Социальная адаптация и интеграция мигрантов из Северной Америки и Европы в экономическую культуру Южной Кореи



страница5/14
Дата12.05.2016
Размер0.9 Mb.
ТипАнализ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Эмпирические исследования


Следует отметить, что исследований, посвященных социальной адаптации европейских мигрантов не только в Южной Корее, но и в Азии в целом, проводилось крайне мало, поэтому мы попытались проанализировать те исследования, которые были посвящены адаптации мигрантов в других странах как таковых.

В исследовании С.В. Дементьевой 2005 г. в рамках проекта «Адаптация мигрантов из зарубежных стран в российских городах»52, реализуемого в Москве, Санкт-Петербурге и Томске, были проанализированы особенности процессов адаптации мигрантов из зарубежных стран в России на примере г. Томск. Так, ход исследования предполагал проведение анкетного опроса мигрантов и интервьюирования экспертов. На этапе анкетирования мигрантов, которое в рамках проекта прошли 600 чел. (200 чел. – в Томске), были заданы выборочные квоты по следующим критериям: пол (50% мужчин, 50% женщин); страна (25% прибывших из государств Средней Азии; 25% – из стран Закавказья; 25% – из Украины, Белоруссии и Молдовы; 25% – из дальнего зарубежья и стран Балтии); время прибытия в Россию (50% прибывших с января 1992 г. по август 1998 г., 50% – после августа 1998 г. по декабрь 2003 г.); возраст (⅓ – от 18 до 25 лет, ⅓ – от 26 до 40 лет, ⅓ – от 41 и старше). Опрошенными экспертами выступили представители областной администрации Томской области, сотрудники отдела миграционной службы при УВД Томской области, представители администрации Института международного образования Томского политехнического университета, научные работники. Анкетирование мигрантов показало, что главные причины прибытия в Россию являются экономическими: плохие экономические условия в родной стране, потеря работы или невозможность устроиться на работу, низкие заработные платы. Эти три причины лидируют среди ответов респондентов как в Томске, так и в Москве и Санкт-Петербурге. Среди других причин были названы невозможность получить образование или дать хорошее образование детям на родине, переезд вместе с родными или знакомыми, а также нежелание жить в той стране (городе, селе), откуда прибыл респондент. Однако ключевым мотивом переезда в Россию оказалась возможность заработать (на это указали около ⅔ респондентов в Москве, половина – в Санкт-Петербурге, и ⅓ – в Томске). При этом на вопрос о включенности в местное сообщество 30% опрошенных в Томске дали ответ «нет, не ощущаю себя частью местного сообщества, города, в котором живу»; доля опрошенных, давших аналогичный ответ, в Москве составляет приблизительно 25%, а в Санкт-Петербурге лишь 9%. По мнению автора, подобные результаты можно объяснить тем, что в таких мегаполисах, как Москве и Санкт-Петербург, мигранты лучше используют многообразие предоставленных им возможностей большого города, в то время как в Томске этих возможностей меньше, следовательно, и адаптация мигрантов протекает сложнее. Главными «помощниками» в адаптации мигранты в первую очередь называли друзей, знакомых и соотечественников (76% в Москве, 68% - в Томске, 47% - в Санкт-Петербурге). Вторым по значимости фактором, помогающим мигрантам интегрироваться в жизнь местного сообщества, являются люди одной с респондентом национальности. Проявление элементов негативного отношения к мигрантам больше всего ощущается в Москве (так заявили 21% мигрантов); В Санкт-Петербурге эта цифра снижается до 17%, а в Томске – до 9%.

В исследовании Тен М. Д.53, в котором освещался вопрос трудовой миграции этнических корейцев - граждан Узбекистана в Южную Корею, был проведен ряд глубинных интервью с работниками из Республики Узбекистан, находящихся в Корее от 3 месяцев до 3 лет, которые выступили в качестве экспертов в таких вопросах, как бытовые условия жизни трудовых мигрантов, условия работы, атмосфера в рабочем коллективе и пр. Эти вопросы, по мнению автора, как правило, остаются в тени официальной статистики. По результатам интервью было выяснено, что одной из главных трудностей, которую отмечали работники, являлась языковая проблема. Из-за незнания корейского языка респонденты были в основном востребованы на так называемых 3-D работах (Dirty, Dangerous, Demeaning) и не могли претендовать на «менее пыльные» вакансии. Другим важным результатом опроса респондентов является отмеченные ими случаи дискриминации, проявляющейся как в личных взаимоотношениях, так и в получаемом денежном вознаграждении: некоторые респонденты отмечали, что южнокорейские рабочие той же категории, работающие на том же, что и респонденты, предприятии, получали на порядок больше. Автор считает, что подобная дискриминация может быть обусловлена статусом узбекских рабочих как низкооплачиваемой рабочей силы. Также, несмотря на этническое родство, все респонденты отметили существенные различия в менталитете, образе жизни, этике и традициях между ними и южнокорейцами, в связи с чем не идентифицировали себя в качестве одного народа. Интересно и то, что та же установка, по мнению респондентов, наблюдалась и со стороны южнокорейцев. Итоги интервью показали, что респонденты на рабочем месте чаще всего старались общаться «со своими», к которым они причисляли других корейцев Узбекистана, узбеков, русских, приехавших из других стран СНГ граждан, и лишь по необходимости – с начальством, коллегами-южнокорейцами и простыми людьми вне работы. Таким образом, и со стороны респондентов, и со стороны южнокорейцев (по мнению респондентов) наблюдалось четкое разделение на «своих» и «чужих», ин- и аут-группы. Несмотря на отмечаемый респондентами высокий уровень жизни в Корее, на вопрос исследователя «Хотели бы Вы остаться в Корее на постоянной основе?» был дан единодушный отрицательный ответ, что респонденты объясняли сильными культурными различиями. Следовательно, можно сделать вывод, что респонденты не предпринимали никаких (или принимали мало) попыток к ассимиляции в южнокорейское общество, что подтверждается их стремлением к общению только с членами ин-группы и ограничению контактов с аут-группой (южнокорейцами) до уровня неизбежной необходимости. Можно предположить, что данная установка респондентов основана на понимании временного пребывания в стране с целью получения экономической прибыли (т.н. «заработки»). На наш взгляд, важную роль играет также низкий статус респондентов. В нашем же исследовании нас интересуют именно механизмы ассимиляции, те поведенческие стратегии, которые бы позволили респондентам интегрироваться в общество Южной Кореи.

Мукомель В. И.54 выделяет ряд объективных социокультурных ограничений, являющихся основными препятствиями, с которыми сталкиваются иммигранты при попытке интеграции в принимающее общество (на примере России). К ним относятся:



  • Противодействие принимающего населения локальных социумов, крайне негативно относящегося к мигрантам;

  • Слабые адаптивные возможности части мигрантов, их недостаточная включенность в повседневный социальный и культурный контекст принимающей стороны, отсутствие у них потребности следовать общепринятым образцам и традициям и/или незнание этих образцов и традиций;

  • Дискриминационные социальные практики взаимодействия принимающего населения с иммигрантами;

  • Специфический исторический опыт и традиции межкультурного взаимодействия принимающего населения;

  • Особенности и стереотипы общественного сознания граждан принимающей страны55.

Также автор выделяет условия, способствующие формированию ориентации мигрантов на адаптацию к социальному окружению. Наиболее значимыми из них являются:

  • Доступность важнейших составляющих социальной среды (рынки занятости, жилья, образования, социального, культурного обслуживания и т.п.);

  • Социокультурная дистанция между принимающим и посылающим обществом;

  • Этнокультурные особенности групповой самоорганизации, производные от специфики социальной организации и традиций посылающего общества и данной этнической группы; исторически сложившийся групповой опыт выживания в инокультурной среде, особенно городской;

  • Различия в составе мигрантского меньшинства, определяемые соотношением в миграционном потоке временных трудовых мигрантов и мигрантов, ориентированных на постоянное проживание в данном конкретном месте;

  • Развитость и доступность для мигрантов формальных и неформальных сетей взаимодействия.

Для иноэтничных мигрантов ситуация усугубляется тем, что их инакость любого рода однозначно интерпретируется в терминах этничности56. Дифференциация «своих» и «чужих» в повседневной жизни происходит на основе тех признаков, которые воспринимаются в качестве значимых, и в случае с мигрантами, принадлежащими к другой этнической группе, на определенном этапе эта дифференциация приобретает, по словам Л. Д. Гудкова, «гипертрофированный характер», начинает замещать гражданскую идентичность этнической57. Это относится и к обществу Южной Кореи, в котором, как уже было сказано ранее, нередки проявления своеобразной дискриминации, осевшей в самой ментальности корейского народа.

В статье Суховой А. Н. «Социальный капитал иностранных студентов в Германии» отмечается, что более доступными, мотивационно-стимулирующими ресурсами в ситуации потери значительной части социальных связей в связи с миграцией становятся символические переменные, и прежде всего язык не только как функциональное средство общения, но и как инструмент вовлечения в социокультурную среду (что отражено в результатах первой волны исследования на тему «Особенности межкультурного взаимодействия иностранных студентов за границей. Социокультурная адаптация», проведенного на базе Университета Дуйсбург-Эссен; выборка составила 28 иностранных студентов из стран Европы и Азии)58.



В ходе исследования было выяснено, что основными показателями взаимодействия, подвергающимися изменению на начальной стадии адаптации, являются:

  • интенсивность общения (элемент взаимодействия «по необходимости» в целях успешной адаптации к новой среде на начальной стадии взаимодействия);

  • направленность взаимодействия (преимущественно на решение проблемных ситуаций);

  • «география» общения (возможность путешествовать и знакомиться с представителями разных «локальных» культур);

  • степень формализации взаимодействия (связана с языковым барьером и организационными моментами);

  • получение информации о новой среде и знакомство с новой культурой, а также, «общение ради общения» как компонент психологической адаптации.

Таким образом, знание языка позволяет мигранту быстрее освоить принятые в обществе нормы поведения, элементы местной культуры, а также адекватно реагировать на вызовы социального окружения и решать различные бытовые проблемы. Также владение языком принимающей страны расширяет возможности трудоустройства и профессионального роста мигранта. Следовательно, можем заключить, что изучение корейского языка западными мигрантами является одной из возможных стратегий, позволяющих интегрироваться в социально-экономическую среду Южной Кореи, поскольку язык является важнейшим средством установления коммуникации, и знание языка страны-рецепиента является для мигрантов одним из факторов, способствующих их адаптации.


Каталог: data -> 2014
2014 -> «высшая школа экономики»
2014 -> «Гендерное и социально-классовое маркирование стиля жизни в массовой культуре
2014 -> Программа «Консультативная психология. Персонология»
2014 -> План курса лекций проф. Д. И. Дубровского «проблема сознания в философии и науке» для студентов философского факультета Высшей Школы Экономики
2014 -> Программа дисциплины «Искусство ведения международных переговоров»
2014 -> Управление лояльностью персонала как инструмент повышения лояльности потребителей на рынке продаж автомобилей
2014 -> Программа дисциплины История психологии для направления 030300. 62 «Психология»
2014 -> Достижение личностных и метапредметных результатов через реализацию проекта «Лидер во мне»
2014 -> «Анализ сценариев расставания (на примере армянской и русской молодежи)»
2014 -> Способы самооценки деятельности обучающихся на уроке в начальной школе Сурсякова Светлана Павловна, учитель начальных классов маоу «Гимназия №2»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница