Серия Спортивная психология в трудах отечественных специалистов



страница13/19
Дата15.05.2016
Размер2.23 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   19
Раздел 6. Психология подготовки к соревнованиям 253

В то же время исследования не позволяют говорить об ауто­генной тренировке как о «панацеи от всех бед» (Радченко, 1967). Определение И. X. Шульцем аутогенной тренировки как «амор­тизатора аффективного резонанса» представляется более пра­вильным. Применение аутогенной тренировки позволяет при­остановить и даже ослабить негативное психическое напряжение перед соревнованием. Но такое напряжение может возвратить­ся и нарастать, так как состояние большей готовности спорт­смена может быть достигнуто лишь комплексом мероприятий, направленных на возможное устранение причин, ведущих к от­рицательным эмоциональным состояниям.

Е. П. Ильин

[Состояние наивысшей готовности и работоспособности спортсмена]1

«Спортивная форма». Наивысшую спортивную работоспо-[ собность в годичном тренировочном цикле называют спор­тивной формой. До сих пор это понятие недостаточно опреде­лено и вызывает временами оживленную дискуссию, которая сводится к тому, является ли состояние спортивной формы качественно иным, чем состояние высокой тренированности, или нет. Особенно острой была дискуссия, прошедшая в нача­ле 1960-х гг. И. П. Байченко выдвинул гипотезу, что состояние спортивной формы отличается от состояния высокой трени­рованности и главным признаком первого является наличие у спортсменов повышенной реактивности. Это означает, что спортсмен, находящийся в спортивной форме, отличается от предшествующего своего состояния высокой тренированно­сти тем, что на стандартную нагрузку дает большую, а не мень­шую, как следовало бы ожидать, реакцию вегетативной системы. Это характеризует максимальную мобилизованность организ-

Ильин Е. П. Психофизиология физического воспитания. — М.: Просвеще­ние, 1983.- С. 81-86.

254 Часть II. Практическая психология спорта

ма и должно рассматриваться как положительный феномен. Тем самым для спортивной формы экономизация функций нехарактерна.

Это и вызвало полемику и критику со стороны большинства ученых. В ходе этой критики был поставлен под сомнение и сам факт существования повышенной реактивности (Н. Н. Яков лев, Л. П. Матвеев). Рассматривая эту полемику почти через два десятилетия, надо отметить, что важные положения для по­нимания спортивной формы и для предупреждения ошибок в диагностике тренированности имелись у обеих спорящих сто­рон.

Несомненно, повышенная реактивность — не общее явле­ние, но она все же имеет место, поэтому необходимо выяснить механизмы ее явления и роль в проявлении тренированности.

Подготовка к соревнованию вызывает у спортсмена нервно-эмоциональное напряжение. Переживание спортсменом пред­стоящего выступления, настройка на показ предельного на дан­ный момент результата может приводить к тому, что эмоцио­нальный компонент начинает занимать все более весомое место как регулятор поведения спортсмена. Вследствие этого эмоцио­нальное возбуждение, которое обычно проявляется у спорт­смена незадолго до соревнований и во время их, из-за стойкой и инерционной доминанты становится постоянным (устойчи­вым) состоянием. На этом фоне выполнение стандартной на­грузки и дает высокую реактивность, выражающуюся в том, что на прежнюю нагрузку организм реагирует более расточитель­но, большими вегетативными сдвигами. Эта надбавка связана не с удорожанием физической работы, а с переизбыточностыо регулирования из-за повышенного эмоционального фона. Та­ким образом, энергетическая стоимость работы изменяется у готовящегося к соревнованиям спортсмена в связи с усилени­ем его психической активности.

В пользу такого толкования феномена повышенной реактивно­сти свидетельствует исследование, проведенное М. А. Замковой. У студентов измерялись энергозатраты при выполнении степ-теста в двух состояниях — спокойном и при эмоциональном возбуждении (непосредственно перед экзаменом). В последнем случае энергозатраты на выполнение одной и той же механиче­ской работы были на 50% больше. Таким образом, было выяв-

Раздел 6. Психология подготовки к соревнованиям 255

лено сходное с феноменом повышенной реактивности явление, которое, однако, не имело никакого отношения к спортивной форме. Однако этот феномен может появляться и у спортсме­нов за некоторое время до соревнований. Очевидно, чем боль­ше волнение и тревожность спортсмена при подготовке к со­ревнованиям, тем больше шансов выявить у них этот феномен. И поэтому совершенно справедливо замечание Н. Н. Яковлева, что объяснение состояния спортивной формы надо искать пре­жде всего в области психофизиологии, а также в нервной регу-; ляции процессов обмена веществ при выполнении физических нагрузок перед ответственными соревнованиями.

Как же относиться к феномену повышенной реактивности? Очевидно, его нельзя рассматривать как критерий спортивной формы и при его появлении ожидать от спортсмена рекордных результатов.

Дело в том, что состояние повышенной эмоциональности, 1длящееся долгое время, невыгодно для организма. Поведение | человека утрачивает пластичность. Включение в процесс регуля-| ции симпатоадреналовой системы на полную мощность может [ повысить работоспособность спортсмена до уровня, который не­доступен ему в обычных условиях. Однако разрядка возникшего Ьоминантного очага (установки на результат) может появиться [ даже по неадекватному поводу, так как согласно физиологиче-I ским законам саморегуляции система, находящаяся в напря­женном состоянии, стремится освободиться от избытка возбу-| ждения. Не случайно наибольшее количество срывов тормоз-I ных реакций наблюдается у спортсменов в те периоды, когда [ идет острая борьба за место в сборной команде (Л. С. Соколо-I ва). В этот период отмечаются и невротические реакции тре-I вожного ожидания, наблюдаются неадекватные формы пове-Ёдения и реагирования на ситуацию.

Итак, состояние «быть в форме», быть готовым проявить все свои возможности, предусматривает подготовленность спорт­смена, т. е. комплексный результат его физической, техниче­ской, тактической и морально-волевой подготовки. Однако при Втом необходим еще и настрой спортсмена на показ максималь­ного результата. В связи с этим следует остановиться на психо­логическом компоненте спортивной формы — готовности к со-' ревнованиям.

256 Часть It, Практическая психология спорта

Готовность к соревнованиям (мобилизационная готов­ность). В психологической литературе имеется различное пони мание и терминологическое обозначение этого психологическо­го компонента спортивной формы. А. Ц. Пуни говорит о готов­ности к соревнованию, болгарский психолог спорта Ф. Генов — о мобилизационной готовности. Несмотря на расхождения, мож­но констатировать, что под этим состоянием авторы имеют в ви­ду довольно устойчивое, длящееся несколько дней состояние, отражающее возникновение целевой доминанты, направляю­щей сознание спортсмена на достижение высокого результата, и готовность бороться с любыми трудностями на предстоящих соревнованиях. Состояние готовности не охватывает промежут­ки между соревнованиями и может даже перед некоторыми из них вообще не возникать или проявляться в слабой форме. В то же время это и не оперативное состояние, как стартовое или предстартовое волнение, возникающее за 1-2 дня до соревно­ваний или за несколько часов. Настраиваться психологически спортсмен может несколько недель, и чем ближе день соревно­вания, тем отчетливее будут проявляться признаки соревнова­тельной доминанты у спортсмена.

В этом состояния мобилизуются именно те функции (пси­хические и физиологические), которые обеспечивают достиже­ние результата в данном виде спорта. В. В. Медведев, напри­мер, нашел, что волейболисты, для которых восприятие ситуа­ции на игровой площадке играет большую роль, в состоянии спортивной формы воспринимали схему расположения игро­ков на площадке значительно точнее, чем когда они были не в форме. У гимнастов же, находящихся в спортивной форме, прибавка в объеме и точности восприятия была весьма незна­чительной. Это можно объяснить тем, что для них объем и точ­ность зрительного восприятия многих объектов в пространст­ве не играет существенной роли.

Обостренность восприятия адекватных стимулов, перевод из долговременной памяти в оперативную необходимой для эф­фективной деятельности информации, активизация мыслитель­ных процессов (ускорение оперативного мышления) — вот при­знаки интеллектуальной собранности спортсмена в состоянии готовности к соревнованиям.

Раздел 6. Психология подготовки к соревнованиям 257

А. Ц. Пуни подчеркивает необходимость уверенности спорт-Ьмена для формирования готовности к соревнованию. Дейст­вительно, как показано В. А. Зобковым, выступление спринте-Ьов было успешным в случае, когда уровень их уверенности В успехе составлял в среднем 70% от максимального. В связи Ь этим он выдвинул тезис об оптимальном уровне уверенности Как критерии прогноза успеха спортсмена. Эта уверенность возникает в связи с достижением спортсменом необходимого I уровня физической, технической и тактической подготовки.

Наличие определенной доли неуверенности свидетельству­ет об адекватности отражения спортсменом трудностей сорев-■ювательной борьбы (силы соперников, неблагоприятных по-■Ьдных условий и т. п.). В то же время при завышенной или за-Ьиженной уверенности, как правило, отмечается неадекватность ■котивационных установок и уровня притязаний спортсменов, ■соторые приводят к неполной мобилизации их возможностей ■в одном случае из-за того, что спортсмен не считает нужным ■выкладываться», а в другом случае — потому что считает та-! кую мобилизацию невозможной или бесполезной).

Очевидно, соотношение «уверенности — неуверенности» у Шазных спортсменов индивидуально, отсюда и частое появле-■ше неожиданных для самого спортсмена рекордов. Следова­тельно, придавать чувству уверенности решающее значение при ■диагностике состояния готовности к соревнованию вряд ли це-■яесообразно. Однако учитывать его, сопоставляя с реальными ■Возможностями спортсмена, полезно, так как оно свидетельст­вует о мобилизационной настроенности.

Наконец, состояние готовности к соревнованию связано с •волевой мобилизацией физических и духовных сил. Это готов-«Ность проявить максимум волевого усилия, не допустить раз­вития неблагоприятного эмоционального состояния, направить [сознание не на переживание значимости соревнования и ожи­дание успеха или неудачи, а на контроль своих действий и дей-ктвий соперника. Волевая мобилизация должна способствовать при необходимости и включению в регуляцию эмоционально-| го механизма с участием симпато-адреналовой системы, чтобы процесс регулирования приблизился к экстремальному.

Следует, однако, учитывать, что переживания спортсменом предстоящей соревновательной деятельности могут и без того

9 Зак. № 768

258 Часть II. Практическая психология спорта

активизировать симпато-адреналовую систему, которая начи­нает доминировать над волевым контролем. Это таит в себе опре­деленную опасность, так как работа функциональных систем становится нестабильной и произвольно нерегулируемой. По­этому М. Буаже, говоря о спортивной форме, отмечал, что лишь единицам удается поддерживать максимальную энергию, сто остаются позади этой желаемой формы и сто других впадают в перетренированность.

С тех пор как были сказаны эти слова, прошло уже почти полвека и спортивная наука сделала значительный шаг вперед в диагностике подготовленности спортсменов к соревновани­ям. Однако и сейчас проблема подведения к спортивной форме и ее контроль очень остро стоят на повестке дня. Трудным яв­ляется вопрос о психологической устойчивости спортсменов на соревнованиях. П. А. Рудик отмечает, что резко выражен­ные эмоциональные состояния должны протекать не стихий­но, механически подчиняя себе и часто искажая поведение че­ловека, а под строгим контролем сознания. К сожалению, это не всегда удается.

Очевидно, спортсмен в процессе тренировки и длительных выступлений на соревнованиях должен адаптироваться к фак­торам психической напряженности, так же как он адаптируется к физическим нагрузкам. А для этого психическую напряжен­ность необходимо предусматривать в тренировочных циклах, чтобы реакция на стрессовую ситуацию включалась в стерео­тип выученных действий. Поясним это следующим примером.

Психологи установили, что военные летчики утрачивают спо­собность эффективно управлять самолетом, когда им прихо­дится действовать в простых и ненапряженных условиях. Чем выше была их подготовка, тем в большей степени давало о себе знать снятие обычного для них напряжения в деятельности. Оче­видно, простые условия являются недостаточным стимулом для включения стереотипа, настроенного на острые ситуации. Сле­довательно, условия деятельности входят в стереотип.

Поскольку состояние готовности к соревнованию связано с доминантным состоянием, нельзя давать повод для прежде­временной разрядки этой доминанты. Нужно сохранить стрем­ление спортсмена показать результат до решающего старта, сдерживая его на квалификационных соревнованиях и в пред-

Раздел 6. Психология подготовки к соревнованиям 259

варительных забегах. В противном случае спортсмен может по­терпеть крупную неудачу, как это произошло на одной из олим­пиад с известной советской копьеметательницей Е. Горчаковой. гВ квалификационных соревнованиях, на которых отбирались 16 спортсменов, чтобы на следующий день продолжить борьбу ри разыграть олимпийские награды, она установила рекорд iCCCP с лучшим результатом сезона в мире. Многие коррес-, понденты в связи с этим уже «забронировали» ей золотую ме-' даль. Однако в основных соревнованиях спортсменку словно [подменили. Со слабым для себя результатом, почти на 5 м ху­же вчерашнего, она уступила первенство.

Итак, спортивная форма связана с максимальной мобилиза­цией спортсмена на показ высокого достижения, причем эта мо­билизация должна подкрепляться его физической, технической I и тактической подготовленностью. Однако это хотя и стабиль-[ ное, но все же временное состояние спортсмена (его длитель­ность определяется многими факторами, в том числе и индиви­дуальными особенностями: одни спортсмены могут находиться |в мобилизованном состоянии несколько недель, другие — не-ьсколько дней). Отсюда возникает два следствия: во-первых, в (течение сезона спортсмен может несколько раз входить и вы­родить из спортивной формы; во-вторых, она свойственна как большим мастерам, так и спортсменам-разрядникам, так как ^последние тоже могут мобилизоваться на какое-то соревнова­ние и показать на нем лучший для себя в сезоне результат. <...>

Раздел 7. Консультирование, психодиагностика в спорте 261



Консультирование, психодиагностика, психологическая помощь спортсмену и тренеру

Г Д. Горбунов

Практический психолог в спорте1

<...> Психологи, которые много работали в практике спорта, в порыве откровенности признаются, что эффект воздействия резко снижается или даже становится нулевым, когда по ка­кой-либо причине интерес падает: либо усталость, либо посто­ронний интерес, либо смещение ценностных ориентации, ли­бо просто занятость другим. Остается только схема. В беседах со спортсменами исчезает чувственная окраска логической аргументации, не всплывают в нужный момент так эффектив­но действующие примеры, нет той энергии, которую надо пе­редавать другим, нет тех каналов, по которым негативное «за­бираешь» у спортсменов. Когда есть любовь, то голос по теле­фону даже за тысячи километров вызывает ответное чувство. А когда ее нет, то никакая близость общения не дает нужных эмоций.

Конечно, лучше всего, если психолог сам занимался этим видом спорта, пожил жизнью этого вида и достиг определен-



1 Горбунов Г. Д. Практический психолог в спорте: Лекция. — СПб.: Изд-во СПбГАФК им. П. Ф. Лесгафта, 1995. (Печатается с сокращениями. — Примеч. сост.).

ных успехов в нем, когда он этот вид спорта не просто знает, но и глубоко чувствует. Вплоть до того, что его внушения и бесе­ды включают специфические, нередко жаргонные для этого ви­да спорта обороты речи.

Перенося сведения из социальной психологии в область спор-i та, можно утверждать, что важнейшим компонентом успешности практической деятельности психолога является умение ладить с людьми. Общение составляет основную форму работы психо­лога, в ходе которой, вступая в контакт с людьми, он должен так изменять их состояние, чтобы выигрывал результат дея­тельности (это^вовсе не значит, что речь идет только о позитив­ных состояниях). И если психолог ладит с тренерами, врачом, массажистом, родителями и прочими, он имеет «поле» для поло­жительного воздействия. Именно поэтому психологи, завершая академические дебаты о роли и месте психолога в спорте, остав­ляют в стороне свой витиеватый понятийный аппарат, очень просто говорят друг другу: если есть у психолога контакт с тре­нером и спортсменами — работа будет: нет контакта — делать ему в команде нечего. <...> Над психологом, больше чем над другим специалистом, висит стандартизированный стереотип­ный ореол. В одних случаях он ему помогает, в других же ока­зывает прямо противоположное действие — «А еще психо­лог!», — «Так вы же психолог», — «Ну и психолог нашелся!», и т. д.

У психолога в команде много друзей, но и недоброжелатели могут быть. Это чаще всего те, кто чувствуют явную или скры­тую ущемленность в присутствии профессионального психо­лога по типу: «Я и сам психолог не хуже его». Этот ложный барьер нередко мешает уже достигшим успеха тренерам исполь­зовать работу психолога для очередного подъема. Как частные и ситуативные проявления отношений к психологу, его работе могут мешать эгоцентричность и ограниченность мышления вра­ча команды либо ревностные чувства массажиста. Но эти при­чины чаще всего лежат на поверхности. Есть, однако, много дру­гих, которые прикрыты вуалью благовоспитанности при нали­чии объективно существующего соперничества. Конкурирую­щие отношения между тренерами, равно как и между спорт­сменами, могут скрыто делить команду на противоречивые, а нередко и враждебные группировки. Заметить, просчитать,



262 Часть II. Практическая психология спорта

прочувствовать эти связи — тонкая часть коммуникативной за­дачи психолога. На основе этих наблюдений уточняются участ­ки и объекты его работы, делается выбор во взаимоисключаю­щих случаях с учетом создания и сохранения благоприятного фона для работы. Здесь нет прямолинейных суждений и одно­значных схем.



<...> Реализуя принцип всеобщей благожелательности, мож­но нажить в команде откровенных противников. Вплоть до то­го, что когда психолог слишком энергично жмет руки одного тренера, то в определенной ситуации в лице других тренеров, которые это видят, он может заполучить своих будущих оппо­нентов. И, безусловно, психолог не сможет работать с теми тре­нерами, с которыми у него сложатся конкурирующие отноше­ния на любой основе (поездки, экипировка, премии и, тем бо­лее — слава!).

Умение определить и реализовать на практике оптималь­ную для общения с каждым социальную дистанцию — немало­важное достоинство практического психолога. С одним трене­ром психолог на следующий день знакомства переходит на «ты», с другим, своим ровесником, после нескольких лет работы оста­ется на «вы». Этому не всегда можно найти сколько-нибудь стройное логическое объяснение, в нем немало от чувственности и интуиции. Да и нужно ли пытаться найти правильное объяс­нение каждому конкретному случаю? Важно правильно дейст­вовать. Да и в случае ошибки в выборе социальной дистанции гораздо важней это почувствовать, чем объяснить.

Важным достоинством практического психолога является умение дозировать общение со спортсменами. Безусловно оши­бается тот психолог, который считает, что чем больше он обща­ется со спортсменами, чем больше проводит с ними времени — тем лучше для дела.

Спортсмены должны чувствовать потребность в общении с психологом и удовлетворять ее по мере надобности. Как вся­кая иная потребность, потребность в общении с психологом от напряжения приходит к насыщению и заменяется напряжени­ем очередной потребности. Чрезмерно длительное общение со спортсменами может ликвидировать фазу напряжения этой по­требности, вести к пресыщению — врагу общения даже с близ-

Раздел 7. Консультирование, психодиагностика в спорте 263

кими людьми. Назойливость всегда вредна, а в данном случае в особенности.

Как правило, психолог находится в сложной ситуации в ко­манде, когда его личность и образ жизни должны быть приме-' ром того, чему он учит спортсменов. В новой команде ему надо завоевать авторитет, добиться определенной веры в себя, без чего его работа бессмысленна. На когда он этого добился, от него ждут определенного характера действий, поступков, пере­живаний и отношений, понятных и принимаемых спортсмена­ми и тренером.

Важнейший раздел работы психолога — обучение спортсме­нов и тренеров саморегуляции — должен подтверждаться всем поведением самого психолога. Какие бы примеры психолог не I использовал в своих беседах в этом плане, они останутся либо пустым звуком, либо предметом для юмора, если в своей жиз­ни психолог демонстрирует обратное.

Практика психологии спорта за последние годы отчетливо показывает, что современные понятия о профессионализме пси-■Колога требуют от него не только глубины теоретических зна-[ ний и четкости навыков владения методами изучения челове-|ка, но и, главным образом, его возможности тактично, умело и своевременно выдавать спортсмену, тренеру эффективно воз­действующую, полезную информацию. Для этого психолог-практик обязан овладеть методами воздействия.

Спорту нужен психолог, который может, длительно нахо-| дясь на учебно-тренировочных сборах, сжиться со спортсменами, организуя коллектив и настроение в нем: воспитывая значи­мые для спорта свойства личности, создавать нужные психиче-1 ские состояния: решая многочисленные задачи воздействия на спортсменов, проводить сеансы гипноза, внушенного отдыха, гетеротренинга, группового психотренинга и пр., а также ис­пользовать элементы нейро-лингвистического программирова­ния; обучать спортсменов саморегуляции; ненавязчиво прово­дить со спортсменами беседы о тренировках и соревнованиях (а также об учебе, работе, любви, музыке, кино, театре, книгах и т. д.); улаживать конфликты, снимать последствия моното-нии, травм, секундировать в соревнованиях, организовывать отдых спортсменов, создавать и поддерживать традиции кол-

264 Часть II. Практическая психология спорта

лектива и делать массу других, казалось бы, странных для пси­холога дел, но вполне естественных для педагога и любого дру­гого человека, который хочет помочь спортсмену в его трудной спортивной жизни. И это все в плюс к тому, что может сделать психолог как психодиагност, систематически организуя иссле­дование и обследование спортсменов, контролируя их состоя­ния, отношения, установки и пр.

В дополнение к сказанному можно дать еще перечень неко­торых правил в деятельности практического психолога спорта, определяющих ее успешность, но в любом случае он не будет завершенным.


  1. Участвует в процессе подготовки спортсменов в трениров­
    ке и в соревнованиях, но не претендует на лавры в случае
    успеха. Скромность и место в тени — его удел.

  2. Все делает только с согласия тренера.

  3. Изучает спортсменов далеко не только с помощью их са­
    мооценок и специального инструментария, но в первую
    очередь наблюдая их в тренировочных занятиях и в сорев-

. нованиях, в работе и на отдыхе — везде, где можно увидеть психологические особенности без специального тестиро­вания.

  1. Ведет политику неприсоединения в конфликтных ситуаци­
    ях в тренерской среде, в то же время участвуя в разрешении
    противоречивых ситуаций.

  2. Является буфером в напряженных ситуациях между трене­
    ром и спортсменом.

  3. Проявляет предельную корректность, выдавая тренеру пси­
    хологическую характеристику спортсмена. Высказывает свое
    мнение, однако не настаивает, и окончательное заключение
    о возможностях спортсмена отдает на откуп тренеру.

  4. Никогда не распространяет доверенную ему информацию
    и не замыкает различные мнения между собой. Располагая
    к откровенности, никогда не высказывает своего мнения
    о коллегах тренера.

  5. Опытных тренеров не поучает и не просвещает, а ненавяз­
    чиво информирует в вопросах психологии спорта.

Раздел 7. Консультирование, психодиагностика в спорте 265

Безусловно, представленное в этом разделе далеко не ис­черпывает всех определяющих успешность деятельности пси­холога-педагога. Это лишь наиболее общие и значимые из них.

[Содержание работы практического психолога в команде]

Содержание работы психологов в спорте отличается великим разнообразием. Каждый психолог в своей работе фактически реализует свою личность. Психолог с академическим образо­ванием и строго научным складом мышления занимается боль­ше психодиагностикой. У него все заранее спланировано и осуществляется в полном соответствии с установленными пси­хологическими закономерностями. И как его антипод — сен-зитивный интуитивист — больше надеется на тонкость своего восприятия и чувства при оценке психических явлений и на К импровизацию в процессе воздействия на спортсменов.

Нельзя сказать, что из этого лучше для спорта, что хуже — ■всему свое время и место. А если учесть, что истина чаще всего I бывает посредине, то многочисленные смешанные варианты I больше всего устраивают практиков спорта. Но каков бы ни I был характер деятельности психолога в команде, какие бы кон-I кретные задачи он не решал, поначалу перед ним всегда стоит I одна общая задача — доказать результатами изначально, в про-I цессе и до конца своей деятельности нужность и полезность I пребывания в команде.

Те психологи, которые проработали в командах достаточно I долго, знают, что решение именно этой задачи стимулирует, на-I прягает и утомляет больше всего. Некоторые психологи, так ска­зать, набирают очки в правильном прогнозе и рекомендациях | тренеру относительно его возможностей в предстоящих сорев-[ нованиях. Известно, что прогноз в спорте дело неблагодарное и I рискованное. Тем и привлекателен спорт по сравнению с други-| ми зрелищами, что результат здесь чаще всего непредсказуем. А психолог предсказывает, правда, не категорично, а вероятно­стно, что вовсе не делает его советы менее значимыми и ответ­ственными. Если тренер это понимает, он не будет чрезмерно строг к ошибкам психолога, которые неизбежны по самой сути спорта. Тренер, умеющий оценить возросшую вероятность пра-

266 Часть II. Практическая психология спорта

Раздел 7. Консультирование, психодиагностика в спорте 267




вильного прогноза и верного решения благодаря советам пси­холога, будет снисходителен и к его ошибкам.

Другой психолог вовсе не занимается прогнозами, а исклю­чительно психическими состояниями спортсменов. Он счита­ет своей главной задачей подвести спортсмена к ответствен­ным тренировкам или соревнованиям в наилучшей кондиции.

Третий и этим занимается мало. Он считает, что должен обу­чить спортсмена определенному характеру действий и мыслей в те или иные моменты тренировки и соревнований. Он обуча­ет их приемам саморегуляции не вообще, а в связи с конкретной задачей деятельности, например приемам организации внима­ния в тот или иной момент игры.

Есть психологи-специалисты по нормализации конфликт­ных отношений как между спортсменами, так и между спорт­сменами и тренерами. Есть психологи, главной задачей считаю­щие создание в команде общего жизнерадостного оптимистич­ного настроения. Значительную часть своего времени они тра­тят на своеобразное эстрадно-комедийное поведение в общении со спортсменом, когда шутками, анекдотами, улыбками они сбра­сывают напряжение, создает благоприятный фон для работы и отдыха. Есть психологи, которые часами выслушивают спорт­смена, сопереживают, незаметно образовывают и просвещают, определяя нужный характер действий и отношений, оценива­ют события до уровня «снятия грехов». Есть психологи, кото­рые вмешиваются в организацию всей жизни спортсменов, их распорядок дня, соотношение различных мероприятий в режи­ме, культуру быта, организацию культурно-массовых мероприя­тий и пр.

Уже этого неполного перечня стиля работы достаточно, что­бы увидеть в психологе и ученого, и педагога, и пастора. О по­следнем следует сказать особо. Хотим мы того или не хотим, но по объективной сути деятельности работа психолога в команде во многом сродни с деятельностью пастора. Кому как не психо­логу можно довериться, исповедаться, «поплакаться в жилет­ку». У кого искать утешение, если руководитель требует, тре­нер заставляет, товарищи конкурируют, а мама с папой (или жена, подруга) часто далеко. А психолог, пользующийся дове­рием у спортсменов, для них отдушина, ему можно исповедаться, признаться в своих слабостях, выговориться, а иногда и нату-

рально выплакаться в его присутствии, Ведь психолог занима-■ется душой спортсмена, а душевный мир это не просто воспри-|ятие или память, мышление или воля. Душе нужна душевность 1С ее гармонией, красотой, верой, надеждой, наконец, любовью. |И если психолог хоть в чем-то оказывается способным быть ■близким по духу спортсмену, он будет им полезен. Одно обще­ние с ним может как-то заполнять вакуум, возникающий от жёст­кого спортивного режима, снимать сгустки монотонии, сгла-■сивать тревогу; помогать философски переносить тяготы спор-иивной жизни.

[Критерии полезности работы психолога в команде]

Разнообразие форм работы психолога в спорте делает его само­го многоликим специалистом. Конечно, его личностный имидж стается относительно стабильным, но профессионально, в за­висимости от ситуации может принимать прямо противопо­ложные характеристики. Скажем, когда он утешает и успокаи-Ввет и, наоборот, когда совершает действия, направленные на вскрытие глубинных энергетических ресурсов, на их макси-■мальное проявление.

Каждый спортсмен, зная психолога, может избрать себе в шомощь одну или несколько сторон его деятельности. Напри­мер, один ходит только на сеансы внушенного отдыха или гип-Коза и считает ненужным терять время на длительные разговоры ■ психологом. Другой же, наоборот, может не ходить на сеансы, но любит посидеть в комнате психолога, ведя с ним бесконеч­ные разговоры на самые различные темы. Есть спортсмены, ко-Иррые любят тестироваться. Они удовлетворяют свой интерес ж самопознанию, сравнивая данные тестов с тем, что они, каза-Ьось бы, уже хорошо знали о себе.

Сложившееся впечатление о психологе и соответствующий Вму образ (имидж. — Примеч. сост.) может помогать или ме-Нать психологу в его работе. Однажды психолог, не один год работавший с командой, решил дополнить свой инструмента-Вий воздействия массажем. Но наткнулся на категорическое Возражение тренера, который резонно считал, что это может



268 Часть II. Практическая психология спорта

нарушить уже сложившийся благоприятный стереотип воспри­ятия в команде образа психолога.

В другом случае психолога, занимающегося в основном ре­гуляцией состояний, попросили помочь научным сотрудникам проводить психологическое тестирование. Узнав об этом, один из спортсменов сказал: «Лучше не включайтесь в это дело, мы не того от вас ждем!»

<...> Нередко практического психолога спрашивают, какок объективный критерий полезности его работы. Особенно любят задавать этот вопрос академические психологи, заранее смакуя растерянность практика при ответе, что, вот де, мол, измерят), нам некогда, цифр у нас мало, что многое, так сказать, делаем на глазок, приблизительно, в том числе и результат работы. <...> Так часто оценивается и работа практического психолога.

Если спортсмены продолжают добровольно общаться с пси­хологом, ходят на его сеансы, приглашают на сборы и т. д., в об­щем, как эксперты оценивают: нравится — значит, нужен! Это и есть ответ на вопрос о критериях полезности практического пси­холога.

Но быть полезным, нравиться — это лишь первый этап рабо­ты практического психолога. Второй — когда от его работы от­казываются. Стереотип установок заставляет внутренне сжать­ся психолога, когда после многих месяцев и иногда лет психо­лог сталкивается с отказом от его услуг. Например, приходит он по привычке проводить сеанс внушения предсоревнователь-ных установок и слышит от спортсмена сказанные с улыбкой, полунагловатые, полуюмористичные слова: «А вы мне сегодня не нужны!» — Как это так? — «А вот так, я совершенно уверен в себе и точно знаю, что все будет о'кей». В итоге — блестящий результат на соревнованиях! Но ведь в том-то и радость психо­лога, что два-три года работы с треволсно-мнитёльной эмоцио­нально нестабильной личностью данного спортсмена и дали этот результат и непосредственно в соревнованиях, и в отказе от по­мощи как проявление самостоятельности спортсмена. Ведь ро­дитель, воспитавший самостоятельного человека, такого, кото­рый сумел отказаться от дальнейшей помощи и уверенно по­шел по жизни, — такой родитель несомненно правильней и луч­ше того, который поддерживает качающегося великовозраст­ного бездельника до седых волос.

Раздел 7. Консультирование, психодиагностика в спорте 269

Г М. Двали

[Психологическая помощь тренера спортсмену во время соревнований]1

Спортивное соревнование — сложное, трудное, комплексное мероприятие. Не каждый спортсмен способен всегда правиль­но понять обстановку соревнования, проанализировать ее и наметить рациональные пути для достижения победы. Часто у : такого спортсмена во время соревнования может возникнуть нежелательный аффект, паническое состояние, страх и т. д. Спортсмен часто теряет способность объективно оценивать как свои действия, так и обстановку соревнования в целом (действия своих партнеров и противников). Именно в таких случаях возникает необходимость помочь ему.

Под «секундированием» мы понимаем оказание тренером-секундантом психологической помощи спортсмену непосредст­венно до начала соревнования и во время перерывов в соревно­вании. Необходимо помочь спортсмену осознать пройденный этап соревнования и указать рациональные пути для дальней-' шего успешного выступления. В случае надобности тренер-се­кундант должен успокоить спортсмена или же, наоборот, вы­вести его из индифферентного, апатичного состояния.

В настоящем исследовании мы попытались проанализиро­вать процесс словесного воздействия (секундирования) на спортсменов во время перерыва после первого тайма в футбо­ле, рассмотреть его в психологическом аспекте, показать меха-измы, определяющие природу такого воздействия.

Исследование проводилось на турнире по футболу (1961 г., яшинев), в котором участвовали команда Таллинна «Калев», вышедшая на последнее место в классе «А», и команда кутаис­ского «Торпедо» и тбилисского «Локомотива», победившие

Двали Г. М. К психологии секундирования (словесного воздействия трене­ра) в спортивном соревновании // Психологическая подготовка спортсме­нов к соревнованиям в различных видах спорта. — М.: ФиС, 1968. — С 38-43.

270 Часть II. Практическая психология спорта

в зональном соревновании класса «Б». Мы изучили также не­сколько календарных матчей тбилисского «Локомотива» на пер­венство Союза в классе «Б», которые были проведены в Тбили­си, и использовали соревнование на первенство Тбилиси меж­ду футболистами-учениками (1947 г. рождения), которое было проведено в ноябре—декабре 1963 г. В нем участвовали: цент­ральная футбольная школа отдела народного образования, не­сколько команд центральной школы молодежи, команды юных футболистов при командах мастеров обществ «Буревестник», «Динамо» и «Локомотив». Был изучен также матч, проведен­ный между командами тбилисского «Динамо» и ташкентского «Пахтакора» в 1963 г. в Тбилиси.

Основным методом исследования было наблюдение, кото­рое проводилось непосредственно во время секундирования как до начала матча, так и после первого тайма (во время 15-ми­нутного перерыва). Кроме того, была проведена магнитофон­ная запись секундирования.

Большинство тренеров обычно не учитывает, какое влия­ние может оказать их наставление на психическое состояние спортсменов, что спортсмен в данном соревновании израсхо­довал очень много энергии, что он в ходе соревнования может особенно болезненно переживать неудачи и что поэтому необ­ходимо заботливое отношение к нему. Наше исследование по­казало, что очень редки случаи, когда бы тренер направлял свое словесное воздействие на то, чтобы успокоить возбужденного спортсмена или же, наоборот, вывести его из депрессивного со­стояния, возникшего вследствие различных причин.

К сожалению, часто бывало наоборот: тренер, возмущенный ошибкой технического или тактического характера, допущен­ной спортсменами, терял самообладание и иногда тут же (а ино­гда в перерыве после первого тайма) обращался к ним с резкими словами. Бывают случаи, когда кто-либо из игроков раздражен­ным тоном возражает тренеру. Ясно, что после такого конфлик­та игрок фактически «выпадал» из коллектива, и это, несомнен­но, отрицательно отражалось на спортивных результатах ко­манды.

Надо отметить, что большинство тренеров-секундантов в сво­их беседах касается ошибок технического и тактического ха­рактера, допущенных командой на данном этапе соревнования.

Раздел 7. Консультирование, психодиагностика в спорте 271

Тренеры-секунданты в большинстве случаев не учитывают ин­дивидуальные особенности спортсменов и не представляют се­бе последствия воздействия этих бесед на психическое состоя­ние своих воспитанников. А это также часто бывает причиной непонимания между тренером и командой, что отражается на ее спортивных достижениях. Ниже мы приводим примеры раз­личных видов секундирования.



Секундирование до начала соревнования. Секундирование было проведено за два часа до начала повторной встречи меж­ду командами кутаисского «Торпедо» и таллиннского «Кале-ва» (первая встреча окончилась победой «Калева» со счетом 2:0; оба мяча были забиты с одиннадцатиметрового штрафного удара). Это поражение поколебало уверенность игроков «Тор­педо» в победе в последующих играх. Тренер, учтя это обстоя­тельство, построил свою беседу таким образом, чтобы вселить в игроков уверенность в собственные силы. Он обратился к чле­нам команды: «Команда "Калева" в течение всего футбольного сезона ничем не отличилась. Эти два матча (имеются в виду победы в первых встречах над тбилисским «Локомотивом» и кутаисским «Торпедо») они провели особенно сильно, но в эти игры они вложили столько энергии, что ни в коем случае не­возможно, чтобы команда смогла провести и последующие встречи с такой же силой. Именно сегодня должен испытать поражение "Калев"». Затем тренер дал характеристику каждо­го игрока команды противника, где коснулся только их слабых сторон. Например: «Их вратарь вообще слаб и притом немного трусит; из-за этого мяч часто выпадает у него из рук. Необхо­димо при ударе по воротам атаковать и вратаря; это еще более запугает его, вследствие чего возрастет возможность проведе­ния гола» и т. д.

Затем секундант коснулся тактики (схемы) игры как про­тивника, так и своей команды. Каждый игрок получил конкрет­ное задание. Например, игроку широкого диапазона под № 10 было поручено часто обеспечивать мячами левого крайнего М., имеющего хорошую технику и большую скорость, хотя ему бы­ло разрешено действовать и в соответствии с игровой ситуаци­ей. В конце беседы тренер обратился к команде: «Какие бы на поле ни создавались условия, не прекращайте борьбы, верьте, что вы сильнее противника; при необходимости подбадривай-



272 Часть II. Практическая психология спорта

те друг друга, страхуйте друг друга. В игре будьте корректны, помогите упавшему противнику подняться» и т. д. Затем он про­сит вратаря У. постоянно держать контакт с защитниками и при необходимости руководить их действиями.

Известно, какое положительное воздействие может оказать пример. Команде зачитали статью из газеты «Известия» от 30 ок тября 1961 г., в которой была описана финальная встреча на Кубок Советского Союза между донецкой командой «Шахтер» и московским «Торпедо». В статье было рассказано о непоко­лебимости игроков команды «Шахтер», об их огромном жела­нии победить, о спортивном мужестве, проявленном ими во вре­мя игры с сильным противником. Такая беседа, безусловно, до­стигла цели — в команде создалось боевое настроение, что и сказалось на результатах матча.

Секундирование в перерыве во время соревнования (по­сле первого тайма). Во время отдыха после первого тайма ука занной игры в беседе тренер указал, что игрок № 7, на которого тренер возлагал большие надежды, не оправдал их. Этому иг­року указали, что он долго водил мяч тогда, когда партнер уже вышел на выгодную позицию, и тем самым свел на нет усилия товарищей наладить результативную атаку ворот противника. На это справедливое замечание игрок № 7 ответил довольно резко и грубо. Он производил впечатление разнервничавшего­ся человека. Тренер спокойно, ласково, но в назидательном то­не повторил ему, чтобы он долго не водил мяча, вовремя пере­давал его партнерам, в противном случае команда не сможет решить поставленной перед ней задачи, на что игрок № 7 отве­тил молчанием. Надо отметить, что второй тайм он провел зна­чительно лучше, чем первый. Ясно, что ограниченность во вре­мени (15 минут) определила и содержание беседы — оно в ос­новном свелось к вопросам тактики.

Секундирование после окончания соревнования. Содер­жание секундирования охватывало анализ первого матча меж­ду «Торпедо» Кутаиси и таллиннским «Калевом», в котором со счетом 2:0 проиграли кутаисцы. Анализ провел тренер кута-исцев. Тренер спросил мнение всех игроков относительно при­чин поражения. Почти все игроки указали на нервное напря­жение, которое было вызвано большим значением матча для обеих команд. По нашему мнению, футболисты оценили про-

Раздел 7. Консультирование, психодиагностика в спорте 273

шедший матч объективно. Так, например, вратарь заявил: «Прав­да, оба мяча в наши ворота были забиты с одиннадцатиметро­вого штрафного, оба я мог бы взять, особенно второй, но этому помешали необычные условия игры, в частности искусственное освещение». Аналогичные заявления сделали остальные игроки. После этого секундант детально проанализировал прошед­ший матч и указал на причины, вызвавшие поражение.


  1. Команда в течение 40 дней находилась в поездках, участво­
    вала в календарных играх на первенство Союза, в основном
    в республиках Средней Азии, так что совершенно без отды­
    ха включилась в настоящий турнир.

  2. Игру пришлось проводить в непривычных условиях — но­
    чью, при электричестве; в таком случае было необходимо
    заранее провести 2-3 тренировочных занятия; нам же толь­
    ко раз, да и то на один час уступили стадион за день перед
    игрой.

  3. По неизвестным причинам зритель был на стороне таллинн­
    ской команды.

  4. Думали, что противник поведет игру в медленном темпе,
    а этого не было.

  5. На результат игры не меньшее влияние оказало неквали­
    фицированное судейство; при оценке силовой игры появи­
    лась некоторая тенденциозность в пользу противника и т. п.

Как видно, секундирование — словесная помощь — должно помочь спортсмену (команде) лучше выполнить поставленную перед ним задачу. Следовательно, в процессе секундирования происходит максимальная мобилизация спортивных возмож­ностей спортсмена, что обусловливает его успех в соревнова­нии.

Понятно, что при этом необходима психологическая интер­претация каждого факта. По нашему мнению, положительное или отрицательное влияние секундирования на личность спорт­смена наилучшим образом может быть проанализировано в ас­пекте психологической установки.

Согласно Д. Узнадзе, каждому действию предшествует кон­кретная потребность в нем, а возникшее на основе встречи с удовлетворяющей спортсмена ситуацией целостно-личностное

274 Часть II. Практическая психология спорта

изменение обусловливает его поведение. Д. Узнадзе экспери­ментально доказал, что повторение определенной возбуждаю­щей ситуации может привести к адекватной ответной реакции. В результате многократного повторения определенная установ­ка из-за большого личного значения может легко возникать в соответствующих условиях. Так что фиксированная установка становится условием легкого возникновения ответного пове­дения.

В каждом поведении различают две существенно отличаю­щиеся друг от друга стороны. Одна — импульсивная сторона поведения, которая закреплена в результате многократного по­вторения и возникает непроизвольно. Вторая сторона — актив­ное сознание, регулирующее и направляющее импульсивное по­ведение.

В нормальных условиях поведение человека в основном кон­тролируется мышлением и волей. Однако индивидуальные осо­бенности влияют на поведение человека. Есть люди, в поведе­нии которых преимущественно представлен импульсивный уровень. Для других в большинстве случаев характерно пове­дение, контролируемое сознанием.

Фиксированные установки, образовавшиеся у спортсмена в процессе подготовки к соревнованиям и определяющие его поведение в соревновании, часто носят сравнительно общий характер. Необходимо заменить эти общие установки конкрет­ными, отвечающими специфике соревнования, дифференци­ровать их.

На первом этапе секундирования задача психологической помощи спортсмену (секундирование непосредственно перед началом соревнования) заключается в том, чтобы на фоне срав­нительно общей установки, выработанной в процессе трени­ровки, создать у спортсмена специфическую установку, при­годную для данного соревнования. Однако, как было отмечено, на первом этапе редко удается предусмотреть все возможные ситуации предстоящего соревнования. Поэтому возникшие в процессе соревнования непредусмотренные ситуации требуют соответствующего преобразования установок. В противном слу­чае впоследствии спортсмены не смогут решить задачи, постав­ленные перед ними.

Раздел 7. Консультирование, психодиагностика в спорте 275



На втором этапе (секундирование при отдыхе во время со­ревнования) во время самого соревнования секундант наблю­дает и запоминает особенности действий как своих игроков, так и противника, их слабые и сильные стороны. Анализируя прой­денный этап соревнования, оценивает спортивную борьбу. Ес­ли стиль борьбы спортсмена не соответствует данному сорев­нованию, задача секунданта заключается в том, чтобы помочь спортсмену сформировать и окончательно закрепить установ­ку конкретного поведения, реализация которого будет залогом успеха в данном соревновании.

Третий этап секундирования (критический анализ пройден­ного соревнования). Указанный этап имеет большую ценность для проведения предстоящего соревнования на высоком уров­не. Его задача заключается в критическом анализе прошедше­го соревнования в целом. Такой анализ является условием воз­никновения новых установок у спортсмена.

А. Ц. Пуни

[Методы психологического исследования в спорте]1

В психологии физического воспитания и спорта используют­ся методы, общие для всех разновидностей психологической науки. Однако нередко они модифицируются применительно к специфике условий изучения деятельной личности в физи­ческом воспитании и различных видах спорта.

Пользуясь классификацией Б. Г. Ананьева2, все многообра­зие методов научного психологического ^исследования можно разделить на четыре группы: организационные, эмпирические, количественно-качественного анализа научных фактов и ин­терпретационные.

Пуни А. Ц. Методы психологии физического воспитания и спорта // Психо­логия физического воспитания и спорта. — М.: ФиС, 1979. — С. 8-11. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания. — СПб.: Питер, 2000.

276 Часть II. Практическая психология спорта

Организационные методы. К этой категории методов, опре­деляющих по существу стратегию исследования, относятся срав­нительный, лонгитюдный и комплексный методы.

Сравнительный метод используется для изучения психоло­гических различий в психических процессах, состояниях, свой­ствах и личностных особенностях спортсменов в зависимости от возраста, пола, спортивной специализации-, квалификации, от особенностей методики физического воспитания, спортив­ной подготовки, условий тренировки и соревнований и др.

Лонгитюдный метод используется с целью многолетнего прослеживания хода психического и психомоторного разви­тия. Таким путем, например, удается изучить влияние занятий физической культурой на развитие психических процессов и двигательных качеств младших школьников. Это имеет суще­ственное значение для совершенствования методики физиче­ского воспитания в школе. Лонгитюдный метод с успехом мо­жет быть применен при изучении влияния многолетней спор­тивной тренировки на формирование личности спортсменов. В таком же плане, но в гораздо в более широких масштабах ис­пользуется метод поперечных возрастных срезов, именуемый еще сравнительно-возрастным. Но он имеет ряд существенных и неустранимых недостатков, вытекающих из неравномерно­сти и гетерохронности развития психических и.психомотор­ных качеств даже у людей одной и той же возрастной группы.

Комплексный метод заключается в многостороннем изуче­нии одного и того же объекта, одного и того же явления с помо­щью некоего множества частных методик. Он может быть ис­пользован как в собственно психологических исследованиях, так и в исследованиях междисциплинарных. Например, при определении уровня тренированности спортсмена может быть использован комплекс методик, направленных на изучение по­знавательных, эмоциональных, волевых процессов и личност­ных характеристик спортсмена.



Эмпирические методы. Эмпирические методы весьма мно­гообразны. К ним относятся: объективное наблюдение, само­наблюдение, экспериментальный метод и методы психодиа­гностики.

Объективное наблюдение представляет собой изучение пси­хических, двигательных, поведенческих и других проявлений

Раздел 7. Консультирование, психодиагностика в спорте 277

занимающихся физической культурой и спортсменов в естест­венных условиях их деятельности (на уроках физической куль­туры, на тренировке, на соревновании и др.). Оно может быть сплошным или выборочным, с использованием словесной, сте­нографической записи, технических средств (киноаппаратуры, магнитофона, видеомагнитофона и др.). Наблюдение всегда це­ленаправленно, проводится по заранее составленной схеме, с заранее предусмотренным планом обработки зарегистрирован­ных фактов.

Самонаблюдение чаще всего сочетается с другими методами и выражается в форме словесного отчета, раскрывающего не­которые субъективные стороны изучаемого явления. Напри­мер, при изучении точности воспроизведения заданной в экс­перименте амплитуды движений на основании самонаблюдения устанавливаются признаки, по которым спортсмен сам опре­делял точность выполненного им же движения. Самонаблюде­ние используется спортсменами при анализе своих движений, действий, переживаний, состояний, мыслей, поведения и т. п. в процессе деятельности. Оно чрезвычайно важно для позна­ния спортсменами самих себя (самопознания) в целях самосо­вершенствования не только в технико-тактическом отношении или в плане развития двигательных качеств, но особенно в це­лях формирования себя как личности и рационального управ­ления самим собой в многообразных, часто непредвиденных, ситуациях жизни и деятельности. На основе самонаблюдения формируется оценка спортсменами самих себя. Такая самооцен­ка в настоящее время все шире используется и как один из ме­тодов исследования в психологии.

Экспериментальный метод. Различают две разновидности экспериментального метода — лабораторный и естественный эксперимент.



Лабораторный эксперимент, как правило, проводится в спе­циальных помещениях — лабораториях, камерах и пр., обору­дованных приборами и аппаратурой различного типа (напри­мер, тахистоскопами, рефлексометрами, регистрационными при­борами (начиная от кимографа, кончая многоканальной запи­сывающей аппаратурой) и вычислительными (от простейшего арифмометра до современных ЭВМ) средствами. Конкрентные

278 Часть II. Практическая психология спорта

методики лабораторного эксперимента подбираются соответ­ственно разрабатываемым темам и задачам исследлования.



Естественный эксперимент <...> имеет несколько разновид­ностей. Оно может быть констатирующим, формирующим или преобразующим — психолого-педагогическим. В лаборатор­ном и естественном эксперименте иногда используются мето­ды моделирования. Обычно моделируются соревновательные условия, в которых протекает деятельность спортсменов.

Психодиагностические методы. Они рассчитаны на изуче­ние умственного и психомоторного развития, специальных спо­собностей к конкретным видам спорта, психических, (предсорев-новательных, соревновательных, послесоревновательных и др.) состояний спортсменов, в частности состояния психической го­товности к соревнованию, состояния тренированности и пр. Пси­ходиагностические методы могут быть применены и для отбо­ра кандидатов в сборные команды. Здесь широко используются различные инструментальные и бланковые методики для ис­следования интеллекта, психомоторики, конкретных познава­тельных, эмоциональных и волевых процессов, а также свойств личности спортсмена.

Методы качественно-количественного анализа. Эти методы используются для обработки фактического материала иссле­дований. Количественные методы — это математико-статисти-ческие методы, например корреляционный, факторный, дис­персионный, дискриминантный и другие виды анализа.

Количественные методы заключаются в анализе материалов исследования по содержательной сущности изучаемых психи­ческих явлений, их дифференцировке и классификации по ти­пам, группам, вариантам и т. п. Например, при изучении влия­ния учебной и соревновательной мотивации на овладение дви­гательными действиями учащихся с сильной и слабой нервной системой фактический материал требует следующей диффе-ренцировки:

  • во-первых, разделения учащихся на группы по признаку
    силы—слабости нервной системы;

  • во-вторых, выделения в каждой группе вариантов успешно­
    сти овладения действиями в зависимости от указанной вы­
    ше мотивации.


Каталог: sites -> all -> files -> books
sites -> 12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”
sites -> Методичні рекомендації для проведення виховних заходів в загальноосвітніх навчальних закладах
sites -> Перечень вопросов, по которым участники образовательного процесса (дети, родители, педагоги) могут получить консультации
sites -> Что такое агрессивность?
files -> Тульской области «алексинская школа»
files -> Программа дисциплины «Психология профессионального обучения»
files -> Вопросы к экзамену по курсу «Диагностическое обеспечение образовательного процесса»
books -> Солодков А. С., Сологуб Е. Б. Физиология спорта


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   19


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница