Тулин алексей нло: мнение психолога. Москва 2009



страница16/38
Дата21.05.2016
Размер8.23 Mb.
ТипРеферат
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   38

РЕЛИГИОЗНАЕ СОСТОЯНИЯ.
В заключительной, XX лекции "эдинбургского курса" У. Джеймс вводит также понятие "религиозного состояния" (faithstate), располагающего как соматической, так и психологической составляющей. Как следствие, вполне корректным будет говорить и о концепции религиозных состояний сознания, не сформулированной особо, но поддающейся реконструкции по указаниям американского психолога с удовлетворительной полнотой.

Религиозные состояния являются более высокими, чем мистические, в одном весьма важном отношении, для характеристики которого Джеймс прибегает к цитате из статьи одного из своих ученых коллег, профессора Леуба. В мистических состояниях люди в меру своих сил – а также, добавим мы, и по благодати – познают Бога, в религиозных же состояниях "люди не познают, не понимают Бога; они пользуются Им (God is not known, he is not understood; he is used) ...".

Нужно сказать, что несмотря на намеренную жесткость приведенной формулировки, она является вполне приемлемой и корректной, прежде всего для христианина. Действительно, в акте Св. Евхаристии хлеб и вино пресуществляются в тело и плоть Христову и вкушаются верующими, то есть употребляются в пищу с целью достижения личностного спасения – или, как говорит православное литургическое молитвословие, "во исцеление души и тела".

Признав оправданным выделение еще одной, новой категории религиозных состояний сознания, мы этим самым предельно снизим значение состояний мистических. Действительно, признав сутью первых слияние с Божеством, мы оставим на долю последних лишь промежуточные ступени "лестницы в небо", если не любопытство по поводу второстепенных духовных феноменов, которое единодушно осуждается как серьезными богословами, так и духовными наставниками.

Джеймсу возможность такого хода мысли была ведома, и он противопоставил ей очаровательную в своей наивности, особенно для ученого его уровня, "притчу об изюминке": "Если вместе с печатным меню вам подадут настоящую ягодку изюма вместо одного только слова "изюм" и настоящее яйцо вместо слова "яйцо", то это будет очень недостаточным обедом, но будет во всяком случае чем-то реальным (an inadequate meal, but it would at least be a commencement of reality)".

Понимать сказанное надо в том смысле, что академическая психология подает человеку печатное меню, религиозная психология Джеймса и его единомышленников – изюминки и крошки хлеба, религия же – полноценную пищу. Мораль состоит, естественно, в том, что лучше получить нечто, нежели ничего – а следовательно, установившееся в психологической науке понимание сознания нуждается в дополнении учением о его мистических состояниях.


КОНЦЕПЦИИ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ.
Приняв во внимание как импликации только что приведенной притчи, так и общий контекст заключительных глав "эдинбургского курса", следует утверждать, что общие очертания джеймсова учения о состояниях сознания определяются с удовлетворительной полнотой:

– состояния, центр которых располагается в "сверхличностном домене" подсознания, получают наименование мистических состояний сознания. Их основное содержание сводится к восприятию, познанию и усвоению базовых ценностей человеческого существования. В таком понимании, учение о мистических состояниях сознания фактически сводится к восстановлению традиционной европейской метафизики в ее усеченном виде.

Напомним, что предметная область метафизики традиционно сводилась в западноевропейских университетах, а также российских университетах послепетровского времени к учению о Боге, духах и о конечных ценностях человеческого существования (включая и "вечные вопросы" о смертности и бессмертии, свободе и необходимости). Именно эта, последняя рубрика составляет основное содержание реконструированного в настоящей работе "пятого критерия" мистических состояний по У. Джеймсу, в силу чего мы и нашли возможным говорить о своеобразном усечении "старой метафизики";

– в таком случае, с одной стороны мистические состояния граничат с измененными состояниями сознания, центр которых располагается либо в сфере повседневного сознания, либо же в "личностном домене" подсознания. Их изучение составляет основной предмет психологии, а также и патопсихологии;

– с другой стороны, мистические состояния сознания граничат с религиозными, рассмотрение которых входит уже в компетенцию теологии.

В такой форме, представленная в "эдинбургском курсе" система "психология – религиозная психология – теология" воспроизводит в новых исторических условиях утратившую к началу XX века актуальность для позитивной науки, однако отнюдь еще не забытую традиционную таксономию "натуральная философия – метафизика – теология".


«НОВАЯ МЕТАФИЗИКА» И ПАРАДИГМА ПОСТМАДЕРНИЗМА.
Совмещение такого рода отнюдь не является механическим. Напротив, выделение в системе наук "новой метафизики" со своими предметом и методом с необходимостью предполагает проведение парадигматических сдвигов сходного направления и у ближайших соседей, то есть в системе естественных и гуманитарных наук, с одной стороны, и теологических дисциплин – с другой.

Нужно признать, что общенаучного сдвига в указанном направлении до настоящего времени не произошло. Вместе с тем, в постмодернистской парадигме, довольно активно обсуждающейся в современном науковедении, можно обнаружить его признаки. Так, намечая перспективные направления развития своей науки, один из ведущих американских психологов, Стэнли Криппнер, подчеркивал:

"К числу долгосрочных результатов внедрения постмодернистских подходов в исследование сознания может стать сдвиг перспективы западной психологии от признания ценности лишь за одним, "нормальным" состоянием сознания – к полной оценке значения множественных состояний (multiple states); от точки зрения, полагающей "верхний предел" развитию человека – к позиции, признающей ограничения этого рода не более чем культурно-детерминированными (culturally determined); от пренебрежения экстатическим опытом человека, как патологическим или иллюзорным – к его принятию, как открывающим сферу латентных возможностей человека (neglected human capabilities); от пренебрежения незападными психологическими системами, как примитивными или гротескными – к признанию их богатства и сложности; от высмеивания опыта слияния с Землей или Божеством – к пониманию, что он может иметь существенное значение для выживания нашей планеты с ее обитателями".

Можно заметить, что ряд теоретических инноваций – как высказанных Криппнером в приведенных словах, так и содержащихся в иных местах процитированной статьи – вполне совмещаются с научной программой "восстановления метафизики", выделенной нами в тексте "эдинбургского курса". В этой связи, представляется не случайным, что процитированный автор отводит У. Джеймсу почетное место в списке предтеч "науки постмодернизма".

Сходные сдвиги наблюдаются и на другом фронте. Мы говорим в данном случае прежде всего о "теологии конструктивного постмодернизма", разработанной американским протестантским богословом Дэвидом Рей Гриффином и его единомышленниками25. В научной программе, выработанной исследователями этой школы, видное место занимает призыв к переходу от теологии, замкнувшейся в "сакральной области" (sacred science) – к богословию, восстановившему плодотворные связи с другими науками о человеке в рамках новой парадигмы "науки, признающей духовность" (enchanted science).

После всего сказанного, нас не удивит, что одному из сборников, суммирующих научные доминанты данной парадигмы, было предпослано заглавие "Многообразие постмодернистской теологии" (Varieties of Postmodern Theology), прямо отсылающее к книге У. Джеймса.

На основании сказанного, мы имеем все основания положительно утверждать, что базовые положения "эдинбургского курса" классика мировой психологии Уильяма Джеймса продолжают сохранять научную актуальность и через сто лет после их опубликования.

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ К.Г.ЮНГА
АРХЕТИП КОЛЛЕКТИВНОГО БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО.
Многие считают, что Карл Густов Юнг был первым трансперсональным психологом, поэтому этого прекрасного Швейцарского психолога, психотерапевта и философа просто не мог оставить без внимания.

Классическая глубинная психология представлена концепцией Зигмунда Фрейда.

Аналитическая психология - одна из школ глубинной психологии, базирующаяся на понятиях и открытиях человеческой психики, сделанных швейцарским психологом Карлом Густавом Юнгом.

В 1908 г. была организована Международная психоаналитическая ассоциация. Одним из наиболее активных ее деятелей становится К. Юнг (1875-1961) – швейцарский психиатр, еще до сближения с Фрейдом приобретший известность изобретенным им тестом на ассоциацию слов. Тест требует от подвергаемого испытанию лица возможно более быстрой реакции на предъявляемое слово любым другим словом. Заторможенность этой реакции, непонимание слова-раздражителя или его механическое повторение (совместно с другими реакциями, в частности изменением пульса, электрического сопротивления кожи и т.д.) рассматривались как “индикатор комплекса”, т.е. как указание на эмоционально окрашенные представления, сообщение о которых является для испытуемого нежелательным.

Юнг работал под руководством известного психиатра Е. Блейлера, а также под руководством Жане. Мысль о том, что ассоциации могут быть использованы для изучения скрытых тенденций личности, а не только памяти и мышления, носилась тогда в воздухе. Юнг пришел к ней независимо от Фрейда. Познакомившись же с теорией Фрейда, он стал применять ее в психиатрической клинике.

Через несколько лет Юнг разошелся с Фрейдом, выдвинув собственную систему, названную им “аналитической психологией”. Одним из ее центральных пунктов стало “учение о коллективном бессознательном”. Подобно инстинктам животных, у человека, согласно Юнгу, врожденными для различных рас являются архетипы, представляющие не индивидуальное, а коллективное бессознательное. Архетипы – априорные организаторы нашего опыта, невидимый ультрафиолетовый конец психического спектра. Они обнаруживаются в сновидениях, фантазиях, галлюцинациях, психический расстройствах, а также в творениях культуры. В качестве объекта своих спекуляций Юнг выбрал историю алхимии, символы которой, по его мнению, запечатлели стремление к “индивидуации”, выражающей потребность индивидуальной души синтезировать присущее ей коллективно-бессознательное начало с элементами собственного познания.

Характерный для всего психоаналитического движения антиисторический подход не только к индивидуальному сознанию, но и к развитию культуры ярко выступил в юнговской концепции. Эволюция культурных ценностей выводилась Юнгом из мифических вневременных свойств человеческой души.

Если юнговское учение об архетипах, коллективном бессознательном и т.д. не было принято научной психологией, то разработанная им типология характеров приобрела популярность и поныне используется в исследованиях личности. Юнг разделил человеческие типы на экстравертивный (обращенный вовне, увлеченный социальной активностью, чуждый самосозерцанию) и интравертивный (обращенный внутрь). Концепция Юнга ничем позитивно не обогатила понятие о мотивации, зато ликвидировала важное разграничение двух ее аспектов – энергетического и смыслового – и провозгласила последний изначально, генетически заложенным в конструкции мозга.

Исследовательская карьера Юнга началась в клинике для душевнобольных в Буфгхельцле, неподалеку от Цюриха, в то время Юнг находился под сильным влиянием Пьера Жане и Зигмунда Фрейда. Изучение в тот период шизофрении как раз привело Юнга к созданию иного, чем у Фрейда, более широкого взгляда на природу психической энергии. Фрейд полагал, что шизофрения на ряду с другими психическими расстройствами развивалась из-за подавления сексуальности и перемещения эротического интереса с объектов внешнего мира во внутренний мир больного.

Юнг же считал, что контакт с внешним миром поддерживаемая и иными способами, помимо сексуального, а потерю контакта с реальностью, характерную для шизофрении, нельзя связывать лишь с сексуальным перемещением. Так что принципиальной линией размежевания З.Фрейда и К.Юнга является толкование “либидо”, или психической энергии.

Теория либидо Юнга тесно связанна с такими понятиями, как прогрессия и регрессия, а так же законом противоположностей (Прогрессия - движение вперед, регрессия - возвращение в прежнее состояние, к более ранней стадии развития).

Юнг определяет прогрессию как ежедневный успех процесса психологической адаптации. Соответственно адаптация осуществляется в два этапа:

1)Получение установки;

2)Завершение адаптации средствами установки.

В процессе регрессии несовместимые и отвергнутые пережитки повседневной жизни, всякого рода предосудительные животные проявления выходят на поверхность. Регрессия - вовсе не обязательный ретроградный шаг в жизни субъекта, а скорее необходимая фаза его дальнейшего развития.

Юнг предложил достаточно обширную и впечатляющую систему взглядов на природу человеческой психики. Его труды включают глубоко разработанную теорию структуры и динамики психическо-сознательного и бессознательного, обстоятельную теорию психических типов и, что еще важнее, детальное описание универсальных и психических образов, берущих свое начало в глубинных пластах бессознательной психики. Юнг называл эти изначальные образы архетипами коллективного бессознательного.

Понятие архетипов коллективного бессознательного придает аналитической психологии дополнительное измерение по сравнению с другими школами психологии и психотерапии, связывая ее учение со всей историей эволюции человеческой психики во всех ее культурных проявлениях. Аналитическую психологию следует отличать от физиологической экспериментальной психологии, стремящихся свести целостные психические явления к их составным элементам, равно как и от поведенческой психологии, интерес которой сосредоточен на поведении субъекта как совокупности реакций организма на стимулы внешней Среды. Задача аналитической психологии - раскрыть психический мир человека как естественное целое явление, не ограничивается лишь терапией неврозов или изучением его интеллекта или патологических особенностей. Вместе с тем, как неоднократно подчеркивал сам Юнг, аналитическая психология есть практическая дисциплина в том смысле, что наряду с познанием целостной природы психики она оказывается и техникой психического развития, применимой к обычным людям, является вспомогательным средством в области медицинской и педагогической, религиозной и культурной деятельности.

Юнг разработал свою психотерапевтическую теорию, метод и технику. Центральным понятием его психотерапии является “индивидуация”. Оно используется Юнгом в несколько ином значении, нежели в средневековой теологии. Речь идет о движении от фрагментарности к целостности души, о переходе от “Я“, центра сознания, к “Самости” как центру всей психической системы. Такое движение начинается, как правило, во второй половине жизни.


ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ ЛИЧНОСТИ.
Юнг считал исследование психики наукой будущего. Для него актуальная проблема человечества заключалась не столько в угрозе перенаселения или атомной катастрофе, сколько в опасности психической эпидемии. Таким образом, в судьбе человечества решающим фактором оказывается сам человек, его психика. Для Юнга этот “решающий фактор” сфокусирован в бессознательной психике, являющейся реальной угрозой; “мир висит на тонкой нити и эта нить - психика человека”.

Идея психической энергии, саморегуляции, компенсации тесно связана в аналитической психологии с классификацией “психологических типов”. Различаются несколько таких типов. Они относятся к врожденной разнице в темпераменте, интегральном сочетании устойчивых психодинамических свойств, проявляющихся в деятельности, которые заставляют индивидов воспринимать и реагировать специфическим образом. Прежде всего следует различать два устойчивых типа: экстраверт и интроверт.

Экстраверт характеризуется врожденной тенденцией направлять свою психическую энергию, или либидо, вовне, связывая носителя энергии с внешним миром. Данный тип естественно и спонтанно проявляет интерес и уделяет внимание объекту - другим людям, предметам, внешним манерам и благоустройству. Экстраверт ощущает себя наилучшим образом - что называется “в своей тарелке”, - когда имеет дело с внешней средой, взаимодействует с другими людьми. И делается беспокойным и даже больным, оказываясь в одиночестве, монотонной однообразной среде. Поддерживая слабую связь с субъективным внутренним миром, экстраверт будет остерегаться встречи с ним, будет стремиться недооценить, умалить и даже опорочить любые субъективные запросы как эгоистические.

Интроверт же характеризуется тенденцией своего либидо устремляться вовнутрь, непременно связывая психическую энергию со своим внутренним миром мысли, фантазии или чувства. Такой тип уделяет значительный интерес и внимание субъекту, а именно его внутренним реакциям и образам. Наиболее успешно интроверт взаимодействует сам с собой и в то время, когда он освобожден от обязанности приспосабливаться к внешним обстоятельствам. Интроверт свою собственную компанию, свой “тесный мирок” и немедленно замыкается в больших группах.

Как экстраверт, так и интроверт обнаруживают те или иные свои недостатки в зависимости от выраженности типа, но каждый невольно стремится недооценить другого. Экстраверту интроверт кажется самоцентричным, так сказать, “зацикленным на себе”. Интроверту экстраверт кажется мелким пустым приспособленцем или лицемером.

Любой реальный человек несет в себе обе тенденции, но обычно одна развита несколько больше, нежели другая. Как противоположная пара они следуют закону противоположностей. То есть чрезмерное проявление одной установки неизбежно ведет к возникновению другой, ей противоположной. Но противоположная в силу ее недифферинцированности, более слабого проявления, будет осуществляться в неадаптированной - грубой, не зрелой, негативной форме. Так например, выраженный экстраверт может стать жертвой подчиненной сосредоточенности на самом себе, проявляющейся в негативной форме, в виде депрессий. Крайний интроверт иногда переживает эпизоды вынужденной экстравертности, то есть сосредоточенности на других. Но эта сосредоточенность будет выглядеть грубой, неэффективной и неприспособленной к внешней реальности.

Экстраверсия и интроверсия всего лишь две из многих особенностей человеческого поведения. В дополнение к ним Юнг выделял четыре функциональных типа, четыре основные психологические функции: мышление, чувство, ощущение, интуиция.

Мышление есть рациональная способность структуировать и синтезировать дискретные данные путем концептуального обобщения. В своей простейшей форме мышление говорит субъекту, что есть присутствующая вещь. Оно дает имя вещи и вводит понятие.

Чувство - функция, определяющая ценность вещей, измеряющая и определяющая человеческие взаимоотношения. Мышление и чувство - функции рациональные, поскольку мышление оценивает вещи под углом зрения “истина - ложь”, а чувство - “приемлемо - неприемлемо”. Эти функции образуют пару противоположностей, и если человек более совершенен в мышлении, то ему явно не достает чувственности. Каждый член пары стремится замаскировать другого и затормозить. Скажем, вы желаете размышлять бесстрастным образом - научно или философски - что ж, необходимо отбросить все чувства. Объект, рассмотренный с чувственной позиции, будет отличаться в целостном отношении от рассмотрения под углом зрения мыслительной установки. Вечная тема борьбы между чувством и разумом в истории человеческой культуры - очевидное тому подтверждение.

Ощущение - функция, которая говорит человеку, что нечто есть, она не говорит, что это, но лишь свидетельствует, что это нечто присутствует. В ощущении предметы воспринимаются так, как они существуют сами по себе в действительности.

Интуиция определяется как восприятие через бессознательное, то есть понижение картин и сюжетов действительности, происхождение, которых неясно, смутно, плохо объяснимо. Функции ощущения и интуиции являются иррациональными - внешним и внутренним восприятием, независимым от каких либо оценок.

В свою очередь, рациональные и иррациональные функции действуют взаимоисключающим образом. Все четыре функции представлены двумя парами противоположностей: мышление - чувство, ощущение - интуиция.

Хотя каждый индивид потенциально располагает всеми четырьмя функциями, на поверку одна из них обычно оказывается наиболее развитой, нежели остальные. Ее называют ведущей. Функция же, которая развита меньше остальных, как правило, пребывает в бессознательном состоянии и оказывается подчиненной.

Зачастую еще одна функция может быть достаточно развита, приближаясь по степени активности к ведущей функции. Очевидно, что она представлена другой парой противоположностей. Эта функция вспомогательная. В соответствии с ведущей функцией мы будем иметь четыре функциональных типа: мыслительный, чувственный, сенсорный, интуитивный.

Мыслительный тип в большей степени соответствует мужчинам. Ментальная жизнь данного типа сводится к созданию интеллектуальных формул и последующей подгонке наличного жизненного опыта под эти формулы. В той степени, в какой этот тип идентифицирует себя с мыслительными процессами и не осознаёт в себе наличия других функций, а попросту подавляет их, его мышление носит автократический характер, интеллектуальные же формулы оказываются своего рода прокрустовым ложем, постоянно сковывающим целостное проявление жизни. В данном случае чувство оказывается функцией подчиненной, следовательно, чувственные оценки субъекта неизбежно пребывают в пренебрежительном запустении. Человеческие взаимоотношения сохраняются и поддерживаются лишь до тех пор, пока они служат и следуют управляющим интеллектуальным формулам, во всех иных случаях они легко приносятся в жертву.

Чувственный тип соответственно больше распространен у женщин. Утверждение и развитие межличностных взаимодействий и отношений партнерства являются здесь главной целью. Чувствительность и отзывчивость к нуждам других являются показательной чертой, основным качеством данного типа. Самое большое удовлетворение здесь встречает переживание эмоционального контакта с другими людьми. В своем крайнем проявлении этот функциональный тип может вызывать неприязнь своим чрезмерным интересом, нездоровым любопытством по поводу личных дел других. О таких людях часто говорят: “Вечно он суется не в свои дела.”

Поскольку в данном случае мышление оказывается функцией подчиненной, то и способность к абстрактному безличному суждению у таких людей подвергается известному сомнению. Мышление как таковое принимается лишь в той степени (или до той поры), в какой (или пока) оно обслуживает интересы чувственных взаимоотношений. Носами взаимоотношения, как правило, очень неустойчивы, противоречивы, оценки постоянно колеблются, занимают крайние позиции. Мышление же служит стабилизирующим фактором.

Сенсорный (ощущающий) - типе характеризуется приспособленностью к обычной сиюминутной реальности, к “здесь и сейчас”. Он охотно довольствуется жизнью в ее простейших незамысловатых проявлениях, бесхитростных формах, без каких-либо тонкостей, сложного размышления или туманного воображения. Ощущающий тип выглядит устойчивым и земным, реальным и настоящим в смысле готовности “жить” в данную минуту, но одновременно он выглядит довольно глупым. Глубинное зрение и воображение, способное приглушать это заземленное состояние, - продукты интуиции, выступающей в нашем случае как функция подчиненная. Ощущающий тип фактически подавляет все интуитивные проявления как нереалистические фантазии и таким образом избавляется от обременительных дрожжей внутренней неуклюжести, инертности.

Интуитивный тип мотивируется главным образом постоянным потоком новых ведений и предчувствий, проистекающих от его внутреннего активного восприятия. Все новое и возможное, непонятное и другое, отличное являются приманкой для данного типа. Интуиция есть некое свидетельство о прошлом и будущем вещей. данная функция позволяет видеть круглые углы: живя в четырех стенах и выполняя рутинную работу, к интуиции прибегают редко, но она очень нужна, скажем, при охоте в тайге на медведя. Интуитивный тип чаще ухватывает слабые связи между вещами, которые для других кажутся несвязанными и чуждыми. Его разум работает скачкообразно и быстро, трудно проследить его действие. Если попросить его действовать более медленно, он может раздражаться и посчитать своих собеседников тугодумами и тупицами. Ощущение как психическое свойство у него подчинено и подавленно. В реальной жизни зачастую такой человек остается непонятым окружающими, и его прозрения, если в результате они оказываются конструктивными, должны терпеливо разрабатываться другими людьми.

Обычно развитие вспомогательной функции смягчает и модифицирует остроту проявления описанных выше характеристик. Но и это еще не все, поскольку согласно установленному типу каждая из функций может быть ориентирована либо интровертно, либо экстравертно. В результате мы имеем восемь возможных типов, впечатляюще описанных в шестом томе собрания сочинений К.Г.Юнга “Психологические типы”.

В идеале индивид должен полноценно владеть всеми четырьмя функциями (в расширенном виде восемью) с тем, чтобы давать соответствующий адекватный ответ на любые жизненные запросы. К сожалению в действительности что недостижимо, хотя и остается желанной целью, идеалом, определяя таким образом одну из главных задач аналитической психотерапии: привести к сознанию данное положение вещей и помочь в развитии подчиненных, угнетаемых, неразвитых функций с тем чтобы достичь психической целостности.

Применимо воинской Среды знание о психологических типах личности определенно имеет свое место и право на существование. И по моему мнению, я не зря обратил ваше внимание на данную классификацию типов. К.Г.Юнг с наиболее возможной четкостью указал нам какой из типов больше тяготит к тому или иному роду деятельности. На мой взгляд офицер должен непременно руководствоваться данной информацией в определенных случаях. При распределении специальностей, а так же в такой ответственный момент, как назначение сержантского состава. Ведь назначив младшего командира с необходимыми для этого психологическими качествами офицер заранее облегчает себе работу по формированию должного воинского коллектива.

И непременно офицер должен избегать разъединенности личности своих подчиненных, о которой предупреждает К.Г.Юнг. в конечном итоге которая может привести к серьезным психическим расстройствам такой личности.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   38


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница