Властные отношения в догосударственный период развития общества



Скачать 474.37 Kb.
страница3/6
Дата27.11.2018
Размер474.37 Kb.
ТипКурсовая
1   2   3   4   5   6
2. Властные отношения в догосударственный период развития общества.
История человечества складывается из двух основных пластов: первобытного общества и цивилизации. Первобытный строй, явившийся исходным и закономерным этапом развития человечества, охватывает огромный отрезок времени, насчитывающий, по современным данным, свыше 2 млн. лет. В эту эпоху не было государства и права, бытие которых исчисляется лишь несколькими тысячелетиями. Но их предыстория берет свое начало именно в сравнительно развитых социальных структурах первобытности.1

За долгий срок своего существования первобытное общество прошло большой путь развития, в ходе которого значительные изменения претерпел его социокультурный и хозяйственный облик.

В современной науке используются различные периодизации древнейшей истории человечества (культурологическая, археологическая и др.). Но для понимания социальных и экономических предпосылок возникновения государства и права принципиальное значение имеет выделение в первобытном обществе двух основных стадий: присваивающего хозяйства и производящего хозяйства, граница между которыми приходится на эпоху неолита (так называемая неолитическая революция). Ее обычно относят к VIII-III тысячелетию до н.э.

На первой из этих стадий шел еще процесс становлаения самого человека как биосоциаального существа (лишь с XL-XXV тысячелаетия до н.э. сложился неантроп, т.е. человек совремеанного типа). Люди использаовали простейашие каменные орудия и существаовали главным образом за счет присвоеания готовых продуктаов природы (собиратаельство, охота, рыболоваство). Они вели бродячий образ жизни, объединаялись в небольшаие локальнаые и изолироаванные группы под руководаством вожаков. Эта простейашая форма социальаной организаации и регуляцаии (неупоряадоченные половые связи и т.д.), отражавашая низкий уровень развития как культурно­производственных, так и обществаенных отношенаий, в литератауре нередко называеатся праобщианой или первобыатным стадом.1

Несмотря на кажущуюася хаотичнаость внутренаней жизни праобщианы, в ней все больше проявляались не только спонтананые, но и регулирауемые процессы, предопраеделяемые заранее установаленными правилаами, запретаами, стандаратами и иными поведеначескими стереотаипами.

Внутригрупповые отношенаия носили эгалитаарный характер. Равенство особенно проявляалось в процессе распредаеления скудных продовоальственных и иных ресурсов. В основе этого равенстава лежал присущий таким коллектаивам эквивалаентный (реципроакный) обмен (женами, пищей, орудиями труда). Уже в ранних человечаеских коллектаивах реально складываалась власть вожака над остальнаыми членами группы. Они воспринаимали его волю как норму, которой необходаимо подчиняаться по тому же принципу эквивалаентного обмена.2

Таким образом, в процессе длительаной эволюции праобщианы природнаые инстинкаты уступили свое место социокуальтурным стереотаипам, т.е. системе обществаенных связей, что сделало возможнаым существаование и поступаательное развитие человечаеского общества.

Дальнейшее усложнеание социальаных связей, вызваннаое существаенными измененаиями в брачно-половых отношенаиях (введение экзогамаии, т.е. запрещеание брачных связей внутри кровнораодственных объединаений, установаление брачных классов), а затем и неолитиаческая революцаия, означавашая переход к произвоадящей экономиаке, привели на смену праобщиане возникнаовение устойчиавых семейно-клановых групп (родовых общин). Совокупность этих групп в литератауре обычно называлаась родовым строем.3

В основе семейно-клановой группы лежали родствеанные отношенаия. Такие группы включали в себя нескольако поколенаий сородичаей, происхоадивших от общих предков, в ряде случаев и чужаков, принятых в состав общины. В зависимаости от конкретаных условий родообщаинные отношенаия строилиась на принципаах матрилианейности или патрилианейности.

Неолитическая революцаия и переход к произвоадящей экономиаке обеспечаили не просто выживанаие людей, но и создание регуляраного произвоадства продуктаов питания и иных предметаов, необходаимых для удовлетаворения потребнаостей коллектаива. Это подготоавило переход к оседлому образу жизни и к установалению контроля семейно-клановых групп над определаенной территоарией. Таким образом, ранняя родовая община потребиателей (охотникаов, собиратаелей, рыболоваов) сменяетася более прочными, численно разросшаимися, как правило, связаннаыми с определаенной территоарией общинами произвоадителей. Такая система семейно-родовых групп предстаавляла собой более развитую форму социальаной организаации, основананую на сравнитаельно устойчиавых системах самоупраавления и саморегауляции.1

В семейно-клановой общине складываалась строго фиксироаванная система труда, распредаеления пищи и брачно-семейных отношенаий. В ней получили дальнейашее развитие принципы равенстава, эгалитаарности и эквивалаентности. Это не исключаало того, что по мере роста произвоадства распредаеление добычи и потреблаение пищи осущеставлялись с учетом ролевых функций (по принципу пола, возраста и т.д.). На определаенные преимущаества в семейно-клановом коллектаиве (в родовой общине) мог претендаовать и лидер группы, особенно если он успешно осущеставлял властно-управлеанческие функции и обеспечаивал надежное существаование группы. По принципу эквивалаентного внутригаруппового обмена лидер получал в таком случае безуслоавную поддержаку членов группы, которые за предостаавленные им от вождя блага признаваали его авторитает и власть. Эта власть выступаала как догосудаарственная, потестаарная. Сам вождь, как и другие члены семейно-клановой общины, должен был руководаствоваться коллектаивными традициаями и соблюдаать практику реципроакных раздач. В противнаом случае он мог быть смещен и заменен другим.1

Существовавшая в родовом обществе эгалитаарность, в том числе выборноасть и сменяемаость вождей, не позволяает еще говорить в категораической форме о существаовании родовой демокраатии. В семейно- клановых общинах существаовала жесткая дисциплаина труда и поведенаия, духовный конформаизм.2

В семейно-родовых общинах на базе культов, обрядов, традиций и т.п. сложилиась несложнаые правила поведенаия, соблюдеание которых было обязатеально для всех членов группы. Эти родовые нормы, которые имели мифологаически-символиаческую оболочку и были часто связаны с тотемисатическими ритуалаами, отражали естестваенные условия жизни первобыатной общины. Они были проникнауты духом коллектаивизма, предусмаатривали взаимную поддержаку членов родовой общины, регулираовали хозяйставенную деятельаность и брачные отношенаия, устанаваливали различнаые табу (запреты) и жесткие рамки поведенаия для членов общины. Строгой регламеантации подвергаался порядок распредаеления добытого общиной продукта, а также и сам ритуал его потреблаения, делениев связи с этим всех членов группы на ранги. К важнейшаим функциям вождя относилаась практичаеская реализаация таких распредаелительных, дистрибаутивных норм.3

Общинно-родовые нормы имели синкретаичный характер и содержаали в себе одновреаменно религиоазные, моральнаые и иные социальаные императаивы.

В прочных семейно-клановых группах общинные нормы отражали самонасатраивающиеся социальаные отношенаия, которые поддержаивались силой интересаов, религиоазных предстаавлений и иных норматиавно - ценностаных установаок. Это не исключаало властноаго характеара этих норм и вытекаюащей из этого принудиательности. В случае нежеланаия подчиняаться правилам жизни семейно-клановой группы, совершеания тяжкого проступака нарушитаель мог быть подверганут избиению, изгнанию или даже смертной казни по воле семейно-родового коллектаива.

Неолитическая революцаия и переход человечаества (на рубеже VII-V тысячелаетия до н.э.) к произвоадящей экономиаке имели самые разнообаразные и глубокие последсатвия. Прежде всего следует отметить появленаие ранних оседлых земледеальческих обществ в регионах, благопраиятных для проживаания людей и их успешной хозяйставенной деятельаности, а также резкое увеличеание численнаости и плотносати населенаия (своего рода демограафический взрыв). Земледельческие общины проявляали тенденцаию к разрастаанию, что находило свое выраженаие прежде всего в отпочкоавании новых семейно-клановых групп. На территоарии крупной земледеальческо- родовой общины могло складывааться нескольако поселенаий, даже кварталаов, что с ростом и оживленаием хозяйставенной жизни вело к формироаванию поселенаий городскаого типа.1

Со временем усложняается внутренаняя организаация семейно-родовых групп, их члены приобреатают новые культураные и произвоадственные навыки, начинаеатся разделеание труда (на земледеальческий, скотовоадческий, ремеслеанный в различнаых его видах и т.д.). Все это способсатвовало повышенаию эффектиавности обществаенного и коллектаивного в своей основе произвоадства. Производящее хозяйставо могло не только удовлетаворять минималаьные жизненнаые потребнаости членов семейно-клановоаго коллектаива, но и создаваать своего рода «излишки», т.е. прибавоачный продукт. Эти излишки первонаачально реализоавывались по принципу внутрираодового реципроакного обмена, но постепеанно все чаще стали поступаать в сферу межобщианных связей, приобреатая характер товара. Становление товарноаго произвоадства вело в свою очередь к дальнейашему росту прибавоачного продукта, к накоплеанию богатстава, которого не было ранее в родовом обществе. Появилась объектиавная основа для возникнаовения имущеставенного неравенаства между отдельнаыми семейно-клановыами общинами, а также и в самих родовых группах.1

Постепенный рост обществаенного продукта привел к углублеанию имущеставенных различий, а, следоваательно, и к закреплаению за общинно­родовой верхушкаой имущеставенных, а соответаственно и социальаных привилеагий. В новых условиях занятие родовых постов в семейно-клановой группе давало лидерам не только престиж и авторитает, что было характеарно для предшесатвующего этапа общинноаго строя, но и особый, более высокий статус. При этом выборные процедуары, отражавашие давно установаившуюся демокраатическую традицию, еще сохраняались.

Система социальаного ранжироавания, которая сама по себе вела к возвышеанию роли лидера, не означала еще отказа от принципа реципроакного обмена. Предоставляемые лидеру все увеличиавающиеся имущеставенные и иные привилеагии (например, право иметь нескольако жен) рассматаривались лишь как эквивалаент тем достатоачно сложным функциям, которые он теперь осущеставлял, и той серьезнаой ответставенности, которую он на себя принимал. Обязанности вождей семейно-родовых общин становиались все более многообаразными. К их числу относилаась организаация обществаенных работ, перерасапределение земельнаых участков по мере измененаия численнаого состава группы, поддержаание отношенаий с соседниами семейно - клановыами коллектаивами. К этим функциям, ставшим более или менее традициаонными, добавилаась новая и важнейшаая редистраибутивная функция перерасапределения прибавоачного продукта, который добывалася или произвоадился не лидером лично, как это было на стадии реципроакного обмена, а усилиями всей группы. Здесь уже закладыавались элементы будущей, присущей государаственно организаованному обществу, системы эксплуаатации.1

В результаате неолитиаческой революцаии и усложнеания социальаной и хозяйставенной структуары произошали глубокие измененаия в осущеставлении власти (во властеоатношениях) внутри семейно-клановых групп.

Власть вождя семейно-клановой группы по-прежнему сохраняает потестаарный характер. Но осущеставляемые им функции, в особеннаости редистраибутивная функция, приближаают его власть к политичаеской, государаственной, поскольаку она приобреатает большую степень силы и обязатеальности для членов семейно-родовой общины. Она становиатся в большей степени властью положенаия, самого высшего управлеанческого статуса и не связываается, как это было прежде, с личными качестваами лидера. Именно поэтому не просто авторитает, а властные функции вождя начинают приобреатать наивысшаую ценность в глазах членов группы, которые все чаще вступают в острое соперниачество за лидерставо. Амбициозные стремлеания к власти подкрепаляются желанием навязываать свою волю коллектаиву, получать от власти совершеанно определаенные имущеставенные и личные привилеагии.2

Одним из важнейшаих последсатвий неполитаической революцаии, имевшим прямое отношенаие к генезису государаства и права, было развитие межродоавых связей и формироавание надобщианных структур. Возникновение и эволюция этих структур проходиали в значитеальной степени спонтанано и приобреатали под воздейсатвием конкретано-историчаеских фактов различнаые формы. Некоторые из них были типичныами для одних народов, но не получили развития у других. Особо заметную роль в процессе становлаения государаственности сыграла одна из форм межобщианных связей и организаационных структур - племеннаой строй. Однако в совремеанной литератауре его универсаальность и значимоасть иногда ставятся под сомнение.

Естественным результатом эволюции общинного строя (особенно при позднеродовой общине) было возникновение множества новых семейно­клановых общин, что привело к возникновению более крупных социальных образований - братств (фратрий) и племен, а иногда и к конфедерации племен. Племя, как правило, имело свою территорию, имя, язык (или диалект), свои религиозные и бытовые обряды. Постепенно складываются и органы племенного самоуправления, прежде всего племенной совет, в который обычно входили вожди (старейшины) всех составлявших племя родов. Члены племенных советов, а также вождь племени избирались соплеменниками и могли быть ими смещены. Любой член племени имел возможность выступить на заседании совета и высказать свое мнение по поводу решений или действий вождя.

Деятельность племенных органов способствовала организации коллективных работ, расширению связей между семейно-клановыми группами (в частности, межобщинному обмену продуктами), урегулированию межклановых конфликтов, а также отношений с другими племенами. Первоначально эти органы решали лишь те вопросы, которые выходили за пределы интересов отдельных семейно-клановых групп.

Так, распределительные (редистрибутивные) отношения долгое время были вне ведения племенных советов и регулировались родовыми, а не племенными обычаями. Но постепенно по мере развития производящей экономики, усложнения внутриплеменной организации центр тяжести в родоплеменном самоуправлении смещается на племенной уровень, что неизбежно подрывает значимость и устойчивость общинной демократии. Все большее значение приобретают также племенные нормы (обычаи, обряды и т.д.), регулировавшие взаимоотношения между родовыми общинами, но неизбежно воздействовавшие и на их внутреннюю жизнь.1

Важным этапом в предыстории государства и права стало, наряду с образованием сложных надобщинных структур и соответствовавших им механизмов социально-нормативной регуляции, формирование принципиально новых основ управления обществом, являющимся по своей сути предгосударственным.1

Новый тип управленческой деятельности определялся потребностями общественной жизни, усложнением хозяйственной деятельности и всей системы социокультурных связей людей. Необходимость организовывать и контролировать общественные работы, хранить и распределять продовольственные и иные ресурсы, поддерживать обменные отношения с соседними группами привела к выделению специального слоя организаторов производства, которые обладали необходимыми навыками и умениями и использовали при этом целую систему мифологических и религиозных символов.2

Наряду с другими видами общественного разделения труда (отделение скотоводства от земледелия и т.д.) происходит выделение управленческой деятельности, которая постепенно превращается в профессиональную. Разделение людей на две неравные по численности группы (управляющих и управляемых) приобретает огромное общественное значение, является последней ступенью в создании государства. Управленческие посты дают их обладателям большие материальные выгоды, позволяют им навязывать свою волю коллективу. Формирующаяся управленческая верхушка не желала расставаться с властью и привилегиями, стремилась закрепить ее за своими семьями и кланами. Организационная деятельность приобретала политический характер, а административно-общинная знать превращалась в государственную. Нередко общинная верхушка, используя свой традиционный авторитет и систему религиозно-мифологических обоснований, стремилась консолидироваться в замкнутую, закрытую для большинства соплеменников группу сословного или кастового характера.

Меняется в формирующемся протогосударстве и положение вождя, который все больше опирается на административную иерархию, усиливая тем самым свою власть. Таким образом, протогосударство возникает не как внешняя по отношению к родоплеменной системе сила, а как логическое и естественное продолжение общинных структур. Оно скреплялось общими интересами и потребностями семейно-клановых групп, но отличалось от предшествующих систем социального управления созданием сложной административной иерархии. Венцом этой иерархии становится вождь, власть которого приобрела авторитарный и сакральный характер.

В литературе нередко называется ряд факторов, способствующих возникновению первичных надобщинных структур и протогосударства. К числу этих факторов обычно относят экологическую среду (теплый климат, плодородные почвы, водные ресурсы и т.д.), устойчивый уровень производства, дающий сравнительно большой избыточный продукт, демографический оптимум. Важным, хотя и вторичным фактором являются завоевания и войны. Последние не могут повлиять на внутренние процессы эволюции общинных связей, но они ведут к созданию мощных военно­организационных структур, способствующих ускоренному формированию протогосударств.

Немаловажен тот факт, что нередко генезис государства протекал в особо привлекательных по природным условиям регионах, в пределах которых возникало сразу несколько протогосударств. Такие изначальные государственные образования получили название первичных протогосударств. Между этими протогосударствами возникали острые противоречия, которые приводили к военным столкновениям.

В конечном счете победу одерживало государство, чья военная организация оказывалась более сильной и эффективной. Это могла быть военная демократия. Однако ее значение и распространенность в течение длительного времени преувеличивались в литературе (начиная с работ известного американского этнографа XIX в. Л. Моргана). Значительно более распространенными были государства, выступавшие в виде военно­иерархических структур.

В ходе войн и естественного роста возникали также так называемые вторичные государства, которые объединяли несколько небольших первичных протогосударств или включали иногда огромные территории как с родоплеменньми, так и с уже сложившимися государственными структурами. Эти государства, имевшие достаточно сложные организационно-управленческие структуры и выполнявшие самые различные административные функции, имели доклассовый характер.

Следует особо подчеркнуть, что протогосударства как ранние и простейшие государственные образования сформировались в эпоху, когда общество еще не знало классового деления. Оно возникает на более высоких ступенях не без активного воздействия самой государственной власти. Таким образом, современные исторические, этнографические и иные данные убедительно свидетельствуют, что ранние государственные образования возникают не на базе классового господства, как долгое время было принято считать в нашей литературе, а складываются спонтанно в ходе естественного развития самого общинного строя из сложных надобщинных структур. Один из наиболее характерных признаков протогосударства - образование сложных организационно-управленческих систем, постепенно становящихся замкнутыми и отрывающимися от породившего их общества.1

Образование протогосударств - это своеобразный прорыв человечества из предыстории в цивилизацию. На различных континентах и у разных народов в силу неравномерностей самого исторического процесса такой прорыв происходил в разное время, растянулся на века и даже на тысячелетия. Первые цивилизации и протогосударства сложились на Востоке еще в IV-III тысячелетии до н.э. Несколько позднее переход к государственности и к цивилизации происходит в Средиземноморском бассейне, в античном мире. У большинства, народов Европы падение первобытнообщинных порядков и становление государственности завершается лишь в средние века. В Африке, Полинезии и в некоторых других регионах земного шара догосударственные семейно-клановые отношения просуществовали вплоть до XIX-XX вв. и уступили свои позиции не в результате естественного развития, а в ходе европейской колонизации.

Таким образом, подводя итог рассматриваемому вопросу следует отметить, что в догосударственный период развития общества постепенно начали формироваться властные отношения между первобытными людьми, что стало основой для подчинения и эксплуатации одних социальных групп, другими и выделение правящей элиты с определенными привилегиями.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница