Совершенствование методов лечения алкоголизма без желания пациента



страница7/9
Дата21.05.2016
Размер1.62 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Способы достижения ремиссий

В любой стадии алкоголизма известны следующие причины наступления ремиссии: ухудшение физического состояния, исчезновение влечения к опьянению (III стадия), исчезновение эйфоризирующего действия алкоголя, резкое ослабление влечения к опьянению, ухудшение самочувствия после алкогольного эксцесса (после 60 лет), наличие другого психического заболевания (шизофрения, эндогенные аффективные расстройства). Например, прекращение пьянства может быть обусловлено резким изменением эмоционального состояния (исчезновение эндогенно обусловленной депрессии, появление гипомании). Чаще всего ремиссии наступают в результате воздействия социальных факторов (угроза лишиться семьи, работы, социального положения, материального благополучия).

Способствуют наступлению ремиссии следующие факторы: отсутствие выраженных алкогольных изменений личности; наличие хотя бы частичной критики к заболеванию; достаточно высокий уровень социально-трудовой адаптации, хорошие внутрисемейные отношения; наличие высшего образование или высокой квалификации; некоторые личностные особенности (стеничность, упорство в достижении цели, известная ригидность, интроверсия в сочетании с активностью, гипертимия, самостоятельность суждений, выраженность инди­видуальных черт характера, разнообразие интересов, отсутствие повышенной внушаемости, наличие позитивных увлечений, повышенное внимание к состоянию здоровья, заинтересованность в сохранении социального положения и материального благополучия). Особенно благоприятно сочетание нескольких факторов.

Терапевтической считают ремиссию, наступившую после специального терапевтического вмешательства [6, с. 45].

Таким образом, для достижения терапевтической ремиссии представляется наиболее полезным воздействие на личность в целом посредством проведения социотерапевтических мероприятий. Речь идет о коррекции созависимых отношений, нарушенных внутрисемейных коммуникаций, выведении отношений в семье на функциональный уровень.

Необходимым условием для достижения терапевтической ремиссии с высокой эффективностью, помимо преодоления алкогольной анозогнозии, является еще и коррекция созависимости.

Большинство методик, оторванных от воздействия на личность в целом, представляют собой разные варианты временного подавления влечения к спиртным напиткам. Их используют без достаточного учета и анализа механизмов формирования болезненного влечения к алкоголю и всего комплекса факторов, приводящих к нему. Другие средства (тетурам и др.) рассчитаны на временный страх перед алкоголем с использованием периода воздержания для психотерапевтического воздействия и надеждой на то, что со временем при воздержании влечение к алкоголю уменьшится [1, с. 403].



    1. Методы подавления влечения к алкоголю

В течение многих лет в наркологии используются психотерапевтические методики, обозначаемые термином «эмоционально-стрессовые». Из них особую группу составляют так называемые опосредованные, или «радикальные» психотерапевтические методики: имплантация препарата «Эспераль», различных инородных тел, введение медикаментозных комплексов «Торпедо», кодирование и др. Общим для всех этих методик является подавление влечения к алкоголю за счет формирования у больного стойкого опасения неминуемого возникновения у него тяжелых расстройств здоровья, вплоть до смерти, в случае употребления алкоголя в течение определенного срока.

Клиническая картина психогенных нарушений, возникающих при лечении больных алкоголизмом с помощью методик опосредованной психотерапии, обычно определяется острыми тревожно-депрессивно-ипохондрическими состояниями, симптоматика которых в свою очередь зависит от предварительной установки больных, их представлений о возможности поражения тех или иных жизненно важных органов в случае употребления алкоголя. В широком смысле эти состояния являются ятрогенными. В ряде случаев внушенный страх перед употреблением алкоголя, подавляя влечение, переводя его на уровень бессознательного, вызывает развитие невротических расстройств, которые можно расценивать как побочное действие этих методов психотерапии [12, с. 62—63].

Общим для методик непосредственного воздействия на влечение к алкоголю, будь то лекарственные или немедикаментозные методы, стрессовые и нестрессовые, несмотря на все их техническое многообразие, является то, что все они эффективны только при наличии у пациента желания лечиться и жить трезво. Чем объяснить такое сходство результатов мероприятий по купированию влечения к алкоголю, несмотря на огромную разность подходов, средств и механизмов действия этих методик? Этому можно дать следующее объяснение. Мероприятия подавления влечения к опьянению для больного алкоголизмом с ус­тановкой на трезвость имеют символическое, ритуальное значение и служат способом привлечения внимания в организме к существующей проблеме для оформления трезвеннической доминанты.

Практика показывает, что способ для купирования патологического влечения к алкоголю у человека с установкой на трезвость не имеет большого значения. В кабинете анонимного лечения эта работа выполнялась сеансом внушения на фоне ясного сознания в течение 30 мин. Первые 5 мин проводилось внушение расслабления и покоя, а в дальнейшем — внушения реакции равнодушия к алкоголю. С равным успехом можно использовать внушение на фоне гипнотического транса или внушение с психотерапевтическим опосредованием. Например: «Сейчас я введу препарат, несовместимый с алкоголем. Препарат будет действовать в течение 3 лет, и Вы не сможете употреблять спиртные напитки». Следует заметить, что последний способ не используется автором в работе с пациентами.

В отдельных случаях из-за недостатка времени влечение к алкоголю приходилось снимать короткой формулой внушения трезвости в сочетании с хлопком в ладоши, или приемом смыкания пальцев в замок с глубоким вдохом, задержкой дыхания и длинным выдохом. Если установка на трезвость была выраженной и пациент уже захотел жить трезво «всем сердцем и всей душой», то этого было достаточно для достижения длительной и стойкой ремиссии.

Как видим, подавить влечение к алкоголю можно двумя принципиально разными способами. Первый способ — повлиять на алкогольную доминанту посредством внушенного страха, в результате чего она потеряет свою актуальность, а подавленное влечение будет вытеснено в бессознательное. Как ва­риант симптоматического лечения алкоголизма этот способ, помимо прочих недостатков, представляется автору травматичным.



Второй способ, более трудоемкий, — создать новую, трезвенническую доминанту посредством преодоления алкогольной анозогнозии, формирования установки на трезвость, возвращения или создания новой системы ценностей, и коррекции созависимых отношений. Этот способ выгодно отличается от первого тем, что он атравматичный, направленный на причину и патогенетические механизмы болезни и более эффективный для достижения стойкой ремиссии.

Иногда для нормализации настроения, восстановления сна, для купирования тревоги, вегетативных нарушений и соматической патологии, восполнения дефицита витаминов группы В и т.д. требуется еще и лекарственная помощь. И симптоматическое лечение в таких случаях должно проводиться, иначе не будет решена главная задача. И если одна только психотерапия без медикаментозного лечения не всегда бывает эффективной, то и лекарственная помощь без психотерапии не будет действенной.



Глава 5 СОЗАВИСИМОСТЬ

Роль семьи в возникновении некоторых психических расстройств отмечалась авторами еще в ХХ в. Проблема созависимости изучается во всем мире сравнительно недавно. В этой главе сделана попытка обобщить материалы о созависимости из разных источников и осветить эту проблему с точки зрения практического врача, имеющего опыт работы в области коррекции созависимых отношений.

В свете современных представлений алкоголизм следует рассматривать не как болезнь одного человека, а как болезнь всей семьи. А семья — это устойчивая, замкнутая система. Поведение всех взрослых членов семьи всегда обязательно взаимозависимо и взаимообусловлено. Достаточно жене изменить свое поведение и обязательно изменится поведение мужа. Достаточно маме изменить свое поведение и обязательно изменится поведение сына. Произойдет это немедленно и сразу же или спустя время, отсрочено, но обязательно произойдет. Причем счет времени идет не на годы. Как показывает опыт работы по коррекции созависимых отношений, обычно эти изменения происходят в ближайшие дни, недели, месяцы. Даже 6 месяцев — это очень большой срок для таких изменений, если созависимые точно и безукоснительно выполняют рекомендации врача. Однако жена, мама могут изменять свое поведение в разных направлениях. Например, они могут действовать таким способом, что химически зависимый будет впадать в еще большую зависимость от алкоголя. А могут действовать как-то иначе, и тогда он всей душой захочет лечиться и жить трезво. Для этого члены семьи должны прервать созависмые отношения, признать свои ошибки и изменить себя.

Итак, как только заканчиваются созависимые отношения, то сразу же или отсрочено но, в обозримом будущем заканчивается химическая зависимость? Чем обусловлена такая закономерность? Чтобы ответить на вопрос, обратим свое внимание на синдром зависимости от алкоголя. Это совершенно особенное заболевание. Особенность его в том, что с определенного этапа в своем развитии (предположительно, с середины I стадии алкоголизма) болезнь не может содержать себя сама. Она может только паразитировать на чувствах родных и близких. Но паразитирует она не в любой семье, а только там, где ей позволяют на себе паразитировать. Там, где не позволяют, болезнь заканчивается. Алкогольная болезнь поселится не в любой семье, а только там, где, с одной стороны, созданы условия для пьянства, а с другой — нет эффективного противодействия пьянству. Только при наличии этих факторов алкоголизм будет прогрессировать, в противном случае он исходит в ремиссию. Устойчивое выражение «свита играет короля» очень точно характеризует созависимые отношения. Алкогольную болезнь сына играют родители, алкоголизм мужа — жена. И как только эта игра заканчивается — заканчивается и болезнь у близкого человека.

Так что же такое созависимость? Есть много определений этому состоянию. Вот некоторые из них:

Созависимость — это концентрация внимания на другом.

Созависимость — это увлеченность болезнью близкого человека.

Созависимость — это отказ от себя.

Созависимость — это эмоциональная привязанность, достигающая болезненной выраженности.

Созависимость — это болезненное желание контролировать жизнь, опекать и воспитывать другого взрослого человека.

Созависимость — это устойчивая личностная дисфункция, связанная с отсутствием или несформированностью четких границ своего «Я», с отчуждением, неприятием своих собственных чувств, мыслей, желаний, потребностей, с устойчивой потребностью выполнения своей личности личностью другого человека, с полной зависимостью своего настроения и душевного состояния от настроения и душевного состояния другого.


    1. Причина и проявления созависимости

Причина созависимости всегда в детстве. Из-за каких-то дефектов воспитания у созависимых сформировалась низкая самооценка. В свою очередь в силу низкой самооценки какой-то частью личности созависимые как бы «застряли» в подростковом возрасте. Они забыли или не смогли дать ответы на главные, основополагающие вопросы подросткового возраста: «Кто я?», «В чем смысл моей жизни?», «Для чего я на этой Земле?», «Как я должен (должна) реализовать себя в жизни?». Вследствие того что нет ответов на указанные вопросы, вместо внутреннего «Я» («Я» — как личность) у созависимых формируется «слепое пятно», «вакуум», «пустота».

Созависимые как бы не видят самих себя в жизни. На вопрос: «Хотели бы Вы что-то изменить в своей жизни?» — созависимые отвечают: «Да! Чтобы муж (сын, дочь и т.п.) бросил пить». «Но позвольте! Он сам разберется, бросать ему или не бросать. А в своей жизни Вы хотели бы что-то изменить?» — «Да! Вот он бросит пить и у меня все будет хорошо!»

На вопрос: «В чем смысл вашей жизни?» — созависимые отвечают: «Спасти сына (мужа и т.д.)!» А если химически зависимый сам спасется? Пройдет специальное противоалкогольное лечение и будет жить трезво? Для созависимой это страшно! Как же. Она потеряет смысл жизни. Некого будет спасать!

Этот дефект личности созависимые пытаются восполнить личностью другого человека, личностью сына (мужа, брата, внука, дочери и т.п.). На уровне поведения это проявляется двумя вариантами — контролем или заботой. Смысл этого поведения такой: «Если я его контролирую, если я о нем забочусь, значит я востребована, значит я кому-то нужна, значит моя жизнь наполнена смыслом, значит я не зря живу на этой земле». Созависимые из-за низкой самооценки не представляют себе того, что их могут полюбить такими, какие они есть и просто за то, что они есть. Поэтому они пытаются заслужить или заработать любовь.

На основании вышесказанного созависимые разворачивают бурную деятельность. Контролируя другого или заботясь о другом они проявляют необычайную активность. Контроль и забота выражены чрезмерно, преувеличенно, гротесково, а иногда просто карикатурно. Это не просто контроль, а сверхконтроль! Тотальный контроль! Контроль за каждым шагом, за каждым движением! И это не просто забота, а сверхзабота! Забота до самопожертвования, забота до самоуничтожения! Такая забота, что «себе во всем откажу, а уж о тебе позабочусь».

При этом созависимых совсем не беспокоит, что их действия в отношении пьнства близкого человека неэффективны. Более того, их нисколько не волнует, что качество их жизни ухудшается, а он пьянствует все больше и больше. Они так увлечены процессом, что их не интересует результат. Они с таким азартом играют в эту занятную и всепоглощающую игру под названием «хронический алкоголизм», что совершенно забывают о провозглашенной ими же цели — трезвости в намеченные сроки. Когда же появляется необходимость оценить результат собственной деятельности, они успокаивают себя тем, что без них было бы еще хуже, что им удалось затормозить течение болезни, предотвратить какие-то страшные последствия. Однако в действительности все это они делают не для химически зависимого, а для самих себя. Это самый настоящий эгоцентризм. Созависимые делают все это для того, чтобы чувствовать себя вос­требованными, значимыми, незаменимыми. Именно в этом они пытаются убедить химически зависимого, самих себя и окружающих, когда утверждают, что «без меня он пропадет», «без меня он ни на что не способен в жизни», «без меня он глупенький, дурачок и не способен разобраться в том, что для него вредно, а что полезно».

В их словах есть доля правды, а точнее, они наполовину правдивы. Дело в том, что личность химически зависимого раздвоена. В нем уживаются два разных человека. Один — сильный, умный, хороший, ответственный, добрый. Это здоровая, нормативная часть личности. Именно таким его вырастили родители. Именно за такого выходила замуж жена. Именно таким он становится, когда полностью отказывается от алкоголя. Но появилась другая, болезненно измененная часть личности. Злой, жестокий, черствый, эгоистичный, глупый. Это — «алкогольная» субличность, это — болезнь. Но созависимые совершенно запутались. Они не представляют, в какой момент перед ними сын (муж), т.е. нормативная часть личности, а в какой — его болезнь, «алкогольная субличность». Любовь, внимание и заботу созависимые проявляют именно по отношению к болезни, «алкогольной субличности». Именно ее они холят, лелеют и взращивают. А применяя сверхконтроль, используют заведомо неэффективные меры, в чем и сами уже много раз убедились. В то же время здоровую часть личности они игнорируют, стараются не замечать, делают вид, что ее вовсе нет. Поэтому они по-своему правы. Утверждая, что «без меня он пропадет, без меня он не выживет», созависимые имеют в виду, что не выживет, пропадет «алкогольная субличность», что химически зависимому придется расстаться со своей болезнью. Подсознательно они опасаются «остаться не у дел» — некого будет спасать и контролировать. Созависимые неосознаваемо страшатся стать ненужными. Низкая самооценка — это та платформа, на которой строится весь комплекс созависимости. Все проявления и признаки этого состояния вытекают из этой причины.


      1. Система ценностей созависимых

У созависимых два пути: 1) заняться своим личностным ростом, реализацией себя как личности; а это путь новый, тернистый, сложный; 2) все тот же путь созависимости, где все привычно знакомо, где ничего не надо менять. Все та же многолетняя имитация борьбы с алкоголизмом близкого человека. Казалось бы, созависимые должны понимать, что это путь разрушительный, неэффективный и тупиковый. Они же должны видеть и понимать, что от их контроля и заботы химически зависимый страдает все больше и больше. Но созависимые предпочитают видеть только то, что они хотят видеть, и слышать только то, что они хотят слышать. Из всего спектра мнений о сложившейся в их семье ситуации созависимые склонны прислушиваться к мнению таких же созависимых, как и они. Мнение других, в чьих семьях нет созависимости, они считают ошибочным и неверным.

Выше уже говорилось о том, что созависимость всегда предшествует алкогольной болезни и является основным «пусковым» фактором для нее. Без созависимости алкогольная болезнь не может состояться. А если и состоится, то очень быстро угаснет. Для того чтобы болезнь прогрессировала, рядом с химически зависимым обязательно должен быть кто-то из созависимых. Это могут быть жена или родители, братья и сестры, дети, племянники и т.п. На каком-то коротком этапе функции созависимых могут выполнять сожительница, друзья, начальник на работе и др.

Созависимые приняли на веру ложную систему ценностей, где на первом месте абсолютизация собственного волевого контроля за пьянством близкого человека и забота о ближнем невзирая на результат. Они убеждены, что одним лишь волевым усилием способны изменить законы природы, например, законы природы человека, по которым развивается алкогольная болезнь. Родные и близкие пациента полагают, что, наращивая волевое противодействие, они способны затормозить течение болезни или предотвратить какие-то страшные последствия. Созависимые тешат себя мыслью о том, что они заняты очень нужным и важным делом — заботятся о близком и спасают его от беды. Результат этой заботы предугадать несложно: алкогольно-зависимый страдает все больше и больше, страдают как другие члены семьи, так и сами созависимые.

Для того чтобы защитить ложную систему ценностей, созависимые используют все способы психологической защиты: рационализацию, проекцию, вытеснение, минимализацию и иные, но более всего отрицание. Этот способ защиты очень похож на анозогнозию алкогольно-зависимых. Созависимые склонны перекладывать ответственность за происходящее в их жизни на других: «Вот если бы он не пил, мы так хорошо бы жили!»; «Он пьянствует, потому что его друзья спаивают» и т.д. И никогда созависимые не скажут, что «Он пьянствует, потому что я не хочу действовать достаточно эффективно»; «Он пьянствует, потому что я до сих пор не выполнила два простых действия — не обратилась за помощью к специалисту, а если и обратилась, то не захотела выполнить его рекомендации по преодолению созависимых отношений». Они отрицают свою роль в картине этой болезни: «Он пьет, лечиться не хочет, а я что могу сделать?» или «Зачем мне лечиться? У меня же нет проблем с алкоголем». Созависимых страшит личная ответственность за происходящее в семье. Они отказываются рассматривать ситуацию через призму личной ответственности и предпочитают представлять себя жертвой обстоятельств. Вместо: «Я позволяю ему пьянствовать» — они говорят: «Он пьянствует больше и больше». Они с охотой и готовностью берут на себя ответственность за процесс (контроль или заботу), но наотрез отказываются брать на себя ответственность за результат: «Я уже по-всякому пробовала на него влиять, но он пьет еще больше и страшнее». И она действительно пробовала «по всякому»… кроме одного — выполнения рекомендаций лечащего врача по коррекции созависимости. Вместо этого она обращается к колдунам, знахарям, экстрасенсам, парапсихологам, врачам других специальностей (не наркологам). Когда же обстоятельства вынуждают обратиться к специалисту, она готова сотрудничать до определенного момента. Но как только врач касается темы преодоления созависимых отношений, она прекращает все контакты, разочаровывается в нем и вновь начинает искать специалиста с «волшебной палочкой», успокаивая себя тем, что «уже все перепробовала». Защитная формула «проблемы не у меня, а у моего мужа (сына, внука и т.д.)» позволяет переложить ответственность за свои неудачи на его плечи.



5.1.2. Несимметричность отношений и семейный секрет

Между тем болезнь прогрессирует, качество жизни ухудшается, а химически зависимый пьянствует все больше и больше. Не видя возможности эффективно контролировать трезвость близкого человека, созависимые тем не менее наращивают волевые усилия по контролю. При этом они утрачивают контроль над своими чувствами, своим поведением и всей своей жизнью. Созависимые «ставят на себе крест». Они плохо питаются, неважно одеваются, мало спят, недостаточно отдыхают, не занимаются удовлетворением своих потребностей, не следят за своим здоровьем. Мало того, что они не уделяют внимания самим себе, так они обделяют своим вниманием других членов семьи на том основании, что «у них и так все хорошо».

Стремление к установлению деструктивных отношений становится навязчивым и даже компульсивным. В запущенных случаях поведение созависимых становится похожим на поведение психически нездорового человека.

Болезнь близкого человека становится центром семьи. Самочувствие всех ее членов связано с проявлениями болезни. Если алкогольно-зависимый пришел пьяный, значит в семье крики, скандалы, ругань — всем плохо. Если пришел трезвый — всем хорошо, у всех праздник. В здоровой функциональной семье нет фиксированного центра семьи: сегодня главное — проблемы дочери, потом — сына, потом — бабушки, затем — брата, мои, мужа — до каждого дойдет очередь. А в дисфункциональной, созависимой семье все подчинено проявлениям болезни.

Отношения в созависимой семье становятся несимметричными. Алкогольно-зависимый отдает семье все меньше и меньше, а получает все больше и больше. Происходит перераспределение обязанностей. По мере прогрессирования болезни химически зависимый постепенно одну за другой складывает с себя обязанности взрослого члена семьи, и все, что он с себя склады­вает, взваливают на себя созависимые. Вот он перестает участвовать в домашних делах, а жена или родители говорят: «Ничего, мы сами будем все делать по дому». Вот он перестает приносить в дом половину зарплаты, а жена и родители успокаивают: «Ничего, мы сами устроимся на работу и будем зарабатывать деньги». Вот он перестает заниматься воспитанием своих детей — «Ничего, мы сами будем твоих детей растить и воспитывать». Он вообще бросает работу, а жена и родители — «Ничего, мы себе во всем откажем, а уж о тебе позаботимся!» Алкогольно-зависимый с удовольствием садится на подставленную шею и хорошо себя чувствует — созданы идеальные условия для пьянства.

Личность химически зависимого раздвоена, о чем говорилось выше. Алкогольная «субличность» требует, чтобы «не выносили сор из избы», чтобы алкогольная проблема не обсуждалась нигде и ни с кем. Созависимые, боясь потери близкого человека, общественного осуждения, идут на поводу у болезни. Из алкогольной болезни делают семейный секрет. Созависимые скрывают проблему или лгут. Не обсуждают проблему с начальством на работе сына (мужа), страдающего алкоголизмом, в школе, где учатся его дети, в отделе по защите прав несовершеннолетних, в милиции. Не обсуждают даже с врачом психиатром-наркологом. Лгут детям: «Папа пришел пьяный, потому что на работе устал». Лгут начальнику по месту его работы: «Он на работу не выйдет, так как грибами отравился». Лгут всем и даже самим себе, что когда-нибудь он «возьмется за голову, одумается», что болезнь сама по себе «испарится», излечится без лечения. Семейный секрет ведет к изоляции семьи — рвутся социальные связи, к семейной деградации, а в итоге — к распаду семьи.



Каталог: images
images -> Элективный курс по английскому языку с естественно-научной направленностью young scientists
images -> Калимуллиной Ирины Назимовны 2013-2014 учебный год пояснительная записка рабочая программа
images -> Программы
images -> Наркотики и дети. Часть 1
images -> Личность подростка формируется не сама по себе, а в окружающей его среде. Особенно важна роль малых групп, в которых подросток взаимодействует с другими людьми
images -> Агрессивное поведение дошкольников и его преодоление
images -> Практические рекомендации родителям и педагогам, как правильно вести себя
images -> Особенности детей младшего школьного возраста с недостатками в интеллектуальном развитии
images -> Проблемы современного школьника


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница