С. Александрова Авдеев Д. А., Пезешкиан X



страница2/6
Дата21.05.2016
Размер0.77 Mb.
ТипЛекции
1   2   3   4   5   6

ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОТЕРАПИЮ

На Международном конгрессе в Оксфорде (Англия) в 1983 году было предложено около двухсот определений поня­тия психотерапия. Неоднозначность восприятия различными авторами этого лечебного метода обусловлена потрясающей многогранностью психической деятельности человека, апелля­ция к которой происходит в процессе лечения, и интердисциплинарным характером психотерапии как научного направ­ления. Психотерапия является своеобразным перекрестком медицины, психологии, социологии, философии, педагогики и даже искусства. С учетом всех трудностей, связанных с мно­гообразием интерпретаций данного метода лечения, нам пред­ставляется, что психотерапия — комплекс лечебных воздей­ствий на психику и через психику на организм больного, Ис­тория психотерапии уходит в глубь веков. Практически каж­дая историческая культура имела определенный «арсенал» методов и приемов, оказывающих сильное влияние на психи­ческую деятельность человека, не только в целях лечения, но и для достижения определенного социального и психологиче­ского преимущества одних людей над другими. С 'течением времени видоизменялись лишь методы психического воздей­ствия.

Психотерапия — это, безусловно, лечение информацией. Причем последняя не всегда выступает в вербальном (словес­ном) выражении. Огромную смысловую нагрузку несут в себе жесты психотерапевта, его голос, манера держаться, выраже­ние глаз и многие другие, порой представляющиеся иррацио­нальными, невербальные факторы.

Роль психотерапии в медицине огромна. В случаях функ­циональной патологии с помощью психотерапевтического воз­действия вероятность достижения эффекта наиболее велика,

а в случаях органической природы заболевания психотера­пия потенцирует или опосредует основные методы лечения и нивелирует огромный «пласт» функционально-динамических нарушений, что, в свою очередь, приводит к смягчению или полной редукции отдельных патологических симптомов. По данным отечественных и зарубежных ученых, в квалифициро­ванной психотерапевтической помощи из числа всех больных, обращающихся в поликлиники, нуждаются от 40 до 50'%.

В настоящее время целесообразнее говорить не о примене­нии или неприменении психотерапии, а об «удельном весе» психокоррекционных методов в структуре лечебных меро­приятий, назначаемых пациенту.

В повседневной практике любой врач использует один из мощнейших психотерапевтических приемов — влияние слова. Отсюда следует, что навыками психотерапии должен владеть каждый доктор, независимо от выбранной им специальности.

Методы психотерапии

Принимая во внимание до некоторой степени условный характер группировки психотерапевтических методов, про­фессор Б. Д. Карвасарский выделяет три ведущих направ­ления:



  1. Методы личностно-ориентированной (реконструктивной) психотерапии (индивидуальная и групповая).

  2. Методы суггестивной терапии, основанные на лечебном
    внушении и самовнушении (гипноз, внушение в бодрствующем состоянии, наркогипноз, аутогенная тренировка).

  3. Методы поведенческой (условно-рефлекторной) психо­
    терапии. Суть этих методов — коррекция поведения.

Ряд авторов выделяет в отдельную группу методы, свя­занные с лечебным действием музыки, литературы, живописи и природы.

Возможна и классификация психотерапевтических мето­дов, исходя из поставленных врачом целей. В одном случае — это устранение патологического симптома, в другом — восста­новление утраченной адекватной связи пациента с социаль­ным окружением, и наконец, — развитие личности (мобили­зация творческой активности, психопедагогика и др.).

Е. Александрович (1979) предлагает следующую класси­фикацию:

21.


I — методы психотерапии, имеющие характер техник (дискуссия, психодрама, психогимнастика, музыкотерапия, гипноз, АТ и др.);

II — методы психотерапии, определяющие условия, способствующие оптимизации достижения поставленных психотерапевтических целей (семейная психотерапия, амбулаторная психотерапия, психотерапевтическое сообщество);

III — методы психотерапии в значении разновидности инструментов воздействия на пациента (инструментом воздей­ствия может быть психотерапевт—при индивидуальной психотерапии или психотерапевтическая группа — в случае групповой психотерапии);

IV—«психотерапевтические интерпретации», такие, как убеждение или разъяснение, директивное или недирективное поведение психотерапевта.

Прежде чем подробно остановиться на наиболее часто ис­пользуемых в практике психотерапевтических приемах, необ­ходимо упомянуть о моделях психотерапии. Различают три основные модели, регламентирующие систему отношений врач —больной, а именно:


  1. Модель руководства психотерапевта над пациентом
    (авторитарный метод лечения).

  2. Модель партнерства или относительной симметричности
    взаимоотношений.

  3. Различные промежуточные формы.

В зависимости от выбранной тактики лечения можно ис­пользовать любую из названных моделей. К примеру, по данным В. А. Ташлыкова, больные неврастенией предпочита­ют «эмоционально-нейтрального» врача, истерией — «сопере­живающего» и неврозом навязчивых состояний — «сопережи­вающего» и одновременно директивного.

Личностно-ориентированная психотерапия

Основным методом личностно-ориентированной (рекон­структивной) психотерапии в нашей стране является патоге­нетическая психотерапия (В. Н. Мясищев, 1960; Б. Д. Карвасарский, 1980, 1982). Она может применяться в индивидуаль­ной и групповой формах. Целями и задачами ее являются:

22



  1. Глубокое и всестороннее изучение личности больною,
    особенностей и эмоционального реагирования, мотивации,
    специфики формирования, структуры и функционирования
    его системы отношений.

  2. Выявление и изучение зтиопатогенетических механизмов, способствующих как возникновению, так и сохранению невротического состояния и симптоматики.

  3. Достижение у больного осознания и понимания причин­
    но-следственной связи между особенностями его системы от­
    ношений и его заболеванием.

  4. Помощь больному в разумном разрешении психотравмирующей ситуации.

5. Изменение отношений больного, коррекция неадекват­ных реакций и форм поведения.

Групповая психотерапия в патогенетической ее форме ис­пользуется для лечения невротических состояний, алкого­лизма, в целях ликвидации супружеской дисгармонии и т. д. Мощным терапевтическим фактором данного метода высту­пает совокупность взаимодействий и взаимоотношений участ­ников группы (больные, психотерапевт, медицинский психо­лог) . В ходе лечения у больных формируется' адекватная са­мооценка, восстанавливаются или приобретаются навыки грамотных интерперсональных взаимоотношений.



Суггестивная психотерапия

Основа суггестивных методов психотерапии — лечебное внушение и самовнушение. Внушение может проводиться в бодрствующем состоянии (наяву), в состоянии гипноза или после введения определенной дозы наркотических средств (наркопсихотерапия).

Самовнушением под руководством врача занимается сам больной в состоянии релаксации или бодрствования.

Феномен лечебного внушения связан с имеющимся у па­циента психофизиологическим свойством, — внушаемостью. Задачей врача является максимальное использование вер­бальных и невербальных средств для достижения устойчи­вого положительного результата.

Особенностям внушения в гипнотическом состоянии Не­обходимо предпослать блок информации о современном по­нимании природы последнего. Согласно исследованиям И. П. Павлова, его учеников и последователей, гипноз — это

23

концентрированный очаг раздражения в коре головного моз­га, по закону отрицательной индукции вызывающий вокруг себя зону торможения. В ходе гипнотического сеанса форми­руется раппорт — особый психотерапевтический контакт, воз­никающий между психотерапевтом и загипнотизированным им больным, характеризующийся максимальной сосредото­ченностью внимания больного на речи врача.

Как показали дальнейшие исследования, научная школа И. П. Павлова переоценивала биологический компонент в объяснении гипноза и не учитывала психологических факто­ров (бессознательного, избирательного реагирования, особен­ностей характера, прошлого опыта и т. п.). Учение 3. Фрейда показало новые горизонты в понимании механизмов гипноти­ческого состояния. Фрейду принадлежит понятие «трансфер» (перенесение пациентом на личность гипнолога своего отно­шения к значимым лицам прошлого — родителям, братьям, сестрам, близким родственникам). Отсюда «материнский» гипноз—успокаивающий, расслабляющий, «отцовский» — мо­билизующий, гипноз — как вариант любовной самоотдачи и др. Можно упрекать адептов фрейдовского учения в из­лишней психологизации обстоятельств жизни, но игнорировать выдвинутые положения (как это было раньше) ошибоч­но. Науке еще предстоит ответить на ряд вопросов относи­тельно природы гипноза и условий его возникновения.

Реализация внушения в гипнотическом состоянии объяс­няется изменениями фазовых состояний в коре головного мозга, степенью кортикализации основных физиологических систем и рядом иных обстоятельств, часть из которых еще требует изучения.

Методика наркопсихотерапии (наркогипноз) позволяет реализовать лечебное внушение в условиях искусственно вы­званного наркотического сна. Под контролем секундомера со скоростью не более 2 мл в 1 мин вводят 5%-ный раствор барбамила от 1 до б мл. На фоне возникающего особого состо­яния сознания, близкого к парадоксальной фазе деятельности коры головного мозга, проводят внушение.

Следует особо отметить тот факт, что между терапевтиче­ской эффективностью и глубиной гипноза нет выраженной взаимосвязи. Напротив, существуют работы (А. И. Аптер, 1977), свидетельствующие о дезорганизации психической дея­тельности после частого применения в лечебной или экспери­ментальной практике глубокого (сомнамбулического)-гипноза.

Авторы данной работы едины во мнении о том, что для до­стижения необходимого терапевтического эффекта достаточно погружения пациента в гипнотический транс, соответствую­щий I—II стадии. На курс лечения рекомендуется проведение от 3 до 8 сеансов, длительностью от 15 до 45 минут.

В последние десятилетия с успехом применяются различ­ные недирективные формы гипнотического воздействия (по М. Эриксону).

Одним из наиболее распространенных методов выработки психологической устойчивости является аутогенная трени­ровка. Аутотренинг включает в себя упражнения на мышеч­ное расслабление, успокоение, отвлечение мыслей человека от тревожащих его событий. Основное назначение аутогенной тренировки — овладение искусством релаксации. Метод яв­ляется профилактическим средством против возникновения психосоматической патологии и некоторых неврозоподобных расстройств. Аутогенная тренировка не используется как средство лечения неврозов. Для выздоровления от невроза нужен активный поиск выхода из сложившейся «невротиче­ской» ситуации.

Поведенческая психотерапия

Наиболее широко методы поведенческой (бихевиоральной) психотерапии распространены за рубежом. К примеру, редукция фобической симптоматики происходит после объяс­нения больному, находящемуся в релаксированном состоянии «иерархии» обстоятельств, вызывающих страх. Или дости­жение душевного комфорта создается благодаря соединению представлений беспокойства с прогрессирующей мышечной релаксацией (десенсибилизирующий метод Вольпе). Метод «имаготерапии», разработанный И. Е. Вольпертом, заключа­ется в том, что невротик несколько раз в день играет роль спокойного, радостного человека, далее он должен «вжиться» в эту роль и стремиться стать таким человеком. По сообще­ниям психотерапевтов, практикующих указанные методы, последние являются полезными при лечении в первую оче­редь обсессивно-фобических невротических расстройств.

25

Косвенная психотерапия

В отличие от прямого внушения, когда имеется непо­средственная связь между смысловой нагрузкой формул вну­шения, отражающей конкретные указания психотерапевта, и реализацией внушения (в данном случае наяву), в процессе косвенного внушения врач использует сигнальное значение какого-либо добавочного раздражителя («крайне дефицит­ный и высокоэффективный фармакологический препарат», «особенно целебный воздух» и т. п.). Установлено, что в 65% случаев приступ загрудинных болей при стенокардии удается купировать при помощи плацебо (пустышки).

При помощи психотерапии можно с успехом опосредовать иглотерапию, лечение лазером, различными нетрадиционны­ми средствами. Эффект такого сочетания выше, нежели при изолированном применении данных методов.

Дистантная психотерапия

Примеры лечения на расстоянии известны давно. Как пра­вило, врач и пациент в подобных случаях изначально имели определенное количество очных встреч и в дальнейшем психо­терапевтическое воздействие реализовалось в русле установив­шихся терапевтических отношений. Средствами передачи ле­чебной информации могут быть аудио- и видеокассеты, теле­фон, телевидение, радио, текст специальной книги или статьи и т. п. Отсутствие видимого материального контакта психо­терапевта с больным не дает право думать об инферальном или экстрасенсорном воздействии врача. Слово, в данной си­туации, является материальным агентом, который выступает своеобразным триггером, запускающим различные гормональ­ные, ферментативные, нервногуморальные и иные реакции, способствующие улучшению здоровья человека.



Психотерапия алкоголизма и табакокурения

В данной главе мы ограничимся описанием двух наиболее популярных психотерапевтических методов, используемых при лечении указанных патологических состояний.

-26

Метод, разработанный А. Р. Довженко, нам представляет­ся одним из вариантов эмоционально-стрессового гипнотического воздействия. «Жизнь — есть стресс», — писал великий канадский ученый Г. Селье. Губительным для организма яв­ляется пролонгированный стресс, так называемый дистресс. В то же время доказано саногенное действие стрессовых факторов, в том числе психологических и эмоциональных. Вы­двинутое положение — научный фундамент эмоционально-стрессовой психотерапии (профессор В. Е. Рожанов и его шко­ла), ветвью которого и является описанный ниже метод. Ос­нова метода — введение смыслового «кода» в сознание паци­ента после предварительной рассудочной психотерапевтиче­ской беседы и общемедицинского обследования. «Кодирова­ние» происходит на различные сроки, которые определяются пациентом (от трех лет до полного отказа от употребления алкоголя на последующую жизнь).

А. Р. Довженко предъявляет перед началом лечения, к па­циенту следующие требования: 1) не употреблять алкоголь и любые лекарства в течение 20 дней; 2) иметь твердые на­мерения избавиться от употребления спиртного.

Метод во многом зиждется на личной убежденности вра­ча и больного в успехе лечения и предусматривает большую эмоциональную отдачу. Эффективность метода, по данным автора, достигает 93%.

Механизм заболевания от вредных привычек по методу Г. А. Шичко направлен на изъятие проалкогольной и прокурительной «программ» из сознания слушателей специально создаваемых курсов с помощью потока психологического (пе­ревоспитание, убеждение) и информационного (художествен­ные плакаты, слайды, кинофильмы, документальные мате­риалы) воздействия.

Занятия проводятся в группе и начинаются они с того, что вскрываются причины пьянства, анализируется микросре­да злоупотребляющих алкоголем, табакокурением. Контин­гент слушателей курсов, которые длятся десять дней, самый разнообразный: мужчины, женщины, пожилые и молодежь, рабочие и руководители, злостные курильщики и «умеренно» потребляющие алкоголь и табак. Обстановка деловая и не­принужденная, сохраняется полная анонимность лечения, ме­дикаменты не используются. Слушатели курсов ведут дневни­ки самонаблюдения для ежедневного анализа своего психо­логического состояния. Необходимо отметить, что важнейшую роль в лечении играют личностные качества руководителя

27

курсов, его уверенность в себе и в методе, ораторское искус­ство и многое другое. Заканчиваются курсы по избавлению от вредных привычек брифингами, на которых выступают слушатели, приглашенные гости, бывшие больные. Метод считается достаточно результативным и завоевывает все боль­шую популярность в наркологической практике.



Общие рекомендации

Лечение начинается с ознакомления и беседы. Структура беседы с первичным пациентом схематично мо­жет быть представлена следующим образом:



  1. Установление атмосферы доверия.

  2. Выяснение внутренней картины болезни.

  3. Обсуждение актуальных проблем.

  4. Подведение итогов.

В ходе беседы обычно затрагивается ограниченный круг проблем, дальнейшие сведения о больном могут быть по­лучены в результате последующих встреч и в процессе лече­ния. Длительность беседы не более 1 часа.

Большим искусством является умение лидировать «из-за спины», т. е. не навязывать своего мнения и не поучать па­циента, а стремиться к относительной независимости участни­ков лечения, способствовать осознанию самим пациентом его проблем. Пациента надо ни одобрять, ни критиковать, его следует принимать таким, какой он есть. В речи лучше избе­гать слово «больной», заменяя его различными синонимами или близкими по значению терминами. Поведение врача дол­жно -быть созвучно поведению пациента. Диссонанс во взаи­моотношениях с больным, который может проявляться в раз­личных формах (надменность врача, употребление непонят­ных больному выражений и др.), способствует снижению эф­фективности лечения.

Очень часто у пациента может быть соматическая концеп­ция страдания. Она считается «престижной», более принятой в обществе, нежели психологическое толкование болезни. В работе с подобными больными нужны предельное терпение и осторожность в высказываниях. Известный ученый Б. Сток-вис утверждал, что «больной по-своему как-то приспособился жить со своим заболеванием, и врачу не следует стремиться к тому, чтобы он отказался от своей формы приспособления, пока он не сумеет дать пациенту лучшую».

28

Большой сложностью было и остается объективно оце­пить эффективность лечения. Б. Д. Карвасарский предлагает четыре основных критерия эффективности психотерапии:



  • симптоматическое улучшение;

  • критерий степени осознания своих проблем;

  • восстановление нарушенных отношений;

  • восстановление социальной активности.

В некоторых случаях необходимо информировать пациен­та о том, что эффект может быть отсроченным на 2—3 неде­ли. Подобное заявление несет в себе и большой суггестивный компонент.

Расставаясь с больным, можно уведомить его о немедлен­ном возобновлении встреч в случае ухудшения самочувствия. Сама мысль о возможной высококвалифицированной помощи великое благо для больного, в особенности страдающего од­ной из форм неврозов.

Психотерапия—это совершенно особый, специфический ме­тод лечебного воздействия, важнейшую роль в котором игра­ют личностные особенности и характерологические качества врача.

В 1977 году группой американских ученых (М. Smith et al.) было проведено сопоставление результатов примене­ния десятков наиболее распространенных методов психотера­пии. И вот что удивительно. Улучшение после любого психо­терапевтического вмешательства, проведенного на высоком профессиональном уровне, отмечалось в 70—75% случаев. Авторы исследования пришли к выводу, что в психотерапии более важно не «что», а «как».

Бытует мнение, что нет сильных методов в психотерапии, а есть сильные врачи, способные из всего арсенала лечебных средств выбрать самые нужные и на высоком уровне прове­сти лечение. Кроме глубоких профессиональных знаний и об­щемедицинской эрудиции деятельность врача-психотерапевта немыслима без высокой культуры, интеллигентности, нравст­венных устоев. Психотерапевт должен любить своих больных искренне, без фальши, а некоторые исследователи добавляют, что и сам врач должен быть любим...

Роджерс в качестве основных критериев успешной дея­тельности врача-психотерапевта выделял эмпатию (способ­ность к сопереживанию), аутентичность (единство мыслей, дел и слов врача) и абсолютно положительное отношение к больному.

29

Обывательское утверждение о «черных глазах» или «воле­вом подбородке» как непременных атрибутах выдающегося психотерапевта не выдерживает никакой критики, но, к сожа­лению, по-прежнему остается (и даже среди некоторых меди­цинских работников) достаточно популярным.



Процесс психотерапии предусматривает «обнажение» мно­гих интимных обстоятельств жизни пациента и ориентирует его на искренность, доверительность. К тому же, в сознании многих больных, особенно женщин, существует стереотипное восприятие участия и заботы о них как проявление любви, симпатии, привязанности. По мнению большинства, принятые в обществе нормы межличностных взаимоотношений позво­ляют самое сокровенное сообщать только близким, родным или любимым. Таким образом, срабатывает «вектор инерции», автоматически воздвигающий на пьедестал любви и уваже­ния врача-психотерапевта. Вероятнее всего, и психоаналити­ческие механизмы проекции и идентификации играют в дан­ном случае немаловажную роль. Изложенные обстоятельства обязывают психотерапевта строго выполнять этико-деонтологические требования, проявлять максимум выдержки и такта.

Резюмируя вышеизложенные требования к личности вра­ча, «исцеляющего душу», можно привести высказывание по этому поводу видного немецкого психиатра, «отца» аутоген­ной тренировки И. Шульца. Врач, посвятивший себя психо­терапии, должен быть наделен следующими качествами: «тер­пение, спокойствие, критика, правдивость, высшее умение хра­нить тайну, такт, прямота, темперамент, ясность понятий, объективность, непредвзятость, дар хорошего собеседника, энергичного начальника, все взвешивающего дипломата, ху­дожника, эстета и многое другое...».

В своей практической работе психотерапевт, как правило,, использует разнообразные техники (гипноз, гештальт-психотерапия, трансактный анализ, психодрама, психоанализ, не­директивные варианты суггестии, релаксация). В связи с этим сегодня актуализируется круг проблем, связанный с разработкой терапевтической модели, в рамках которой можно с успехом применять необходимые психотерапевтиче­ские методики, при этом объединяя их единой логической си­стемой. Одним из таких интегрированных направлений в пси­хотерапии является разработанная германским ученым док­тором медицины Носсратом Пезешкианом и его коллегами теория Позитивной психотерапии. Позитивная психотерапия стала известной в нашей стране относительно недавно. Пер-

30

вые семинары и конференции в России и других государствах Содружества прошли в 1991 году. С тех пор сделано немало. На сегодняшний день в СНГ образовано 12 центров, которые работают в русле модели Позитивной психотерапии. На рус­ском языке появилось несколько книг автора новой психоте­рапии господина Носсрата Пезешкиана, его сына доктора Хамида Пезешкиана, а также книга психотерапевтов В. Д. Менделевича и Д. А. Авдеева «Психотерапия здравым смыслом», в которой освещаются основные постулаты Пози­тивной психотерапии.



ОСНОВЫ ПОЗИТИВНОЙ ПСИХОТЕРАПИЙ

Позитивная психотерапия

1. Она пытается рассматривать человека в комп­лексе: тело, душу, дух и обращает внимание как на индивидуально-биологические, так и на психо­социальные и духовные аспекты.

2. Позитивная психотерапия не ограничивается
предоставлением нового метода: она пытается по­
дойти к вопросу интегративно и предложить модель, в которой будут работать и сотрудничать различные психотерапевтические направления. Лишь в Германии существует более 300 психоте­рапевтических направлений, в США их несколько тысяч.

На основании этого мы используем элементы других на­правлений психотерапии, как, например, психоанализ, пове­денческая терапия, логотерапия В. Франкла, разговорная психотерапия по Роджерсу, недирективный гипноз по М. Эриксону, индивидуальная психотерапия по Адлеру, ре­лаксация по Джекобсону и аутогенная тренировка по Шульцу.

3. Позитивная психотерапия предлагает модель
конфликта для многих болезней и нарушений. Это
означает, что она не проводит строгих различий
между функциональными, психосоматическими или
соматическими нарушениями, а предлагает единую
концепцию, которая может применяться при лечении многих заболеваний.

Позитивная психотерапия — это конфликтцентрированная краткосрочная психотерапия. Она развивалась известным за-

32

падногерманским ученым доктором медицины Носсратом Пезешкианом и его сотрудниками с 1969 года.



В парке дворца на ветку апельсинового дерева опусти­лась черная ворона. По ухоженному газону шествовал пав­лин. Ворона прокаркала: «Как вообще можно позволять та­кой странной птице входить в этот парк. Он выступает так важно, что можно подумать — это сам султан, а при этом у него невероятно некрасивые ноги. А его перья, что за жуткий голубой цвет! Такой цвет я бы никогда не надела. Он тянет за собой свой шлейф, как будто он лиса». Ворона прекратила делать замечания и выжидательно замолчала. Павлин неко­торое время ничего не говорил, а затем начал, грустно улы­баясь: «Я думаю, твои слова не соответствуют действительно­сти. То, что ты видишь во мне плохого, основывается на не­правильном понимании. Ты говоришь, я важничаю, потому что я прямо держу свою голову, так что перья на плечах топорщатся и на шее появляется второй подбородок. В дей­ствительности, я совсем не важничаю. Я знаю свои недостат­ки и я знаю, что мои ноги покрыты сморщенной кожей. Это меня сильно огорчает, поэтому я и держу голову так высоко, чтобы не видеть своих ужасных ног. Ты видишь только мои недостатки. А на мои достоинства и мою красоту ты закры­ваешь глаза. Ты не задумывалась над этим? То, что ты назы­ваешь ужасным, людям очень нравится во мне» (по П. Етессами).

Эта история не означает ничего другого, как только то, что мы исходим из положения, что каждое дело имеет позитив­ные и негативные стороны. В то время как мы, врачи, психо­логи, терапевты, во время нашей учебы и нашего образования учимся видеть только патологию, то есть только ужас­ные ноги павлина,, а не его способности и те пози­тивные качества, которые у него есть. Таким образом, с нашей помощью пациент учится видеть у спутника жизни, у мачехи, у соседа не только «ужасные ноги», но и «красивые перья».

В целях редукции невротических и психосоматических рас­стройств в Позитивной психотерапии применяется позитив­ный подход. Термин «позитивный» употребляется в своем первоначальном значении (лат.: позитум) — действительный, ранее приобретенный. Н. Пезешкиан пишет, что «...действи­тельными являются не только проблемы и конфликты, кото­рые сопутствуют каждой личности и каждой семье, но и спо­собности эти конфликты избегать и преодолевать...». Таким образом, с позитивной точки зрения можно заключить, что к

33

.примеру, фригидность у женщин—это не только неспособность к оргазму, но и способность сказать «нет» своим телом; де­прессия может быть рассмотрена и как способность чрезвы­чайно эмоционально реагировать на конфликт. Инфаркт мио­карда для позитивного психотерапевта — не только некроз участка сердечной мышцы, но и сигнал тревоги к снижению перенапряжения и гармонизации образа жизни. Удивленный вопросами: «Что позитивного могут принести боли в пояснице?» или «Какие преимущества приносят нарушения сна, при­ступы сердцебиения?», пациент как бы выходит из традици­онной «системы координат», по-новому оценивает состояние своего здоровья, психологические проблемы или конфликт­ную ситуацию.

В то время как в традиционной, применяемой сегодня ме­дицине между врачом и пациентом на переднем плане стоит лишь болезнь пациента, в Позитивной психотерапии между врачом и пациентом находятся способности пациента, особен­но те, которые помогут справиться с болезнью или психоло­гической проблемой.

Смотреть позитивно, конечно, не значит смотреть на все через так называемые «розовые очки» и не замечать кон­фликтов. Мы начинаем нашу терапию с позитивного и за­тем позднее подходим к негативному. "Это значит, что мы не забываем об «ужасных ногах», но начинаем с «прекрас­ных перьев».

Одним из значимых принципов ПП является терапия муд­ростью. Мы активно используем фольклор разных народов, притчи, истории, афоризмы. Терапевтическая ценность этого приема многообразна. В межличностных отношениях, так же как и в переживаниях и духовной переработке, при встрече с историей (так кратко мы назовем это целебное средство) происходят процессы, которые мы описываем как «функции». Функций таких несколько. Остановимся на них подробнее.

1. Функция зеркала: образность историй дает возмож­ность воспринять их содержание более личностно, облегчает идентификацию с ними. Пациент может перенести свои по­требности на историю и воспринять ее содержание таким об­разом, который бы соответствовал собственным психологиче­ским реакциям в данный момент. Эти реакции, в свою оче­редь, могут стать предметом терапевтической работы. В то время, когда пациент говорит о своих ассоциациях, он гово­рит о себе, своих конфликтах и желаниях. Истории при целе-

34

направленном их применении помогают пациенту посмотреть на свои проблемы как бы со стороны.



  1. Функция модели. Истории являются моделью. Они передают конфликтную ситуацию и предлагают возможные пути выхода из нее или указывают на последствия некоторых вариантов решения конфликтов. Таким образом, они предполагают обучение на модели. Эта модель не застывшая. Она содержит множество возможных интерпретаций и связей с собственной ситуацией.

  2. Функция медиатора. Прямая атака на непонимание, со­
    противление или защитные психологические механизмы обычно вызывает равную по силе ответную реакцию. Конфронта­ция, которая может возникнуть между врачом и пациентом в процессе психотерапии, ослабляется включением «посредни­ков» (историй, сказок). Таким образом, включается следую­щий процесс: пациент —история —психотерапевт.

  3. Функция депо (пролонгирование). Благодаря своей образности истории хорошо запоминаются и могут быть использованы в других ситуациях, в будущем. Таким образом, истории выполняют роль депо, это значит, что они обладают длительным действием и делают пациента менее зависимым от психотерапевта.

Также мы выделяем и другие функции историй (истории как носители традиций, истории как межкультуральные по­средники, истории как помощники регрессии и т. д.).

Несмотря на все культуральные, социальные различия и особенности каждого человека, мы можем наблюдать, что все люди для преодоления своих проблем обращаются к одним и тем же типичным формам реакции на конфликт. Если у нас есть проблемы (мы сердимся, чувствуем себя подавленными и не понятыми, живем в постоянном напряжении или не ви­дим смысла в жизни), то все эти трудности мы можем выра­зить в четырех сферах. Они дают представление о том, как человек воспринимает себя и окружающий мир и по какому пути идет признание и контроль реальности.

Пример: отец реагирует на конфликт через погружение в работу (деятельность), мать замыкается в себе и избегает социальных контактов (контакты), сын реагирует физически­ми недугами и головной болью (тело) и т. д.

Каждый человек развивает собственные, наиболее пред­почтительные для него пути решения конфликта. При гипер­трофии одной из форм другие уходят в тень. То, каким



Каталог: content -> files -> upload -> 131
131 -> Психологическая помощь акцентуированным подросткам
131 -> Н. В. Волкова Подготовка ребенка к школе Вопросы Ответы Диагностика учебное пособие
131 -> Шон Бурн. Гендерная психология
131 -> Борис Диденко Хищная любовь
131 -> Е. К. Лютова, Г. Б. Монина «Тренинг эффективного взаимодействия с детьми»
131 -> Г. Б. Монина «Тренинг эффективного взаимодействия с детьми» Часть 2 Глава
131 -> Содержание: Понятие «семья» и
131 -> Книга для педагогов и родителей. М.: Изд-во владос-пресс, 2004 272с. Типология неблагополучных семей
131 -> Программа по курсу "Учись учиться" для 1-х 4-х классов общеобразовательной школы. Иркутск: Сервико, 2001. 60 с
131 -> Игротерапия методические материалы


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница