Старовойтенко е. Б. Научное издание персонология жизнь личности в культуре москва 2015



страница1/5
Дата14.05.2016
Размер1.19 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5
СТАРОВОЙТЕНКО Е.Б.


Научное издание


ПЕРСОНОЛОГИЯ

ЖИЗНЬ ЛИЧНОСТИ В КУЛЬТУРЕ

МОСКВА 2015
Старовойтенко Е. Б.

Персонология: жизньличности в культуре. Монография/ ЕленаБорисовнаСтаровойтенко, профессорНициональногоисследовательскогоуниверситета “Высшаяшколаэкономики” – М.: Академическийпроект, 2015. - 431с. – (Психологическиетехнологии).




АННОТАЦИЯ

Книга профессора Старовойтенко Е.Б. обобщает многолетний труд автора по реализации инновационного научно-образовательного проекта, посвященного разработке персонологии как «науке синтеза». Обосновывается перспективный формат психологии личности, состоящий в единстве герменевтики «текстов культуры», фундаментальной теории, консультативно-психотерапевтической практики и моделей индивидуального самопознания. Опираясь на традиции построения персонологии в мировой науке, автор подчеркивает важность развития таких ее направлений, как культурная персонология, персонология жизни и персонология «Я». Все три направления предполагают проведение исследований, отличающихся новизной поисковых моделей, методов, теоретических и практических результатов. Система таких исследований, осуществленных автором при поддержке видных ученых НИУ ВШЭ, составляет содержание данной книги. Исследования выполнены в контексте культурогенеза познания личности, на основе применения качественных методов, путем синтеза актуальных фундаментальных идей о личности и сопровождались разработкой новых моделей интерпретации и рефлексии личности. Текст книги представляет собой не только изложение исследовательских подходов автора, но и репрезентацию новых способов научного понимания «личности», а также осмысления адресатами себя и собственной жизни. В этом плане текст является и теоретико-методологическим, и операциональным, и развивающим. Спецификой книги является ее образовательная ориентация, выразившаяся в структуре текста, стиле передачи знания и обучающем характере приведенных рефлексивных моделей. Она создавалась как часть учебно-методического обеспечения преподавания психологии личности в рамках бакалаврских и магистерских программ исследовательских университетов России, в частности, программы «Консультативная психология. Персонология» НИУ ВШЭ. Книга направлена также на развитие новых форм межличностных диалогов в науке, образовании, тренинговой и консультативной работе, близком общении. Она содержит «практики» усиления индивидуального «Я» в социальных отношениях и профессиональной деятельности. Ее лейтмотивом является развитие современной культуры как «культуры личности», в которой новой персонологии отводится важнейшая роль.

Книга может быть рекомендована как профессиональным психологам и философам, так и всем тем, кто интересуется проблемами психологии личности.





ВВЕДЕНИЕ
Самым ценным для воссоздания и развития жизни, плодотворной коллективности и культуры является способность человека быть личностью. Личное начало в измерениях «только я», «только со мной», «только я могу» выступает реальностью и возможностью, тайной и откровением, обретенным смыслом и бесконечной перспективой человеческого существования. К нему извечно направлены устремления, познание и практика множества индивидов. С ним связаны поиски себя, самопознание, испытание себя, бесчисленного числа живущих и ушедших людей. Живая «материя» личностного бытия наполняет собой мир, превращая его в переживающий и желающий, мыслящий и творящий. В этом мире каждому человеку в его жизненных отношениях со многими другими оставлено уникальное место для встречи с собой.

Личность является фокусом понимания, интерпретаций и творчества во многих областях науки, искусства и имплицитных представлений. В европейской культуре она разнообразно открывается в ипостасях фигуры власти и мифа, выдающегося человека, героя, гения, выразителя типа, индивидуальности, центра значимости для многих других, обладателя самоценной сущности, человека деятельного, достигающегои страдающего. Знания и тексты о личности воплощают усилия бесчисленных авторов уловить необъятное пространство и время, глубину и высоту, даль и близость «личного космоса» человека. Личность, обращенная к другим личностям, пробуждающая в них и в себе новые силы жизни, способность «держать огонь бытия», является, по выражению М. Мамардашвили, «замковым камнем» европейской культуры.

«Личность» является, в основном, проблемой гуманитарного познания. В его истории она отождествляется с недоступными для ratioсвойствами человека, его индивидуальностью и внутренней непроницаемостью, загадками его переходов в облики и образы «других», непознаваемостью и закрытостью его подлинного Я, его свободой и невозможностью полного самовыражения в истине своего предназначения. С другой стороны, «личность» усматривается в идентичности человека с другими людьми, в константности его наблюдаемых качеств, в типичности его внешности и поведения, в его детерминации, в разделенных значимостях и отношениях с «другими», а также в его вкладах и ролях во внешнем мире. При этом современное познание личности, сосредоточенное в психологических и философских науках, развивается по пути обогащения фактами и закономерностями, открытыми в социальных, экономических, физико-математических, биологических, физиологических, медицинских науках. Актуальной задачей изучения личности является проблематизация, анализ и творческий синтез ее свойств и способов бытия в расширенном пространстве междисциплинарных исследований. Полагаем, что их результаты могут быть интегрированы в области психологии, называемой «новаяперсонология», или «общая персонология», или «наука личности» (101; 104: 143).
1. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ В ПЕРСПЕКТИВЕ ПЕРСОНОЛОГИЧЕСКОГО СИНТЕЗА
Психологическая наука, прежде всего психология личности, достигла многогов изучении природных предпосылок и телеснойорганизации личности, ее психических и практических функций, сознания и бессознательного, познания и самопознания, деятельности и поступков, черт и способностей, свойств и активности «Я», отношений и творчества, противоречий жизни, развития и саморазвития личности. Однако в категориальном пространстве психологии личности эти моменты бытия и сущности личности не представлены в полноте своих реальных связей. Это, отчасти, обусловлено доминированием в данной науке аналитических подходов.

Форматом западной психологии личности является совокупность теорий и практик, имеющих, в лице своих авторов и последователей, различные отношения друг с другом (80; 183). Речь идет о взаимном признании или непризнании, влиянии или отрицании влияния, единстве или конфликте, интеграции или независимости. Значительная часть этих теорий основана на искусной аналитике, охватывающей способы добывания, построения, репрезентации, практического применения знаний об определенных сторонах личности. Это свойственно классическому и новому психоанализу, индивидуальной психологии и аналитической психологии, теориям черт, архетипической психологии, транзактной и экзистенциальной психологии. Раскрывая тот или иной аспект личности (коллективное и личное бессознательное, комплекс, власть, архетип, эго - состояние, экзистенцию, поведение, структуру личности, тип), конкретная теория четко обозначает свои концептуальные границы, не затрагивая многие существенные взаимосвязи выделенного аспекта. Авторы исследований, ведущихся в русле той или иной теории, редко обращаются к рефлексии своего подхода в общемтеоретическом контексте психологии личности, хотя именно благодаря такой рефлексии, изучаемый феномен может предстать в относительной полноте своих характеристик и потенциалов. Приверженность исследователя той или иной теории уменьшает возможности проинтерпретировать получаемые результаты с позиций определения их статуса в картине целостной личности, а также в глобальном пространстве психологического знания. Однако ценность западных теорий личности неоспорима в плане перспектив их синтеза, основы которого заложены внутри самих теорий и их бесчисленных интерпретациях.

Изучение личности в отечественной психологии имеет несколько основных тенденций. Во-первых, развитие классической традиции познания, систематизации множества свойств и жизненных процессов личности: природных, социальных, психологических, феноменологических (127; 128). Во-вторых, применение отдельных западных теорий и моделей личности (З. Фрейда, К. Юнга, А. Адлера, К. Роджерса, В. Франкла, Э Берна) с установками на их соотнесение друг с другом. В-третьих, поиск ведущих категорий психологии личности: «индивид», «общество», «субъект», «индивидуальность», «жизнь», «отношение», «Я», «Другой» (11; 98). В-четвертых, изучение личности в контексте различных психологических наук (культурной, социальной, организационной, политической, педагогической, возрастной психологии), в соответствии с их задачами и парадигмами, и попытки соединения результатов этих исследований в пространстве междисциплинарного познания. В-пятых, создание оригинальных авторских концепций, основанных на переосмыслении и развитии «сильных» философско-психологических идей о личности. Примером могут служить концепции «надситуативной активности» и «отраженной субъектности» В.А. Петровского (102). В-шестых, развитие теории личности на основе широкого применения психологических измерений, устанавливающих связи личностных свойств, способов жизни и эффектов проживания. Седьмое, обращение психологов к опытам целостного осмысления «личности» как важнейшего уровня бытия, проникающего во все его другие уровни и определяющего «личностность» множества реальностей и их познания. Это, в частности, опыт философского «персонализма», ставшего авторитетным направлением западной и отечественной философской антропологии. На наш взгляд, его прекрасным примером является «теория мифа» А.Ф. Лосева, определяющего мифологическую реальность как форму жизни личности, самосознание личности, живой «лик» личности, факт личностной истории, образ личности, идею личности, символ жизни личности, слово личности и о личности, словесное выражение и имя личности (76).

В процессах реализации перечисленных тенденций и согласования парадигм анализа и синтеза «личности» постепенно осознается необходимость построения общей психологической науки о личности. (104).В западной психологии это направление познания личности представлено, например, концептуальным и методическим подходами С. Мадди (80; 217), использующим, вслед за Г. Мюрреем, термин «персонология». В качестве аналога такой «общей науки» можно рассматривать современные междисциплинарные исследования в области«personalitysciences».

С учетом истории многозначного употребления термина «персонология» как «сборки» знаний в философском, физиогномическом, поведенческом, психопатологическом, социальном изучении человека и наличия предпосылок фундаментального психологического синтеза идей, практик, феноменов и фактов «личности», можно говорить о новом персонологическом повороте в психологии личности (101; 103).

Он обусловлен расширением культурного и научно-практического контекста изучения личности, референцией ее конкретно-психологических исследований к различным типам «личностного знания». Он означает выход исследователей в пространство, очерченное подвижными границами научного, дискурсивного, рефлексивного взгляда на личность в сочетании с живыми представлениями о «личном», воплощенными в текстах и символах мифов, живописи, литературы, поэзии и драматургии. Он состоит в разработке целостного, дифференцированного категориального строя, обладающего многими системно связанными основаниями интеграции. Он предполагает понимание личности на основе ее различных определений и моделей, рафинирование классических теорий личности и установление развивающих отношений между ними, поиск гармонии аналитической и интегральной, фундаментальной и практической психологии личности. Данный поворот требует активного развития экспериментатики, связанной с проблематизацией сложных феноменов индивидуальной жизни. Он, в отличие от устоявшихся канонов психологии личности, ориентирован на создание моделей самопознания и совершенствования деятельности профессионалов в области психологии личности и распространение этих моделей в других профессиональных средах.

Персонологический поворот в психологии личности и психологии в целом намечает перспективу соединения гуманитарного и естественнонаучного, теоретического и герменевтического, логического и интуитивного, понятийного и образного, интеллектуального и эмоционального, умозрительного и практического, диалогического и индивидуального способов добывания знаний. Познание личности устремляется к получению и систематизации новых данных о ее сущности – существовании – осуществлении – самобытии – инобытии – достижении себя – воплощении себя – исполненности. Известный термин «персонология» начинает указывать на разнообразие изучаемых «ипостасей» личности, множество методов ее изучения, установку на ее аналитико-синтетическое исследование, интерпретацию, моделирование и самопознание.
2. ИМЯ ПЕРСОНОЛОГИИ И ЕЕ ПРЕДМЕТ
В современном содержании понятия «персонология» могут быть объединены многие исторически сложившиеся значения, указывающие на разные модусы «личности» или «persona». Одновременно можно реконструировать и соединить смыслы «логоса», обозначающего познание личности с актуальным акцентом на единство его объекта, субъекта и адресатов, процесса и методов, продуктов и культурных вкладов (143).

1. Известно, что в определении личности модус «persona» может означать наружность, «видимость» человека, которую создают, требуют, ожидают от его облика и поведения другие люди. Это «маска», которую надевает человек и при этом знает, что она, с одной стороны, соответствует его намерениям, а с другой – притязаниям и мнениям среды, значимой для него. Персона, согласно К.Г. Юнгу, ориентирована на внешнюю жизнь, выступает комплексом сознательных функций, образом - для - других, внешней установкой, служащей адаптации, идентичности и жизненному комфорту. Она не тождественна индивидуальности и противоположна внутренней, субъективной установке, которая в значительной степени бессознательна, интимна, уникальна. При ригидной персоне, не отвечающей на изменения жизненных условий, человек может быть легко доступен влиянию внутренней установки, нарушающей эффективность приспособления или открывающей новые возможности функционирования (202). «Маска» сбрасывается, когда человек, сознательно обращаясь к себе, открывает возможность собственного, личного и свободного отношения к миру.

2. С иной, «субъективной», точки зрения, личность обладает свойством существовать только в себе и через самое себя, быть собственной сущностью, единственной причиной и перспективой себя (модус «perse»). Подчеркивается самодостаточность личности, не пребывающей ни в чем ином, кроме себя, и данной только в самопознании, очищенном от влияния и присутствия «внешнего».

3. В экзистенциальном понимании личность выступает в модусе «perzon», означающем индивидуальность человека, восходящую к духовным основам бытия через обращение к себе в поисках истинного Я во взаимосвязи и отношениях с миром и другими людьми. Под «личностью» – пишет А. Лэнгле – «понимается духовная сила, которая открывает человека по отношению к миру и одновременно отграничивает его от мира и, таким образом, создает возможность для уникальности и целостности «Я» и «Ты», которое характеризует бытие человека» (79; с. 359).

4. При определении личности как духовной индивидуальности следует обратиться к древнему русскому понятию «лик», указывающему на самый мощный модус ее существования, осмысленный, прежде всего, в области религиозной культуры. Это единство духовного и телесного; сотворенная духом наружность; дух, нашедший выражение в облике; одухотворенная внешность; лицо, освещенное внутренней духовностью; тело как символ духа и претворенный дух.

5. В концептуальном поле западной модели персонологии модус «persona» указывает на биологически и социально детерминированные свойства психики и поведения человека, на их распространенность в обществе, на специфику и идентичность личности в соотношении с другими людьми. «Личность» – подчеркивает С. Мадди – это «конкретная совокупность характеристик и стремлений, обусловливающих те общие и индивидуальные особенности поведенческих проявлений, которые обладают устойчивостью во времени и могут быть объяснены… через анализ биологических и социальных факторов, влияющих на актуальную ситуацию функционирования человека» (80; с. 21).

6. Личность рассматривается также в модусе «персонального», который указывает на переход человека от бытия в мире и в себе к бытию в другом человеке, означающему для этого «другого» процесс персонализации или внутреннее соединение со значимой личностью. Человек обретает личность в качестве признанной и развиваемой значимости во внутреннем мире другого человека, принимая присутствие «других» в своем «Я». Персональность – считает В.А. Петровский – является феноменом признания и разделения «Я» между ним самим и Другим. Персональным является то, что осознанно принято личностью от значимых людей и стало аутентичным «своим», а также «свое», воплощенное, не отчужденное, ставшее внутренней ценностью для многих других (102).

Слово «личность», «персона» в актуальной трактовке термина «персонология» может выражать синтез значений, рассеянных в длительном времени познания. Смысловым ядром «личности» становится индивидуальная телесно – душевно – духовно – деятельная сущностьчеловека в ее жизненном осуществлении, а также в данности миру, другим, себе. Необходимыми моментами, определяющими полноту и целостность персонологического понимания личности, становятся ее индивидуальная жизнь в мире, активность Я и бессознательного, самопричинность и саморазвитие, самопознание и самовыражение, отношение и деятельность, диалог и бытие - в - Другом, произведенные изменения в жизни и преодоление чужеродности внешнего мира, аутентичность и тождественность. Все эти моменты должны раскрываться через противоречивые и гармоничные связи друг с другом, образуя единыйличностный способ существования человека. Персонология исследует индивидуальное бытие, уникально создаваемое пересекающимися, резонирующими, синхронными и расходящимися жизнями других людей, самодействующей причиной каждой из которых выступает конкретная личность и ее Я. «Персона» в имени новой персонологии означает, прежде всего, индивидуальную личность

Слово «логос» («logos») в именовании новой персонологии может означать движение к синтезу идей, фактов, методов и практик в процессепознанияличности. Речь идет о соединении значений категории «познание», найденных в динамике многовековой культурной истории поиска человеком истины в Боге, духе, мире и самом себе. Эти значения касаются содержания и формы, способов и результатов, логики и смысла познания. «Логос» может одновременно значить: разум и истинное знание, слово истины и слово спасения, феномен и закон, учение и науку, дискурсивный текст и смысловое целое, способ связи между воображаемым и реальным, практическое испытание и обновление бытия, собранность людей во множество познающих и внутреннюю множественность индивидуального субъекта познания..

В новой персонологии «личность» и «логос» вступают в разнообразные отношения. Они конституируют познающую и познаваемую личность, познание как авторское исследование и познание как персональный опыт, личность автора персонологического знания и личность их адресата, самопознание персонолога и изучаемой личности, познание в жизни персонолога и другой личности, открытие и трансляцию бытийных смыслов в диалоге личностей.

В мире персонологии связи личности и логоса завязываются и реализуются в научном поиске, в индивидуальных жизнях и во встречах человека с другими и с собой.

В персонологическом поиске логос выступает, во-первых, «собранием» учений и теорий, сформировавшихся в истории познания личности. Во-вторых, «сводом» авторских текстов, отражающих свойства личности, ее внутреннюю и внешнюю жизнь, ее отношения и «Я». В-третьих, интеллектуальным «органом», позволяющим исследователю достичь соответствия знания и реальности в актах узнавания, принятия, понимания и изменения познаваемой личности. В-четвертых, формой интерпретации, толкования, «прочтения» личностных феноменов, свойств, действий, событий. В-пятых, способом логического и текстуального придания личностным явлениям осмысленного и связного вида, когда, по словам М.К. Мемардашвили, «все отдельные части имеют смысл и не рассыпаются». В-шестых, культурной формой, порождающей в познаваемой личности новые жизненные состояния и качества. В-седьмых, интеллектуальным и практическим объединением индивидуальных личностей в познании и «культуре» как индивидуальности высшего порядка.

В индивидуальной жизни логос может быть целью, сутью познания и творчества личности, может быть собранным знанием о значимом предмете и собственном «Я». Он может состоять в мыслительном раскрытии тайн «для всех» или «для себя». Он может быть тем, что создано самой личностью или тем, что дано ей другими для просветления. Логос может быть голосом, пришедшим к личности из собственной глубины или из мира. Логос может быть выражен письменным и устным текстом самой личности или может быть передан ей в речи других. Логос рождает личностные прозрения «во имя чего жить» и откровения «как проживать свою жизнь». Логос воссоздает структуру и генез жизненных значимостей личности, позволяя ей «читать» собственную жизнь в ее реальности, в подлинности проживания. «Вот нечто, что заставляет меня сказать: «Так есть на самом деле». Это логос, услышанный мною» (86; с. 28). Логос является внутренним собранием смыслов личности, порождающим новое знание о жизни, позволяющим обратиться к тому, во что знание не проникает, и вызывающим готовность изменять себя, стремясь к «своему неизвестному». Логос вступает в свои права, выявляя высвобождающую, символическую функцию бессознательных фантазий и сновидений, позволяя личности «найти ключ к своим жизненным проблемам» (67). Логос освещает жизнь в уникальности ее моментов, собирая эти «точки сингулярности» в самотождественное «Я» личности.

Во встречахв пространстве персонологии как «месте соединения людей» устанавливаются, реализуются следующиесвязи личности и логоса.

Во-первых, персонолог-исследователь сохраняет, умножает и систематизирует идеи и теории, посвященные личности, создает и транслирует научные тексты об исследуемых личностях, разрабатывает техники психологической поддержки личности, изобретает и передает им приемы самопознания и поиска смысла.

Происходит встреча личностей по поводу научного исследования, научного дискурса, наукоемкой практики и научно-практических вкладов в семантику персональной жизни.

Во-вторых, обращаясь к изучаемой личности, персонолог стремится обогатить ее психологические знания, углубить феноменологический опыт проживания, помочь в рефлексии и открытии смысловой структуры «Я», развить способность к диалогу, стимулировать познание и решение проблем в жизненных отношениях к другим, к своему делу, к себе.

Личность встречается с личностью на основе развивающих влияний и помогающего взаимодействия в процессах персонологического консультирования и психотерапии.

В-третьих, персонолог в своей исследовательской и практической деятельности решает задачи интеллектуального саморазвития, рефлексии, создания для себя продуктивной профессиональной среды, поступления по совести и нормам высокой этики, реализации своего творческого потенциала и воплощения своего «опыта личности» в отношениях с близкими людьми и значимым окружением.

Личность встречается с собой для развития своих профессиональных позиций, открытия новых возможностей своего «внутреннего консультанта» и усовершенствования «практики себя» в частной жизни.

В-четвертых, исследователь, осуществляя научный поиск, погружается в мир другой личности как объекта познания. Он посвящает себя ее тайнам и живет ее жизнью, удаляется от себя и проникает в другое Я, совершает прорыв в иную личностную реальность и мыслит, действует в свете ее логоса.

Личность во встрече с другой личностью, совмещаясь с нею, приобретает способность быть «внутренним знатоком» ее душевного, жизненного мира.

В-пятых, исследуемая или консультируемая личность в опыте персонологического взаимодействия приобретает ценные для себя знания из области психологии личности, научные средства самопознания и интерпретации текущей жизни, новые формы отношений с другими людьми. Она овладевает культурой «личностного взгляда» на коллективную и индивидуальную жизнь, осваивает персонологию как «культурное орудие» организации своего бытия, становится активным транслятором персонологических приемов мышления, общения, рефлексии, поведения.

Личность приобретает перспективу встреч с множеством личностей в культуре на основе их жизненной поддержки и персонализации.



Каталог: book -> common psychology
common psychology -> На подступах к психологии бытия
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
common psychology -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
common psychology -> Конрад Лоренц
common psychology -> Мотивация отклоняющегося (девиантного) поведения 12 общие представления одевиантном поведении и его причинах
common psychology -> Берковиц. Агрессия: причины, последствия и контроль
common psychology -> Оглавление Категория
common psychology -> Учебное пособие Москва «Школьные технологии»
common psychology -> В психологию
common psychology -> Александр Романович Лурия Язык и сознание


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница