Специфика гендерного подхода в анализе современных российских реалий



Скачать 282.04 Kb.
Дата14.05.2016
Размер282.04 Kb.
    Навигация по данной странице:
  • Любовь
Вестник Воронежского госуниверситета.

Серия Гуманитарные науки. 2006. №1.
Е.Ю. Красова, И.С. Гудович

Специфика гендерного подхода в анализе современных

российских реалий

Отечественная гендерология развивается под сильным влиянием западного феминизма и базируется на идеях западной феминологии. Это обстоятельство во многом определило направленность исследований, выделение наиболее важных, узловых задач, расстановку акцентов и язык этой междисциплинарной области знания. На формирование современных гендерных идей решающее влияние оказал не столько феминизм как теория, сколько стремление к решению конкретных социальных задач, связанных с практическими действиями, с борьбой за квотирование мест в законодательных органах, за равенство в сфере трудового законодательства и в семье и т.д. Эти идеи зачастую ассоциируются с противостоянием, обострением отношений. Собственно гендерные исследования сегодня в значительной степени ориентированы на научное обоснование такого противостояния. Отсюда – выбор тематики и подбор фактов, сюжетов, интерпретаций. Чтобы убедиться в сказанном, достаточно обратиться к названиям уже ставших классическими работ в этой области и активно развиваемых направлений исследований: “Феминистский вызов неоклассической экономической теории”, “Феминистская критика языка”, “Феминистская реконструкция политического знания”, “Гендерная сегрегация на рынке труда” и т. д. Кроме того, следует отметить, что в России со второй половины XIX в. и до настоящего времени большее распространение получили идеи социал-феминизма, что соответствует российской ментальности, культурным и историческим реалиям нашей страны. В отличие от либерального феминизма на Западе, философия которого базируется на принципе индивидуальной свободы, идее обеспечения равенства мужчин и женщин в публичной сфере, социал-феминизм сосредоточен на вопросах организации труда женщин, на соотношениях между оплачиваемым и неоплачиваемым трудом, на взаимосвязи между продукцией и репродукцией1. Использование методологии западной феминологии в гендерном анализе российских социальных процессов проблематично, возможны существенные искажения, как в отражении действительности, так и в прогнозировании динамических характеристик гендерных отношений. Практика последних в советское и постсоветское время делает не очевидными проблемы угнетения, осмысленные на Западе через призму опыта неработающей (экономически несамостоятельной) женщины. Более того, формальный и неформальный авторитет российской женщины в силу ряда причин, главные из которых экономические, сегодня (да и в недалеком прошлом) выше, чем авторитет женщин на Западе.

Некоторые особенности научных исследований в нашей стране связаны также с тем, что интенсивное развитие гендерологии российскими учеными начиналось, преимущественно, в Москве и Санкт-Петербурге. По сравнению с российской глубинкой социокультурные практики в этих мегаполисах ближе к западным. Это обстоятельство также способствовало смещению акцентов в постановке задач, выборе дефиниций и интерпретации результатов статистических исследований. Например, в случае анализа гендерных проблем в Воронежском крае. Это регион с высоким образовательным уровнем женской части населения, занятого на предприятиях с наукоемкими производствами, работающего в НИИ, КБ, в средних и высших учебных заведениях. Кроме того, в Центрально-Черноземном районе традиционно сильна связь с сельскохозяйственным производством (на уровне вторичной занятости городского населения), переработкой выращенной продукции и заготовкой ее на зиму. И здесь позиция женщины (образованной и экономически независимой) – центральная.

Наиболее яркие проявления вышеперечисленной специфики развития гендерологии в России обнаруживаются в гиперболизации значимости категории «пол», публицистичности большой части работ в ущерб анализу, гарантирующему научную достоверность, ангажированности ряда результатов, а также в наличии просто поспешных и потому неверных выводов2.

Гендерные исследования являются логическим продолжением женских исследований (Women’s Studies). Ядром последних, в отличие от многовековой, преимущественно мужчинами развиваемой «философии полов», является жизненный опыт женщин, включенных в социальную и культурную действительность. Что существенно, так это отграничение гендера как концепта не только от «философии полов» и исследований о женщинах, но и от понятия половых ролей, развитого в прошлом столетии социологической теорией ролей. Если для женских исследований главная задача состояла в представлении информации от женщин и о женщинах, чтобы таким образом создавать фундамент для новых теоретических построений, то задача гендерных исследований начинается с критического анализа механизмов власти, связанных с иерархизацией3.

Базисом гендерной теории является представление о том, что почти все традиционно считающиеся «естественными» различия между полами имеют под собой не биологические, а социальные основания. Эти различия конструируются в обществе через воздействие социальных институтов, норм и культурных установок. При этом с точки зрения гендерной теории не так важен сам факт различий (биологических и социальных), как их социокультурная оценка и интерпретация. Социальное воспроизводство гендерного сознания на уровне индивидов поддерживает основанную на признаке пола структуру. Воплощая в своих действиях ожидания, связанные с их гендерным статусом, люди конституируют гендерные различия и, одновременно, обуславливаемые ими системы господства и подчинения. У. Кэндеси и Д. Зиммерман утверждают, что «гендерная принадлежность индивида – это не просто какой-то аспект его личности», но более фундаментальная ипостась - «это то, что человек делает и делает постоянно в процессе взаимодействия с другими»4.

С начала развития женских исследований в России в 90-х гг. активно обсуждается возможность использования западных феминистских теорий для анализа российских гендерных отношений. Вопрос заключается в том, насколько адекватны схемы и подходы, разработанные при рассмотрении другой реальности. Переход от исследований женщин к гендерным исследованиям отражает развитие и смену методологии феминизма на социальный конструктивизм. Данная теория опирается на понимание гендера как социально сконструированного отношения неравенства по признаку пола. В социально сконструированном мире не существует «женского» как природного и неизменного. Эта позиция отрицает наличие универсального женского взгляда и общую теорию женственности, но вместе с тем исходит из наличия группового гендерного опыта. Для понимания отношений господства и подчинения принципиальны социальные и политические контексты, вводимые через пересечение категорий этноса, социального класса и возраста.

Несмотря на то, что методология социального конструктивизма выступает полезным инструментом анализа, российский социокультурный контекст ориентирует на специфичность гендерной теоретической модели, с некоторыми уточнениями и дополнениями. На наш взгляд, в гендерных исследованиях необходимо опираться на принцип гендерной толерантности, анализировать систему научных фактов во всей полноте и противоречивости с учетом сбалансированности данных. В этом случае интерпретация социальных фактов выводится за рамки методологического профиля радикального феминизма. Такой подход



  • может служить основой для изменения стереотипов, принятых в научном сообществе в отношении гендерных исследований и самого понятия «гендер»;

  • требует переосмысления ряда ставших уже традиционными идей;

  • предполагает введение в научный оборот новых положений гендерного подхода, смещающих акценты западного феминизма;

  • обосновывает необходимость разработки понятийно-знаковых структур, описывающих иерархию принятых в гендерном дискурсе дефиниций.

В настоящей статье теоретические обобщения основываются на анализе научных источников, данных эмпирических методов наблюдения, глубинных интервью, экспертного опроса, массового опроса, проективных техник. Так, в ИНТЕРНЕТ-опросе экспертов, результаты которого использовались, приняли участие ученые десяти российских регионов - социологи, психологи, политологи, культурологи, лингвисты, философы, историки, юристы, социальные работники.

Гендерный подход представляет собой теоретическую основу процесса оценки всех сфер жизни с точки зрения воздействия законодательства, государственных и общественных стратегий и программ на женщин и мужчин, исходной посылкой которой является получение равной жизненной выгоды женщинами и мужчинами, обеспечение гендерного равенства. Процесс становления гендерно-чувствительного общественного устройства сложен, противоречив и длителен. Поэтому важной составляющей данного подхода может служить анализ гендерного порядка в обществе – иерархии отношений между мужчинами и женщинами в основных сферах жизни общества - экономике (разделения труда), политике (структуры власти), культуре (эмоциональных отношений).

Биологический пол является стержнем человеческой жизни - у людей нет выбора пола, абсолютное большинство живет “в поле” всю жизнь5. Очевидно, что гендер (социальный пол)6, гендерная стратификация общества, сложившиеся образцы гендерного поведения и культуры гендера в целом не могут не влиять в значительной степени на характер протекающих общественных процессов. Гендер выступает природно-социальной целостностью, системой, у которой есть особые механизмы самоорганизации, самосохранения и саморазвития. Справедливо предположить, что это один из основных методологических принципов гендерного анализа. Системообразующими связями гендера являются биологическая детерминация пола, стереотипизация как побочный продукт нормального процесса мышления индивида, социальное конструирование гендера через социализацию, институциализация гендера, традиции патриархатной культуры, групповая солидарность. Какие же из перечисленных механизмов задействованы наиболее сильно в данный период времени? В первую очередь – это гендерная социализация, затем стереотипизация, институциализация и образцы традиционной культуры. Очевидно, что наибольший вес имеют психологические и социальные механизмы, которые и определяют характер проходящих в России процессов.

Социокультурные условия формирования гендерного подхода в кризисном обществе характеризуются поддержкой государственными институтами стратегий нивелирования различий между полами или преувеличением их; в средствах массовой коммуникации и школе культивируются практики преувеличений. То есть распространены культурные образцы, противоположные продуктивной идее взаимодополняемости полов. Акцентирование специализации полов в масс-медиа и школе сильно тормозит процесс установления гендерного равенства. Известно, что образование и информация являются основой для переструктурирования мужских и женских ролей, формирования демократических ценностей. Экспериментальные исследования последних лет подтверждают факт: андрогинная личность вбирает в себя все лучшее из обеих половых ролей7. Андрогинная личность, совмещая маскулинные и феминные черты, имеет богатый набор полоролевого поведения и гибко использует его в зависимости от динамично изменяющихся социальных ситуаций8. Однако проблема симметричного конструирования женского и мужского в культуре требует значительных изменений в структуре общественных институтов.

Современное российское общество характеризует наличие специфического гендерного конфликта - взаимодействия, в основе которого лежит противоречивое восприятие гендерных ценностей, отношений, ролей, приводящее к столкновению интересов и целей. Конфликтные противоречия возникают между традиционными и новыми ролями представителей разного пола. Поскольку данный конфликт не осознается и недооценивается в общественном сознании, в том числе женском, то он протекает в латентной форме, что не способствует эффективным изменениям в сторону гендерного равенства. Вариант реформ, по которому трансформируется нынешнее общество, по-прежнему предполагает воспроизводство традиционных гендерных отношений. Наиболее наглядно это находит отражение в распространении гендерных контрактов - доминирующего типа гендерных отношений, поддерживаемых институционально, порождающих определенные практики - женщина-домохозяйка, женщина в сфере мелкой уличной торговли, продавец мелкого частного сектора без трудовой книжки и с теневой зарплатой, “бюджетница”9. Социологическое исследование в г. Воронеже выявило, что в вузах среди ассистентов в 4 раза больше женщин, а среди профессоров в четыре раза больше мужчин. Не имеют ученой степени 18 % мужчин-преподавателей и 39% женщин10. Зарплата врачей-женщин на 20% ниже их коллег - мужчин11.

Конфликтности социальных отношений способствует существующее сопротивление дальнейшему повышению статуса женщин, причем это связано главным образом с гендерными контрактами, которые заключают сами женщины. Гендерные стереотипы сознания создают прочную базу для добровольности заключения подобных контрактов.

Итак, выделим основные мыслительные конструкции, соединяющие гендерные отношения и явления в комплексе связей и учитывающие специфические условия переходности:


  • гендер как система с особыми механизмами самоорганизации, самосохранения и саморазвития;

  • гендерный порядок;

  • взаимодополняемость полов;

  • латентный гендерный конфликт.

Стройность и прочность структуры любой отрасли знаний, ее своеобразный «скелет» составляют базовые понятия - ключевые слова и словосочетания, представляющие концептуальную схему науки. Концепты гендерологии в оценках экспертов выстраиваются в следующий ряд: гендер, маскулинность, феминность, гендерная идентификация, гендерная социализация, феминизм, социальный конструктивизм, гендерный анализ, гендерная культура, гендерные отношения, гендерная стратификация, гендерная асимметрия, гендерное равенство, гендерная репрезентация, гендерное измерение, гендерная чувствительность, сексизм, гендерная экспертиза.

Видимо, целесообразно введение в научный оборот новых понятий, которые дополняют имеющиеся и позволяют всесторонне осуществлять гендерный анализ социально-экономических, политических и культурных процессов современного российского общества.



  1. Гендерное меньшинство – социально-демографическая группа, представители которой находятся в невыгодном положении в сравнении с другими вследствие распространения стереотипов и предрассудков. Понятие мало связано с количественными данными: меньшинство может составлять и большую часть населения. При этом ключевым выделяющим данную группу фактором выступает неравный доступ к материальным, властным или иным ресурсам: именно неравный социальный статус, а не ущемления прав, на которых сконцентрирована идея дискриминации по признаку пола.

  2. Гендерная конгруэнтность – свойство общения женщин и мужчин, вытекающее из гармоничности сознания и поведения и имеющее в своей основе гендерную идентичность. Взаимодействие будет гендерно конгруэнтным, если социальные модели мужчины и женщины совпадают с конкретными суждениями или актами поведения и не вызывают конфронтации в отношениях. Основатель гуманистической школы в психологии К. Роджерс считал, что понятию конгруэнтности не так легко дать операциональное определение, и возможны его дальнейшие уточнения12.

  3. Гендерный синергизмпродуктивное взаимодействие полов, основанное на осознании их природной и социальной взаимодополняемости, идее толерантности и поиске таких жизненных стратегий и технологий, которые не требуют принесения в жертву ни феминности, ни маскулинности.

  4. Гендерная рефлексивность противоречивое отражение в массовом сознании взаимосвязи и взаимообусловленности когнитивной деятельности участников ситуации, пытающихся понять явления с точки зрения гендера, и активной деятельности, которую они пытаются осознать как носители гендерного измерения. Когнитивная и деятельностная функции не независимы, а связаны между собой и постоянно взаимодействуют, поскольку в реальном процессе представления участников о гендерных аспектах социальной сферы являются частью этой сферы и в то же время воздействуют на нее, изменяя ее состояние, которое, в свою очередь, изменяет существующие взгляды. Они могут также вступать в противоречие друг с другом. Таким образом, ни мнение участников гендерной реальности, ни фактическое положение дел не остается неизменным: с течением времени и ни то, ни другое не определяется полностью предшествующим состоянием. Обе функции дают неопределенные результаты, и элемент неопределенности в одной из них объясняется ее зависимостью от другой. Налицо неполнота соответствия между мнениями участников и действительным положением дел, с одной стороны, и намерениями участников и реальным результатом, с другой. Введенное понятие гендерной рефлексивности есть ни что иное, как «рефлексивность» по Дж. Соросу13 в применении к гендерной сфере. Связь между мыслями о реальности и самой реальностью всегда рефлексивна. Однако мы посчитали необходимым сделать акцент на рефлексивности применительно к отражению гендерной реальности введением специального понятия, чтобы подчеркнуть, что связь здесь между желаемым результатом и реальностью не так проста.

В частности, из приведенных соображений следует, что гендерное образование и просвещение не обязательно напрямую ведет к тем результатам, ради которых они создавались. При игнорировании необходимости взвешенного подхода к проблемам гендера в обществе вместо позитивных сдвигов может обостряться противостояние. Это выдвигает определенные требования, прежде всего к этической позиции исследователя и предполагает корректность при распространении гендерных идей в обществе в целях просвещения.

Разработанная модель гендерного подхода включает также электронный информационно-поисковый тезаурус14 - систему ключевых понятий гендерологии (372 лексические единицы), представленных и раскрытых в имеющихся научных источниках. Тематический охват тезауруса связан с междисциплинарностью гендерных исследований. Его содержание отвечает информационным потребностям студентов, аспирантов и преподавателей высшей школы, изучающих и разрабатывающих проблемы гендера в своей учебной и научной деятельности. Гендерология интегрирует различные научные знания, что и находит отражение в тезаурусе – это область истории, экономики, статистики, менеджмента, правоведения, культурологи, философии, политологии, социологии, психологии, лингвистики, литературоведения. Для иллюстрации представим небольшой отрывок тезауруса:

Гендерная политология

Гендерный фактор политики

Гендерное политическое поведение

Гендерная политическая культура

Гендерная асимметрия

Равенство полов в политике

Гендерное измерение политических процессов

Политика равных возможностей

Участие женщин в политике

Маргинальность женщин в сфере политики

Гендерные квоты

Квота для женщин

Женское политическое лидерство

«Стеклянный потолок»

Гендерная политика государства

Патриархатная политика

Патерналистская политика

Политики тела (биомедицинские политики тела, биополитики народонаселения)

Демографическая политика

Гендерная социальная политика

Социальный работник

Социальная защита

Льготы для женщин

Гендерная социология

Гендерный порядок

Гендерные отношения

Социологические теории гендерных отношений

Эмпирические исследования гендерных отношений

Качественные методы в гендерной социологии

Гендерные индикаторы

Индекс развития с учетом гендерного фактора (ИРГФ)

Показатель расширения возможностей женщин (ПРВЖ)

Метаанализ

Гендерные ценности

Ценностные ориентации женщин

Ценностные ориентации мужчин

Гендерный статус

Социальный статус женщин

Сексизм

Гендерное неравенство



Концепция равенства результата

Гендерная стратификация

Теория гендерной стратификации

Гендерный фактор социальной мобильности

Гендерный конфликт

Эмансипация женщин

Гомосексуальная субкультура

Женское движение

Женские организации

Женские сети

Всемирные конференции по положению женщин

Женские антивоенные движения

Кризисные центры

Мужское движение

Мужское освободительное движение

«Верные слову»

Мифо-поэтическое мужское движение

Мужской феминизм

Гендерная психология

Психология гендерных отношений

Функциональная асимметрия мозга и пол

Психологический пол

Психология половых различий

Различия в задатках и способностях

Интеллектуальные различия

Эмоциональные различия

Перцептивные различия

Гендерная категоризация

Гендерная сегрегация

Гендерные представления

Гендерные установки

Гендерные аспекты юмора

Гендерно-ролевой стресс

Тренинг гендерной идентичности (полоролевой идентичности)


Любовь


Романтическая любовь

Любовь-привязанность

Дружеская привязанность

Материнская любовь

Любовь между родителем и ребенком

Внешняя привлекательность

Ревность

Женское достоинство

Мужское достоинство

Гендер и агрессия

Гендерные различия в агрессии

Мужчины как объекты агрессии

Насилие в отношении женщин

Домашнее насилие

Сексуальные посягательства

Изнасилование

Гендерная специфика суицидального поведения

Самосожжение вдов


Логика построения тезауруса шире, чем классификация по отраслям знания. Он включает еще два раздела: во-первых, теоретико-методологическую часть, в которой перечисляются термины, имеющие общеметодологическое значение (например, «гендерный подход», «гендерная идентичность» и т.д.), а также наиболее значимые теоретические ориентации и школы. Во-вторых, особо акцентированную в гендерологии проблематику – гендерного образования и просвещения, семьеведения, сексологии, средств массовой коммуникации и рекламы.

Тезаурус строится по иерархическому и ассоциативному принципу. Связь указывается путем иерархического построения («выше - род», «ниже – вид»). Некоторые гендерные термины относятся сразу к двум рубрикаторам. Например, «гендерная социальная политика» - и к гендерной политике государства, и к гендерной экономике. Вариативность терминов связана с тем, что в разных науках приняты разные подходы к одному и тому же явлению или процессу (к примеру, «гендерное равенство», «гендерное неравенство», «гендерная асимметрия»).

Работа с понятийным аппаратом с очевидностью приводит к мысли о том, что следует ограничить сферу применения терминов «дискриминация», «дискриминация в отношении женщин», «гендерная дискриминация» или «дискриминация по признаку пола» рамками тех ситуаций, которые этому термину адекватны. Эти словосочетания фактически несут в себе смысловой оттенок сознательного ущемления прав. Согласно Э. Гидденсу, дискриминация – это действия, закрывающие членам определенной группы доступ к ресурсам или источникам дохода, доступным для остальных15. Таким образом, в исследовательскую парадигму изначально закладывается идея противостояния, борьбы. Научным и практическим следствием такого подхода может быть только конфронтация. На самом же деле речь, как правило, идет не о сознательном ущемлении прав, а о реакции на относительно более низкую конкурентоспособность женщин (например, на рынке труда). Таким образом, в теоретическом плане происходит переориентация проблемы с объекта на субъект, а практическим следствием будет не планомерная работа по созданию условий для реализации равных возможностей женщин и мужчин (например, по повышению ее возможностей на рынке труда с учетом репродуктивной деятельности), а борьба за права женщин. Однако сама постановка проблемы борьбы за права женщин в России имеет ряд особенностей. Российская история свидетельствует:


  • идеи эмансипации, получившие признание в среде передовой части общества уже к началу Х1Х в., еще до 1917 г. снискали благосклонность православной церкви и были закреплены в учебниках православно-христианского нравоучения для гимназий;

  • избирательные права российские женщины получили в марте 1917 г., когда Временное правительство вынуждено было пойти на этот революционный шаг после мощной пятидесятитысячной демонстрации женщин в Петрограде;

  • в 1918 г. равенство женщин с мужчинами в политических и гражданских правах было провозглашено в первой советской конституции.

Советская Россия оказалась в то время в первой пятерке стран мира, предоставивших женщинам право избирать и быть избранными в представительные органы власти. В Швейцарии признание формального равенства прав мужчин и женщин было достигнуто только в 1968 г., когда после неоднократных безуспешных попыток мужчины-парламентарии проголосовали, наконец, за представление женщинам избирательных прав. В США и сегодня в законодательстве отдельных штатов имеются дискриминационные положения, касающиеся экономических прав женщин. На разных этапах развития СССР специфические вопросы, связанные с участием женщин в государственной и общественной жизни, охраной материнства и детства, трудовой деятельностью женщин, повышением их общеобразовательного и профессионального уровня и т. п., решались, в первую очередь, как задачи государственные16.

Вместе с тем, складывающийся в 1990-2000-е гг. гендерный порядок характеризуется появлением новых, более тонких вариантов социополового неравенства: гендерной асимметрии на рынке труда и во властных структурах, сексизма СМИ, посттрадиционной патриархатности супружеских ролей, увеличения количества случаев насилия в семьях и т.п.

Вполне понятно, что такой противоречивый комплекс проблем развития гендерных отношений невозможно проанализировать в рамках одной специализированной области знаний. По мнению наших экспертов, наибольший вклад в исследование проблем гендера в России внесли социология, психология и политология. Появляются новые научные направления, к примеру, «психология гендерных отношений», «встроенная» в предметную область современной социальной психологии17. Плодотворно разрабатывают гендерный подход такие ученые как А. Темкина, Е. Здравомыслова, Н. Шведова, С. Айвазова, М. Малышева. О. Воронина, Е. Мещеркина, Е. Ярская-Смирнова, А. Кирилина, О. Хасбулатова, И. Клецина, Н. Римашевская, Е. Кочкина, Н. Пушкарева, З. Хоткина, В. Успенская и др.

К сожалению, междисциплинарные барьеры тормозят плодотворную научную работу. Пути их преодоления - это выполнение совместных научных проектов, разработка междисциплинарного языка, совершенствование методологических принципов и методического инструментария. Определенную роль в создании междисциплинарных подходов и трансдисциплинарного языка исследований через привлечение идей современной нелинейной науки (nonlinear science) или как ее чаще называют – синергетики, с нашей точки зрения, могут сыграть методы математического моделирования.

Большой креативный потенциал нелинейной науки (синергетики), методы которой широко применяются сегодня в гуманитарных и социально-экономических науках, связан с продуктивным взглядом на развитие общественных явлений как на эволюцию сложных открытых нелинейных систем. Для них характерны самопроизвольное возникновение структур (самоорганизация), неустойчивость, возникновение бифуркаций (не единственность путей развития), режимов с обострением (взрывной рост определяющих развитие параметров), влияние положительных обратных связей и флуктуаций, катастрофические явления, связанные с переходом из одних состояний в другие, возможность резонансных воздействий. Важное когнитивное значение имеет положение нелинейной науки о том, что, во-первых, в одной и той же среде могут существовать при определенных условиях различные структуры, во-вторых, эти структуры могут быть не какие угодно, а только определенные свойствами среды. Характер стационарного состояния в системе зависит от типа нелинейности, от параметров системы и ее окружения, наконец, от начальных условий. Отсюда, в частности, следует, что общественной системе нельзя навязать то, что не соответствует закономерностям ее развития.

Следует отметить также, что идеи синергетики благодаря гуманистическому компоненту способны оказывать влияние на нравственные аспекты научного и обыденного сознания. Нелинейная парадигма обнадеживает в тех случаях, которые кажутся безнадежными. Для общественных объединений, в том числе женских, важно осознавать, что малые усилия в критических условиях, которые, как правило, характеризуются неустойчивостью, связанной с близостью к точкам обострения или бифуркации, могут оказаться существенными и способными вывести систему на иную, благоприятную возможность из спектра возможностей, которыми обладает сложная система. В практическом смысле нелинейная наука решает задачу поиска способов изучения и управления стохастическими и невоспроизводимыми системами и процессами. В мировоззренческом смысле нелинейное мышление снимает антагонизмы любой природы – в этом его общечеловеческое значение18.

Формирование женских общественных объединений (как, впрочем, и других некоммерческих образований) представляется в рамках синергетической парадигмы результатом гражданского структурирования под воздействием изменений нелинейной среды в процессе обмена веществом, энергией и информацией со средой, из которых в данном случае определяющим, видимо, является обмен информацией. Подобный подход уже программирует разнообразие в формах, динамике и путях развития общественного движения, предполагает возникновение новых общественных образований и исчезновение части существующих, что мы и наблюдаем на практике и фиксируем в научных исследованиях. Разрушение и ликвидация одной части общественных структур, и длительное существование другой говорит о диссипативном характере происходящих процессов и ориентирует на выявление параметров жизнеспособности общественных объединений и поиск таких характеристик эволюции, которые обеспечивают устойчивое развитие по наиболее благоприятной бифуркационной ветви. Как показывают наши исследования женских организаций Воронежского региона, одним из таких параметров жизнеспособности является миссия (социально значимая цель) организации. И чем выше поднята планка в заявленной миссии, тем больше у организации шансов на успешную деятельность19.

Ряд проблем гендера и гендерных отношений оказались недостаточно изученными в российской науке. Это философия пола, региональная история женского вопроса, специфика деятельности российских женских НПО, гендерные отношения в политике, гендерные проблемы мужчин. Есть и темы, которые еще ждут своих исследователей: социальные последствия процесса феминизации общества, концепции гендерного равенства в кризисной России, практическая реализация гендерного равенства через судебные практики, гендерные факторы стратификации в сфере досуга.

Сложности развития гендерных исследований в России связаны в первую очередь с недостаточными административными стимулами со стороны руководства системой науки и образования, во вторую – с инертностью научного сознания и нехваткой качественной литературы. К этому следует добавить, что распространение гендерных стереотипов, как в повседневности, так и в научном сообществе также создает дополнительные трудности.

В программе нашего исследования была поставлена гипотеза о том, что идеологизация привела к определенной тенденциозности в интерпретации результатов изучения гендерного фактора в современном российском обществе. Она не нашла однозначного подтверждения у экспертов, хотя и было констатировано, что в работах российских гендерологов преобладает изучение проблемы социального статуса женщин с акцентом на неравенство полов и дискриминационное положение женщин20. По своей сути, это является просто слабостью гендерного подхода. Видимо, необходимо изменить ситуацию по следующим основным направлениям:



  • расширить проблематику гендерных исследований;

  • отказаться от интеллектуального феминизма, ставящего во главе угла идею “неравенства полов”;

  • привлекать к исследованиям мужское научное сообщество.

Многие проблемы гендера требуют “расколдовывания” в научном плане. Этот термин в кавычках использован специально, чтобы подчеркнуть следующее: многие идеи гипотетичны, еще не нашли своего аргументированного обоснования с учетом возможностей экспериментальной практики, которыми располагает современная наука. Так, к числу неразрешенных проблем психологии личности А. Фернхем и П. Хейвен относят “мешающие (nuisance) переменные”. Чтобы ответить на вопрос, какую природу имеют гендерные различия – биологическую или социальную, необходимо исследовать людей в данном обществе при условии постоянства всех прочих факторов, а это невозможно21. Одни из самых острых конфликтов в человеческом сообществе разворачиваются вокруг физиологии и духовности, любви как духовной ценности, и секса. Секс оказался настолько сложным социокультурным и природным феноменом, что специалисты посчитали необходимым принять непознаваемость сексуальности22.

Итак, степень верифицированности части гендерных теоретических идей недостаточна. В эмпирическом обосновании нуждаются следующие из них: характер социализации андрогинной личности, социальная специализация полов, реализация женского политического лидерства. Остановимся вкратце на последней проблеме, чтобы продемонстрировать ее сложность и недосказанность.

Противоречивым фактом российской действительности является гендерный дисбаланс власти. Действительно, хотя в сфере государственного управления 56% государственных служащих – женщины, руководящие должности занимают примерно 10%, а высшие – 1,3%. То есть принятие ответственных политических решений является полностью мужской прерогативой. В мировой практике сложились несколько стратегий ликвидации гендерной асимметрии, в том числе партийное, парламентское квотирование, политическая разнарядка. Однако, идея квотирования, к примеру, не принимается в России даже активистками женских неправительственных организаций. Совершенно понятно, что активные и компетентные женщины во власти способны сориентировать политику реформирования в социальное русло (решать вопросы образования, здравоохранения, армейского призыва), уменьшить коррумпированность власти. Тем не менее, справедливо заключить, что введение специальных мер доступа женщин во власть станет преждевременным шагом, так как не консолидировано женское движение, не отработаны технологии взаимодействия женских НПО с властью, недостаточно упрочилось женское предпринимательство. В таких условиях не будет оказана необходимая политическая и финансовая поддержка депутатскому корпусу.

Важно подчеркнуть, что основные барьеры на пути преодоления гендерной асимметрии в политике являются «скрытыми» элементами гендерной системы российского общества. Это, во-первых, ментальный фактор – коллективное сознание самих женщин, добровольно отдающих инициативу принятия решений в “большом мире” мужчинам, сохраняя ее в семье. То есть женщины сами не хотят добиваться политической власти (нет внутренней убежденности в необходимости изменения гендерного баланса властных структур), общество в целом не голосует за избрание тех из них, которые все-таки пробуют попасть в законодательные органы. Во-вторых, институциональный фактор. Политические назначения, рекрутирование и вертикальная мобильность основываются на базовых критериях, в которых заложены возможности для мужчин, в частности по принципу корпоративной и отраслевой принадлежности23.

Приведем в подтверждение этих теоретических выкладок данные прикладных исследований.

У молодых женщин г. Воронежа24 интерес к политике носит в основном пассивные формы. 50% опрошенных смотрят информационные передачи по телевидению; 25% обсуждают политические события со своим окружением; 18% читают политическую прессу. Лишь 5% участвуют в работе общественных организаций, политических партий, а 2% ходят на митинги, демонстрации. В то же самое время почти половина молодых женщин считают, что участие зависит от способностей самой женщины, ее возможностей и обстоятельств жизни. 40% утверждают, что женщина может и должна участвовать в политике.

В г. Воронеже около 40 женских общественных объединений, многие из них достаточно активны, проводят большую и разнообразную работу, в том числе по взаимодействию с властью, имеют сильных и авторитетных женщин-лидеров. На протяжении последних 10-12 лет ими было выдвинуто всего 5-6 женщин для участия в выборах в законодательные органы разных уровней, и все эти попытки были неудачными.

Психологи из г. Санкт-Петербурга обнаружили внутренние конфликты в сознании женщин-лидеров25. Особенности их воспитания способствовали формированию в сознании четких представлений о различиях феминных и маскулинных качеств. Специфика выполняемой деятельности подталкивает этих женщин к проявлению маскулинных черт в реализации лидерских позиций и одновременно, к избыточной акцентуации феминных свойств во внешнем облике. На фоне этого складывается отрицательное отношение и к себе, и к представителям противоположного пола, являющихся естественными обладателями маскулинных качеств.

Несмотря на упомянутые результаты конкретно-эмпирических исследований, проблема женского политического лидерства нуждается в более серьезном обосновании, прежде всего, с точки зрения ответа на вопрос о практических возможностях преодоления гендерной асимметрии в структурах власти.

В заключение несколько слов о методиках эмпирических исследований, органичных для гендерологии. Учитывая, что в обществознании произошел парадигмальный сдвиг в сторону “мягкой социальной методологии”, научные модели уже не противопоставляются повседневному знанию, а изучение биографий, историй семей, описание единичных событий, анализ пословиц, поговорок, анекдотов прочно входит в арсенал исследователей, то приоритет отдается качественным техникам (глубинным интервью, фокус-группам, биографическому методу и др.) и экспериментам. Качественные техники используются для получения индивидуализированных данных и выявления интуитивных ассоциаций, что для исследования гендера имеет первостепенное значение. Важны и специфические методы изучения языка. На наш взгляд, не стоит игнорировать и традиционные способы – разнообразные опросы и тестирование.



В российском обществе в настоящее время сильна потребность в объединяющих идеях, в толерантности как принципе межличностного и межгруппового общения. В разработанной модели гендерного подхода мы основываемся на принципе рассмотрения гендера как природно-социальной целостности, акцентируем анализ гендерного порядка, складывающегося на разных общественных уровнях. Считаем важным использование комплекса разнообразных эмпирических методов сбора социальных фактов для выявления стратегий институционального поддержания гендера и их основных особенностей. Гендерный подход, по-видимому, будет в достаточной мере продуктивен в анализе природы российского гендерного конфликта, путей его актуализации и регулирования, культивирования политик и практик взаимодополняемости полов, возможностей формирования андрогинной личности.

1 Эллиот П. Теории феминизма / П. Эллиот, Н. Менделл // Основы гендерных исследований. – М. : МЦГИ / МВШСЭН, 2000. – С.47-66.

2 См., например: Кирилина А.В. Методологические вопросы гендерных исследований в лингвистике в свете новых данных / А.В. Кирилина //. Математика. Образование. Экология. Гендерные проблемы : материалы. междунар. конф., Воронеж, 22-27 мая 2000 г. – М. : Прогресс-Традиция, 2001. – Т. 2. - С.445.

3 См.: Хоф Р. Возникновение и развитие гендерных исследований / Р. Хоф // Пол, гендер, культура; под ред. Э. Шоре и К. Хайдер. - М. : РГГУ, 1999. - С.24-43.

4 См.: Кэндес У. Создание гендера (Doing gender) / У. Кэндес, Д. Зиммерман // Гендерные тетради : труды СПб. филиала ИС РАН; пер. с англ. Е. Здравомысловой. – СПб. : 1997. - С.94-120.

5 Согласно российской статистике изменить свой пол на противоположный хотят один из 100000 мужчин и одна из 130000 женщин, а транссексуалами являются 1 из 50000. См.: Гендер как интрига познания. - М. : Изд-во “Рудомино”, 2000. - С.149.

6 Несмотря на то, что категория «гендер» появилась в Западной Европе и США в начале 1960-х гг., а в российской науке в начале 90-х гг., ее до сих пор обязательно объясняют в начале каждого научного труда, касающегося социальных проблем маскулинности-феминности. Встречаются и образцы терминологической путаницы. Например, Г.Г. Силласте пишет о «социогендерных отношениях». См.: Силласте Г.Г. Гендерная социология: состояние, противоречия, перспективы / Г.Г. Силласте // Социол. исслед. – 2004. - №9. – С.82.

7 Словарь гендерных терминов / под ред. А.А. Денисовой. - М. : Информация – ХХI век, 2002. - С 8-9. Красова Е.Ю. является составителем ряда статей словаря.

8 См., подробнее: Ениколопов С.Н. Концепции и перспективы исследования пола в клинической психологии / С.Н. Ениколопов, Н.В. Дворянчиков // Психолог. журн. - 2001. - Т.22. - №3. - С.100-115.

9 Известно, что сферы образования, здравоохранения, социального обслуживания, торговли, культуры имеют “женский профиль”, в них занято более чем 70% женщин.

10 См. подробнее: Красова Е.Ю. Гендерные параметры ситуационного престижа преподавателя вуза / Е.Ю. Красова // Математика. Образование. Экология. Гендерные проблемы : материалы междунар. конф., Воронеж, 26-30 мая 2003 г. - М. : Прогресс-Традиция, 2003. - Т. 2. - С.228.

11 См.: Айвазова С. Гендерное равенство в контексте прав человека / С. Айвазова. - М. : Изд-во “Эслан”, 2001. - С.58.

12 См.: Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека / К.Р. Роджерс; пер. с англ.; общ. ред. и предисл. Исениной Е.И. - М. : Изд. группа «Прогресс», «Универс», 1994. – С.401-404.

13 См.: Сорос Дж. Открытое общество и его враги: реформируя глобальный капитализм / Дж. Сорос. - М. : Некоммерческий фонд «Поддержка культуры, Образования и Новых Информационных Технологий», 2001. – С.37-57.

14 Полный вариант тезауруса представлен на сайте Воронежского госуниверситета. См.: http://www.lib.vsu.ru/project/test/main.php.

15 См.: Гидденс Э. Социология / Э.Гидденс. – М. : Эдиториал УРСС, 1999. - С. 665.

16 См.: Поленина С.В. Права женщин в системе прав человека : международный и национальный аспект / С.В. Поленина. - М. : Ин-т гос-ва и права РАН, 2000. – 256 с.

17 См.: Клецина И.С. Психология гендерных отношений : автореф. дис. … д-ра психолог. наук / И.С. Клецина. – СПб., 2004. – 39 с.

18 См., подробнее: Ризниченко Г.Ю. Нелинейное естественнонаучное мышление и экологическое сознание / Г.Ю. Ризниченко // Экология. Экологическое образование. Нелинейное мышление : труды III междунар. конф. из серии «Нелинейный мир», Воронеж, 22 – 27 сент. 1997 г. – М. : Прогресс-Традиция, 1998. – С. 205-216.

19 См.: Гудович И.С. Слагаемые успеха деятельности женских общественных объединений / И.С. Гудович, Н.А. Винокурова // Вестник женского движения. Вып. 9. Женское движение Воронежа : устремленность в будущее / под ред. Е.Ю. Красовой. – Воронеж : Воронеж. гос. ун-та, 2004. - С.17-28.

20 «К сожалению, под гендером нередко понимают просто проблему социального статуса женщины или мужчины (“половых ролей”). При таком понимании гендерная проблема выступает не как основополагающая, а стоит в ряду других, более или менее важных». См.: Клименкова Т.А. Насилие как основа культуры патриархатного типа. Гендерный подход к проблеме / Т.А. Клименкова // Гендерный калейдоскоп. – М. : Academia, 2001. – С.121-146.

21 Фернхем А. Личность и социальное поведение / А. Фернхем, П. Хейвен. - СПб. : Питер, 2001. - С.61.

22 См.: Кемпер И. Практика сексуальной психотерапии : в 2 т. / И. Кемпер. - М. : Прогресс, 1994. - Т.1. - С.53.

23 См.: Кочкина Е.В. Гендерная асимметрия в структурах власти Российской Федерации : проблемы политико-правового регулирования : автореф. дис. … канд. полит. наук / Е.В. Кочкина. - М., 2004. - С.11.

24 Социологическое исследование «Ценностные ориентации молодых женщин в г. Воронеже» проведено в 2003 г. по сходной относительно исследованию 1996 г., методике. Опрошено 310 человек, основными характеристиками выборки стали возраст, уровень образования, род занятий, брачный статус. См.: Красова Е.Ю. Новое поколение женщин : cмена жизненных ориентиров? / Е.Ю. Красова // Вестник женского движения. Вып. 9. Женское движение Воронежа : устремленность в будущее / под ред. Е.Ю. Красовой. – Воронеж : Воронеж. гос. ун-т, 2004. – С.41-42.

25 См.: Воронина О. Исследование психологии женщин, находящихся во власти / О. Воронина, Е. Завьялова, М. Оленникова // Вариации на тему гендера. - СПб. : Алетейя, 2004. - С.107-108.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница