Семинар кафедры психологии образования мпгу 23 ноября 2010 (вторник), 17. 00



Скачать 260.92 Kb.
Дата15.05.2016
Размер260.92 Kb.
Научный семинар кафедры психологии образования МПГУ

23 ноября 2010 (вторник), 17.00

Малый Сухаревский пер., д. 6, факультет педагогики и психологии МПГУ, конференц-зал
Индивидуально-психологические характеристики подростков

из полных и неполных семей

К.Б. Зуев, ст. преподаватель кафедры психологии образования ФПП МПГУ
В тезисах представлены результаты эмпирического исследования, направленного на выявление различий между подростками из полных и неполных семей, по-разному воспринимающих материнское воспитание.
Обоснование темы исследования.

Интерес к различным аспектам семейной жизни у исследователей традиционно высок. За более чем вековой период было проведено большое количество исследований детско-родительских отношений, функций семьи, системных семейных процессов и т.д. Так же немалое количество работ посвящено различным аспектам развития ребенка в неполной семье. В западной литературе подобные исследования носят массовый характер и, в большинстве своем, основаны на соборе больших массивов статистических данных. (Amato, 1999 и др). Чаще всего они не опираются на какие-либо теоретические построения, а носят чисто практико-ориентированный характер. Исключением может служить небольшое количество работ венских психоаналитиков, которые адаптировали классическую психодинамическую теорию З.Фрейда применительно к процессу становления ребенка в неполной семье (Фигдор, 1995, 2005). При этом, в отечественной традиции не принято проводить исследования, сосредоточенные на специфике развития детей в неполных семьях. Российские ученые иногда рассматривают неполноту семьи, как вторичный фактор, но очень редко, как основной предмет исследования. В тех редких случаях, когда отечественный исследователь изучает неполную семью, чаще всего изначально постулируется, что неполная семья – это «плохо», и у детей из неполных семей стремятся выявить «проблемы».

В то же время, как отечественные, так и зарубежные авторы указывают на кризис семьи, как социального института. Уже раздается все больше и больше голосов исследователей, которые ставят под сомнение существование семьи в XXI веке. В этих условиях представляется необходимым изучать не только формальные семейные факторы, такие, как состав семьи, материальное положение и пр., но и широкий спектр психологических семейных факторов, таких как особенности взаимоотношений между детьми и родителями, а так же представления об этих взаимоотношениях на осознанном и неосознанном уровне. Более того, в условиях, когда, с одной стороны, семья, как социальный институт, возможно прекращает свое существование, но при этом семья, как ценность остается стабильной и значимой для большинства россиян (Журавлева, 2006б), необходимы исследования, учитывающие, как формальные, так и психологические факторы.

Подробный анализ исследований неполных семей в западной и отечественной литературе будет представлен в докладе.

Далее представлено формальное описание исследования.

Объект - подростки из полных и неполных семей.

Предмет - индивидуально-психологические особенности подростков из полных и неполных семей.

Цель – изучение индивидуально-психологических характеристик подростков из полных и неполных семей с учетом восприятия ими материнского воспитания.

Теоретическая гипотеза - индивидуально-психологические характеристики подростков определяются формальным типом семьи и особенностями восприятия подростками материнского воспитания.

Исследовательские гипотезы:


  1. Существуют различия выраженности индивидуально-психологические характеристик подростков в полных и неполных семьях.

  2. Подростки из полных и неполных семей по-разному воспринимают материнское воспитание.

  3. Существует связь между выраженностью индивидуально-психологических характеристик подростков в полных и неполных семьях и особенностями восприятия ими материнского воспитания.

  4. Можно предсказать индивидуально-психологические характеристики подростков по исходному типу семьи и представлениям подростков о воспитательных тактиках матери.

Задачи исследования:

  1. Сравнить уровень выраженности индивидуально-личностных характеристик подростков в полных и неполных семьях.

  2. Исследование особенностей восприятия подростками из полных и неполных семей воспитательных тактик матери.

  3. Изучение взаимосвязей личностных характеристик подростков с восприятием ими материнского отношения.

  4. Анализ совместного воздействия типа семьи и представлений подростков о тактиках материнского воспитания на индивидуально-личностные характеристики подростков.

Остановимся на выборке и процедурах исследования.

В исследовании были использованы следующие методики: опросник Родители глазами подростка: только оценка матери (Вассерман, Горьковая, Ромицына, 2004) – для изучения представлений подростков о воспитательных тактиках матери. Проективный тест Рисунок семьи (Бернс, Кауфман, 2003), проективный тест Рисунок будущей семьи – оба теста для получения дополнительных психологических характеристик и сравнения с результатами, полученными при помощи опросников. Опросник Уровень субъективного контроля (Бажин, Голынкина, Эткинд, 1993), опросник Суверенность психологического пространства (Нартова-Бочавер, 2005).

Выборку исследования составили 356 подростков из двух московских школ. Возраст испытуемых от 13 до 16 лет, средний возраст – 14,3 года. В исследовании приняли участие 176 мальчиков, 180 девочек. Из них 212 выросли в полных семьях, 144 – в неполных. Таким образом, выборка состояла из 110 мальчиков и 102 девочек из полных семей, 66 мальчиков и 78 девочек из неполных семей.

Для формализации данных, полученных при помощи рисунков, была проведена процедура экспертной оценки. Все рисунки оценивались пятью экспертами по следующим параметрам (характеристикам): «Уровень самооценки ребенка», «Соответствие полосоциальным ролям», «Позитивный интерес матери», «Враждебность матери», «Директивность матери», «Уровень простроенности границ».

Обработка данных проводилась при помощи статистической программы STATISTICA 6.0

Результаты и их обсуждение.

Результаты исследования индивидуально-личностных характеристик подростков с помощью проективных методик

Целью применения проективных методик проективный тест «Рисунок семьи» (Р. Бернс и С. Кауфман) и проективный тест «Рисунок будущей семьи» было выделение дополнительных к опросникам психологических характеристик, а также соотнесение результатов опросников с результатами анализа рисунков.

После обработки экспертных оценок были получены следующие коэффициенты конкордации (согласованности):

1. Уровень самооценки ребенка. W = 0,03; коэффициент не значим.

2. Соответствие полосоциальным ролям. W = 0,05; коэффициент не значим.

3. Позитивный интерес матери. W = 0,46; при уровне значимости α=0,05.

4. Враждебность. W = 0,06; коэффициент не значим.

5. Непоследовательность. W = 0,03; коэффициент не значим.

6. Уровень простроенности границ. W = 0,59; при уровне значимости α=0,05.

Можно заметить, что из двух задач, поставленных при выделении параметров оценки рисунков (выделение дополнительных психологических характеристик и сравнение с данными опросников), полностью реализована только вторая.

Таким образом, используя результаты проективных тестов по показателям «позитивный интерес матери» и «уровень простроенности границ» можно проверить достоверность результатов методик опросник «Родители глазами подростков» (Вассерман Л.И., Горьковая И.А., Ромицина Е.Е.) и тест-опросник «Суверенность психологического пространства» (С.К. Нартова-Бочавер). Эта проверка проводилась с помощью расчета коэффициентов ранговой корреляции Спирмена между данными проективных и непроективных методик (табл. 1).

Таблица 1.

Результаты проверки соответствия результатов проективных и непроективных тестов.







POZ

СПП

Неполные (мальчики)

Позитивный интерес матери (проективный тест)

0,53*




Уровень простроенности границ (проективный тест)




0,46*

Полные (мальчики)

Позитивный интерес матери (проективный тест)

0,44*




Уровень простроенности границ (проективный тест)




0,49*

Неполные (девочки)

Позитивный интерес матери (проективный тест)

0,61*




Уровень простроенности границ (проективный тест)




0,58*

Полные (девочки)

Позитивный интерес матери (проективный тест)

0,58*




Уровень простроенности границ (проективный тест)




0,53*

* - р≤0,01

Анализ данных, приведенных в таблице 1, показывает, что вне зависимости от типа семьи и пола подростков уровень согласованности результатов проективных и непроективных методик в отношении показателей восприятия материнского отношения и суверенности психологического пространства, обусловленного простроенностью личностных границ достаточно высок. Такой результат подтверждает достоверность данных, полученных с помощью опросников и может служить еще одним подтверждением обоснованности их использования.



Результаты анализа психологических особенностей подростков из полных и неполных семей

Анализ гендерной идентичности подростков.

На рис. 1 приведено распределение подростков по уровню выраженности гендерной идентичности.

Анализ распределения подростков из полных и неполных семей показывает, что во всех группах подростков около полвины подростков имеют андрогинную идентичность (рис. 1). При этом у мальчиков маскулинный тип идентичности имеют 42% и 31% испытуемых (неполные и полные семьи соответственно). У девочек феминный тип идентичности имеют 51% и 41% испытуемых (неполные и полные семьи соответственно). Таким образом, вне зависимости от типа семьи, у мальчиков примерно в равных долях выражены андрогинная и маскулинная идентичности, а у девочек – андрогинная и феминная.

В каждой из рассматриваемых групп присутствуют подростки, чья гендерная идентичность не соответствует полу. В группе мальчиков из неполных семей выявлено 3% испытуемых с феминной идентичностью, а в группе мальчиков из полных семей таких испытуемых 15%. В группе девочек из неполных и неполных семей испытуемых с маскулинной идентичностью по 8%.

Сравнение между собой распределений мальчиков из полных и неполных семей по типам идентичности с помощью χ2 показало, что они достоверно не различаются. У девочек из полных и неполных семей достоверных различий в распределении по типам гендерной идентичности также не выявлено.



Анализ уровня субъективного контроля подростков.

Анализ средних показателей уровня субъективного контроля в различных сферах дает представление о структуре УСК (см. рис. 2).

Анализ средних показателей УСК в группах подростков показывает, что вне зависимости от пола и типа семьи структура показателей УСК в различных жизненных сферах носит сходный характер. Наблюдаются ярко выраженные пики по шкалам интернальность в области достижений, межличностных отношений и здоровья. То есть, вне зависимости от пола и типа семьи подростки полагают, что в состоянии влиять на позитивные, успешные события в своей жизни, способны контролировать свои неформальные отношения с другими людьми, вызывать к себе уважение и симпатию, а также чувствуют себя ответственными за свое здоровье. Итак, сферу достижений, отношений с людьми и здоровья подростки выделяют как те области жизни, в которых они чувствуют себя способными что-то изменить. Нам представляется, что такой результат отражает некоторые тенденции современной, прежде всего молодежной культуры. Так, все большую значимость в современном российском обществе приобретает культ успеха, ориентирующий молодых людей на достижение высоких результатов в деятельности, прежде всего профессиональной. Данная тенденция является прямым следствием восприятия российской молодежью западных ценностей. Американский лозунг «сделай себя сам», все более популярный среди российской молодежи, как нельзя лучше отражает эту тенденцию и может служить объяснением высоких показателей УСК по шкале достижений.

Высокие показатели интернальности в области межличностных отношений отражают, с нашей точки зрения, возрастные особенности и указывают на важность сферы межличностных в подростковом возрасте, так как именно межличностное неформальное общение со сверстниками выступает как ведущая деятельность в этом возрасте. Подростки очевидно понимают, что установление отношений зависит от них самих и в их силах предпринять усилия для того, чтобы завоевать симпатии других людей.

Высокие показатели по шкале интернальности в сфере здоровья у всех категорий подростков, с нашей точки зрения, связаны с социальным контекстом, в частности с культом здорового образа жизни, который все глубже проникает в молодежную субкультуру и ориентирует молодых людей на внимание к своему здоровью, состоянию физического тела и убеждая, что здоровье и хорошая физическая форма есть результат усилий самого человека.

Наименьшие показатели интернальности наблюдаются во всех группах подростков в семейной и профессиональной сферах, а также в области неудач.

Низкая интернальность в семейной сфере показывает, что подростки не всегда считают себя ответственными за события, происходящие в его семейной жизни. Одна из возрастных особенностей подростков состоит в переориентации с общения с родителями на общение со сверстниками. В то же время, проблема отношений с родителями остается одной из ведущих для подростков. Причем подростки часто не знают, как строить эти отношения, и разрешать возникающие проблемы, поскольку, по их мнению, родители не понимают своих детей и не хотят понять. В данном случае ответственность за установление тех или иных отношений в семье подростки перекладывают на взрослых, с чем и связана низкая интернальность подростков в этой сфере.

Низкая интернальность подростков в профессиональной сфере указывает на то, что ответственность за проблемы, возникающие в учебе чаще перекладываются на учителей и других значимых взрослых.

Анализ уровня суверенности психологического пространства подростков.

Качественный анализ структуры выраженности показателей суверенности психологического пространства в группах подростков из полных и неполных семей показывает следующие особенности (рис. 3). У девочек из полных семей наблюдается пик по шкале «суверенность привычек», то есть эти подростки ощущают себя в семье более свободными и независимыми в отношении своих повседневных привычек. Можно отметить относительный пик по шкале «суверенность территории» у мальчиков из полных семей. Обращает на себя внимание, что у девочек из неполных семей существенно снижены показатели по шкале «суверенность ценностей». Показательно, что средние показатели измерений психологического пространства в подгруппах подростков располагаются в диапазоне средних значений (40 Т – 60 Т).

Результаты исследования особенностей восприятия подростками из полных и неполных семей воспитательных тактик матери

Рассмотрев работы ряда авторов (Даринской, 2001; Дружинина, 2000; Куликова, 1982; Хоментаускаса, 2002) и других по проблеме детско-родительских отношений, можно сделать вывод, что отношения и чувства родителей более важны, чем их теоретическая подготовка (ориентация) в воспитании детей. Методы и средства воспитания менее важны, чем отношение родителей к ребенку. Но не менее важно как ребенок воспринимает эти методы и отношение родителей, и именно это восприятие оказывается решающим.

В данном исследовании рассматривается информация об устойчивых особенностях другого человека, который может стать объектом идентификации для ребенка, его внутренним объектом. Речь идет о восприятии подростками воспитательных установок матери.



Анализ данных, приведенных на рис. 4, показывает, что структура стилей материнского воспитания в восприятии подростков схожа для мальчиков и девочек из полных и неполных семей. Показатели по шкале «враждебность» (HOS) существенно ниже, чем по шкале «позитивный интерес» (POZ), что указывает на то, что во всех рассматриваемых семьях в среднем существует достаточно комфортная для подростков семейная среда. Показатели таких шкал как «директивность» (DIR), «автономность» (AUT) и «непоследовательность» (NED) во всех подгруппах подростков занимают промежуточное среднее положение.

Таблица 2.

Результаты анализа достоверности различий показателей восприятия подростками материнского отношения (методика «Родители глазами подростков») у подростков одного пола из полных и неполных семей.




Общая

Мальчики

Девочки

Неполн.

Полные

t

Неполн.

Полные

T

Неполн.

Полные

t

POZ

15,32

16,26

-1,58

15,24

15,98

-0,889

15,38

16,57

-1,37

DIR

10,29

10,17

0,28

10,39

10,45

-0,107

10,21

9,86

0,53

HOS

6,96

5,23

3,90***

7,24

5,22

3,343**

6,72

5,24

2,28*

AUT

10,07

9,02

2,51*

10,79

9,51

2,276*

9,46

8,49

2,19*

NED

9,99

8,27

4,51***

10,18

8,15

3,992***

9,82

8,41

2,50*

* - р≤0,05; ** - р≤0,01; *** - р≤0,001

Анализ данных, приведенных в таблице 2, показывает, что и у мальчиков, и у девочек из неполных семей достоверно выше восприятие в материнском отношении черт враждебности, автономности и непоследовательности.

Таким образом, подростки из неполных семей в большей степени, чем их сверстники из полных семей, воспринимают родительские установки своей матери как более враждебные, что проявляется в нетерпеливости матери в отношении к ребенку, раздражении на него, проявлении разного рода негативных эмоций, пренебрежении. Можно предположить, что вне зависимости от пола подростка его взаимодействие в неполной семье носит более напряженный характер, что в частности может проявляться в том, что свои проблемы и неудачи в личной или профессиональной сфере мать проецирует на ребенка, что и приводит к враждебности к нему.

И мальчики, и девочки из неполных семей достоверно выше, чем их сверстники из полных семей, оценивают уровень автономии в отношениях со своей матерью. Они ощущают больше свободы в отношении своего времени, обустройства личного пространства, выбора занятия и пр. При этом, за скобками остается вопрос о том, чем вызван такой высокий уровень автономии: действительно ли мать стремится развить самостоятельность у ребенка или же так проявляется ее безразличие к делам сына или дочери? Если обратиться к сравнительным данным по уровню суверенности психологического пространства, то видно, что эти показатели выше в группе подростков из полных семей. Налицо противоречие: суверенность личных границ, в особенности в отношении территории, социальных связей, ценностей у подростков из неполных семей ниже, чем из полных, что отражает более низкий уровень автономии первых, но в то же время подростки из неполных семей воспринимают отношение матери к себе как стимулирующее их автономию. Объяснение такого противоречия связано, на наш взгляд, с тем, что причина высокого уровня автономии в воспитательном стиле матерей подростков из неполных семей связана именно с безразличием матерей. То есть, подростки из неполных семей, в сравнении с подростками из полных, ощущают в отношении к ним матери больше отгороженности, невовлеченности матери в их дела; ощущают недостаток заботы и опеки по отношению к себе; в их восприятии матери реже, чем в полных семьях, поощряют детей, относительно редко и вяло делают замечания, меньше обращают внимания на воспитание. Казалось бы, в такой ситуации, когда подростку предоставляется больше свободы должен расти и уровень его самостоятельности, автономии, что проявлялось бы в формировании суверенного психологического пространства. Но наблюдается противоположная картина – мать дает больше свободы подросткам из неполных семей, но уровень суверенности психологического пространства у них ниже, чем в полных семьях, и у них также ниже уровень интернальности, отражающий уровень ответственности подростков за свою жизнь. Таким образом, отстраненность матери от подростка выше в неполных семьях, одним из проявлений которой может быть предоставление ему большей свободы, ведет к снижению чувства ответственности и росту депривированности психологического пространства.

Исследование взаимосвязей личностных характеристик подростков и восприятия ими материнского воспитания

В таблице 3 приведены результаты корреляционного анализа личностных характеристик подростков и восприятия ими материнского отношения с учетом типа семьи и пола подростков.


Таблица 3

Результаты корреляционного анализа личностных характеристик подростков и восприятия ими материнского воспитания.

 

 

POZ

DIR

HOS

AUT

NED

СПП

Неполные - мал

0,29*

-0,60*

-0,54*

0,41*

-0,46*

Полные - мал

0,20*

-0,33*

-0,58*

0,06

-0,33*

Неполные - дев

0,59*

-0,60*

-0,58*

0,60*

-0,33*

Полные - дев

0,28*

-0,37*

-0,45*

0,45*

-0,51*

Ио

Неполные - мал

0,15

-0,48*

-0,35*

0,21

-0,26*

Полные - мал

0,17

0,15

-0,19*

-0,20*

-0,13

Неполные - дев

0,30*

-0,20

-0,41*

0,12

-0,31*

Полные - дев

0,14

-0,36*

-0,27*

0,22*

-0,29*

Феминность

Неполные - мал

0,00

0,05

-0,15

-0,14

0,04

Полные - мал

-0,20*

0,32*

0,21*

-0,27*

0,18

Неполные - дев

-0,20

0,22

0,17

-0,50*

-0,07

Полные - дев

-0,07

0,10

0,13

-0,20*

0,21*

* - р≤0,05; цветом выделены показательные результаты

Анализ данных, приведенных в таблице 3, позволяет сделать следующие выводы.

Уровень выраженности у подростков восприятия позитивного интереса матери достоверно положительно коррелирует с суверенностью психологического пространства. Причем, эта зависимость наблюдается во всех подгруппах подростков. Таким образом, принятие подростка матерью в восприятии самого подростка, в полных и неполных семьях, а также в равной степени для мальчиков и девочек ведет к росту суверенности психологического пространства. Такой результат представляется вполне очевидным, так как суверенность психологического пространства подростка определяется характером семейной среды, в которой он растет. В частности, то, в какой мере учитываются вкусы, интересы, желания и потребности ребенка родителями. В этой связи представляется вполне закономерным, что позитивный интерес матери к подростку, проявляющийся в то, что она интересуется его делами, эмоционального его поддерживает, уважает и пр. ведет к формированию у подростка целостных границ его личности, обеспечивающих суверенность его психологического пространства.

Позитивный интерес матери положительно коррелирует с уровнем интернальности во всех группах подростков, однако статистически значима эта взаимосвязь только в группе девочек из неполных семей. В целом этот результат согласуются с данными о взаимосвязи позитивного интереса матери в восприятии подростков и уровня суверенности психологического пространства, что неудивительно, учитывая сущностную близость этих феноменов.

Обращает на себя внимание отсутствие зависимости между позитивным интересом матери и уровнем феминности мальчиков из неполных семей и отрицательной зависимостью в группе мальчиков из полных семей. То есть, позитивный интерес матери к сыну в неполной семье, ее интерес к его делам, эмоциональная поддержка, уважение не отражаются на уровне феминности, а в полных семья при таких проявлениях матери, в восприятии подростков, их феминность снижается, то есть растет выраженность маскулинных качеств. В полной семье, где у мальчика есть образец для гендерной идентификации, хорошее отношение матери подкрепляет осознание себя как мальчика и будущего мужчины и ведет к росту маскулинности. В неполной же семье образца для гендерной идентификации нет и потому, восприятие воспитательного стиля матери как «позитивный интерес» не сопровождается изменением маскулинности.

Выраженность в стиле воспитания матери черт директивности, с точки зрения подростка, отрицательно коррелирует с суверенностью психологического пространства подростка для всех подгрупп испытуемых. Для объяснения этого результата важно отметить, что директивность матери проявляется в давлении на ребенка, контроле за его действиями, что ограничивает его автономию и ведет тем самым к нарушению границ личности, а психологическое пространство становится депривированным, что проявляется в снижении возможности подростка управлять потоком информации и взаимодействием с миром.

Директивность матери, в восприятии девочек из полных и неполных семей, отрицательно коррелирует с интернальнотсью, что согласуется с результатами по суверенности психологического пространства. У мальчиков ситуация не столь однозначна: в группе мальчиков из неполных семей директивность матери ведет к снижению интернальности, а у мальчиков из полных семей достоверной корреляции нет. Можно предположить, что наличие в семье отца позволяет мальчикам сохранять уровень интернальности неизменным даже при росте директивности матери. Таким образом, воздействие директивности матери на интернальность, личную ответственность мальчиков выше в неполных семьях.

Директивность матери положительно коррелирует с уровнем феминности подростков, при этом достоверно лишь в группе мальчиков из полных семей. Этот результат важно анализировать с учетом того, что среди мальчиков из полных семей лишь 15% имеют выраженную феминную идентичность. То есть, восприятие матери как директивной мальчиками-подростками в полных семьях способствует большей выраженности у мальчиков феминных черт при сохранении в целом маскулинной и андрогинной гендерной идентичности. Кажется парадоксальным, что директивность матери – то есть выраженность у нее типично мужских черт – ведет к росту феминности у мальчиков. Однако, важно помнить, что в полных семьях гендерная идентичность мальчиков определяется в большей степени отцом, а не матерью, так что полученный нами результат может свидетельствовать о воздействии некоторых факторов, связанных с отцом, которые в данном исследовании не рассматривались. В то же время, можно предположить, что наличие в семье директивной матери предполагает с большой долей вероятности наличие подчиняющегося отца и соответственно рост феминности в такой ситуации будет обусловлен идентификацией мальчика с отцом.

Восприятие подростками всех подгрупп стиля воспитания матери как враждебного или непоследовательного достоверно отрицательно коррелирует с уровнем суверенности психологического пространства и уровнем интернальности. Таким образом, вне зависимости от типа семьи и пола подростков враждебность матери или ее непоследовательность способствуют нарушению психологического пространства подростка и снижении у него чувства ответственности за себя и свою жизнь. Данный результат представляется вполне очевидным, так как в ситуации враждебности или неопределенности со стороны матери создаются условия, препятствующие формированию у подростка ответственности за свою жизнь и нарушается целостность границ психологического пространства.

Восприятие матери подростками всех подгрупп как автономной отрицательно коррелирует с уровнем феминности. То есть, вне зависимости от типа семьи и пола подростков предоставление матерью большей свободы (в сфере интересов, свободного времени и пр.) сопровождается ростом маскулинности. Данный результат показывает, что ситуация, в которой у подростка становится больше возможностей для самостоятельности ведет к формированию у него типично маскулиннных черт, причем как у мальчиков, так и у девочек, вне зависимости от типа семьи. В тоже время автономность материнского воспитания может проявляться в некоторой отстраненности и даже холодности, что так же способствует формированию маскулинной генерной идентичности.

Выраженность в стиле воспитания матери автономности положительно коррелирует с суверенностью психологического пространства и интернальностью во всех группах подростков, кроме мальчиков из полных семей, у которых с СПП нет корреляции, а с интернальностью корреляция отрицательная. Таким образом, предоставление подростку большей свободы сопряжено в неполных семьях и у девочек из полных семей ростом суверенности психологического пространства и уровнем интернальности, что вполне естественно и не нуждается в подробном разъяснении. У мальчиков же из полных семей автономность матери, которая может проявляться и как равнодушие к делам ребенка, ведет к снижению интернальности и не сопровождается изменением психологических границ. В данном случае имеет место, как уже отмечалось нами выше, воздействие иных факторов, возможно, связанных с отцами в полных семьях.

Анализ совместного воздействия типа семьи и представлений подростков о тактиках материнского воспитания на индивидуально-личностные характеристики подростков

Следующая исследовательская задача состоит в изучении совместного воздействия типа семьи и представлений подростков о тактиках материнского воспитания на индивидуально-личностные характеристики подростков. Для этой цели будет использоваться метод дисперсионного анализа (ANOVA) (2x3) (Наследов, 2004).

В качестве зависимых переменных использовались показатели индивидуально-психологических особенностей подростков (уровень феминности, суверенность психологического пространства, интернальность), а независимыми факторами являлись: тип семьи (2 градации: неполная/полная) и уровень восприятия воспитательного стиля матери (3 градации для каждого из пяти показателей).

Результаты ANOVA позволили придти к следующим заключениям. Умеренные проявления позитивного интереса и враждебности матери в неполных семьях ведет к усилению в мальчиках черт мягкости, уступчивости, чувствительности. При этом чрезмерно выраженные позитивный интерес или враждебность ведет к усилению мужских черт в мальчиках из неполных семей. Последовательная, простроенная мать в неполной семье является фактором усиления в дочери черт мягкости, уступчивости и с ростом непоследовательности матери растет маскулинности дочки. В полных семьях обратная картина – при высокой последовательности матери дочери подростки менее женственный, чем в полных семьях, но с ростом непоследовательности матери растет и феминность девочек подростков.

При сильном контроле за мальчиком подростком со стороны матери его самостоятельность в полной семье растет, а в неполной – снижается. В обеих группах рост враждебности сопровождается снижением интернальности девочек, но это снижение в неполных семьях заметнее при высоких значения враждебности, а в полных – при низких.

В полных и неполных семьях с ростом директивности матери снижается и уровень суверенности психологического пространства, но в группе мальчиков из неполных семей это снижение более выражено при высоких показателях директивности. При жестком контроле со стороны матери (низкая автономия) границы психологического пространства у мальчиков из неполных семей нарушены в большей степени, чем у мальчиков из полных. Восприятие позитивного интереса матери в наибольшей степени опосредует различия суверенности психологического пространства девочек из полных и неполных семей при низких показателях и средних показателях.

Графики результатов дисперсионного анализа будут представлены в докладе.

На основе полученных результатов можно сформулировать следующие выводы:



1. Существуют различия выраженности индивидуально-психологические характеристики подростков в полных и неполных семьях

В группе мальчиков из неполных семей, по сравнению с мальчиками из полных семей, ниже интернальность в сфере семейных отношений и ниже суверенность территории. У девочек из неполных семей суверенность привычек, связей и ценностей, а также общий показатель суверенности психологического пространства ниже, чем у девочек подростков из полных семей. Вне зависимости от пола подростков в неполных семьях, по сравнению с полными, выше уровень восприятия враждебности, автономности и непоследовательности матери.



2. Существует связь между выраженностью индивидуально-психологических характеристик подростков в полных и неполных семьях и особенностями восприятия ими материнского отношения.

Вне зависимости от типа семьи и пола подростков, выраженность в восприятии подростком матери черт позитивного интереса и автономии ведет к росту суверенности психологического пространства и интернальности, а выраженность директивности, враждебности и непоследовательности – к их снижению. Роль восприятия подростков стиля воспитания матери зависит от пола испытуемых и типа семьи: восприятие отношения матери как позитивного ведет к росту маскулинности у мальчиков из полных семей; восприятие отношения матери как директивного ведет к росту феминности у мальчиков из полных семей; восприятие отношения матери как враждебного ведет к росту феминности у мальчиков из полных семей; восприятие отношения матери как автономного ведет к росту маскулинности у всех подростков; восприятие отношения матери как непоследовательного ведет к росту феминности у девочек из полных семей.



3. Индивидуально-психологические характеристики подростков формируются в связи с совместным проявлением факторов типа семьи и восприятия материнского отношения.

Различия выраженности показателя феминность – маскулинность у подростков из полных и неполных семей опосредованы восприятием подростками стиля материнского отношения: у мальчиков – уровнем позитивного интереса матери, ее враждебностью и директивностью; у девочек – уровнем непоследовательности матери. Различия общей интернальности в группах подростков из полных и неполных семей оказались опосредованы уровнем восприятия автономности матери (для мальчиков) и уровнем восприятия враждебности матери (для девочек). Различия в уровне суверенности психологического пространства у подростков из полных и неполных семей опосредованы: у мальчиков уровнем директивности и автономности матери; у девочек – восприятием позитивного интереса матери.






Каталог: uploads -> all
all -> Курс, группа
all -> Сборника докладов VI межвузовской конференции молодых ученых по результатам исследований в области педагогики, психологии, социокультурной антропологии
all -> Психолого-акмеологические особенности копинг-поведения руководителей с различным уровнем успешности деятельности 19. 00. 13 психология развития, акмеология
all -> Адеева Танзеля Гумеровна
all -> Алла Николаевна Фоминова
all -> Тезисы доклада на научном семинаре кафедры психологии образования мпгу
all -> К вопросу об определении игры как ведущей деятельности в дошкольном возрасте
all -> Калинина Н. И., аспирантка 1 курса кафедры социальной педагогики и психологии факультета педагогики и психологии мпгу
all -> А. С. Обухов Содержание разделов дисциплины «Историческая психология»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница