облегчения
идентификации и повышения терапевтической активности необходимо вводить в кризисную
группу одновременно два таких пациента. В то же время включение в группу более двух паци-
ентов, находящихся в подобном состоянии, может серьезно охладить рабочую атмосферу группы
и тем самым снизить ее эффективность.

7 этап - разрешения. Может продолжаться несколько недель. Восстанавливается докри-


зисное состояние, наступает примирение с жизнью без значимого другого, поскольку он жи-
вет теперь «в сердце» - в памяти индивида. Подобное состояние А. Пушкин выразил всего
тремя словами: «Печаль моя светла».

8 этап - рецидивирующий. Длится в течение года. Наблюдаются эпизоды болезненных


переживаний, приуроченных к определенным датам: день рождения или Новый год впервые
без умершего. Актуализация конфликта может наступить и под влиянием событий типа «оби-
дели, а пожаловаться некому» или даже «такой успех, а некому мной гордиться».

Наблюдающиеся в подобных ситуациях приступы горя могут быть такими же острыми,


как и непосредственно после утраты. Более того, на фоне благополучного существования, в
отсутствие мобилизации адаптационных механизмов негативные переживания могут застать
личность врасплох. Субъективно они переносятся зачастую еще более болезненно и могут
стать малопонятной для окружающих причиной попытки самоубийства.

Поэтому очень важно продолжать поддерживающую психотерапию лиц, тяжело и долго


переживающих утрату значимого другого, как минимум, на протяжении года. Большую роль в
такой поддержке играет посткризисная группа, работающая по принципу клуба бывших паци-
ентов и помогающая своим членам пережить самое тяжелое для них время в жизни. Необхо-
димо также мобилизовать для оказания психологической поддержки скорбящего членов его
семьи, близких, друзей и сотрудников или соучеников.

Конфликт зависимых отношений



[Данная суицидоопасная реакция описана нами как результат интерперсонального и внут-
риличностного конфликта - между зависимостью кризисного индивида от объекта эмоцио-
нальной привязанности и осознанной необходимостью в освобождении от зависимых отно-
шений. Конфликт возникает чаще у женщин (реже - у молодых мужчин) в ситуациях реальной
или предполагаемой угрозы высокозначимым отношениям, чаще - интимно^личным, реже -
социально-престижным. Пациентов отличает внешний локус контроля по Д. Роттеру, т. е. ин-
фантильное вынесение ответственности за свое благополучие вовне, что делает для индивида
невозможным самостоятельное освобождение от зависимых отношений.

Как правило, конфликтной ситуации предшествует период эмоциональной фиксации на


выбранном объекте отношений. Такая фиксация обычно сопровождается «ценностным суже-
нием», когда ценность значимого другого резко доминирует над прочими ценностями. В ре-
зультате формируется выраженная психологическая или психосексуальная зависимость от
объекта фиксации - обычно брачного или любовного партнера.

Конфликт зависимых отношений является разноуровневым и затрагивает все психичес-


кие сферы. На эмоциональном уровне борются, с одной стороны, обостренные по механизму
фрустрации эмоционально-эротические потребности, с другой - гетероагрессивные тенден-
ции, которые могут доходить до гомицидных проявлений. В мотивационно-волевой сфере


54

55


сталкиваются тенденции к разрыву тягостных отношений и стремление продолжить их, не-
смотря ни на что. В когнитивной сфере преобладают то аргументы в пользу обретения психо-
логической независимости, то доказательства невозможности сделать это по «объективным
причинам». В ряду подобных причин чаще всего звучат представления о партнере как незаме-
нимом, навеки родном; о себе как существе, немыслимом без значимого другого и в то же
время не могущим сформировать новые отношения из-за отсутствия собственных возможно-
стей и утраты доверия к другим потенциальным партнерам.

Стремясь освободиться от чувства зависимости, пациент сознательно культивируют в


себе враждебные чувства по отношению к объекту. Однако при этом оживляется весь комп-
лекс аффективно окрашенных переживаний, связанных с партнером, в том числе и сексуаль-
ное влечение. Стремление пациента снизить ценность объекта зависимости актуализацией
его негативных качеств приводит к снижению самооценки пациента из-за сохраняющейся
идентификации с объектом. Кроме того, в условиях доминирования ценности объекта над
остальными жизненными ценностями подобная девальвация обесценивает жизнь пациента в
целом, что усиливает суицидальный риск, связанный еще и с трансформацией гетероагрес-
сивных тенденций в аутоагрессивные.

Самоубийство расценивается как единственный оставшийся способ восстановить свою


значимость в сознании значимого другого и через него - в собственном сознании, вызвав у
партнера чувства вины и раскаяния. С другой стороны, кризисный индивид реалистически
оценивает тот факт, что его суицидальные угрозы не достигают цели. Партнер негативно реа-
гирует на них, возлагая всю ответственность за суицидальное поведение на пациента и, более
того, иногда даже провоцируя его на самоубийство.

Нами выделено пять субклинических вариантов описываемой реакции: астенический,


истерический, обсессивный (навязчивый), тревожный, дисфорический (раздражительный).
Выявлены переходы обсессивных состояний в сверхценные и субпараноидные образования с
идеями отношений, тревожных - в состояния суженного сознания с возбуждением и выра-
женным вегетативным компонентом. У пациентов с астеническим вариантом появляются суб-
депрессивные включения с психалгией; у пациентов с истерическим вариантом развиваются
гипнагогические галлюцинации, отражающие содержание травмирующих переживаний и со-
провождающиеся выраженными аффективно-вегетативными проявлениями и конверсионной
(функционально-неврологической) симптоматикой.

Психодинамика суицида

Убийство и самоубийство тесно переплетены:


  • расширенный суицид, при котором убийство значимых других прокладывает дорогу са-
    моубийству;

  • самоубийство, чтобы самому быть убитым;

  • самоубийство, чтобы опередить убийство;

  • суицид после убийства другого;

  • самоубийство вместо убийства другого или бесконечной войны с ним;

  • суицид после ухода партнера на тот свет;

  • амок как самая гремучая смесь разнонаправленной агрессии;

  • харакири, для которого требуется помощник;

  • дуэль как вариант расширенного самоубийства.

Меннингер сформулировал это переплетение как три желания: убить, быть убитым и
умереть вместе. Откуда же появляются эти желания и каким образом они взаимодействуют?

Фрейд сделал допущение, что люди от рождения обладают набором конструктивных и


деструктивных сил (Эрос и Танатос). Эти силы первоначально взаимодействуют в основном
для решения внутренних задач личности, что способствует развитию и росту индивида. Франц
Александер в работе 1929 г. «Потребность в наказании и инстинкт смерти» описал этот про-
цесс следующим образом: «С момента рождения включается механизм болезненного непри-
ятия негативных реалий, неадекватный субъективному восприятию, заложенному во время
внутриутробного развития. Взрослея, ребенок все более убеждается в том, что путь удоволь-
ствия пролегает сквозь тернии болезненного самоограничения и страдания. В период мла-
денчества ребенок сталкивается с пассивной формой самоограничения, например, испытыва-
ет голод, будучи оторванным от материнской груди, но со временем он осознает, что любое
удовольствие сопряжено со страданием, т. е. форма самоограничения становится активной. С
тактической точки зрения именно это сознательное приятие страдания, которое нередко ка-
жется нам парадоксальным, является доминирующей характеристикой эго по отношению к
восприятию реальности и суперэго».

Карл Меннингер в книге «Война с самим собой» развивает эту мысль в отношении муче-


ников и аскетов - «хронических самоубийц»: «...система воспитания и образования в какой-то
мере прививают человеку аскетические навыки, которые проявляются в бескорыстном и са-
моотверженном служении обществу и заботе о собственных детях.... В отличие от рядового
члена общества, «хронический самоубийца» руководствуется внутренней потребностью жерт-
вовать собой. То, что на первый взгляд воспринимается, как законное стремление увекове-
чить свое имя, на поверку оказывается замаскированным проявлением деструктивных сил».
Невротики, по мнению Меннингера, пользуются тем же механизмом, но с целью вызвать не
восхищение, а жалость. И восхищение, и жалость здесь выступают как извращения любви.

Наркотическую, в том числе алкогольную зависимость Меннингер считает одной из форм


самоуничтожения, которая характеризуется искаженной направленностью внутренней агрес-
сии, половой неудовлетворенностью и подсознательным стремлением к наказанию, порож-
денным чувством вины за собственную агрессивность. Сам наркотик выступает в роли люби-
мого убийцы.

Некоторые преступники, по Меннингеру, переполнены непреодолимым чувством нена-


висти, порожденным в детском возрасте, когда человеку приходится подавлять свои эмоции
настолько, что подсознание становится неспособным к скрытой реализации внутреннего аг-
рессивного импульса. Это, в свою очередь, приводит к тому, что ребенка часто ловят на не-
разрешенных поступках и наказывают. В дальнейшем проступки превращаются в преступле-
ния, а наказания ужесточаются, все больше ожесточая человека, способного теперь испыты-
вать только ненависть и страх наказания. Последнее, по-своему извращенное проявление
любви здесь - совершить убийство, за которое полагается смертная казнь, и таким образом
освободить человечество от такого злодея.

В качестве промежуточного варианта можно рассматривать сексуальных садистов. Им-


потенция и фригидность, при которых происходит отказ от нормального генитального удо-
вольствия, также могут быть формой саморазрушения, когда естественная биологическая роль
приносится в жертву извращенным эротическим наклонностям, подсознательным страхам и
ненависти, стремлению к самонаказанию и лишению себя и партнера получения совместного
удовольствия.


56

57


Меннингер ввел понятие «частичное самоубийство» для таких форм невротического чле-
новредительства, как трихотилломания (вырывание и поедание собственных волос), онихофа-
гия (обгрызание ногтей), экскориация (расчесывание кожи). Сюда же он относил удаление
зубов, косметические операции, ампутации (пальцев, конечностей, полового члена). Во всех
этих случаях, по словам автора, «суицидальный импульс сосредотачивается на отдельном уча-
стке тела, являющемся для пациента своего рода заменой целого, подлежащего уничтоже-
нию». Частичная нейтрализация аутодеструктивных импульсов, по-видимому, происходит и у
лиц, склонных к травматизму от несчастных случаев, жертвам нападений, сексуального наси-
лия, обмана, убивающим время, теряющим вещи и деньги, дорогу, выход в прямом и пере-
носном смысле.

Один из основоположников современной суицидологии американский психолог Эдвин Шней-


дман в книге «/]уша самоубийцы», 1991 выделяет следующие 10 характерных черт суицида:

  1. Общей целью суицида является нахождение решения;

  2. Общая задача суицида состоит в прекращении сознания;

  3. Общим стимулом совершению суицида является невыносимая душевная боль;

  4. Общим стрессором при суициде являются фрустрированные психологические потребности;

  5. Общей суицидальной эмоцией является отчаяние;

  6. Общим внутренним отношением к суициду является амбивалентность;

  7. Общим состоянием психики при суициде является сужение когнитивной сферы;

  8. Общим действием при суициде является бегство;

  9. Общим коммуникативным действием при суициде является сообщение о своем намерении;

  10. Общей закономерностью является соответствие суицидального поведения общему жиз-
    ненному стилю поведения.

Кризисная терапия

Кризисная терапия предполагает исследование значения стрессора для пациента, обес-


печение необходимой социальной и микросоциальной поддержки, проявление сочувствия,
побуждение к поиску альтернативных путей решения проблемы. При преобладании тревоги
возможно применение релаксации и гипноза. Может понадобиться вмешательство в виде суг-
гестии, переубеждения, модификации окружающей среды, госпитализации.

При оказании психотерапевтической помощи пациенту, находящемуся в состоянии горя,


следует побуждать его к обсуждению травмирующих переживаний, не останавливая его, когда
он начинает плакать. Полезно собрать небольшую группу людей, знавших умершего и попро-
сить их говорить о нем в присутствии пациента. Частые короткие встречи с пациентом пред-
почтительнее редких и длительных. Важно учитывать опасность актуализации переживаний в
связи с различными датами.

При проведении психотерапии пациентов с конфликтом зависимых отношений решение


о сохранении или разрыве высокозначимых отношений должен принять сам пациент. В слу-
чае окончательного разрыва отношений задача психотерапевта разделить с пациентом пере-
живания горя и облегчить ему поиск новых высокозначимых отношений, в которых пациент
сможет занять более независимую позицию. Опасно подкреплять враждебные чувства паци-
ента к партнеру, т. к. агрессия может обратиться на терапевта или трансформироваться в
суицидоопасную аутоагрессию.

Отличительными особенностями разработанной нами программы дифференцированной


кризисной терапии являются:

58


  1. ургентный (игдепз - неотложный, лат.) характер помощи, связанный, во-первых, с
    наличием жизненно важной для пациента проблемы, требующей немедленного активного
    вмешательства психотерапевта в ситуацию и, во-вторых, с выраженной потребностью паци-
    ента в эмпатийной поддержке и на первых порах - руководстве его поведением;

  2. нацеленность на выявление и коррекцию неадаптивных установок, приводящих к раз-
    витию суицидальных переживаний и способствующих рецидиву суицидоопасного кризиса;

  3. поиск и тренинг неопробованных пациентом способов разрешения актуального меж-
    личностного конфликта, которые повышают уровень социально-психологической адаптации,
    обеспечивают рост личности и выносливость индивида к будущим кризисам.

Выделенным отличиям соответствуют три метода кризисной терапии: кризисная под-
держка, кризисное вмешательство и повышение уровня адаптации, необходимое для разре-
шения ситуации.

Программа кризисной терапии применяется дибФеоенцированно в зависимости от акту-


альности суицидальных переживаний и типа реакции. Так, пациентам с высоким суицидальным
риском, с реакцией оппозиции, истерическими и фобическими невротическими реакциями, лич-
ностям психопатического склада с аффективными и истерическими реакциями, а также больным
психогенной и невротической депрессией показана в первую очередь кризисная поддержка.
Фаза выхода из острого кризиса, пессимистические и ипохондрические невротические реакции
служат показанием для кризисного вмешательства. Посткризисные пациенты без суицидальных
тенденций, находящиеся в условиях неразрешенной высокоактуальной ситуации, пациенты с
реакцией демобилизации и астено-невротической реакцией, а также психопатические личности
с астено-апатической реакцией нуждаются в тренинге навыков адаптации.

Наконец, учитывается уровень терапевтической установки:

а) конструктивный - с ожиданием помощи в самостоятельном разрешении конфликта

б) симптоматический - с мотивацией лишь к ликвидации симптомов

в) манипулятивный - с попыткой использовать влияние психотерапевта для улучшения
отношений к себе участников конфликта и других выгод

г) демобилизующий - с отказом от психотерапии, пассивной позицией пациента.

Острота суицидальных переживаний, как правило, наиболее выражена при обращении
пациента за помощью, в дальнейшем актуальность суицидальных тенденций снижается. По-
этому упомянутые методы кризисной терапии осуществляются поэтапно: кризисная поддерж-
ка - кризисное вмешательство - повышение уровня адаптации.

КРИЗИСНАЯ ПОДДЕРЖКА включает ряд приемов, которые на практике могут частично


перекрываться.

Установление терапевтического контакта требует, чтобы пациент был выслушан терпе-
ливо и сочувственно, без сомнения и критики. Необходимо создать у пациента уверенность,
что психотерапевт компетентен в вопросах терапии вообще, разобрался в особенностях инди-
видуального кризиса пациента в частности и готов применить адекватные виды помощи. В
результате психотерапевт воспринимается как понимающий, чуткий и заслуживающий дове-
рия, благодаря чему ликвидируются чувства эмоциональной изоляции и безнадежности.

Раскрытие суицидоопасных переживаний происходит в условиях безусловного принятия
пациента, что повышает его самоприятие, сниженное в результате психологического кризиса.
Сочувственное выслушивание облегчает отреагирование пациентом подавляемых негативных
эмоций, что уменьшает аффективную напряженность. Не имеющий прямого отношения к кри-

59


зисной ситуации материал игнорируется с помощью избирательного выслушивания, что спо-
собствует кризисной ориентации терапии. Наличие и выраженность суицидальных тенденций
определяется с помощью прямых вопросов, что облегчается готовностью кризисных пациен-
тов обсуждать подобные вопросы в качестве своей основной проблемы.

Мобилизация личностной защиты производится путем актуализации антисуицидальных
факторов
(родительские чувства, представление о неиспользованных жизненных возможнос-
тях, страх смерти и осуждения и т. п.), а также прошлых достижений в значимых для пациента
областях. Таким образом достигается повышение самоуважения пациента и уверенности его в
своих возможностях по разрешению кризиса. Проявления личностной несостоятельности па-
циента в кризисной ситуации не интерпретируются, чтобы не снижать его самооценку и не
усиливать тем самым суицидоопасные переживания. Во избежание терапевтического контак-
та игнорируется психологическое сопротивление пациента лечению.

Заключение терапевтического договора предусматривает локализацию кризисной пробле-
мы, формулирование ее в понятных пациенту терминах, соглашение с ним о кризисной ориента-
ции терапии и сроках лечения, разделение ответственности за результат совместной работы с
признанием за пациентом способности самостоятельно контролировать свои суицидальные тен-
денции и отвечать за принятие решений и их выполнение. Оговаривается также посредничество
психотерапевта в контактах с другими людьми: близкими, друзьями, должностными лицами.
Планирование последующей работы осуществляется в соответствии с уровнем терапевтической
установки, без опережения готовности пациента к внутренним изменениям.

Задачи кризисной поддержки считаются выполненными, когда купируются аффективные


расстройства, что значительно снижает актуальность суицидоопасных тенденций и позволяет
перейти к когнитивной перестройке, осуществляемой на втором этапе кризисной терапии -
этапе кризисного вмешательства.

Период выхода из острого кризиса является оптимальным для когнитивной перестройки


потому, что в это время суицидальный риск сведен к минимуму, готовность к внутренним
изменениям еще достаточно высока и, кроме того, сохраняется характерная для кризисного
состояния пластичность личностных структур, необходимая для подобной перестройки.

КРИЗИСНОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО имеет своей целью реконструкцию нарушенной микро-


социальной сферы пациента, при этом решаются следующие задачи.

Рассмотрение неопробованных способов решения кризисной проблемы, как правило, вклю-
чает поиск лиц из ближайшего окружения, с которыми пациент мог бы сформировать новые,
необходимые ему высокозначимые отношения, облегчающие ему микросоциальную адаптацию.
Попытки пациента вернуться к обсуждению симптомов преодолеваются с помощью фокусирова-
ния на намеченной задаче. При выраженном сопротивлении пациента вмешательству может
быть использована конфронтация позиций (не личностей!) психотерапевта и пациента. Терапев-
тический контакт обычно сохраняется благодаря тому, что на этапе вмешательства для кризис-
ного пациента важна не столько мягкость психотерапевта, сколько его усилия по оказанию дей-
ственной помощи в скорейшем разрешении психологического кризиса.

Выявление неадаптивных установок, блокирующих оптимальные способы разрешения
кризиса имеет важное значение, поскольку данные установки являются одной из основных
причин суицидоопасных реакций на кризисную ситуацию. Как правило, подобные установки
формируются в раннем детстве под влиянием неблагоприятных условий воспитания, глубоко
интериоризируются, что затрудняет для пациента осознание их неадаптивности и препятству-
ет их психотерапевтической коррекции.

Коррекция неадаптивных установок осуществляется, прежде всего, в отношении суици-
догенной установки - представления о большей, чем собственная жизнь, значимости той или
иной ценности. Снизить значение доминирующих ценностей удается путем актуализации ан-
тисуицидальных факторов. Необходимо отметить, что попытки прямой девальвации ценности,
конкурирующей для пациента с ценностью его жизни, могут привести к нарастанию аффек-
тивной напряженности и психологического сопротивления психотерапевтическому вмешатель-
ству. У пациентов с акцентуацией характера, приводящего в условиях межличностного конф-
ликта к развитию суицидоопасных реакций, необходимой оказывается выработка мотивации к
перестройке коммуникационной сферы.

Активизация терапевтической установки необходима для переключения усилий пациента
с попыток разрешения кризисной ситуации не оправдавшими себя методами на повышение
собственных возможностей по ее разрешению. Одновременно с поощрением успехов паци-
ента в выполнении терапевтического плана и других проявлений зрелости его внимание обра-
щается на недостаточную подготовку в достижении последующих целей. Таким образом под-
готавливается переход к третьему этапу кризисной терапии - этапу повышения докризисного
уровня адаптации.

Как показывает суицидологическая практика, в качестве неадаптивных установок чаще


всего выступает неприятие даже на непродолжительное время одиночества, а также пред-
ставление об отсутствии у себя возможностей, необходимых для создания и сохранения пары.

Кризисное вмешательство в этой ситуации направлено на анализ практических проблем,


возникающих в результате утраты высокозначимых отношений, и поиск способов решения
проблем. Повышается значимость взаимоотношений с лицами из ближайшего окружения с
целью ликвидировать страх расставания, связанный в представлении кризисного индивида с
одиночеством. Выявляется роль неуверенности в своей привлекательности и формируется
терапевтическая установка на тренинг необходимых навыков.

ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ АДАПТАЦИИ осуществляется тогда, когда решение кризисной


проблемы требует расширения адаптационных возможностей индивида. Указанная задача
решается с помощью групповой кризисной терапии (см. ниже).

Окончание кризисной терапии является короткой, но весьма важной фазой лечения. На
заключительном этапе работы суммируются достижения пациента, составляются реалисти-
ческие планы на будущее и обсуждается, каким образом опыт выхода из данного кризиса
может помочь в преодолении будущих кризисов. Определяется потребность в долгосрочной
терапии и в случае необходимости вырабатывается мотивация к ее проведению.

Окончанию кризисной терапии посвящается одна-две беседы, т. к. преждевременное


начало этой работы может усилить тревогу пациента по поводу предстоящего прекращения
лечения. Если тревога все же нарастает, необходимо разделить это чувство, подчеркнуть вы-
полнение намеченной в начале лечения программы, выяснить причины тревоги, обсудить их
обоснованность.

Кризисная терапия осуществляется в индивидуальной, семейной и групповой формах.


Индивидуальная форма терапии описана выше.

Семейная кризисная терапия

Наиболее распространенной причиной психологического кризиса являются семейно-лич-
ные конфликты. Особое значение подобных конфликтов, по-видимому, состоит в том, что


Каталог: book -> psychiatry
psychiatry -> А. Зайцев Научный редактор А. Реан Редакторы М. Шахтарина, И. Лунина, В. Попов Художник обложки В. Шимкевич Корректоры Л. Комарова, Г. Якушева Оригинал-макет
psychiatry -> Юрий Анатольевич Александровский. Пограничные психические расстройства
psychiatry -> Психиатрия
psychiatry -> Олег Кузнецов, Владимир Лебедев Достоевский над бездной безумия
psychiatry -> Аннотация
psychiatry -> А. Е. Личко. Психопатии и акцентуации характера у подростков
psychiatry -> Монография предназначена для психиатров, психотерапевтов, психологов, занимающихся оказанием психиатрической и психотерапевтической помощи
psychiatry -> Онлайн Библиотека
psychiatry -> Гениальность и помешательство


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница