Современные интенсивные психотехнологии коррекции и профилактики девиантного поведения подростков



Дата16.05.2016
Размер89 Kb.
СОВРЕМЕННЫЕ ИНТЕНСИВНЫЕ ПСИХОТЕХНОЛОГИИ КОРРЕКЦИИ И ПРОФИЛАКТИКИ ДЕВИАНТНОГО

ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ
Е.В. Белоногова,

Кемеровский областной психолого-валеологический центр, г. Кемерово;

М.В. Долгих,

Центр практической психологии, г. Томск.


В статье описана оригинальная авторская методика интенсивной телесно-ориентированной психокоррекционной работы с подростками, имеющими социальные девиации. Методика основана на целостном подходе к пониманию здоровья человека, экзистенциально-интегративном подходе к профилактике и коррекции нарушений социального здоровья.
Под девиантным поведением принято понимать тип поведения, выходящий за пределы индивидуальных вариаций, считающихся нормальными в данном обществе, совершение поступков, которые противоречат нормам социального поведения, отклоняются от них. Т.к. девиантное поведение является дестабилизирующим фактором с точки зрения общества и его социальных норм, в общественном сознании оно воспринимается как негативное явление. Как правило, рост числа людей с девиантным поведением говорит о серьезном социальном неблагополучии общества [11].

Особую тревогу у педагогов и специалистов образования вызывает распространение девиантных форм поведения среди подростков – обучающихся и воспитанников образовательных учреждений. Социальные девиации являются, пожалуй, самым частым проявлением трудностей социальной адаптации и отклонений в социальном здоровье современных подростков. Наибольшую опасность для окружающих представляет антиобщественное противоправное (делинквентное) поведение подростка, для него самого – суицидальное поведение. Аддиктивное же поведение, связанное со злоупотреблением наркотиков и других психоактивных веществ, наносит серьезный вред и самому подростку, и социуму в целом.

На феноменологическом уровне, как бы ни были разнообразны формы девиантного поведения, они почти всегда характеризуются плохими отношениями со сверстниками, проявляющимися в драках и ссорах, демонстративным неповиновением, разрушительными действиями, агрессивностью или лживостью. Социально неодобряемые формы поведения также могут включать антиобщественные поступки, такие, как прогулы школы, поджоги, воровство [10].

Процесс усвоения социальных норм обычно заканчивается к 14 – 16 годам, но личность «трудного» подростка характеризуется низким уровнем социализации, сопротивлением педагогическим воздействиям [3]. В таких случаях при воздействии неблагоприятных факторов обычные для подростка повышенная возбудимость, эмоциональная неустойчивость, неадекватность реакций, вызывающих типичную для этого возраста резкость и повышенную конфликтность во взаимодействии с окружением, приводят к формированию девиантного поведения [1].

Формированию девиантного поведения у подростков, кроме особенностей пубертатного периода, могут способствовать различные факторы [по 1]: биологические (физиологические, психофизиологические, генетические); психологические (акцентуации характера, нарушения в системе ценностных ориентаций, искажения личностного развития); социально-педагогические (дефекты общественного, школьного и семейного воспитания, неблагополучие семьи); социально-экономические (социальное неравенство, безработица, низкий доход); морально-этические (общее падение нравов в обществе). Однако, всеми исследователями признается приоритет педагогического фактора, т.е. системы воспитания.

В настоящее время в России проблема социальных девиаций у несовершеннолетних выходит за рамки отдельной семьи, школьного класса или учебного заведения: профилактика различных видов девиантного поведения приобретает общегосударственное значение.

Можно выделить два основных направления работы с проявлениями девиантного поведения: меры превентивного характера и меры, направленные на коррекцию уже сформировавшихся отклонений с последующей социально-психологической реабилитацией подростков.

Коррекция девиантного поведения сопряжена со множеством трудностей, обусловленных личностными особенностями «трудного подростка». Практически все подростки с отклоняющимися формами поведения характеризуются пониженной стрессоустойчивостью, слабой саморегуляцией, повышенной ригидностью, подвержены выраженной эмоциональной дезорганизации мышления. Аддиктивных подростков также характеризуют неуверенность в себе, неадекватная (низкая или компенсаторно завышенная) самооценка, личностная отчужденность, сниженная самокритичность, инфантилизм, слабо развитая ответственность и позиция взрослого «Я», внутренняя конфликтность, недостаточное переживание смыслов в реальных жизненных отношениях [5]. Для девиантных подростков часто характерна алекситимия, что препятствует выражению чувств и переживаний: подросток просто не может выразить их словами. Данная особенность может сочетаться с негативизмом в мышлении. Протест и неприятие декларируемых социумом ценностей (отношение к учебной и внеклассной деятельности, физическому труду, к себе и окружающим людям) еще более сокращает диапазон средств, которыми подросток может взаимодействовать с психологом, социальным педагогом, учителем.

Однако, можно предположить, что наличие общих, характерных для девиантных подростков личностных особенностей, факторов риска и ресурсов, позволяет применять в психологической коррекции общие принципы: комплексный характер воздействия, индивидуальный подход к каждому подростку, поддержание сохранных компонентов личности и осознанное замещение дезадаптивных форм реагирования более адаптивными и социально приемлемыми. Общий содержательный вектор коррекции при этом направлен в сторону развития саморегуляции [6].

Предлагаемая методика психобиологической симфонизации (ПБС) является современной психотехнологией интенсивного обучения, коррекции и реабилитации в ситуациях смоделированного риска с использованием элементов терапевтического фехтования, восточных оздоровительных практик, современных позитивных психотехник.

Методика была разработана в русле экзистенциального подхода (от лат. exsistentia«существование, бытие») в практике психологической помощи, который признает, что человек обладает свободой выбора, способностью к саморазвитию и самотрансценденции, волен самоопределяться и творчески преобразовывать действительность, жить подлинной и полноценной жизнью, быть субъектом по отношению к своей судьбе, наполнять свою жизнь смыслом. Условием для здоровой жизни человека является максимальная интеграция ума, души и тела человека при сохранении его целостности. Ощущение полноты и осмысленности бытия, готовность к ответственному и осознанному выбору являются критериями нормального (здорового) развития личности. Здоровье – это раскрытие и развитие человеком своего индивидуального психического, физиологического и личностного потенциала, достижение им аутентичного бытия. Экзистенциальный подход делает акцент на свободном, осмысленном и ответственном выборе; ориентируясь на неповторимость и уникальность личности, он позволяет помочь человеку в идентификации, поиске собственного смысла жизни, чтобы в непростом взаимодействии с миром находить возможности для самореализации, творчества, обретения личностной зрелости.

Под термином «симфонизация» в данном случае подразумевается основанное на принципах гармонии сочетание естественных ритмов организма и осуществляемой индивидом деятельности (как на интрапсихическом, так и на социальном уровне). Методика ПБС основана на простых и рациональных принципах, учитывающих психофизические и физиологические особенности и возможности организма человека, работу его функциональных систем, а также – особенности эмоциональной динамики и волевой саморегуляции. При этом задействованы все уровни регуляции движений [2]. Коррекционное воздействие осуществляется на всех уровнях: от физиологического (например, изменение параметров кислотно-основного равновесия крови посредством дыхательных практик) до экзистенциального (изменение своих отношений с миром через работу с такими сторонами бытия, как ответственность, компетентность, границы, выбор, риск, благодарность, неизбежность, вина, взросление). При этом сознание, воля, эмоции и тело рассматриваются как неразрывное целое. Т.е. данная методика относится к практикам, позволяющим интенсивно проживать и интегрировать опыт не путем дискурсивного мышления и трансляции знаний в значениях, а в рамках особого рода переживаний, в сознательно и целенаправленно психотехнически смоделированной интенсивной обучающей и коррекционной среде.

Методика ПБС может проводиться как в индивидуальном, так и в групповом варианте и предлагает очень широкий диапазон форм активности, так или иначе направленных на оптимизацию структуры взаимодействия подростка с собой, социумом, окружающим миром, что позволяет находить индивидуальный подход к проблемам каждого конкретного ребенка, не меняя базовых принципов работы.

Например, в процессе роста и развития у подростков изменяются параметры и пропорции тела, что зачастую приводит к нарушению плавности и координации движений. Подростки, в силу разных причин не принимающие эти естественные и неизбежные перемены, начинают стесняться своего тела и вынужденной неловкости, что препятствует установлению новых контактов и позитивной социализации. У девочек непринятие своего тела часто сопровождается нарушениями пищевого поведения (пищевой аддикцией [5]), выражающегося в периодических ограничениях, жестких диетах со столь же периодическими срывами. Подобные девиации нередко приводят к последствиям, угрожающим жизни, общему и репродуктивному здоровью подростка. В таких случаях динамические (предусматривающие отдельные движения и перемещение всего тела в пространстве с учетом инерции) и статические (предполагающие удержание тела в состоянии равновесия, работу с массой, границами и соотношениями усилий) упражнения позволяют не просто развить ловкость и определенные физические характеристики, – подростки, помимо принятия собственного тела, начинают воспринимать собственные индивидуальные особенности как достоинства.

Зачастую подростки проявляют девиантные формы поведения как своего рода защиту, поскольку испытывают трудности с эмпатией, анализом и прогнозированием каких-либо процессов вообще, а социального взаимодействия – в частности. В данном случае позитивного эффекта помогают достичь различные упражнения с предметами, включающие вращение, изменение плоскости движения и элементы жонглирования. Они учат адекватным принципам взаимодействия с системами, активность которых подчинена собственной логике, не вполне очевидной для наблюдения (но которую можно прочувствовать, постичь и учесть), и в целом не зависит от волеизъявления субъекта.

Выражение «всему своё время» может быть банально пропущено подростком «мимо ушей», однако при жонглировании он моментально убеждается в его справедливости. Никакой манипуляцией с позиции силы, агрессии, равно как и хитрости, невозможно «заставить» предмет делать именно то, что тебе в данный момент нужно. Однако, поняв, почему предмет «ведет себя» именно так, подросток оказывается способным «чувствовать» его и совершать совместно с данным предметом (например, тростью) целенаправленные действия, не препятствуя действующим факторам (масса, инерция, баланс), а учитывая их влияние на общий итог взаимодействия. При этом он сам наполняет свои действия смыслом.

Упражнения с собственным телом или предметами подготавливают ребят к главному: практикам взаимодействия с партнером. Этот раздел методики представляет особую ценность, поскольку любые девиации проявляются именно как совершение поступков, которые противоречат нормам поведения, принятого в данном социуме, т.е. интересам других людей. Получить необходимый опыт взаимодействия в условиях грамотно организованной ситуации поддержки и принятия подростку гораздо проще и безопаснее, нежели в реальной социальной среде: на психологическом тренинге выше вероятность получения позитивного опыта и ниже степень негативных последствий от совершенной ошибки.

Особенный интерес и эмоциональный отклик у подростков вызывает использование элементов терапевтического фехтования [8]. С древнейших времен и до наших дней отмечается комплексный эффект воздействия фехтования, трансформирующий как тело, так и личность практикующего, воспитывающий такие важные качества, как ответственность, смелость без безрассудства, решительность без поспешности. Наряду с поэзией и каллиграфией, занятия фехтованием во все времена и во всех культурах признавались благочестивой практикой. Говоря современным языком, занятия фехтованием позволяли человеку жить аутентичной и эмоционально наполненной жизнью, а собственно прикладные навыки выступали некоторым приятным бонусом, позволяющим даже в неспокойные времена сделать эту жизнь достаточно долгой.

Сама по себе концепция терапевтического фехтовального поединка принципиально отличается от теории всех остальных видов контактного взаимодействия. В случаях боевого, спортивного или сценического фехтования цель поединка жестко фиксирована. В качестве ее могут выступать, соответственно, поражение противника, спортивный успех или же достоверная демонстрация боя. В случае терапевтического фехтования изначально не заданы ни цель, ни мотивы поединка. Они формируются участниками или тренером непосредственно в каждой уникальной ситуации. Оппонент (психолог-тренер, партнер по поединку) не является ни врагом, ни соперником, он выступает в роли попутчика, помогающего отыскать порой не вполне очевидное решение конкретной проблемы.

В терапевтическом поединке психологом производится сознательное редуцирование социальной ситуации. Само взаимодействие происходит в особом пространстве, лишенном излишних степеней свободы. Возможность проявления активности сосредоточена в небольшом числе плоскостей, однако в их пределах дополнительно ничем не ограничена. Эта особенность методики позволяет подростку прочувствовать ранее неочевидные причинно-следственные связи и учиться адекватно выражать себя, если не словами, то, по крайней мере, действием и экспрессией движений.

Существенным для коррекции подросткового девиантного поведения как поведения, нарушающего нормативные границы, является такое свойство предлагаемой методики, как наличие постоянной и однозначно интерпретируемой обратной связи. Кроме того, все изменения в процессе тренинга носят качественный характер («получилось – не получилось», «понял – не понял», «почувствовал – либо нет») и вполне наглядны. Во многих случаях методика ПБС предоставляет уникальные возможности для коррекции отдельных девиантных проявлений. Например, при высокой агрессивности подростка она дает ему возможность проявить привычную форму поведения, но одновременно позволяет ясно прочувствовать, что агрессия – отнюдь не самый лучший вариант социального взаимодействия, т.к. быстро истощает силы, мешает контролировать себя и ситуацию, вызывает малоприятный и нежеланный ответный удар.

В практическом плане преимуществом методики ПБС перед обычными социально-психологическими тренингами является то, что от девиантного подростка с невысоким уровнем рефлексии не требуется осознания самого факта наличия проблемы и вербального ее выражения. Методика предполагает формирование особого рода интенсивного обучающего, трансформационного и реабилитационного пространства, совмещающего такие обязательные компоненты психологически здорового бытия в мире, как полное присутствие в ситуации, аутентичность, юмор, уважение, границы, ответственность, креативность и риск. Любой личностный дефицит в подобных условиях неизбежно проявляется в форме, доступной для понимания и осознания подростка.

Для адекватного, безопасного и интенсивного терапевтического занятия требуется предварительная подготовка, как тела, так и психики подростков. Поэтому до начала контактного взаимодействия выполняются дыхательные упражнения и упражнения на саморегуляцию, благодаря чему осуществляется достижение адаптивного состояния активации [4] (физиологического стресса). Побочным эффектом обучения такому «входу» в рискованное взаимодействие является воспитание у подростков устойчивости к стрессу, овладение техникой ситуативного управления состоянием активации. Это значимо, т.к. низкая стрессоустойчивость – фактор, провоцирующий формирование и закрепление девиаций.

Таким образом, в методе ПБС используется эффект интенсивного обучения в активационном состоянии с применением аверсивного раздражителя, или «обучения с первой попытки». Подобным раздражителем в данном случае может выступать само пространство интенсивного взаимодействия, а положительным подкреплением –возможность найти и успешно реализовать новые, более адаптивные и социально приемлемые, но ранее не применявшиеся формы поведения. Данный механизм закреплен эволюционно, и позволяет значительно повысить интенсивность профилактической и коррекционной работы.

Несмотря на то, что в ходе поединков подростки могут получать дозированное болевое воздействие, общий эмоциональный фон остается положительным. Технические (особенности специального инвентаря) и организационные (структура занятий) меры позволяют практически исключить возможность получения детьми физической травмы.

Метафоризация реальных социальных ситуаций и проблем позволяет при необходимости непосредственно в ходе упражнения регулировать его сложность, вводя или исключая определенные детали и даже степени свободы, что дает любому подростку возможность получить позитивный опыт самостоятельного преодоления жизненных трудностей.

Серьезную проблему для девиантных подростков представляет метафора Границ: их установление, поддержание, изменение. Причем, особую сложность представляет осуществление данных процессов в социально приемлемых формах. Метафоры Ответственности, Выбора и Риска также очень важны для успешной социализации. Девиантные подростки, как правило, в обыденной жизни либо стараются их избегать (особенно ответственности), либо бравируют (в основном необоснованным риском). Все эти проблемы представляются подросткам довольно запутанными философскими вопросами, однако в ходе занятий ребята очень быстро приходят к пониманию этих сложных категорий.

Для методики ПБС общим является следующий принцип работы: «От Проблемы – к Метафоре; от Метафоры – к Методу; от Метода – к Жизни». Иными словами, конкретная проблема преобразуется в некую образную (иногда – игровую) форму. Затем происходит целенаправленная коррекция этого образа, как правило, посредством практики фехтовального взаимодействия. Получившийся в итоге более адаптивный и социально-приемлемый образ действия, основанный на понимании ценности здоровья, закрепляется применительно к реальной жизни конкретного подростка.

Многообразие форм работы и широкий спектр компетенций, применяемых в методике ПБС, предъявляет особые требования к личности психолога-тренера. Обязательными требованиями являются: базовое психологическое образование, опыт консультирования и проведения тренингов, достаточно высокий интеллект, четкая традиционная гендерная идентичность, чувство юмора, высокий уровень стрессоустойчивости и толерантности к неопределенности, достаточные физические кондиции и наличие личного опыта переживания экстремальных ситуаций. Противопоказанием не является (а в отдельных случаях даже весьма желательно) также наличие индивидуального опыта социально-маргинального характера. Подобного рода специфическое и довольно противоречивое сочетание личностных качеств выглядит не вполне нормативным для специалистов сферы образования, что несколько ограничивает возможности широкой трансляции и применения методики.

Данная методика была апробирована на подростках различных социальных категорий, в т.ч. – несовершеннолетних с определенными формами девиантного поведения (делинквентное, асоциальное, аддиктивное). Следует отметить, что отдельные ребята вначале демонстративно игнорировали занятия, или же участвовали, но стремились в процессе занятий привлечь к себе внимание окружающих нарочито демонстративным поведением, кривлянием. Однако, по ходу тренингов они включались в процесс и занимались с интересом и высокой самоотдачей. И подростками, и педагогическим персоналом, прошедшим тренинги, отмечались: улучшение эмоционального состояния (>85% случаев), повышение эффективности межличностной коммуникации и социального взаимодействия (>65%), оптимизация самооценки как приближение ее к реальности (>55%). Ввиду сборного характера групп, к сожалению, не представилось возможным отследить отсроченные эффекты в непосредственном социальном окружении подростков.

Немаловажным представляется следующий факт: в ходе многодневной работы с «трудными» подростками не было отмечено случаев порчи или хищения специального инвентаря (принципиально находившегося в свободном доступе). Напротив, ребята с готовностью помогали в его транспортировке и текущем ремонте. В то же самое время, в ходе ознакомительных семинаров и мастер-классов, участниками которых были в основном лица с высшим образованием, отмечены несколько случаев пропажи инструментов. Тот факт, что «трудные» подростки в реальности зачастую оказываются честнее иных формально благополучных взрослых, позволяет надеяться, что в будущем эти ребята могут стать полноценными членами нравственно здорового общества.

Таким образом, методика психобиологической симфонизации способствует восполнению личностных дефицитов, характерных для подростков с девиантными формами поведения, способствует обретению ими новой социальной и личностной идентичности, повышению общей стрессоустойчивости и жизнестойкости личности, формированию ответственной жизненной позиции, адекватной самооценки и навыков конструктивного взаимодействия с окружающим миром, гармонизации межличностных и ролевых социальных взаимоотношений, учит подростка грамотно реагировать в стрессовых ситуациях, ориентирует на ведение здорового образа жизни. Одновременное коррекционно-профилактическое воздействие на ряд психологических факторов, способствующих формированию девиантного поведения, в сочетании с развитием качеств, необходимых для успешной позитивной социализации личности, а также полученные в ходе работы с девиантными подростками стабильные положительные результаты, позволяют считать данную психотехнологию эффективным инструментом профилактики и коррекции различных форм девиантного поведения подростков.


Список литературы:

  1. Белоногова, Е.В. Факторы девиантного поведения подростков и стратегии его психологической профилактики [Текст] // Социально-психологические и правовые аспекты профилактики правонарушений несовершеннолетних: Материалы 2-ой региональной научно-практической конференции по охране прав несовершеннолетних. – Томск: Изд-во НТЛ, 2008. – 168с.

  2. Бернштейн, Н.А. Очерки о физиологии движений и физиологии активности [Текст] / Н.А. Бернштейн. — М.: Медицина, 1966. – 349с.

  3. Васильев, В.Л. Юридическая психология [Текст] / В.Л. Васильев, 5-е изд., перераб. и доп. – СПб.: Питер, 2005. — 655с.

  4. Гаркави, Л.Х., Квакина Е.Б., Кузьменко Т.С. Антистрессорные реакции и активационная терапия. Реакция активации как путь к оздоровлению через процессы самоорганизации [Текст] / Л.Х. Гаркави, Е.Б. Квакина, Т.С. Кузьменко. – М.: Имедис, 1998. – 656с.

  5. Короленко, Ц.П., Дмитриева, Н.В. Психосоциальная аддиктология. – Новосибирск, издательство «Олсиб», 2001. – 262с.

  6. Леонтьев Д.А. Личностный потенциал как потенциал саморегуляции [Текст] // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, вып. 2 / под ред. Б.С. Братуся, Е.Е. Соколовой. – М.: Смысл, 2006. – С.85-105.

  7. Леонтьев, Д.А., Рассказова, Е.И. Тест жизнестойкости [Текст] / Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова. – М.: Смысл, 2006. – 63с.

  8. Лукьянов, О.В. Терапевтическое фехтование в качестве экзистенциального праксиса [Текст] // Экзистенциальная традиция: Философия, Психология, Психотерапия. – Ростов-на-Дону, 2009. – Выпуск №14.

  9. Подросток на перекрестке эпох [Текст] / Под. ред. С.В. Кривцовой. – М.: Генезис, 1997. – 288с.

  10. Раттер, М. Помощь трудным детям [Текст]: Пер. с англ. / Общ. ред. А.С. Спиваковской. – М.: Прогресс, 1987. – 424с.

  11. Социальные отклонения. Введение в общую теорию [Текст] / Под ред. В.Н. Кудрявцева. – М.: Юридическая литература, 1984. – 320с.

Каталог: downloads -> psychocabinet -> PAV
PAV -> Департамент образования и науки кемеровской области кемеровский областной психолого-валеологический центр
PAV -> Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков управление по кемеровской области
downloads -> Боу чувашской Республики спо «чэтк» Минобразования Чувашии
downloads -> Особенности психолого-педагогического сопровождения развития детей дошкольного возраста
downloads -> Мишина М. М. Развитие мышления в зависимости от включенности в семейно-родовые отношения
PAV -> Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ управление по кемеровской области
PAV -> Болдина Татьяна Анатольевна программист копвц. Общая редакция: Белоногова Елена Валентиновна кандидат психологических наук, заведующая научно-методическим отделом копвц. Данные методические рекомендации
PAV -> Департамент образования администрации кемеровской области


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница