Старцы и подвижники XX-XXI столетий. Жизнеописания, воспоминания современников, поучения, подвиги и чудеса, молитвы.



страница1/45
Дата20.05.2016
Размер1.92 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45

Старцы и подвижники XX-XXI столетий. Жизнеописания, воспоминания современников, поучения, подвиги и чудеса, молитвы. Составитель С. Девятова.


Старцы и подвижники XX-XXI столетий. Жизнеописания, воспоминания современников, поучения, подвиги и чудеса, молитвы. Составитель С. Девятова. 1

Святые угодники Божии 16

Святитель Макарий, апостол Алтая 16

(1835-1926) 16

Священномученик Владимир, митрополит Киевский и Галицкий (1848-1918) 22

Священномученик Арсений (Жадановский), епископ Серпуховский (1874 -1937) 24

Священномученик Иувеналий (Масловский), епископ Рязанский и Шацкий(1878-1937) 29

Блаженный Алексий Елнатский, Христа ради юродивый, мученик (1890-1927) 30

Преподобноисповедник Иоанн (Кевролетин) 32

(1875-1961) 32

Преподобный Матфей Яранский (1855-1927) 35

Преподобный Серафим (Амелин) 38

(1874-1958) 38

Праведный Иона, Одесский чудотворец (1855 -1924) 40

Архиепископ Варлаам (Ряшенцев) (1878-1942) 48

Митрополит Сурожский Антоний (Блум) (1914 -2003) 60

Архиепископ Феофан Полтавский и Переяславский (1872-1940) 75

Архимандрит Симеон (Холмогоров) (в схиме Даниил) (1874–1937) 76

Старец Софроний (Сахаров) (1896-1993) 84

Архимандрит Сергий (Шевич) (1903 – 1987) 92

92

Схиархимандрит Даниил (Климков) (1893-1970) 99



Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) (1928-1992) 104

Схиархимандрит Иларион (Удодов) (1862-1951) 114

114

Московский старец протоиерей Василий Николаевич Серебренников (1907–1996) 116


124


Протоиерей Иоанн Букоткин (1925 - 2000) 124

Протоиерей Николай Голубцов (1900-1963) 130

Протоиерей Петр Сухоносов (1931-1999) 136

Священник Василий Борин (1917-1994) 141

Старец Иоанн Оленевский (1854 – 1951) 147

Старец иеромонах Иоасаф (Сазанов) (в схиме Серафим) 153

Иеромонах Пимен (†1967) 155

Иеромонах Амвросий (Иванов) (1879-1978) 161

Схииеродиакон Антоний (Семенов) 163

(1913-1994) 163

Инок Владимир (Алексеев) (1878 -1927) 170

Инок Георгий (Пономаренко) (1935-2002) 172

Сербский старец Фаддей Витовницкий (1914-2003) 176

Cхиигумения Акатовского монастыря Олимпиада (Иванова) (1871-1954) 186

Схиигумения Фамарь (Марджанова)(†1936) 207

Игумения Евпраксия (Пустовалова) 210

Игумения Руфина (1872-1937) 214

214


Cхимонахиня Антонина (Воробьева) 218

Схимонахиня Феодосия (1917-2007) 220

Cхимонахиня Гавриила (Александрова) (1876-1952) 226

Схимонахиня Гавриила (Папаянни) (1897-1992) 229

Монахиня Серафима (Дефендова) (1880-1960) 241

Старец Андрей Кузьмич Логинов (1874 – 1961) 246

Иван Данилович – человек Божий 251

Блаженный Андрей из Царицына (1888-1967) 269

Мюнхенский отшельник старец Тимофей 274

Раба Божия Анастасия 279

Раба Божия Анна Трушкина (Блаженная Нюра) 281

Раба Божия София (1888-1964) 284

Раба Божия Акилина Ивановна Кулигина (1870-1945)

287

Житие блаженной старицы Акилины нам прислала её внучатая племянница Римма Фёдоровна. (Материал публикуется с небольшими сокращениями.)

«Родилась Акилина Ивановна Кулигина в 1870 году в Воронежской губернии в семье зажиточного крестьянина. Семья была большая. Кроме старшей дочери Акилины были еще две девочки: Анна и Анастасия, и сын Степан...


С детства Акилина отличалась тяготением к Богу. Она уединялась, не играла со сверстницами, молилась, ни одного странника или нищего не пропускала, всегда подавала милостыню. В подростковом возрасте она около шести недель спала летаргическим сном. Для нее, рядом с ней, ставили стакан с водой. Неведомо для близких, как и когда, она выпивала воду. Многое ей было показано во время сна. Но самое сильное впечатление осталось от увиденных мест мучений. Когда ее подвели к аду, она услышала жуткий стук, шум и вопли. Ей стало страшно, хотелось убежать, но Ангелы удерживали ее и провели по всему аду. Возможно, поэтому на лице ее навсегда сохранилось выражение некоторой суровости. Очнувшись от сна, она поднялась со скрещенными на груди руками, и так пошла по деревне к батюшке домой. После его благословения руки опустились.
Боголюбивую Акилину почти никто из близких не понимал: взрослые осуждали, сверстницы обижали, дети дразнили, родители терпели... Подруга Анастасии, испытывала к Акилине такую неприязнь, что однажды подговорила Анастасию отравить родную сестру. Они что-то подсыпали Акилине в пищу. Тогда Акилина услышала в сердце тонкий нежный голосок: «Отравили, отравили, пей молоко, пей молоко!». Акилина была мужественной, сильной по характеру. Приказала Анастасии принести молоко, пила, а желудок выбрасывал съеденное. Так спаслась, но сказала, что у того, кто задумал это злодеяние, через год нос провалится. И, действительно, отравительница заболела сифилисом и через год имела все его последствия.
Однажды к дому подошел нищий. Акилина тут же вынесла ему подаяние и в присутствии других людей сказала ему: « А ведь у тебя сгорел дом, сгорели жена и дети». Он был поражен: «Деточка, милая откуда же ты это знаешь?». После этого случая к Акилине начали присматриваться с интересом, отношение к ней стало менятся. Ещё больше оно изменилось, когда к дому пришел странник, похожий на святителя Николая. Акилина подала ему милостыню, и он сказал ей: «А ты девочка - непростая. Не будешь ни прясть, ни ткать, а все у тебя будет. Лечить будешь. Чужую веру испытаешь, в монастыре побываешь, и жить будешь в большом городе».
Поняв, что Акилина Богом избранная, к ней стали приносить больных детей, приходить с просьбами о помощи. Она всем помогала.
Родители, хотя и терпимо относились к ее особенным дарованиям, но рады были избавиться от нее. Довольно рано ее выдали замуж. Муж был поляк. Пришлось ей, как и предсказал странник, принять католическую веру. Однако, через полтора года она вернулась домой и вскоре, восстановившись в православной вере, ушла в монастырь, стала инокиней. В те времена во всей Воронежской епархии оставался лишь один девичий монастырь. Находился он в самом городе Воронеже.
Когда Акилина жила в монастыре, спасла она от смерти и ада одну послушницу, которая по неопытности попала в беду и должна была стать матерью. В отчаянии она открылась Акилине. Сказала, что не перенесет стыда и покончит с собою. Акилина уговорила ее вести себя незаметно, прикрываясь. И когда родился мальчик, Акилина перенесла его к себе в келью и какое-то время прятала его. Мать уже не боялась обличения, успокоилась. Позор взяла на себя невинная инокиня Акилина. Игумения, узнав, что в её кельи слышен плач ребенка, пришла к ней с сестрами. Она настойчиво потребовала открыть дверь. Когда туда вошли и увидели младенца, то с гневом стали обличать Акилину... Затем с бесчестием выпроводили ее из обители.
И понесла Акилина великий добровольный подвиг поношения. Ей было тогда 29 лет. С младенцем начала она странническую жизнь, скитаясь долгое время без крова. Через какое-то время она вернулась домой... Многие, даже родные, стыдили ее, осуждали, преследовали, но никому она не открыла свою тайну. Люди же, попав в большую беду или скорбь, не придавали значения этим обстоятельствам и продолжали обращаться к ней за помощью.
Многое делала Акилина для людей: лечила, спасала, оберегала. Слух о ней распространялся. Стали приезжать из других деревень или возить ее к нуждавшимся. Однажды в деревне произошел пожар. Когда уже сгорело половина домов, привезли Акилину. Дул сильный ветер, направляя огонь на избы. Встала она перед горящими домами, как бы загородив путь пламени, высоко подняла икону Божией Матери «Неопалимая Купина» и ветер тут же утих, и пожар остановился.
Слух о ней дошел и до Москвы. Помогла она некоему генералу, который, увидев, как ей трудно живётся, в благодарность за помощь, сделал всё, чтобы перевезти ее с сыном в Москву. Здесь она получила небольшую квартиру в доме в 1-м Бабьегородском переулке вблизи Крымского моста.
В Москве матушка духовно сблизилась со многими в ту пору известными духовными людьми. Общалась она со старцем Аристоклием. Предсказала ему в 1918 году кончину. (* Преподобный Аристоклий Афонский (1838-1918) был прославлен в 2004 году.)
Ходила и к Святейшему патриарху Тихону. Предсказала и ему день кончины: «А завтра ты будешь...» и, закрыв глаза, вытянулась. А потом, опустив голову, накрылась рукавом его рясы…(**Патриарх Московский и всея Руси Тихон (Беллавин) (1865-1925), время служения (1917-1925). Святитель Тихон был прославлен в 1989 году).
Вырастила Акилина своего приемного сына Ивана Евгеньевича. Он свою маму очень любил и воспринял от нее немало добрых качеств. Выучился, получил специальность слесаря- лекальщика, работал на заводе. Когда женился, Акилина помогала молодым, готовила трапезу… Жилье у них было тесное. Спала Акилина на сундучке в закуточке у двери.
Родился у Ивана Евгеньевича сын Ваня, а затем и дочки Надежда и Инна, но вскоре их мать умерла. Иван женился второй раз. Родились ещё два сына. Положение Акилины ухудшилось. Новой жене Ивана Евгеньевича не нравилось, что к Акилине приходят люди. А людей приходило много. Бог уберегал её от преследования властей…
Известность матушки Акилины возрастала и, чтобы не мешать близким и соседям, она стала ездить к людям, стараясь принести большую пользу и общалась с ними вне дома. А на период войны ей предоставили возможность принимать людей нуждавшихся в помощи в большой пустовавшей квартире дома на Лесной улице. Здесь в последствии и состоялась её последняя встреча с близкими ей людьми и прощание с ними.
Почитатели Акилины обращались к ней по-разному: кто называл ее ласково – Акилинушкой, родственники - тетей, бабушкой и даже мамой. Приношения она тут же раздавала другим, иногда говорила, чтобы берегли. Это от одной беды, а то - от другой. Матушка давала людям свои фотографии, которые при жизни и после ее смерти помогали в трудных обстоятельствах…
Матушка Акилина не мылась в бане 30 лет. Только один раз в год мыла она голову к празднику Рождества Христова. Волос не чесала и не заплетала. Но какое чудесное благоухание исходило по всему дому от ее волос.
Сохранились воспоминания о том, что блаженная ходила в Кремль. В любое время она могла пройти туда, невзирая ни на какую охрану. Некоторые вооруженные часовые только и могли проворчать: «Ходит тут старуха какая-то». Никаких препятствий они ей не могли учинить. Старый курант поведал, как ему приходилось охранять вход в воротах в Кремль. «Стояли, - рассказывал он, - мы вдвоем у входа. В руках винтовки со штыками. Приказано было никого без пропуска в Кремль не пропускать. Но, когда шла Акилина, мы становились, как окаменевшие, не могли двинуть руками, чтобы преградить путь винтовками, а она, как важная особа, проходила в Кремль». К кому она ходила - теперь один Бог знает… Москвичи обратили внимание, что на похороны блаженной Акилины приезжали правительственные машины.
За многие добродетели, посты и молитвы Господь даровал великую благодать Акилине. Она слышала пение, службу и звон колоколов в Иерусалиме при Гробе Господнем. И однажды, когда там был русский паломник, Иерусалимский патриарх обратился к нему с просьбой отвезти в Москву крест-мощевик и ещё несколько мощей говоря: «Там у вас есть Акилина, ей отдай». Этот крест и святые мощи носила она на себе постоянно.
Много помощи и поддержки матушка Акилина оказывала родственникам. Анне – жене племянника, сына младшей сестры Анастасии… предсказала рождение дочери. А когда, обнаружив беременность, имея уже годовалого сына, она пришла в отчаяние из-за бедности, матушка успокоила её, сказав: «Бог даёт детя, Бог даёт и долю. Береги детей, дети будут хорошие». Матушка дала имя новорожденной и позаботилась, чтобы детей крестили.
Спасла матушка Анну и от смерти. Племяннику врачи в больнице сказали, что Анна безнадежна. По его просьбе матушка Акилина очень долго молилась и, наконец, сказала: «Останется жить на одном волоске». Вымолила. В последний момент обнаружили перитонит кишечника и удачно прооперировали.
Анна часто бывала у матушки. Очень любила её. Получала от неё советы, лечение от головной боли. Говорила, что, возвращаясь домой, воодушевлённая, «летела от неё на крыльях». Предсказала матушка Анне, что в её роду будет ещё такая, как она. По совету матушки не уехала Анна с матерью и детьми в эвакуацию, когда началась война. Выжили.
Анна нередко направляла своих родственников к матушке Акилине за помощью и советом. Так, жена брата Анны, каждый раз, когда с мужем должна была выезжать за границу в его командировки, просила благословения у матушки. Однажды матушка сказала, что ехать нельзя. Отказаться от поездки было невозможно, визы были на руках. Антонина со слезами просила помочь. После долгой молитвы матушка сказала: «Езжайте». Не успели они обосноваться в Тегеране, как их срочно вызвали в Москву. А в Тегеране произошло землетрясение и многие из посольства погибли.
Приезжал к матушке Акилине двоюродный брат Анны - Аркадий Гаврилович. В начале войны во время обучения в лётной школе его самолет упал в замерзшее озеро, он чудом спасся. Пробыл в ледяной воде несколько часов и заболел туберкулезом. Начала развиваться болезнь Бехтерева... Матушка помолилась и сказала: "Всё обойдется. Жить будешь долго!" Попал он к известному профессору – специалисту по болезни Бехтерева. Профессор применил уникальный, очень рискованный метод лечения и существенно ослабил болезнь. Этот случай, как рассказывал Аркадий Гаврилович, был даже описан в медицинском учебнике. Прожил он действительно немало - 82 года.
Другу племянника предсказала матушка Акилина, что он скоро будет арестован (1937 год) и осужден на 10 лет. Так и случилось. В ходе переписки с ним матушка велела ему писать письма Сталину с прошением о помиловании и ждать освобождения на праздник Пасхи…Через несколько лет именно на Пасху от Сталина пришло помилование.
По просьбе Анны помогла матушка Акилина женщине, привозившей из деревни молоко на продажу жильцам дома, где жила Анна. Однажды приехала молочница в отчаянии и пожаловалась Анне, что корова перестала давать молоко. По молитвам матушки очень скоро корова поправилась.
Анна многое узнавала о матушке, как от родных матушки, так и близких ей людей. Рассказали, как молилась однажды матушка в Елоховском Богоявленском соборе. Службу вёл патриарх Сергий. (*Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский) (1867-1944), время служения (1943-1944) Стоявшие рядом её почитательницы слышали, как она тихо сказала: "Молись, молись. Последний раз служишь". И действительно, на другой день он скончался. А накануне выборов нового патриарха, также в Елоховском соборе, сказала закончившему службу Алексию: “Знаешь, почему я пришла к тебе такая нарядная? Быть тебе патриархом!" Он поблагодарил её, снял с себя большой перламутровый крест и надел его на матушку. Этот крест был среди икон в матушкином иконостасе. (Патриарх Московский и всея Руси Алексий (Симанский) (1877-1970), время служения (1945—1970)).
Известно, что матушка часто ездила по святым местам России... О том, что будет война, матушка знала – провидела. Был случай, когда она сказала кому-то в деревне, что дом, возле которого они стояли, будет разрушен. И указала место, где его хозяин останется живым. Потом, когда это случилось, поняли, что речь шла о предстоящей войне.
Во время войны к матушке Акилине чаще всего приходили женщины, чтобы спросить о мужьях - фронтовиках. Все получали ответы на свои вопросы. Нередко открывала, что похоронки ошибочные...
Когда немцы были под Москвой, матушка взяла икону Георгия Победоносца, подошла к окну, распахнула шторы, со стуком резко поставила её на подоконник и сказала: «Что ж ты смотришь? Немец под Москвой!” И оставила ее на окне повернутой к улице. Вскоре началось отступление немцев. Тогда икону вернула на место.
Примерно в 1944 году муж Анны решил проверить, как любит и ждёт его молодая жена. Она была моложе мужа на 10 лет. Он прислал письмо, в котором написал, что он без ног и без рук лежит в госпитале. Анна пришла в отчаяние. Братья поддержали её, сказали, что не откажут в помощи. Немного успокоившись, поехала она к матушке Акилине с письмом, а она сказала, не читая письмо, что он здоров, в целости и сохранности, что его только контузило, немного повреждена стопа. С фронта вернётся. Всё так и было.
Большую любовь к блаженной имели супруги Михаил Емельянович и Мария Ивановна, проживавшие в подмосковном городе Дмитрове. Анне рассказывали, что когда-то помогла матушка родителям Марии Ивановны, жившим в деревне. У них была беда за бедой: не было урожаев, погибал скот, умирали родственники. В благодарность за появившийся достаток они часто присылали матушке много деревенских продуктов на всю семью. А Мария Ивановна, переселившаяся в город Дмитров и её муж стали, фактически, её духовными чадами. Приезжали к ней...
Матушка Акилина и сама нередко навещала в Дмитрове Михаила и Марию. Жили они на частной квартире. В один из приездов они все вместе шли по одной из улиц в центре города. Остановившись, матушка показала на ветхий, покосившийся дом, сказала им: «Вот вам дом». А он худой, в низине, в болоте стоял. И вдруг, пришла сама хозяйка этого дома, соседка, и предложила им купить его. Согласились. Потом перенесли из деревни большой родительский дом.
Матушка Акилина говорила Михаилу Емельяновичу, ставшему позже священником: «Будете жить под старцами». И действительно, в этом доме побывали многие старцы и старицы. Уже после блаженной кончины матушки Акилины жил у них прозорливый старец Петр из Волоколамска. Ходил он в белом подряснике, в очках. Отец Петр многое предвидел... Матушка многое предсказывала и советовала. Говорила Марии: «Учись, учись хорошо готовить, священство и архиереев угощать будешь». Всё сбылось, даже патриарха угощать привелось, а потом и в Москву посылать ему на стол угощения.
Михаилу Емельяновичу открывала матушка и своё сокровенное. Подзовет бывало его: «Иди скорее, слушай службу у Гроба Господня в Иерусалиме». И открывался слух у Михаила, и он слушал пение, службы у Гроба Господня и даже видел, как там совершалась Божественная литургия.
Какая благодать пребывала в блаженной, и какие милости являет Господь любящим и прославляющим Его!
Блаженная Акилина видела небеса отверстые, провидела приходящих людей, знала грядущие события и много пользы принесла близким людям, молясь о победе и спасении многих в войне 1941-1945 года
Заранее предсказала Акилина Марии и Михаилу о войне и велела сделать запасы - по ее святым молитвам и советам они не имели нужды. Отправляя на фронт Михаила, сказала: «Ни в огне не сгоришь, ни в воде не утонешь, ни одной царапинки не будет». Все так и было, а дошел он до Берлина и вернулся невредимым. И о брате Марии, которого тоже провожали на фронт, матушка Акилина сказала, что вернется и без ранений. Он прослужил 11 лет. Когда во время войны собирались в дорогу, ехать на поезде, всегда просили благословения у матушки. Боялись, что их могут высадить с вещами, оштрафовать. Матушка благославляла и говорила: «Никто не подойдет, и никто не спросит». И все бывало благополучно.
Любила матушка Акилина и Пелагею Зосимовну... Привели в дом Пелагеи «порченую» женщину, которая билась, падала, кричала в храме, особенно, когда пели Херувимскую и Верую. Когда матушка Акилина подходила к дому Пелагеи, больная закричала: «Идет! Идет!». А как только матушка появилась в дверях, у больной изо рта пена пошла, а в животе как бы шар вздулся и начал кругом кататься в ней. Акилина сказала: «Выгоню, выгоню!»... Блаженная поднесла к больной святые мощи, и ее начало так ломать, что весь дом заходил ходуном, диван и гардероб качались. Держали ее шесть человек. Затем матушка Акилина накинула на женщину свою кофту, и больная обмякла. Велено было приготовить сладкий чай. Матушка перекрестила его. Больная выпила, пришла в се6я и успокоилась. Блаженная сказала, что надо бы еще раза два к ней приехать, а потом, провидя, что у этой женщины дочь в положении, предупредила ее: «У тебя на печке зимой выведутся цыплята». Никто не знал, что дочь ожидала ребенка от солдата. Возможно, по матушкиной молитве потом он взял ее замуж.
Тогда же к матушке Акилине привели девочку лет 13 с сильным заиканием. Еще маленьким ребенком она упала с печки в подпол. Матушка наколола сахару, перекрестила его и велела матери дать сахар девочке. Заикание прекратилось.
Как-то осенью, когда была непролазная грязь на улице, приехала матушка Авилина к дмитровцам, постучалась в дверь. Открыли и увидели, что она в чистых, белых фетровых бурках. Оказалось, что она даже подошв не запачкала. В ужасе удивлялись.
В один из зимних вечеров, тоже в Дмитрове, блаженная старица, вдруг, восторженно предложила: «Пойдемте, покажу вам, как славят Господа». Все вышли на улицу и увидели: небо распахнулось, а там несказанный свет переливается разными оттенками, а звезды в неописуемой красоте сияют. Эта небесная красота говорила о красоте Царства небесного, уготованного любящим Бога.

Провидела матушка и свою кончину. По воспоминаниям Анны, однажды, когда матушка Акилина со своими помощницами была у неё дома, легла блаженная старица на диван, сложила руки на груди и сказала своей приближённой: "Фроловна! Я скоро умру". А та отвечает, шутя: "Ну что ж, умрешь, мы тебя похороним". Матушка поднялась и, погрозив пальцем, строго сказала: "Не вздумай схоронить меня!".


Был и ещё случай, когда матушка поведала о своей кончине иносказательно: "Скоро я перееду в другой дом. Он мне окажется мал. Будут достраивать второй этаж. Сейчас вам плохо ко мне приходить, а тогда будут приходить тысячи! Всем помогу, только просите"...
Перед Пасхой в 1945 году она в очередной раз встречалась с людьми, нуждавшимися в общении с ней в квартире дома на Лесной улице... Матушка всем уделила внимание, и присутствовавшие стали говорить, что пора по домам. Но она ответила, что к ней едут очень дорогие ей люди. А ехали к ней неожиданно собравшаяся Анна с дочерью и жена второго племянника матушки - Мария.
В тот памятный день матушка Акилина, по сути, со всеми прощалась. Как рассказывала Анна, на глазах у всех она стала, вдруг, строгой, величавой и сказала: «Ну, вот что. Я от вас уеду за границу...»
В тот прощальный вечер матушка каждому что-то сказала. Женщине, которая жаловалась на холод в квартире, дала маленькое полено (в комнате возле большой, в белом кафеле печи лежали дрова) со словами: "Будет тепло". Для другой, жаловавшейся, что мыши одолели, попросила принести горсть пшена. Подержала, молча, в руках и дала: "Посыпь - уйдут". Каждой женщине сказала: вернётся или нет муж с фронта. Анну на прощанье благословила и долго била по щекам, а когда у нее в ушах зазвенело, остановилась. У Анны часто были сильные головные боли, особенно, когда и по ночам писала свои бухгалтерские отчёты, ради премии сдавая их досрочно. Возможно, лечила её, когда била по щекам, но матушкина помощница пояснила Анне – «Вот так от тебя со звоном все неприятности отлетать будут». Потом матушка сказала Анне: "Дай благословлю твою голову. Что задумаешь - делай, будет по-твоему". Язык перекрестила, чтобы речь была хорошей (возможно для того, чтобы нести весть о ней людям) и руки её трудолюбивые тоже. На прощание благословила всех.
Уход матушки Акилины из земной жизни был очень необычным. 30 апреля 1945 года в вербное воскресение она, предупредив накануне приёмного сына и его жену и попросив: "Я усну. Смотрите, меня не потревожьте!", легла и заснула летаргическим сном. Вот, что означали её слова: «Я от вас уеду за границу» на страстную неделю. Иван Евгеньевич отгородил её постель занавеской. В понедельник он ушёл на работу.
Вскоре после его ухода приехала к матушке одна из её сподвижниц, посмотрела на неё и сказала, что она умерла, что надо её хоронить. Вероятно, это была та самая Фроловна, которую матушка предупредила, когда они были у Анны дома: «Не вздумай меня похоронить!». Забылось предупреждение. И дала она указание кому что делать. Омыли тело, надели платье. Когда сын вернулся с работы и увидел, что маму потревожили, он пришёл в отчаяние... Он знал, что если потревожить спящего летаргическим сном, он не проснется.
Врач не засвидетельствовала смерть т.к. сохранялось легкое дыхание, запотевало зеркало. Тем не менее, ее положили в гроб. Как матушка и предсказывала, он оказался мал. Пришлось наращивать его в высоту. Она находилась в глубоком летаргическом сне пять дней – с понедельника до пятницы. Врач приходила каждый день. Дыхание сохранялось. Тело оставалось мягким. Священники непрерывно поочерёдно читали у гроба псалтирь. Горели свечи. Все эти дни с утра до позднего вечера Анна вместе с другим племянником матушки Григорием, уже вернувшегося с войны из-за инвалидности, и его женой Марией простояли у гроба, по выражению Анны: «как на посту». Приходили и другие люди.
Григорий, как и другой племянник матушки, хотя оба обращались к ней за помощью, не очень верили в Бога и в Его чудеса. И словно для него и в утешенье остальным, время от времени присутствовавшие в комнате видели все одновременно, как появлялись разные иконы за сложенными на груди руками матушки. Часто по окончании очередной молитвы, читаемой священником, пламя свечи, вдруг, начинало колебаться, и присутствовавшие видели какие-то образы на белом покрывале. Почитатели матушки приходили каждый день, но в пятницу собралось особенно много людей.
Выяснилось, что она многих пригласила приехать именно в этот день. Люди приходили и обнаруживали ее в гробе. Для всех это было потрясением. Горевали, плакали, причитали, называли ее: «спасительницей», «покровительницей» и рассказывали негромко о том, что она сделала для них.
На 15 часов этого дня уже были назначены похороны, а справка о смерти ещё не была подписана... Позже все присутствовавшие услышали, как в тишине раздался звук легкого выдоха (ПФ) сквозь слегка разошедшиеся губы. Присутствовавший врач констатировал смерть.
Незадолго до выноса гроба приехала из г. Дмитрова особая почитательница матушки – Мария Ивановна, называвшая ее «мамой». Пораженная, увидев гроб, она упала и с рыданиями стала выговаривать: "Так вот, кого мы потеряем после того, как сгорит наша мельница! Вот почему ты так настаивала, чтобы я приехала к тебе печь куличи в пятницу не позже трёх часов – чтоб не опоздала!" Так матушка дождалась и простилась с Марией Ивановной.

Когда-то матушка им сказала: "У вас мельница сгорит, а через год на вербное воскресение от вас уйдет очень близкий человек". Мельница, видимо в деревне, где оставались жить родственники Марии Ивановны, сгорела, но через год в вербное воскресение никто не умер. Ехала, Мария Ивановна, готовилась к радостной встрече, намеревалась сказать, что никто не умер, а приехала к великому горю. Тут и ответ на вопрос - узнала какого близкого человека потеряет.

К моменту выноса гроба собралось так много людей, что еле уместились в 3-х автобусах. Были еще легковые машины, очевидно, правительственные, т.к. в 1945 году личных машин не было.
Отпевали её в церкви Николая Чудотворца в Хамовниках. Народа собралось в храме так много, что посторонние люди стали спрашивать: «Кого же это хоронят?». Когда прибивали крышку гроба, остававшегося тесноватым, пробежал шёпот по церкви: "Гвоздь неудачно забили. Кровь проступила". Анна и другие люди видели окровавленные кружева.
Похоронили матушку на Даниловском кладбище недалеко от церкви, за часовней, и, как она предсказывала («В ногах» будет большой человек»), почти напротив, через два ряда от могилы иеросхимонаха Аристоклия. На её большом деревянном кресте была надпись со словами "блаженная матушка Акилина" и постоянно горела лампадочка за стеклом металлического домика, укрепленного у основания креста, снятого, примерно, в 1990-х.
К могиле приходило очень много людей. Шли непрерывным потоком. Брали песочек и даже отщипывали кусочки от креста. Приходилось постоянно приносить песок на могилу, а крест пришлось поменять. Женщина, посещающая соседнюю с матушкиной могилу, поделилась детским впечатлением - рассказала, что однажды было такое столпотворение, что даже уронили крест на соседней могиле. Богоборческие власти не могли с этим мириться. Чтобы это остановить, как говорила Анна: «Власти велели сыну снять надпись с креста». На новой надписи только имя - «Акилина Ивановна»- с датами рождения и кончины. А люди все равно продолжали приходить,
С годами, однако, постепенно уходили в мир иной люди, знавшие матушку Акилину или о ней. Сыграло свою роль и нежелание семьи Ивана Евгеньевича её известности. По-видимому, боялись. Калитку оградки могилы стали запирать на замок. Анна и другие родственники приезжали, а войти не могли. Неоднократно замки ломали, но появлялись новые. В конце концов, дело дошло до того, что кто-то снял дверцу с петель и с тех пор вход
всегда открыт. Постепенно к могиле блаженной Акилины стали приходить только родственники и, как и к могиле старца Аристоклия, лишь немногие, кто был наслышан о них.
Но и теперь есть свидетельства её помощи тем, кто к ней обращается. Как и обещала, помогает, молится за всех перед престолом Божиим.

Анне рассказали, что вскоре после похорон матушки Акилины, приснилась она одной своей почитательнице и сказала ей: «Сходи к сыну и скажи, чтобы не ходил ко мне больше. Пусть успокоит свою голову, а то с ума сойдет". Так она и сделала. А Иван Евгеньевич очень горевал, часто ходил на кладбище. Приехала к нему матушкина посланница, а он, действительно, с повязкой на голове – болела, и был он как бы не в себе. Послушался, перестал так страдать.


Через несколько лет, когда Анне стало совсем невмоготу жить с мужем, приехала она к могилке матушки, и попросила, если благословляет на развод, пусть улучшится настроение. И вдруг, появилось солнце и стало необыкновенно легко на душе у Анны - значит благословила.
Матушка при жизни давала людям свои фотографии. После её смерти через них люди получали помощь в трудных ситуациях. Анна не расставалась с такой фотографией всю жизнь. Делали копии фотографий, раздавали близким. Анна давала на время одну из таких копий знакомым, нуждавшимся в помощи и, особенно, тем, кто шёл в суд. Всем матушка помогала.
Когда дочь Анны в молодости почти ежегодно на время отпуска вместе с мужем уходила в сложные туристические походы в горы или на байдарках и плотах, Анна ставила фотографию матушки Акилины, как она выражалась «на пост», выдвигая её вперед, и просила её охранять дочь. Когда возвращались, благодарила Господа и ставила фотографию на место - в ряд с иконами. Позже, дочь осознала, кому она обязана, может быть даже и жизнью, ей несколько раз чудом удалось избежать смертельной опасности...
Посоветовала Анна своей приятельнице не оперироваться по поводу опухоли груди, а походить к матушке Акилине на кладбище. Та послушалась совета и стала ходить. Приснился ей монах в черной одежде и спросил: «Как тебя зовут?» Она ответила, и в свою очередь спросила: "А Вас?" Ответ был: "А меня - Акилин. Молись ей!" Женщина молилась, и опухоль начала рассасываться.
Незадолго до того, как Анна слегла парализованной в возрасте 80 лет, матушка Акилина, свела дочь Анны с посланницей от старца из Троице-Сергиевой Лавры, собиравшем сведения о матушке. Поздно вечером дочь Анны почувствовала неотвратимое желание утром поехать на могилку к матушке. Надо было очень торопиться, чтобы не опоздать на работу. Необычная задержка в пути привела к тому, что эта встреча состоялась. По просьбе старца дочь Анны записала воспоминания матери о матушке Акилине и передала ему записи. Случилось это очень вовремя, т.к. вскоре Анны не стало. И хотя дочери много было известно, что-то могло быть упущенным.
От посланницы старца узнали Анна и её дочь, что сын у матушки приёмный, что взяла она на себя подвиг поношения и, что умерла она девственницей. Родственники об этом не знали. Поведала об этом матушка только духовно близким ей людям – дмитровцам. Вскоре после этой встречи приезжала к Анне послушница старца. Долго беседовали. Рассказала она про такой удивительный случай. Соперничали жены двух братьев. У одной корова давала много молока, а у другой мало. Однажды разозлившись, отрубила хвост у хорошей коровы топором завистливая жена, имевшая неудачную корову. Корове не выжить без хвоста - нечем от слепней отбиваться, покоя не будет и молока тоже. С этим горем примчалась несчастная хозяйка покалеченной коровы к матушке Акилине за помощью. Матушка спросила, сохранился ли отрубленный хвост, тут же пошла в хлев и попросила, чтобы с коровой она осталась одна. Долго не выходила, а когда вышла, у коровы хвост оказался целым. Истинно: для Бога нет невозможного.
Матушка Акилина помогла дочери Анны встретится с отцом через 30 лет после его развода с матерью. Было это в ту пору, когда приезжала она к матушке крайне редко и никогда не встречалась с кем-либо из родственников. А тут встретилась с женой первого сына матушкиного воспитанника. Она узнала дочь Анны по сходству с отцом и дала ей номер его телефона, сказав, что он тоскует и ищет её. Отношения восстановились.
Направила матушка дочь Анны и к воцерковлению. Несмотря на то, что она много узнала в детстве и в подростковом возрасте о своей бабушке Акилине, став студенткой, забыла о Боге, поверила в науку. Лишь после 60 лет, задумалась о духовном. Стала захаживать в церковь... Однажды привела она к могиле матушки новую подругу, оказавшуюся верующей, когда были у них житейские трудности, и та предложила ходить с ней в её церковь по воскресеньям и почаще приезжать к матушке Акилине и старцу Аристоклию. Предложение было с радостью принято. Так начался путь к воцерковлению.
Много было удивительных случаев у дочери Анны при посещении могилки матушки. Как-то засомневалась – слышит ли матушка Акилина её - свою внучатую племянницу. И тут же женщина подошла с ребёнком и рассказала, как помогла ей матушка отсудить причитавшуюся ей комнату в её квартире, которую незаконно занял какой-то здоровяк, вышедший из тюрьмы бывший военный. Ходила, просила матушку о помощи, а теперь ходит благодарить. Старица дала понять дочери Анны: раз других слышит, то и её тоже...
Подумала у могилы матушки, что никогда не узнает, где похоронили первого сына воспитанника матушки. А когда спустилась к могиле старца Исайи, поклонилась ему, подняла голову и взгляд упал на табличку на кресте могилы, расположенной выше. И прочла: «Кулигин Иван Иванович». Показала матушка, где его похоронили.
Много было чудес. Но, что особенно важно, у могилы матушки состоялась встреча дочери Анны с правнучкой приемного сына матушки. Так матушка потомкам своего воспитанника, считавшим её прежде всего их бабушкой, открыла кем она была на самом деле. Прочитали они воспоминания Анны о матушке. До той поры они практически ничего не знали о её духовной жизни. После прочтения они изменили положение цветника на могиле, чтобы стало свободнее, и прикрепили фотографию матушки к кресту...
Чудесным образом дочь Анны узнала, что жизнеописание по собранным старцем материалам, включающим и воспоминания её матери, опубликованы, но в труднодоступном многотомном издании. («Букварь школьника. Начала познания вещей божественных и человеческих»*) Духовная дочь старца порекомендовала дочери Анны использовать неизвестные ей сведения из жизнеописания для публикации сведений о матушке.
Также, чудесным образом, в этом 2010 году попала в руки дочери Анны книга о православных подвижницах 20-го века, изданная в 2008 году. Она постаралась, чтобы сведения и о блаженной матушке Акилине Московской, были включены в этот сборник.
Всё по воле Бога! Слава тебе, Господи!»

* Букварь школьника. Начала познания вещей божественных и человеческих. М.,


изд. « Православное братство святых благоверных князей Бориса и Глеба»,, 2000. том Э-Я. стр. 704 287



Истинные подвижники – дороги, ведущие к Богу
«Надо сначала очиститься, потом очищать; умудриться – потом умудрять; стать светом – потом просвещать; приблизиться к Богу – потом уже приводить к Нему других; освятиться потом освящать». (Святитель Григория Богослова)
Читая свидетельства о чудесной помощи подвижников, мы должны не забывать, что они являлись посредниками передачи благодати Божией. Старцы были проводниками воли Божией: через них люди могли услышать волю Бога. Но прежде чем стать проводником воли Божией, подвижники годами боролись со своими страстями, постом и молитвой укрощали плоть, очищались скорбями и болезнями, со смирением принимая все, что выпало на их долю.

Перефразировав слова епископа Арсения (Жадановского) отметим, что сила многих подвижников заключалась в их истинной, живой, деятельной вере во Христа Спасителя и Его учение, в полном проникновении этим учением, ставшим их родною и вечной стихией, истинным ведением, по слову апостола, а не простым и холодным только знанием. От глубины веры и исходили все их благодатные дарования. Такой необычайный дар веры достигался ими путём постоянного бодрствования над собой, путём внимательной к себе жизни.

Епископ Арсений говорил: «Совершая то или иное чудо по молитве праведника, Господь этим как бы хочет возвеличить, возвысить праведника, или лучше не его самого, а его праведность, возвеличить добродетель, нравственный закон и этим расположить к нему людей».

В последнее время появились книги и статьи, авторы которых предостерегают верующих, которые доверяют свои души духовно незрелым людям – «младостарцам» и лжестарцам. В сетях интернета по этим ключевым словам можно найти печальные истории о том, как без благословения священников люди едут к тем, кто выдаёт себя за старцев, руководствуясь лишь непроверенными слухами об их праведности.

Однажды, когда я читала в пустом храме у раки святого акафист, ко мне присоединилась одна верующая женщина. Позже она рассказала мне, что находилась на волоске от гибели после общения со лжестарцем. После поездок по святым местам и молитв духовенства наступает лишь временное улучшение.

Составитель книги «Младостарчество и православная традиция» священник Владимир Соколов отмечает: «Иван Михайлович Концевич, автор популярной книги об оптинских старцах, писал о причине возникновения лжестарчества: «Когда истинные старцы, можно сказать, отсутствуют, люди, жаждущие найти себе духовную опору, выбирают какое-либо духовное лицо, им почему-либо симпатичное и говорят: «Я отношусь к нему, как к старцу». Если духовник окажется трезвым, духовно честным, он резко отстранит такое отношение. Но сколько таких, которые охотно попадаются в сети, им расставляемые. Ибо это «лицедейство», по выражению еп. Игнатия Брянчанинова, ведет самозванного старца к духовной смерти. Он сам теряет почву под ногами и идет уже кривыми путями, растеряв все то, что собирал и приобретал за всю прошлую жизнь».

Иван Михайлович Концевич пишет: «Современное духовничество родилось из древнего монастырского старчества и является его вторичной формой. Благодаря родственности этих явлений, духовничества и старчества, у малоопытных священников, знакомых с аскетической литературой только теоретически, всегда может возникнуть соблазн «превышения власти» – перехода грани духовничества, чтобы старчествовать, – в то время как они даже понятия не имеют в чем сущность истинного старчества. Это «младостарчество» (по одному меткому выражению), вносит разлад в окружающую жизнь. Оно таит опасность причинить и непоправимый вред душе опекаемого».
Чтобы ответить на вопрос, как же отличить высокодуховного старца от неопытного, выдающего себя за старца человка, обратимся к высказыванию святых отцов и подвижников.

Преподобный Иоанн Лествичник писал: «Врач духовный есть тот, кто стяжал и тело и душу, свободную от всякого недуга, и уже не требует никакого врачевства от других». Преподобный Пимен Великий говорил: «Учить ближнего может только человек здравомыслящий и бесстрастный». Преподобный Исаак Сирин писал: «Бегай от непотребных, как от самого непотребства. Сближайся с праведными и через них приблизишься к Богу».

Епископ Арсений пишет: «Истинный духовник должен иметь следующие нравственные качества: начитанность в Слове Божием и святоотеческих творениях, духовную опытность, молитвенный дар, истинную ревность о спасении душ, добродетельную жизнь. Пороки, которых всякий духовник должен остерегаться следующие – холодность или небрежность в своём деле, пристрастие, корыстолюбие, самомнение и самовосхваление, слабость или излишняя строгость».

Духовническое служение, по мнению старца Софрония (Сахарова), должно вырастать из опыта молитвы; советы, которые дает духовник, должны быть не плодом его рассуждения, но результатом озарения свыше от Духа Святого: «Если людям, пришедшим к священнику с надеждой услышать от него ясно волю Божию, вместо того он даст указание, исходящее от его собственного рассуждения, могущего быть неугодным Богу, то тем самым бросит их на неверный путь и причинит некоторый вред».

Хочется предупредить и тех, кто без опытных наставников решится подражать подвижникам. Преподобный Антоний Великий говорил: «Есть люди, которые весьма изнурили тело свое подвижничеством, и, однако же, далеко ушли от Бога, потому что не имели самоисследования. Подвиги телесные сами по себе не составляют совершенства, а суть только средства к достижению его, к достижению душевных доблестей»...

Приведём и высказывания подвижников об опасности, которая подстерегает духовно неподготовленных людей, которые самостоятельно, не вникая в глубинную суть покаяных слов, пытающихся лишь освоить «технику» Иисусовой молитвы.

Архимандрит Сергий (Шевич) отмечает: « Практика Иисусовой молитвы требует руководства со стороны опытного духовного отца... Для того, кто много молится, велик риск впасть в прелесть. Духовный отец, к которому следует обращаться, должен быть не таким же практикующим (и уж тем более не приверженцем молитвенной «техники»), но тем, кто прошел все рифы и удостоился принять от Бога дар различения и может благодаря этому наверняка определить, какие молитвенные состояния являются эмоциональными, а какие - духовными, какие - от Бога, а какие - от лукавого... Малейшая гордость в сочетании с молитвой порождает отклонения и даже психические расстройства...

Эта молитва должна сопровождаться деятельной борьбой со страстями и не менее деятельным взращиванием добродетелей; оба эти делания могут привести к результату только в лоне Церкви, силой благодати, подаваемой нам через Таинства.

По словам старца, вне Церкви и без борьбы со страстями эта молитва не имеет ни смысла, ни ценности.

Это делание несовместимо, в частности, с гордостью, нечистотой и всяким проявлением злобы, направленной на ближнего».

В связи с этим старец Сергий говорит, что практика молитвы несовместима со страстями, и что тот, кто творит молитву, пребывая, например, в состоянии гордости или нечистоты, бежит по направлению к собственной катастрофе...

Те, кому, по милости Божией удалось встретиться с истинными подвижниками, прежде всего омечали их необычную скромность, бескорыстие, великое смирение и любовь ко всем. После общения с ними верующие чувствовали радость и обретали душевный покой. Ведомые мудрыми наставниками люди начинают понимать, что родились для того, чтобы прославлять и благодарить Бога, за всё.

После общения с лжестарцами, одни чувствуют страх, подавленность, порой безысходность, теряют веру. Другие, ведомые горделивыми слепцами, приближаясь к пропасти, не замечая опасностей, боготворят тех, кто ведёт их к погибели, навязывая свою волю.

Истинные старцы не навязывают свою волю. Они дают совет, а когда чувствуют, что человек желая творить свою волю, пытается настоять на своем, замолкают или кротко отвечают: «Поступай, как хочешь». После совершённых ошибок, люди, удостоверившись в пагубных последствиях своих заблуждениях, с покаянием вновь возвращаются к духовникам. По молитвам духовников начинают духовно расти, доверяя себя Промыслу Божиему, начинают понимать, что необходимо не только молиться перед началом всякого дела, но и прибавлять в конце молитв: «Пусть будет не как я хочу, а как Тебе угодно Господи!».




Каталог: books
books -> Андриенко Е. В. Социальная психология
books -> Управленческая психология
books -> Действие алкоголя на организм человека
books -> Культурфилософский анализ музыки в картине мира казахов
books -> Степан карнаухов старая площадь — 2 Надежды и разочарования
books -> 1. Геронтология в системе наук о человеке. В последнее десятилетие, в связи с увеличением продолжительн
books -> А. М. Драгового Микляева Н. В., Микляева Ю. В
books -> Методика диагностики основных параметров психического состояния тестом люшера
books -> Валерий Белянин Основы психолингвистической диагностики


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница