ГЛАВА 8. ШИЗОФРЕНИЯ ИЛИ ОСОБОЕ РАЗВИТИЕ ПСИХИКИ



страница11/38
Дата21.05.2016
Размер3.17 Mb.
ТипРеферат
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   38

ГЛАВА 8. ШИЗОФРЕНИЯ ИЛИ ОСОБОЕ РАЗВИТИЕ ПСИХИКИ.

ШИЗОФРЕНИЯ – ЛИШЬ ПУТЬ ПОЗНАНИЯ НЕВЕДОМОГО?


В революционных открытиях в психологии и психиатрии минувшего века о вкладе Зигмунда Фрейда в исследования человеческого бессознательного. Будучи закоренелым материалистом, Фрейд тем не менее не мог игнорировать загадочные и мистические феномены нашей психики, а в одном из писем 1924 года написал: «Если бы я не занимался психоанализом, который теперь уже слишком раскручен, то сосредоточил бы свое внимание на парапсихологических случаях». Тем самым Фрейд признал, что объяснить феномены сознательного и бессознательного в рамках традиционной, основанной на материализме науки невозможно.

Спустя два года после выхода фрейдовского «Толкования сновидений», в 1902 году, появляется книга великого американского философа и психолога Уильяма Джеймса «Многообразие религиозного опыта», ставшая поворотной для всей мировой науки о человеке. Она была переведена на все основные языки (русский перевод под редакцией психолога С.Лурье вышел в 1910 году) и вызвала острую полемику об истинной природе человеческой психики.

Джеймс привел множество примеров – как из истории, так и из современной ему жизни, свидетельствующих о том, что религиозные видения и озарения – это не причуды поврежденного ума, а реальные события психического мира, требующие внимательного изучения. Через такие случаи, через «поток сознания» можно создать подлинную картину уровней психики, которая явно не ограничивается обыденной реальностью.

Кроме того, Уильям Джеймс привел данные опытов с закисью азота, во время которых люди переживали мистические состояния. Впервые в серьезной литературе был поставлен вопрос о том, что некоторые вещества могут быть действенными катализаторами перехода человека в иные психические реальности.

После смерти Джеймса в 1910 году вокруг его имени возникло немало легенд. Особенную известность получила история про «красную пижаму». Перед своей смертью Джеймс сообщил профессору Хоуфорту, что свяжется с ним из потустороннего мира. Спустя полгода Хоуфорту написала письмо семейная пара из Ирландии, которая сообщила, что во время спиритического сеанса им явился «Уильям Джеймс», дал координаты Хоуфорта, просил с ним связаться и напомнить историю про «красную пижаму». Хоуфорт долго ломал голову, пока не вспомнил, как в молодые годы они с Джеймсом ездили в Париж, где купили в магазине китайские красные пижамы причудливой формы.

Тем временем и в традиционной психиатрии произошли большие изменения. В 1911 году крупнейший немецкий врач и, кстати, учитель Юнга Блейлер предложил коллегам отказаться от термина «раннее слабоумие», которым обозначали целую группу психических расстройств, не связанных с органическим поражением мозга. На основе накопленного материала Блейлер ввел понятие «шизофрения», что в переводе с греческого означает «расщепленный ум».

Психиатры всего мира сразу определили, что именно шизофрения является самым распространенным психическим расстройством. Но уже первые попытки дать какую-нибудь внятное теоретическое обоснование шизофрении и многообразных форм ее проявления показали, что чисто опытным и физиологическим путем это сделать не удастся. Уже тогда многие стали сомневаться, что такие парадоксы шизоида, как галлюцинации, «внутренние голоса», расщепление эго на две и более личности, не могут быть вызваны только нарушением в функционировании клеток головного мозга.

К тому же Блейлер поставил и такой вопрос: является ли шизофрения заболеванием или это особый способ психического бытия? C него начались острые дискуссии о том, что считать психической нормой и психическим расстройством, продолжающиеся до сих пор.

В 1917 году происходят два события, которые по своей значимости являются исключительными в истории и психиатрии и человеческой культуры в целом. Они показали, что психические феномены, которые традиционная психиатрия считала и до сих пор считает проявлением патологии и болезни, на самом деле говорят о многогранности человеческого бессознательного и поразительных целительных возможностях необычных состояний сознания.

Первый случай произошел с крупнейшим реформатором психологии и психиатрии Карлом Густавом Юнгом. Этот случай особенно выразителен, поскольку речь идет не просто о психологе, а о профессиональном психиатре с девятилетним опытом клинической работы.

В 1916-17 году Юнг, проживавший вместе со своей семьей в отдаленном поместье на берегу Базельского озера, часто находился в необычных состояниях сознания. Ему являлись призраки и другие развоплощенные сущности, а зимой 1916-17 года Юнга навещало некое астральное существо, которое, как пишет сам психолог в мемуарах «Воспоминания, сновидения, размышления», представлялось гностиком II века из Александрии Василидом. По утверждению Юнга, именно Василид продиктовал ему мистический текст, который был обнародован под названием «Семь проповедей к мертвым». Даже поверхностное знакомство с этим не поддающимся никакому истолкованию шедевром производит ошеломляющее впечатление.

С точки зрения традиционной психиатрии, Юнг во время создания «Семи проповедей к мертвым» находился в состоянии острого шизоидного приступа, сопровождавшегося галлюцинациями. Но поскольку речь идет о крупнейшем психологе и психиатре минувшего столетия, то случившееся с Юнгом говорит об обратном: о неспособности официальной медицины объяснить мистические феномены психической реальности вне рамок бессмысленных утверждений о патологии и болезни.

Это подтверждается и полной капитуляцией традиционной науки при объяснении так называемого чуда в Фатиме. Речь идет о событиях в португальском городе Фатима, когда трем девочкам было видение Богоматери. Согласно их свидетельствам, Дева Мария должна была явиться пять раз – с 13 июня по 13 октября 1917 года. Каждый раз в Фатиму стекалось все больше паломников, но Богоматерь видели только девочки, остальные же наблюдали необъяснимые небесные феномены.

Наконец, 13 октября 70 тысяч человек, включая журналистов, наблюдали настоящее чудо: появление светящегося диска, который вначале устремился к земле, а потом растаял в солнечных лучах. При этом все почувствовали, как долина, где происходили события, наполнилась благоуханием и свежестью, а впоследствии многие засвидетельствовали, что состояние их здоровья – и физического, и духовного – значительно улучшилось.

«Чудо в Фатиме» до сих пор остается загадкой. Попытки традиционной психологии и психиатрии объяснить чудесное видение как коллективный психоз выглядят нелепыми, поскольку не могло такое количество людей с различным психическим статусом пережить один и тот же галлюцинаторный ряд.

20-30-е годы прошлого века неслучайно называют периодом «открытого кризиса» в психологии. Традиционная наука по-прежнему продолжала изучение человеческой психики в духе материалистической парадигмы, заложенной еще во времена французского Просвещения. Были достигнуты большие успехи в исследовании деятельности центральной нервной системы и биохимии работы мозга, разработаны лекарства для снятия острых психических состояний.

Но уже тогда становилось ясно, что медикаментозное вмешательство только смягчает симптомы расстройств, как бы уводит их в тень, но не помогает основательно восстановить душевную гармонию пациентов. Феномены психики, парадоксы духовного развития уже не могли быть объяснены нарушениями ЦНС органической природы.

Большое значение для пересмотра материалистической парадигмы в психологии имели революционные открытия в физике. Оказалось, что на атомном уровне принципы классической механики Ньютона не действовали. Теория относительности Эйнштейна, подтвержденная опытами, показала, что время не является чем-то определенным, а может под влиянием силы тяготения замедлять свой ход. Последнее открытие заставило многих психологов и психиатров засомневаться в том, что особое восприятие времени, диагностируемое при шизофрении, является показателем болезненной патологии.

В 1927 году в Англии выходит первый перевод на европейский язык «Тибетской книги мертвых», психологический комментарий к которому написал Юнг. Рационалистической европейской культуре был представлен радикально иной взгляд на природу человеческого сознания, согласно которому психическое не находится в прямой и биологической связи с деятельностью мозга. «Тибетская книга мертвых» описывала метаморфозы человеческого сознательного и бессознательного перед и во время смерти, а также посмертные странствия души.

Специалисты по сравнительному религиоведению тут же отметили схожесть описаний «Тибетской книги мертвых» и христианских мистических сказаний, в особенности рассказа о мытарствах святой Феодоры. Так в серьезной науке обозначился интерес к изучению психических феноменов околосмертных состояний сознания и было положено начало новому междисциплинарному направлению, получившему название танатология.

Успехи фашистских движений в Италии и Германии поставили психологическую мысль Запада в полный тупик. Основанная на рационализме все тех же французских Просветителей демократическая идеология без боя уступала свое место в умах миллионов людей взглядам, основанным на обращении к глубинным и древним понятиям, – таким как почва, земля, дух нации и так далее. Попытки последователей Фрейда, среди которых наиболее заметным был отец «сексуальной революции» Вильгельм Райх, объяснить психологию масс проявлением вытесненных в подсознательное сексуальных комплексов и девиаций, оказались безуспешными.

Обращение лидеров и идеологов фашизма к мифологическим основам национальных культур и успех этих обращений говорил о том, что сексуальность не является главной движущей силой человеческой психики, что в ней существуют архаичные пласты, которые при активизации определяют поведение не только конкретного индивидуума, но и больших сообществ.

Предвоенные годы Европа встретила переполненными психиатрическими клиниками, большинство пациентов которых продолжали лечить таблетками и беседами. Богатая публика так же без особого успеха пыталась помочь себе, изливая свою душу психоаналитикам. И мало кто обратил внимание на сенсационное предложение, сделанное в 1940 году выдающимся швейцарским психиатром Людвигом Бинсвингером.

На основе многолетних клинических исследований он пришел к выводу, что так называемые психические расстройства не поддаются какой-либо классификации. Бинсвингер предложил отказаться от понятия «шизофрения» и заявил, что врачи должны работать с миллионами индивидуальных случаев, для каждого из которых необходимо разработать и свою теорию, и свои методы лечения.



НЛО И ШИЗОФРЕНИЯ.

Внимание! Проблема!
Можно ли отличить с большой достоверностью тех, кто имеет постоянные контакты с Учителем, с Тонким миром, с Космосом, от больных, страдающих галлюцинациями, слуховыми и зрительными?

Эта проблема возникла в конце восьмидесятых годов в нашей стране, когда произошел буквально взрыв интереса к экстрасенсорике, парапсихологии, когда огромное количество магов, колдунов, целителей, экстрасенсов всех мастей начали свое победное шествие. И вместе с ними пошла волна шарлатанства, игры в экстрасенсов.

Раньше "подключались" к радио, сейчас - к НЛО Мы знаем, что основные, основополагающие идеи общества как в зеркале отражаются в умах людей, но как это часто бывает у части населения, - в "кривом зеркале".

Кликушество в России, породившее "охоту на ведьм", самооговоры в ведьмовстве, колдовстве, приводившие даже к гибели, были частыми явлениями.

В начале ХХ века была своеобразная мода на медиумизм, спиритизм. После революционного переворота в нашей стране число истинно верующих значительно уменьшилось, многие стали искать каких-то иных способов заполнения образовавшейся "духовной ниши".

Характер бредовых высказываний галлюцинирующих больных отражал главные события ХХ века. С открытием радио и его появлением в домах все больные говорили о своих ощущениях "прохождения волн" через голову. "Подключению их к радиоприемникам, радиопередатчикам", "вкладывании мыслей в голову" и т.д. Часто эти высказывания носили политический характер, особенно в 30-40-е годы: "Меня прослушивает КГБ", "Меня подключили к Лубянке через радио", "Я - радиоприемник"... С открытием телевидения все высказывания связывались с ТV. С появлением спутников больные рассказывали о связи со спутниками, зрительными образами, "наведенными со спутников". То же произошло при легализации сведений об НЛО. Тематика галлюцинирующих больных изменилась. В бредовые высказывания стали вноситься фантастические подробности о полетах в НЛО в иные миры, полеты в космос. Иногда такие случаи имели место с абсолютно здоровыми людьми. Это было доказано учеными лабораторий и институтов США, Англии методом глубокого гипнотического воздействия с извлечением из подсознания закодированной информации. Именно тогда появилась необходимость дифференциации здоровых и больных людей. Особенно при обращении по поводу психотеррора биоэнергетического дистанционного воздействия, зомбирования подростков центром типа "Белого Братства". Необходимо было создавать независимую психиатрическую экспертизу.

Где граница?

В 1990 году после обращения к землянам о необходимости трансмутации, подготовке к иному энергетическому уровню в эпоху Водолея действительно стало появляться много контактантов, людей, обладающих особой способностью воспринимать и трансформировать сигналы из Космоса в слуховые и зрительные образы.

В ассоциацию прикладной парапсихологии под руководством к.т.н. Вадима Борисовича Полякова, где я тогда работала, приносили десятки рисунков, схем, стихов, обращений, текстов, начались одновременно и массовые поступления в психиатрические больницы людей, страдающих шизофренией, но трактовавших свои галлюцинации как связь с Высшим Разумом. Но была еще одна группа обращающихся к нам - это группа с так называемыми "пограничными состояниями". Не психбольные, но и не совсем стандартно здоровые люди. Это люди с желанием рисовки, с повышенным чувством собственной "неординарности". Все это создавало неразбериху и ажиотаж.

После проведения различных массовых курсов по медитации появилась большая группа "невозвращенцев", которые не овладев достаточно техникой медитаций, научились "вылетать в Космос", а вот возвращаться порой, "не хотелось"! По 3-4 дня они находились в состоянии глубокой медитации, забыв о своих обязанностях перед родными и близкими. Это очень неприятное, мучительное чувство "раздвоения". Осознание и ощущение себя одновременно "здесь и там", ощущение "расщепления души", (schizos - расщепление, phrenum - душа). Шизо-френия - это и есть в переводе "расщепление души". Вот и стали появляться истории болезни с "шизофренией под вопросом". Но это были иные виды "раздвоения", кто их испытал, долго не мог забыть.

Нужна была новая диагностика, новые подходы к Этому.

Ура! Есть чистый контакт!

Но самое трудное и интересное началось тогда, когда стали появляться контактанты, неожиданно для самих себя удостоившиеся чести быть связным между людьми и Космосом. Неподготовленные, часто с неразвитым интеллектом, они приходили в Ассоциацию со своими текстами и рисунками, пели песни на незнакомом им и нам языке, в состоянии транса (т.е. на контакте) произносили потрясающие, великолепные монологи, из которых потом не могли воспроизвести ни слова.

Мы работали, объясняя все, что с ним происходит, комментировали на месте психиатры и психологи, помогали успокоиться.

В течение 6 лет, изучая эниоконтакты, я познакомилась с интереснейшими людьми, содержательными, тонкими, чистыми, работающими серьезно с контактами, ведущими аккуратные записи. Но были и такие, кому это не нужно, неинтересно, им лень записать или зарисовать великолепные картины, которые им "показывают".

Существует много разных уровней и форм эниоконтактов: уровни сновидений, так называемых "тонких снов", одноканальные, многоканальные, односторонние, спорадические, постоянные, контакты в "особом" состоянии сознания, транса, медитации. Поэтому нужно быть очень осторожными при проведении их дифференциальной диагностики с шизофренией.

С психологом больницы им. Скворцова-Степанова Эммой Трофимовной Дорофеевой в 1991-92 гг. мы испытали множество тестов и методик (карта Люшера, тест Роршаха, ММРJ и т.д.), пытаясь разработать методические рекомендации для диагностики. Но оказалось все очень непросто. Мир Горний, мир Космоса никак не помещался в медицинские и психологические рамки, нвозможно было подобрать критерии и дать четкие установки или методики.

И только годы наблюдений, дружбы с контактантами, собственный опыт и предшествующий опыт психиатрии и психотерапии (20 лет) позволили мне подойти к решению проблемы. Я поняла и узнала больных шизофренией, почувствовала их на интуитивном уровне, но необходимы объективные критерии!

Особенно сложны "эниоприемники", т.е. люди, не подготовленные духовно, не совершившие "духовного подвига" восхождения к Горнему миру, а получившие дар "контакта" в связи с особым устройством головного мозга, способного принимать и "перерабатывать космические вибрации определенной частоты", либо за заслуги предыдущего воплощения, как иногда сообщают им их Учителя. Такие люди, получив дар целительства, зрительной диагностики органов (человек-рентген, человек-узи) начинают его эксплуатировать в целях наживы, взимая за свой бесценный дар мзду в долларах. Используя его и в целях рекламы, теша свое самолюбие, честолюбие, корыстолюбие, гордыню, в целях наживы и личной выгоды. Они же и представляют большую сложность при диагностике, т.к. одним из критериев эниоконтактов должны быть высокая духовность, развитое космическое сознание, стремление к самопожертвованию.

И только учитывая все особенности и тонкости вариантов, удалось разработать дифференциальную диагностику галлюцинаторной формы шизофрении и эниоконтактов, контактов с Высшим Разумом.

Любовь Покровская, врач-психотерапевт, научно-практический центр психосоматической реабилитации

Суждения, гипотезы
Мнение биоэнергетика Контакты мнимые и истинные Проведенные в последние годы исследования показали, что нас окружает энергоинформационное пространство, из которого человек получает энергетическую подпитку и информацию. При нарушении энергобаланса организм подает сигнал в виде болезненных ощущений, неприятие мер по коррекции биополя приводит к заболеваниям.

Одним из видов биоэнергетической диагностики является диагностика по форме поля- топологическая. По ее результатам можно поставить общий диагноз о проблемах человека. Данный метод помогает отличить контактера от шизофреника или человека с нарушениями психической деятельности.

Для последнего характерно биополе с резким выбросом в районе головы (Аджна-чакра). Причины тому могут быть внутренние: зашлакованность энергетических каналов и чакр и внешние: наличие энергетических привязок (порча, сглаз), которые ведут к перераспределению энергии врезультате перенапряжения мозга и нарушению его деятельности, проявляющемуся в виде галлюцинаций.

У контактера происходит подготовленное или спонтанное открытие основных каналов поступления информации. Человек оказывается в потоке идущих сверху (контакт с Высшим Разумом) или снизу (низшие сущности). В моей практике были случаи, когда над контактером наблюдается "зависание" энергетического "облака" или "блина", от которого исходит информация. Этот объект является астральной сущностью умершего человека.

Обобщенный опыт последних контактов показывает, что в принимаемой информации Космический Разум обеспокоен состоянием Земной Цивилизации. В современной жизни отчетливо прослеживается тенденция к деградации общества. Большая масса людей движется вниз по спирали развития, т.е. в процессе реинкарнации человек не поднимается вверх ступенька за ступенькой, а скатывается вниз. Этим объясняется огромное количество дебилов (переходная стадия от людей к животным). Включена программа самоуничтожения Человечества. Пророки предсказывают Апокалипсис, уничтожение, "переплав" нашей цивилизации, не сумевшей реализовать свои возможности. Необходимо объединение людей с целью духовного роста и совершенствования на Пути достижения Высшего Сознания. Нужно отрабатывать Карму Человечества, а не создавать новую. На Пути совершенствования Высшие Силы будут помогать людям и откроют доступ к информации, которая произведет научно-технический переворот. Так куда же идти? Вниз, к животным инстинктам и Апокалипсису или вверх, к Космическому Сознанию.

При Международной Академии Информации организуется некоммерческая общественная организация - Научно-Практический Центр Космического Сознания. Он ставит своей задачей развитие в человеке духовности и скрытых резервных возможностей, расширение его сознания до уровня Космического.

Центр будет проводить лекции, семинары, симпозиумы и конференции с привлечением ведущих специалистов России и зарубежья.

Мы привыкли считать, что любой психиатр при встрече с контактером ставит диагноз: шизофрения. На самом деле даже в самые мрачные времена эксперты-психиатры не ставили между этими двумя феноменами знака равенства.

Поскольку как при эниологических контактах, так и при шизофрении регистрируются психические особенности, не наблюдаемые у большинства практически здоровых людей, то вопрос их дифференциации носит принципиальный характер.

Проще говоря, больного следует лечить от психического заболевания, а контактера лечить не от чего: помощь, в которой он может нуждаться, должна носить иной характер.

Как всякое лицо, способное к свободному волеизъявлению, контактер сам может выбрать вариант и объем конкретной помощи, если сочтет это необходимым. Какую же помощь общество может оказать людям, вовлеченным в эниоконтакты? Сразу оговоримся, что условно негативные или однозначно негативные последствия при эниоконтактах все-таки описаны и регистрируются. Однако эта тема выходит за рамки данной статьи.

Основной принцип, который имеет смысл использовать при решении проблемы, применяется в медицине (и в психиатрии в частности) достаточно давно и широко: ни один симптом, взятый изолированно, еще не определяет наличия конкретного заболевания, то есть не является достаточным для постановки окончательного диагноза.

Так, головная боль или сердцебиение, или подъем температуры могут сопровождать огромное число самых разнообразных недугов. Но для того, чтобы выйти на причину, необходимо рассмотреть всю совокупность симптомов. При этом важно обращать внимание не только на статику, но и на динамику, т.е. смену одного симптома другим.

Забегая вперед, спрошу, как можно выставлять, например, диагноз шизофрении человеку, утверждающему только то, что он, скажем, видел летающую тарелку или общался с НЛОнавтами? Вырывая из принципиально оговоренного в психиатрии контекста какой-то один-единственный смысловой блок, феномен или жалобу, мы разрушаем строгую и корректную систему доказательств, которая только и может быть основанием для вынесения решения о наличии психического заболевания.

Проще говоря, мало ли кто и что видел или чувствовал, это еще не факт, достаточный для того, чтобы сделать вывод о наличии психических отклонений.

Поэтому следующим основополагающим принципом применительно к рассматриваемой нами проблеме должен быть принцип "презумпции психического здоровья". Любой человек до тех пор считается психически здоровым, пока не доказано - четко и убедительно, - что он психически болен.

Понятно, что сам факт признания существования такого заболевания, как шизофрения, конвенционален, т.е. носит договорной характер - между психиатрами разных стран и школ. Но во всех существовавших до настоящего времени классификациях, включая последнюю международную классификацию ДСМ-10 от 1994 г., есть ключевые принципы, положенные в основу диагностики данного заболевания.

Согласно определению, данному в "Толковом словаре психиатрических терминов" (издание 1995 г., авторы Блейхер В.М., Крек И.В.), под шизофренией понимается "эндогенное прогредиентное психиатрическое заболевание, характеризующееся диссоциацией психических функций и протекающее с обязательным развитием психического дефекта в эмоционально-волевой сфере и разнообразными продуктивными психопатологическими расстройствами (бред, галлюцинации, аффективные расстройства, кататонические симптомы и др.)". Там же сказано, что "в клинической картине Ш. выделяют триаду основных, облигатных симптомов - аутизм, расщепление и эмоциональное отупение".

Попробуем перевести это определение на общедоступный язык.

Что значит эндогенное? В случае шизофрении решающий пусковой фактор находится внутри человека. Например, при черепно-мозговой травме или отравлении угарным газом, причина поражения центральной нервной системы однозначно трактуется как внешняя. В случае шизофрении даже такого фактора, как психологический стресс или перенесенная инфекция, которые, в принципе, могут ослабить защитные силы организма, внести дисбаланс в деятельность многих систем, оказывается недостаточно: стресс или инфекцию переносят многие, но не все потом заболевают шизофренией. При анализе причин возникновения рассматриваемого заболевания практически невозможно бывает выявить наличие какого-либо внешнего пускового механизма. Шизофрения развивается как бы на ровном месте.

Использование генетического метода показывает, что причины заболевания находятся внутри нас. Например, риск заболевания шизофренией у однояйцевых близнецов составляет 47 процентов, тогда как в среднем по популяции он укладывается в 1 процент. Причем порой совпадают даже конкретные варианты и формы течения болезни. При удочерении или усыновлении таких близнецов, независимо от социальных условий и характера приемных родителей, шизофрения развивается так же часто, как при воспитании в семье биологических родителей. Таким образом, факт генетической предрасположенности налицо. Генетические, внутренние (или эндогенные) причины перевешивают влияние окружающей среды.

Что же у контактеров? Даже если учесть, что какие-то личностные черты и особенности воспитания способствуют выходу на контакт, статистики, подтверждающей наследственную предрасположенность к нему, нет. Скорее, можно говорить о том, что совместно проживающие люди, эмоционально и духовно близкие друг другу, могут вовлекаться в режим контакта, но фактор их генетического родства не имеет решающего значения.

Особую категорию представляют шаманы и целители, где, как правило, достаточно четко прослеживается и даже подчеркивается преемственность дара из поколения в поколение. Однако, если при наличии способностей к целительству мы одновременно сталкиваемся с той или иной формой эниоконтактов (духи, эгрегор, учитель, реже - инопланетяне), это является скорее частным случаем, о котором целесообразно говорить отдельно.

Итак, можно сделать первый, но весьма принципиальный вывод: в случае шизофрении пусковым фактором принято считать некие эндогенные (генетические) причины, а в случае эниоконтактов это экзогенные, или внешние, обстоятельства.

"Прогредиентное психическое заболевание" имеет свое определенное начало и конкретную динамиику. То есть, как правило, жизнь больного шизофренией можно с большей или меньшей точностью разделить на два этапа: до и после болезни.

Чаще всего вериоде до болезни мы наблюдаем наличие так называемых шизоидных или шифотипических черт. К ним относятся пассивность, подчиняемость, замкнутость, мечтательность, интравертированность, безынициативность, слабая физическая конституция. Хотя описанные признаки встречаются не всегда.

Сравнивая данную категорию лиц с контактерами, мы можем отметить значительную разницу. В частности, контактеры либо вообще не отличались сколько-нибудь значительно от психологической нормы, либо, что чаще, были достаточно активными, общительными, экстравертированными личностями.

Порой сам факт контакта, как для них самих, так и для близких, оказывается полной неожиданностью, которая при условии кратковременности и эпизодичности может вообще не оставить никакого существеного следа ни на психическом облике субъекта, ни на его жизни в целом.

Нередко о контакте человек рассказывает совершенно случайно, при достаточно деликатном расспрашивании, как о событии имевшем место в прошлом, или вообще предпочитает молчать, не придавая ему значение, даже не трактуя как контакт. И только косвенные объективные признаки, наличие свидетелей, исчезновение на какое-то время контактера, наконец, сбор информации и востоянии транса и т.п. могут навести человека на мысль об имевшем место контакте. Не говоря уже о тех случаях, когда обстоятельства контакта вообще амнезируются ("стираются из памяти"), чего никогда не происходит при шизофрении. Больные могут скрывать наличие бреда и галлюцинаций, но, как правило, достаточно хорошо помнят их содержание.

Смысл, содержащийся в термине "прогредиентное", говорит нам о наличии прогресса в заболевании, то есть появлении каких-либо новых симптомов, их смене - от этапа к этапу. При этом с какого-то момента отклоняющееся от общепринятых норм общежития поведение больных бывает уже трудно или невозможно объяснить адекватными психологическими причинами - на уровне здравого смысла.

В случае эниоконтактов мы вообще можем не обнаружить никакой личностной динамики, никаких признаков текущего патологического процесса. Иными словами, контакт остается как бы сам по себе, а личная жизнь контактера и его производственная деятельность - сами по себе. Если субъект по тем или иным соображениям не захочет рассказывать о контакте, ни один психиатр, а тем более неискушенный обыватель, не мсожет даже заподозрить его наличие. Что, по-видимому, чаще всего происходит и происходило, поскольку в недавнем прошлом распространяться о подобных вещах было не принято.

Делаем второй принципиальный вывод: в случае шизофрении больной даже на первом этапе заболевания не полностью критичен к его проявлениям и не способен адекватно контролировать своего поведения и высказываний, а контактер делится информацией о контакте по своему усмотрению. При этом в случае эниоконтактов мы вообще можем не обнаружить никакой личностной динамики: каким человек был до контакта, таким он и остался, а вот шизофрения как текущее заболевание неминуемо патологически деформирует личность больного.

Что понимается под "диссоциацией психических функций"? Феномен диссоциации, или рассогласования психической деятельности распространяется в большей или меньшей степени на такие важные составляющие психики человека как мышление, воля и эмоции.

Рассмотрим расстройства в сфере мышления. Еще в доманифестном периоде заболевания, т.е. до появления явных клинических признаков, таких как бред и галлюцинации, отмечаются расстройства мышления в виде настойчивого выделения несущественных признаков, символизма, обрывов мыслей, бессвязности, наплывов мыслей, резонерства.

У контактера, даже при столкновении с "новой реальностью" алгоритм мышления не меняется, тогда как беседы с больным шизофренией, а также по его собственным жалобам можносделать вывод о том, что мыслительная сфера оказывается пораженной болезнью. В частности, больной игнорирует значимые логические и временные отношения, не замечая явных противоречий в своих высказываниях. Он оказывается неспособным осмыслить проблему разносторонне и реалистично, вычленить главное, соскальзывая на несущественные, второстепенные (латентные) признаки и ассоциации. Складывается впечатление, что какая-нибудь случайная ассоциация постоянно сбивает его с главной темы, и мышление уходит в сторону, не имея возможности логично, четко выстроить систему доказательств.

Больной не может внятно и коротко ответить на поставленный вопрос, его мысль причудливо блуждает и путается, зачастую противоречит сам себе. Нередко сами больные жалуются на ощущение трудности сосредоточения. При этом они могут отметить наличие своеобразных "обрывов" в процессе мышления, неожиданных пустот, потери мысли или, напротив, неудержимого одновременного наплыва разнообразных мыслей, часть из которых осознается как чуждая, субъективно неприятная, "вложенная в голову извне. Никакие аргументы или опровержения со ссылкой на реальное положение вещей не могут разубедить больного в надуманности и ложности его умозаключений.

Подытоживая сказанное, можно отметить, что контактер способен принять во внимание чужую точку зрения и более или менее связно обосновать собственную, а при весомости аргументов с противной стороны даже пересмотреть свои взгляды, но больной шизофренией, как правило, лишен такой способности.

Рассмотрим далее патологию в эмоциональной сфере, которая сопровождает заболевание шизофренией. Чаще всего мы наблюдаем такие расстройства, как апатия, т.е. безразличие к происходящему, окружающему, своему положению, прошлой жизни и перспективам будущего. При этом степень выраженности апатии может быть различной: от некоторой эмоциональной монотонности, обеднения до эмоциональной тупости с холодностью, бессердечием, отсутствием способности к эмоциональному резонансу. Больной как бы теряет ощущение слитности с происходящим, выпадает из эмоционального контекста событий и взаимоотношений с людьми... Это приводит к разрыву социальных связей, замкнутости и одиночеству. А неспособность понять эмоциональное состояние другого может провоцировать конфликты, в результате которых больные теряют работу, расстаются с близкими. Порой апатия приводит к тому, что больные опускаются даже внешне - перестают следить за собой, не убираются дома, становятся неопрятными, неряшливыми. Хотя надо отметить, что на ранних стадиях звболевания их одежда может выглядеть вызывающе яркой, экстравагвнтной.

Перечисленная совокупность признаков, а главное их динамика в плане нарастания эмоционального дефекта не свойственна контактеерам.

Напротив, у многих из них наблюдается развитие альтруистических черт, более глубокое понимание психологических проблем, увеличение и расширение социальных связей и активности в целом.

Дефицитарная (ущербная) динамика отмечается т в волевой сфере больных шизофренией. Говоря коротко, болезненный процесс, а не сам человек в данном случае является хозяином положения. Воля больного подчинается прихотям заболевания. Содержание галлюцинаторно-бредовой симптоматики определяет направленность деятельности больного. Он и болезнь оказываются в той ситуации, когда у больного нет выбора, не хватает сил на эффективное сопротивление.

Далее необходимо коснуться собственно психопродуктивной симптоматики, т.е. бреда и галлюцинаций, которые, напомню, нельзя рассматривать в отрыве от уже описанных симптомов. При шизофрении чаще всего наблюдаются явления бреда преследования, воздействия, любовного бреда, бреда реформаторства, величия или изобретательства. В рамках бредовой фабулы больной может быть какое-то время достаточно деятелен, несмотря на всю нелепость его умопостроений. Однако при этом, как правило, наблюдаются явления социальной дезадаптации, когда по бредовым мотивам больные теряют работу, конфликтуют с близкими, соседями, сослуживцами, властными органами. При этом они демонстируют отсутствие самокритики, гибкости и пластичности, не заботясь об убедительности доказательств своей точки зрения, оргументируя ее с позиций "кривой" логики, не прислушиваясь к контраргументам.

Если в случаях эниоконтактов нередко находятся объективные физические признаки, скажем, приземления НЛО и даже сторонние независимые наблюдатели, то при шизофрении, естественно, все галлюцинаторные феномены являются достоянием только самого больного и ничемс объективно не подтверждаются.

Сам больной в подтверждение обычно бывает и не заинтересован, но не продумывает вопросов корректной объективизации "голосов", бездоказательно настаивая на своей точке зрения. Каждый усомнившийся в истинности его бредово-галлюцинаторных переживаний записывается в разряд недоброжелателей, противников, а то и врагов.

Надеюсь, что перечисленные принципиальные признаки дифференциации двух проанализированных нами феноменов, определиться относительно природы конкретных случаев, с которыми им приходится сталкиваться в своей практике.

Газета «Аномалия»

1996 №14



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   38


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница