Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов



страница1/15
Дата13.05.2016
Размер2.78 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15




Сорвин К.В., Сусоколов А.А.
Человек в обществе

Система социологических понятий в кратком изложении

Для учащихся старших классов

и студентов младших курсов





Введение
Еще несколько лет тому назад слова «социолог» и «социология» воспринимались без понимания, а, порой, даже настороженно. Сегодня социология прочно вошла в нашу жизнь. Мнения социологов-экспертов можно услышать с экрана телевизора, прочитать в газете, наконец, можно и самому оказаться участником опроса. И все-таки, даже в наши дни найдется немного людей, чьи представления о работе социологов выходят за пределы образа занимающегося опросом интервьюера.

Многие ли, например, знают, что социологи-профессионалы нужны не только в предвыборных баталиях, но без них просто не может функционировать современная рыночная экономика? Причем, работа социологов необходима не только на уровне определения государственной политики, но и на уровне даже небольших коммерческих фирм и банков. Каким образом, например, заранее предсказать спрос на какой-либо товар? Как провести рекламную кампанию нового продукта, что предпочесть – телевиденье, газеты, или рекламные щиты, в каких районах данного города проводить кампанию наиболее активно, а на какие вообще не тратить ограниченные рекламные средства? Или, например, в какую сферу инвестировать банку имеющиеся него у него денежные средства? Если, скажем, в строительство жилья, то жилье какого типа будет пользоваться наибольшим спросом через два года, когда будет готов дом – дорогое элитное, или же недорогое, ориентированное на среднего потребителя? Эти, равно как и многие другие аспекты маркетинговых исследований рынка, могут быть выполнены лишь с использованием методов социологии.

Похожие примеры можно было бы привести практически из всех сфер жизни общества. Отсюда становится понятным, почему, согласно многим отечественным и зарубежным прогнозам, спрос на социологов-профессионалов в ближайшие годы будет неуклонно расти.

Однако социология не только высокодоходная и престижная профессия, она – одна из самых интересных сфер человеческой деятельности. Рассказывают, что знаменитый Дейл Карнеги не уставал повторять своим ученикам: «Помните, самый интересный предмет для человека – это он сам». Социология дает возможность превратить реализацию этого интереса в свою профессию, ибо эта наука исследует человеческое поведение практически на всех уровнях его социальной организации. Разве не интересно, например, понять и объяснить причины, по которым рубеж двадцатого века, в течение которого люди полетели в космос, расщепили атом, создали компьютеры и открыли клонирование, оказался ознаменован вспышками религиозных и этнических воин – явлениями, которые всегда раньше ассоциировались с невежественными и мракобесными эпохами? И почему, например, в последние годы во многих регионах мира фиксируется возрастание роли религии? А что будет происходить в ближайшие годы с семьей, к чему приведет глобализация мира, будут ли и далее укрепляться позиции науки, или, напротив, она уже скоро будет вытеснена другими формами познания? Объясняя все это, социолог оказывается на стыке самых разных наук и дисциплин – от философии и даже метафизики, до социальной психологии, политологии и даже географии.

Однако знание социологии необходимо не только будущим профессионалам. Практически вся жизнь человека проходит в обществе, и, в конечном счете, от его отношений с окружающим социальным миром зависит и его профессиональный успех, и личное счастье, да и вообще практически все. Но умеем ли мы взаимодействовать с этим миром? Знаем ли мы, как необходимо вести себя в тех или иных ситуациях, как их предвидеть, формировать, или, напротив, как их избегать? Разве редко бывают случаи, когда, казалось бы, совершенно мирная ситуация в трудовом коллективе, в семье, или дружеской кампании буквально взрывается конфликтом? Один социолог как-то удачно сравнил окружающий человека социальный мир с электрической розеткой, неумелое обращение с которой может привести к удару электрическим током, а умелое позволит приготовить еду, обогреть и осветить дом, запустить работу компьютера и т.д. Но не странной ли, в таком случае, выглядит ситуация, когда люди знают больше о свойствах электрического тока, чем о законах социального мира, который окружает его повсюду?

Именно поэтому, социология сегодня стала не только неотъемлемым элементом высшего образования, но, медленно, но верно, приходит в колледжи, техникумы, и даже школы. Естественно, что это процесс предполагает появление разнообразных учебников и учебных пособий, которые уже несколько лет прочно заняли свою нишу на российском книжном рынке. В чем же специфика предлагаемого пособия, какие цели, в первую очередь, ставили перед собой его авторы, чем оно отличается от того, что уже есть?

Первое, к чему должны быть готовы наши читатели – к встрече с разнообразными, порой даже противоречивыми точками зрения. Их изложение – вовсе не прихоть авторов, а неизбежность, связанная со спецификой современных социальных наук. В отличие, скажем, от физики, в которой существуют положения, признаваемые практически всеми современными представителями этой дисциплины (например, истинность законов Ньютона при малых скоростях и достаточно больших размерах), для общественных наук характерно отсутствие такого единства взглядов даже в отношении многих базовых принципов. И особенно ярко это выражено как раз в социологии, в которой существует несколько магистральных направлений, базирующихся во многом на противоположных принципах и постулатах. Поэтому, в отличие от той же физики, социологию нельзя изложить в виде набора готовых и бесспорных формул и правил, и, даже имея собственную позицию, авторы должны показывать столкновение самых разных точек зрения.

Однако множество точек зрения и подходов отнюдь не исключает точности и строгости принятых в науке понятий и определений. Напротив, именно в этой ситуации они особенно важны – в противном случае, дискуссия по действительно содержательному вопросу вполне может выродиться в бесплодный спор о словах. Определения – это важнейший инструмент не только социологии, но и любой науки вообще, особую же роль их точность и однозначность играет в учебном процессе, тем сегодня, когда в обучение все более входит тестовая форма контроля знаний. Однако именно этой однозначности и строгости понятий всего меньше можно встретить в современно учебной литературе по социологии. Это и понятно –указанный выше плюрализм точек зрения делает задачу их выделения особенно непростой.

Однако, с точки зрения авторов, решить ее можно двумя способами, которые и были реализованы в данном пособии. Во-первых, по возможности, ориентация делалась на классические определения понятий, относительно которых у большинства специалистов в настоящее время есть консенсус. При этом многие из них брались непосредственно в том виде, как они были сформулированы классиками социологической науки. Во-вторых, и это даже важнее, поскольку определения имеют свой смысл не сами по себе, а лишь в рамках определенной системы, в настоящем пособии особое внимание было уделено формированию именно строгой системности курса. Что же это значит – системность курса?

Возьмем, к примеру, такую науку, как география. Отнюдь не обязательно для понимания особенностей ландшафта, скажем, Северной Америки, знать ландшафт Африки, и наоборот. Совсем другую ситуацию мы наблюдаем в геометрии, где нельзя доказать терему Пифагора без знания аксиом, а теорему косинусов – без знания теоремы Пифагора. В такой науке, следовательно, последовательность тем и понятий имеет принципиальное значение. Не меньшее, если не большее значение, она имеет в социологии.

В педагогике давно сложились хорошо отработанные правила и принципы введения понятий в ходе преподавания подобного рода наук.

Прежде всего, изложение курса необходимо начинать c наиболее простого, интуитивно понятного учащемуся и не требующего дополнительного объяснения понятия. Так, например, изложение евклидовой геометрии начинается с введения простейших всем понятных определений (точки движения и т.д.), и во всех последующих понятиях и теоремах используются лишь те правила и законы, смысл которых был уже раскрыт выше. Таким образом, каждая последующая ступень системы оказывается более богатой в содержательном отношении и отражает более сложные явления, чем предыдущее.

В социологии таким родовым понятием является понятие группы, с анализа которого и начинается данный курс. Все последующие категории социологии вводятся в данном пособии в качестве его развития и обогащения. Такой подход, с точки зрения авторов, должен не только значительно облегчить усвоение абитуриентами материала и сделать его наиболее привлекательным для логически мыслящих читателей, но, что принципиально, он соответствует реальной структуре современного социологического знания.

Однако системность курса важнейшая, но не единственная особенность данного пособия. Думается, не будет преувеличением сказать, что основные проблемы современного социологического образования в России связаны с практически полным отсутствием в наших учебниках специальных обращений к специфике отечественных социальных реалий. Ведь социология – не кабинетная наука. В ней, как и в естествознании, процесс познания всегда происходит через постоянное сопоставление гипотез с реальной жизнью, однако действительность действительности рознь. Например, общие законы внутригруппового взаимодействия и процессов (структура лидерства, ролевые конфликты и т.д.) будет одинаковы в США и в России. Но в этих странах совершенно по-разному будут выглядеть такие социальные реалии, как образование, религия, совершенно различной будет этническая, конфессиональная и территориальная структуры обществ и т.п. Но, к сожалению, читатели большинства отечественных учебников вынуждены довольствоваться либо изучением чисто абстрактных положений, либо обучаться социологии на американском материале. Учитывая это, авторы данного пособия целенаправленно старались развертывать и раскрывать социологические категории на материале истории России и социальных особенностях ее сегодняшнего дня.

Наконец, последняя особенность пособия. Множественность точек зрения на общество, отсутствие единства взглядов даже на основополагающие принципы науки – все это возникло отнюдь не вчера, так что многие дискуссии социологов сегодняшних дней, на самом деле, являются отголосками споров, возникших в глубокой древности. Именно поэтому, в полноценном социологическом курсе обращение к основным этапам исторической эволюции социальной науки – не просто дань уважения мыслителям прошлого, но особый способ постижения современного состояния этой науки и ее сегодняшних проблем. Как говорится: «кому ведомо прошлое, тот владеет будущим». Поэтому в последних темах читатель встретится с кратким экскурсом в историю мировой социальной и социологической мысли, а также с обзором основных тенденция развития социологии в 20 столетии.

В заключение необходимо сказать о дидактических аспектах пособия. Будучи кратким и системным изложением основ социологической науки, оно, прежде всего, предназначается для людей, впервые преступающих к ее изучению – для школьников старших курсов, абитуриентов социологических факультетов, а также для студентов младших курсов. Поскольку в настоящее время все более распространенной становится тестовая форма контроля знаний, пособие снабжено образцами тестовых заданий, работа с которыми, хотелось бы надеяться, поможет читателям и в усвоении материала, и в подготовке к любым видам экзаменационных испытаний.



Раздел I. ЧЕЛОВЕК В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Тема 1. Человек как продукт биологической, социальной и культурной эволюций. Сообщества животных и сообщества человека. Особенности взаимодействия между людьми. Знак, символ, язык. Творческая природа человека. Проблема антропогенеза. Взаимоотношение духовного и телесного, биологического и социального начал в человеке. Социальная сущность человека. Человеческая деятельность и ее многообразие. Основные социальные феномены жизни человека. Труд и трудовая деятельность. Игра в жизни человека. Общение и коммуникация. Понятие социального наследования. Многообразие видов общения. Функции общения.

1.1. Специфика человеческой жизнедеятельности.

Разговор о любом предмете всегда полезно начать с четкого определения его сущности и его границ. Естественно поэтому начать изучение общества с четкого выявления наиболее принципиальных отличий человека от животного.



1.1.1. На первый взгляд, такое различение не должно вызвать серьезных затруднений. Действительно, согласно обыденному представлению, люди – это мыслящие существа, в отличие от животных, которые «думать не умеют». Специфика действий людей в таком случае состоит в том, что действия эти опосредованы неким размышлением. Однако за внешней очевидностью и простотой подобных утверждений, скрывается целый клубок весьма сложных и нетривиальных проблем.

Прежде всего – нестрогость и недоказуемость. Действительно, ведь никто не был ни пчелой, ни муравьем, ни обезьяной. Проникнуть «извне» в их внутренний мир мы не можем, поэтому, откуда же тогда может возникнуть уверенность, что действия этих существ не носят сознательного характера? Быть может, они думают, чувствуют, переживают, как мы, просто не могут сказать? А, может быть, и говорят, только их язык нам не понятен? Наверняка каждый из вас, хотя бы раз в жизни, задавал себе подобный вопрос.

Не случайно, поэтому, что первые научные подходы к строгому определению специфики человека как мыслящего существа, исходили не из обращения к внутренним, на опыте ненаблюдаемым мотивам и причинам действий, а к внешним формам их проявлений. В чем принципиальное отличие характера действий разумных существ в отличие от действий существ неразумных? – именно так эта проблема впервые была поставлена великим французским мыслителем Р. Декартом (1596-1650).

1.1.2. Решая эту проблему, Декарт ввел хорошо известное современному читателю понятие о рефлексах (по более поздней классификации – безусловных рефлексах) как действиях, представляющих собой биологически запрограммированные реакции живых существ на внешние раздражители. Считая, что действия животных полностью исчерпываются системой врожденных рефлексов, он с полным правом смог заявить: все неразумные живые существа представляют собой очень сложные автоматические системы, в своем поведении способные лишь реализовывать набор стандартных, готовых схем.

В итоге, в рамках нового подхода, ученые должны были раз и навсегда распрощаться со всевозможными апелляциями к «жизненным силам», «бестелесной душе», и, в своем познании живой природы, опираться исключительно на законы строгой науки. Но самое главное – концепция Декарта позволяла с совершенно по-новому сформулировать критерии отличия характера жизнедеятельности животных от характера жизнедеятельности человека.

Действительно, если суть чисто животной деятельности состоит в реализации готовых схем реакции на внешнее воздействие, то с проявлениями разума, согласно Декарту, мы сталкиваемся там и тогда, где и когда живое существо начинает активно преобразовывать имеющиеся у него схемы поведения, всякий раз по-новому решая вопрос о способе своего ответа на уникальные ситуации, задаваемые окружающим его миром. А такую - созданную вновь в некоем творческом, а, значит, и свободном акте - схему поведения объяснить сугубо автоматическими действиями уже не удастся. «Но если бы сделать машины, - писал Декарт, - которые имели сходство с нашим телом и подражали бы нашим действиям, насколько это мыслимо, то у нас все же было бы два верных средства узнать, что это не настоящие люди. Во-первых, такая машина никогда не могла бы пользоваться словами или другими знаками, сочетая их так, как это делаем мы, чтобы сообщить другим свои мысли… Во- вторых, хотя такая машина многое могла бы делать так же хорошо и, возможно, даже лучше, чем мы, в другом она непременно оказалась бы несостоятельной, и обнаружилось бы, что она действует не сознательно, а лишь благодаря расположению своих органов.» (курсив наш - К.С.)1. Таким образом, универсальность, способность мыслящего существа действовать не по шаблону, а для каждой новой ситуации находить адекватные именно ее природе схемы и формы поведения, другими словами, принципиально творческая природа любого мыслительного акта - вот что, по мнению Декарта, позволяет провести строго научное различие между поведением животных и поведением человека.

Концепция Декарта впервые позволила выделить важнейшую специфику жизнедеятельности человека – принципиальную невозможность объяснения ее способов и схем через раскрытие биологических механизмов их наследования и передачи. Человек, согласно Декарту, вовсе не обречен жить в соответствии с устройством своего организма, с расположением его органов и их специфической организацией – человек способен жить в соответствии с созданными им самим способами и схемами, и именно этот аспект делает его единственным существом, чье поведение в принципе нельзя объяснить, исходя из его индивидуального телесного устройства.



1.1.3. Однако предложенная Декартом концепция была лишь началом долгого пути к формированию строго научного представления о специфике жизнедеятельности человека, а, значит, и о принципах его научного познания. Уже современникам философа бросилась в глаза явная упрощенность большинства его утверждений. Да и каждого нашего читателя, наверное, не могли не удивить, если не покоробить, приведенные выше утверждения знаменитого француза. Неужели же верный пес, испустивший последний вздох на могиле хозяина, пожертвовал собой, повинуясь лишь бездушным, не знающим ни сострадания, ни сочувствия инстинктам? Уже в двадцатом веке все эти очевидные возражения получили строгое экспериментальное подтверждение, когда в ходе знаменитых опытов по измерению коэффициента интеллекта различных видов обезьян была установлена не только их способность к нешаблонному решению предложенных задач, но были обнаружены даже зачатки абстрактного мышления.

Таким образом, найденный Декартом критерий позволял провести более-менее строгую границу лишь между высшими и низшими животными, тогда как вопрос относительно строго научного определения специфики жизнедеятельности человека оставался открытым.

Тем не менее, дальнейший поиск шел в направлении, обозначенном именно этим мыслителем. Да, высшие животные, как и люди, способны к созданию новых поведенческих схем, но разве одинаковой оказывается дальнейшая судьба этих схем? Как было установлено в современных экспериментах, даже высшие обезьяны либо могут последовать непосредственно наблюдаемому примеру («стадная реакция»), либо воспринять или передать простейшую команду, описывающую конкретную ситуацию («опасность», «добыча» и т.д.), либо, наконец, могут развить посредством обучения у детенышей некие врожденные задатки. Но стоит исчезнуть ситуации, к которой непосредственно относилось сообщение, и подобная передача окажется принципиально невозможной, так что ни одно животное никогда не сможет сообщить другой особи то, что не наблюдается в данный момент. Именно поэтому в современной науке интеллект животных получил название ситуационного или ситуативного. Напротив, человек имеет возможность не просто сохранять найденные им (придуманные, сотворенные) оказавшиеся эффективными схемы и способы жизнедеятельности, но и передавать их (сообщать) другому человеку и даже другим поколениям, т.е. людям, с которыми у него не просто временно отсутствует непосредственная связь, но которых он не может увидеть в принципе. И именно эти, найденные предшествующими поколениями способы, схемы и средства жизнедеятельности, определяют практически весь образ жизни последующих поколений. В итоге человеческое общество оказывается уникальным образованием, в котором, в отличие от животного мира, ушедшие поколения отнюдь не исчезают полностью, а продолжают жить, правда весьма специфическим образом, в социальном (культурном) мире своих преемников. Эту уникальную черту человечества родоначальник социологии О. Конт выразил следующим знаменитым афоризмом «В обществе живые всегда управляются мертвыми». В современной социологии данная особенность человеческой жизнедеятельности получила название культурного или социального наследования.

Культурным (социальным) наследованием называется способность человека без изменения своих биологических признаков передавать (и, соответственно, воспринимать) последующим поколениям найденные и созданные вновь эффективные способы и средства жизнедеятельности.

Очевидно, что объяснить специфику жизни и общества, и человека без обращения культурному наследованию невозможно. Исследование механизмов последнего и составляет одну из важнейших задач социологии.



1.2. Специфика взаимодействия между людьми. Знак, символ, язык.

Однако для реализации этой специфической связи, во-первых, между людьми и, во-вторых, между разными поколениями, человечеству необходимо было выработать принципиально новые, по сравнению с животным миром, средства коммуникации. Тем самым мы подходим к обсуждению важнейшего вопроса наук о человеке – вопроса о природе и специфике человеческого языка и человеческого взаимодействия вообще, о принципиальных отличиях его от языка животных. Впрочем, уже сказанного достаточно, чтобы, по крайней мере в самых общих чертах дать ответ на данный вопрос.



1.2.1. Поскольку групповой образ жизни встречается не только у людей, но и у животных, между последними также должна существовать некая коммуникативная связь. Коммуникация - это процесс передачи информации от отправителя к получателю. Отправитель, цель которого заключается в том, чтобы оказать на получателя определенное воздействие, передает то или иное сообщение с помощью определенного кода. Основу любых коммуникаций, в том числе и в сообществах животных, составляет обмен знаками.

Знак – это материальный предмет (звук, изображение), выступающий в качестве представителя некоторого другого предмета, свойства, отношения, и используемый для приобретения, хранения, переработки и передачи сообщений.

Самые простые знаковые системы информируют партнеров по контактам о физиологическом состоянии организма, то есть знаки непосредственно представляют каждого из участников контактов, и только. Когда, например, пёс метит столб, остающийся запах является знаком пса, и в определенный ситуациях информирует других собак о том, кто здесь был, какого он возраста, пола, роста, и т.д. К такого рода знаковому обмену способны практически все виды животных. Очевидно, что сохраняются они и у человека. Так, например, след ботинка является знаком прошедшего по снегу человека.

Более сложные знаковые системы, возникающие у более развитых животных, позволяют в процессе контактов не только передавать информацию о собственном физиологическом состоянии, но и о каких-либо "третьих" предметах, существах, которые важны для участников контакта. Например, крик птицы способен стать сигналом опасности, или, напротив, сигналом добычи. Это знаки гораздо более высокого уровня, ибо они утрачивают непосредственную связь с тем, что ими обозначается (ведь крик уже совсем не похож ни на врага, ни на добычу). Более того, как показали современные исследования, по крайней мере, высшие приматы способны к выработке знаков, обозначающих новые, ранее неизвестные их предшественникам предметы. Создание подобного рода знаковых систем является своеобразным пределом, который, да и то весьма редко, может быть достигнут в животном мире.

В мире животных любой знак может обозначать лишь какой-то материальный предмет или ситуацию, непосредственно связанную с жизненными интересами данных (взаимодействующих) особей. Даже знаки высшего рода, о которых говорилось в предыдущем абзаце, в конечном счете, оказываются неразрывно связанными с конкретной, единичной ситуацией. Их восприятие может вызвать какое-то, генетически запрограммированное действие, но в животном мире знак никогда не может стать носителем новой схемы поведения – схемы, которая обладала бы самостоятельной ценностью и носила бы некий универсальный характер. На это способны лишь люди, ибо в их коммуникациях знаки впервые освобождаются от какой-либо привязки к конкретной, единичной ситуации. Именно благодаря этой особенности знаковых систем человека с помощью последних оказывается возможным культурное наследование.



1.2.2. Знаки, существующие исключительно в коммуникациях людей и реализующие собой культурное наследование, называются символами.

Символами называются знаки, во-первых, физически никак не связанные с тем, что они обозначают, во-вторых, изображающие не единичный предмет, а, некие всеобщие свойства и отношения, в частности, схемы и способы поведения человека.

Таким образом, если способность к знаковому обмену существует уже у животных, то способность к обмену символами появляется лишь у человека. Причем символы, используемые им, в большинстве случаев функционируют не отдельно, а образуют собой целостную систему, законы которой задают правила их образования. Такие символические системы называются языковыми. В обыденной жизни язык, как правило, отождествляют с языком словесным, или с речью. На самом деле, словесный язык является важнейшим, но не единственным средством коммуникации, ибо существует множество других языковых систем. Например, хорошо известный каждому язык жестов, без которого принципиально невозможно полноценное человеческое общение.



1.3. Проблема антропогенеза. Взаимоотношение духовного и телесного, биологического и социального начал в человеке

Язык, а, соответственно, и речь, свойственны лишь человеку. По мнению многих современных исследователей, устная речь является слишком эфемерным и неустойчивым носителем, чтобы осуществлять жизненно важную связь между поколениями. Поэтому, согласно одной из современных гипотез, именно возникновение письменной речи символизировало окончательное выделение человека из животного царства. И действительно, если практически все остальные особенности жизнедеятельности человека (изготовление простейших орудий, групповой образ жизни, наличие общения посредством звуков) мы, по крайней мере на зачаточном уровне, наблюдаем уже в мире животных, то никаких даже близких аналогов письменной речи в животных сообществах мы не наблюдаем. Другое дело, что подобная речь, по крайней мере, первоначально, могла выступать в весьма непривычном для наших сегодняшних представлений виде – в виде разрисованного и украшенного перьями идола или даже в вид скола на камне2.

Каким образом она возникла, что позволило нашему далекому предку в камне или куске дерева увидеть не просто материальное тело, интересное лишь своими физическими свойствами, а носителя своей (или чужой) мысли или чувства, позволило увидеть в нем средство обращения одного человека к другому – это и по сей день является одной из наиболее фундаментальных загадок антропогенеза.

Итак, в отличие от животных, для человека характерен не просто групповой образ жизни, и, следовательно, постоянные коммуникации людей друг с другом. Прежде всего для него характерно символически опосредованное взаимодействие (общение), причем в этом взаимодействии участвуют как ныне живущие, так и ушедшие поколения. И именно это взаимодействие, в конечном счете, определяет собой формы и способы жизнедеятельности (т.е. социальные, экономические, семейные, политические, религиозные и проч. отношения) человека. Вершина самостоятельности символа – когда его «материя», первоначально абсолютно ничем не связанная с означающим, начинает играть некую существенную роль. Ярчайший пример того – стихи.



Человек, естественно, не перестает быть биологическим существом – как все живое, он рождается и умирает, добывает себе пропитание, обустраивает свое жилище, оставляет после себя потомство. Однако рождается он не в норе, пропитание добывает не в лесу, и даже такой естественный процесс, как прием пищи, осуществляется им не с помощью чисто биологически унаследованных «орудий» – пальцев и кистей рук, а с помощью таких культурных предметов, как ложка, вилка, тарелка и т.д. Таким образом, в человеке мы должны констатировать некое единство биологической и социальной природы. Вопрос о соотношении в человеке этих двух начал и по сей день является весьма дискуссионным, так что представители различных социологических школ дали бы на него весьма разные, если не противоположные ответы. Так, с точки зрения социал-дарвинизма, такие факторы биологической жизни, как борьба за существование, естественный отбор и т.д., являются универсальными для любых сообществ живых существ, а, следовательно, определяют собой и жизнь человеческого общества. С позиций марксистской социологии, напротив, взаимная конкуренция и вражда между людьми, в конечном счете, порождаются вполне конкретными и исторически преходящими («отчужденными») социальными отношениями, поэтому, при определенном общественном устройстве, они могут исчезнуть. Согласно современным данным, многие, кажущиеся врожденными особенности человека, при более детальном рассмотрении оказываются, напротив, имеющими всецело социальное происхождение. Так, например, известный социолог Э. Дюркгейм показал, что даже такая, казалось бы, сугубо биологическая характеристика человека, как размер черепа, в среднем оказывается зависящей от социально-экономических особенностей общества, в котором он сформировался, в частности, от степени развитости в этом обществе разделения труда. Чем выше это разделение, тем, во-первых, в большей степени в этом обществе различаются размеры мужских и женских черепов, во-вторых, оказывается большим разброс в размерах черепов у представителей одного пола. Однако, верно и обратное: многое из того, что кажется чисто социальным явлением (структура лидерства в малых группах и проч.), по данным современной социобиологии, существует уже в сообществах животных.

1.4. Способность к созданию символов и, соответственно, к культурному наследованию, является важнейшим, но далеко не единственным отличием человека от животных. Создание новых поведенческих схем достаточно быстро исчерпало бы свою эффективность, не обладай человек способностью к созданию принципиально новых орудий деятельности или орудий труда. Именно благодаря орудиям труда и труду вообще человек окончательно выделился из животного царства и начал жить по законам созданного им самим социального мира. (В рамках так называемой трудовой теории возникновения человека именно орудийная деятельность, а вовсе не создание символов, считается решающим фактором в возникновении человека).

Трудовая деятельность позволила человеку материализовать свою способность к созданию и сохранению новых способов своей жизнедеятельности и, окончательно выделившись из животного царства, начать жить по законам созданного им самим социального мира. Животные, очевидно, так же способны к преобразованию материальных предметов, однако специфика трудовой деятельности человека состоит в том, что она опирается на искусственно созданные орудия труда. Изготовление таких орудий предполагает наличие у человека способности к так называемой «целесообразной деятельности второго порядка». В отличие от деятельности первого порядка, для которой характерна ориентация на достижение целей, связанных с удовлетворением непосредственных жизненных нужд, деятельность второго порядка предполагает ориентацию на цели, имеющие лишь косвенное (вторичное) отношение к удовлетворению этих потребностей.



Тема 2. Социальные группы и социальные отношения. Понятие социальных отношений. Социальная группа как основной носитель социальных отношений. Основные признаки социальной группы. Типология социальных групп, понятие малой группы. Средние и большие группы, локальные, дислокальные, постоянные - временные, первичные -вторичные, целевые, формальные – неформальные; критерии выделения.

2.1. Центральным в социологии является понятие социальной группы. Для того чтобы определить это понятие, необходимо ввести ряд терминов: социальная категория, социальная общность, квазигруппа (агрегат).

Индивид - единичное человеческое существо. Нет необходимости вводить более содержательное определение - каждый человек является индивидом, взаимодействует с другими индивидами и имеет достаточно определенное интуитивное представление об индивидуальности.

Любое общество состоит из множества индивидов. Совокупность индивидов, объединяемых по какому-либо признаку, называется социальной категорией. Социальная категория - самое бедное из социологических понятий. Отнесение к какой-либо категории не предполагает, что индивиды, входящие в нее, ведут совместную деятельность, общаются друг с другом, либо даже вообще знают о том, что кто-то объединяет их в подобную категорию. Таким образом, хотя представители некоторых категорий вполне могут осознавать свою общность (например, больные спидом, или иммигранты), существуют категории, объединяющие людей только в голове исследователя (например, совокупность всех людей, фамилия которых начинается на букву А).

Если индивиды, принадлежащие к какой-либо категории, осознают свое единство, взаимодействуют друг с другом, то они составляют социальную общность. Наиболее важной формой социальной общности является социальная группа.

Группа социальная - категория индивидов, которые определенным образом взаимодействуют друг с другом, ощущают свою принадлежность к группе и воспринимаются другими как члены данной группы. Определение социальной группы включает три основных элемента:

- взаимодействие - то есть информационные контакты, осуществляемые с помощью знаковых систем ("языков");

- членство, то есть наличие групповой культуры, проявляющейся в системе знаков (символов), с помощью которых члены данной группы отличают друг друга от представителей других групп;

- идентичность, то есть совокупность признаков, по которым индивиды, не входящие в какую-либо группу, отличают членов этой группы (или в принципе могут это сделать).

Знаки, по которым определяется членство в группе, и которые лежат в основе идентификации, могут совпадать, а могут и не совпадать друг с другом. Например, члены организации отличают друг друга по удостоверению, а не-члены идентифицируют их по форме одежды.

Почему же социологи отмечают именно эти признаки, определяя понятие "социальная группа"? Прежде всего, потому, что поведение социальных общностей, обладающих тремя указанными качествами, подчиняется некоторым общим закономерностям, которые не присущи общностям других типов, и которые действуют, независимо от конкретной природы той или иной группы. Другими словами, криминальная банда и группа ученых, составляющих научную школу, футбольная команда и компания детей, строящих снежную крепость, в сходных ситуациях, как правило, принимают примерно одинаковые решения и в каждой из этих групп протекают сходные процессы.



2.2. Взаимодействие как основа формирования социальных групп

Между индивидами, входящими в некоторые социальные категории, существует взаимодействие. Это взаимодействие может быть непосредственным (физическим) и символическим, осуществляемым с помощью языка (См. Тему 1).

Именно наличие устной и письменной речи, живых и искусственных языков, делает человека человеком. Наличие языка позволяет человеческим сообществам быстро и эффективно приспосабливаться к изменяющейся внешней среде. Вариативность культуры обеспечивала человеку преимущества перед животным миром в процессе эволюции.

Человек - существо физически слабое и, по сравнению со многими другими животными, было мало приспособлено к выживанию в агрессивной среде. Поэтому даже на самых ранних этапах развития люди стремились держаться группами, примерно как современные обезъяны-приматы - шимпанзе, орангутанги, гориллы. Такая группа могла складываться вокруг старшего мужчины, или вокруг старшей женщины, и включала обычно 5-8 человек.

Язык был нужен человеку для того, чтобы поддерживать существование своей группы:

- во-первых, общаться, передавая важные сообщения;

- во- вторых, отличать членов своей группы;

- в-третьих, различать другие такие же группы, живущие или кочующие по соседству.

Для последних двух целей использовался не только разговорный язык, но и другие символические системы: татуировки, украшения, формы одежды и т.д.

Уже на самых ранних этапах развития человечества сложилась форма объединения людей, называемая сейчас "социальной группой".

Человек, как и любое живое существо, постоянно действует; все виды его деятельности обозначаются общим термином "поведение".

В самом общем виде поведением называется внешне заметный ответ организма животного либо человека на воздействие окружающей среды.

Все поведение людей условно можно разделить на "вербальное", то есть осуществляемое с помощью речи, языка; и невербальное - связанное с прямым физическим воздействием. Кроме того, поведение может быть внутрисоциальным. то есть направленным на других членов социальной общности, группы, и внешним, направленным на объекты природы.

Чем более развито общество, тем большее значение в жизни индивида имеет вербальное и внутрисоциальное поведение, тем меньшее - невербальное и внешнее. Даже в обществе примитивных охотников и собирателей все основные процедуры, связанные с добыванием и приготовлением пищи, с защитой организма и воспроизводством рода, всегда "обставлены" ритуалами, мифами, то есть вербальными формами поведения, которые организуются социальными группами и осуществляются внутри групп. Поэтому в дальнейшем, говоря о поведении, мы будем иметь в виду, прежде всего внутрисоциальное поведение, осуществляемое в той или иной форме через посредство языка.

Люди, образующие какую-либо социальную группу, постоянно обмениваются сообщениями и как-либо реагируют на эти сообщения. Их действия в процессе общения мы и будем называть "поведением".

В ответ на каждое "сообщение", которое может выражаться через разговорный язык или любую другую знаковую систему, используемую в данном обществе, получатель отвечает встречным сообщением. Отсутствие какой-либо реакции также является сообщением. Таким образом осуществляется механизм обратной связи.

Представим себе, что на Ваше приглашение сходить в кино Ваша подруга один раз согласится, в другой раз – бросит трубку, третий раз согласится, но не явится на встречу, а в четвертый – явится на нее, но со своим новым другом, а затем позвонит Вам и устроит сцену, потому что Вы ее совсем забыли. Вряд ли Вы захотите долго встречаться с такой девушкой, и ваша маленькая группа распадется. Любая социальная группа, как и общество в целом, может существовать лишь тогда, когда реакция на каждое "сообщение" находится в каких-то определенных рамках, то есть когда отправитель сообщения примерно ожидает, какие могут быть реакции, и что именно означает каждая из них.

Три указанных формальных признака лишь в самом общем виде характеризуют социальную группу. Для формирования социальной группы необходимо определенное время и определенные условия. Несколько незнакомых друг с другом человек, получившие какой-нибудь знак отличия, и собранные 5 минут назад в общем помещении, еще не образуют группу. Для этого они должны достаточно долго (хотя бы несколько часов) взаимодействовать друг с другом и выработать общие ролевые ожидания, нормы и ценности.

Помимо социальных групп, в обществе действуют так называемые "квазигруппы" (или агрегаты) - социальные общности обладающие некоторыми, но не всеми, признаками социальной группы, или в которых отдельные признаки группы выражены не в полной мере. Между агрегатами и группами (особенно большими) существует достаточно тонкая грань; нередко квазигруппы превращаются в группы, и наоборот. К квазигруппам относятся: аудитория, толпа, круги общения, и т.д.

Рассматривая понятие "социальная группа" важно учитывать не только то, какие признаки обязательны для группы, но и то, какие не обязательны.

Не обязательно, например, чтобы группа имела общую цель деятельности, чтобы ее члены находились в одном помещении или вообще в ограниченном пространстве, и чтобы они были лично знакомы друг с другом. Например, группа шахматистов-любителей, проводящих турнир в Интернет, и выступающих под условными кодами, безусловно, являются социальной группой, однако участники такого турнира могут быть представителями разных стран и социальных слоев, они могут никогда не встречаться друг с другом в реальном мире. И, тем не менее, они имеют четкий принцип идентификации (появление на определенном сайте и участие турнире); у них существует канал взаимодействия, в котором они общаются посредством известного каждому из них языка (правила шахматной игры); наконец, каждый посетитель сайта легко отличит тех, кто участвует в данном турнире от "случайных гостей".

2.3. Группы и подгруппы

Границы любой группы должны быть четко определены, то есть относительно каждого индивида должно быть известно, является ли он членом данной группы, однако это не значит, что у исследователей и самих участников ситуации не возникает с этим проблем.

Главная из них - соотношение групп и подгрупп. В современном обществе почти всякая группа является подгруппой, то есть частью какой-либо более широкой группы; и наоборот, многие группы, особенно средние и большие, состоят из множества подгрупп.

В качестве примера можно привести игроков двух комад, участвующих в футбольном матче.

Является ли группой каждая из играющих команд? Безусловно, да, поскольку она отвечает требованиям, предъявляемым к группе - между игроками есть определенное взаимодействие, игроки каждой команды отличают друг друга от игроков другой команды, судей и зрителей.

Правомерно, однако, задать такой вопрос: а игроки двух команд, рассматриваемые вместе, являются ли группой?

Согласно определению группы, конечно - да! Каждая из играющих команд является подгруппой данной более широкой группы.

Наконец, мы можем включить в это множество и судей. Судьи, вместе с игроками обеих команд, также составляют социальную группу и сами по себе составляют ее подгруппу. В каждой из этих групп действуют свои нормы, ценности, выработаны свои ролевые ожидания. Они, безусловно, пересекаются, однако полностью не совпадают, и могут даже противоречить друг-другу. Например, ролевое ожидание по отношению к защитнику какой-либо команды состоит в том, что он должен опекать какого-либо определенного форварда; однако это может не совпадать с ожиданиями игроков противоположной команды, а судей вообще не интересует кто кого опекает. Согласно ролевым ожиданиям своих игроков, защитник может пойти на незначительное нарушение правил, чтобы остановить атаку соперника, грозящую неминуемым голом. Судья же ожидает от защитника четкого соблюдения правил.



2.4. Типология социальных групп

Группы различаются по их пространственной организации. Существуют локальные группы, которые предполагают обязательное физическое присутствие входящих в них индивидов в одном месте и в одно и то же время (например, фокус-группа, или группа испытуемых в социально-психологическом эксперименте). В то же время существуют частично или полностью дислокальные группы. Например, радиолюбители, осуществляющие связь на любительских частотах и выступающие под собственными кодами.

Существенно различаются группы и по времени своего существования. Можно выделить: постоянные межпоколенные, постоянные внутрипоколенные, временные, случайные, спорадические [Робер, 59].

2.4.1. Большие - средние - малые группы

Одним из основных критериев типологии групп является их численность. К малым группам обычно относятся такие, численность которых не превышает 10-12 человек; средние группы включают от нескольких десятков до нескольких сотен человек; наконец, большие группы могут состоять из нескольких сотен человек (не менее 200-300), верхний предел численности больших групп не определен. Реально максимально большой социальной группой, изучаемой социологами, является общество, то есть группа, насчитывающая порядка миллионов или десятков миллионов человек. Наиболее часто социологи изучают большие социальные группы, включающие от нескольких тысяч до нескольких сотен тысяч человек.

Однако критерий численности - это лишь формальный индикатор различия между большими, малыми и средними группами. Именно из-за его формальности невозможно точно указать, где именно лежит численная граница между малыми и средними, средними и большими группами. Численность лишь отражает качественные различия в возможностях непосредственного межличностного общения в группах разной численности, в частности, разные возможности обратной связи.

В малых группах каждый ее член может непосредственно контактировать с любым другим членом той же группы; в частности, он всегда может среагировать на поведение любого из членов, и, свою очередь, наблюдать, как реагирует на его поведение каждый член группы. Таким образом, в малой группе существует постоянно действующая система прямой и обратной связи между каждым и каждым членом.

Возможности такой связи ограничиваются, с одной стороны, эффективностью каналов связи между индивидами; с другой - размером группы. Когда численность ее превышает 10 человек, каждому ее члену становится в принципе трудно следить за реакцией отдельных его "согруппников", и он вынужден воспринимать группу как нечто целое. Кроме того, в такой группе легче образуются коалиции, подгруппы, и она реже представляет собой целостный монолит. Именно поэтому опытные руководители стараются не включать в состав работающих коллективов, комиссий, и т.д., если от них требуется эффективная и быстрая работа, более 10 человек. Когда коллектив или группа имеют большую численность, их обычно разделяют на подгруппы (подкомиссии, бригады, звенья, и т.д.)



Средние группы - это такие, в которых каждый член в принципе может знать каждого другого человека, входящего в группу, в лицо (или по каким-либо другим признакам, например, по условному коду), но не может отследить реакцию каждого из них на отдельный элемент своего поведения - для этого группа слишком велика.

И, наконец, большая группа - это такая группа, в которой отдельные ее члены в принципе не могут быть лично знакомы друг с другом.

Различия между малыми, средними и большими группами состоят прежде всего в характере информационных процессов. Тесное межличностное общение в малых группах позволяет им вырабатывать нормы и ценности, а также образцы поведения, осуществлять социальный контроль более эффективно, чем в средних и особенно в больших группах. Более того, можно утверждать, что большие и средние группы только тогда могут демонстрировать образцы организованного поведения, формировать устойчивые внутригрупповые нормы и ценности, когда сами они включают малые группы в качестве элементов своей структуры (мезоструктура).

Из сказанного становится ясным, почему численность сама по себе не всегда позволяет однозначно отнести ту или иную группу к большой, малой или средней. Взаимодействие в группе численностью в 15-20 человек можно организовать таким образом, что она будет вести себя как малая группа. То есть каждый входящий в нее индивид сможет точно знать, как относится к каждому его поступку каждый другой член данной группы.

С другой стороны, если в группе численностью 10 человек не наладить эффективного механизма межличностного общения, вполне может оказаться, что она будет вести себя как средняя по численности группа, когда, например, индивид будет скорее реагировать на некое усредненное мнение группы, чем на мнение каждого отдельного ее члена.

2.4.2. Все социальные группы делятся на целевые и нецелевые. Как уже отмечалось, наличие четко сформулированной обшегрупповой цели не обязательно для того, чтобы какая-либо общность людей считалась социальной группой. Однако, группы, имеющие такую цель, играют очень большую роль в обществе и поэтому часто оказываются объектом изучения социологов. Причина состоит в том, что поведение целевых групп подчиняется целому ряду закономерностей, которые не наблюдаются среди нецелевых групп.

Цель лишь тогда может считаться общегрупповой, когда она достаточно четко сформулирована и осознается хотя бы частью членов группы (не обязательно всеми!). Цель деятельности может быть задана как самой группой, так и предложена (или навязана) ей извне.

Каждый человек, находясь в группе, осуществляет некоторую целесообразную деятельность, хотя он далеко не всегда четко осознает и формулирует для себя свои цели.

Совпадение целей отдельных индивидов еще не означает, что цели каждого из них являются общегрупповой целью.

Если же общегрупповая цель существует, она очень редко является "равнодействующей" индивидуальных целей. Группы имеют собственные цели; как правило, индивиды вынуждены "подстраивать" свои индивидуальные цели под цель деятельности группы.

Граница между целевыми и нецелевыми группами весьма условна. Группа может быть создана как нецелевая, а затем может выработать для себя (или получить извне) цель своей деятельности. И наоборот, целевая группа может со временем утратить эту цель, но, тем не менее, сохраниться как группа (например, регулярно встречающиеся и взаимодействующие друг с другом члены воинского подразделения, спортивной команды, и т.д.). Очень часто истинные цели группы бывают известны далеко не всем ее членам, и тем не менее она существует как целевая.



2.4.3. В социологии выделяются также формальные и неформальные группы.

Как целевые, так и нецелевые группы могут быть формальными и неформальными. Под формальными группами мы, в соответствии с существующей традицией, будем понимать группы, отличающиеся следующими особенностями:



- нормы, ценности, роли группы четко формализованы, то есть закреплены в текстах;

- нормы, ценности и роли группы определяются внешними по отношению к группе агентами (другими группами, государством, и т.д.)

Соответственно, неформальные группы - это такие группы, которые не имеют четких закрепленных ролевых ожиданий, нормативной и ценостной (целевой) базы; кроме того, неформальные группы сами вырабатывают свою ценностно-нормативную базу и ролевую структуру.



2.4.4. С понятием формальных и неформальных групп тесно связано понятия "первичных" и "вторичных" групп. Если деление на формальные и неформальные характеризует объективную структуру групп, то первичные и вторичные группы определяются по отношению к входящим в них индивидам, составляющим эти группы. Неформальная группа всегда является первичной, а формальная - вторичной.

Среди признаков, отличающих первичную группу от вторичной обычно называются следующие:

Первичные Вторичные

Численность только малые любые

Целеполагание нецелевые целевые

Кол-во ролей

у каждого члена много мало

ролевые ожидания нечеткие четко определенные

формализация низкая высокая
Социологи давно заметили, что в реальной жизни практически не встречается групп, которые были бы исключительно первичными и неформальными, или наоборот, полностью соответствовали бы требованиям вторичной формальной группы. Безусловно, семья является преимущественно неформальной группой; однако в значительной степени права и обязанности членов семей регулируются соответствующими юридическими нормами, а сам факт создания семьи в современном обществе фиксируется актом учета гражданского состояния. Наоборот, частная фирма или государственное учреждение - это прежде всего формальные группы, однако и в них нередко складываются межличностные отношения, далеко выходящие за рамки чисто формальных. Поэтому каждая реальная социальная группа находится как бы на шкале, на континууме, в зависимости от того, какие отношения - формальные или неформальные - превалируют в повседневной деятельности данной группы. Семья, с этой точки зрения, будет ближе к "неформальному" полюсу, а штат организации наоборот к "формальному".

Формальные вторичные группы, как правило, бывают целевыми, в то время неформальные первичные - нецелевыми. Однако это соответствие совсем не жесткое, не обязательное. Например, группа самодеятельных туристов - путешественников является целевой по преимуществу неформальной группой. В то же время участники описанного выше шахматного (или покерного) турнира в Интернет являются нецелевой формальной (вторичной) группой.



2.4.5. Референтные группы - группы, на нормы и ценности которых ориентируется индивид (см. Тему 5). Каждый индивид может иметь множество референтных групп; однако он не обязательно является их членом. Например, для христиан Христос и его апостолы являются референтной группой; для части молодежи референтными являются актерские круги Голливуда, мир известных спортсменов или предпринимателей. В то же время референтными могут быть такие группы как собственная родительская семья или компания сверстников. Референтная группа может быть даже воображаемой (Средиземье Толкиена) или существовавшей в прошлом.

Тема 3. Социальные роли, нормы и ценности. Понятие социальной роли. Роль и группа. Ролевое напряжение, причины возникновения, основные типы. Способы снятия ролевых напряжений. Социальные нормы и ценности. Нормы формальные и неформальные. Понятие терминальных и инструментальных ценностей. Структура социальной группы, основные механизмы ее функционирования. Устойчивость социальной группы. Групповая динамика. Понятие лидерства.

3. Роли социальные

3.1. Роль (социальная) - поведение, которое ожидается от каждого человека, являющегося членом данной социальной группы. Другими словами, социальная роль - это устойчивая система реакций на определенное поведение, осуществляемая с помощью механизма обратной связи.

Социальная роль - это не свойство отдельного индивида, и очень редко - общества в целом; это всегда система поведения, принятая в определенной группе, то есть социальная роль - это элемент определенной социальной группы.

Социальные роли сложились тогда же, когда сформировались и первые человеческие коллективы.

Круг интересов членов первобытного общества был достаточно узок. И выжить они могли только в составе своей группы. Каждый член группы, посылая сообщение другому ее члену, ждал от него соответствующей реакции - поведения. Если ребенок просил маму покормить его - она должна была это сделать, иначе дети будут умирать и группа прекратит свое существование. Если старший мужчина в группе (который, кстати, может быть и отцом ребенка) попросит его помочь натянуть лук, он должен это сделать, иначе все останутся без еды, и т.д.

Таким образом, по отношению к каждому члену группы у остальных ее членов складывалась устойчивая система ожиданий того, как он должен вести себя в ответ на то иное сообщение или на какое-либо событие во внешней среде. Группа не могла выжить, если бы каждый ее член вел себя как хотел, или стремился бы обмануть группу - результатом такого поведения была бы гибель всей группы, или изгнание индивида из группы, что в тех условиях было равносильно гибели его самого.

Таким образом, именно социальная роль, а не индивид, является основным элементом социальной группы. Совокупность индивидов - это как бы субстрат, на котором базируется группа. Исследования ролевых структур малых социальных групп позволили сделать следующие выводы:

1. Роль автономна по отношению к индивиду: индивид может уйти, а роль - останется; человек может не соответствовать требованиям роли.

2. Человек может последовательно играть несколько ролей в одной и той же группе.

3. К конкретному индивиду могут одновременно предъявляться ролевые ожидания, относящиеся к разным, часто противоречащим друг другу ролям.

4. Человек может одновременно играть социальные роли в нескольких группах, и эти роли могут как сочетаться, так и противоречить друг другу.



3.2. Ролевые структуры группы

Основной вклад в изучение ролевых структур групп внесла социальная психология - наука, очень близкая к социологии. Наиболее часто объектом изучения становились малые неформальные и формальные группы. В некоторых исследованиях изучались "искусственные" группы, специально созданные для проведения эксперимента; в других - "естественные" (бригады, студенческие группы, и т.д.). Первый подход характерен для американских исследователей, второй - для европейских.

Роли образуют определенную структуру - сеть устойчивых связей и отношений между отдельными ролями. Часто эта структура является иерархией, то есть выделяются роли лидеров, приближенных к ним лиц (хранитель норм - "цензор", судья - "экзекутор", и др.), рядовых членов группы - "конформисты", а также тех, кто находится в самом низу лестницы ("козел отпущения", "изгой"), или вообще вне основной иерархии ("девианты").

Теоретический подход и эмпирическая методика, позволяющие изучать ролевые структуры группы, были предложены в 30-е годы XX в. американским психологом, эмигрантом из Венгрии, Джекобом Морено, и получили название "Социометрия".



3.2.1. Изучение лидерства

Наибольшее внимание уделялось изучению роли лидера и ее влиянию на группу в целом.

В конце 30-х - начале 40-х годов XX в. актуальной стала проблема влияния типа лидерства на поведение группы. Эта актуальность вызывалась как политическими причинами (доминированием авторитарных режимов в ряде стран), так и проблемами выбора оптимального типа руководства компаниями (противостоянием "фордизма" и "концепции человеческих отношений"). Этими вопросами занялся Курт Левин - американский психолог, эмигрировавший из Германии. Он выделил три типа лидерства - авторитарный, при котором решение принимается формальным лидером, демократический (решение принимается большинством) и попустительский (не устанавливается правил принятия решения, каждый участник эксперимента действует на свое усмотрение). Объектом исследования были искусственно сформированные группы подростков, решавших игровые задачи.

Тип лидерства в каждой группе задавался самими экспериментаторами. Их интересовали проявления агрессивности в поведении детей, в зависимости от типа лидерства и от того, как происходит смена этого типа.

Исследования К. Левина показали, что меньше всего агрессивности наблюдается при авторитарном типе лидерства, а больше всего - при смене авторитарного на демократический или попустительский.

3.2.2. Дуализм группы

Одним из важнейших свойств целевой группы (то есть группы, созданной для реализации какой-либо задачи, или поставившей перед собой такую задачу уже после создания), является ее дуализм. Экспериментально доказано, что в целевых группах (формальных и неформальных) выделяются два типа лидеров, - "инструментальный" и "экспрессивный", т.е. нормальная группа биполярна. В целевой группе человек выполняет некоторые функции (роли), связанные с решением общегрупповой задачи, и в то же время группа оказывает на него психологическое воздействие, сам индивид стремится психологически самореализоваться. Эти две стороны групповой жизни человека далеко не всегда совпадают. Стремление человека максимально помочь в достижении общегрупповой цели может подавлять его личные стремления, и наоборот - попытка самореализации может мешать достижению общей цели.

Кроме того, в ходе реализации ролевых ожиданий, связанных с достижением общегрупповой цели, между членами группы могут возникать трения, которые будут проявляться как во внутригрупповых конфликтах, так и в ролевом напряжении.

Различие инструментальных и экспрессивных функций группы по отношению к индивиду есть ее фундаментальное свойство.

Инструментальный лидер отвечает за достижение группой поставленных перед нею задач, а экспрессивный – за поддержание благоприятного психологического климата.

3.3. Размер и коммуникативная структура группы. Исследования показали, что устойчивость группы и уровень напряжения в ней зависят от ее численности. Наиболее устойчивыми и неконфликтными оказались группы численностью в 5 человек. В них всегда выделяется лидер, формирующий вокруг себя большинство; и в то же время сохраняется возможность непосредственных контактов каждого с каждым.

В малых группах по-разному могут быть организованы коммуникативные цепи. Исследования показали, что наиболее эффективно действуют группы, организованные по принципу "колеса", когда один из участников (лидер) находится в центре группы, а все остальные общаются не непосредственно друг с другом, а через лидера.



3.4. Ролевое напряжение (ролевой конфликт).

В процессе выполнения индивидом своих социальных ролей он часто испытывает определенное психологическое напряжение, которое иногда не вполне корректно называется "ролевым конфликтом".



Ролевое напряжение – это результат несоответствия между личностными характеристиками и установками личности, с одной стороны, и ролевыми ожиданиями по отношению к нему со стороны групп (группы), в которые он входит, с другой.

В отличие от групповых конфликтов, которые всегда имеют открытое проявление, ролевое напряжение протекает на психологическом уровне, как бы "внутри" человека, и не обязательно выражается в прямых действиях.

Можно выделить два типа ролевых напряжений: в пределах одной роли и между различными ролями, играемыми человеком в одной или нескольких группах.

3.4.1. Внутриролевое напряжение возникает тогда, когда поведение члена группы не соответствует ролевым ожиданиям данной группы.

Причинами возникновения внутриролевого напряжения являются:

- неадекватная подготовка или отбор личностей, призванных исполнять ту или иную роль;

- нежелание человека исполнять роль, отводимую ему в группе;

- наличие в самих ролевых ожиданиях внутренних противоречий, когда группа пытается "сконструировать" роль, выполнить которую невозможно. Причиной этого может быть несформированность и неустойчивость многих групп в современном обществе и, как следствие, противоречивость многих ролевых позиций. В современном обществе, в отличие от традиционного, социальные группы в среднем существуют гораздо меньший промежуток времени, чаще распадаются и возникают снова, и поэтому нормы и ценности в них часто оказываются недостаточно согласованными друг с другом. Например, ввиду недостаточной институализации современной семьи, часто возникает ситуация, когда от одного из членов (или от нескольких) ожидаются действия, не совместимые друг с другом. От женщины-бизнесмена ждут высоких заработков, и в то же время не снимают с нее хозяйственных обязанностей по дому.

3.4.2. Другой формой ролевого напряжения является межролевое напряжение.

Межролевое напряжение - это явление, при котором человек вынужден играть две или более социальных ролей, основные требования которых по существенным параметрам не согласуются или даже противоречат друг другу. Причинами межролевого напряжения может быть:

- включенность человека в две или более группы, ролевые ожидания в которых по отношению к данному индивиду противоречат друг другу. Назовем такую ситуацию межролевым напряжением первого типа;

- попытка играть две или более несовместимые роли в пределах одной группы - межролевое напряжение второго типа.

Характер и интенсивность межролевого напряжения во многом определяется соотношением между группами и/или ролями, принадлежность к которым его вызывает. Группы, одновременное участие в которых ведет к ролевому напряжению, могут находится в конфликтных отношениях; они могут не пересекаться по интересам; наконец, большая часть их членов может даже не подозревать о существовании друг друга. Чем сложнее групповая структура общества, чем больше в нем взаимонезависимых и несоподчиненных групп, тем больше вероятность возникновения внутриролевого напряжения первого типа. Этому способствует мозаичность групповой структуры современного общества.

В современном обществе, в отличие от традиционного, человек входит во множество относительно независимых групп. В результате человек часто оказывается как бы на пересечении требований различных групп, каждая из которых требует от него того, что не приветствуется в другой группе. Например, семья может требовать от мужа, чтобы он уделял ей максимум времени, в то время как его профессиональные круги или друзья по хобби, в свою очередь, могут ожидать от него повышенного внимания к своим сферам.

Как лучше всего выйти из ситуации ролевого напряжения - зависит от того, с каким его типом мы имеем дело. Так, например, в случае несоответствия одного или нескольких индивидов требованиям какой-либо социальной роли (ролей) целесообразно усовершенствовать механизмы отбора "исполнителей".

Если же ролевой конфликт вызван несформированностью ролевых требований, то основное внимание следует уделить уточнению роли, приведению отдельных ее элементов в соответствие друг с другом (рационализация роли); или разделению ролей - распределению требований, предъявляемых каждому индивиду, на две и более роли, играемые разными индивидами.

Выходом из ситуации ролевого напряжения может быть также непрерывная социализация (то есть, предварительная подготовка к исполнению все новых и новых ролей).

Межролевое напряжение всегда ведет к внутриролевому, поскольку вызывает несоответсвие одной или обеим ролям. Внутриролевое напряжение не обязательно ведет к межролевому.

3.5. Социальные ценности. Один из главных вопросов, ответить на который пытались социологи ХХ века, состоит в том, как и почему поддерживается порядок и стабильность в обществе, какие механизмы этому способствуют. Некоторые социологи и экономисты считают, что "рынок сам все расставит на свои места", то есть что достаточно "запустить" рыночный механизм, и в обществе автоматически установится система отношений между людьми, которая будет удовлетворять всех, или по крайней мере абсолютное большинство населения. Попытку претворения такого подхода в жизнь мы воочию наблюдали в России в последние 90-е годы XX века.

Однако большинство социологов, и прежде всего классики социологической науки - Дюркгейм, Вебер, Маркс, Парсонс - были с этим категорически не согласны. Они считали, что, как в каждой группе, составляющей ячейку общества, так и в обществе в целом, действуют специальные механизмы, обеспечивающие стабильность и порядок. К таким механизмам относится прежде всего механизм социального контроля, базирующийся на системах ценностей и норм.



Ценности - разделяемые в обществе (группе) убеждения относительно целей, к которым люди должны стремиться, и основных средств их достижения.

В социологии принято выделять терминальные и инструментальные ценности.



Терминальные ценности - это те цели, стремление к которым одобряется в данной социальной группе (обществе).

Инструментальные ценности - это средства, использование которых считается допустимым (или одобряется).

Как видим, понятие "терминальных ценностей" тесно связано с целями деятельности.

3.5.1. Групповые и индивидуальные цели как ценности.

В целевых группах общая цель является основной терминальной групповой ценностью.

Каждая социальная группа поддерживает определенные личные цели как индивидуальные ценности; в то же время достижение обшей цели рассматривается как общегрупповая ценность. Таким образом, ценности, как и цели, бывают общегрупповые и индивидуальные.

Индивидуальный характер ценности не означает, что она не должна быть признана группой. Если цели (индивидуальные или групповые) закрепляются в групповом сознании и воспринимаются как объективно существующие и определяющие поведение человека или группы, то они превращаяются в терминальные ценности.

Если какой-либо член группы преследует свои цели, непонятные и не принятые в данной группе (или даже неизвестные ей), то такие цели не являются ценностями. Например, если в компании чисто прагматических "бизнесменов", заинтересованных только в том, как поделить дешевый кредит, появляется человек, желающий заняться благотворительной деятельностью и развитием культурной среды, и пытающийся получить деньги под эти цели, такие цели не будут выступать как ценности для данной группы.

И если привычной "инструментальной ценностью" в такой группе является "стрелка", то вряд ли совместная молитва (которая в принципе так же могла бы разрешить проблему) будет воспринята как инструментальная ценность, хотя наш меценат вполне может ее предложить.



3.5.2. Система ценностей

Ни одна группа не может существовать без выработки собственной системы ценностей, определяющих как индивидуальное, так и общегрупповое поведение. И наоборот, в любой социальной группе, существующей достаточно длительное время, неизбежно вырабатывается система ценностей, как "узаконенных", конвенциальных целей и средств их достижения.

Группа никогда не принимает лишь одну ценность. Ценностей всегда несколько, иногда даже очень много. Ценности, принимаемые той или иной группой, образуют систему ценностей.

Почти никогда не бывает так, чтобы отдельная группа вырабатывала систему ценностей, изолированную от других групп данного общества. Подавляющую часть своих ценностей она воспринимает в обществе, к которому принадлежит.

Тот факт, что ценности образуют систему, не означает, что отдельные ценности не могут противоречить друг другу.

Значение системы ценностей в обществе или отдельно взятой социальной группе нагляднее всего проявляется в случае разрушения этой системы.



Аномия - это утрата значительной частью общества или социальной группы центральных для системы ценностных ориентаций. Э. Дюркгейм считал, что причиной возникновения аномии может быть разрушение ценностной системы общества или отдельных составляющих его групп.

В то же время, Р. Мертон подчеркнул, что в современном обществе аномия возникает не в результате разрушения существующей системы ценностей, а как естественное следствие несогласованности терминальных и инструментальных ценностей, то есть из-за невозможности добиваться одобряемых целей с помощью допустимых средств.



Каталог: data -> 2009
2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
2009 -> Психология индивидуальности
2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
2009 -> Министерство экономического


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница