Серия Спортивная психология в трудах отечественных специалистов



страница6/19
Дата15.05.2016
Размер2.23 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Раздел 3. Эмоциональные и психофизиологические состояния.

81



Слышу недоуменный и скептический вопрос: а разве это воз­можно — сознательно вызвать вдохновение? Да, возможно! Более того, нужно уметь вызывать состояние вдохновения имен­но в те часы и минуты, когда это нужно. Когда свое дело необ­ходимо выполнить особенно хорошо. <...> Итак, слово как буд­то найдено — «вдохновение». Однако не будем спешить. Ведь на сегодняшний день это понятие в общепринятом смысле на­столько неконкретно, что в спорте, где многое измеряется и оце­нивается с высокой степенью точности, использовать столь не-измеряемое понятие было бы неудобно, а точнее — нецелесооб­разно.

Так что же делать? С одной стороны, надо уметь соревно­ваться, будучи в состоянии вдохновения, а с другой — неиз­вестно, что это такое! Вот почему было решено оставить «вдох­новение» в лексиконе деятелей искусства и попытаться сфор­мулировать такое понятие, которое, оставаясь «двойником» вдохновения, тем не менее обладало бы достаточной конкрет­ностью и могло быть использовано в спортивной практике.

Оптимальное боевое состояние. После длительных наблю­дений за отлично выступающими спортсменами было решено назвать это замечательное состояние, при котором все получа­ется очень хорошо, оптимальным боевым состоянием, или со­кращенно ОБС. Могут спросить: вводя вместо «вдохновения» новое понятие, не меняем ли мы, образно говоря, рубль на де­сять гривенников? Давайте разберемся.

Понятие оптимальности <...> сейчас широко вошло во мно­гие сферы нашей жизни и в каждом виде деятельности имеет вполне определенное содержание. Оптимизировать — значит улучшать, но не вообще, а те конкретные качества, которые обеспечивают наиболее успешное решение поставленной зада­чи. Точный перевод слова «оптимальный» — наилучший. А раз наилучший, значит, лучше чего-то, что было раньше. Таким образом, используя термин «оптимальный», мы можем срав­нивать качества в их развитии и, следовательно, идти от чего-то уже достигнутого к еще более совершенному. В частности, к тому комплексу психофизических процессов, который мы условились называть оптимальным боевым состоянием (ОБС). Что же касается понятия «боевое», то оно, полагаю, не нуж­дается в специальной защите. Ведь речь идет об оптимальном

I состоянии главным образом во время соревнований, во время • борьбы, во время «боя» за победу. Так что спортсменам такое ■Прилагательное, как «боевое», понятно и близко.

Чтобы еще лучше разобраться в сущности оптимального i боевого состояния, сопоставим понятие ОБС с некоторыми , другими понятиями, прочно вошедшими в практику спорта.

В чем, например, различие между ОБС и самочувствием?

■Под самочувствием понимается комплекс субъективных ощу-

■Иений, дающих человеку информацию о том, как у него функ-

| ционируют различные органы и системы в то или иное время.

■Понятие «самочувствие» близко к понятию «общее здоровье».

^Самочувствие далеко не всегда отражает степень легкости вхо-

■ждения в ОБС. Нередко бывает, что спортсмен, находясь в

врчень хорошем самочувствии, выступает, увы, неудачно. И, на-



Щ оборот, немало случаев, когда, будучи явно больным, сорев-

[ нующийся находит пути вхождения в ОБС и побеждает.

Еще одно сравнение. Как известно, в спортивной психоло-

Ьии давно существуют понятия «стартовая лихорадка», «стар-

■говая апатия» (некоторые авторы говорят о предстартовых ли-

Кхорадке и апатии) и «боевая готовность». Под лихорадкой по-

Ьимается психическое перевозбуждение, которое чаще всего

I сковывает спортсменов, под апатией — недовозбуждение, вя-

|лость, нежелание бороться. А боевая готовность — это та золо-

Вгая середина, при которой спортсмен должен выступать осо-

Иенно хорошо.

Почему же возникло предложение вместо «боевой готовно-|..сти» ввести понятие «оптимальное боевое состояние»? Основ-I пая причина здесь следующая: все, что написано о боевой го-I товности, на мой взгляд, сложно для претворения в практику. I Сложно по той причине, что в работах, посвященных боевой ■готовности, рассказывается главным образом о том, что такое Вбоевая готовность1, из каких составных элементов она склады-| вается. А спортсмену важно знать, как достичь нужного со-■ стояния? Именно отсутствие рекомендаций, показывающих, I как достичь боевой готовности, делает путь к ней довольно I трудным для спортсмена. Хотя, конечно, если кто-то уже на-



Пуни А. Ц. Психологическая подготовка к соревнованию в спорте. — М.: ФиС, 1969.

учился вводить себя в состояние боевой готовности по давно предложенным рецептам, ему вряд ли будет целесообразно овла­девать основами ОБС.

Ну а как соотносится понятие ОБС с понятиями «спортив­ная форма» и «пик спортивной формы»? Образно говоря, спор­тивная форма — это пирамида с довольно широким основанием, вершина которой называется пиком спортивной формы. А оп­тимальное боевое состояние — самая высшая точка на этом пи­ке. Поэтому-то так трудно его достичь, поэтому-то оно столь редко возникает само по себе. И пока им не овладеешь, оно весь­ма неустойчиво.

Итак, если спортсмен хочет выступить наилучшим образом, он должен непосредственно перед началом соревнования вве­сти себя в оптимальное боевое состояние и сохранять его до конца борьбы. Но как сознательно вызвать такое состояние?

Лишь со временем, когда придет опыт, процесс вхождения в ОБС будет занимать несколько минут. А поначалу для того, чтобы разобраться в сущности этого состояния и научиться достигать его, необходимы регулярные тренировки. Поэтому, прежде чем пытаться вызвать ОБС, давайте не торопясь разбе­ремся, из каких компонентов складывается это состояние.

Надо сказать, что ОБС каждого спортсмена весьма специ­фично и глубоко индивидуально. Поэтому, как правило, спорт­смену А нельзя использовать элементы ОБС спортсмена Б — ничего путного из этого обычно не получается. А навредить, причем неожиданно, можно.

Однако хотя ОБС для каждого спортсмена строго индиви­дуально, в нем можно и нужно выделить три основных компо­нента, общих для всех.

Первый компонент — физический. Мы условились гово­рить о сложном просто, с позиций решения практических за­дач в спорте. Поэтому ради удобства будем рассматривать ор­ганизм как машину, состоящую из двух взаимосвязанных час­тей.

Первая часть — головной мозг. Его основная функция — осмысливать и планировать спортивную деятельность. Вторая часть — все остальные органы тела: мышцы, суставы, сердце, сосуды, легкие, эндокринные железы, желудок, кишечник, поч-


tn, печень и т. п. Их функция — физически выполнять то, что ыло запрограммировано в сознании, в головном мозгу.

Итак, на пути достижения ОБС головной мозг — это про­граммирующая часть, а все остальное тело — исполняющая, и эти части соединены в единое целое, имя которому — организм. В любой системе, в любом механизме, как бы ни были они просты или сложны, от состояния исполняющей части зависит очень многое. А подчас все. Если, например, в автомобиле пре­красно работает мотор, но кузов готов развалиться и еле дер-Катся колеса, то на такой машине далеко не уедешь. То же са­мое и у спортсмена. Он может «заложить» в своем сознании, например, такую программу: прыгнуть в высоту на 2 м 30 см. Но если его ноги не обладают соответствующей силой, а техника прыжка грешит изъянами, то, естественно, ничего, кроме кон­фуза, у него не получится. По той же причине, если у бегуна на средние и длинные дистанции недостаточно выносливое сердце, у гребца небольшой объем дыхания, у стрелка плохая устойчи­вость руки, а прыгун в воду с вышки не умеет делать «желез­ную» стойку на руках, перед такими спортсменами ставить за­дачу достижения ОБС просто преждевременно. Исполняющая часть их организма еще не готова к реализации оптимальной программы, хотя ее как идеал, как мечту вполне можно создать в сознании, в головном мозгу. Другими словами, у таких спорт­сменов не готов к оптимальной деятельности физический ком-юнент ОБС.

Следовательно, физический компонент ОБС — это сово­купность чисто физических качеств и соответствующих им ощущений в организме, таких, как, например, сила, гибкость, легкость, подвижность, расслабленность, чувство свободного, глубокого дыхания, хорошей работы сердца и т. д. А подобные ■ ощущения, как известно, полностью зависят от качества физи­ческой и технической подготовки спортсмена. Итак, чем луч-II не спортсмен подготовлен физически и технически, тем бога­че возможности физического компонента ОБС. Когда физический компонент достигает своего оптимума, у спортсменов это проявляется в субъективных, причем весьма своеобразных ощущениях. Так, есть немало бегунов, у которых при приближении к пику спортивной формы перед наступле­нием ОБС появляется удивительно приятное чувство — для

них становится легче и естественнее бегать, чем ходить. У плов­цов в это время обостряется «чувство воды» — она начинает восприниматься «особенно быстрой, скользкой». Стрелки го­ворят о чувстве полной «слитности» с оружием, а у игровиков возникает особое «чувство мяча», который становится необы­чайно послушным в ногах футболистов, в руках гандболистов и баскетболистов и т. д.

Физические ощущения легче уловить и запомнить, чем, скажем, психические. Каждый спортсмен должен хорошо знать телесные ощущения, составляющие физический компонент сво­его ОБС. Это чувство «взрывных мышц» у метателей, хлестко­сти удара у боксеров, ощущение легкости у прыгунов в воду, «растянутости» у гимнастов, «окаменелости» у стрелков по не­подвижным мишеням и т. д. (Вот, к примеру, как сформулиро­вал свои физические ощущения копьеметатель Д.: «Руки теп­лые, мягкие, эластичные. Правая рука мгновенная, как молния. Ноги сильные, быстрые, свободные. Тело жесткое, упругое».) Причем нужно не только знать подобные физические ощу­щения, но и уметь сознательно вызывать их у себя, когда этого требует ситуация. Однако наблюдения и опросы показывают, что многие спортсмены не умеют достаточно ясно представ­лять нужные элементы физического компонента своего ОБС. С одной стороны, происходит это оттого, что память далеко не всегда удерживает то полезное, что проявляется в физическом состоянии на соревнованиях или тренировках. С другой сторо­ны, спортсмены не приучены специально запоминать положи­тельные физические ощущения и тем более не приучены фик­сировать в своих дневниках точными словами все полезное, что возникает в их состоянии на тренировках и соревнованиях. Память не только не всегда способна сама по себе удержи­вать испытанные физические ощущения, но нередко ведет се­бя весьма коварно — человек невольно запоминает и долго помнит как раз то, что нужно как можно скорее забыть (напри­мер, неприятные ощущения, связанные с травмой, пережитым страхом). Вот почему так важно всегда ориентировать себя на то хорошее, положительное, полезное, что возникает в процес­се приобретения спортивного опыта. И обязательно записы­вать в дневнике предельно точными словами эти ощущения, такими, как, например, записал нужное физическое качество

(«рука мгновенная, как молния») упомянутый выше копьеме­татель. Подобные записи (помимо общей пользы) помогут вы­теснить из памяти все то, что нужно забыть. Просматривая свой . дневник непосредственно перед тренировками и особенно перед соревнованиями, спортсмен освежает в памяти все полезные, i испытанные в прошлом физические ощущения. А это намного L облегчает сознательную выработку необходимых элементов фи-I зического компонента своего ОБС. Разумеется, если только про-I сматривать даже очень полезные и точные записи, исполняю-I щая часть организма — тело — не войдет в оптимальный режим [ физической работоспособности. Но записи помогут грамотно t спланировать и правильно провести соответствующую размин­ку и тренировку.

Великое искусство разминки! К сожалению, не так уж часто щ спортсмены и тренеры умеют использовать все возможности



  • разминки. А с ее помощью можно стать не только гибким, лег-

  • ким, быстрым, точным, но и смелым, уверенным, решительным,
    I возбужденным, спокойным и т. д. С помощью правильно про-
    ■реденной разминки можно подготовить к соревнованию не
    Ьтолько тело, но и мозг. Ведь во многих случаях путь к опти-
    ■мальному психическому состоянию лежит через точно найден-
    ■ные и умело использованные физические ощущения. Простой

  • Пример. Стоило одному боксеру подняться на ринг не медлен-
    Ьым шагом, а легко взбежав по ступенькам, как сразу же повы-
    Ьились его психический тонус, его активность в бою.

Есть спортсмены, которые оценивают свою готовность к со-Вревнованию, ориентируясь на чисто физические ощущения, ^возникающие в процессе разминки. Так, один гимнаст говорил ■к том, что проверяет свое состояние посредством «креста» на ■сольцах. Если он спокойно держит «крест» 10 с, это свидетель­ствует о хорошей форме. Сразу же возникает приятное на-■Строение и появляется уверенность в своих силах. А уверен­ность, как известно, это уже психическая категория, причем ■Весьма важная для достижения успеха.

Практика подтверждает, что физический компонент — край-

|не существенная составная часть ОБС. Но только за счет одно-

|го, даже отличнейшего, физического самочувствия и техниче-

Ккого мастерства успешно выступить, особенно на ответствен-

ных соревнованиях, почти невозможно.



86 Часть I. Общетеоретические основы психологии спорта

Второй компонент — эмоциональный. В спортивной прак­тике прочно утвердилось понятие «уровень эмоционального возбуждения». Этот уровень может быть высоким, низким, средним и т. д. Разнообразию же эмоций нет, пожалуй, преде­ла. А все это многообразие удобства ради делится на две боль­шие группы. Одну из них составляют положительные эмоции, которые помогают нам жить и действовать. Примером может служить радость. В другую группу входят отрицательные эмо­ции, мешающие почти во всех случаях жизни. Самая распро­страненная отрицательная эмоция — это страх во всех его про­явлениях, от легкой тревоги до панического ужаса. <... >

Но вернемся к понятию «уровень эмоционального возбуж­дения». Под уровнем эмоционального возбуждения понимает­ся определенная сила волнения, в котором находится человек. Если волнение велико, говорят об очень высоком уровне эмо­ционального возбуждения. Когда же наступает успокоение, констатируют, что уровень эмоционального возбуждения сни­зился, упал. Нетрудно заметить, что понятие об уровне эмо­ционального возбуждения позволяет ориентироваться в силе переживаний человека, в частности в спортивной практике.

Очень важно хорошо усвоить следующее: спортивная дея­тельность будет успешной, если она протекает на фоне опти­мального для данной деятельности уровня эмоционального возбуждения. Об этом крайне существенном моменте почему-то часто забывают. Во всяком случае, лишь редкие спортсмены сознательно вызывают у себя тот уровень эмоционального воз­буждения, который оптимален для очередной тренировки или наступающего соревнования. <...>

Как же измерить уровень эмоционального возбуждения? Для врача, да и не только для врача, наиболее простая возможность — подсчет частоты пульса (частоты сердечных сокращений — ЧСС). В наше время утрачивается тонкое мастерство пульсо-метрии, столь высокое в те времена, когда врачи не имели и ты­сячной доли современных возможностей для объективной оцен­ки состояния своих пациентов. Вынужденные обходиться только тем, что было доступно, древние врачеватели могли по одному лишь пульсу заглядывать буквально в душу человека. <...>

Современным спортсменам и их наставникам нет необхо­димости быть столь же искусными в мастерстве пульсометрии.

По определять ЧСС должен уметь каждый. Отсчитывать ее мож-

■о в разных точках тела: на лучевой артерии, на сонных артери-

Ш, на височных или приложив ладонь к левой стороне груди,

где хорошо слышно биение сердца. Не надо только, измеряя

Иульс на предплечье, пользоваться большим пальцем, так как

■М, самым сильным и самым нечувствительным из пяти, очень

^■сто невольно пережимают лучевую артерию и удивляются,

■го пульса не слышно. <...>

В спортивной практике многие ради сокращения времени процедуры подсчитывают пульсовые волны в течение 10 с и по­рученную цифру умножают на 6, так как пульс принято изме-|ять числом ударов за минуту. В тех случаях, когда не требуется Кобой точности, а время для измерения сведено к минимуму, Можно ограничиться подсчетом ударов пульса за 6 с (по Мел-Лгрович). Прибавив к полученной цифре ноль, т. е. умножив ее а 10, можно (гораздо быстрее, чем при умножении на 6) вы­числить ЧСС за минуту. <...> Подсчет ЧСС служит очень хоро-IIIим и удобным методом объективной оценки уровня эмоцио-и.i:i i.noro возбуждения, особенно в тех видах спорта, где психи­ческая напряженность стоит на первом месте. <... > Вот почему так пажно оценивать уровень эмоционального возбуждения не ил 5 -10 мин и тем более не за полчаса-час, а перед самым выхо-■рм на старт. Лишь при этом условии по пульсу можно судить, Ьсколько близок или далек спортсмен от оптимального для Ьго уровня эмоционального возбуждения. <...>

Третий компонент — мыслительный. Понятие «мысли-Ьльный» применяется здесь несколько условно, так как и фи-Ический и эмоциональный компоненты ОБС в той или иной степени всегда связаны с мыслительными процессами. Напри­мер, такие физические чувства, как «свежесть мышц», их спо-Ьбность «взорваться», — не только физические, но и эмоцио-■альные и мыслительные. Также и любое эмоциональное со­стояние, как правило, осмысливается или, во всяком случае, может быть осмыслено.

Тем не менее наблюдения показывают, что есть такие эле­менты в ОБС, которые лучше выделить в специальную груп-nv — группу мыслительных процессов.

Наблюдая за спортсменом, выходящим на старт, нередко Замечаешь — все мышцы у него «играют», дыхание глубокое,

Раздел 3. Эмоциональные и психофизиологические состояния... 89


свободное, то есть физически он уже в оптимальном состоя­нии. И уровень эмоционального возбуждения вполне соответ­ствует предстоящей деятельности, тоже оптимален. Как будто достаточно для победы! Однако нет! Не получается... В чем же дело? В отсутствии четкой программы действий в данных усло­виях спортивной борьбы.

Что же наиболее характерно для спортсменов, не имеющих четкой программы действий? Они могут вести себя по-разно­му, но тем не менее у всех у них есть одно общее — беспредмет­ная взволнованность, а точнее, недостаточная собранность на решении той конкретной задачи, которая стоит перед ними в данный момент. Их мысли, а вместе с ними и чувства, что назы­вается, «разбросаны».

Такое состояние отличается как от стартовой лихорадки, так и от стартовой апатии. Поэтому его лучше назвать стартовой несобранностью. Эта психическая дисгармония может про­явиться не только при оптимальном уровне эмоционального возбуждения. Гораздо чаще она возникает на фоне как пере­возбужденного, так и апатичного состояния. <...> Но предполо­жим, что задача, которую надо решить на предстоящем высту­плении, хорошо осмыслена и четко сформулирована. Достаточ­но ли этого для успеха? Еще нет! Теперь нужно суметь полно­стью сосредоточиться на ней. А вернее, на тех элементах, на тех опорных пунктах, от которых зависит успешное решение по­ставленной задачи.

Е. П. Ильин

[Состояния монотонии у спортсменов]1

Как ни странно, проблема монотонии в спортивной деятель­ности часто игнорируется, хотя с этим фактором спортсмены постоянно встречаются на тренировочных занятиях, особенно

1 Ильин Е. П. Психофизиология физического воспитания. — М.: Просвеще­ние, 1980. - С. 156-163.

при совершенствовании технического мастерства, при выпол­нении объемной нагрузки. Особенно характерна монотония для тренировочной деятельности марафонцев, стайеров, лыж­ников, конькобежцев, гребцов, штангистов, велосипедистов. Фактор монотонности уменьшает эффективность работы, ли­шает ее творческого элемента, понижает интерес к ней. К этому

■ приводит недостаточная эмоциональная насыщенность заня­
тий, бедность впечатлений, получаемых спортсменом от тре­
нировочных занятий. Целесообразно выделить действитель­
ное (объективное) и кажущееся (субъективное) однообразие
работы.

Объективное однообразие связано с условиями тренировоч­ной деятельности: бедностью раздражений и впечатлений при работе в плохо освещенных спортивных помещениях, в оди­ночку, при чрезмерном дроблении разучиваемых упражнений, что имеет место при обучении методом «по частям»; к этому же приводит простота действий в сочетании с их многократным

■ Повторением в одном и том же темпе при малой и средней ин-
I тенсивности нагрузки.

Роль интенсивности нагрузки при развитии монотонии сле-■ует оговорить особо. К интенсивности нагрузки при развитии

■ монотонии существует двоякое отношение: одни считают, что
Кем выше темп монотонной деятельности, тем быстрее разви-
■вается монотония, другие (и это больше отвечает действитель­
ности) причину монотонии видят в работе, выполняемой в не­
большом темпе.

Субъективная (кажущаяся) монотонность может сопутст­вовать объективной, являясь ее отражением в сознании спорт-I смена. Монотонность возникает при наличии двух условий: 1 выполнение задания не дает «умственной свободы», привле-| кает к себе внимание и в то же время не дает оснований для |4>азмышления над ним. Например, над автоматизированными действиями думать не надо, а повторять их многократно необ-

■ ходимо, иначе разрушится навык. Вследствие этого происхо­
дит отдача с «суженным объемом внимания» (X. Бартенвер-
фер).

Однако переживание монотонности не является обязатель­ным следствием дробления упражнений на части, однообразия работы. Монотонность может быть субъективной по причине



отрицательной мотивации деятельности. Например, работа без знания результатов быстро вызывает скуку. Такой же эффект может вызвать работа при слишком далекой перспективе до­стижения цели или при ее расплывчатости. Наоборот, заинте­ресованность в работе и полнота обратной связи, идущей к спортсмену от тренажеров, не дают проявиться субъективной монотонности даже при объективно однообразной трениро­вочной нагрузке.

Одна и та же деятельность может переживаться как свобод­ная, радостная или как необходимая, скучная, неприятная, хо­тя физиологически рабочий процесс один и тот же. Это зави­сит от того, насколько личной или же общественно значимой является цель деятельности. Одна и та же объективно немоно­тонная деятельность может казаться монотонной, а при боль­шей силе личностной и общественной стимуляции не будет вызывать такого отношения.

Монотонность работы может приводить к двум состояни­ям. Одно из них связано с торможением психической сферы спортсмена и получило название монотонии. Другое выража­ется в увеличении возбуждения в эмоционально-мотивацион-ной сфере, в раздражительности спортсмена и получило назва­ние психического пресыщения.

Состояние монотонии. Монотония представляет собой ка­чественно особое состояние, о котором можно судить по опре­деленным критериям. Различают субъективные и объективные признаки, характеризующие состояние монотонии.

Субъективные переживания. Имеется целая гамма субъек­тивных симптомов: падение интереса к работе (скука), прежде­временная усталость, ослабление внимания, чувство неудовле­творенности и т. д. Такое богатство переживаний монотонно­сти связано с динамикой их развертывания: сначала возникает равнодушно-апатичное настроение и падение интереса к рабо­те, затем скука, переходящая в чувство усталости, и как послед­няя стадия — сонливость (дремота). Эти переживания рождают такие явления, как ослабление внимания, переоценка времен­ных интервалов (время длится долго) и т. д. В возникновении этих субъективных переживаний большую роль играет моти-вационная оценка осуществляемой деятельности. Если, на-

Ьфимер, после выполняемой тренировочной работы ожидается [Что-то важное и интересное, то работа кажется однообразной и I шшком длительной.

Объективные симптомы состояния монотонии. При насту­плении состояния монотонии возникает сложная картина пси-

ризиологических изменений. Показатели, характеризующие ■остояние уровней регуляции, связанных со сложными функ­циями и прежде всего с функцией внимания, ухудшаются. Вследствие этого спортсмен чаще начинает реагировать на ■ифференцировочные сигналы (например, на ложные выпады противника в боксе и в фехтовании). Увеличивается время ре-.и ирования в сложной ситуации, в связи с чем спортсмен мо-Ьет опоздать своевременно принять решение. На фоне ухуд­шения сложных функций обнаруживается явное улучшение работоспособности при выполнении простых заданий: укора-■вается время простой зрительно-двигательной реакции (ко-Гда спортсмен отвечает только на один сигнал), увеличивают-■ мышечная сила и темп произвольной деятельности. Все это ипдетельствует о том, что на фоне торможения эмоционально-м< i и i пационной сферы возбуждение двигательной системы уве-л и' i ивается. Следовательно, о двигательном утомлении при раз-|ц i ни монотонии, по крайней мере на первых стадиях, не мо-^■т быть и речи.

I Своеобразно изменяются вегетативные показатели: частота ■рдечных сокращений, артериальное давление, дыхательные ■упкции, энерготраты снижаются. Создается картина сдвигов, 1111 ветствующих успокаиванию организма, перехода его из ра-Ьчего состояния в состояние покоя. Изменяется даже голос, Ьновится глухим, а речь вялой.

Ike многообразие изменений функций при развитии состоя-

mr.i монотонии можно объяснить следующим образом. Тот факт,

no is первую очередь при монотонии страдают творческие

Пшкции, связано с образованием «мотивационного вакуума»,

сражающегося в потере интереса к работе. Торможение, воз-

Иисающее на этом уровне, снижение активации имеет следст-

■ем усиление парасимпатических влияний, в результате чего

гммжаются пульс, газообмен, энерготраты и мышечный тонус.

цднако поскольку работа должна быть продолжена, то возни-



кает противоречие: с одной стороны, снижается психическая активность человека, направленная на регуляцию и контроль за деятельностью, с другой — работа должна продолжаться при оптимальном состоянии центров, непосредственно управляю­щих рабочими действиями. Выход из этого положения человек часто находит в том, что повышает свою двигательную актив­ность: увеличивает темп деятельности, мышечные усилия и быст­роту простого реагирования на сигнал. Все указанные измене­ния не результат продолжающегося врабатывания при двига­тельной деятельности, а отражение механизмов саморегуляции, порой даже неосознаваемых. Укорочение простой зрительно-моторной реакции и нарастание возбуждения на двигательном уровне регулирования было обнаружено Н. П. Фетискиным и при выполнении однообразной умственной деятельности. Уве­личение двигательной активности может быть следствием и ак­тивирующего, возбуждающего влияния ретикулярной форма­ции и приводит к повышению активации нервных структур, связанных с бодрствованием, к нейтрализации до некоторой степени развивающегося торможения. Очевидно, в этих сдви­гах находят отражение механизмы саморегуляции энергетиче­ского потока в центральной нервной системе, о которых пишет

А. А. Крауклис.

Факторы, влияющие на устойчивость человека к моното-

нии.


1. Характер и условия работы. Очевидно, напряженность (высокий темп работы) и информационная «загрузка» замедля­ют наступление монотонии. Однако в исследовании В. А. Саль­никова, проведенном на штангистах, показано, что возникно­вение состояния монотонии может наблюдаться и при большой интенсивности тренировочных нагрузок. Им применялись два вида тренировочных нагрузок — объемная (большой интен­сивности) и интенсивная (субмаксимальной интенсивности). Оказалось, что первый вид нагрузки чаще вызывает состояние монотонии, чем утомления. Интенсивная нагрузка, наоборот, реже вызывала состояние монотонии и чаще состояние утом­ления. При этом играли роль и типологические особенности: объемная нагрузка вызывала состояние монотонии чаще у лиц с сильной нервной системой, а интенсивная нагрузка приводи -

| ла к утомлению лиц со слабой нервной системой. Развитие мо-иотонии зависит от темпа работы — свободного или вынужден­ного: она наступает позже при свободном темпе работы.

Тренировки, проводимые на открытой местности, менее мо-■ютонны, чем занятия в залах, гребных бассейнах, на дорожках ■ стадиона.

2. Уровень физической подготовленности. У спортсменов
Ьюнотония наступает позже, чем у не занимающихся спортом.

В условиях тренировочной спортивной деятельности у спорт-■менов со стажем 3-4 года монотония появляется позже, чем у ■внимающихся спортом 1-2 года.

3. Отношение кработе. Отсутствие желания тренироваться
■риводит к быстрому развитию состояния монотонии. Поэто-
Щу при изучении спортсменов с разным стажем Н. П. Фетиски-
Kim был выявлен несколько неожиданный факт. У гребцов со
Стажем больше 5 лет устойчивость к монотонии уменьшалась:
■алобы на апатию и скуку у них появлялись даже раньше, чем

f спортсменов с небольшим стажем занятий греблей. Очевидно, ■ спортсменов с малым стажем (до 5 лет) наряду с ростом тре­нированности увеличивается и генерализованная устойчивость К любому виду деятельности, в том числе и содержащему эле­менты однообразия. Кроме того, в стремлении достичь спор-ивных вершин они с увлечением выполняют даже однообраз-■ую деятельность. У спортсменов с большим стажем (5 лет и Kline) на фоне высокой тренированности мотивация к трениро­вочной деятельности, особенно в условиях бассейна (у греб-||ок) или зала (у велосипедистов), снижена, в результате чего они t нежеланием относятся к выполнению однообразных упраж-Ьний в течение продолжительного времени. При этом следует заметить, что опытные спортсмены в большинстве случаев ис-Ьтывали состояние монотонии «в чистом виде», в то время В|к у новичков монотония появлялась чаще на фоне жалоб на Ьталость. Эти результаты можно объяснить тем, что большая Ьсажда» деятельности гребцов-новичков приводит к тому, что Ьенируются они увлеченно и замечают монотонию только то­на, когда устают. У мастеров же монотония чаще всего появ-Вется на фоне еще высокой двигательной активности, так как Все в начале тренировки интерес к предстоящей деятельности шижен.

Раздел 3. Эмоциональные и психофизиологические состояния... 95



Любопытный факт, показывающий роль установки на дея­тельность, получен Н. П. Фетискиным на школьниках: в вы­ходной день (воскресенье) монотонная деятельность приводила к-развитию состояния монотонии в три-четыре раза быстрее, чем в учебные дни недели. Очевидно, большую роль играет об­щий тонус нервной системы, готовность к работе.

Интерес к монотонной работе зависит еще и от того, на­сколько эта работа соответствует направленности и уровню притязаний личности, а также потребности личности в опреде­ленном виде деятельности. Уместно в связи с этим привести высказывание С. Уайта, что лица, не умеющие видеть цели в своей работе, трудно переносят монотонность.

4. Функциональное состояние спортсмена и, в частности, на­личие физического утомления. Время наступления монотонии по дням недели точно соответствует классической кривой ра­ботоспособности человека в течение недельного цикла. С по­вышением уровня врабатываемости (во вторник и среду) мо-нотония появляется позже, чем в понедельник, при накопле­нии утомления в конце недели монотония появляется гораздо раньше. Этот факт следует учитывать при планировании тре­нировочных нагрузок по многодневным циклам.

5. Личностные особенности человека, в частности типологи­ческие проявления основных свойств нервной системы. Еще С. Уайт в 1930-х гг. отмечал, что люди живого темперамента более подвержены монотонии, чем лица флегматичные.

Н. П. Фетискиным установлено, что на скорость возникно­вения состояния монотонии оказывает влияние целый ком­плекс свойств нервной системы. Одно сочетание усиливает устойчивость к монотонности — монотонофильный типологи­ческий комплекс: инертность нервных процессов, слабая нерв­ная система, преобладание торможения на эмоционально-мо-тивационном уровне и преобладание возбуждения на двига­тельном; другое сочетание ослабляет эту устойчивость — монотонофобный типологический комплекс: подвижность нервных процессов, сильная нервная система, преобладание возбуждения на эмоционально-мотивационном уровне и пре­обладание торможения на двигательном уровне.

Меньшая подверженность монотонии лиц с инертностью нервных процессов по сравнению с подвижными обусловлена,

очевидно, более стойкими очагами возбуждения, возникаю­щими во время работы. В отличие от инертных лица с подвиж-iii итью нервных процессов предпочитают работу, сочетающую ксебе высокий темп, разнообразие рабочих действий, меньшую и \ i ювторяемость, поэтому однообразная работа быстро вызы-п.и г у них состояние монотонии, в то время как инертным мо-■отонная деятельность даже импонирует.

Различия в типологии между монотонофильными и моно-

■онофобными людьми могут служить, вероятно, основой для

Ьтбора лиц в те виды спортивной деятельности, где постоянно

Ь|сст место монотония. При этом нужно заметить, что лица

I моиотонофильным типологическим комплексом имеют, как

Ьавило, более высокую мотивацию к монотонной работе.

L П. Фетискин нашел, что и другие личностные особенности

■ияют на быстроту развития состояния монотонии: моното-

ni'.i быстрее появляется у лиц с высоким невротизмом, боль-

■ой общительностью (экстравертированностыо) и с высокой

Самооценкой, которая, вероятно, отражает в какой-то степени

Всокий уровень притязаний.

| Меры борьбы с монотонней. Меры борьбы с монотонней

Ьлжны быть разнообразными и многоплановыми. Основными,

■оперенными на практике являются: увлекательное оформ-

leiiiie учебно-тренировочного процесса с помощью организа-

И>нных средств: расчленение тренировочного занятия на вре-

внные отрезки с помощью пауз; усиление мотивации благо-

■ря объяснению цели деятельности; установление поэтапных

■лей вместо бесконечного количества повторений одних и тех

К действии (например, лучше давать задание попасть мячом

Ьсорзину не 200 раз подряд, а сериями — 20 раз по 10 бросков

Т. п.). Эти несложные меры обеспечивают целенаправленность

Значимость работы на каждом этапе.

I Целесообразно также использовать и объединение простых

■ментов разучиваемых упражнений в более сложные; увели-

1п11 ie темпа работы; смену работы, применение «активного от-

■ixa» (по И. М. Сеченову). Способствует снятию монотонии

Ведение элемента соревнования (например, бег или плавание

• лидером на тренировочных занятиях).

i Эффективным бывает отключение внимания от выполняе-

1ой деятельности и переключение его на другие объекты. Этот



прием часто используют скороходы, деятельность которых весь­ма однообразна.

Использование раздражения органов чувств тоже дает хо­роший эффект. Например, американские и австралийские тре­неры по плаванию борются с монотонней на тренировочных занятиях, используя подводную музыку или давая пловцам на тренировку 6 пар очков со стеклами разного цвета, которые спортсмены время от времени меняют.

Однообразие условий деятельности может вызывать не только острое состояние монотонии, но и хроническое, когда каждая работа сама по себе этого состояния не вызывает, а по­вторение работы (тренировочных нагрузок) вызывает моното-нию, проявляющуюся до работы, в состоянии покоя. Подоб­ные состояния выявлены М. С. Фидаровым у борцов к концу тренировочных сборов. Очевидно, причина их в том, что для проведения контрольных встреч используется один и тот же соперник и спортсмены не испытывают чувства новизны, при­поднятости. Следует периодически менять спарринг-партне­ров.

Состояние психического пресыщения. Монотонная дея­тельность на тренировочных занятиях приводит и к другому состоянию — психическому пресыщению. Психическое пресы­щение описано и изучено А. Карстен, однако деление на моно-тонию и пресыщение как два типичных состояния автором осуществлено не было. Поэтому в современной психологии часто вместо состояния монотонии говорят о состоянии пси­хического пресыщения. Происходит это вследствие того, что авторы подменяют понятие «насыщение» (по К. Левину) по­нятием «пресыщение». Насыщение может привести к моното­нии, но оно недостаточно для возникновения пресыщения.

По своей форме психическое пресыщение во многом проти­воположно состоянию монотонии. Так, спортсмены чувствуют не апатию и сонливость, а наоборот, возбужденность, раздра­жительность от процесса работы, испытывая к ней отвраще­ние. По-иному изменяются и физиологические показатели: время сложной реакции укорачивается, в сложной ситуации спортсмен начинает реагировать быстрее. Вегетативные пока­затели изменяются так же, как и при монотонии: частота сер-

■ечных сокращений, дыхания, вентиляция легких и энерготра-■ы снижаются.

[ Состояние психического пресыщения появляется либо ■лед за состоянием монотонии (если работа не прекращается долгое время), либо развивается первично. Последний случай Ваше характерен для людей, имеющих «взрывную» типологию (г. большей мере склонных к быстродействию и к выполнению Кратковременной интенсивной деятельности): слабую нерв-Вгю систему, высокую подвижность возбуждения и преобла-Ввние возбуждения на эмоционально-мотивационном уровне [регулирования. Это состояние еще плохо изучено, однако и ппчас очевидно, что самым эффективным средством борьбы с ним является прекращение деятельности. Смена темпа вряд ли здесь поможет. Зато большое значение в предупреждении Итого состояния (впрочем, как и состояния, монотонии) имеет ■Ьавильно организованный тренировочный цикл при подго-ршке к соревнованиям. Осуществление на практике принципа ■рсдельной специализации может приводить к потере интере-Вв не только к тренировочным занятиям, но и к соревнованиям. [Поэтому должны использоваться различные формы перемен-■ости: волнообразное изменение нагрузок, ударная трениро­вочная нагрузка, маятникообразное построение тренировоч­ного цикла (Д. А. Аросьев, А. Н. Воробьев) Экспериментально •тот вопрос изучен М. С. Фидаровым на борцах. Одна группа Ленировалась по общепринятой форме построения недельно-k тренировочного цикла (трехразовые занятия на ковре). Тре-Ипровки не были напряженными ни физически, ни психиче-■си. Вторая группа исследовалась на предсоревнователы-юм piope, продолжавшемся 19 дней. Тренировочные занятия бы­ки напряженными, с большим числом специальных трениро­вочных средств. Третья группа тренировалась перед соревно­ваниями по типу двух микроциклов: «специализированного» ■4 дня) и «контрастного» (2 дня). Нагрузка во второй и третьей вуппах была одинаковой, разница состояла лишь в структуре Распределения тренировочных заданий. Было установлено, ■то реже всего монотония и психическое пресыщение развива-■ись в третьей группе борцов, а тренировочный эффект был ■остигнут наибольший. Чаще всего эти неблагоприятные со­стояния возникали во второй группе.

98 Часть I. Общетеоретические основы психологии спорта

Раздел 3. Эмоциональные и психофизиологические состояния... 99




Ю. Ю. Палайма

Преодоление отрицательных эмоциональных состояний в спорте1

Вопрос о сознательном управлении человеком своими эмо­циональными переживаниями является очень важным в спор­те. Всем известно, что нередки случаи, когда объективно силь­ные спортсмены или команды после первых неудач в соревно­ваниях теряются, падают духом, отказываются от борьбы и проигрывают даже более слабым соперникам. Причиной тому является неумение преодолевать отрицательные эмоциональ­ные состояния (растерянность, гнев, боязнь, неуверенность, огорчение и др.) в ходе спортивной борьбы. Этот важный во­прос не мог не привлечь к себе внимания специалистов по пси­хологии спорта, равно как и специалистов в области физиче­ской культуры и спорта. Эмоции в спортивной деятельности исследовались О. А. Черниковой, которая на основе наблюде­ний за эмоциональными проявлениями спортсменов вскрыла ряд важных для практики закономерностей в этой области. Ею изучались вопросы восстановления уверенности лыжни­ков-прыгунов после падения и получения травмы, условия за­крепления и пути преодоления отрицательных эмоций при выполнении физических упражнений, влияние эмоций на дея­тельность спортсмена, роль эмоций в волевых проявлениях спортсмена (Черникова, 1949, 1959, I960, 1962). В. К. Гаври-люк показал различные формы психологических барьеров в спорте, порождающих определенные трудности эмоциональ­ного порядка у спортсмена в соревнованиях (Гаврилюк, 1962). Однако в исследованиях этих и других авторов содержится мало конкретных указаний и советов о том, как устранять влия­ния неблагоприятных эмоциональных переживаний на ход со­ревновательной борьбы. Наше исследование имело ограничен­ную цель — выяснить, как сами спортсмены, опираясь на свой

Палайма Ю. Ю. Преодоление отрицательных эмоциональных состояний в спорте // Психологическая подготовка спортсмена. — М.: ФиС, 1965. — С. 35-42.

■оревновательный опыт, борются с нежелательными эмоцио-■вльными переживаниями и на основе этого сделать некото-iii.ii■ выводы — рекомендации для спортивной практики.

Нами было опрошено около 300 спортсменов — представи-I |ей различных видов спорта (легкоатлетов — 57, спортигро-■иков — 103, пловцов и прыгунов в воду — 22, гимнастов — 29, ■Орцов — 12, боксеров — 14, гребцов и лыжников — 20, велоси­педистов — 18, штангистов — 7, фехтовальщиков — 15), имею-шпх различную спортивную квалификацию (мастеров спорта — 17, перворазрядников — 113, второразрядников — 132, третье-■зрядников — 35), а также ряд тренеров.

Данные собирались нами анкетным методом — 74% и путем ■есед (преимущественно со спортсменами более высокого клас-в) — 26%. При этом мы старались выяснить: а) в чем конкрет-1о сказывается влияние неприятных эмоциональных пережи-■ний на ход спортивной борьбы; б) какие приемы применяются Ьортсменами с целью преодоления отрицательных эмоциональ-■Ых состояний и устранения их влияния на ход спортивной Ьрьбы; в) какие условия обучения и воспитания способству-Т развитию у спортсменов способности побороть неприят-Щие чувства при неудаче в соревнованиях.

Кроме того, мы вели наблюдения за эмоциональным пове-

■ением 34 спортсменов (легкоатлетов и баскетболистов), не-

Ьачно выступавших и переживающих неприятные эмоции во

^Ьемя соревнований (после неудачной попытки выполнить

тражнение, после удаления тренером из игры в связи с повто-

■нием крупных ошибок и т. п.). Спортсмены вели себя по-раз-

■ому: пытались оправдаться перед товарищами, были задум-

Вивы, искали уединения и др. После соревнования спортсмены

■бъясняли эти особенности своего поведения, содержание

■шелей и т. д.

Материалы нашего исследования позволили установить, ■то неблагоприятное влияние отрицательных эмоциональных Ьостояний на ход соревновательной борьбы у спортсменов ■проявляется в основном в следующем:

ш) спортсмены теряют уверенность в своих силах («ничего не выйдет — не заброшу мяч, не догоню, не перепрыгну, упаду с бревна, не смогу сопротивляться»);

100 Часть I. Общетеоретические основы психологии спорта

б) снижается острота тактического мышления спортсменов


(«с большим трудом прорвалась с мячом вперед и вдруг его
потеряла... Дальше играла как не своя — мысль стала какой-
то ленивой...». «Два раза подряд меня очень легко и быстро
обвел мастер спорта Г.; это как-то подействовало на мое
мышление, я совершенно лишился ориентировки». «Рас­
крылся и сразу получил серию ударов, я растерялся — за­
был указания тренера, как вести бой с левшой»);

в) возникает чрезмерное возбуждение или, наоборот, тормо­


жение, апатия; после неудачного действия, например в бас­
кетболе, спортсмен бесцельно бросается от одного соперника
к другому, хватает их за руки, волнуется, делает импульсив­
ные движения; или у него наступает чувство безразличия,
нежелание действовать, вялость;

г) затрудняется проявление у спортсменов волевых качеств:


смелости, решительности, инициативности, самостоятель­
ности и др. («исчезла смелость», «не могу решиться», «мах­
нул рукой»).

Морально воспитанные и волевые спортсмены стараются преодолеть естественно возникающие после неудачных дейст­вий неприятные эмоции и восстановить потерянную уравно­вешенность. Как свидетельствует собранный нами материал, усилия при этом прилагаются спортсменами в следующих на­правлениях.

Прежде всего многие спортсмены (около 47% опрошенных) пытаются различными путями восстановить уверенность в сво­их силах. Приводим характерные их высказывания. «После не­удачной попытки ухожу в сторону, мысленно и практически проделываю движения толкания ядра, убеждаюсь, что все де­лаю правильно, и чувствую, как приятное сознание уверенно­сти в том, что следующая попытка будет удачной, постепенно наполняет меня» (мастер спорта А.). «Я испытывал большую усталость. Чувствовал, что силы покидают меня, начал думать о поражении. Но, тем не менее, говорил про себя: "Я должен выдержать — я ведь хорошо подготовлен, лучше, чем мой со­перник, столько труда приложил на тренировках, он не может пропасть даром"» (борец II разряда Г.). «Не забил мяч в пустые ворота. Я не смел смотреть товарищам в глаза, все время чувст-

|к тал большую вину перед ними. Уверенность вернулась ко мне

лишь тогда, когда с моей передачи партнер забил гол» (футбо-

Мист I разряда Ш.). «Стараюсь убедить себя, что я не слабее

коего противника и что он сам меня боится» (боксер III разря-

ва Л.). «Когда я взволнован после неудачи, доказываю себе, что

Кот теперь я точно передал мяч партнеру, значит, волнение уже

Врошло, я успокоился...» (футболист 11 разряда С). «Когда уви-

1дел лицо соперника, понял, что и ему очень трудно, и это успо-

■>ило меня» (легкоатлет III разряда А., бегун на средние дис-

ьнции).

Некоторые спортсмены, переживающие отрицательные эмо-■ии в связи с неудачей, сознательно пытаются восстановить утраченную уверенность в своих силах, они успокаивают и убеждают себя в том, что объективно они сильны и способны успешно проводить борьбу. Часто после неудачного действия ■юртсмены пытаются реабилитировать себя перед товарища­ми действиями, полезными для коллектива, и таким образом Июскупить» свою вину.

Большинство опрошенных спортсменов (82%) боролись с Отрицательными эмоциональными состояниями, отвлекая вни-Нцше от неприятных чувств и мыслей о возможном оконча­тельном поражении. Мастер спорта по фехтованию С. проиг-■авал бой со счетом 0:4. «Встреча для меня была очень важной, — ■кссказывал С, — решался вопрос о поездке на всесоюзные Ьревнования. Угрожало явное поражение, я чувствовал, что Кпьно волнуюсь. Чтобы отвлечься от навязчивой мысли о по-Икжении, я заставил себя думать о том, как бы выиграть хотя ■Ы один-единственный укол. Я стал пристально всматривать-Щл в движения противника, пытаясь уловить в них малейшую Ьшбку. Сосредоточил все силы, чтобы выиграть хотя бы одно «ко. И мне удалось! Тогда я сказал себе: "Одного очка мало, ржно выиграть хотя бы еще одно очко — только одно очко!" ■Мне опять повезло — удачно провел контратаку. Когда судья ■становил бой и что-то говорил моему сопернику, я с удоволь­ствием отметил, что волнение меня покинуло».

Чтобы отвлечь внимание, пользуются и другими приемами. Нот как говорят о них спортсмены: «Думаю, что результат про-■ивника не такой уж высокий», «Стараюсь представить себе, ■то я на тренировке, а не на соревнованиях», «Сосред о гочиваю



внимание только на последовательности движений», «Считаю мысленно до 20 или 30», «Думаю о ранее пережитых приятных чувствах — не в спортивной деятельности», «Между прыжка­ми стараюсь о них не думать — пою, болтаю с подругами», «Не смотрю, как соперники толкают ядро».

Значительная часть спортсменов (28% опрошенных) пре­одолевает отрицательные эмоциональные состояния путем выяснения и анализа причин неудачного действия. Так, перво­разрядник прыгун с шестом Т. рассказывал, что неприятные переживания в связи с неудавшимися прыжками устраняются им только тогда, когда он сам или с помощью тренера находит ошибки в выполнении упражнения. «Если я не нахожу причи­ну неудачи, волнуюсь еще больше. В последних соревнованиях два раза сбил планку и сильно расстроился. Отошел в сторону, сел и попытался вникнуть в технику прыжка. Никаких по­грешностей техники не нашел, но убедился, что все движения делал очень поспешно и как-то более подчеркнуто, чем обыч­но, — вот и нарушился общий ритм прыжка. После этого я спо­койно ждал последней попытки. Она мне удалась».

Подобным образом действуют многие другие спортсмены. «Стараюсь выяснить, почему не получился опорный прыжок», «После первого раунда тренер очень убедительно показал мне все мои ошибки, стало как-то веселее, совсем успокоился», «После неудачного броска всегда сажусь и основательно мыс­ленно "просматриваю" всю технику, стараюсь найти ошибку»-Борясь с неприятным эмоциональным состоянием, ряд спорт­сменов (16% опрошенных) старается убедить себя в том, что, несмотря на неудачу, необходимо сделать все возможное для победы или улучшения результатов, чтобы не пострадали или пострадали как можно меньше интересы команды.

Характерным в этом отношении является рассказ перво разрядника лыжника К. «В одних межвузовских соревновани­ям мне здорово не повезло. То ли я был вообще недостаточно тренирован, то ли плохо распределил силы по отрезкам дис­танции, но во второй ее половине меня начали обгонять сопер ники, которых я раньше отнюдь не считал опасными для себя. Переживал чувство стыда, мелькнула мысль — сойти с лыжни, сославшись на боль в левой ступне (она у меня действительно немного болела). От этой мысли мне стало еще хуже. Я стал


^еждать себя в том, что нужно продолжать борьбу, не подвес-команду. Если бы я боролся только за себя, думал я, то меж* было и прекратить бег, но ведь в моем лице ведет борьбу :ь коллектив, а он не желает сдаваться, он хочет продолжать самым лучшим образом, и я не имею права уходить. Я очень радовался такому повороту мысли и продолжал бег». Мысль о том, что противник может воспользоваться прояв-пием растерянности, сомнения, неуверенности или огорче-,...я, также помогает спортсменам овладеть своими эмоциями. |Я совершил ошибку и этим ухудшил положение команды, од-■вко я не должен ухудшить его еще больше своей растерянно-11.м), ибо противник только и ждет этого», — говорит баскетбо-■Ж'т II разряда Д.

Таким образом, спортсмены пытаются, и небезуспешно, Ирнательно преодолеть отрицательные эмоции, уменьшить win совершенно устранить неблагоприятное их влияние на Щп соревновательной борьбы, применяя для этого различные Ьиемы словесного воздействия.

[ Современное научное представление о физиологических ■ханизмах эмоций дает основу для понимания возможностей ■морегулирования человеком своих эмоциональных состоя­щим. В сложном нейродинамическом взаимодействии коры го-Попного мозга и подкорки в процессе возникновения и проте­кция эмоционального переживания ведущую роль играет кора Нрга, ее высшая инстанция, регулирующая человеческое по-Иение, — вторая сигнальная система действительности. По-Ьдством слова облегчается перестройка динамических стерео-Бов корковых нервных связей, тормозится деятельность под-Врки, задерживаются выразительные движения, что приводит ■ частичному притуплению остроты эмоциональных пережи-HUiuii.

L Способность спортсмена управлять своим психическим со-Ьянием развивается в процессе тренировочных занятии и со-■вновании. Способность эта неразрывно связана с воспита­нием всей личности спортсмена, с воспитанием отношений к «оллективу и спортивной деятельности, в том числе и эмоцио-1плыгых отношений, являющихся «ведущими компонентами i < южных человеческих эмоциях» (Черникова).



104 Часть I. Общетеоретические основы психологии спорта

Изложенные выше факты и соображения приводят к сле­дующим заключениям, которые могут служить одновременно и определенными практическими рекомендациями. • Для формирования у спортсменов способности преодоле­вать отрицательные эмоциональные состояния следует вос­питывать у них нравственные чувства, и прежде всего чув­ства долга и ответственности перед коллективом. Чем вы­ше моральная воспитанность спортсмена, тем легче и быст­рее он убедит себя в необходимости продолжения борьбы в условиях большого психологического напряжения и не­приятных эмоциональных переживаний.



  • Потерпев неудачу в ходе борьбы, спортсмен делает боль­
    шие усилия, чтобы отвлечь свое внимание от мыслей о воз­
    можном окончательном поражении в данном соревнова­
    нии. Поэтому не нужно затруднять этот процесс слишком
    категорическими требованиями обязательного достижения
    победы и угрозами в случае поражения.

  • Чтобы отвлечь внимание от неприятных переживаний, мно­
    гие опытные тренеры дают спортсменам задания, выполне­
    ние которых требует максимального сосредоточения созна­
    ния на совершенно конкретных задачах их деятельности
    (например, в баскетболе — держать подопечного по Bceii
    площадке).

• Очень важно воспитывать общий оптимистический взгляд
спортсмена на исход собственных действий и действий ко­
манды. В процессе тренировки необходимо закреплять по­
ложительные эмоциональные переживания и реакции спорт­
смена, разрешать и помогать ему полностью прочувство­
вать эмоцию радости в связи с удачными действиями в
сложной ситуации: приятные воспоминания, связанные с
удачным преодолением больших трудностей, являются опо­
рой для спортсмена при восстановлении эмоционального
равновесия в такой же или подобной трудной обстановке и
в ходе соревнований. Перворазрядник баскетболист Р. рас­
сказывал: «В одних очень важных для нашей команды со­
ревнованиях мне удалось на последних секундах забросить
решающий мяч в корзину противника, притом из очень
трудного положения. Меня держали два защитника, кото-

Раздел 3. Эмоциональные и психофизиологические состояния... 105

рые отчаянно пытались отобрать мяч или помешать выпол­нению броска. Но я ухитрился как-то поднять руки с мячом и метко послать его в корзину. Я ощущал еще расслаблен­ность вытянутой руки, когда раскатился гром аплодисмен­тов. Болельщики ликовали, партнеры поздравляли меня, расспрашивали, как я совершил этот чудесный бросок. Я пе­режил большую радость от удачного броска, даже сегодня представляю себе приятную расслабленность руки. Воспо­минание этого чувства помогает мне побороть волнение и страх, когда нужно совершить бросок после неудачных по­пыток».

Спортсмен, потерпевший неудачу, стремится восстановить уверенность в своих силах. Необходимо помочь ему в этом, убедить, что он еще способен успешно бороться й внести свой вклад в общее дело команды. С этой целью можно, на­пример, в баскетболе дать ему возможность «отличиться»: обвести соперника, удачно передать мяч партнеру и т. п. При этом необходимо учитывать остроту эмоциональных пере­живаний спортсмена и в некоторых случаях дать ему пред­варительный отдых от активных действий.

При разборе проведенных соревнований нужно указывать на допущенные спортсменом технические, тактические ошиб­ки и недостатки в психологической подготовке к соревно­ванию. Необходимо выработать у спортсмена установку на самостоятельный анализ собственных действий, самостоя­тельное выявление причин неудач в процессе самого сорев­нования. Умение отыскивать недостатки своих действий, привычка подвергать их анализу помогают спортсмену от­влечься и забыть неудачу.

Очень важно научить спортсмена умению хорошо владеть собой во время соревнований. Он не должен обнаруживать своих переживаний выражением лица, движениями рук, словами. Умение задержать внешние реакции, характерные для эмоций, способствует в известной мере уменьшению остроты и самих эмоциональных переживаний. Наоборот, необузданные внешние проявления гнева, злости, «смако­вание» своих огорчений нередко приводят к обострению этих эмоций. Необходимо учитывать и то, что эмоции могут

106 Часть I. Общетеоретические основы психологии спорта

«заражать» других людей. Поэтому, требуя от спортсмена ничем не обнаружить своей досады, злости, растерянности и других чувств, вызванных неудачей, одновременно нужно поощрять проявление положительных эмоций. Человек управляет своим поведением и эмоциональным состоянием при помощи слова, поэтому необходимо на­учить спортсмена правильно пользоваться им. Исследова­ние показало, что спортсмены, преодолевая отрицательные эмоциональные состояния, произносят мысленно успокаи­вающие и ободряющие слова: «я спокоен», «еще немного, и раунд окончится», «ведь все идет хорошо», «вот я и рас­слабился», «бывает хуже»; слова, указывающие способы действия: «осторожно», «ближе к краю», «держаться по­дальше», «глубже выход»; самоприказы: «не обращай вни­мания», «не думай», «опусти плечи», «нужно победить, нуж­но победить».

Необходимо помочь спортсмену находить слова, наиболее удачно и обобщенно выражающие суть его стремлений, уси­лий. Нужно выработать у спортсмена здоровое, правильное отношение к поражению, заключающееся, в частности, в по­нимании того, что в конечном счете важнее всего показать себя мужественным борцом, отдающим общему делу кол­лектива все свои силы и способности и воспитывающим у себя таким образом очень ценные для советского человека качества характера. Молодого спортсмена после пораже­ния нужно успокаивать убеждением, что достоин похвалы не только тот, кто выиграл, но и тот, кто с честью проиграл. • Существенное значение имеет эмоциональный опыт спорт­смена. Спортсмен, участвовавший во многих соревнованиях, прошедший «огонь и воду», показывает большую устойчи­вость к действию временных неудач, бывает эмоционально менее уязвим. С целью повышения эмоциональной устой­чивости спортсменов следует проводить тренировочные занятия в условиях, близких к соревнованиям: вводить эле­менты состязания между занимающимися, приглашать чу­жих судей для оценки выполняемых упражнений, прово­дить занятия в присутствии зрителей и т. п.


Каталог: sites -> all -> files -> books
sites -> 12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”
sites -> Методичні рекомендації для проведення виховних заходів в загальноосвітніх навчальних закладах
sites -> Перечень вопросов, по которым участники образовательного процесса (дети, родители, педагоги) могут получить консультации
sites -> Что такое агрессивность?
files -> Тульской области «алексинская школа»
files -> Программа дисциплины «Психология профессионального обучения»
files -> Вопросы к экзамену по курсу «Диагностическое обеспечение образовательного процесса»
books -> Солодков А. С., Сологуб Е. Б. Физиология спорта


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница