Ситуация рубежа XX-XXI вв характеризуется колоссальным воздействием информационных потоков на детское сознание, открытое новым, часто негативным для него впечатлениям



Скачать 158.95 Kb.
Дата21.05.2016
Размер158.95 Kb.
Введение

ВВЕДЕНИЕ
Ситуация рубежа XX-XXI вв. характеризуется колоссальным воздействием информационных потоков на детское сознание, открытое новым, часто негативным для него впечатлениям. Исследование механизмов восприятия ребенком/подростком действительности, характера освоения им взрослой модели жизнедеятельности, как и исследование процесса актуализации представлений о детском сознании в текстах художественной литературы способствует пониманию личности современного ребенка; позволяет объяснить абсурдные с точки зрения взрослых, формы поведения и общежития; найти «ключ» к закрытой для взрослого детской душе.


Актуальность исследования обусловлена спецификой того культурного пространства, в котором реализуется концепт детства рубежа XX-XXI вв. Изменение социокультурных реалий в разные эпохи приводит к изменению взгляда на хронологию и характеристики детства.
В XX веке под влиянием политических, экономических, культурных факторов происходит не только заметное смещение рамок психофизиологической парадигмы, предполагающей градацию «младенец» - «ребенок» - «подросток» - «юноша», но закрепляется представление о детстве как своего рода состоянии души.
Особая роль в формировании условно-метафорического представления о детстве принадлежит Э. Берну, применившему понятие «Ребенок» к определению характера мироощущения («состояния-я») человека в целом.
В нашей работе понятие «ребенок» будет рассматриваться в аспекте многообразных социокультурных коннотаций, расширяющих взгляд на детство как на категорию не просто временную или психофизиологическую, но культурологическую, существенно
4
трансформирующуюся в разных национальных и социальных условиях. В ^ ' силу своеобразного - метафорического - осмысления данной категории мы
формулируем тему нашего исследования.
Актуальность диссертации определяется также особым местом психоанализа в контексте современных научных опытов, когда психоаналитические идеи и концепции применяются не только в рамках врачебной практики или в качестве метода интерпретации художественного текста, но становится предметом бытового обсуждения.
В свою очередь, открытия Э. Берна, 3. Фрейда, К. Юнга позволяют обнаружить «скрытые» механизмы подсознания человека, толкающие его на импульсивные поступки, и объясняют психологические предпосылки важных социальных и исторических феноменов.
Цель работы заключается в том, чтобы соотнести научные представления о механизмах формирования картины мира ребенка с художественным воплощением концепта детства в литературе XX века.
Отсюда вытекают конкретные задачи:
• рассмотрение эволюции детского сознания через призму философских, психологических, культурологических концепций детства;
• методологическое обоснование возможности психоаналитического прочтения художественных текстов, воплощающих концепт детства;
• выявление художественных доминант, обусловливающих характер изображения картины мира ребенка в творчестве писателей второй половины XX века;
• сравнительный анализ тенденций изображения детства в отечественной и зарубежной традициях в аспекте психоаналитических
А
теории.
• Объектом исследования является концепт детства в аспекте научного
и художественного осмысления.
5
Предмет - научные концепции и художественное воплощение картины мира ребенка и моделей взаимоотношений ребенка и взрослого в художественных текстах русских и зарубежных авторов.
Проблема исследования обусловлена необходимостью преодоления «неосвоенного» пространства между миром детей и миром взрослых; как следствие - выявления механизмов детского и подросткового сознания, объясняющих возникновение конфликтных ситуаций при взаимодействии ребенка и взрослого. Авторы, стремящиеся моделировать картину мира на основе концепта детства, преодолевают «неосвоенное» пространство путем создания особой художественной реальности. В то же время они остаются на позиции взрослого, который опирается на картину мира ребенка для того, чтобы осмыслить собственное бытие, в частности, специфику времени, в котором он живет. Поэтому проблема работы определяется также необходимостью обозначить социокультурные и психологические доминанты, формирующие духовную атмосферу второй половины XX века.
Научная гипотеза исследования состоит в следующих предположениях:
• детство является своего рода моделью картины мира, свободной от привычных причинно-следственных связей между предметами и явлениями; от установленных в социуме условностей поведения и норм общения.
• изучение эволюции детского сознания и принципов восприятия ребенком мира на материале художественных произведений о детях обогащает понимание человеческой психики в культурологическом научном поле.
• абсурдность является свойством детского мировосприятия; языковые, мыслительные, поведенческие «нелепицы» лежат в основе эффективного механизма постижения ребенком действительности.
• характер сформировавшегося во второй половине XX века постиндустриального общества и глобалистские тенденции влекут за собой
6
снятие вопроса об этнической специфике детства. Образ ребенка, присутствующий в английской, американской, японской, отечественной (советского и постсоветского периода) художественной литературе, в основном, не имеет специфических характеристик, требующих специфического рассмотрения.
Материалом для исследования были избраны различные по степени известности и художественного совершенства, но значимые с точки зрения репрезентации концепта детства произведения, последовательность перечисления которых определяется хронологией создания текстов: сказки Л. Кэрролла «Алиса в стране Чудес» и «Алиса в Зазеркалье»(1896), повесть А. Гайдара «Тимур и его команда»(1940), роман У. Голдинга «Повелитель мух» (1954), роман Э. Берджесса «Заводной апельсин» (1962), рассказ О. Григорьева «Летний день»(1971), роман И. Бэнкса «Осиная Фабрика»(1984), роман Г. Соррентино «Изверг Род»(1995), повесть П. Санаева «Похороните меня за плинтусом»(1996), роман Рю Мураками «Дети из камеры хранения»(2001). Особо следует оговорить обращение к текстам, не относящимся ко второй половине XX века.
Выбор сказок «Алиса в стране Чудес» и «Алиса в Зазеркалье» обусловлен не только возрастными характеристиками главной героини (Алисе - 7 лет), но и репрезентацией пространства сновидения, в которое помещена знаменитая героиня сказки английского математика.

Обращение к повести А. Гайдара «Тимур и его команда» (1939-40 гг.) обусловлено тем, что, по мнению автора диссертации, вклад этого писателя в развитие литературы о детях недооценен современными исследователями. Бытие гайдаровских героев связано со специфическими реалиями советской эпохи конца 30-нач.40-х гг.; в то же время писатель воплотил в своих произведениях характерные принципы поведения и механизмы сознания детей.


7
Интегративный характер предмета исследования предполагает культурологический подход к художественным текстам; методология работы опирается на:
• психологические и психоаналитические теории в аспектах изучения личности ребенка и толкования художественных текстов А.Адлера, Э. Берна, Ж. Пиаже, А. Фрейд, 3. Фрейда, Э. Эриксона;
• положения экзистенциальной психологии (Д. Фельдштейн, Э.Фромм, В. Франкл);
• идеи социальной психологии (И. Кон, Д. Майерс, М. Осорина);
• положения детской психологии (Л. Божович, Л. Венгер, Л.Выготский, А. Леонтьев, Л. Обухова, Д. Эльконин);
• культурологические концепции личности и общества (С. Бойм, X. Ортега-и-Гассет, Дж. Фрэзер, И. Хейзинга);
• философские концепции личности (в том числе, личности ребенка) Ф. Ницше, К. Юнга;
• положения литературоведения и искусствоведения, касающиеся теории и практики абсурда (Ф. Жаккар, Т. Злотникова)
• идеи прагматики языка Л. Витгенштейна (теория речевых актов и языковых игр).
Исходя из вышеназванных методологических позиций, определяющих культурологический дискурс художественного текста, были определены частные методы исследования: литературоведческий метод, сочетающий психоаналитический и структуралистский подходы к анализу текста, и элементы лингвистического анализа.
Степень разработанности проблемы (общие и специальные позиции):
Центром нашего научного интереса является концепт детства, изучаемый в рамках научной традиции и актуализируемый в художественных текстах. Вследствие этого мы сосредоточились, во-первых, на проблеме целостного изучения детского сознания, включающего
8
вопросы детского восприятия, речи; во-вторых, на изучении теоретических постулатов и практических опытов различных представителей психоаналитических школ; в-третьих, на рассмотрении механизмов применения психоанализа в качестве метода прочтения литературных текстов.
Мы обращались:
• к философским работам, посвященным осмыслению проблемы человека XX века (Ф. Ницше, X. Ортега-и-Гассет, К. Юнг)
• к трудам по социальной и детской психологии (Л. Божович, В.Белкина, Л. Венгер, Л. Выготский, И. Кон, А. Леонтьев, Д. Майерс, М.Осорина, Ж. Пиаже, Д. Фельдштейн, Д. Эльконин и др.)
• к психоаналитическим идеям и концепциям А. Адлера, Э. Берна, А.Фрейд, 3. Фрейда, Э. Эриксона, К. Юнга, а также к трудам, в которых производится критика теории и практики психоанализа (М. Бахтин, Л.Выготский)
• к литературоведческим и искусствоведческим опытам изучения теории и практики абсурда (Я. Друскин, Ф. Жаккар, Т. Злотникова, М.Эсслин)
• к культурологическим и лингвистическим исследованиям языка (Л. Витгенштейн, В. Руднев, К. Чуковский)
В основных своих подходах исследование опирается на следующие концепции:
1. Общие позиции:
• классические и современные психологические, психоаналитические и философские концепции, посвященные феномену детского сознания (В. Белкина, Л. Выготский, И. Кон, М. Осорина, А.Фрейд, 3. Фрейд, К. Юнг)
• работы в области культурологии, теории и истории художественной культуры (М. Бахтин, Ф. Жаккар, Т. Злотникова, Ф. Лосев, Дж. Дж. Фрэзер, Й. Хейзинга)
9
• работы, посвященные феномену творчества и творческой личности (Л. Выготский, Т. Злотникова, 3. Фрейд)
• традиции психоаналитического учения о толковании текстов культуры и литературы (И. Григорьев, Э. Нойман, 3. Фрейд, К. Юнг)
2.Специальные позиции:
• психоаналитические теории детских неврозов (А. Адлер, А.Фрейд, 3. Фрейд, Э. Эриксон)
• теория сценарных аппаратов и ролевых игр Э. Берна
• проблема человека как психологического феномена XX века (Ф.Ницше, К. Юнг)
• филологические и культурологические концепции теории абсурда Ф. Жаккара, Т. Злотниковой
• психологическая теория детского эгоцентризма Ж. Пиаже
• лингвистические наблюдения К. Чуковского в связи с детской языковой практикой
• исследования психологии и культуры архаического человека (Дж. Дж. Фрэзер, К. Юнг)
• психоаналитические традиции толкования культуры и творчества (Э. Берн, Л. Выготский, 3. Фрейд, К. Юнг)
Научная новизна определяется тем, что:
• впервые был осуществлен опыт целостного рассмотрения концепта ребенка (начиная с дошкольного возраста и заканчивая пубертатным периодом) на материале художественных текстов.
• предпринят психологический дискурс литературных произведений (детское сознание; механизмы восприятия; построение причинно-следственных связей; характер коммуникации с ровесниками и взрослыми; модели игр)
10
• проведено сопоставление механизмов детского сознания на основе сказки Л. Кэрролла «Алиса в Зазеркалье» и постулатов русских авангардистов
• выявлены социокультурные доминанты, обусловливающие специфику изображения детства в литературе второй половины XX века
• сформирована эмпирическая база, включившая малоисследованные и впервые исследованные тексты русской и зарубежной литературы
Теоретическая значимость работы заключается в:
• интегративном подходе к рассмотрению концепта ребенка с привлечением культурологических, психологических, психоаналитических, литературоведческих концепций.
• применении психоаналитических идей и концепций в качестве основы интерпретации литературных текстов.
• выявлении специфики детского сознания, и, соответственно, характера взаимодействия ребенка и взрослого в аспекте научного и художественного дискурсов.
• исследовании предпосылок абсурдных ситуаций, возникающих при взаимодействии ребенка и взрослого, а также возможностей преодоления «неосвоенного» пространства между детским и взрослым мирами на уровне поведенческих установок, мыслительных операций, языковых форм.
• использовании компаративистского похода к литературным текстам о детях, в результате чего нами были выявлены художественные тенденции изображения детства в западной (английской и американской) и отечественной литературе второй половины XX века.
• составлении целостного представления о концепте детства, отражающего характерные черты человека XX века.
11
Практическая значимость работы заключается в следующем:
• диссертация может представлять интерес для культурологов, литературоведов, детских психологов, психиатров, историков и теоретиков зарубежной и отечественной литературы.
• содержащиеся в исследовании материалы могут быть использованы в современной образовательной деятельности в процессе изучения курса зарубежной литературы в практике высших учебных заведений.
• на основе исследования возможны разработки уроков внеклассного чтения, литературных игр в школе.
• материалы работы могут служить основой для обсуждения проблем, связанных с психологией современного подростка, а также с тенденциями зарубежной литературы на уровне международного научного взаимообмена.
Личный вклад диссертанта состоит в том, что исследование осуществлено с привлечением материала либо вовсе не изученного отечественной наукой, либо не изучаемого в подобном аспекте. Кроме того, личный вклад автора заключается в рассмотрении концепта детства как целостного культурного феномена; в теоретическом осмыслении взаимосвязей между различными дискурсами, репрезентирующими концепт детства.
На защиту выносятся следующие положения:
• концепт детства является культурным феноменом, отражающим специфику картины мира в научной и художественной традициях XX века.
• рассмотрение картины мира ребенка нуждается в интегративном подходе с привлечением культурологических, психоаналитических, литературоведческих концепции, которые позволяют определить характеристики, отвечающие особенностям картины мира ребенка, основанной на концепте детства во второй половине XX века (стремление к насилию как форма выражения духовного разлада, деструктивный характер
12
поведения, обусловленный воздействием архетипа Вотана, одиночество, разрыв поколения детей с поколением родителей).
• психоаналитический дискурс эффективен относительно литературных произведений о детях; он дополняет и расширяет взгляд на проблемы эволюции детского сознания, механизмы восприятия, построения причинно-следственных связей, характера коммуникации с ровесниками и взрослыми, моделей игр.
• механизм восприятия и постижения ребенком действительности в оценке взрослых на уровне обыденного сознания аналогичен механизму абсурда. Детство, в свою очередь, является моделью картины мира, свободной от привычных причинно-следственных связей между предметами и явлениями, установленных в социуме условностей поведения и норм общения.
• концепт детства, воплощенный в художественных текстах, не имеет специфических этнических характеристик в силу глобалистских социокультурных тенденций второй половины XX века, однако принципы изображения детства в западной и отечественной традициях различны: западная литература второй половины XX века обращается к исследованию механизмов детского подсознания; отечественная литература - к описанию поведенческих установок социализированных детей, руководствующихся либо сознательным нравственным выбором, либо действующих по «подсказке» взрослых.
В ходе апробации работы основные положения диссертации излагались в докладах на ежегодных конференциях молодых ученых в ЯГПУ им. К.Д. Ушинского (1999-2002); чтениях Ушинского (2000-2005); конференции «Человек в информационном пространстве» (2002-2005); московской ежегодной международной конференции «Мировая словесность для детей и о детях» (2001-2005); московской ежегодной конференции «Голубковские чтения» (2002-2005); ежегодной конференции «Литература и православие» (2003); ежегодной конференции в МШУ
13
«Виноградовские чтения» (2004); международной конференции «Литература и миф» в Казанском государственном педагогическом университете (2003); международной конференции «А.П. Гайдар и круг детского и юношеского чтения к 100-летию со дня рождения писателя» (Арзамас, 2004); при участии в обсуждении проблем подросткового чтения и влияния СМИ на модели поведения современного подростка в рамках «круглого стола» (Государственная Дума, 2004); при чтении лекционных курсов и спецкурсов по зарубежной литературе; а также в ходе проведения практических занятий по зарубежной литературе в специалитете и магистратуре (ЯГПУ им. К.Д.Ушинского); на уроках внеклассного чтения в 9 и 11 классах в школе № 42.
Структура работы.
Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы, который содержит 207 наименований.
14 ГЛАВА 1
Картина мира ребенка как объект научного и художественного
дискурсов
Мир детства является предметом исследования психологов, социологов, педагогов, философов, стремящихся преодолеть «неосвоенное» пространство (по словам И. Кона), которое пролегает между миром детей и миром взрослых. «Неосвоенным» пространство между ребенком и взрослым остается на междисциплинарном уровне, совмещающ&м психологический аспект (различия в особенностях восприятия); языковой аспект (различия механизмов речевой деятельности); социологический аспект (различия социальных ролей взрослого и ребенка, степени ответственности за себя, за другого человека).
Принимая категорию «неосвоенного пространства» как корректную и полагая репрезентативным материалом две сказки Л. Кэрролла «Алиса в Стране Чудес» и «Алиса в Зазеркалье», по аналогии с термином И. Кона мы предлагаем термин «освоенное пространство» для обозначения характеристик детского сознания (особенности восприятия, построения логических связей, характер установления коммуникации с ровесниками и взрослыми, специфика игр). Репрезентативным материалом характеристик «освоенного пространства» послужил рассказ О. Григорьева «Летний день».
Мы рассматриваем персонажей обоих произведений (трехлетний «детсадовец» в рассказе О. Григорьева, семилетняя девочка Алиса в сказках Л. Кэрролла) как типичных представителей определенной возрастной группы.
О. Григорьев делает попытку смоделировать картину мира ребенка «изнутри». Писателю удается передать своеобразие взгляда на окружающую действительность трехлетнего «детсадовца», стоящего ближе «к логике
15
мечты и сновидения, чем к логике реального искусства»1. В рассказе О. Григорьева мы встречаемся с детским «вербальным сновидением», построенным по законам, во многом соотносимым с теми законами, которые вступают в действие в пространстве сновидения девочки Алисы в сказках английского математика.
Психологическое чутье, с которым О.Григорьев воплотил своеобразие детского взгляда на мир, мы можем объяснить как характером самой личности О. Григорьева, так и литературной традицией, определившей оригинальность григорьевской прозы. Существенно, что современники отмечали удивительную способность писателя оставаться в какой-то мере наивным ребенком, ранимым, бесконечно обманывающимся и в то же время по-детски лукавым и «подначивающим». В своем сборнике стихов и страшилок «Чудаки» (1971) О. Григорьев создает образ ребенка - маргинала, всем своим природным бытием отвергающего общепринятый во взрослом мире способ существования.
Учитывая многочисленные трактовки понятий «маргинальность» и «маргинал» (в экономическом, социальном, политическом, психологическом ключах), мы опираемся в применении данного термина на концепцию «маргинальной личности» французского социолога А. Фаржа, согласно которой «уход в маргинальность предполагает два совершенно разных маршрута: либо разрыв всех традиционных связей и создание своего собственного, совершенно иного мира; либо постепенное вытеснение (или насильственный выброс) за пределы законности» . В нашей работе мы используем понятие «маргинальное™» вне каких-либо оценочных характеристик и применяем его в связи с состоянием ребенка, находящегося на грани объективной и вымышленной реальностей, живущего по своим законам.
1 Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. СПб., 1997 .С.49.
2 50/50 Словарь современных понятий и терминов. М., 2000. С.144.
16
Создавая образ маргинализированного детства, существующего как бы вне конкретного времени и пространства, О. Григорьев в определенной мере следует традиции, заложенной в 20-е гг. XX века, когда одним из героев детской поэзии Д. Хармса (в противовес «героям дня») становится чудак. Детская поэзия отразила значительное общественное явление - чудачество, которое М. Яснов определяет как «форму социальной внутренней эмиграции»1. «Чудачество», как форма поведения и мышления, органично присущее самому О. Григорьеву и отвечающее его мироощущению, находит свое воплощение в образе «детсадовца» в рассказе «Летний день». В этом рассказе автор, с одной стороны, заимствует механизмы «наивного» письма Д. Хармса, с другой, вступает в противоречие с традицией изображения детства в советской прозе 50-80-х годов. Объектом изображения детских писателей, как правило, становится способный к рефлексии ребенок младшего школьного возраста (Н. Носов, В. Драгунский) или подросток (А. Алексин, А. Крапивин). При этом в персонажах произведений можно обнаружить бессознательно выявляемые писателями запоздалые проявления детства: инфантильность, неспособность к принятию решений, зависимость от взрослых, «незамутненность» восприятия, наивность представлений о мире. В рассказе О. Григорьева происходит приобщение к типу сознания, обычно не вызывающему интереса у детских писателей в силу кажущейся примитивности природы носителя возрастных характеристик младшего дошкольного возраста, однако представляющему универсум, существующий по своим «странным» законам.
Л. Кэрролл также создает по-своему уникальный образ детства. Писатель проникает в глубины подсознания семилетней девочки и как бы «изнутри» рассказывает историю становления «я» ребенка. Именно в ситуации сновидения - своеобразной творческой фантазии Алисы - находят свое отражение механизмы детского мировосприятия, а также наиболее интенсивно проявляются все противоречия логических причинно-
М. Яснов Вслед уходящей эпохе//Григорьев О.Птица в клетке. Стихи и проза. СПб., 1997.С14.
17
следственных связей, устанавливаемых в сознании ребенка в процессе постижения им действительности.
Мы расположили теоретический и эмпирический материал таким образом, чтобы наиболее целостно представить эволюционирующую картину мира ребенка, открывающего для себя с каждым днем новые способы познания мира.
1.1. Освоенное пространство детского сознания
Целостность детского сознания
При рассмотрении особенностей детского мировосприятия, определяющих характер взаимоотношений ребенка с окружающей действительностью, мы обратились к теории архетипов К.Юнга, развивающего идею божественного ребенка. Согласно определению ученого, архетип ребенка в литературе, воплотившийся в образах карлика, эльфа, героического подростка, - это образ «некоторых обстоятельств детства, позабытых нами», который репрезентирует «предсознательный аспект детства коллективной души»1. «Ребенок» выступает как рожденный из лона бессознательного, из основ человеческой природы или живой природы вообще, воплощая собой некую целостность, включающую «прорыв сущности»2.
Основой целостности мироощущения «ребенка» является обладание им «самости», заключающейся в «невозможности поступить иначе» в ситуациях, способных вызвать у взрослого вопросы и опасения в силу имеющегося у него опыта. Если ребенок «оснащен» всеми силами инстинкта, то взрослое сознание плутает в «мнимой возможности поступить иначе»3. Объединяя в себе слабость познания (рациональное начало) и силу инстинкта (интуитивное начало), ребенок является своеобразным посредником между основами бессознательного и сознанием, мужским и
1 Юнг К.Г.Божественный ребенок: Аналитическая психология и воспитание: Сб., М.,1997. С.71
2 Там же. С.С.74
3 Там же. С.87

Список литературы


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница