Трудности психического развития у детей из детских учреждений



Скачать 116.12 Kb.
Дата14.05.2016
Размер116.12 Kb.
Трудности психического развития у детей из детских учреждений

Современные исследования показывают, что в детских учреждениях закрытого типа отклонения в психическом развитии прослеживаются сразу по многим направлениям:



1. Когнитивная сфера

2. Двигательная сфера

3. Речевая сфера

4. Сфера эмоционального развития

5. Сфера личностного развития

Дети из учреждений закрытого типа демонстрируют задержку в развитии познавательных процессов.

Мышление. Дети демонстрируют отставание в сфере общей осведомленности. Для дошкольников типично, например, незнание своего дня и года рождения, времен года и месяцев. Вызывает затруднение выполнение операций обобщения, классификации, сериации. В целом наблюдается отставание в развитии как наглядно-действенного и наглядно-образного, так и элементов словесно-логического мышления.

Память. В сфере памяти для большинства детей характерно нарушение опосредствованного запоминания, что говорит об общем интеллектуальном отставании.

Внимание. Дети, развивающиеся в условиях закрытых образовательных учреждений, легко отвлекаются, им трудно сосредоточиться на чем-либо. Для многих из них характерна быстрая утомляемость, что может быть связано с общей психо-астенизированностью, а у некоторых детей – и с органической патологией

Пребывание в детском доме накладывает свой отпечаток и на двигательную сферу. В раннем возрасте нередки так называемые стереотипии (нецеленаправленные, повторяющиеся действия): раскачивание тела, сосание пальцев и пр. Уровень овладения двигательными навыками здесь ниже, чем у сверстников, воспитывающихся в семьях. Для детей из детского дома характерны малоподвижность, невыразительность мимики, двигательная неловкость, нарушение координации движений.

Неблагоприятное влияние раннего содержания в детских учреждениях на развитие речи доказали Келлмер-Прингл и В. Бейслоу (исследования 1958, 1960 – Лангмейер Й., Матейчек З., 1984), которые сравнивали 18 пар четырехлетних детей из дневных и постоянных яслей. Тщательные измерения показали, что во всех случаях развитие речи у детей из дневных яслей (вообще же проживающих в семьях) было существенно лучшим, чем у детей из учреждений. Данное запаздывание Прингл и Бейслоу установили потом и у старших детей – в 8-, 11- и 14-летнем возрасте. Жизнь в детском доме накладывает свой отпечаток на развитие эмоциональной сферы. У младенцев, воспитывающихся в доме ребенка, эмоциональные проявления бедны, невыразительны. Наблюдается менее точное различение эмоций взрослого, слабое дифференцирование положительных и отрицательных эмоциональных воздействий. У детей раннего и дошкольного возраста специфические условия жизни в закрытом детском учреждении приводят к вынужденной поверхностности чувств, эмоциональной недостаточности. В силу неправильного и недостаточного опыта общения дети часто

занимают по отношению к другим людям арессивно-негативную позицию.

Исследования показывают, что дети, находящиеся в ситуации депривации, неуспешны в разрешении конфликтов и со взрослыми, и со сверстниками, они агрессивны, стремятся обвинить окружающих в возникновении конфликта, не способны к конструктивному выходу из конфликтных ситуаций. Их эмоциональные реакции отличаются более высокой напряженностью, аффективными срывами, большим накалом эмоциональной фрустрации. Для них характерна слабая выраженность значимости дружеских

связей, отсутствие постоянных диад и триад, носящих, в основном, ситуативный характер. Отношение к взрослым часто определяется практической полезностью последних в жизни ребенка.

Сфера личностного развития

Эмоциональная депривация в условиях детского дома приводит к целому ряду специфических личностных особенностей. . У детей-сирот наблюдается отсутствие эмпатии, отчужденность, обособленность, что мешает строить полноценное интимно-личностное общение с другими и продуцирует в дальнейшем дефицит любви, тепла в отношении уже к своим детям. Бирманн (1974) зафиксировал последствия ранней ≪лагерной депривации≫ в более поздних стадиях развития (речь идет о детях, разлученных с родителями в концлагерях в годы второй мировой войны). Неспособность этих людей впоследствии взять на себя обязанности взрослого периода, оправдать себя в любви и в браке, удовлетворить психические потребности собственных детей на приемлемом уровне – все это подготавливает почву для эмоциональной депривации их собственных детей. Нарушения личности могут, таким образом, передаваться от поколения к поколению. Линковиц говорит о таком переносе трудностей на последующее поколение как о ≪лагерной психопа-

тологии второго поколения≫ .Затруднения в развитии детей определяется целым комплексом

проблем, в основании которых моменты, определяющиеся психофизиологией.



Депривация

≪Психическая депривация является психическим состоянием, возникшим в результате таких жизненных ситуаций, где субъекту не предоставляется возможности для удовлетворения некоторых его основных (жизненных) психических потребностей в достаточной мере и в течение достаточно длительного времени≫.

Выделяют следующие виды психических деприваций, о которых мы уже говорили в другом контексте:

1. Депривация стимульная (сенсорная): пониженное количество сенсорных стимулов или ограниченная их изменчивость.

2. Депривация значений (когнитивная): слишком изменчивая структура внешнего мира без четкого упорядочения и смысла, которая не дает возможности понимать, предвосхищать и регулировать происходящее.

3. Депривация эмоционального отношения (эмоциональная): недостаточная возможность для установления интимного эмоционального отношения к какому-либо лицу или разрыв подобной эмоциональной связи, если она уже была создана.

4. Депривация идентичности (социальная): ограниченная возможность для усвоения самостоятельной социальной роли.

Различные виды психической депривации могут проявляться в той или иной форме и в семейной среде, но в среде воспитательного учреждения закрытого типа они проявляются во всем их целокупном

комплексе. Так, У. Деннис и П. Наджарьян обследовали 100 сирот в Ливане. Они убедились, что в приюте дети действительно резко отстают от сверстников уже к концу первого года жизни. Но причинуэтого они усмотрели в обустройстве самой жизни воспитанников. Авторы отметили апатичность сестер, ухаживающих за детьми, их безразличие к воспитанникам, равнодушие к знакам интереса и привязанности со стороны малышей. Более того, в приюте было очень мало игрушек, дети проводили основное время бодрствования в кроватках со стенками, затянутыми материей, что мешало им видеть друг друга и

помещение. Дети почти не соприкасались с нянями – даже во время кормления те не брали малышей на колени, а пристраивали каждому с помощью подушек рожок с молоком, что не удивительно – на одну

няню приходилось не менее 10 младенцев. Данный случай как раз иллюстрирует комплексную психическую депривацию, в которой оказываются дети, лишенные семейного воспитания и отданные под опеку

государственных учреждений.



Дополнительные факторы, отягощающие ситуацию детей, попадающих в учреждения

закрытого типа

Кроме причин, которые обуславливает депривация, дети-отказники входят и в другие группы риска по целому ряду неблагополучных параметров:



1) негативная наследственность;

2) стрессогенные условия вынашивания беременности;

3) комплекс социальных, педагогических и психологических вред-

ностей в бывших родительских семьях;

4) насильственный отрыв их от родительской семьи и помещение в

детское специализированное учреждение ).

Негативная наследственность

Основная часть детей, попадающих в детские дома, имеет неоспоримо негативную наследственность, в частности, отягощенность алкоголизмом, а в последние годы и наркоманией, происходит постоянное увеличение количества сирот, страдающих врожденной психической и неврологической патологией. Именно ≪отказные≫ дети чаще имеют врожденные физические отклонения и перегружены психопатологической наследственностью, в первую очередь, это умственная отсталость и шизофрения.

Впрочем, здесь есть опасность (специфическая для нашей страны), что все трудности, которые возникают с приемными детьми, родители склонны приписывать именно плохой наследственности, снимая в

чем-то с себя ответственность за результат своего воспитания. Трагический опыт одной из экспериментальных программ нацистского Лебенсборна показал, что если отобрать детей от матерей

≪генетически чистых арийцев≫, поместить в учреждение закрытого типа и отдать развитие детей только на откуп безупречной наследственности, ничего не выйдет. Эти дети росли под присмотром нянечек, обеспечивающих только минимально необходимые потребности. И через пять лет – после провала нацисткого режима – умственное отставание было диагностировано у всех малышей, а у некоторых показатели были близки к идиотии. Из двадцати детей, принявших участие в программе, только один нормально говорил к пятилетнему возрасту. Все это еще раз подчеркивает неотделимость

генетических факторов от средовых.



Стрессогенные условия вынашивания беременности

Вредным является уже само вынашивание нежеланной беременности потенциальными ≪отказницами≫ (бросающими новорожденных в родильных домах). Стрессогенное воздействие вынашивания такой беременности приводит к искажениям жизненно важного взаимодействия между матерью и ребенком во время внутриутробного развития, к нарушению сенсорных, обменных, гуморальных связей

между ними. Ребенок реагирует на эмоции матери, что обусловлено изменениями биохимии его окружающей среды. Материнский стресс влечет за собой выработку гормона кортизола. Он, в свою очередь, имеет рецепторы практически на всех клетках организма, поэтому проникает сквозь плаценту, а также ухудшает кровоснабжение и питание плода через изменение метаболизма матери. Таким образом, ребенок может пережить вместе с матерью эмоциональный шок, приступ тревоги, вспышку ненависти или агрессии, подавленность. Есть и другой эффект влияния гормона стресса на плод. Гормон стресса подавляет гормон тестостерон, который присутствует в эмбрионе мужского пола, что впоследствии может приводить к транссексуализму. На лабораторных животных показано, что в случаях, когда беременные крысы подвергались воздействию яркого света, у мужских особей в дальнейшем подавлялась продукция тестостерона. Такие крысы чаще вели себя, как самки. А теперь представьте, в каком состоянии может находиться женщина, вынашивая нежелательную беременность (не видящая своих перспектив в качестве матери или находящаяся под негативным влиянием окружающих). Ярким примером сочетания биологических и социальных факторов в возникновении транссексуализма является описание своей жизни

известным берлинским трансвеститом Шарлотой фон Мальсдорф. Он пишет о том, что, выйдя замуж за отца, его мать скоро поняла, что он невероятно жестокий человек и уже через полгода захотела раз-

вестись с ним. За это отец едва не убил ее. В своей книге-воспоминаний Шарлота фон Мальсдорф пишет: ≪… Он прогрохотал вниз по лестнице,

на этот раз с револьвером в руке. Мама стояла на кухне, он заорал: ≪Желаешь разветись? Так я пристрелю тебя!≫ Трудно поверить, но он действительно прицелился в нее, и не окажись рядом дядюшки, который

оттолкнул руку отца, я бы, наверное, так и не появился на свет. Та пуля еще и сегодня сидит в потолке моего родного дома≫

Но вернемся к поведению во время беременности будущих отказниц. Важным патогенным фактором являются связанные с психическими отклонениями нарушения поведения таких беременных: гиперактивность, неудачные попытки прервать беременность, злоупотребление курением, алкоголем, наркотиками и пр. Будущие отказницы меньше следят за своим здоровьем, что может приводить к разным

заболеванием. С учетом того, что уже при начале беременности у них упадет иммунитет. Это обусловлено тем, что ребенок несет принципиально другой генетический набор, чем тот, что есть у матери (половина

генов принадлежит отцу). Если иммунитет матери будет в норме, она отторгнет ребенка, тогда оба они погибнут. Большинство из отказниц оказываются не готовыми к родам, о чем свидетельствует исключительно высокий уровень недонашиваемости, а также патологии родовой деятельности. Около 35% нежеланных беременностей не донашиваются, тогда как вообще в популяции не донашивается 4%. Следовательно, отношение женщины к ребенку до рождения некоторым образом влияет на исход беременности.



Комплекс социальных, педагогических и психологических вредностей в бывших родительских семьях

Третьим патогенным фактором, который проявляется у более старших детей, является комплекс социальных, педагогических и психологических вредностей в бывших родительских семьях. Среди форм

неправильного воспитания типичными для социального сиротства являются безнадзорность и гипоопека. Большинство семей, где дети лишены попечения родителей, характеризует вопиющее социальное неблагополучие: низкий материальный уровень, неудовлетворительное питание, пьянство родителей, аморальный образ жизни, скандалы и драки в семье, а также проживание с тяжело психически больными

родственниками. Дети из этих семей лишены родительской любви, часто недоедают, не посещают организованные детские коллективы, подвергаются истязаниям, что приводит к уходу из дома. Отсюда – признаки сенсорной и социальной депривации, отставание в психическом развитии более чем в двух третях случаев, признаки мозговой дисфункции с неврологическими расстройствами, энурезом, нарушениями познавательной деятельности, расторможенностью, эмоциональной неустойчивостью,

склонностью ко лжи, патологическому фантазированию, с выраженными невротическими реакциями.

Насильственный отрыв ребенка от родительской семьи и помещение в детское специализированное учреждение.

Четвертым и, пожалуй, одним из наиболее мощных патогенных и дезадаптирующих факторов для ребенка является сам насильственный отрыв его от родительской семьи и помещение в детское специализированное учреждение. Дети, чьи родители лишены родительских прав, переживают двойную жизненную травму: с одной стороны, это плохое обращение в родной семье и негативный жизненный опыт, с другой –

сам факт разрыва с семьей. Еще одно традиционное заблуждение – считать, что ребенок не может любить родителей, которые так плохо с ним обращаются. А если любит – значит, ≪сам – ненормальный≫. Однако сохранение привязанности к родителям как раз является одним из признаков ≪нормальности≫ ребенка. Потребность любить и быть любимым естественна для всякого душевно здорового человека.

Просто эти дети любят своих родителей не такими, какие они есть, а такими, какими они должны были бы быть: додумывая хорошее и не замечая плохое.

Здесь же необходимо упомянуть о таком феномене, как «идентификация с агрессором». Идентификация с агрессором – это самоотождествление жертвы агрессии с агрессором. Это защитная реакция, при которой субъект в своём стремлении выжить уподобляется агрессору, как бы мимикрирует, то есть принимает его мотивы, ценности, установки и жизненные позиции. Впервые синдром описан как проявление экстремальной идентификации узников концлагерей с их надзирателями во время второй мировой войны. Вероятно, заключенные уподоблялись агрессорам в бессознательной надежде, что, еслиони – тоже агрессоры, то им удастся и избежать неминуемой смерти. Поэтому дети родителей (кровных или приемных) будут замалчивать факты насилия и всячески идеализировать отношения с человеком, ко-

торый подвергал их унижению и даже истязаниям. Детям трудно адекватно оценить причины изъятия их из семьи, и они могут воспринимать это как насилие, а представителей органов опеки – как агрессоров. Но даже тогда, когда перемещение было ожидаемым, дети испытывают страх и неуверенность, чувствуют себя зависимыми от внешних обстоятельств и незнакомых им людей. Разлука с семьей по сути является признанием того, что для данного ребенка быть любимым своими родителями – невозможно. И утрата семьи, даже если она была неблагополучной, – серьезная травма. Приносящая ребенку боль, обиду на родителей и на ≪жизнь вообще≫, чувство отверженности и гнев.

Организация семейного воспитания как главный

способ преодоления психической депривации

у детей-сирот

Применение психологических знаний в воспитании детей, лишенных семейного окружения, является одной из важнейших задач любого общества. Отсутствие семьи или во всяком случае ее отстраненность в процессе воспитания ребенка практически невосполнимы никакими традиционными общественными мероприятиями.

Семья – уникальный общественный институт, как бы самой природой предназначенный для целей воспитания. Значение семьи определяется теми условиями, которые в ней создаются для развития ребенка,

для усвоения им общечеловеческого опыта. С самого раннего возраста ребенок учится у взрослых. Он учится не только ходить, говорить, правильно пользоваться разнообразными предметами, трудиться, но

и чувствовать, переживать. Именно в семье дети просто и естественно приобщаются к жизни, могут получить целостные представления о мире, научиться взаимодействовать с разными людьми в разных

обстоятельствах. Эмоциональный характер воспитания в семье тоже играет положительную роль. Дети же в учреждениях закрытого типа оказываются в совершенно иных условиях. По выражению некоторых

исследователей ≪детские дома напоминают казарму с общей игровой комнатой и взаимоотношениями между детьми по типу дедовщины≫.

Полученный опыт показывает, что помещение ребенка в семью благотворно влияет на психическое состояние ребенка, воспитывавшегося до этого в учреждениях закрытого типа.

По данным, которые приводят В.Н. Ослон и А.Б. Холмогорова, дети уже после второго месяца приема в семью совершают ≪интеллектуальный скачок≫: возрастает уровень успеваемости, улучшается речь, особенно лексико-грамматическая структура, увеличивается запас слов. При этом характерно, что по данным этих же исследователей, к восьмому месяцу патронажа семьи переживают определенный

кризис, длящийся один–два месяца. Семьи жалуются на то, что они устали, дети раздражают их и т.д. Это состояние можно было бы назвать кризисом перестройки, внешним проявлением которой является от-



вержение. Но даже несмотря на внешнее отвержение, уровень эмоционального благополучия детей остается стабильно хорошим.
Каталог: download -> version
version -> Coping with Final Exams Stress ( Справляемся со стрессом перед выпускными экзаменами)
version -> Стресс и способы борьбы с ним (Stress and How to Cope With It)
version -> Программа групповой психологической поддержки для школьников
version -> Рекомендації щодо психологічного супроводу адаптації п'ятикласників в умовах впровадження нових Державних стандартів освіти
version -> Сборник научных трудов Под ред. О. Е. Хухлаева
version -> Литература: Введение в психологию под ред. А. В. Петровского.,  М., 1995
version -> Лонгитюд описание дополнений расширенной версии Лонгитюд+
version -> «основы психологического анализа конфликтов»
version -> Ю. Г. Чернов Психология почерка: состояние, проблемы, перспективы Фрамент книги
version -> Графология: характер по почерку


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница