Сознание как жизненная способность личности



Дата21.05.2016
Размер148 Kb.


СОЗНАНИЕ КАК ЖИЗНЕННАЯ СПОСОБНОСТЬ ЛИЧНОСТИ*

К.А.Абульханова


Ключевые слова: личность, субъект, сознание, жизненный путь, способность, социальная детерминация, общественная детерминация
Парадигма субъекта, разработанная С.Л.Рубинштейном в контексте философской антропологии и онтологии позволила, во-первых, преодолеть подмену человека его сознанием, во-вторых, противопоставление сознания, прежде всего как познания, бытию как внешнему по отношению и к человеку, и к его сознанию. Последнее приводило к определению сознания как вторичного, зависимого от бытия его отражения (гносеологизация его сущности) и, одновременно, как определяемого бытием, прежде всего социальными детерминантами (социологизация). Рассмотрение сознания как сознания человека, т.е. его свойств, качества, способности, а человека не как противостоящего действительности, а как субъекта, вписанного в Мир, центра его преобразования открыло перспективу раскрытия сущности, механизмов, функций сознания.

Встала проблема, которую мы и предполагаем рассмотреть, какую же функцию, какую специфику имеет сознание, если рассматривать его не на уровне философской категории человек, а на уровне личности? До сих пор большинство философских определений сознания непосредственно проецировались на личность (как будто речь идет об одном и том же сознании), т.е. на более конкретный уровень бытия, который не может не иметь своей специфики. Можно сказать точнее – эта специфика не рассматривалась.

Не нужно добавлять, что гносеологизация сознания сохранилась и в марксистской отечественной философии, а социологизация стала ее аксиомой. Чтобы осуществить переход от философского уровня к психологическому-личностному, нужно предварительно выявить различие двух философских позиций.

Если принять за основу и выразить совсем схематично, позицию человека в мире, согласно Рубинштейну, можно представить такой схемой:



Схема

мир




Если представить вышеназванную гносеологическую (позицию) точку зрения, то она схематически выглядит так (для сравнения мы употребляем те же категории, которые ввел С.Л.Рубинштейн).

Схема II

Человек мир осознание



Возникает вопрос, сохраняется ли на уровне личности только первая схема? Достаточна ли она для определения сознания личности? Этот вопрос должен быть рассмотрен в нескольких ракурсах.



Во-первых, соотносительно с вышепривед6енными схемами, первая из которых выражает, согласно С.Л.Рубинштейну, основную позицию Человека в Мире. Очевидно, что она не может быть в таком глобально-антропологическом содержании прямо перенесена на личность. Однако мы вернемся к возможности и варианту ее интерпретации на уровне личности.

Вторая схема – человек вне мира, вне действительности, вне объекта фактически. Как это ни парадоксально, означает и идеалистическую трактовку человека, если он сводится к сознанию и материалистическую трактовку, когда рассматривается соотношение субъекта познания и объекта. Они противоположны, субъект – противостоит объекту. Она неадекватна, если рассматривать соотношение человека и бытие с онтологических позиций. Применимы ли эти схемы на уровне личности?

Во-вторых, человек определяется в философской антропологии С.Л.Рубинштейна через три отношения к миру, к другому человеку, к себе. Известно, что одна из концепций личности и ее сознания, принадлежащее В.Н.Мясищеву, определяет саму личность через ее различные отношения. Возникают вопросы: 1) какими отношениями характеризуется личность, исходя из триады отношений по С.Л.Рубинштейну, и 2) как соотносятся отношения самой личности с действительностью с отношениями ее сознания? Этот вопрос не обсуждался потому, что фактически отношения личности и отношения ее сознания отождествлялись. Правомерно ли это?

В-третьих, человек, также согласно Рубинштейну, определялся через три формы, или модальности, его активности:

- деятельность

- познание

созерцание (включающее отношение к природе и другому человеку, т.е. фактически – общение).

Правомерно ли определять личность и ее сознание через эти три отношения? На вопрос о деятельности ответил сам С.Л.Рубинштейн, выдвинув принцип единства сознания и деятельности. Однако две другие позиции – характеристики человека как познающего и созерцающего мир (общающегося с другими людьми – этика) требуют выяснения того, как соотносятся познание и сознание, созерцание и сознание на уровне личности.

В-третьих, и, по-видимому, это самое важное, если Рубинштейн фактически (терминология моя. – К.А.) рассматривает сознание как способность человека, то в чем сущность этой способности на уровне личности?

Мы предполагаем, что при всей неадекватности второй схемы на уровне личности, на философском уровне она сохраняется. Иными словами, для определения сознания, существенны одновременно обе позиции личности. Однако это позиции не по отношению к миру, а к той действительности, которая составляет ее человеческую сущность, согласно всем принятым в отечественной психологии ее определениям – действительности – общественной жизни, боле схематично – обществу.

На первой схеме позиция личности – это ее укорененность в общество, идентичность с общественными способами жизни. На уровне личности эту схему представил К.Юнг, назвав общественные основания, корни жизни личности ее архетипами, из которых она возникает в процессе индивидуации. Мы употребляем понятие идентичности в смысле принадлежности личности к челвоеческ5ому роду, его особенностям, отличающим человека от животного. Эта проблема в психологии ставится лишь в узких рамках наследственности, задатков. Но идентичность, принадлежность личности к роду человеческ5ому, не сводится к наследственности. Личность «наследует» человеческие особенности бесконечного числа поколений, а не только родителей и их предшественников. Она «наследует» не только внешнее сходство с отцом (или матерью) или иные отдельные признаки. Личность появляется на свет, прежде всего, как существо человеческое, а не только наследующая особенности родителей. Вторая позиция личности нуждается в более многоаспектном рассмотрении. Необходимо доказательство, что она правомерна для личности, во-первых, во-вторых, ее определение на личностном уровне. Если личность противостоит обществу, находится вне его, то она должна, исходя из первой позиции и на ее основе, обособиться от общества, (что и происходит при развитии личности ребенка по отношению к Обществу – Взрослый и другие. Обособление не заканчивается с достижением взрослости, зрелости, самостоятельности, оно продолжается как процесс индивидуации-индивидуализации. Затем, достигнув обособления (как часто раньше это называли – самоопределения) в своем становлении личностью, она одновременно включается в общество – его образовательные, организационные и профессиональные системы. Обособление и включение в общественную действительность в единстве представляют собой взаимодействие с ней. Однако это взаимодействие, определяемое так в самом общем виде, конкретно является взаимодействием личности с самыми разными сферами, формами и уровнями общественной жизни – и с другим человеком, и с другими, и с группами, объединениями и т.д.

Почему эту позицию мы рассматриваем как взаимодействие, а не только воздействие, идущее извне от социума и целиком определяющее личность, которая при этом рассматривалась при рождении как tabula rasa?

Обособление и включение личности в общество мы считаем взаимодействием, как ни равновелики его участники, как ни мала личность в сравнении с обществом, потому что, соответственно субъектной парадигме Рубинштейна, личность не только объект социальных воздействий, влияний, требований и т.д., а субъект, пусть совершенно другого масштаба, чем общество.

Для того, чтобы связать две вышеобозначенные позиции личности по отношению к обществу – как включенной в него и как ему противостоящей, необходимо дифференцировать понятия, обозначающие общество и, соответственно, их содержание. Мы предполагаем, что для позиции личности в обществе, внутри него, как вырастающей на его почве, из его корней адекватно понятие «общественное», как выражающее присущую человеческому роду основную его характеристику. Для обозначения общества, противостоящего личности, извне влияющего на нее, адекватнее понятие «социальное», поскольку жизнь одной лиричности совпадает и протекает только на протяжении одной конкретно-исторической эпохи. Понятие общественного более широкое, понятие социальное – более конкретно, поскольку на личность извне воздействуют законы, условия, общественные отношения именно данного социума, его социальной организации.

Сам способ жизни личности – это процесс ее становления, изменения, развития, соединяющий эти две разные детерминанты, способ опосредования их воздействия на личность и способ их связи личностью. Общественное основание личности дано ей непосредственно, составляя ее характеристику как представителя человеческого рода. Социум воздействует на нее в процессах влияния на нее и включения ее взаимодействия с ним – с социумом, носит опосредованный личностью характер. Исходя из этих двух разноуровневых и разнокачественных детерминант, можно дать определение жизненного пути как способа соединения, реализации личностью их в своей жизни. Общечеловеческое общественное в равной мере присуще всем людям, является общим для всех личностей и становится условием, основанием ее первоначального освоения конкретных способов социальной жизни и последующего включения в нее. Внутренние условия – это не только личностные особенности, но общественные основания. Развитие речи, деятельн6ости (разных ее видов) и психических функций, которое рассматривается как результат и процесс социализации, равно свойственно всем людям, является единым механизмом развития личности. Пока это действие общественной детерминанты. Но ребенком усваивается речь данного народа, национальности, также как развитие ее мышления определяется понятиями, менталитетом данного социума. Поэтому, как справедливо отметил С.Московичи, мышление дикаря адекватно задачам жизни в данном социуме – племени, а мышление личности наступающего 21 века становится адекватным его технологическим и др. социальным отношениям, условиям.

Итак, личность в своем становлении осуществляет связь этих двух детерминант, что и происходит в ее онтогенетическом развитии и жизненном пути в целом. Ее связь с социумом – обособление и включение в него – осуществляется в конкретных формах ее жизненного пути и воплощается в вырабатываемом ей способе жизни. Отождествление с социу4мом (в смысле принятия его условностей, отношений и т.д.) происходит одновременно с разотождествлением с своей общечеловеческой основой. Разотождествление в данном случае – это не отрыв от своих человеческих корней, а индивидуация (К.Юнг), т.е. развитие их в узком и специальном направлении индивидуации. Прежде чем включаться в общие для всех социальные отношения, личность приобретает (особенно ярко проявляющуюся в детстве) свою первую индивидуальность – инаковость. Как нам представляется рубинштейновский анализ этапов развития сознании я как движении я не от «я» к «мы», а от «республика мы» к «я» и отражает эту логику развитие личности .

Однако, как эти позиции и способ их связи личностью определяют ее сознание? По своей сути сознание личности дуально, т.к. оно является связующим этих двух различных детерминант. Это и есть его основная жизненная функция и способность.

М.М.Бахтин выделил в качестве основной характеристики сознания его динамичность. Это справедливо, но как более частная и конкретная характеристика, уже для более высокого уровня сознания, когда имеют место два лица, две личности. Исходной же «единицей» индивидуального сознания являются «смыслы», которые согласно А.Ф.Лосеву, имманентны сознанию личности, являются его далее неразложимыми характеристиками. Смысл в большинстве его трактовок как бы «тонул» в индивидуальном – механизм и функция его не раскрывались. По-видимому, смысл как единица сознания есть воплощение его дуальной сущности – выражать нечто на языке общественно-индивидуального сознания. Смысл – не отождествление с индивидуальностью, не слияние с ней, а осуществляемый личностью процесс разотождествления с «коллективным бессознательным» и определенный индивидуальный механизм соединения разных детерминант. Это не означает, что социальное выражается на «языке» родового, общечеловеческого. Оно начинает существовать для личности благодаря способности ее сознания воплотить нечто в другом, через другое инобытие. Это означает лишь то, что личность, становясь индивидуальностью на общечеловеческой основе, уже обладает (или приобретает) способность осмысления действительности на основе различения одного от другого, а потому способности обозначать одно другим, через другое. Но на первых этапах ее развития смыслы непосредственны, все окружающее обладает модусом очевидности, а по мере ее развития она учится и обретает жизненный опыт, способность осмысления.

Часто смыслы определяют через различие от значений – как индивидуальную трактовку социальных значений. Но почему тогда смыслы, безусловно составляя принадлежность индивидуальности, так удивительно сходны у разных людей? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно различать «коллективное бессознательное» и индивидуальное бессознательное или неосознанный уровень сознания и при этом различении, обнаруживающем сложнейший «состав» бессознательного, нужно, по-видимому, выделить в индивидуальном – тоже многомерном по своему строению, собственно «я» («самость» по Юнгу). Тогда становится понятным, что существуют общечеловеческие смыслы и только мои, принадлежащие моему «я». Это – открытая проблема.

Важно то, что соединение сознанием двух детерминант, поскольку оно осуществляется личностью, приобретает тройную детерминацию. А само представление о роли третьей личностной детерминанты в процессе сознания уже выводит за рамки понятия «детерминация». Это не детерминация, а именно способность сознания личности. Общественная детерминация («коллективное бессознательное» и социальная действуют каждая по-разному, разным способом, механизмами, поэтому их соединение сознанием на личностной основе представляет не простую интеграцию, сумму, а создание определенного уникального «уравнения». Поэтому мы говорим о способности сознания личности строить такие уравнения.

Как предварительный итог обсуждения вышеприведенных гипотез, можно сказать, что сознание – это не нечто вторичное, дублирующее другое, как неудачно выразился А.Н.Леонтьев – «уподобление» другому - внешнему. Сознание это механизм, соединяющий, сопоставляющий то и тогда, когда, по крайней мере, есть радикальное различие одного и другого, необходимость найти особую форму их связи. Сознание не есть другое – по отношению к исходному, к тому, что всегда считалось исходным – объекту – оно уникально как механизм соединения триады – социума, общественного (коллективного бессознательного) и личности. Если первоначально мы говорили о дуальности сознания, то, учитывая его функцию как личностной способности, можно говорить о его триадичности. Сознание возникает там, где есть различие онтологических реальностей бытия человека, их разность и способность личности разрешать противоречия, несовпадения между ними.

Идея триадичности сознания, однако без какого-то бы ни было обосновании, выразилось в выделении, практически всеми психологами (особенно четко Рубинштейном) трех отношений сознания – к миру, к другому и к себе. Она проявилась совсем в ином ракурсе у З.Фрейда, в его дифференциации трех уровней сознания, где фактически присутствуют те же три направления (основания) – Self (я), социум и бессознательное (id) . Однако, если в вышеприведенной формуле (отношения – к миру, другим и себе) – это просто разные отношения, то для Фрейда – эти уровни связаны сложными противоречивыми и предполагающими качественное преобразовании е одного уровня другим отношениями. В первой формуле отправной центр отношений – сама личность, это ее отношения к другому, е себе и к миру (а не с миром). Во второй – как мы неоднократно отмечали – Фрейд – едва ли не впервые обнаружил противоречие в силу встречного характера детерминант – прежде всего – идущей от социума к личности и затем – от личности к своему бессознательному (id) (в прекрасном метафорическом образе личности как наездника, обуздывающего свои бессознательные влечения – id – на основе требований и ограничений социума). Таким образом, фрейдовская формула вскрывает противоречие между социальной и бессознательной (сексуальной, а не общественной) детерминантами, которое и разрешает личность. Она относится не к себе, а к своему id, обуздывая его под влиянием требований социума (отношения социума к ней, а не ее к социуму).

Кроме достаточно поверхностной аналоги, подтверждающей триадичность отношений сознания или его уровней (Фрейд), очень важно выяснить вопрос, который не ставился – являются ли отношения к миру в первой формуле отношениями сознания или самой личности. Тот же вопрос касается формулы Фрейда – его уровни определяются и им самим и его интерпретаторами как уровневая концепция то сознания, то личности. Не менее важным и открытым, при всей многочисленной критике Фрейда (или возведение его теории в аксиому) остался вопрос: сублимация (вытеснение) – это безличный или личностный механизм. Сам Фрейд этого вопроса не обсуждал.

Из этого анализа концепций отношений и уровней сознания, которые так и сосуществуют, не подвергаясь сопоставлению, сравнению для выявления их различий, можно на основе выдвинутых нами предварительно гипотез дать предварительный ответ на вопрос об их «принадлежности» - сознанию или личности. Потому-то они и обозначаются то как отношения сознания, то как отношения личности, что, согласно нашему определению сознания как ее способность, личность выражает свои отношения благодаря сознанию (или проще – своим сознанием). Сознание как ее способность – это механизм, осуществляющий ее многочисленные жизненные функции и взаимоотношения. Но тождества между ними быть не может, поскольку у личности есть и другие способности. Но одновременно необходимо подчеркнуть, что она – не носитель сознания, как выразился – не очень удачно – один из психологов, она, если пользоваться аналогами, скорее его автор. Сознание личности – не только совокупность знаний, идей, представлений, это ее жизненная способность.

Качество роль сознания как способности личности обосновывается двояко и по разным основаниям. Первое – в самом общем виде было обозначено выше – через роль сознания в интеграции различных детерминант. Этим в общих чертах объясняется механизм сознания и его жизненная роль. Второе обоснование заключается в том, что сама жизненная или, точнее, жизненно-социальная позиция личности определяет «работу» - возможности и ограничения этого механизма. Так, например, преобладание включенности личности в социум – преобладание социализации над индивидуализац3и ей, очевидно, приводит к доминированию в ее сознании социальной детерминации . Обособленность личности, преобладание индивидуализма над «коллективизмом», естественно, усиливает, роль ее индивидуального бессознательного, ее «самости», по Юнгу.

Число, разнообразие жизненных позиций многократно по отношению к выделенным нами в начале двум детерминантам ее сознания

В начале мы дифференцировали на самом предельном уровне абстрактности две позиции личности – внутри общества и вне его, называя последнюю позицией вне социума для различения основных типов детерминации и личности, и ее сознания. Вторую позицию мы далее дифференцировали на позицию обособления и включения. Позиция обособления первоначально исходно возникает через преодоление идентификации, через разотождествление с общественным основанием. Обособление же от социумам одновременно связано с включением в него, а затем – взаимодействием уже ставшей самостоятельной взрослой личности. С обособлением личности связаны такие способности ее сознания – «я-к5онцепция», рефлексия, диалогизм сознания и его механизмы регуляции поведения. (Попутно нужно подчеркнуть различие процессов обособления от социума, от общности, от процессов обособления/интеграции в отношениях «я» - «другой». Это разные уровни, соответственно различающиеся в индивидуальном сознании, которые часто совершенно не дифференцируются.

Столь же важно дифференцировать процесс обособления в реальной жизни и в сознании, а также различие воздействий на личность способа социальной жизни и собственно социального сознания. Обособление личности одновременно связано с включением в социум. Это включение осуществляется личностью через ее деятельность, труд и непосредственно с ним связанную совокупность отношений с той общностью (группой, коллективом и его отдельными людьми), в которой осуществляется деятельность. Поэтому социальные детерминанты ее сознания также многообразны.

Из чего складывается такое многообразие? Социум воздействует и на жизненную позицию личности, и на ее сознание одновременно и отдельно, во-первых. Во-вторых, воздействия социума, это:


  1. условия, фактически предоставленные личности (образование, здравоохранение, социальные органы помощи населению, наконец, профессиональные условия труда и т.д.);

  2. требования, обращенные к личности (профессиональные, социальные, правовые и т.д.);

  3. социальные отношения, определяющие ее поведение и сознание, сам способ функционирования в обществе;

  4. разнообразие социальных структур, «наш», в которые попадают разные личности, обладающие разной степенью жесткости/благоприятствования в отношении личности;

  5. принадлежность к социальному слою, в котором личность оказывается независимо от ее воли, способности, сознания

и т.п.

Социологический анализ позволил бы выделить еще огромное количество параметров, прямо или опосредованно влияющих на бытии е личности и ее сознание.

А поскольку эти параметры детерминанты (также в их бесконечном многообразии) действуют опосредованно личностью, она ставит жизненные задачи, задавая проблемы своему сознанию, то число его формул, проблем и их решений безгранично. Одновременно с этим на наш взгляд, справедлива и «неувядающая» формула К.Маркса, который выписал оригинальнейший иероглиф действия социальной детерминации: «производители продуктов поставлены в такие условия, которые определяют их сознание без того, чтобы они это осознавали» ( ). Эта формула одновременно подчеркивает роль объективной позиции личности (в формуле Маркса позиция производителей) и¸ в противоположность нашему утверждению об авторстве личности, такого рода непосредственной детерминации индивидуального сознания, которая не осознается.

Таким образом, жизненная позиция личности может быть определена не только в категориях преобладания социального/индивидуального, но и в категориях вынужденного и свободного (безсубъектного и субъектного). Они не совпадают, поскольку эгоцентризм личности, использующей общество в своих целях, иногда в гораздо большей степени делает ее не свободной от законов социума (она должна их не только хорошо знать, но и считаться с ними), в сравнении с личностью целиком подчиненной социуму, которая в своем сознании свободна, поскольку все решается и осуществляется помимо нее.

Подводя предварительный итог рассмотрению двух аспектов жизненной роли сознания – его функции, проявляющейся, состоящей в осуществлении связи основных (общественной и социальной) детерминант и его зависимости от жизненной позиции личности, можно сказать, что первый представляет собой анализ на более высоком уровне абстрактности по отношению ко второму – более конкретному.

Наиболее конкретно роль сознания как способность личности проявляется по отношению к ее жизненному пути. Мы предполагаем, что сознание личности охватывает пространственно-временные параметры жизни личности. В известной степени, допуская абстрактность анализа, мы охарактеризовали жизненное пространство личности через три основные составляющие - это жизненная позиция личности (уже не только в обществе и общественной жизни), но в личной жизни. Это устойчивая характеристика пространства жизненной позиции, складывающаяся из основных отношений (по В.Н.Мясищеву) - к деятельности, труду, к другим людям (более близким или далеким) и взаимоотношения с ними и т.д.


Пролонгированное пространство движения личности во времени жизни - это жизненная линия, обладающая устойчивостью в смысле своей определенности, и, наконец, идеальное  пространство будущего, которое является и идеальным временем будущего – жизненная перспектива.

О пространстве (относительно к разным характеристикам жизни) можно говорить как о широте/узости жизненных отношений, об их смысловой опеределенности/неопределенности, об идеальности/реальности жизненных отношений. Любые ситуации, события, переживания, о которых обычно говорят, характеризуя жизнь, имеют пространственно-временную локализацию и реально-идеальное определение.

Сознание, как отмечал С.Л.Рубинштейн, охватывает пространство и время, в которых личность реально не существовала. Это географические пространства, способы жизни людей в разных странах и континентах, пространство культуры, пространство Вселенной. В своих знаниях и представлениях о них личности обычно или ограничены, или, напротив, обладают широтой и богатством, которое расширяют или сужают и их кругозор, и пространство их жизни.

Сознание, регулируя деятельность, очерчивает ее разные контуры. Труд и творчество одних людей охватывает огромные масштабы общественной и профессиональной жизни, что также относится к их отношениям и взаимоотношениям с огромным или совсем узким кругом  людей. Личности, способные мыслить в государственном, мировом масштабе, отличаются от тех, упоминаемых Рубинштейном пространство жизни которых ограничивается заботой о хлебе насущном и завтрашнем дне.

Сознание не только расширяет (или охватывает) максимальный жизненный масштаб деятельности (международного масштаба и т.д.), но и сужает его. В приведенном примере до предела сужена сама жизнь. Но сознание способно ограничивать пространство жизни. Это делается сознательно. Так, в определенный период жизни личность сосредоточиваясь на главном, абстрагируется от всего постороннего, внешнего, случайного. Осознанные, сознательные ограничения накладываются добровольно верующими людьми или священнослужителями. Ограничения эти могут способствовать сосредоточению на духовной жизни, на определенном жизненном деле, на служении чему-либо.

Как показали эмпирические исследования (М.И.Воловикова и др.), вопрос о границах сознания возникает в плане достижения нравственной жизни.  Личность сама сознательно ставит границу как предел дозволенного, за который она не переступает, не допуская мысли о недозврол6енном (иногда, конечно, такая граница возникает при правильном нравственном воспитании ребенка, которому "не приходит в голову" нечто запретное, безнравственное).

Сознание как способность личности прежде всего констатирует определяет существенные для личности жизненные координаты. (то касается и жизненной позиции, и жизненной линии и перспективы). То, насколько личность способна в своих обобщениях выделить существенные критические, узловые моменты, периоды, векторы своей жизни и есть показатель того, насколько развита способность ее сознания, насколько она способна отвлечься от эмпирического, стихийного способа жизни.

Однако следует подчеркнуть, что пространственные (как и временные) характеристики жизненного пути, для сознания имеют разный смысловой "удельный вес", разную степень существенности.

Третий уровень конкретизации особенностей сознания как жизненной способности личности предполагает рассмотрение ее во времени жизненного пути, соответственно в изменениях личной жизни, в изменениях жизни социума, и, наконец, в изменениях самой личности.
Особенности сознания личности не могут не быть связаны с времени жизни, развитием, изменением и ... сохранением. Соответственно изменение предполагает свою противоположность - сохранение, стабильность, консерватизм, как пишет С.Л.Рубинштейн, "пребывание в изменениях". В свое время, раскрывая диалектику жизни, мы употребили для обозначения сочетания изменения и сохранения понятие "воспроизводство". Оно раскрывает специфику жизненного движения личности с учетом ее активности, заново воспроизводящей произвольно и непроизвольно свою сущность во времени жизни.

Одна  широко известная, заключается в триаде - прошлое, настоящее и будущее. Нам остается подчеркнуть, что, по крайней мере в отнгошении прошлого и будущего имеет место раздвоение единого, разотождествление, осуществленное сознанием. Раздвоение - это различение прошлого и будущего как разных модальностей бытия личности, раздвоение - на то (прошлое), что останется сохраненным или по крайней мере, уже не изменится никогда. (Прошлого нам не вернуть). Это, далее, раздвоение уже не жизни, а самой личности, какой она была в прошлом (ребенком, подростком, молодой, просто другим человеком) и той, какой она является сейчас.

То же, но связанное с другим механизмом сознания , касается будущего. Другой модальностью своего сознания мы представляем, какими бы хотели стать в будущем и каким оно может для нас стать. Но будущее - это также вектор раздвоения, идеального и реального, поскольку его может не наступить никогда, т.е. идеальная "реальность" по отношению к реальности настоящего и по отношению к личности в настоящем. Важно подчеркнуть, что сознание личности в настоящем воплощает, фиксирует, выражает ее реальность как то время, в котором личность может осуществить себя объективно самореализовываться. Будущее - это желаемое или планируемое - это пока еще  субъективная реальность. Прошлое тоже обладает, но особой онтологически объективностью - в нем уже  нет личности и потому она не может ее изменить. Сознание каждой личности по-разному связывает эти три времени, что требует своего специального, более детального рассмотрения. Одни люди склонны, позитивно оценивая свое прошлое, обобщать и осмыслять его в связи с настоящим (и будущим) как единую правильную жизненную линию, т.е. сохранять, опираться на прошлое в настоящем, опираться на его достижения, т.е. воспроизводить некие инварианты при изменениях. Другие, также придерживаются принципа единства жизни, стараясь "учиться на ошибках прошлого". Третьи отказываются от своего прошлого во имя лучшего настоящего или будущего, прерывая непрерывность, единство жизни, желая "начать все с начала". Но это именно "работа" сознания, его способность идеально (не в смысле идеала) соединять или разделять время своей жизни определенным для данной личности образом.
Всякому человеку (за редким исключением) свойственна вера в лучшее будущее, т.е. будущее рассматривается как возрастание ценности жизни, как возможность совершенства самой личности.

Ценность в трактовке прошлого и будущего различна в силу преобладания интенции личности к совершенству, к возможности лучшего в будущем (чего уже не может быть в прошлом). В целом, таким образом, связь сознанием триады прошлого, настоящего и будущего имеет тенденцию возрастанию качества ценности жизни и совершенству личности, т.е. возрастанию позитивности, ценности жизни. Но, разуме6ется, существует множество других способов связей.

В целом з0десь проявляется способность сознания связывать идеальное и реальное, удерживать и воспроизводить ценностный инвариант в процессе жизненных изменений, связывать ценностным образом онтологически различные периоды жизни – вневременное, неизменное прошлое, настоящее как этап максимально возможных изменений (достижений) и будущее как идеальную возможность возрастания ценности жизни и совершенства личности. Это сложнейшая способность сознания к установлению разных связей 0 различных времен жизни.

Мы предполагаем, что по отношению к темпоральным особенностям жизни сознание обладает разными модальностями. Оно само существует и осуществляется в качестве образования или процесса.

Разумеется, сознание как способность личности, т.е. образование имеет системную организацию, которая заключается в уровневом строении как бы ни различались определения уровней в разных концепциях, наличие уровней общепринято) и в системе отношений, т.е. в открытом характере самого сознания, в его интенциальности к будущему, к другому, в другое. Инвариантной характеристикой сущности сознания является способность установления связей осуществления обобщений, а также «первезий» как выражения одного через другое (что обычно называют символизацией, а Л.С.Выготский – знаковой особенностью сознания). Сознание, как общепринято, включает смыслы, значения и ценности как те «единиц3ы», образующие, в которых оно осуществляет свою сущность. Это архитектоника сознания, его система, его организация.

Но сознание является образованием и в функциональном смысле. В качестве образования сознание релевантно сохранению инвариантного, неизменно воспроизводящегося в личности при изменениях жизни – ее основы, совокупности ценностей, самой индивидуальности, позиции. Как устойчивая функциональная система, сознание обеспечивает определенность личности, способы ее самовыражения, самореализации в жизни, ее интегративную сущность. К образованиям сознания, разумеется на его разных уровнях относятся «Я-концепция», ценностно-смысловые образующие, личностные идеалы и мировоззрение (мировоззренческие чувства по Рубинштейну).

Если рассмотреть как образующие системы сохранения отношения, то при наличии определенного числа (на мир, на других, на себя) и других направленность отношений, они осуществляются и воспроизводятся личностью как нечто устойчивое, соответствующее жизненным принципам, ценностям. Стоило бы добавить, что отношения существуют не как изолированные от взаимодействия личности со своей жизнью, другими людьми, социумом. В.Н.Мясищев очертил определенное число отношений как общую характеристику личности. Однако, каждая личность как индивидуальность, строит в своей жизни разнообразные отношения, а соответственно, сознание создает их иерархию по значимости на каждом этапе жизни (на первый план-уровень выходят то профессиональные, то личные отношения, то отношения супругов, то отношения с детьми). В один жизненный период на высшем уровне значимости находится ее дело, творчество, в другой – оказываются задачи построения личной жизни во множестве ее аспектов. Итак, сознание как образование есть сохранение устойчивости, определенности личности в процессах изменения, есть сохранение существенного, индивидуального.

Переходя к характеристике сознания как процесса, можно сказать, что оно релевантно изменениям жизненного пути и общественной жизни, в которой он складывается. Эти изменения, как показала недавняя эпоха коренных изменений социально-экономических отношений в России и самого способа жизни, осознаются в большей или меньшей степени, и это осознание, в свою очередь, определяет, менять или не менять (насколько это зависит от личности) свою собственную жизнь. Процессуальные особенности сознания связаны с реалиями жизни двояко: в сознании оказываются представленными, осмысленными объективно произошедшие изменения (иногда личность не осознает объективно происходящих в ее жизни изменений, например, не понимает, что изменились, выросли дети и с ними нужно строить иные отношения, не осознает, что ее жизненные силы, здоровье ослабели, и она уже не может браться за решение таких задач, которые раньше легко решала и т.д.)



Вторая зависимость изменений жизни от сознания связана с его регуляционными возможностями: личность приходит к выводу, что прежняя профессиональная жизнь уже не отвечает изменившимся социальным условиям, и начинает решать проблему профессионального выбора, квалификации и т.д.

В определении процессуальности сознания важно учесть следующие моменты:

Сознание релевантно не только изменению самой действительности и изменению личности (очень важно уточнить, насколько и в каком возрасте осознаются возрастные изменения, изменения направленности личности, достижение ей своей зрелости и т.д.), но взаимодействию личности с действительностью. На каждом этапе жизни личность взаимодействует с другой действительностью (образовательной, затем профессиональной средой, семьей, друзьями и общением с ними и т.д.).

Сознание в своей процессуальности релевантно и континуальности, процессуальности психики. В чем, на наш взгляд, это выражается прежде всего? В социальном мышлении личности, перед которым постоянно возникают новые проблемы, новые представления, новые интерпретации.

Кроме того, особенно осознание, т.е. высшее проявление способности сознания связано с ролью чувств, которые в своей динамике и смене то блокируют этот акт осознания, то, напротив, становятся основанием остроты осознания происходящего. Естественно, что сознание связано с иерархией потребностей и происходящей сменой, динамикой мотивов, их комплексов. Одни мотивы на одном этапе не достигают уровня (мотивация достижения), при котором они воплощаются в реальные определенные цели. Другие или в другой период своей взаимодополнительностью (или борьбой) приводят к осознанию противоречий, препятствующих постановке цели и оформляются в виде цепи последовательно ставящихся проблем (или задач) для ее оформления. Личность приобретает целеустремленность. В своей процессуальной функции сознание обеспечивает своевременность действий личности, их адекватность тому моменту, когда они могут быть наиболее продуктивны (не раньше, но и не позже).

Последняя характеристика сознания как способности предполагает дифференциацию способности в широком и узком смысле.

В первом – речь шла о способности как особом качестве личности, о его принадлежности личности (по аналогии, например, речь как способность человека и т.д.). Во втором – узком смысле – способность сознания – это высший уровень его развития, который может быть индивидуально дифференцирован, но для любой личности является таковым.

Мы связываем способность сознания с качеством личности как субъекта жизни, соответственно обеспечивающим это качество. Интегрирующая, гармонизирующая, рефлексивная и другие качества личности как субъекта обеспечиваются ее сознанием. Однако, как мы неоднократно отмечали, основным функциональным механизмом сознания является социальное мышление личности, а высшим уровнем его – проблематизация как (еще более социальная) способность выделяя противоречия жизни, превращать их в проблемы и, соответственно, решать последние.

Качество личности как субъекта жизни определяется прежде всего по этому критерию – наличию противоречий и их разрешению в виде проблем. Другие составляющие социального мышлении я – интерпретация, репрезентация, категоризация, также достигая определенного высокого уровня своего развития, также составляют основу способности сознания. С какими еще понятиями, бытующими в психологии, связано это качество? Несомненно, это сознательность как присущий субъекту способ проживания и организации жизни, в определенной мере осознанность, осмысленность жизни, доступная развитой личности, сюда же, можно предположить, входит и способность к диалогу (в его бахтинском и рубинштейновском понимании). Несомненно, что ответственность, которую мы выделяем как критерий субъекта, связана с осознанием не только последствий своих действий. но и с конструктивной композицией всех составляющих взятого на свою ответственность, наконец, к характеристикам сознания как способности субъекта, несомненно, относится наличие мировоззрении я и «Я-концепции» (правда, в ее отличающемся, скажем от роджеровского) понимания. «Я-концепция» - это осознание своей индивидуальности и ее жизненного предназначения, это достижение жизненной мудрости (по Г.Оллпорту), дающее возможность полностью подчинить свою жизнь общечеловеческим ценностям и одновременно максимально выразить себя в их достижении. «Я-концепция», мы бы сказали, это зеркало субъекта, в котором он видит не только себя, но все свои отношения к людям в общем стремлении к человечности жизни.

Отличие способности сознания от других его модальностей – как образования и процесса, заключается в его определении в аспекте развития, совершенствования и достижения высшего уровня совершенства личности в реальной жизни, исполненной трудностей и противоречий.

Нами была разработана концепции я социального мышления, раскрывающая способность личности к познанию ценности социального мышления, раскрывающая способность личности к познанию ценности социальной действительности, взаимоотношений людей, их личностей и собственной жизни. Уровень социального мышления личности зависит от меры использования ею своих интеллектуальных возможностей в реальной жизни, от постоянства интеллектуальных занятий, от потребности мыслить. Он зависит от зрелости отношения личности к социальной действительности, ее жизненной позиции, установок, ценностей. Сознание не только отражает действительность, но выражает отношение к ней человека, а потому характеризуется не только гносеологически как знания, но аксиологически – как ценности, значимости, личностные смыслы. Поэтому важнейшим предметом нашего исследования были ценностные характеристики сознания. Ценности рассматривались не только по общепринятому иерархическому принципу и составу, а в соответствии с целью выявления изменений сознания, исследовалось: старые или новые ценности доминируют в сознании каждого типа, если в нем присутствуют и те и другие - противоречат ли они друг другу. Соответственно, предполагалось, что личности со старой системой ценностей обладают иными социальными возможностями в обществе с новыми ценностями, в сравнении с лицами, новые ценности которых соответствуют изменениям общества. Мы стремились выявить типы сознания, чтобы затем ответить на вопрос, какие из них делегируют изменения общества, а какие - консервативны.

Характеристикой всякого мышления, а особенно социального, является способность личности формулировать и решать проблемы. В социальном мышлении это проблемы различных отношений людей, проблемы жизни личности - внешние и внутренние. Вторая гипотеза заключалась в предположении, что социальное мышление личности, будучи функциональной особенностью ее сознания, в свою очередь, может зависеть от других его особенностей - прежде всего - конструктивных или деструктивных противоречий сознания. Предполагалось, что наличие противоречий в сознании может как содействовать, так и препятствовать способности личности ставить и решать проблемы. В исследовании осуществлялась своеобразная диагностика проблемности или способности к проблематизации социального мышления личности.

Российской ментальности всегда была присуща вера, на которую и опирались все имманентные ей или искусственно, насильственно привитые идеологии. Мы предположили, что вера - это своеобразная оптимистическая направленность личности.

Итак, целью исследования было выявление трех параметров, которые, по нашему предположению, могли бы быть типообразующими: проблемности социального мышления, ценностности сознания личности и ее оптимизма-пессимизма. При этом мы опирались на методику и данные польских психологов Ленца и Залесски, которые максимально сблизили оптимизм-пессимизм со способностью-неспособностью личности решать социальные проблемы.

Результаты.

В лабораторном исследовании соотношения ценностей, проблемности мышления и оптимизма-пессимизма личности выявились пять разных комплексов этих составляющих. Первому типу были свойственны новые ценности, высокий уровень проблемности мышления и оптимизм личности. Второму - противоречие старых и новых ценностей, высокий и средний уровень проблемности мышления, пессимизм-оптимизм. Третьему - старые или противоречащие друг другу ценности, низкий уровень проблемности, пессимизм. Четвертому - сосуществование старых и новых ценностей, беспроблемность мышления, нейтральность (ни пессимизм, ни оптимизм). Наконец, выявился пятый тип с новыми ценностями, средним и низким уровнем социального мышления и оптимизмом.

Системообразующим и ключевым в связи вышеуказанных параметров оказалось выявленное в исследовании представление личности о соотношении своего «Я» с обществом. Это «базовое» уравнение именно российского самосознания, поскольку в недавнем прошлом каждый человек напрямую (как бы «на ты») соотносил и объединял себя с такими общностями как «народ», «партия», «государство». В Западно-европейском сознании отсутствует прямая связь public (общественных) и privat (личностных) представлений, поскольку соотношение личности с обществом многократно социально, институционально опосредовано.

Но каждым типом это отношение реконструируется по-разному. Выявлено пять типов соотношения «Я» и общества в индивидуальном сознании. Первый тип представляет себя в качестве субъекта, а общество -объекта (S-O). «Я требую от общества или я делаю для общества или я его изменяю». В сознании второго типа «Я» и общество представляются в качестве субъектов (S-S). «Я получаю от общества - оно требует от меня, я делаю для общества – оно – для меня. Третий тип представляет себя в качестве объекта, от которого ничего не зависит, а общество – субъекта (О-S). «Общество требует от меня, общество дает мне». В четвертом типе сознания «Я» и общество пре6дставляются в качестве объектов (О-О). «Все реализуется необходимостью, за которую не отвечает ни общество, ни, тем более, Я». Пятый тип разделяется на два подтипа: у первого сознание имеет формулу S-O, у второго – О-О. У этих пяти типов проявляется понимание своей активной или пассивной роли по отношению к обществу, которое одновременно рассматривается в своей активной или пассивной функции по отношению к «Я».

Путем факторного, кластерного и качественного анализа выявилось, что каждое субъект-объектное или субъект-субъектное и т.д. отношение обеспечивается (или фактически опосредствуется) разным комплексом ценностей, проблемности мышления и оптимизма-пессимизма. Тип S-O обеспечивает свою субъектность новым ценностям, высоким уровнем проблемности и оптимизмом, типа S-S в своей субъектности противостоит обществу как субъекту, но не доминирует в силу противоречивости ценностей, несмотря на высокий и средний уровень проблемности и пессимизма (оптимизма). Тип O-S «подавлен» своими старыми ценностями, отсутствием проблемности мышления и пессимизмом. Тип О-О индифферентен со своими непротиворечащими, но и не актуальными ценностями, низким уровнем проблемности и нейтральностью (невыражен) ни оптимизм, ни пессимизм. В сознании первого типа доминируют только новые ценности, в сознании третьего – старые, но ключевым моментом является то, что при наличии в сознании второго и третьего типов тех- и других ценностей, только у второго типа их противоречие способствует проблемности социального мышления.

В ходе дальнейшего – уже не лабораторного, а психосоциального исследования методом анкеровки (по В.Дуазу), мы пытались найти, какому социальному слою присущ тот или иной тип сознания и есть ли в принципе связь между лабораторно выявленными типами сознания и социальными слоями. Самым поразительным результатом исследования (при высокой достоверности корреляций) оказалось, что типы сознания присущи (в основном) определенным «стратам».

Какова же связь выявленных лабораторным путем типов сознания с социальными выборками или «стратами»? Первый тип S-O - это «страта» предпринимателей (крупного бизнеса), и на основании более поздних исследований представители государственной системы управления (власть) (со средним и низким уровнем социального мышления). Тип S-S -«страта» ученых и студентов (последние характеризуются оптимизмом), в которую на основании более поздних исследований были включены высококвалифицированные рабочие и менеджеры. Тип O-S - «страта» рабочих и пенсионеров (у последних преобладают «старые» ценности и отсутствует проблемное мышление). Тип ОО - «страта» служащих и чиновников. К «страте» рабочих позднее были причислены работающие пенсионеры, а к пенсионерам по характеристике сознания отнесены служащие (исполнители).

Каковы же «разрешающие» способности сознания, учитывая его ценностность и проблемность? Если ценности являются новыми, социальное мышление оптимально решает проблемы, то сознание личности конструктивно обеспечивает ее социальную позицию. В свою очередь, если личность с таким сознанием настроена оптимистически, то эти составляющие умножают друг друга и усиливают позицию субъекта, а значит - повышают его адаптированность к изменениям. Если же старые и новые ценности противоречивы, то (у интеллигенции) это противоречие становится конструктивным основанием проблемности социального мышления, а способность к решению проблем усиливает субъектную позицию данного типа. В свою очередь, субъектная позиция содействует проблемности социального мышления. Но пессимизм личности противоречит активности и конструктивности ее сознания, что порождает неопределенность ее соотношения с обществом, поскольку она трактует его как субъект. Вопрос об адаптированности типа личности с субъектным сознанием (S-S), который совпал с выборкой, названной нами «профессионалы» (ученые, студенты, высококвалифицированные рабочие и т.д.), остается открытым. Тип личности с объектным сознанием (O-S) - это рабочие и пенсионеры - имеет противоречивые ценности (или старые ценности), которые «блокируют» проблемность его социального мышления. Вдобавок пессимизм личности делает ее вдвойне неадаптированной к социальным изменениям. А тип личности, осознающий себя и общество объектами (О-О) с синкретически связанными старыми и новыми ценностями при отсутствии проблемности социального мышления и безличности своей социальной позиции не адаптирован к современному обществу (служащие). Пятый тип удалось раскрыть с точки зрения возможностей его сознания не лабораторным путем, а только тогда, когда нашлась выборка или «страта», им обладающая. Это государственная власть с ее двумя функциями (управления - S-0 и исполнения - О-О). Они дееспособны только за счет новых ценностей (реальной власти) при наличии среднего уровня социального мышления и оптимизма.

Только когда в «уравнение» сознания удалось подставить конкретные значения («страты» или «слои» общества), то есть найти обладателей разных типов сознания, оказалось возможным ответить на вопрос о мере адаптированности разных социальных групп к социальным изменениям. Оказалось, что комплексная характеристика сознания каждого типа (включая пессимизм-оптимизм личности) определяет, усиливая или ослабляя меру его адаптированности к социальным изменениям. (Понятие «адаптированности» мы употребляем в уловном смысле). Речь идет скорее о том, что в силу возможностей сознания личностей предпринимателей они сами являются субъектами изменений общества (а не адаптируются к ним).

Какая «страта» сможет не только выйти на лидирующие позиции, но придать развитию общества оптимальный характер? Могут ли два типа, доминирующие в финансовой и властной «стратах», решить задачу организации российского общества, направленной на развитие и благополучие человека? Такую задачу решали в прошлом лучшие представители российской культуры - ученые, изобретатели, квалифицированные рабочие, в настоящем ее решают личности, обладающие высоким уровнем профессионализма, социального мышления и ориентацией на гуманистические ценности (Родина, семья, труд, образование и т.д. Позиция этой части общества (в которую входят разные «страты») одновременно конструктивна с точки зрения возможностей их сознания и как социальная позиция содержит противоречие личности и общества. Однако, также как продуктивно противоречие сознания этих личностей, также конструктивно может быть разрешено объективное противоречие их личности с обществом. Однако условием такого конструктивного решения является не только восприятие этим типом людей общества как субъекта, но реальность становления общества таким субъектом как гражданского общества. Кроме экономических, правовых и других условий этого прогресса, есть условия, которые играют огромную роль, направленную против современного отчуждения личности.



Литература:

  1. Абульханова К.А. Российский менталитет: кросскультурный и
    типологический подходы. Российский менталитет. Вопросы психо­
    логической теории и практики. М., 1997. с.7-37.

  2. Абульханова К.А. Социальное мышление личности. Современная
    психология: состояние и перспективы исследований. Ч. 3. Социальные
    представления и мышление личности. М., 2002. с. 88-103.

  3. Белицкая Г.Э. Типология проблемности социального мышления.Автореф. дисс. канд. психол. наук. М., 1991.

  4. Дуаз В. Феномен анкеровки в исследовании социальной репрезен­тации. // Психол. журн. 1994. N 1.

  5. Московичи С. Социальные представления: исторический взгляд. // Психол. журн. 1995. N 1, с.3-18; N 2, с.3-14.

  6. Психология личности. Новые исследования. 1998.

  7. Современная личность: социальные представления, мышление. Развитие в норме и патологии. М., 2000.

8. Zaleski Z., Chlewinski Z., Lens W. Importance of and optimism- pessimism in predicting solution to world problems: an intercultural study Psychology of future orientation. Lublin, p. 207-228.

9. Лапин Н.И. Ценности в кризисном социуме. М., 1991. с.4-21.



10. Moscovici S. The phenomenon of social representations // R.M. Fairand Moscovici (eds) Social representations. Cambridge, 1984.

* Работа выполнена при поддержке индивидуального исследовательского гранта 2007-2008 гг. № 0701170 научным фондом ГУ-ВШЭ


Каталог: data
data -> «высшая школа экономики»
data -> Программа дисциплины «Российский и мировой рынок pr»
data -> Программа дисциплины «Методы исследований в психологии и образовании»
data -> «высшая школа экономики»
data -> Методическая работа по аспектам Business English и Banking Transactions Список учебно-методических материалов 2007г
data -> «высшая школа экономики»
data -> Программа «Совершенствование преподавания социально-экономических дисциплин в вузах»
data -> Программа дисциплины теории личности для направления 030300. 62 «Психология»
data -> Программа дисциплины «Современные концепции личности»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница