Шелестюк Е. В. Способы речевого воздействия



Дата12.05.2016
Размер78.5 Kb.
Шелестюк Е. В. Способы речевого воздействия // Актуальные проблемы современного научного знания: материалы II международной конф. – Пятигорск: ПГЛУиздат, 2009. – С.165-173.

Шелестюк Е. В.

Способы речевого воздействия


Способ речевого воздействия можно определить как совокупность приёмов или операций практической деятельности, соотносимой с иллокутивными целями воздействующего субъекта и подчинённых решению его конкретных задач. К способам РВ традиционно относят убеждение и внушение (суггестию).

Убеждение – воздействие на сознание личности через обращение к ее собственному критическому суждению [Панкратов В. Н. 2001, Головин С. Ю. 2003]. Основу метода убеждений составляет отбор, логическое упорядочение фактов и выводов согласно единой функциональной задаче, логическое доказательство, возможно, вкупе с эмоциональным давлением, призванное обеспечить сознательное принятие реципиентом системы оценок и суждений в согласии с иной точкой зрения.

Оправданность выбора тех или иных форм, приемов и средств убеждения определяется так называемыми «метаинформационными» конвенциями – директивами (инструкциями, рекомендациями и т. д.), регулирующими информационное поведение потенциального коммуникатора [Свинцов В. И. 1990]. Три типа условно выделенных В. Н. Свинцовым конвенций (МК-1, МК-2, МК-З) основаны на степени их определенности. В МК-1 четко определен статус коммуникантов, столь же четко очерчено поле облигативной информации, что достигается официальным (юридическим, административным и т. д.) нормированием информационного поведения потенциального коммуникатора. В конвенциях типа МК-2 при достаточно определенном статусе коммуникантов поле облигативной информации не является столь же определенным; понятие долженствования здесь имеет контуры некоего побуждения, а так называемые сильные нормы (нарушение которых влечет юридическое или административное наказание) отсутствуют. Размытость границ между облигативной и факультативной информацией в МК-2 позволяет манипулировать благоприятными и неблагоприятными фактами, выдвигая на первый план одни и замалчивая другие (например, в учрежденческих отчетах, сводках, и т. д.). По мнению Свинцова, оптимизация речевых сообщений, регулируемых МК-2, связана «с внесением более четких деонтических (нормативных) начал в отношения между коммуникантами» и более четкое «определение поля облигативной информации». Наименее определенные конвенции относятся к типу МК-З. Здесь граница между облигативной и факультативной информацией еще более размыта: понятие долженствования для коммуникатора ассоциируется с его представлением о долге, признании, профессиональном мастерстве и т. п. Представления об объективности информации в конвенциях типа МК-З относительны, в значительной степени обусловлены социальной позицией коммуникантов.

Итак, приемы убеждения определяются деонтическими нормами, принятыми в той или иной сфере коммуникации. Все области формального убеждения можно соотнести с теми или иными метаинформационными конвенциями: с МК-1 соотносятся законодательная, нормативно-правовая документация, кодексы и др.; с МК-2 – некоторые сообщения средств массовой коммуникации (репортажи, информационные сводки, новостные статьи и программы, бюллетени, коммюнике), учрежденческие отчеты и т. д.; МК-3 приняты в областях педагогики, воспитания, психотерапии, рекламы, делового общения, менеджмента, политической пропаганды, публицистики. Судебно-ораторское искусство и предвыборная агитация, очевидно, находятся на границе метаинформационных конвенций 2 и 3.

Внушение – воздействие на подсознание, эмоции и чувства человека, косвенно обеспечивающее воздействие на его ум, волю, поведение и трансформирующее уже сложившийся психический образ реципиента за счет ослабления контрольно-регулятивной функции сознания, снижения сознательности и критичности при восприятии и реализации внушаемого содержания, а также отсутствия целенаправленного активного понимания, развернутого логического анализа и оценки данного состояния человека в соотношении с его прошлым опытом [Черепанова И. Ю. 1995, Панкратов В. Н. 2001, Головин С. Ю. 2003].

Внушение достигается языковыми средствами – словами, интонацией, и невербальными – мимикой, жестами, действиями (другого человека, внешней обстановки). Внушение реализуется в форме гетеросугтестии (интерпсихической деятельности) и автосуггестии (интрапсихической деятельности). Внушение, производимое группой, – один из факторов конформности.

По методам реализации внушения подразделяются на внушения прямые (императивные) и косвенные, а также преднамеренные и непреднамеренные. В этом отношении становится существенным разграничение внушения как такового и суггестии. Термин «суггестия» используется многими авторами (например, С. Ю. Головиным, И. Ю. Черепановой) как синоним термина «внушение». Мы полагаем, что внушение – более широкое понятие, включающее как открытое прямое внушение, так и скрытое, замаскированное или косвенное внушение (суггестию). В дальнейшем мы будем использовать термин «суггестия» для обозначения косвенного и скрытого внушения, опосредованного убеждением или побуждением.

Прямое преднамеренное внушение заключается в использовании внушающим субъектом специальных «словесных формул», которые внедряются в психику реципиента и становятся активными элементами его сознания и поведения. Содержание косвенного внушения (суггестии) включается в сообщаемую информацию в скрытом, замаскированном виде и характеризуется неосознанностью, незаметностью, непроизвольностью его усвоения. Косвенное внушение может быть как преднамеренным, так и непреднамеренным. По критерию состояния реципиента различаются внушение в бодрствующем состоянии, в гипнозе, в естественном сне, постгипнотическое – реализуемое после выхода из гипноза.

Психотерапевты выделяют во внушении три этапа – раппорт, присоединение и ведение. Раппорт – это привлечение внимания суггеренда, та первичная информация, которая позволяет начать общение и создает намерение у партнера его продолжить. Раппорт предполагает создание доброжелательной, дружественной атмосферы между воспитателем и воспитуемым, пациентом и врачом, в ситуации психологического эксперимента – между исследователем и испытуемым и т. д. Присоединение («подстройка») к сознанию человека означает завоевание его расположения и доверия с помощью ряда механизмов (соответствие темпа речи частоте дыхания суггеренда, повторение его поз и жестов), «активное слушание» или «резонирование» [Гриндер Дж., Бендлер Р. 1994: 18–19]. Во время присоединения суггестор изучает личность суггеренда, его пресуппозиции и установки с тем, чтобы связать внушение с чем-то в непосредственном конкретном опыте человека и сделать его более заслуживающим доверия. Кроме того, на этапах присоединения и ведения (собственно речевого воздействия суггестора) учитывается базовая перцептивная система регуляции суггеренда – кинестетическая, визуальная или аудиальная. В зависимости от нее планируется смысл суггестивных фраз. Широко применяются изменение яркости, интенсивности внушаемых сенситивных образов и синестезия – включение в переживание реципиента других сенсорных модальностей (например, сочетание аудиальных и визуальных образов при метафорическом описании некой ситуации). Использование последней обусловлено свидетельством экспериментальных данных психологии о том, что «наши сенсорные системы взаимодействуют на модальном уровне высоко-паттерными способами» [Гордон Д. 1994: 92], то есть определенные образы одной сенсорной модальности связываются с соответствующими образами других модальностей. Ведение строится с учетом запрограммированных для суггеренда выводов и решений. На этом этапе используются: 1) вставленные команды – введение в предложение имени клиента (или местоимения 2-го лица) таким образом, что все, следующее после имени, становится для клиента директивой); 2) программирующие вопросы а) специальные типа «Когда мне к Вам заехать?», б) альтернативные – «Вы выберете одинаковую страховую программу на детей и родителей, или вы будете делать разные программы?», в) вопросы на подтверждение – «Вы знаете, что можно застраховать машину? Среди ваших знакомых у кого-нибудь была страховка?» (примеры из [Погребенский В., Атласов М., Атласова С. 1994]). Используется «якорение» – маркировка происшествий, идей или персонажей с помощью интонаций, жестов, прикосновений и т. д., чтобы внедрить их в пределы внимания клиента и закрепить в подсознанииi.

Филогенез внушения (суггестии) связан с эволюцией второй сигнальной системы. Основатель палеопсихологической теории суггестии Б. Ф. Поршнев полагает, что суггестия является особой системой сигнальной регуляции, лежащей в основе формирования сознания, второй сигнальной системы. Опровергая тезис о том, что у истоков второй сигнальной системы лежит обмен информацией, т. е. сообщение чего-либо от одного к другому, он подчеркивает важность особого рода влияния одного индивида на действия другого – специфического общения «еще до прибавки к нему функции сообщения» [Поршнев Б. Ф. 1974].

По своему физиологическому генезису суггестия связана с возбуждением навязанных реакций и торможением естественных импульсов ЦНС на раздражители. Она в значительной степени противоречит первой сигнальной системе – тому, что подсказывает и диктует организму его собственная сенсорная сфера, осуществляя замену сигналов, поступающих с сенсорно-афферентного блока, или реакций, свойственных эффекторному блоку, другими, вызываемыми по второй сигнальной системе. Этот вид влияния обеспечивает запуск бессознательных программ, так что психика и/или физиология человека должны приспосабливаться, пристраиваться к необходимости находить во внешней среде пути к выполнению заданий. Рассматривая филогенетическое развитие суггестии, Б. Ф. Поршнев отмечает, что она является межиндивидуальным регулирующим механизмом взаимодействия, формирующимся вслед за такими формами взаимодействия, как имитация, интердикция (запрет) и прескрипция (прямое приказание). Впоследствии функция контроля над бессознательным, которая изначально является социально-обусловленной, становится способом самоорганизации деятельности одного индивида, интерпсихическое действие превращается в интрапсихическую саморегулирующуюся систему. Суггестия развивается в автосуггестию, которая и завершает формирование второй сигнальной системы. Параллельно развивается контрсуггестия, которая предполагает выработку системы способов противостояния суггестивному воздействию на бессознательное. Б. Ф. Поршнев постулирует существование «третьей сигнальной системы», отвечающей за контрсуггестию – механизмы противостояния суггестивному навязыванию чужой воли.

Наибольший интерес, на наш взгляд, представляет косвенное внушение, основанное на суггестии, поскольку оно труднее поддается выявлению и анализу, чем прямое внушение, интердикция или прескрипция. По содержанию суггестивное внушение может быть неоднородным. Мы выделяем в нем три аспекта: аффективное (эмоциональное) внушение, внушение бессознательных образов и мыслей (эйдетико-когитивное) и внушение бессознательных установок. При этом эйдетико-когитивный, эмоциональный и установочный виды суггестии могут сопутствовать разным типам речевого воздействия. Так, аффективное внушение присутствует в конвенциональном речевом воздействии (приветствие, прощание), аргументации, уговаривании, побуждении, моральных и прочих оценках; эйдетико-когитивное внушение – в аргументации, художественном рассказе / изображении, отчасти в речевом воздействии «безоценочной информации» (новости, сводки и т. д.); внушение установок играет важную роль в РВ «безоценочной информации», доказательствах и аргументации и основывается на отборе и расстановке фактов, тезисов и аргументов. Разумеется, элементы суггестии, предполагающей формирование бессознательных установок, могут встречаться также при аффективном и эйдетико-когитивном внушении. Вообще, различные виды внушения достаточно тесно взаимосвязаны.

Ученые отмечают важность внушения на начальном этапе аргументации, так как оно апеллирует к эмоциям, чувствам реципиента, приводит его в определенное, нужное для успеха РВ, психологическое состояние. Таким образом, внушение подготавливает почву для убеждающего воздействия. Как отмечает С. А. Феофанов: «Разум требует высшей степени дисциплины, концентрации внимания. Много легче обычное впечатление. Разум отталкивает зрителя, логика досаждает ему. Эмоции возбуждают, они ближе к поверхности, мягче куются» [Феофанов С. А. 1974: 227]. Недостаток содержательных знаний и фактов обычно восполняют различными средствами эмоционального воздействия, внушением образов, установок. Но одними эмоциями убеждение – знание, становящееся мотивом поведения, не создается [Речевое воздействие в сфере…: 63–64]. В настоящее время экспериментально подтверждено, что подпороговые средства суггестии, да и прямое внушение, привлекая и удерживая внимание и оставаясь в памяти, тем не менее, не оказывают заметного или долговременного действия на жизнедеятельность реципиента, если их содержание противоречит его личностным структурам [Microsoft Encarta Reference Guide – 2003, статья subliminal perception]. Поэтому решающую роль в формировании убеждения все же играют информация и аргументация, выстраивающая эту информацию в логическую схему, хотя и подбор информации, и структура аргументации могут также способствовать внушению.

В числе собственно лингвистических приемов суггестии следует упомянуть темп речи и тембр голоса, фоносемантические и интонационные особенности речи; суггестивный потенциал метафор и других тропов и др. На уровне синтаксиса работает правило предпочтения связных переходов между предложениями (с союзами «и», «когда», «если», «потому что» и т. д.), поскольку ровный переход от одного предложения к другому вызывает незаметное изменение состояния и облегчает достижение суггестивного эффекта. С другой стороны, нарушения связности – высказывания дизъюнктивного характера, разрывная коммуникация, неестественные переходы или отсутствие переходов – воспринимаются как «удары» и обеспечивают сильное и резкое изменение состояния [Гриндер Дж., Бендлер Р. 1993: 22]. Именно неожиданность – нарушение привычного потока восприятия – и раздваивание сознания, ставящее его в логический тупик, лежат в основе транса, на фоне которого во много раз возрастает эффективность гипнотического внушения (ср. также теории М. Эриксона, В. Сатир, С. Хеллера и Т. Л. Стила и др.).

Помимо внушения и убеждения, к методам РВ, по мнению ряда исследователей, относятся заражение (Е. Ф. Тарасов, В. Н. Панкратов, М. Р. Желтухина) и подражание (М. Р. Желтухина, В. Н. Панкратов). Заражение – процесс передачи эмоционального состояния от одного индивида к другому на психофизиологическом уровне контакта – помимо собственно смыслового воздействия или дополнительно к нему. Психологи отмечают, что при наличии обратной связи заражение способно нарастать в силу взаимной индукции, обретая вид циркулярной реакции, которая сопутствует эффективным массовым акциям, публичному восприятию ораторских выступлений, произведений искусства и прочего и служит дополнительным сплачивающим фактором, до тех пор, пока не превысит определенной интенсивности и не выйдет из-под контроля. В последнем случае обоюдное заражение приводит к распаду формальных и неформальных нормативно-ролевых структур, к вырождению организованно взаимодействующей группы в разновидность толпы, способствует массовой панике и т. п. [Головин С. Ю. 2003].

Психическое подражание – следование некоему примеру, образцу; самостоятельное копирование действий, воспринятых у других. У подростков и взрослых подражание выступает элементом научения в некоторых видах деятельности, либо служит цели идентификации с референтной личностью (группой) [Головин С. Ю. 2003]. Очевидно, в ракурсе речевого воздействия подражание можно рассматривать либо как эффект воздействия «суперэго» – внутреннего голоса, «судьи», задающего модели «правильного» поведения, либо как отсроченное следствие более раннего внушения. Мы будем рассматривать его как следствие внушения, а не как отдельный способ РВ.

Отнесение к способам РВ, наряду с убеждением и внушением, речевого аспекта воспитания (например, в [Сергеечева В. 2002]) также представляется нам достаточно спорным. Воспитание определяется как деятельность по передаче новым поколениям общественно-исторического опыта; планомерное и целенаправленное воздействие на сознание и поведение человека с целью формирования определенных установок, потребностей, понятий, принципов, ценностных ориентаций, обеспечивающих условия для его развития, подготовки к общественной жизни и труду; содействуя осознанному принятию им общественных ценностей, самостоятельности в решении сложных нравственных проблем согласно образцам и идеалам общества [Головин С. Ю. 2003]. Очевидно, что воспитание содержит значительный компонент речевого воздействия. Однако в воспитании РВ носит комплексный характер, включая в себя всю совокупность способов воздействия с помощью речи (убеждение, внушение, подражание); к тому же, оно глубоко интегрировано с прочими, неречевыми способами воздействия – управляемой предметно-практической деятельностью, использованием личного примера, образцовых моделей, созданием и изменением внешних условий для формирования и перестройки личности и другими. Поэтому мы не будем рассматривать воспитание как отдельный способ РВ.

И. А. Стернин приводит более подробную классификацию способов РВ, делая акцент на воздействии, рассчитанном на осознанное восприятие реципиентом сообщаемой информации, а не на воздействии на бессознательное. К таким способам относятся доказывание (логический вывод), убеждение (вселение в собеседника уверенности, что истина доказана, с использованием и логики, и эмоционального давления), принуждение (вынуждение человека сделать что-либо против его воли), уговаривание (эмоциональное побуждение собеседника отказаться от его точки зрения и принять нашу). Неосознаваемое речевое воздействие оказывается внушением – побуждением собеседника принять на веру сказанное без обдумывания и критического осмысления [Стернин И. А. 2001]. С нашей точки зрения, однако, доказывание (наряду с информированием и аргументацией) соотносятся с убеждением, как частное с общим; то же касается принуждения и уговаривания, которые (наряду с приказом и призывом) соотносятся, как частное с общим, с побуждением.

Подведем итог вышеизложенному. Мы склонны усомниться в правомерности сведения способов РВ к убеждению и внушению, поскольку в этом случае границы обоих терминов становятся неправомерно расширенными и размытыми. Например, угроза, просьба, похвала, порицание, с нашей точки зрения, трудно вписываются в убеждение либо во внушение в традиционном понимании (разумеется, если не делать соответствующие корректировки в определении этих терминов). Вместе с тем, убеждение и внушение – в настоящее время общепризнанные способы РВ, поэтому в ряде случаев мы предварительно соотнесем некоторые типы РВ с убеждением либо внушением, поставив соответствующий способ РВ под вопрос (РВ в ходе конвенционального социального взаимодействия, например, РВ извинений – внушение-заражение? убеждение?; РВ в ходе информирования – убеждение?).

Помимо убеждения и внушения, мы относим к способам РВ побуждение (волеизъявление) – внешнее стимулирование реципиента прямым воздействием на его волю, с которым соотносятся такие речевые акты, как призыв, приказ, принуждение, обольщение, обещание вознаграждения и уговаривание. Оценочное воздействие и эмоциональное воздействие как отдельные способы РВ не выделяются, так как мы сочли возможным отнести их к убеждению либо внушению. В целом, мы выделяем три способа речевого воздействия: убеждение, внушение и побуждение (волеизъявление), которым соответствует ряд типов и приемов РВ.

И. А. Стернин называет эффективными и «цивилизованными» все способы РВ за исключением принуждения, отмечая, что «речевое воздействие как наука об эффективном и цивилизованном общении учит нас обходиться без принуждения» [Стернин И. А. 2001]. Заметим, однако, что, помимо этикетной нормативности, которую предполагает «цивилизованность», определенные типы речевого воздействия могут не отвечать этическим нормам – это происходит в том случае, если адресантом используются манипулятивные техники воздействия без учета ближних и отдаленных интересов адресата. Таким образом, РВ может быть (и часто бывает) «цивилизованным», но неэтичным. С другой стороны, принуждение – «нецивилизованный» метод речевого воздействия, может быть вполне этичным средством воспитания.

Возможно, достаточно точное понимание корректности (лояльности) речевого воздействия дает концепция В. Сергеечевой, которая связывает речевое воздействие с воспитанием потребностей. По мнению Сергеечевой, суть речевого воздействия – в формировании и коррекции потребностей, личностных установок и самостоятельной активности человека; при этом корректным будет делать это ненавязчиво, с ухищрениями, основанными на знании психологии, а воздействовать на потребности, мотивации (совокупность побуждений), установки личности следует, не затрагивая ценностей высшего порядка. При этом выделяются два направления воспитания потребностей и соответствующих этой цели способов РВ: «снизу вверх» – через создание и изменение внешних условий для перестройки личности; «сверху вниз» – когда побуждение передается человеку в готовом виде [Сергеечева В. 2002: 38]. Помимо потребностей и мотивации реципиентов, для аргументирующего субъекта важно внимание к таким условиям корректности воздействия, как учет последствий решений, принимаемых реципиентами в результате РВ, и соответствие иллокутивных целей и аргументации истории и культуре того или иного общества [Волков А. А. 2003: 41]. Значит, РВ будет квалифицироваться как приемлемое в том случае, если оно будет направлено на воспитание развитых потребностей и формирование мотивации человека с учетом возможных последствий его решений, отдаленной перспективы реформирования его ценностей и соответствия этих ценностей иерархии ценностей, исповедуемых той или иной культурой.


Библиография

Головин, С. Ю. Словарь психолога-практика / С. Ю. Головин. – 2-е изд. – Минск : Харвест, 2003. – 976 с. – (Б-ка практической психологии).

Гордон, Д. Терапевтические метафоры : (оказание помощи другим посредством зеркала) : пер. с англ. / Дэвид Гордон. – СПб. : Белый кролик, 1995. – 144 с.

Гриндер, Д. Формирование транса : техника формирования и использования гипнотических состояний : пер. с англ. / Джон Гриндер, Ричард Бэндлер. – М. : ОАО «КААС», 1994. – 346 с.

Панкратов, В. Н. Психотехнология управления людьми : практ. рук. / В. Н. Панкратов. – М. : Изд-во Ин-та психотерапии, 2001. – 336 с.

Погребенский, В. Как продать по телефону / В. Погребенский, М. Атласов, С. Атласова. – Израиль : Израил. ин-т «Имидж-Интегрейшн», 1994. – 45 с.

Поршнев, Б. Ф. О начале человеческой истории : проблемы палеопсихологии / Б. Ф. Поршнев. – М. : Мысль, 1974. – 487 с.

Речевое воздействие в сфере массовой коммуникации / ред. Ф. М. Березин, Е. Ф. Тарасов. – М.: Наука, 1990. – 136 с.

Свинцов, В. И. Истинностные аспекты коммуникаций и проблемы совершенствования речевого сообщения / В. И. Свинцов // Оптимизация речевого воздействия. – М. : Наука, 1990. – С. 68–86.

Сергеечева, В. Приемы убеждений. Стратегия и тактика общения / В. Сергеечева. – СПб. : Питер, 2002. – 192 с.

Феофанов, О. А. США : реклама и общество / Олег Александрович Феофанов ; Акад. наук СССР, Ин-т США. – М. : Мысль, 1974. – 262 с.

Черепанова, И. Ю. Дом колдуньи. Начала суггестивной лингвистики / И. Ю. Черепанова. – Пермь : Изд-во Перм. ун-та, 1995. – Ч. 1. – 213 с. ; Ч. 2. Таблицы, приложения. – 108 с.



Microsoft Encarta Reference Guide – 2003 [Мультимедиа] : Encyclopedia. – М. : Новый Диск, 2003. – 5 CD-ROM.


iПримечание

 Якорь – опыт некоего видения, слышания, чувствования, обоняния или вкуса (то есть восприятия), который немедленно переносит его к какому-то опыту или событию в прошлом. Якорь является человеческим восприятием какого-либо события в его окружении, а само событие выступает в роли триггера, используемого для эвокации соответствующих установок [Гордон Д. 1994: 114].

Каталог: publications
publications -> Balachova T. N., Isurina G. L., Regentova A. U., Tsvetkova L. A bonner B. L., Изучение влияния информационных материалов на отношение женщин к употреблению алкоголя во время беременности
publications -> Наукометрия «психологии туризма» naukometriya of "tourism psychology"
publications -> Психология социальной работы с детьми-инвалидами и их семьями в россии
publications -> Адаптация иностранных студентов подготовительных факультетов
publications -> Особенности введения вновь нанятого работника в организацию и в должность
publications -> Исследование «Новая наркоситуация в Вооруженных Силах России состояние, тенденции изменения, причины и проблемы эффективности борьбы»
publications -> Постнеклассическая методология в клинической психологии: научная школа л. С. Выготского а. Р. Лурии
publications -> «Вовлечение несовершеннолетних в транснациональный наркотизм: проблемы и пути решения
publications -> Культурфилософский анализ музыки в картине мира казахов
publications -> Философия марксизма и принцип единства сознания и деятельности в психологии


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница