Социальное конструирование смыслов в теории координированного управления смыслообразованием



Скачать 357.45 Kb.
Дата13.05.2016
Размер357.45 Kb.
ТипАвтореферат диссертации


МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (УНИВЕРСИТЕТ) МИД РОССИИ

На правах рукописи


Ионова Оксана Евгеньевна

СОЦИАЛЬНОЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ СМЫСЛОВ

В ТЕОРИИ КООРДИНИРОВАННОГО УПРАВЛЕНИЯ СМЫСЛООБРАЗОВАНИЕМ


Специальность 22.00.01 – Теория, методология и история социологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Москва, 2010

Работа выполнена на кафедре связей с общественностью

Московского государственного института международных отношений

(Университета) МИД России


Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент

Тарасов Александр Степанович
Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Голенкова Зинаида Тихоновна
кандидат социологических наук, доцент

Казаренкова Татьяна Борисовна
Ведущая организация: Московский педагогический
государственный университет (МПГУ)

Защита состоится « » декабря 2010 года в ___ часов на заседании Диссертационного совета Д 209.002.04 по социологическим наукам в Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России по адресу: 119454, Москва, проспект Вернадского, 76, ауд. ___ .

Автореферат размещен на официальном сайте МГИМО (У) МИД России по адресу www.mgimo.ru « » ноября 2010 года.
С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки МГИМО (У) МИД России по адресу: 119454, Москва, проспект Вернадского, 76.
Автореферат разослан « » ноября 2010 г.


Ученый секретарь доктор социологических наук

Диссертационного совета А.В. Носкова
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

Проблему конструирования смыслов в социальной коммуникации можно отнести к одной из наиболее актуальных в постмодернистском дискурсе. В условиях формирования информационного общества объемы передаваемой и доступной для потребления информации растут, но при этом все большую популярность получает видение процесса коммуникации не как технической передачи сообщений от источника реципиенту, а как дискурсивного конструирования социальной реальности. В своей основе решение множества социальных, экономических, политических проблем сводится к налаживанию диалога и поиску взаимопонимания между различными заинтересованными сторонами, что делает теоретическое осмысление процессов формирования идей и мнений особенно своевременным.

Теория координированного управления смыслообразованием (КУС), разработанная американскими социологами Б. Пирсом и В. Кроненом, является результатом переосмысления и синтеза современных концепций, в которых коммуникации отводится роль института создания и формулирования социальных смыслов. Допущение о возможности социального конструирования смыслов связано с постмодернистским представлением о смысле как результате взаимодействия между авторами, читателями, слушателями текстов, которое распространяется и на межличностную, и на институциональную коммуникацию. В теории КУС предлагается оригинальное видение коммуникации как координированного управления смыслообразованием, в соответствии с которым события и объекты социальных миров являются не внешними, объективными сущностями, а продуктом социальных действий, существование которых зависит от их реконструирования в паттернах коммуникации.

Предложенный в концепции Б. Пирса и В. Кронена описательно-аналитический инструментарий дает возможности целенаправленного моделирования эпизодов коммуникации, преодоления хаотичности и непредсказуемости их развития и, в конечном счете, влияния на смыслы, формирующиеся в процессе коммуникации. Исследование подобных концепций представляется своевременным в силу актуальности вопросов формирования гражданского общества, которое должно быть основано на функционировании эффективных институтов социальной коммуникации, дающих возможность вовлечения все большего количества участников в формулирование общественно важных смыслов. Демократизация общества в этих терминах может быть описана как переход от трансляции смыслов (которая никогда не может быть абсолютно успешной в силу множественности нарративов, в которых существует индивид) к признанию общественной конструируемости смыслов и ориентации именно на этот институт социального смыслообразования.

Теория координированного управления смыслообразованием рассматривается в ряде современных учебников по социологии и теории коммуникации1. Сегодня она развивается преимущественно в англоязычной традиции и пока не получила достаточного отражения, освещения и рефлексии в российской социологии, за исключением нескольких обзорных публикаций2. Данная работа призвана способствовать восполнению этого пробела за счет более полного представления теории КУС в русскоязычном социологическом дискурсе, анализа ее положений, перспектив применения и развития.



Степень научной разработанности проблемы

Проблема конструирования и распространения смыслов занимает значимое место в современной социологии. Для таких парадигм, как понимающая социология (М. Вебер)3, символический интеракционизм (Дж. Мид, Г. Блумер, Ч. Кули)1, феноменология (Э. Гуссерль, А. Шюц, Т. Лукман и П. Бергер)2, этнометодология (Г. Гарфинкель, Х. Сакс)3 понятие «смысла» является центральным. В настоящее время проблема социального смыслообразования изучается, в частности, в рамках «сильной программы» культуральной социологии (Дж. Александер и др.)4, направленной на постижение внутренней культурной архитектуры социального смысла и рассматривающей в качестве основной задачи «именно анализ смысла, способов его производства, влияния на общественное сознание»5.

Роль языка в формировании социальной реальности исследуется, в частности, в рамках таких направлений, как определившая «лингвистический поворот» аналитическая философия Г. Фреге, Б. Рассела, А. Уайтхеда6, лингвистическая философия и концепция «языковых игр» Л. Витгенштейна7, структурная лингвистика Ф. де Соссюра8, гипотеза Ж. Лакана9 о структурированности бессознательного как языка, социолингвистические теории (У. Лабов, Б. Бернштейн, Дж. Гамперц, Д. Хаймс, Е. Поливанов, Л. Якубинский и др.)1, семиосоциопсихологическая парадигма социальной коммуникации (Т. Дридзе, Т. Адамьянц)2.

В изучении конструирования социальной реальности приоритетное внимание уделяется работам, определившим ключевые междисциплинарные основания конструктивизма (П. Вацлавик, Э. фон Глазерсфельд, У. Матурана, Ф. Варела, Г. Рот, Х. фон Фёрстер, Н. Луман)3. Для задач данного исследования наиболее важен собственно социологический конструкционизм, разработанный П. Бергером и Т. Лукманом и рядом других авторов (К. Джерджен, Д. Лосик, Дж. Бест)4. Кроме того, представляют интерес предложенные М. Спектором и Дж. Китсьюзом подходы к анализу конструирования социальных проблем5. Во второй половине ХХ века конструктивистская методология получила достаточно широкое распространение и в российской науке (Е. Якимова, В. Петренко, О. Столярова, Е. Ярская-Смирнова, И. Ясавеев, Е. Дьякова, А. Трахтенберг и др.)6.

Социальное конструирование смыслов исследуется с позиций теории координированного управления смыслообразованием с момента ее образования и формулирования ее ключевых положений, так как категория смысла является центральной для данной теории, что обозначено уже в ее названии. Сами основатели теории продолжают развивать и уточнять проблематику конструирования социальных смыслов в своих работах1. Инструментарий КУС применяется в исследованиях смыслообразования в межкультурной коммуникации2, в публичном дискурсе3, в межличностном взаимодействии4. Кроме того, КУС используется для анализа маркетинговой коммуникации5 и для поиска возможностей моделирования смыслообразования в целях разрешения конфликтов и противоречий6. Предпринимались попытки объединения концепции Б. Пирса и В. Кронена с теорией структурации А. Гидденса7. Осуществлен анализ развиваемой в теории КУС концепции иерархии смыслов в коммуникации1 на основе положений философии языка. Кроме того, был проведен ряд сопоставительных исследований концепции Б. Пирса и В. Кронена и других теорий, направленных на объяснение социальной коммуникации2.

Теоретико-методологические основы исследования

В качестве теоретико-методологических оснований исследования в диссертации используются концепции, определяющие роль языка и коммуникации в социальной жизни, а также работы, в которых содержатся методологические установки для анализа конструирования социальной реальности.

Современное видение языка и текста как центральных социальных феноменов раскрывается с помощью обращения к работам постмодернистов (М. Фуко, Ж. Деррида, Ж. Лиотар)3, исследователей дискурса и основателей критического дискурсивного анализа (Т.А. ван Дэйк, Р. Водак, Н. Фэйрклоу)4. Представление о смысле в теории координированного управления смыслообразованием анализируется на основе символико-интеракционистского подхода (Дж. Мид, Г. Блумер, Ч. Кули)5: смысл понимается как «развитие чего-то, объективно существующего в качестве отношения между определенными фазами социальных действий»1. Кроме того, для определения понятия смысла с позиций КУС важна предложенная М. Вебером интерпретация «социального действия» как действия, «которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него»2, в противоположность простому «действию», имеющему субъективный смысл.

При анализе интерсубъективности как центральной категории КУС используются положения феноменологической парадигмы, в частности, представление о конституировании интерсубъективного на основе субъективного. Так, одним из центральных представлений в теории Б. Пирса и В. Кронена является сформулированное П. Бергером и Т. Лукманом понимание языка как «наиболее важной знаковой системы человеческого общества»3. Методология КУС анализируется на основе этонометодологии (Г. Гарфинкель, Х. Сакс)4, где постулируется необходимость включенности исследователя в контекст коммуникации.

В данной работе «конструктивизм» понимается как междисциплинарный методологический подход; «конструкционизм» - как направление в социальных науках, признающее приоритетную роль дискурса и взаимосвязей между людьми в конструировании ими мира, как термин, имеющий социологическую коннотацию и относящийся к совокупности феноменологических подходов в исследовании социальной реальности, в частности, к теории П. Бергера и Т. Лукмана.

В диссертации проводится сравнение интерпретации коммуникации в теории координированного управления смыслообразованием с традиционными концепциями коммуникации (Г. Лассуэлл, К. Шэннон, У. Уивер, У. Шрамм)5. Особое внимание уделяется теории речевых актов (Дж. Остин, Дж. Серль)1, с опорой на которую и в полемике с которой были сформулированы основные положения теории координированного управления смыслообразованием.



Объект диссертационного исследования

Объектом диссертационного исследования является теория координированного управления смыслообразованием, рассматриваемая в контексте развития социологических представлений о формировании смыслов в процессе социального взаимодействия.



Предмет диссертационного исследования

Предметом работы выступает сформированный в рамках теории координированного управления смыслообразованием подход к анализу конструирования смыслов в социальной коммуникации.



Цель и задачи исследования

Целью диссертационного исследования является выявление научной и практической значимости теории координированного управления смыслообразованием и ее эвристического потенциала в сфере анализа социального конструирования смыслов.

Для достижения поставленной цели в исследовании решаются следующие задачи:



  • выявить и проанализировать теоретические предпосылки, исторически и концептуально обусловившие появление и развитие теории координированного управления смыслообразованием, оценить степень их влияния на становление теории координированного управления смыслообразованием;

  • уточнить место и роль исследуемой теории в современном социологическом дискурсе и ее научно-теоретическую ценность;

  • провести анализ исторического развития концепции Б. Пирса и В. Кронена, оценить степень завершенности и зрелости ее базовых положений, а также определить направления и ориентиры ее дальнейшего развития;

  • систематизировать и проанализировать ключевые теоретические положения и методологические установки теории КУС, раскрывающие проблему конструирования смыслов в социальном взаимодействии;

  • оценить эффективность предложенных в КУС инструментов описания и анализа социального взаимодействия и выявить их эвристическую и прикладную значимость;

  • определить степень практической значимости теории Б. Пирса и В. Кронена и выработанных в ее рамках подходов к анализу конструирования смыслов в коммуникации, выявить базовые установки исследовательской программы теории КУС и обозначить приоритетные направления прикладных исследований;

  • осуществить критический анализ теории КУС, определить факторы, ограничивающие ее развитие и выделить положения, требующие дальнейшей разработки и верификации.

Научная новизна

Научная новизна исследования заключается в следующем:



  • предложен комплексный подход к анализу теории координированного управления смыслообразованием в контексте «лингвистического поворота» и развития конструкционистской методологии в исследовании процессов социального взаимодействия;

  • определено место теории КУС в современном социологическом дискурсе на основе выявления концептуальных связей и артикуляции принципиальных различий с родственными концепциями;

  • обоснована значимость концепции Б. Пирса и В. Кронена для теоретического осмысления проблемы конструирования смыслов в социальной коммуникации, сущностно раскрыта динамика становления и развития теории, а также намечены пути ее дальнейшего развития;

  • систематизированы оригинальные концептуальные основы теории Б. Пирса и В. Кронена, дающие возможность рассматривать ее как самостоятельное теоретико-методологическое направление. Многие положения данной теории впервые изложены на русском языке, что позволяет говорить о введении в научный оборот отечественной социологии понятийного аппарата теории координированного управления смыслообразованием;

  • проанализированы ключевые инструменты описания и моделирования смыслообразования в социальном взаимодействии, разработанные в рамках КУС, определена степень их научной новизны и практической значимости;

  • исследован потенциал прикладного применения теории координированного управления смыслообразованием, выделены приоритетные направления ее использования для решения практических задач в социальном взаимодействии;

  • предпринята одна из первых попыток критического анализа теории координированного управления смыслообразованием, ее категориального аппарата и теоретической логики; в диссертации показаны противоречия теории и спорные положения, требующие переосмысления и корректировки.

Основные положения, выносимые на защиту

На защиту выносятся следующие положения:



  1. Ключевыми теоретико-методологическими предпосылками формирования теории координированного управления смыслообразованием являются «лингвистический поворот» в социогуманитарных науках, характеризующийся возрастанием роли языковых и социолингвистических факторов в изучении социального взаимодействия, и социальный конструкционизм, в рамках которого сложилась методология анализа социальных феноменов как искусственных конструктов, порождаемых в процессе взаимодействия.

  2. Значимость и оригинальность концепции Б. Пирса и В. Кронена в современном социологическом дискурсе заключается, прежде всего, в предложении и обосновании нового взгляда на коммуникацию как совместное, координируемое всеми участниками конструирование смыслов в процессе социального взаимодействия. Концепциями, родственными КУС по теоретическим основаниям, признаны символический интеракционизм (Дж. Мид, Г. Блумер) и теория речевых актов (Дж. Остин, Дж. Серль). По своим базовым установкам теория КУС противостоит концепциям, описывающим коммуникацию как линейный и однонаправленный процесс (Г. Лассуэлл, К. Шэннон, У. Уивер).

  3. Концепция Б. Пирса и В. Кронена находится на завершающем этапе институционализации и имеет потенциал дальнейшего развития, о чем свидетельствуют наличие собственного проблемного поля и оригинального категориального аппарата, признание со стороны научного сообщества.

  4. Центральными понятиями теории координированного управления смыслообразованием выступают «когерентность» (согласованность высказываний и социальных действий), «координация» (механизм сцепления нарративов), «тайна» (ограниченность возможностей взвешенного и верифицируемого исследования нарративов и способов их сцепления). На основе анализа данных концептов в диссертации сделан вывод, что «когерентность» представляет собой переосмысление и компиляцию понятий, укорененных в социологических исследованиях (содержание, речевые акты, эпизоды, отношения, самость и культура); «координация» является оригинальным в данном контексте понятием, объясняющим механизм взаимодействия участников коммуникации и социального образования смыслов; понятие «тайна» носит операциональный характер и указывает на пределы корректной интерпретации социальных действий, не объясняя причин ограниченности исследовательских возможностей при анализе социального взаимодействия.

  5. Процессы формирования смыслов в социальном взаимодействии в теории КУС исследуются на основе собственного описательно-аналитического инструментария, ключевым элементом которого выступает ряд оригинальных моделей коммуникации. Их изучение позволяет сделать вывод о том, что базовой коммуникационной моделью теории КУС выступает «Иерархичная» модель, отражающая соподчиненность контекстов в процессе социального взаимодействия и объясняющая принципы конструирования смыслов. Прочие модели (модель «Серпантин», «Лепестковая» модель, концепции «Магических», «Опасных» и «Странных» узлов историй, модель расхождения между рассказываемыми и проживаемыми историями) являются производными от «Иерархичной» модели, развивают и уточняют ее положения, позволяя исследовать социальную коммуникацию в динамике.

  6. Использование моделей коммуникации, разработанных Б. Пирсом и В. Кроненом, эффективно и на микросоциологическом, и на макросоциологическом уровнях, поскольку они представляют собой универсальные объяснительные схемы конструирования смыслов в социальном взаимодействии. Инструментарий КУС может быть использован при решении практических социальных задач в таких сферах, как межличностная и межкультурная коммуникация; коммуникация в организациях и менеджмент; публичная коммуникация; гармонизация национального развития; урегулирование конфликтов и налаживание диалога в социальных сообществах.

  7. Несмотря на теоретическую и практическую ценность концепции Б. Пирса и В. Кронена, некоторые ее положения носят гипотетический характер и требуют дальнейшего развития и верификации. В частности, тезис об уникальности каждой ситуации взаимодействия сужает возможности выработки универсальных систематизированных подходов к анализу смыслообразования. Ограниченность прикладного потенциала КУС заключается, прежде всего, в недостаточной развитости прогностических возможностей: применение разработанных в данной теории подходов позволяет проанализировать сложившуюся ситуацию, но не дает достаточных инструментов для выявления сценариев дальнейшего развития взаимодействия.

Теоретическая и практическая значимость работы

Диссертационная работа дополняет и развивает существующие научные представления о природе коммуникационного взаимодействия за счет рассмотрения теории КУС в контексте современных теорий, анализирующих процессы формирования картины мира в процессе коммуникации. Материалы исследования, а также его результаты и выводы могут быть использованы для подготовки и преподавания учебных курсов «История социологии», «Современная западная социология», «Социология коммуникации». Разработанный в концепции Б. Пирса и В. Кронена инструментарий может быть применен на практике в таких областях, как консультирование в сфере корпоративных коммуникаций, разрешение конфликтных ситуаций.



Апробация работы

Основные положения и выводы работы были опубликованы в пяти научных статьях, а также легли в основу докладов на научных конференциях, в частности, на III Всероссийском социологическом конгрессе «Социология и общество: проблемы и пути взаимодействия», на VIII Дридзевских чтениях в 2008 г., на IX Конференции Европейской социологической ассоциации в 2009 г. в Лиссабоне, Португалия. Диссертация обсуждена на кафедре Социологии МГИМО (У) МИД РФ 23 июня 2010 г. (протокол № 5) и рекомендована к защите.



Структура работы

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.



II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, раскрываются теоретико-методологические основания диссертации и степень научной разработанности проблемы. Во введении также сформулированы объект и предмет анализа, научная новизна выводов и основные положения, выносимые на защиту.



В главе I «Научные предпосылки возникновения теории координированного управления смыслообразованием» проводится анализ концепций, обусловивших постановку проблемы социального конструирования смыслов в теории Б. Пирса и В. Кронена. К таковым отнесены, прежде всего, «лингвистический поворот» в социогуманитарных науках и социальный конструкционизм.

В первом параграфе «Развитие представлений о роли языка в социальной жизни: «лингвистический поворот» анализируется повышенное внимание к языку в изучении социального взаимодействия в социогуманитарных науках в ХХ веке.

Взаимозависимость между языком и обществом практически не отрицается современными исследователями. Однако, достаточно распространенным можно признать представление о сугубо функциональной, служебной роли языка, в соответствии с которым язык и речь используются для достижения целей, лежащих за пределами речевой деятельности. Допущение об определяющей роли языка, в рамках которого предполагается, что лингвистические структуры мировосприятия человека определяют формирование национальной, культурной самости, мироощущения, было сформулировано в ХIX веке в трудах В. Гумбольдта, согласно которому «различные языки по своей сути, по своему влиянию на познание и чувства являются в действительности различными мировидениями»1. В XX веке признание центральной роли языка в социальной жизни распространилось повсеместно, что заставило говорить о «лингвистическом повороте».

При анализе направлений, которые можно отнести к «лингвистическому повороту», в диссертации отмечается, что в традиции аналитической философии (Б. Рассел, Д. Мур, А. Уайтхед, М. Шлик) были выдвинуты идеи реформирования языка как пути преодоления заблуждений в познании; в лингвистической философии Л. Витгенштейна был предложен анализ фактического употребления языка; в концепции «языковых игр» Л. Витгенштейна, ставшей одной из основных методологических предпосылок теории КУС, развивались представления о коммуникации как языковой игре по определенным правилам. В феноменологической концепции значения Э. Гуссерля интерсубъективный мир видится в непосредственной связи с языком как фундаментальным инструментом взаимоотношений индивида и общества. В работах феноменолога А. Шюца прослеживается мысль, что именно благодаря интерсубъективному характеру использования языка отдельный человек способен воспринимать и усваивать категории и понятия социума. Методология анализа социального конструирования реальности была развита последователями идей А. Шюца социологами Т. Лукманом и П. Бергером. В рамках этнометодологии (Г. Гарфинкель) феноменологическая философия была применена к познанию социального мира, при этом постулировалась идея социальной конструируемости всех социокультурных феноменов. В символическом интеракционизме (Дж. Мид, Г. Блумер) была предложена трактовка языка как системы категоризации явлений внешней среды и внутреннего мира человека, как основного средства социализации. Если в структурализме (Ф. де Соссюр, Ж. Лакан, Р. Барт) акцент делался на объективированных структурах языка вне связи с субъектом, то для постструктурализма и постмодернизма (М. Хайдеггер, М. Фуко, Ж. Деррида) ключевым в анализе социальной действительности является видение социальной реальности как текста. Анализ современных социолингвистических концепций и семиосоциопсихологической парадигмы социальной коммуникации (Т. Дридзе, Т. Адамьянц) подтверждает вывод о широком распространении понимания текстово-смысловой природы социальной коммуникации, отличного от традиционного представления о коммуникации как передаче сообщений от источника реципиенту.

Во втором параграфе «Методология социального конструкционизма в изучении социальной коммуникации» исследуются исходные посылки конструкционизма и уточняется его место в современной социологии, с помощью чего определяется роль конструкционистской методологии в развитии теории Б. Пирса и В. Кронена. С конструкционистских позиций предполагается, что знание о мире формируется путем взаимного обмена смыслами; понятия, феномены в речи и языке не отражаются, а конструируются; личности и человеческие сообщества не являются некими заданными величинами, а создаются в процессе дискурса, интеракции; воспринимаемая человеком реальность представляется как языковой образ, социально и лингвистически сконструированный феномен.

Существуют традиции разграничения терминов «конструкционизм» и «конструктивизм», если не общеметодологические, то применительно к отдельным концепциям (конструктивизм Ж. Пиаже, социальный конструкционизм Дж. Джерджена). Конструктивизм как междисциплинарное течение основан на представлении о том, что информация об объекте не извлекается из его сущности в процессе познания, а порождается в контексте субъектно-объектных отношений. Допущения конструктивизма были радикализированы в работах Э. Глазерсфельда, в коммуникационном конструктивизме П. Вацлавика, в эпистемологии замкнутости Х. Ферстера, в парадигме самоорганизации – концепции аутопоэза У. Матураны и Ф. Варелы, в нейробиологическом конструктивизме Г. Рота. В конструктивистском дискурсе широко обсуждается феномен коммуникации: по словам Ф. Варелы, «чем бы информация ни была, она не является информацией, но скорее конструкцией»1.

В третьем параграфе «Социологическая постановка проблемы конструирования смыслов средствами языка» исследуются современные подходы к анализу создания и приписывания смыслов в свете конструкционистских представлений о главенствующей роли языка в социальном взаимодействии. В диссертации показано, что методологически конструкционизм в социологии тесно связан с междисциплинарным конструктивизмом. Центральную роль в становлении собственно социологического конструкционизма сыграла работа П. Бергера и Т. Лукмана «Социальное конструирование реальности»: во многом именно под ее влиянием в социологии второй половины ХХ века сложилась традиция изучения социальных феноменов в ракурсе проблематики конструирования реальности.

При экстраполяции допущений радикального конструктивизма Г. Рота в нейробиологии на сферу социального взаимодействия прослеживается взаимосвязь между пониманием действительности как конструкции мозга и объяснением социальных реалий как продукта межсубъективной согласованности, что перекликается с теорией конструирования реальности П. Бергера и Т. Лукмана. Подобно тому, как каждый сам конструирует смысл из не имеющего значения языка нейронов, социальные группы формируют смыслы из разрозненных знаков действительности в процессе взаимодействия.

Г. Фреге, под влиянием которого сложилась традиция аналитической философии, предложил семантический треугольник «знак — смысл — значение», где значение понимается как предметная область, соотнесенная с именем, а смысл видится как аспект рассмотрения предметной области. В символическом интеракционизме понимание о смысле, отдельном от значения, получило дальнейшее развитие: было сделано предположение, что смысл вещей, воспринимаемый участниками взаимодействия, меняется в процессе интеракции. В «сильной программе» культуральной социологии Дж. Александера, направленной на постижение внутренней культурной архитектуры социального смысла, утверждается, что для успешности социальных действий «индивидуальный или коллективный акторы должны быть способны коммуницировать смысл своих действий»1.

В главе II «Интерпретация социального конструирования смыслов в концепции Б. Пирса и В. Кронена» анализируются основные концепты и положения данной теории и исследуются выработанные в ее рамках подходы к изучению конструирования смыслов в процессе социальной коммуникации.

В первом параграфе «Коммуникация как координированное управление смыслообразованием» представлен анализ характерного для КУС видения коммуникации как координированного управления смыслообразованием. Научное приращение этой теории заключается, прежде всего, в предложенной интерпретации коммуникации как процесса формирования социальных смыслов за счет координации между участниками взаимодействия. Отмечается, что представление о смысле в КУС связано с его символико-интеракционистским толкованием: смысл понимается как основной фактор приспособления друг к другу действий индивидуумов в рамках социального взаимодействия посредством коммуникации. В диссертации сделан вывод о том, что в рамках концепции Б. Пирса и В. Кронена изучается не появление и функционирование отдельных речевых актов или дискурсов, а продолжающееся создание и воссоздание социальных миров участников коммуникации.

Одним из центральных представлений теории можно признать сформулированное П. Бергером и Т. Лукманом понимание языка как приоритетной знаковой системы. В диссертации показано, что важную роль играет допущение о том, что использование языка обладает конструирующим потенциалом создания событий. Фокусом исследований выступает поиск того, как методами и инструментами коммуникации можно «создавать “лучшие” социальные миры»1, поскольку, по словам Б. Пирса, «лучшее, что может произойти, - значительный шаг вперед в нашем понимании себя, который позволит реконструировать как социальные институты, так и неформальные способы общения друг с другом»2.

Во втором параграфе «Механизмы создания смыслов: ключевые концепты» проанализированы базовые представления о природе смыслообразования в социальном взаимодействии. В качестве центральных концептов выделены понятия «когерентность» (согласованность), «координация» и «тайна». 

Под «когерентностью» понимается процесс индивидуального или коллективного нарративного сосуществования - рассказывания историй о себе и о мире, о должном и недопустимом. Элементами таких нарративов предстают содержание, речевые акты, эпизоды, отношения, самость и культура. Каждый из этих элементов коммуникации проанализирован в традиции нарративных исследований. Новаторством в диссертации признается их синтез в единый блок смыслообразовательного процесса, предположение, что именно их совокупность обеспечивает последовательность мыслей и действий в коммуникации.

В диссертации показано, что если согласованность обеспечивает логическую (не в формальном, а в операциональном смысле) непротиворечивость и приемлемость нарратива, то его перенос в интресубъективное поле осуществляется по принципу «координации» высказываний как совокупности способов их сцепления. Концепт «тайны» подразумевает, что мир и опыт познания мира больше, чем истории, которые могут быть рассказаны в целях придания связанности, последовательности событиям. Это понятие производит впечатление прямой отсылки к финальным строкам «Логико-философского трактата» Л. Витгенштейна («О чем невозможно говорить, о том следует молчать»)3, не говоря о всей традиции трактовки границ познаваемого. Однако, в теории Б. Пирса и В. Кронена это понятие не претендует на всеобъемлющий метафизический смысл, а служит операциональным ограничением возможностей рационального толкования нарративов и их развития в коммуникации.

В третьем параграфе «Прикладные описательно-аналитические инструменты» исследованы инструменты социологического анализа коммуникации. Если концепты когерентности, координации и тайны раскрывают базовые принципы коммуникации, то описательно-аналитические модели усложняют и развивают методологию интерпретации и анализа процессов социальной коммуникации.

В диссертации сделан вывод, что ключевой моделью является «Иерархичная» модель, отражающая соподчиненность контекстов в процессе коммуникации. Модель «Серпантин», позволяющая исследовать социальное взаимодействие в динамике, является продолжением «Иерархичной» модели. «Лепестковая» модель, иллюстрирующая тот факт, что участник коммуникации всегда находится более чем в одном диалоге в отдельный момент времени, носит исключительно описательный характер и подчеркивает сложность анализа процесса социальной коммуникации, указывая на множественность возможных предпосылок высказываний и действий его участников. Концепция «узлов историй» («Магические узлы», где текст и контекст взаимно обусловлены; «Опасные узлы», когда текст и контекст обессмысливают друг друга; и «Странные узлы», когда текст и контекст трансформируют друг друга) также представляет собой развитие «Иерархичной» модели.

Представление о том, что в основе всех социальных миров лежит процесс рассказывания историй, перекликается с постмодернистским видением реальности. В КУС утверждается, что люди рассказывают истории таким образом, чтобы придать смысл и последовательность своим действиям и событиям, участниками которых они стали1. Модель несоответствия прожитых и рассказываемых историй LUUUTT2 представляет собой попытку классификации историй и процесса их рассказывания в коммуникации. Однако, столь детальная классификация типов историй без четкого определения их места и степени значимости в коммуникации делает модель экспериментально-гипотетической, нуждающейся в дальнейшем развитии и верификации ее положений. Неясность в таких вопросах, как значимость разграничения нерассказанных и неуслышанных историй, степень важности учета неизвестных историй, никак не влияющих на внутреннюю логику коммуникационного эпизода, позволяет сделать вывод о необходимости дальнейшего развития данной модели.

В главе III «Становление и развитие теории координированного управления смыслообразованием» раскрываются вопросы институционализации теории, основные направления теоретического развития и прикладного применения анализа смыслообразования с позиций КУС, конкретизируется роль теории в современной социологии.

В первом параграфе «Институционализация теории и ее место в современном социологическом дискурсе» предлагается периодизация становления теории КУС. Так, три ключевых этапа включают: создание и определение ключевых концептов теории (1973-1980 гг.), развитие и уточнение концептуальных оснований, сопровождаемое поисками путей ее использования в исследовательских проектах (1980-1995 гг.), широкое применение теории при решении практических задач (с 1995 г.).

В диссертации отмечается, что в научных изданиях с конца 1970-х гг. вышло более ста публикаций, основанных на КУС или развивающих ее положения. На основе анализа современных публикаций по этой теме (2000-2010 гг.), результаты которого изложены в диссертации, делается вывод о том, что приоритетное внимание в настоящее время уделяется поиску путей прикладного применения теории. Вместе с тем, продолжают публиковаться научные работы, направленные на развитие ее теоретического инструментария. В частности, представляется перспективным предложение объединить теорию КУС с теорией структурации Э. Гидденса. Теория КУС рассматривается в ряде современных учебников коммуникации; создан ряд организаций, направленных на ее дальнейшее развитие и применение на практике1, что свидетельствует о ее востребованности в социологической теории и социальной практике.

Во втором параграфе «Особенности исследовательской позиции при изучении социального конструирования смыслов» представлен анализ исследовательской позиции КУС, показаны этапы социологического исследования, проводимого на основе ее методологии. Так, в КУС исследователь сам вовлечен в коммуникацию, в развитие диалогов: он становится соучастником формирования социальной реальности. Первый этап исследования – переведение последовательности рассматриваемых событий на язык эпизодов, затем следует сопоставление историй разных участников коммуникации об одном и том же событии. На следующем этапе задача исследователя заключается в анализе контекстуальных связей между этими историями с обращением к инструментам теории КУС. Кроме того, необходимо найти связи между позициями должного и обязательного. Опираясь на допущение о том, что события конструируются совместно, необходимо понять логику интеракции. Важным звеном выступает оценка того, насколько прожитые истории соответствуют рассказываемым историям, и определение путей, по которым нерассказанные и неуслышанные истории становятся частью последовательности действий.

В третьем параграфе «Прикладное применение теории координированного управления смыслообразованием» анализируется потенциал практического использования концепции Б. Пирса и В. Кронена. В диссертации сделан вывод, что ключевая практическая задача теории КУС – поиск возможностей и разработка технологий создания более совершенных паттернов коммуникации. Наибольший интерес для дальнейшего развития теории КУС представляют такие направления, как консультирование в урегулировании конфликтных ситуаций, налаживание межкультурной коммуникации, развитие публичного дискурса. В диссертации отмечается, что важным этапом в развитии теории, определившим переход к более широкому использованию ее концептов на практике, стал проект «Калейдоскоп», в рамках которого были сделаны первые достаточно масштабные попытки применения теории КУС для анализа публичного дискурса о спорных вопросах. Еще одним примером практического применения концепции Б. Пирса и В. Кронена является «Консорциум общественного диалога», в рамках которого специалисты по социальной коммуникации решают практические задачи по налаживанию взаимодействия в организациях. Анализ теории КУС и определение ее места в современной социологии позволяет сделать вывод, что разработанные в данной теории инструменты толкования смыслообразования в социальной коммуникации дают возможности моделирования поведения участников коммуникации на практике с целью гармонизации социального взаимодействия.

В Заключении представлен общий обзор работы, изложены основные результаты и выводы диссертационного исследования.


Основные положения и выводы диссертационного исследования

отражены в следующих публикациях:
Публикация в издании, рекомендованном ВАК Министерства науки и образования РФ:


  1. Конструирование социальной реальности в теории координированного управления смыслообразованием // Вестник МГИМО-Университета, №4, 2010. – C. 130-136. – 0,7 п. л.



Другие публикации автора по теме диссертации:


  1. Конструкционистские основания социолингвистических исследований // Социальные и культурные процессы в начале XXI века. Под ред. Н.Н. Зарубиной. Выпуск 6. - М.: МГИМО-Университет, 2009. - С. 23-38. – 0,7 п. л.




  1. Representation of Russia in European public discourse. Sociolinguistic approach to the problem of constructing social reality // European society or European societies: a view from Russia. Ed. by V.A. Mansurov. - Moscow-Lisbon: Maska, 2009. – P. 352-353. - 0,2 п. л.




  1. Социолингвистические подходы в управлении коммуникационным пространством: перспективы исследования // Сборник докладов III Всероссийского социологического конгресса. - М.: ИС РАН, 2008. ISBN 978-5-89697-157-3. – 0,9 п. л.

URL: http://www.isras.ru/publications_bank/1225885324.pdf (текст доклада)

URL: http://www.isras.ru/abstract_bank/1210847054.pdf (тезисы доклада)


  1. Язык и общество // Социальные и культурные процессы в начале ХХI века. Под ред. М.О. Мнацаканяна. Выпуск 4. - М.: МГИМО-Университет, 2007. – С. 46-57. - 1 п. л.

1 Anderson, R. and Ross, V. Questions of communication: A practical introduction to theory. – New York: St. Martin's Press, 1998; Cragan, J., and Shields, D. Understanding communication theory: The communicative forces for human action. – Boston, MA: Allyn & Bacon, 1998; Griffin, E. A first look at communication theory. – Boston, MA: McGraw-Hill, 2000;  Infante, D., Rancer, A. and Womack, D. Building communication theory. – Prospect Heights, IL: Waveland Press, 1997; Littlejohn, S. W. Theories of human communication. - Belmont, CA: Wadsworth, 1999; West, R., & Turner, L. H. Introducing communication theory: Analysis and application. – Mountain View, CA: Mayfield, 2000; Wood, J. T. Communication theories in action: An introduction. – Belmont, CA: Wadsworth, 1997.

2 Пирс У. Барнет. Координированное управление смыслообразованием // Теория и практика коммуникации. Вестник Российской коммуникативной ассоциации. Вып.2. Ростов-на-Дону: 2004. – С. 131-145; Матьяш О. Что такое коммуникация и нужно ли нам коммуникативное образование // Сибирь. Философия. Образование. 2002. №6. – С. 36-47.

3 Вебер М. Основные социологические понятия // Западно-европейская социология ХIX-начала ХХ веков. – М., 1996; Weber, M. The Nature of Social Action // Runciman, W. Weber: Selections in Translation. Cambridge: Cambridge University Press, 1991.

1 Мид Дж. От жеста к символу // Американская социологическая мысль. Под ред. В.И.Добренькова. – М.: Изд-во МГУ, 1994; Мид Дж. Аз и Я // Американская социологическая мысль. Под ред. В.И.Добренькова. – М.: Изд-во МГУ, 1994; Блумер Г. Общество как символическая интеракция // Современная зарубежная социальная психология: тексты. Под ред. Т. М. Андреевой, Н. Н. Богомоловой, Л. А. Петровской. – М.: Изд-во МГУ, 1984; Blumer, H. Symbolic Interactionism: Perspective and Method. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall, 1969; Кули Ч. Человеческая природа и социальный порядок. – М.: Идея-Пресс, 2001.

2 Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. Т. 1. – М.: ДИК, 1999; Шюц А. О множественности реальностей // Социологическое обозрение, 2003. Том 3. № 2; Щюц А. Структура  повседневного  мышления // Cоциологические исследования, 1988. № 2. – С. 129-137; Шюц А. Формирование понятия и теории в общественных науках // Американская социологическая мысль. Под ред. В.И.Добренькова. – М.: Изд-во МГУ, 1994; Шюц А. Смысловая структура повседневного мира: очерки по феноменологической социологии. – М.: Институт фонда «Общественное мнение», 2003; Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом. – М.: «Российская политическая энциклопедия» РОССПЭН, 2004; Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. – М.: Медиум, 1995.

3 Гарфинкель Г. Исследования по этнометодологии. – СПб.: Питер, 2007; Garfinkel, H., Sacks, H. On Formal Structures of Practical Actions // McKinney J.C., Tiryakian E.A. Theoretical Sociology: Perspectives and Developments. – N. Y.: Appleton-Century-Crofts, 1970.

4 Alexander, J. Performance and Power [Electronic resource]. Center for Cultural Sociology, 2005; Alexander, J., Smith, P. The Strong Program in Cultural Sociology // The Handbook of Sociological Theory. New York: Kluwer, 2001; Alexander, J. Understanding the “Relative Autonomy” of Culture // Alexander, J.C. and Seidman, S., Culture and Society: Contemporary Debates. Cambridge University Press, 1990. – P. 1-27.

5 Кравченко С.А. Культуральная социология Дж. Александера (генезис, понятия, возможности инструментария) // СоцИс. 2010. №5. С. 20.

6 Frege, G. Meaning and Reference // Translations from the Philosophical Writings of Gottlob Frege. Ed. Geach, P. and Black, M. – Oxford: Blackwell, 1952; Рассел Б. Философия логического атомизма. – Томск: Водолей, 1999; Рассел Б. Исследование значения и истины. – М.: Идея-Пресс, 1999; Уайтхед А. Н. Избранные работы по философии. – М.: Прогресс, 1990.

7 Витгенштейн Л. Логико-философский трактат­­ – Москва: ОЛМА Медиа Групп, 2007; Wittgenstein, L., Anscombe, G. Philosophical Investigations. – Oxford: Blackwell, 2001.

8 Соссюр Ф. Курс общей лингвистики. – М.: Логос, 1998.

9 Лакан Ж. Функция и поле речи и языка в психоанализе. – М.: Гнозис, 1995.

1 Labow, W. Sociolinguistic patterns. – Philadelphia: U. of Pennsylvania Press, 1972; Bernstein, B. Codes and Control. Theoretical Studies towards a Sociology of Language. – St. Albans: Paladin, 1973; Gumperz, J. Language in Social Groups. – Stanford: Stanford University Press, 1971; Gumperz, J. Language and Social Identity. – Cambridge: Cambridge University Press, 1982; Hymes, D. Foundations in Sociolinguistics: An Ethnographic Approach. – Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1974; Поливанов Е. Введение в языкознание. – М.: ЛЕНАНД, 2005; Якубинский Л. Язык и его функционирование. – М.: Наука, 1986.

2 Дридзе Т. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. Проблемы семиосоциопсихологии. – М.: Наука, 1984; Адамьянц Т. Социальная коммуникация. – М.: Изд-во Ин-та социологии, 2005.

3 Вацлавик П. Психология межличностных коммуникаций. – СПб.: Речь, Гуманитар. акад., 2000; Glasersfeld, E. Von. Radical constructivism: A way of knowing and learning. – London: Falmer Press, 1995; Варела Ф., Матурана У., Урибе Р. Аутопоэз как способ организации живых систем; его характеристика и моделирование. Рот Г. Реальность и действительность. Ферстер Х. О конструировании реальности // Цоколов С.  Дискурс радикального конструктивизма. Традиции скептицизма в современной философии и теории познания. – München: Phren, 2000; Луман Н. Социальные системы. Очерк общей теории. – СПб: Наука, 2007.

4 Джерджен К. Социальный конструкционизм: знание и практика. – Минск: БГУ, 2003; Loseke, D. Thinking About Social Problems: An Introduction to Constructionist Perspectives. – New York: Aldine de Gruyter, 2003; Best, J., Images of Issues: Typifying contemporary social problems. – New York: Gruyter, 1989; Best, J. Constructionist Social Problems – New York: W. W. Norton & Company, Incorporated, 2007.

5 Spector, M., Kitsuse, J. Constructing Social Problems. – Menlo Park CA: Cummings, 1977.

6 Якимова Е. Социальное конструирование реальности: социально-психологические подходы: научно-аналитический обзор. – М.: ИНИОН РАН, 1999; Петренко В. Психосемантика сознания. – М.: из-во Мос. Ун-та, 1988; Столярова О. Между «реальностью» и «конструкцией»: философия в поисках «новой объективности» // Философские науки. 2006, № 8. – С. 74-90; Ярская-Смирнова Е. Социальное конструирование инвалидности // Социологические исследования, №4, 1999 – С. 38-45; Ясавеев И. Конструирование социальных проблем средствами массовой коммуникации. – Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2004; Дьякова Е., Трахтенберг А. Массовая коммуникация и проблема конструирования реальности: анализ основных теоретических подходов. – Екатеринбург: УрО РАН, 1999.

1 Pearce, B. Making Social Worlds: A Communication Perspective. – Malden, MA: Blackwell Publishers, 2007; Pearce, B. and Cronen, V. Communication, Action and Meaning: The Creation of Social Realities. – NY: Praeger, 1980; Pearce, B., Interpersonal Communication: Making Social Worlds. – NY: HarperCollins, 1994; Pearce, B., A Sailing Guide to Social Constructionisms // Social Approaches to Communication. – NY: Guilford, 1995. – P. 88-113; Pearce, B. Communication and the Human Condition. – Carbondale: Southern Illinois University Press, 1989; Pearce, B. Achieving Dialogue with 'the Other' in Postmodern Society // Beyond Agendas: New Directions in Communication Theory and Research. – Westport: Greenwood, 1993. – P. 59-74.

2 Gudykundst, W., Kim, Y. Intercultural Communication and Multicultural Society: Implications for Communication Teaching and Research. – Teoria Sociologica, № 3, 1994. – P. 46-62; Cronen, V., Chen V. and Pearce, B. The Coordinated Management of Meaning in Intercultural Communication: A Critical Theory in the Pragmatic Tradition // Theories in Intercultural Communication. – Beverly Hills: Sage, 1988. – P. 41-65.

3 Branham, R., Pearce, B. Between Text and Context: Toward a Rhetoric of Contextual Reconstruction. // Quarterly Journal of Speech, № 71, 1985. – P. 19-36; Weiler, M. Reagan and Public Discourse in America. – Tuscaloosa: University of Alabama Press, 1992; Narula, U. and Pearce, B., Cultures, Politics and Research Programs: An International Assessment of Practical Problems in Field Research. – Hillsdale, N.J.: Erlbaum, 1990.

4 Salmon, G. and Faris, J. Multi-agency collaboration, multiple levels of meaning: social constructionism and the CMM model as tools to further our understanding. // Journal of Family Therapy № 28 (3), 2006. – P. 272–292; Leeds-Hurwitz, W. Concepts and Applications of Social Constructionism // Human Systems, № 3, 1992. – P. 137-273; Chen, V. The Possibility of Critical Dialogue in the Theory of CMM // Human Systems: The Journal of Systemic Consultation & Management. 2004. Volume 15, issue 1. – P. 179-192; Barge, K., Articulating CMM as a practical theory. // Human Systems: The Journal of Systemic Consultation & Management. 2004. Volume 15, issue 1. – P. 187-198.

5 Buttle, F. The Co-ordinated Management of Meaning: A Case Exemplar of a New Consumer Research Technology // European Journal of Marketing, № 28 (8/9), 1994. – P. 76- 99.

6 Shailor, J. Empowerment in Dispute Mediation: A Critical Analysis of Communication. – Westport: Praeger, 1994; Littlejohn, S., Shailor, J. and Pearce, B. The Deep Structure of Reality in Mediation // New Directions in Mediation: Communication Research and Perspectives. – Thousand Oaks: Sage, 1994. – P. 67-83.

7 Rose, R. A proposal for integrating structuration theory with coordinated management of meaning theory // Communication Theory, № 57, 2006. – P. 173-196. См. также Giddens, A. The Constitution of Society. – Berkeley: University of California Press, 1986.

1 Brenders, D. Fallacies in the coordinated management of meaning: A philosophy of language critique of the hierarchical organization of coherent conversation and related theory. – The Quarterly Journal of Speech, № 73, 1987. – P. 329-349.

2 Philipsen, G. The Coordinated Management of Meaning Theory of Pearce, Cronen, and Associates. // Watershed Research Traditions in Human Communication Theory. – Albany: State University of New York Press, 1995; West, R. and Turner, L. Introducing communication theory: Analysis and application. // Mountain View, CA: Mayfield, 2000; Hall, B. Theories of culture and communication. // Communication Theory, № 2, 1992; Wood, J. Communication Theories in Action: An Introduction. – Belmont, CA: Wadsworth, 1997.

3 Фуко М. Слова и вещи: Археология гуманитарных наук. – СПб.: АОЗТ «Талисман», 1994; Фуко М. Археология знания. – СПб.: Гуманитарная академия, 2004; Деррида Ж., О грамматологии. – М.: Ad Marginem, 2000; Деррида Ж. Эссе об имени – М.: Институт экспериментальной социологии, 1998; Лиотар Ж. Состояние постмодерна. – М.: Институт экспериментальной социологии, 1998.

4 Дейк ван Т.А. Язык. Познание. Коммуникация. – М.: Прогресс, 1989; Водак Р. Язык. Дискурс. Политика. – Волгоград: Перемена, 1997; Fairclough, N. and Wodak, R. Critical discourse analysis // Dijk, T. van. Discourse as Social Interaction: Discourse Studies: A Multidisciplinary Intorduction. – London: Sage Publications, 1997; Fairclough, N. Discourse and Social Change. – Cambridge: Polity Press, 1992.

5 Мид Дж. От жеста к символу // Американская социологическая мысль. Под ред. В.И.Добренькова. – М.: Изд-во МГУ, 1994; Мид Дж. Аз и Я // Американская социологическая мысль. Под ред. В.И.Добренькова. – М.: Изд-во МГУ, 1994; Блумер Г. Общество как символическая интеракция // Современная зарубежная социальная психология: тексты. Под ред. Т. М. Андреевой, Н. Н. Богомоловой, Л. А. Петровской. – М.: Изд-во МГУ, 1984; Кули Ч. Человеческая природа и социальный порядок. – М.: Идея-Пресс, 2001.

1 Мид Дж. От жеста к символу // Американская социологическая мысль. Под ред. В.И.Добренькова. – М.: Изд-во МГУ, 1994. – С. 222.

2 Вебер М. Основные социологические понятия // Западно-европейская социология ХIX-начала ХХ веков. – М., 1996.

3 Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. - М.: Медиум, 1995. – С. 64.

4 Гарфинкель Г. Исследования по этнометодологии. – СПб.: Питер, 2007; Garfinkel, H., Sacks, H. On Formal Structures of Practical Actions // McKinney J.C., Tiryakian E.A. Theoretical Sociology: Perspectives and Developments. – N. Y.: Appleton-Century-Crofts, 1970.

5 Lasswell, H. The structure and function of communication in society // The Communication of Ideas. – New York: Institute for Religious and Social Studies, 1948. – P. 37-51; Shannon, C. and Weaver, W. The Mathematical Theory of Communication. – Urbana: University of Illinois Press, 1963; Schramm, W., Roberts, D. The Process and Effects of Mass Communication. – Urbana: University of Illinois Press, 1974.

1 Austin, J. How to do Things with Words. – Oxford: Oxford University Press, 1975; Searle J., The Construction of Social Reality. – New York: Free Press, 1995; Searle, J. Conciousness and language. – Cambridge: Cambridge univ. press, 2002.

1 Гумбольдт В. Язык и философия культуры. – М.: Прогресс, 1985. – С. 370.


1Варела Ф. Автономность и аутопоэз // Цоколов С.  Дискурс радикального конструктивизма. Традиции скептицизма в современной философии и теории познания. – München: PHREN, 2000. – С. 255.

1 Alexander, J. Performance and Power [Electronic resource]. – Center for cultural sociology, 2005. URL: http://ccs.research.yale.edu/documents/public/alex_perfrmPower.pdf

1 Barge, K., Pearce, B. A Reconnaissance of CMM research // Human Systems: The Journal of Systemic Consultation & Management. 2004. Volume 15, issue 1. – P. 16.

2 Pearce, B. Communication and the Human Condition. – Carbondale; Edwardsville: Southern Illinois univ. press, 1989. – P. xx.

3 Витгенштейн Л. Логико-философский трактат ­­ – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007. – 7.

1 Pearce, B. Using CMM [Electronic resource]. – Pearce Associates, 1999, revised 2004. – P. 58. URL: http://www.pearceassociates.com/essays/CMM_seminar.pdf

2 Англоязычная аббревиатура LUUUTT обозначает: 1) Stories Lived (прожитые истории); 2) Unknown Stories (неизвестные истории), 3) Untold Stories (нерассказанные истории), 4) Unheard Stories (неуслышанные истории), 5) Stories Told (рассказанные истории), и 6) Storytelling (рассказывание историй независимо от их содержания, нарративной составляющей или места в диалоге).

1 Pearce Associates (http://www.pearceassociates.com), Public Dialogue Consortium (http://publicdialogue.org).


Каталог: files2
files2 -> 1. Введение. Требования к уровню освоения содержания дисциплины
files2 -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру Направление подготовки 44. 06. 01 Образование и педагогические науки
files2 -> Вопросы к экзамену по курсу «Европейская интеграция и отношения России и ес»
files2 -> Рабочая программа дисциплины в 12 Методы принятия управленческих решений для 100100. 62 Сервис
files2 -> Программа курса «Основы имиджа библиотекаря»
files2 -> Семинар «Лингвострановедение: методы анализа, технология обучения»
files2 -> Программа итоговой государственной аттестации выпускников к ооп от № по направлению 29. 03. 04
files2 -> Программа государственного экзамена для направления подготовки 100100


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница