Серия Спортивная психология в трудах отечественных специалистов



страница11/19
Дата15.05.2016
Размер2.23 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   19
Раздел 5. Психология спортивного воспитания 199

В специализированных занятиях спортом (в спортивной тре-1 нировке) обучению технике спортивных упражнений предше-ггвует этап подготовки к нему. Этот этап может длиться от 3 недель до нескольких лет. Его продолжительность зависит от возраста занимающегося и вида спорта. На этапе подготовки ш обучению определяются интересы и способности занимаю-михся, формируется активно-положительное отношение к за-i питиям определенным видом спорта, обеспечивается физиче-■кая подготовленность, служащая основой для овладения со­ответствующими двигательными навыками. Иногда, чтобы ■владеть техникой одного вида спорта, необходимо заниматься ■ругим видом (например, обучению прыжкам в воду должны i предшествовать кроме плавания занятия акробатикой). В не­которых случаях задачи подготовки к обучению решаются без Участия преподавателя (например, в процессе игры в детском ■озрасте или самостоятельных занятий различными видами ■порта). Это позволяет приступить к разучиванию техники из-Вранного вида спорта без предварительной подготовки.

С самого начала обучения физическим упражнениям сле-■ует стремиться к тому, чтобы занимающийся выполнял дви-рсение как можно ближе к его идеальному образцу (по структу-Ье). Для этого можно применить два способа (метода): первый — «простить условия, снизить интенсивность движений; второй — Ьасчленить спортивное упражнение на более простые по струк­туре движения, на отдельные действия и приемы. Первый ме-1тод обучения называется целостным, второй — расчлененным. Их сочетание называют комплексным методом.

Наиболее эффективным методом нужно признать комплекс-1ный. Расчлененный и целостный методы в обучении сложным , действиям самостоятельного значения не имеют. Однако само понятие «комплексный метод» не раскрывает его содержания. [Здесь более уместно применение понятия анализа—синтеза движений в обучении. <...> Обязательное требование реализа­ции анализа—синтеза в обучении физическим упражнениям состоит в том, чтобы расчлененная подсистема не теряла сво­его органического единства с целостным упражнением. Выделен­ные части, фазы и элементы должны быть закреплены (освое­ны) достаточно хорошо, прежде чем они будут соединены в более сложные сочетания. Однако длительные упражнения в изоли­рованных деталях могут привести к нарушению согласованно-



200 Часть II. Практическая психология спорта

Раздел 5. Психология спортивного воспитания

201


сти движений при выполнении сложного физического упраж­нения в целом. Поэтому необходимо заниматься одновремен­но несколькими частями, фазами и элементами спортивного упражнения, переходя от одного к другому циклически. <...>

Для каждого занимающегося в каждом спортивном упраж­нении следует найти такие части и фазы, которые он может вос­произвести правильно, но с приложением усилий, характерных для данных подсистем спортивного упражнения в целостном его выполнении в реальных условиях спортивной борьбы.

Успех в овладении физическими упражнениями зависит от последовательности изучения его подсистем. В каждом слож­ном физическом упражнении имеется часть, фаза или элемент, от правильного выполнения которых в значительной степени зависит эффективность движения. Различают основу спортив­ного упражнения в целом — основную часть; основу части спор­тивного упражнения — основную фазу; основу фазы спортив­ного упражнения — основной элемент. Например, из четырех частей прыжка в высоту (разбег, отталкивание, переход планки и приземление) основной частью является отталкивание; в от­талкивании основной фазой является постановка толчковой но­ги и положение тела по отношению к нему; в фазе постановки ноги для отталкивания основными элементами являются дви­жения таза и плечей.

Установление основы спортивного упражнения важно, в частности, потому, что обучение следует начинать именно с нее. В разных спортивных упражнениях, а также в отдельных их частях и фазах основа движения может находиться в начале, в середине и в конце. <...>

В первом варианте основная часть сложного физического упражнения находится в начале. Она осваивается первой. За­тем изучается техника средней части движений. К ней присое­диняется уже освоенная начальная часть. Вслед за тем изуча­ется техника заключительной части упражнений. К ней при­соединяется освоенная средняя часть. <...>

Во втором варианте основная часть спортивного упражне­ния находится в середине, а в третьем — в конце. <...>

Выполняемые движения воспринимаются прежде всего ор­ганами чувств. Их можно видеть, в некоторых случаях слышать звуки, издаваемые при них, а главное — воспринимать кинесте-

зическими ощущениями. В процессе обучения двигательным действиям суммарная деятельность органов чувств синтезиру­ется в центральной нервной системе. В последующих действиях возникают новые ощущения, которые дают возможность про­верить создавшиеся представления, уточнить их. В новых по­пытках воспроизвести движение возникают новые ощущения, которые снова осмысливаются, синтезируются в сознании и со­здаются более точные представления об изучаемом движении. Они снова проверяются на практике.

Отличие одного этапа овладения двигательными навыками от другого состоит в раскрытии в выполняемых движениях но­вых ощущений, в новом, более совершенном, восприятии этих ощущений. В этом заключена суть и последовательность осво­ения любого навыка, познания любого явления. Квалифици­рованный спортсмен лучше контролирует выполняемое спор­тивное упражнение. Именно поэтому он способен выполнить его более совершенно.

При равенстве одаренности и двигательного опыта резуль­таты обучения зависят от способности концентрации внима­ния на возникающих ощущениях и степени понимания изучае­мого. Чем лучше удалось отвлечь внимание обучающегося от всего, что не имеет отношения к выполняемому заданию, тем успешнее будет обучение. Это относится как к внешним раз­дражителям, так и к собственным мыслям обучающегося. <...>

В соответствии с основными параметрами движений выде­ляют отдельные проявления кинестезической чувствительно­сти: «чувство пространства», «чувство дистанции», т. е. способ­ность соразмерять движения в пространстве; «чувство снаря­да», т. е. развитие тонкого ощущения формы, веса, упругости снаряда; «чувство времени» («чувство скорости»), т. е. способ­ность распределять свои движения во времени; «чувство среды» («чувство воды», «чувство воздуха», «чувство снега», «чувство льда» и др.), т. е. способность оценивать сопротивление среды действия.

Возникшие кинестезические ощущения сохраняются при си­стематических упражнениях (в двигательной памяти. — При­меч. ред.). Известно, что структура хорошо усвоенного движе­ния не забывается, каким бы длительным ни был перерыв. Че­ловек, хорошо овладевший ездой на велосипеде, способен вы-



202 Часть II. Практическая психология спорта

Раздел 5. Психология спортивного воспитания 203




полнить это упражнение, даже если он не сидел на велосипеде на протяжении нескольких десятилетий. То лее относится к пла­ванию, бегу на коньках и ко всем другим спортивным упражне­ниям, выполнение которых не требует больших мускульных усилий, специального развития организма или борьбы с чувст­вом страха.

Что касается кинестезической чувствительности, то она при­тупляется в результате даже кратковременных перерывов в за­нятиях. Чем сложнее координация движений, тем в большей мере сказывается перерыв в упражнениях. Так, один старый цирковой артист говорил: «Если я не упражняюсь один день, это замечаю только я, если не упражняюсь два дня, это замеча­ют мои товарищи, но если не упражняюсь три дня, это замеча­ют уже зрители».

Значение чувственного (неосознанного) контроля возрас­тает по мере автоматизации движений, которая характеризуется тем, что человек может решить двигательную задачу без фик­сации внимания на отдельных подсистемах. Таким образом, спо­собность к чувственному контролю у одного и того же челове­ка находится в зависимости от степени его тренированности в данном двигательном действии.

Ю. И. Портных

Воспитательное влияние психологии побед и поражений в спорте1

Победа на соревнованиях — это публично объективирован­ный, зарегистрированный спортивными судьями успешный результат, показанный спортсменами в непосредственной со­стязательной борьбе с соперником по правилам соревнова­ний. Победа и спорт — два неразрывно слитых в единое целое



Портных Ю. И. Воспитательное влияние психологии побед и поражений в спорте // Вестник БПА. Вып. 42. - 2001. - С. 37-44.


  • понятия, отражающих смысл и целевую направленность спор-
    Втивной деятельности. Каждый человек генетически запрограм-

  • мирован на конкурентную борьбу за свое выживание. Дости-
    ■жение жизненно важного успеха в любом виде социальной

  • деятельности, успешная профессиональная карьера, а тем бо-

  • лее победа в спортивном соревновании невозможны без ак-
    I тивного преодоления объективных и субъективных трудно-
    I стей и в том числе противодействия со стороны других людей
    I и организаций, преследующих те же цели. Поэтому воспита-
    I ние «победителей» является исключительно важной социаль-

но-подагогической функцией спорта.

Психология победителя в спорте. Однако следует учесть, I что в любом спортивном соревновании есть не только победи-[ тели, но проигравшие борьбу. Казалось бы, проигравшие и аут-I сайдеры должны покинуть спорт, но они не уходят, они вновь и вновь готовятся к соревнованиям и стартуют. Следовательно, [ в спорте есть победители, призеры, участники спортивных со-[ ревнованиях и есть проигравшие, но нет побежденных. Проиг-1 рыш или поражение мотивируют настоящих спортсменов на будущую победу.

Сердцевину психологии спорта составляет мотивация до-[ стижения успеха, стремление быть первым в состязании с рав­ным. Здесь важно учитывать, что каждый спортсмен соревну-[ ется еще и с самим собой, и с природной стихией, с временем и с пространством, тяжестью или невесомостью и пр., т. е. с внеш­ними препятствиями и внутренними трудностями, которые дол­жен преодолеть. В этом проявляется одухотворяющая и воспи­тывающая сила спорта. Каждый спортсмен, даже не занявший призового места в соревнованиях, всегда ориентирован не толь­ко на победу над соперниками, но и на свой личный результат. Если улучшение личного или командного результата в сорев­нованиях удовлетворяет спортсменов и тренеров, то это расце­нивается как успех, пусть не победа, но все же успех, — очереди ный шаг к победе.

Достижение победы требует от спортсмена максимальной мобилизации его физических и психических резервных возмож­ностей как в процессе подготовки, так и непосредственно в со­ревновании. Победитель испытывает высочайшее внутреннее удовлетворение от достигнутого успеха, нередко он благода-



204 Часть II. Практическая психология спорта

рит за успех не только тренера, себя, морально помогавших ему спортивных болельщиков, но и высшие силы Земли и Неба («ка­тарсис»). Это состояние возвышенных чувств характеризуют самоутверждение индивидуального «Я» спортсмена, которое эквивалентно коллективному «Мы», когда одержана и команд­ная победа. Чувство «Мы» переживается спортсменом-побе­дителем как ощущение единения с коллективом, командой, сво­им спортивным клубом, т. е. с социумом, к которому спортсмен принадлежит и членство в котором противопоставляет в своем сознании соперникам — «Они».

Патриотические чувства как высшая духовная ценность для победителя соревнований международного или планетного мас­штаба венчают это чувство «Мы» эмоциональным пережива­нием удовлетворения достигнутым успехом перед лицом сво­его Отечества. Не менее остро переживается такое единение с высшими духовными ценностями спорта, древний источник которых в олимпийских идеалах спорта, наблюдающими за хо­дом спортивных состязаний спортивными болельщиками, для которых теперь в эпоху спутникового телевещания вся плане­та — стадион. Наблюдая за перипетиями спортивного состяза­ния, спортивный болельщик ассоциирует себя с участниками состязаний, с героем-победителем, что придает спортивному зре­лищу и результату выступлений спортсменов не только лич­ностный, но и общественно-значимый, гражданский и полити­ческий смысл.

Эмоции и чувства победителя могут быть охарактеризованы испытываемой спортсменом гордости за себя, за свою коман­ду, за свою страну. В момент публичного награждения спорт­смен-победитель смотрит на себя как бы со стороны и восхи­щается самим собой. При этом он испытывает глубокое духов­ное удовлетворение, дающее ему моральную компенсацию за испытанные лишения и трудности, которые ему пришлось пре­одолеть на пути к заветной победе. Учеными это было понято уже на заре возникновения современного спорта высших до­стижений. Так, например, в 1911 г. один из первых русских спортсменов-любителей вольной борьбы, гиревого спорта и кон­ных скачек, петербургский врач-психиатр В. Ф. Чиж в своей статье «Психология спорта», опубликованной во «Врачебных ведомостях», писал:

Раздел 5. Психология спортивного воспитания 205

«Нетрудно, однако, доказать большое значение спорта для нашей . психики, доказать, что спорт может доставлять чисто психическое наслаждение, что в спорте психическая деятельность преобладает над физиологической».

Однако всему есть мера. При чрезмерном самовосхищении победителя подстерегает опасность проявления пренебрежи­тельности к своим соперникам и даже к своим товарищам, воз­никает «звездная болезнь». Самокритичность, трезвая оценка своих возможностей позволяет победителю избежать ловушек славы и мобилизовать себя на участие в последующих состяза­ниях. Зазнавшийся спортсмен очень скоро теряет свою преж­нюю способность к соревновательной борьбе, что является об­ратной стороной победы в спорте.

В современных условиях коммерциализации спорта и пре­вращения спорта высших достижений в профессиональную дея­тельность спортивный результат превратился в товар, а цена спортивной победы на международных или коммерческих со­ревнованиях резко возросла. Особенно важно это учитывать тренерам, работающим в детских спортивных школах. В вос­питании, как говорил выдающийся советский педагог А. С. Ма­каренко, нет мелочей. Психика юного спортсмена находится под мощным влияем негативных и развращающих его созна­ние эффектов средств массовой информации, что нужно также учитывать тренеру, ибо если он воспитывает своих учеников лишь для коммерческого спорта, то победа в спорте для боль­шинства из них обернется моральным крахом в жизни после спорта. Олимпийская медаль отнюдь не гарантия счастливой семейной жизни или защиты ушедшего из спорта чемпиона от алкоголизма, несложившейся деловой карьеры или попадания в сети криминальных структур.

Профессионально-коммерческий спорт нередко толкает спортсменов и их тренеров к нарушениям правил соревнова­ний и моральных принципов чистоты спорта, к тайному приему допингов, попыткам подкупа соперника или спортивного су­дьи и пр. Нередко вместо лозунга «Победа — это все!» на во­оружение берется призыв «Все — это победа!». Но победа лю­бой ценой означает приоритет агрессии (внешней и внутрен­ней), отказ от моральных принципов «фейр плей» (честной

206 Часть II. Практическая психология спорта

игры), прямым следствием чего для недальновидного спорт­смена может быть не только потеря здоровья и личного пре­стижа, но иногда и утрата самой жизни в результате примене­ния допинга, травмы или криминальной «разборки». В этом кроется антигуманная и антидуховная сущность современного коммерческого спорта высших достижений, которая ведет к при­нижению и забвению олимпийских ценностей и потере спор­том своей нравственно-педагогической, морально-воспитыва­ющей ценности. В современных условиях коммерциализации спорта особенно велика роль квалифицированного педагога-тренера и особенно тех, кто пропагандирует спорт, организует соревнования, руководит детско-юношеским спортом. Их долг учить добиваться победы только в честной борьбе, а итоги вы­ступлений за денежные призы и гонорары победителям и при­зерам рассматривать только как уроки жизни, дающие новый опыт и знания для развития и самосовершенствования, облег­чающие путь к будущим честным победам в спорте.

Достижение победы в спорте происходит наравне с достиг­нутым спортсменом уровнем физической, технической и пси­хологической подготовленности к соревнованиям и непосред­ственно зависит от его способности преодолевать негативные последствия соревновательного стресса, возникающего задол­го до начала соревнования, но особенно обостряющегося в хо­де него. Под влиянием обстановки публичных соревнований, реакций зрителей, неудачно складывающегося поединка глу­бина стресса может существенно возрастать. Спортсмен может утратить уверенность в возможность победить, становится пас­сивным, заторможенным и сам без борьбы может уступить по­беду сопернику. Поэтому тренеры должны учить каждого спорт­смена уметь преодолевать стресс и неуверенность в себе. Выс­шее искусство тренерской деятельности в том и состоит, чтобы вместе со спортсменоми решать эту задачу, заблаговременно морально-психологически готовиться к предстоящему сорев­нованию, настраиваться на победу и создавать в душе каждого спортсмена страстное желание победить, но победить честно, с личным достоинством.

Страстное желание победы всегда подкрепляется уверенно­стью в своих силах, сильной волей и развитой способностью к самоорганизации и самоуправлению, которые особенно необ-

Раздел 5. Психология спортивного воспитания 207

| ходимы участникам соревнований в сложных ситуациях борь-



t бы с равным или превосходящим соперником. Победа никогда не приходит к слабым, она сама по себе не бывает случайной, но непредвиденная случайность может помешать достигнуть

[ победы или, наоборот, даровать ее более слабому сопернику.

Победа в спорте всегда лишь следствие превосходства од­ного спортсмена над другим в каком-то хотя бы одном компо­ненте подготовленности. При этом психологическая, морально-

> волевая подготовленность спортсмена к соревнованиям ныне вышла на первое место, это — решающий фактор при относи­тельном равенстве уровней физической и тактико-технической подготовленности спортсменов экстра-класса.

В современном спорте побеждает тот, кто раньше увидит, раньше соперников услышит, прочувствует и хорошо умственно проработает, представит и поймет свои преимущества и воз­можные слабости соперника, а затем тактически грамотно вос­пользуется этим знанием в ходе спортивной борьбы. Это ха­рактерно не только для футболистов, гимнастов или гонщиков в авторалли, но и для шахматного спорта. Главное условие до­стижения победы в спорте — это всесторонняя общефизиче­ская и специальная технико-тактическая подготовка спортсмена, в которой основное внимание уделяется воспитанию личност­ных качеств, характеризующих морально-волевую и психиче­скую готовность к хорошо осмысленному, активно-творческо­му ведению спортивной борьбы. Гениальностью в спортивной деятельности является способность отдельных спортсменов по­беждать своих соперников еще до начала соренования, т. е. до старта (например, А. Карелин и др.)

Психология проигравшего в соревнованиях. В каждом спор­тивном состязании выявляется только один сильнейший — это победитель. Многие другие участники вынуждены испытывать горечь поражения. Особенно остро переживаются неудачи на последнем решающем этапе соревнований. Они, как правило, вызывают деструктивное стрессовое состояние (дистресс), пре­одолеть которое спортсмену без помощи тренера, психолога, врача и товарищей по команде достаточно трудно.

В зависимости от внутренней установки участников пере­живания и мысли о проигрыше могут иметь резкую эмоцио­нальную окраску и степень выраженности. Одни могут удов-



208 Часть II. Практическая психология спорта

Раздел 5. Психология спортивного воспитания 209




летвориться тем, что среди множества сильнейших они не ста­ли последними; другие участники сочтут достижением то, что они смогли войти в первую десятку или пятерку сильнейших. Наконец, есть и такие, которые удовлетворяются улучшением личного результата вне зависмости от занятого места в числе других участников сотязаний.

Переживание поражения, таким образом, может иметь раз­ные оттенки и интенсивность, может по-разному драматизиро­ваться в сознании и осознаваться спортсменом либо как пора­жение и крушение надежд, проигрыш или неудача, либо как ошибка, случайная неудача, либо как факт участия и приобре­тения нового спортивного опыта и пр. От того, как спортсмен относится к возможному неблагоприятному для себя исходу соревнований, зависит характер его мотивации на старте, что и выражается в двух ее типа — мотивации достиждения успеха или противостоящей ей мотиваци избегания неудачи. Какой тип мотивации доминирует в сознании спортсмена? Это зави­сит от уровня притязаний спортсмена и его состязательного опы­та, о чем тренер должен быть хорошо осведомлен.

Бесспорным является то, что проигравший испытывает гам­му отрицательных эмоций, выражающих недовольство собой, а в отдельных случаях и своим тренером, коллективом. Это со­стояние внутреннего конфликта, суть которого заключена в недостижении реально планируемых целей, называется фру­страцией. Степень выраженности фрустрационного состояния усиливается боязнью общественной оценки и особенно если поражение стало следствием допущенной нелепой ошибки, не­свойственной спортсменам такого класса. Вот почему слезы проигравших можно видеть гораздо чаще, чем слезы победите­лей. Постоянные или слишком частые неудачи таят в себе серь­езную угрозу потери уверенности в своих возможностях, сни­жают уровень притязаний, ослабляют мотивацию в борьбе за победу, понижают самооценку и интерес спортсмена к самим занятиям спортом, что, в конечном счете, формируют психоло­гию неудачника, которого будто бы всегда преследует «злой рок». Про таких спортсменов говорят — «он сломался». Поэтому воспитание фрустрационной толерантности — необходимая и важная задача психологической подготовки спортсменов.

Положительное воспитывающее влияние проигрыша в со­ревнованиях — это реалистическая оценка спортсменом своих «Возможностей. Анализу должно подвергаться все — прежде все-|го собственная воля, уровень достигнутого мастерства и вся си­стема подготовки. Тренер обязан побуждать своих спортсме-■юв к такому анализу, обсуждать со спортсменами причины не­удач — в этом суть воспитательной функции тренера.

Нередко проигравшие ищут причины проигрыша не в себе, Га во внешних неблагоприятных обстоятельствах, приписывая Ьеудачу тренеру, погоде, инвентарю, случайным обстоятельст­вам, а в командных видах таким «козлом отпущения» чаще всего ^становятся партнеры по игре. Отсюда появляется возможность {возникновения конфликта — внутриличностного (спортсмена И его внутреннего «Я») или межличностного (спортсмена с ко-«андой или тренером). Следовательно, сознание спортсмена [нуждается в постоянном контроле и педагогической коррекции стороны тренера, что помогает добиться более высокой со-евновательной эмоциональной устойчивости спортсменов. 1омочь этому может анализ и объективная оценка того, что Спортсмен обязан делать сам, что оно может сделать с помо-цыо тренера, психолога или товарищей по команде. Анализ ре­зультатов соревнований должен показать спортсмену его ошибки проявленные слабости, позитивно настроить на самосовер-иенствование. Это позволит внести коррективы в тренировку, тацелить на ликвидацию слабых мест в подготовке к соревно­ваниям.

Ясное понимание ошибок и причин проигрыша всегда спо­собствует мобилизации спортсмена на достижение успеха в предстоящих соревнованиях. Негативное психо-эмоциональ-гое состояние после поражения необходимо возможно быстрее 1 устранить. Иначе оно будет влиять отрицательно на весь ход подготовки. Помочь этому могут всевозможные переключения, релаксация и внушения, компенсаторная деятельность и отдых, развлечения, лекции и наглядная демонстрация роста уровня подготовленности, а также деятельная групповая эмоциональная идентификация, заключающаяся в организации совместного культурного досуга. Непосредственной целью использования этих методов является блокирование фрустрации, восстанов­ление психической энергии и прежнего уровня самоуважения



210 Часть II. Практическая психология спорта

личности. Таким образом, постсоревновательная психическая регуляция и управление психическим состоянием важны и не менее значимы, чем все мероприятия в предсоревновательнып и соревновательный период.

А. Пилоян

[Мотивы и мотивация спортивной деятельности]1



<...> Спорт есть целенаправленная, сознательная деятельность человека, исторической задачей которой является проверка в условиях противоборства качества воспроизводства челове­ческого фактора как продукта определенной социально-эко­номической общественной формации.

Данное определение <..'.-> дает нам возможность правильно понять роль спорта в современном обществе, его связь со мно­гими общественными явлениями, такими как политика, идео­логия, экономика и др. Благодаря такому пониманию спорт предстает перед нами не просто как соревнование индивидуу­мов или команд, но и как большое интернациональное явле­ние, как социальный институт управления международными отношениями.

Лишь определив место спорта в современном обществе, мож­но решить проблему формирования мотивация достижения выс­шего результата. <...>

Традиционные способы изучения мотивации

Неудовлетворительная разработанность проблемы мотивации, отсутствие единства и четкости в определении существа этого явления наложили отпечаток и на методические подходы его исследования. Выделяются три группы методов, применяе­мых для исследования мотивации спортсменов.

Раздел 5. Психология спортивного воспитания 211

К первой группе относятся так называемые проективные «сты1. Суть их состоит в том, что индивидууму предъявляют ■артинки с различными жизненными ситуациями и просят ■ассказать, как он их понимает, и по ответам судят о его моти­вах, интересах и заботах. Проективные тесты широко исполь-Ьуются на Западе психологами-клиницистами.

В спортивной практике, по мнению Б. Д. Кретти, психолога ■з США, эти методы могут быть применены в комплексе с дру-Вими, поскольку они дают лишь общие наметки о характере лич­ностных особенностей спортсмена.

В нашей стране были попытки внедрения проективных тес? ков в практику работы спортивных психологов. Однако, по наше­му мнению, они не оправдали связанных с ними надежд, и в пер­вую очередь в вопросе изучения мотивов спортивной деятель­ности. Как подчеркивалось ранее, мотивация любой деятельно-Ьти возникает на базе субъект-объектных, а не абстрактных свя-Ьей. Поэтому, когда спортсмену задаются вопросы о жизнен-Ьых, но не имеющих отношения к его деятельности ситуациях, Ьо говорить о выявлении особенностей его спортивной моти­вации не приходится.

Вторая группа методов, используемых для изучения моти-Ьации спортсменов, связана с различными модификациями Me-Ьода анкетирования и бесед. Для примера сошлемся на опыт ггого же Б. Д. Кретти, разработавшего специальный опросник. •Спортсмену предлагается с помощью десятибалльной шкалы [оценить различные факторы, помогающие ему хорошо трени­роваться. Этим же методом исследователи пользуются при вы-I яснении мотивов выбора того или иного вида спорта. Интерес­ные результаты можно получить в ходе анализа автобиографий, ! написанных спортсменами по специально разработанным пла­нам (например, сочинение на тему: «Моя спортивная биогра­фия». — Примеч. ред.). Самоотчет как метод изучения мотива­ции является, пожалуй, единственным способом проникновения в интимную сферу личности спортсмена. Однако этот метод имеет определенные недостатки. Для того чтобы их избежать, необходимо, по нашему мнению, во-первых, систематизиро-




1 Пилоян Р. А. Мотивация спортивной деятельности. — М.: ФиС, 1984. — С. 23-28.

С ними подробнее можно познакомиться в книге: Кретти Б. Д. Психология в современном спорте. — М.: ФиС, 1978.



212 Часть II. Практическая психология спорта

вать сами вопросы и, во-вторых, не ставить их, что называется, «в лоб». При описании предлагаемого нами метода мы более подробно остановимся на этом.

И наконец, к третьей группе методов, применяемых при изу­чении мотивации спортсменов, может быть отнесен способ опо­средованной оценки силы побуждения. Данный метод успешно использует Ю. Ю. Палайма (1973), определяющий силу мораль­ного мотива (чувство коллективизма) через оценку эффектив­ности действий юных баскетболистов. Полученные результаты показывают эффективность использования опосредованной оценки, однако видна и определенная ограниченность этого подхода.

Действительно, по результативности отдельных действий спортсмена и деятельности в целом можно опосредованно су­дить о силе его мотивов и мотивации. Однако если мы захотим глубже заглянуть в структуру мотивации спортсмена и выяс­нить, что же в ней является ведущим, то почувствуем недоста­точность этого методического приема. А для педагога именно эта сторона проблемы мотивации очень важна.

Методика выделения значимых факторов спортивной деятельности

Выше мы не случайно подробно останавливались на анализе сути понятия «мотив». Дело в том, что в зависимости от того, как понимает исследователь конкретное явление, каким он его видит, во многом определяются выбираемые им методиче­ские подходы, обусловливающие те результаты, которые он получит в ходе исследования.

Для тех, кто соотносит понятие «мотив» с потребностями человека и другими переживаемыми психическими состояния­ми, приемлем лишь один путь исследования — опрос о жела­ниях, переживаниях, потребностях. Однако на этом пути мож­но не только потерять предмет изучения. <...> Те же исследо­ватели, которые понимают мотив дуалистически, вынуждены искать объяснение побудительных основ человеческой актив­ности как в нем самом (т. е. человеке), так и в окружающей дей­ствительности. Этот подход позволяет, как правило, изучать лишь отдельные компоненты мотиваций и не дает возможно­сти составить полное представление о побуждающих и направ-

Раздеп 5. Психология спортивного воспитания 213

ляющих началах личности человека. И лишь рассмотрение мо­тива в качестве итога деятельностно-информационного взаи­модействия позволяет глубже проникнуть в мотивационную сферу личности человека.

Когда соотнесение потребностей субъекта со своими возмож­ностями и с особенностями конкретной деятельности дает поло­жительный результат (когда потребности и возможности субъ­екта совпадают с требованиями конкретной деятельности), тогда и формируется мотивация, направляющая индивидуум на овла­дение предметом данной деятельности. Следуя логике такого по­нимания мотивации, можно предположить, что, зная об отно­шении индивидуума к окружающей действительности, к объ-■бктам, факторам, явлениям, связанным с его деятельностью, , можно судить о том, что же побуждает его к ней. Это теорети­ческое положение легло в основу разработки методики выде­ления значимых факторов спортивной деятельности.

На основе содержательного анализа спортивного противо­борства мы выделили отдельные переменные, характеризую-5щие спортивную деятельность. Необходимо подчеркнуть, что I для каждого вида спортивной специализации был выделен свой, | специфический перечень факторов. Процедура тестирования [сводилась к следующему. Спортсмену предлагалось разложить все факторы на десять групп по степени их субъективной зна­чимости для достижения максимально возможного на данный момент результата. Полученные данные обрабатывались ста­тистическими методами для определения количественных зна­чений факторов в группе с последующим расчетом соответст­вующих коэффициентов. Было выделено семь коэффициентов, в свою очередь объединенных в три группы (табл. 2).

Выделение в структуре мотивации спортсменов трех осно­ваний обусловлено следующим. Как правило, в любой деятель­ности конкретный индивидуум реализует потребности двух ви­дов: духовные (принципиальные), связанные с самоутвержде­нием и самовыражением («Я»), исполнением обвгественного долга («Мы»), и материальные.

Первый вид потребностей актуализируется в связи с тем, что человек, являясь социальным существом, нуждается в оцен­ке окружающих его людей. Не менее важной для него является и самооценка.

214 Часть М. Практическая психология спорта



Таблица 2

Структура мотивации достижения высокого результата

в спорте

Критерии мотивации

Содержание мотива

1. Побудительные основания

Отражает принципиальную ориентированность спортсме­нов на удовлетворение духов­ных потребностей (самоутверж­дение, самовыражение, испол­нение общественного долга) Отражает ориентированность спортсмена на удовлетворение материальных потребностей

2. Базисные основания

Отражает степень заинтересо­ванности спортсмена в благо­приятных социально-бытовых условиях спортивной деятель­ности Отражает степень заинтересо­ванности спортсмена в накоп­лении социальных знаний и на­выков Отражает степень заинтересо­ванности спортсмена в отсутст­вии болевых ощущений

3. Процессуальные основания

Отражает степень заинтересо­ванности спортсмена в накоп­лении сведений о своих про­тивниках Отражает степень заинтересо­ванности спортсмена в отсутст-виии психогенных влияний, от­рицательно сказывающихся на процессе противоборства

Второй вид потребностей связан с естественной необходи­мостью есть, пить, одеваться, растить детей, помогать родите­лям.

Потребность в получении оценки общества через систему моральных и материальных критериев является одной из глав­ных мотиваций любой деятельности.

В спорте потребности, отнесенные нами к первой группе, реализуются особенно наглядно, так как спорт с его противо­борством имеет четко обоснованные критерии результативно-

Вги успеха, что и позволяет сделать более объективным и на-■лядным процесс общественного признания. Поэтому мы рас-Иматриваем два первых мотива как побудительные основания И структуре мотивация спортсменов.

Следующие три мотива второй группы отражают уровень Потребностей более специфического характера. Для достиже-■ия высокого результата в спорте необходимо иметь хорошее Вдоровье, специальные навыки и знания, а также благоприят­ные социально-бытовые условия для занятий спортивной дея-Ибльностью. Потребности этого порядка характеризуют уровень Объективных возможностей спортсмена для достижения высо-■ого спортивного результата, поэтому группа этих мотивов бы-На нами названа базисными основаниями мотивации.

В третью группу вошли два мотива, отражающие уровень Потребностей в накоплении информации о будущих против-■иках и степени заинтересованности спортсмена в отсутствии Психогенных влияний. Поскольку их роль важна непосредст­венно в ходе самого процесса противоборства, они были опре-■елены нами как процессуальные основания мотивации.

В этих трех группах мотивационных оснований легко обна­руживаются самые разнообразные связи спортсмена как дея-Вельного субъекта с окружающей его действительностью, связи, ■соторые являются для него в той или иной степени информа­тивно значимыми и на базе усвоения которых рождается осо-■нание реальной возможности достижения намеченного спор-[тивного результата в избранном виде спорта. <...>

[Рекомендации для тренеров по изучению ■Особенностей мотивации спортсменов

К...> Нетрудно понять тренеров, которые захотят сегодня, сей-|Час приступить к изучению особенностей мотивации своих ■учеников. Для них мы и изложим основные ориентиры и прие-I мы с тем, чтобы они могли успешно решить поставленную за-' дачу, не прибегая к специальной методике. Такими ориенти-; рами в практической работе могут служить семь мотивов, опи-| санных в предыдущем разделе (см. табл. 2).

216 Часть II. Практическая психология спорта

Спорт осознается спортсменом прежде всего как форма ак­тивности, позволяющая реализовать его потребности в само­утверждении, самовыражении, исполнении общественного дол­га. Эта группа потребностей показывает так называемую прин-ципимальную направленность спортсмена. Тренеру путем на­блюдений и бесед необходимо составить представление об уровне потребностей этого плана. Об этой стороне личности спортсмена тренер может судить по тому, как тот переживает поражение или успех — свой или товарищей по команде, как он относится к процедуре награждения — подъем флага, исполне­ние гимна. О принципиальной ориентации спортсмена гово­рят цели, которые он ставит перед собой в соревнованиях. Чем выше цель, тем сильнее принципиальные устремления спорт­смена.

Уровень тех или иных потребностей спортсмена тренеру лучше всего оценивать по десятибалльной шкале, т. е. по суще­ству, количественно выразить значение всех семи мотивов, от­ражающих структуру мотивации спортивной деятельности (см. табл. 2). При этом следует придерживаться следующего правила. Надо выделить среди анимающихся двух спортсме­нов — одного, имеющего наиболее низкие потребности, и дру­гого — с наиболее высокими потребностями определенного ви­да. Первый получает оценку потребностей данного вида в один балл, второй — в десять баллов. Остальные участники получа­ют оценки, соответствующие их месту относительно этих двух спортсменов. Это необходимо сделать по всем семи группам потребностей, включенных нами в структуру мотивации.

Материальные потребности человека частично удовлетво­ряются в спортивной деятельности (поездки на сборы, сорев­нования и т. п.), поэтому в структуре мотивации они могут вы­ступать как побудительные основания. О потребностях этого вида можно судить по информации о материальном положе­нии семьи, по тому, как одевается спортсмен. У спортсмена в ходе его деятельности могут выработаться потребности в опре­деленном социально-личностном микроклимате, поэтому связи такого порядка могут выступать в качестве мотивационных. Так, наши исследования показали, что нередко ведущей в структу­ре мотивации спортсмена выступает потребность в уважении

Раздел 5. Психология спортивного воспитания 217

родных и близких, членов коллектива, где учится или трудит­ся спортсмен, и т. п.

В спорте нельзя добиться серьезных результатов без овла­дения специальными знаниями и навыками. Реализация этой потребности является важным звеном в формировании моти­вации, поскольку связи этого плана играют ведущую роль в вы­боре конкретного вида спорта, в постановке далеко идущих це­лей. О степени ее актуализации тенер может судить, сопоставляя свои собственные наблюдения, касающиеся оценки специаль­ной подготовленности спортсмена, и мнение самого ученика по данному вопросу.

Спортивная деятельность предъявляет повышенные требо­вания к здоровью спортсмена, в его сознании постоянно проте-ает процесс сопоставления своих возможностей с требования-[ данного вида спорта. Поэтому не удивительно, что эти связи теляются весьма существенными при формировании мотива-дии спортсмена. О степени их актуализации тренер может су-лть как по объективным данным медицинских заключений, так и на основе самооценок спортсмена.

В спортивной деятельности между спортсменом и его со­перником возникают устойчивые мотивационные связи, кото­рые могут усиливаться или ослабевать. Тренер, оценивая по десятибалльной шкале степень заинтересованности спортсме-яа в информации о противниках, должен ориентироваться на езультаты бесед со спортсменами и наблюдений за ним на со­ревнованиях. Спортсмен, который, наблюдая за своими сопер­никами, интересуется подробностями, касающимися отдельных сторон их мастерства, безусловно, получит более высокий ранг, чем тот, которого эти вопросы не волнуют.

Обстановка соревнований является мощным источником различных влияний на психику спортсмена. В зависимости от характера этих влияний (положительного или отрицательного) мотивация спортсмена может меняться, поэтому связи данно­го порядка являются очень важными. Тренеру, чтобы оценить уровень коэффициента, отражающего степень заинтересован­ности спортсмена в отсутствие психогенных влияний, необ­ходимо знать, как переносит его ученик последние дни перед соревнованиями и сами соревнования, какие эмоциональные



218 Часть II. Практическая психология спорта

переживания он при этом испытывает. Говоря языком трене­ров, необходимо знать, не «перегорает» ли он перед стартом.

Естественно, тот спортсмен, который в большей степени под­вержен влиянию отрицательных эмоций, будет иметь более вы­сокий показатель по десятибалльной шкале. Таким образом, в ходе спортивной деятельности индивидуум оказывается вклю­ченным в сложную систему взаимоотношений с окружающей действительностью, на основе анализа которых формируется его активное (или пассивное) отношение к данной деятельно­сти.

Тренер, желая выяснить особенности мотивации конкрет­ного спортсмена, должен установить характер взаимосвязей по указанным семи уровням, говоря иначе, определить отноше­ние спортсмена к факторам, составляющим эти уровни. Ему необходимо путем наблюдений и бесед выяснить значимость для спортсмена всех факторов, определить уровень духовных и материальных потребностей спортсмена и возможность их реализации в данной деятельности. Необходимо таклсе соста­вить четкое представление о его потребностях в благоприят­ном социально-психологическом микроклимате, о потребностях в накоплении специальных знаний, навыков и информации о противниках, знать состояние здоровья спортсмена и то, как он сам его субъективно оценивает, и наконец, необходимо иметь информацию о том, как влияет на данного спортсмена обста­новка соревнований. Тренер в специальный протокол заносит свое субъективное представление о семи мотивах (по десяти­балльной шкале) относительно конкретного спортсмена.

Имея перед собой общую картину потребностей и возмож­ностей своего ученика (с учетом требований конкретного вида спорта), тренер получает достаточно четкое представление о его мотивации. Однако для того, чтобы количественные значения семи перечисленных мотивов (коэффициентов) приобрели для тренера смысл и стали эффективным средством индивидуали­зации психологической подготовки спортсмена, необходимо изучать и учитывать общие закономерности изменения моти­вации в связи с возрастом, ростом квалификации, условиями спортивной деятельности. <...>

Раздел 5. Психология спортивного воспитания 219

А. Ц. Пуни

Формирование и актуализация мотивов участия в соревнованиях1

ЛДотивы — это личностные побуждения, исходя из которых иеловек, в данном случае спортсмен, принимает решение уча-Втвовать в соревновании, вести борьбу за достижение сорев-■ювательной цели.

Но если целью определяется, что должен делать человек, Ек достижению чего он стремится, то мотивами характеризуют-1ся причины этого стремления. Мотивы позволяют понять, по-тему именно ставятся те или иные цели, развивается неугаси-|мое стремление к их достижению.

Мотивы, как и цели, — мощные, регулирующие деятельность, ■Психические силы или факторы. Регулирующая сила мотивов ■Заключается в том, что они воздействуют на... волю. Воля же, по И. М. Сеченову, — деятельная сторона разума и моральных ■увств, управляющая человеческими действиями и поступка-1ми «во имя того или другого, часто наперекор даже чувству са-[мосохранения» (Сеченов, 1952, с. 256).

Таким образом, регулирующая сила мотивов проявляется Ь их активирующем влиянии, поддерживающем и стимулиру-■Ющем интеллектуальные, моральные, волевые и физические уси­лия человека, связанные с достижением цели.

Мотивами участия в соревнованиях являются побуждения, I вытекающие из понимания спортсменом общественной значи-■йости достижения намеченной цели. Мотивами могут быть и [побуждения, имеющие только личное значение для спортсме­на. Лучше всего, если то и другое совпадают, т. е. если общест­венное значение достижения цели становится и лично значи­мым для спортсмена. Такого рода цели и мотивы повышают i интерес к предстоящему соревнованию, способствуют созда­нию увлеченности и процессом подготовки к нему и спортивной борьбой в ходе соревнования, развертыванию творческих сил

Фрагменты публичной лекции: Пуни А. Ц. Процесс и система звеньев психо­логической подготовки к соревнованиям в спорте: Лекция. — Л.: ГДОИФК им. П. Ф. Лесгафта, 1978. - С. 8-51.



220 Часть II. Практическая психология спорта

спортсмена, страстному стремлению достигнуть намеченной це­ли. Действенность такого рода мотивов была показана в специ­альных исследованиях К. П. Жарова, А. Ц. Пуни, Ю. Ю. Палай-ма, Э. Василевски, А. П. Поварницына и др. Ю. Ю. Палайма, в частности, установил, что даже в случаях, когда уверенность в желаемом исходе соревнования бывает пониженной, высокие мотивы (и цели) сохраняют свою активирующую силу. Каковы же эти высокие мотивы, приводящие советских спортсменов к спортивным победам, равным гражданскому подвигу? Луч­ше всего предоставить ответ на вопрос тем, кто совершал такие

подвиги.

Победителям 100-километровой командной велогонки на XXI Олимпийских играх в Монреале (1976) был задан вопрос: «О чем вам думалось, когда в небо по флагштоку стал подни­маться советский флаг?» Вот ответ одного из членов команды В. Чаплыгина: «Я думал, что... в далекой-далекой от Монреаля Курской больнице, где работают мои мать и отец, узнают о на­шей победе, узнают наши тренеры и друзья. И я еще подумал: ведьжо_мы для вас, для всех сделали».

А на вопрос «Что побуждало Вас к победе?» чемпион XXI Олимпийских игр, самый сильный человек в мире, прослав­ленный В. Алексеев сказал: «Знал, что этой победой будет гор диться Родина, весь наш народ». <...>

Вот в чем кроется великая сила мотивации, глубинный — психологический и высоконравственный смысл мотивов, со­общающих отнюдь не биологический импульс силы всем дей­ствиям и поступкам, всей идейно направленной деятельности советских спортсменов.

В последние десятилетия, особенно в зарубежных исследо­ваниях по психологии спортивной деятельности и в работах некоторых советских психологов, большое внимание уделяет­ся изучению «мотивации достижений».

Основной смысл этих исследований сводится к выяснению ведущего из двух мотивов участия спортсменов в соревнова­нии: победить или избежать поражения.

Самое существенное, что показали такие исследования, вы­ражается в достижении успеха спортсменами, имевшими ис­ходный мотив — победить, и, как правило, в неблагоприятном исходе соревнования для тех, кто руководствовался мотивом —

Раздел 5. Психология спортивного воспитания 221

избежать поражения. В этом имеется определенный практиче­ский смысл для решения вопроса о целесообразности участия того или иного спортсмена в соревновании. В глубинном же психологическом плане такое решение вопроса не приносит пользы, так как не дает ответа на вопрос: почему одни спорт­смены руководствуются мотивом победить, другие же — избе­жать поражения. Не приносит пользы ни для психологической теорий спортивной деятельности, ни для практики актуализа­ции и формирования мотивов выступления в соревнованиях. Эти вопросы требуют дальнейшей специальной глубокой раз­работки.

Мотивы, как и цели, формируются, закрепляются, изменя­ются, угасают или актуализируются под влиянием объектив­ных условий жизни, деятельности, организованного процесса обучения и воспитания людей. Все это имеет место и в спорте. Конечно, на протяжении многолетней тренировки и участия в соревнованиях у спортсменов создается определенная мотива­ция их деятельности, т. е. определенная совокупность мотивов, побуждающая вести соответствующий образ жизни, система­тически и упорно работать над собой, участвовать в бесчислен­ных соревнованиях.

И все же в процессе психологической подготовки к каждому соревнованию необходимо бывает из всей, подчас объемной со-\ вокупности мотивов, выбрать и актуализировать один или не-■сколько наиболее значимых и адекватных цели именно данного 1 соревнования. В ряде случаев возникает необходимость сфор­мировать и новый мотив, включив его в состав уже существую­щих и, тем самым, сообщив как бы новый, дополнительный сти­мул, активирующий силу такого могущественного психологи-, ческого механизма регуляции соревновательной деятельности спортсмена или команды, каким является мотивация в единст­ве с целеосуществлением.

Мотивационная настройка спортсмена на соревнование

Программирование деятельности осуществляется тренером в ходе разработки тактического плана действий спортсмена или команды в предстоящем соревновании. Оно всегда носит евро-

222 Часть II. Практическая психология спорта

ятностпый характер, поскольку практически вряд ли встре­чаются случаи, когда в распоряжении спортсмена и тренера имеется абсолютно полная и достоверная информация об усло­виях будущего соревнования. Как правило, многое можно толь­ко предполагать, более того, многого подчас предусмотреть просто не удается.

В педагогическом и методическом отношениях составление тактических планов на предстоящую игру, бой, схватку и др. довольно основательно представлено в специальной литерату­ре по видам спорта. Имея в виду психологическую подготовку к соревнованию, важно рассмотреть психологические аспекты вероятностного программирования соревновательной деятель­ности. Прежде всего нужно сказать, что вероятностное програм­мирование (или прогнозирование) является одним из аспек­тов более широкого феномена, получившего в психологии на­звание антиципации, т.е. предвидения. В основе антиципации лежит опережающее отражение, т. е. «способность мозга забе­гать вперед, в будущее, в ответ на стимул, действующий только в настоящем» (П. К. Анохин).1

В психологическом плане антиципация представляет собой проявление познавательной активности человека, позволяю­щей в ответ на факты, события, ситуации и др., действующие только в настоящем, предугадывать еще не наступившие, буду­щие события, используя накопленные в прошлом опыт знания, и быть готовым к встрече с ними. <...>

В психологии спорта проблема антиципации как в теорети­ческом, так и в экспериментальном плане разработана еще дале­ко недостаточно. За последнее десятилетие появилось лишь не­сколько работ сугубо прикладного характера. Это исследова­ния В. С. Келлера, проведенные на фехтовальщиках, А. В. Ро­дионова — на баскетболистах и боксерах, Е. Н. Суркова — на вратарях футбольных команд, А. С. Мартынова, Е. Н. Сурко­ва — на боксерах. Все они касаются проявлений антиципации на перцептивном уровне и относятся к разгадыванию намере­ний противника с целью предвосхитить их будущие действия и, тем самым, получить некоторое преимущество в спортивной



Анохин П. К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. — М: Ме­дицина, 1968. — С. 4.

Раздел 5. Психология спортивного воспитания 223

борьбе. Однако на основе теоретической разработки пробле­мы... установлено, что антиципация — явление многоуровне­вое. В зависимости от типа задач и критериев, которые лежат в основе их решения, можно выделить субсенсорный, сенсомо-торный, перцептивный, апперцептивный и вербально-логиче-ский уровни. От уровня к уровню усложняется структура и ин­теграция психических процессов, взаимодействие которых . обеспечивает эффект предвосхищения. Установление много­уровневого характера антиципации позволяет считать, что наи­более существенным является не только ее пространственно-временной опережающий эффект, но а максимальное устране­ние неопределенности в ходе вероятностного прогнозирования, в ходе принятия решений.

Вероятностное программирование будущей соревнователь­ной деятельности на основе прошлого опыта и знаний, на осно­ве имеющейся информации о настоящем (место, время, другие условия будущего соревнования, противники) и представляют собой высший — вербально-логический уровень антиципации в единстве с перцептивным, апперцептивным и сенсомоторными уровнями. В основе программирования лежит возможно более полное снятие неопределенности в условиях предстоящего со­ревнования и нахождение адекватных решений о поведении и технико-тактических действиях спортсмена или команды в этих условиях.

С психологической стороны вероятностное программиро­вание представляет собой процесс мысленного «проигрывания» будущей деятельности в предполагаемых условиях соревнова­ния. «Проигрывание» выполняется в сложной цепи умствен­ных действий, носящих характер умственного эксперимента.

В ряде случаев и в ряде видов спорта умственный экспери­мент дополняется наглядными средствами «проигрывания» дей­ствий спортсмена или команды на макетах площадок (футбол, хоккей, баскетбол и др.), с помощью карандаша и бумаги (со­ставление вариантов графика бега, лыжной гонки, воспроизве­дение профиля дистанции гонки и др.).

Необходимо подчеркнуть, что мысленное действование яв­ляется и идеомоторной тренировкой. Действуя в уме, спорт­смен всегда представляет свои движения. Двигательные же пред­ставления основываются на оживлении в коре головного мозга

224 Часть II. Практическая психология спорта

многообразных временных связей, внешний эффект которых проявляется в двигательных, вегетативных и других реакциях, соответствующих реакциям, возникающим при практическом исполнении воображаемых действий. Такая идеомоторная тре­нировка в мысленном действовании готовит спортсмена к прак­тическим действиям в предстоящем соревновании.

Представление движений, или, как говорят в практике спор­та, мысленное их выполнение, оказывает тренирующее действие. В исследованиях А. Ц. Пуни, В. X. Полубабкина, В. И. Силина, Е. Н. Суркова, Ю. 3. Захарьянца, А. А. Белкина, И. И. Торопчи-на и др. совершенно определенно показано, что оно содейству­ет овладению техникой гимнастических, легкоатлетических и других упражнений, совершенствованию точности и быстроты их выполнения, интенсивности прилагаемых усилий.

A. Ц. Пуни показал, что при тренировке путем представле­


ния движений в условиях лабораторного эксперимента дости­
гается улучшение точности движений на 34%, их быстроты —
на 16,8%, силы - на 3,3%.

B. X. Полубабкин установил, что предварительное (до на­


чала разбега) представление быстрого отталкивания от бруска
в прыжках в длину реально сокращает время толчка с 248-265 мс
до 220-240 мс.

По данным В. И. Силина, предварительное представление упражнений на гимнастических снарядах содействует большо­му совершенству их исполнения, что подтверждается более высокой (в пределах 0,3-1,1 балла) оценкой судей. Не случайно такие выдающиеся спортсмены, как Б. Шахлин, Л. Латынина и др., прежде чем исполнять упражнение практически, проде­лывают его мысленно, в голове.

Вот, например, как рассказывает об этом сам Б. Шахлин:

«Меня часто спрашивают: "А зачем это Вы, Борис, колдуете перед началом выступления? Что это за ритуал? И нужен ли он?" Дейст­вительно, когда я выхожу на помост, то всегда вначале становлюсь в самый угол и провожу там минутку, не глядя на очередной сна­ряд... Здесь, на краю помоста, мне надо повторить в уме то, что предстоит сделать через минуту или полторы... Стоит мне только занять свое место в углу помоста, как между мной и залом вырас­тает невидимая стена. Трибуны сливаются в какое-то искрящееся поле, и мне уже неважно, поддерживают ли меня эти трибуны или

Раздел 5. Психология спортивного воспитания 225

"болеют" за моего соперника. Мне ведь нужно решить свою собст­венную задачу... даже на расстоянии ощущаю в своих руках холод­ный гриф перекладины или скрытую теплоту деревянных ручек коня. Мои мышцы испытывают привычное напряжение, входят в привычный ритм. Мне кажется, что я уже на снаряде, что я выпол­няю свое упражнение. Для зрителей я недвижим. Но когда упраж­нение в уме закончено и я чувствую счастливый прилив свежести и вдохновения, тогда я делаю свой первый шаг к поджидающему меня снаряду. Так было на всех состязаниях, на которых я высту­пал»'.

Какое великолепное описание своей собственной идеомо-■торной — психологической подготовки к непосредственному


  • выполнению упражнения в условиях соревнования! В нем со-
    Кдержится не только ответ на поставленный Б. Шахлину вопрос.
    IB нем показано, как в процессе идеомоторной подготовки об-
    ■ретается помехоустойчивость — один из компонентов состояния

  • психической готовности. Она — функция полной сосредоточен-
    I ности на себе, на процессе предстоящей деятельности, необы-
    майно глубокой и прочной, отгораживающей спортсмена от аф­
    фектирующих вредоносных воздействий внешней среды. <...>

Новейшими исследованиями (Казаченко, 1971; Мазуров, 11978) установлено, что высокая помехоустойчивость обеспе-1чивается возникновением и укреплением в коре головного моз­га интегральной рабочей доминанты (А. А. Ухтомский), след-I ствием которой и является образование, как пишет Д. Г. Ква-F сов, вала охранительного торможения.

Идеомоторная настройка на предстоящее соревнование

Можно было бы думать, что идеомоторная подготовка имеет столь существенное значение перед выполнением, так сказать, кратковременных, сложных по координации, быстротечных упражнений не только в гимнастике но и в тяжелой атлетике, прыжках в воду, прыжках на лыжах с трамплина и др., но ока­зывается, значимость ее универсальна. Об этом свидетельст­вуют сами спортсмены. <...>

Советский спорт. — 1965. — 16 января. — № 12. 8 Зак. № 768



226 Часть II. Практическая психология спорта

Исследованиями последних лет добыты новые характеристи­ки тренирующего эффекта представления движений. А. А. Бел-кин показал возможность использования идеомоторной трени­ровки взамен специальной разминки на соревнованиях по спор­тивной гимнастике.

В исследованиях, проведенных бывшим аспирантом кафедры психологии ГДОИФК им. П. Ф. Лесгафта В. И. Секуном на гимнастах, установлено, что гимнасты начинают мысленно гото­виться к исполнению упражнений, сидя у снаряда на местах для участников. Они тщательно воспроизводят и представляют всю комбинацию, когда до вызова их к снаряду остается 1-2 участ­ника. Иногда при этом они по нескольку раз мысленно повто­ряют какой-либо один элемент или связку — особо сложные или недостаточно надежно отработанные. На исходном поло­жении они, как правило, о всей комбинации уже не думают, а представляют лишь первый элемент, ее начало. Такая идео-моторная подготовка благоприятствует выполнению упраж­нений.

Очень важен полученный В. И. Секуном в эксперименте от­вет на вопрос: сколько раз целесообразно мысленно повторять упражнение.

Факты показали, что если речь идет об одном элементе, то целесообразно повторение его в уме до четырех раз. Однако длинную и, тем более, сложную комбинацию лучше продумать только один раз. Эти факты получили подтверждение и при ис­следовании механизмов тренирующего действия представле­ния движений с помощью электроэнцефалографии (Е. Б. Со­логуб и В. И. Секун; Е. Б. Сологуб и А. Б. Ливмане) — метода, с помощью которого изучается биоэлектрическая активность мозга.

Идеомоторная подготовка сейчас все шире и шире исполь­зуется в практике тренировки и при подготовке к исполнению упражнений в условиях соревнования в большинстве видов спорта.

Мысленное выполнение упражнений характеризуется вы­сокой интеллектуальной активностью, в которой существенное значение имеет творческое воображение. Мысленное выпол­нение упражнений сопровождается выраженными проявления-

Раздел 5. Психология спортивного воспитания 227

|ми эмоций и требует от спортсмена многообразных, различной интенсивности волевых усилий.

Умственный эксперимент и принимаемые в ходе его реше-1 ния проверяются, дополняются, подкрепляются или корриги-| руются практическими действиями в процессе тренировки.

Здесь имеет особое значение возможно более точное моде-ыирование условий предстоящего, именно предстоящего, сорев-[нования, а не соревновательных условий вообще. Естественно, кто в таком моделировании никогда не будут достигнуты абсо-Ьгютно точные его условия. Это должен хорошо знать и пони-шать сам спортсмен с тем, чтобы составленный оптимальный | вариант вероятностной программы — тактического плана дей-1ствий не связывал его творческой инициативы и самостоятель-I ности мысли и действий в реальных условиях соревнования.

Специальная подготовка к встрече с соревновательными препятствиями

Г Соревновательная борьба по существу — почти целиком про­цесс преодоления препятствий различной степени трудности. ■Гут и преодоление их во внешней среде, где протекают сорев­нования, и преодоление сопротивления противников, и пре-' одоление спортсменом самого себя.

Многие препятствия вытекают из специфики каждого вида |спорта. С ними спортсмен постоянно встречается, к преодоле­нию их всегда готовится. Они перестают быть для него препят­ствиями высокой степени трудности. Но предполагаемые усло­вия будущего соревнования подобны уравнению со многими не­известными. С каждым из них спортсмен может столкнуться в ходе соревнования, и к тому же внезапно.

Неожиданности всегда являются препятствиями высокой степени трудности. Особенно это касается неожиданностей, ни­когда не встречавшихся в опыте спортсмена, но чаще неожи­данным является непредвиденное изменение привычных условий деятельности, непредвиденное нарушение заранее намеченной программы. Одни из внезапностей выступают как внешние по­мехи (например, резкие реакции болельщиков), другие возни­кают в самом процессе соревновательной борьбы (например,

228 Часть II. Практическая психология спорта

новый тактический маневр противника, собственные неудач­ные действия спортсмена и др.).

Первые затрудняют отбор спортсменом полезной информа­ции в ходе соревнования, вторые — увеличивают количество информации и затрудняют процесс ее переработки. И те и дру­гие увеличивают время переработки этой новой, экстренно воз­никающей, информации. По данным Ю. Я. Киселева, даже в условиях лабораторного эксперимента при подаче внезапного резкого звукового сигнала время простой двигательной реак­ции увеличивается с 750 до 1015 мс (на 35,2%), причем особен­но удлиняется время скрытого периода реакции, т. е. перера­ботки информации, полученной от внезапного сигнала (на 44%), в меньшей степени, но все же отчетливо, замедляется двига­тельный ответ (на 18%).

Помехи могут быть и внутренними. По данным Н. П. Каза-ченко, для тяжелоатлетов к числу таких помех, например, от­носятся: переживание неудачи в одной из пробных попыток, неожиданный успех или неудача в выполнении упражнения и, как следствие этого, повышенный или, наоборот, сниженный уровень эмоционального возбуждения, переживание ошибки в определении начального веса штанги и др.

Внезапности ставят спортсмена в ситуации необходимости быстрого и целесообразного решения задачи, в которой долж­ны быть найдены ответы по крайней мере на два вопроса: «Что случилось?» и «Что делать (как действовать)?». Нередко к ним добавляется еще вопрос: «Когда действовать?». Если ответ на них не найден или найден, но с запозданием — это приводит к последствиям, частично или в целом отрицательно влияю­щим на спортивный успех.

Установлено, что именно при встрече с внезапностями спорт­смен или команда зачастую терпят поражение. Неожиданно­стей же в любом виде спорта великое множество. Ю. Я. Кисе­лев, например, в соревнованиях по борьбе зарегистрировал их около восьмисот, а в соревнованиях по тяжелой атлетике — око­ло трехсот.

К встрече с внезапностями и к их преодолению спортсмен должен быть и психологически, и практически подготовлен. Поэтому в системе звеньев психологической подготовки спорт-
I Раздел 5. Психология спортивного воспитания 229

смена к соревнованию специально предусматривается подго­товка к преодолению препятствий, особенно возникающих не­ожиданно. Она осуществляется, конечно, уже в процессе веро­ятностного программирования, но особенно важно ее реали-i зовать при проверке и уточнении намечаемой программы в ходе | практических действий в условиях, приближающихся к усло­виям предстоящего соревнования.

Организуя эти условия в процессе тренировочных занятий, i прикидок, матчевых встреч, контрольных игр и т. д., тренер дол­жен широко использовать введение неожиднностей. Ассорти­мент их следует накапливать и расширять путем регистрации I и систематизации внезапностей, которые возникают в сорев-| новациях. Обязательным следует считать также проявление тре­нером собственной инициативы и изобретательности в этом на-[ правлении.

Эффективность специальной подготовки к встрече с вне­запностями была доказана в психолого-педагогическом экспе-I рименте, проведенном Ю. Я. Киселевым с борцами ДСО «Труд». В процессе экспериментальных тренировочных занятий с ! целью подготовки борцов к встрече с неожиданными препят-I ствиями они ставились в условия необходимости преодоления j таких препятствий. Это привело к тому, что если в начале экс­периментального периода из 1170 неожиданных препятствий борцы смогли успешно преодолеть 447 (38,2%), то после спе-| циальной подготовки количество успешно преодоленных бо-I лее трудных препятствий возросло до 59,2 %.

О том же свидетельствует и спортивная практика. Можно

это продемонстрировать на примере одного из самых выдаю-

[ щихся спортсменов современности, многократного чемпиона

[ мира по современному пятиборью Андраша Бальцо ( Венгрия).

«"За моими победами, — говорит он, — стоит столько тренировоч­ной работы, что если бы ее выполнить на 30%, то и этого, наверное, было достаточно, чтобы стать чемпионом мира". Он ничего не остав­лял на случай, никогда не надеялся на удачу... Андраш тренировал­ся так, чтобы быть готовым к любым превратностям. Все вариан­ты, (которые могли возникнуть (даже чисто теоретически) во вре­мя соревнования, он многократно прорабатывал на тренировках. Бальцо экспериментировал, ставил себя в невероятно сложные,

230 Часть II. Практическая психология спорта



- практически безвыходные ситуации и... искал искал из них вы­ход... Только при подготовке к соревнованиям за неделю он менял 18 лошадей. Ежедневно занимался по 6 часов, через каждые два часа пересаживался на другую лошадь» .

Надо ли говорить, сколь хорошо он был подготовлен к встре­че с любыми неожиданностями.

Психология подготовки и готовности спортсменов к соревнованиям


Советский спорт. — 1974. — 6 марта.

В. А. Алексеев

[Как управлять своим вниманием перед стартом]1

|Что нужно знать о сосредоточенности внимания? Во-первых, 1чем она полнее, тем выше результат — это общий закон для многих видов деятельности.

Во-вторых, полная сосредоточенность на чем-то одном ве-

|дет к автоматическому отключению от всего окружающего, от

■всего постороннего. Сосредоточенный человек, автоматически

> отгораживаясь от всего лишнего, как бы говорит: «Не мешайте

мне серьезно заниматься избранным делом».

И, в-третьих, надо знать, что большинство людей не способ­ны сосредоточиваться одновременно на двух разных предме­тах — эта редкая способность дана лишь очень немногим.

Вот почему никогда не стоит делать два дела одновременно, например читать газету и слушать радио. Когда вы вниматель­но читаете, «шум» радио только раздражает мозг. А если вы прислушиваетесь к тому, что передают по радио, то хотя ваши глаза будут бегать по тексту, ничего не останется в вашей памя­ти. Так что лучше делать одно дело, но делать хорошо, чем сра­зу несколько, но плохо.

232 Часть II. Практическая психология спорта

«А как же Юлий Цезарь? — спрашивают после этого мно­гие. — Ведь он мог одновременно и читать, и писать, и слушать, и отдавать приказания». Думаю, делал он это не одновременно, а быстро переключая свое внимание с одного дела на другое. Это тоже замечательная способность, и тот, кто ею владеет, мо­жет многое успеть. Но все же большинство из нас не Юлий Це­зарь, и нам следует учиться сосредоточенности на чем-то одном. И эту, еще более важную способность надо ежедневно воспиты­вать и поддерживать. Много спортсменов страдают от неуме­ния предельно собираться во время соревнований — так, чтобы полностью отключаться от всего мешающего. Таких спортсме­нов может сбить любой внешний раздражитель, любое замеча­ние со стороны, которое, как известно, далеко не всегда бывает дружелюбным. <...> i

Конечно, разные виды спорта требуют развития различных видов внимания. <... >

В этом, уже не сказочном, а вполне реальном примере тоже очень убедительно показаны возможности предельно сконцен­трированного внимания — чем оно сосредоточеннее, тем выше эффективность деятельности, которой человек занимается в данный момент, тем полнее его отключенность от различных помех.

Высокая сосредоточенность перед началом движения необ­ходима в тяжелой атлетике, прыжках в воду, гимнастике, фи­гурном катании на коньках и других «технических» видах спор­та. А вот, скажем, футболисты должны владеть всеми видами внимания: и полностью сосредоточиваться, когда, например, на­до бить пенальти, и быстро переключаться с игрока на игрока и на мяч, когда идет атака на ворота соперника.

Способность предельно сосредоточиваться на том деле, кото­рым занимаешься в данный момент, необходимо систематиче­ски развивать. Для достижения успеха здесь требуется только од­но: регулярно тренировать концентрированное внимание. Чтобы оно стало устойчивым, его следует ежедневно укреплять с по­мощью специальных упражнений, вырабатывающих сосредо­точенность.

Каждому известно, что, читая скучную книгу, слышишь бу­квально все, что происходит вокруг — внимание «отскакивает»

Раздел 6. Психология подготовки к соревнованиям 233

от сухого текста и «прыгает» во всевозможных направлениях. | Но если попадается интересная книга, то внимание «впивает­ся» в нее так, что можно забыть даже нужное дело. Следова­тельно, напрашивается простой вывод: внимание само сосре-^ доточивается на том, что интересно.

Но ведь сколько существует неинтересных дел, которыми ' тем не менее надо серьезно заниматься! В таких случаях реко­мендуется поступать следующим образом: прежде чем вклю­чаться в неинтересное дело, его необходимо сознательно свя­зать с такими мыслями и чувствами, которые всегда интересны, привлекательны. Например, студенту физкультурного инсти­тута надо учить биохимию, но заниматься ею нет никакого же­лания. Но если подумать о том, что, скажем, от особенностей углеводного обмена во многом зависят такие качества, как си­ла и выносливость, то человека, занимающегося спортом, этот предмет не может не заинтересовать.

Следует хорошо уяснить: перед каждым, а тем более неин­тересным, делом очень важно создать положительную установку на то, что заниматься этим делом будешь с большим внимани­ем, ибо чем внимание сосредоточеннее, тем выше КПД данного дела, тем меньше потребуется времени для его завершения. Ко­гда же внимание «мечется», продуктивность падает, а процент брака возрастает.

Кроме этого совета — относиться к каждому делу только как к интересному — полезно взять на вооружение и некоторые чис­то «технические» упражнения, способствующие развитию со­средоточенности. Суть их состоит в волевом удержании вни­мания на каком-либо предмете или явлении.

1. Надо взять секундомер или часы с секундной стрелкой и проследить за ее движением, не отрывая внимания, столько се­кунд, сколько удастся. Опыт показывает, что в первый раз боль­шинство способно удерживать неотрывное внимание на дви­жущейся стрелке не более 20-40 с. Путем тренировок можно постепенно добиться удлинения сроков удержания неотрыв­ного внимания на секундной стрелке до 1 -3 мин. Если при этом внимание отвлечется хотя бы на мгновение, упражнение счи­тается невыполненным, его надо прекратить и начать сначала. Определив наибольшее время, в течение которого внима­ние смогло удержаться на секундной стрелке не отвлекаясь, на-

234 Часть II. Практическая психология спорта

до постараться повторить периоды такого же сосредоточения 3-4 раза подряд, делая между каждой «попыткой» перерывы на 10-20 с. Такие упражнения полезно повторять несколько раз в день, особенно перед сном, когда мозг утомлен и ему труд­но сосредоточиваться. Преодоление усталости будет говорить о том, что тренированность сосредоточенного внимания до­стигла высокой степени.

Приблизительно через месяц ежедневных тренировок вни­мание должно обрести способность удерживаться без переры­вов на движущейся секундной стрелке в течение 5 мин. После этого можно перейти на тренировки по наблюдению за очень медленным движением минутной стрелки тоже в течение та­кого отрезка времени. Удержание сосредоточенного внимания в течение 5 мин — очень хорошее достижение.



  1. Еще Леонардо да Винчи советовал своим ученикам, .вни­
    мательно рассмотрев какой-либо предмет, закрыть затем глаза
    и, не торопясь, представить его во всех деталях. После этого
    снова посмотреть на этот же предмет и проверить, насколько
    представление совпадает с оригиналом. Великий художник и
    ученый считал такое упражнение очень полезным для разви­
    тия внимания и рекомендовал заниматься им так часто, как по­
    зволяет время, добиваясь того, чтобы представление полностью
    повторяло оригинал.

  2. Предыдущее упражнение можно выполнять, привлекая
    на помощь дыхание: рассматривая что-либо, делать медленный
    вдох, как бы втягивая в свой мозг, в свою память то, на чем со­
    средоточено внимание, а на выдохе, еще более замедленном, за­
    крывать глаза и мысленно воспроизводить образ того предме­
    та или явления, которые только что были в фокусе внимания.

Обычно, когда заходит речь о сосредоточенности, многие свя­зывают этот мыслительный процесс со своеобразной психиче­ской напряженностью. Да, действительно, очень часто сосредо­точенность сопровождается субъективно ощущаемым психиче­ским напряжением. Но в спортивной практике такая напряжен­ность, как правило, мешает. Ведь вслед за сокращением мышц лица — нахмуренными бровями, сжатым ртом — следует не­произвольное напряжение многих других мышц. Спортсмен, как принято говорить, становится «зажатым», скованным, что всегда ему мешает. <...>

Раздел 6. Психология подготовки к соревнованиям 235

Сделаем вывод: в спортивной деятельности очень важно уметь многое выполнять, в том числе и предельно сосредото­чиваться, не напрягаясь физически.

И еще весьма важное положение, о котором необходимо все­гда помнить, — длительность сосредоточения. Каждый спорт­смен должен твердо знать свое оптимальное время сосредото­чения в таких видах, как тяжелая атлетика, стрельба, прыжки в воду, толкание ядра, метание диска и т. п. Если оптимальное время сократить или растянуть, то это, как правило, заканчи­вается плохо. Затянутое по сравнению с оптимальным сосре­доточение редко идет на то, чтобы по крупицам, по элементам — медленно, но верно — собрать себя на предстоящее движение. В большинстве же случаев чрезмерно долгое сосредоточение скрывает лихорадочный поиск того или иного варианта настрой-' ки на результат. Следовательно, чрезмерно длительное (по срав­нению с оптимальным) время сосредоточения — внешнее про­явление внутренней неуверенности. Ну а когда оно слишком укорочено, то это обычно свидетельствует о ненужной тороп­ливости, об отсутствии опыта подготовки к выступлению.

Для того чтобы узнать свое оптимальное время сосредото­чения — а оно, повторяю, сугубо индивидуально, хотя есть и не­которые общие закономерности в каждом виде спорта, — удобно прибегнуть к секундомеру, а еще лучше — к миллисекундоме-ру. Попросите тренера или товарища проследить с секундоме­ром в руке хотя бы за двумя-тремя десятками ваших попыток и сопоставьте результаты попыток с временем сосредоточения. Наверняка выявится определенная зависимость между каче­ством исполнения и временем подготовки. Так, установлено, что среднее оптимальное время сосредоточения у прыгунов в воду составляет от 5 до 7 с, что, конечно, не исключает индиви­дуальных отклонений на несколько секунд, чаще в сторону удли­нения.

Можно обойтись и без секундомера — многие спортсмены ориентируются на собственное чувство времени. Против этого возражать не приходится, особенно если время сосредоточе­ния действительно стало оптимально постоянным.

На чем же надо сосредоточиваться? Этот вопрос отнюдь не праздный. Дело в том, что в мыслительном компоненте опти­мального боевого состояния (ОБС. — Примеч. ред.) надо раз-

236 Часть II. Практическая психология спорта

личать два момента. Первый — цель, второй — средства дости­жения этой цели.

Предположим, стрелку в решающую исход соревнования ми­нуту необходимо поразить только «десятку» — это его конеч­ная цель. А для того, чтобы реализовать ее, нужно обеспечить предельную устойчивость руки, очень мягкий, аккуратный спуск и выполнить ряд других технических элементов — это средства достижения цели.

Для получения нужного результата в подавляющем боль­шинстве случаев необходимо предельно сосредоточить внима­ние не на самой цели, а на средствах ее достижения. Почему? По той простой причине, о которой шла речь выше: наше вни­мание не может быть одновременно и в равной степени скон­центрировано на двух объектах. Поэтому, если сосредоточить его на самой цели, то уходят из-под мыслительного контроля средства ее достижения. И результат, несмотря на большое же­лание, оказывается хуже, чем хотелось бы. <...>

Итак, подведем первые итоги. Оптимальное боевое состояние (ОБС) складывается из трех компонентов: физического, эмо­ционального и мыслительного. В разных видах спорта и у раз­ных спортсменов «процентное соотношение» этих компонен­тов различно. Если у стрелков-стендовиков на физический ком­понент приходится приблизительно 10, на эмоциональный 70, на мыслительный 20%, то у штангистов соответствующие циф­ры будут ориентировочно такими: 50,40,10%. Очевидно, неда­ром именно среди этих, самых сильных, людей родился «вели­кий афоризм»: «Меньше думай — больше поднимай!» Это, ко­нечно, шутка, но в ней отражается некоторая специфичность мышления, присущая ряду спортсменов. А ведь и поднимая штангу, тоже надо очень и очень думать. <...>

Итак, спортсмены, используя возможности каждого из трех компонентов — физического, эмоционального и мыслительно­го, могут вводить себя в оптимальное боевое состояние. По то­му, как они готовят себя к соревнованиям, их можно с извест­ной долей условности разделить на три группы.

Для первой группы спортсменов основная информация о готовности к соревновательной борьбе идет главным образом от физического аппарата: от мышц, суставов, от степени влаж-

Раздел 6. Психология подготовки к соревнованиям 237

ности кожи, от состояния сердечно-сосудистой и дыхательной систем. Спортсмены этой группы обретают высокую психиче­скую устойчивость и прочную уверенность в своих возможно­стях лишь после того, как почувствуют себя очень хорошо в физическом и техническом отношении. <...>

Несомненно, для спортсменов этой категории основным по­мощником в психической подготовке к соревнованию, в дости­жении ОБС является тренер. Используя весь арсенал физи­ческой и технической подготовки, такой педагог помогает спорт-Йемену обретать остальные компоненты ОБС — эмоциональный и мыслительный.

Здесь хочется сказать несколько слов о разминке. К сожа-[лению, не так уж часто встречаются тренеры, которые умеют тишь за счет правильно построенной физической разминки вы­рывать у своих учеников и психические компоненты ОБС. Но |это возможно, и дело лишь за тем, чтобы тренеры всерьез взя-шсь за изучение и использование резервов, заложенных в раз-линочном процессе.

Например, такие ощущения, как свежесть, легкость мышц, каждый спортсмен просто обязан уметь вызывать у себя с по-■иощыо разминочных упражнений. А ведь эти ощущения мышеч-ной свежести и легкости автоматически улучшают настроение! Идет процесс, который академик И. П. Павлов назвал «мышеч-Ьюй радостью», т. е. радостью, возникающей вслед за хорошей физической нагрузкой мышц. А что такое радость с точки зре-Ьия ОБС? Это определенный уровень эмоционального возбуж­дения. Следовательно, с помощью физической разминки можно обрести и второй компонент ОБС — эмоциональный. А когда Ьадостно на душе, то и голова начинает работать лучше. Так под­ключается третий компонент ОБС — мыслительный.

Для второй группы спортсменов самым главным при вхож-шении в ОБС является достижение оптимального уровня эмо-Ьпюнального возбуждения. Хорошее состояние физического Компонента они рассматривают как само собой разумеющееся. | Уже упоминался Виктор Куренцов, который, ориентируясь по ■ульсу, т. е. определяя уровень своего эмоционального возбуж-иения, а затем регулируя его, готовил себя к очередному выхо-гду на помост. А наблюдая за игрой, например японских волей-

238 Часть II. Практическая психология спорта

болисток, нельзя не заметить, что они словами, громкими вос­клицаниями, аплодисментами все время стараются поддержать друг у друга высокий эмоциональный накал. Подобных приме­ров немало. <...>

В этом случае оптимальный уровень эмоционального воз­буждения был достигнут чисто физическим путем — быстрой пробежкой. Другим бегом — медленным и долгим — стрелки по неподвижным мишеням снижают чрезмерно сильное вол­нение, возникающее в связи с предстартовой лихорадкой.

Но выйти на оптимум возбуждения можно и за счет мысли­тельных процессов. <...>

Необходимо еще раз подчеркнуть: оптимальный уровень эмо­ционального возбуждения может с полным правом считаться стержнем ОБС у любого спортсмена.

Естественно, что у всех он разный и зависит от многих при­чин, в первую очередь от вида спорта и особенностей личности самого спортсмена. Но с чего бы ни начиналось вхождение в ОБС — с физического, эмоционального или мыслительного ком­понента — всегда в конечном результате все составные части ОБС будут вращаться, как вокруг оси, вокруг оптимального уровня эмоционального возбуждения.




Каталог: sites -> all -> files -> books
sites -> 12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”
sites -> Методичні рекомендації для проведення виховних заходів в загальноосвітніх навчальних закладах
sites -> Перечень вопросов, по которым участники образовательного процесса (дети, родители, педагоги) могут получить консультации
sites -> Что такое агрессивность?
files -> Тульской области «алексинская школа»
files -> Программа дисциплины «Психология профессионального обучения»
files -> Вопросы к экзамену по курсу «Диагностическое обеспечение образовательного процесса»
books -> Солодков А. С., Сологуб Е. Б. Физиология спорта


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   19


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница