Тулин алексей нло: мнение психолога. Москва 2009



страница8/38
Дата21.05.2016
Размер3.17 Mb.
ТипРеферат
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   38
ГЛАВА 5. ПАТОПСИХОЛОГИЯ.

В уфологической психологии важную роль играет патопсихология, которая является неотъемлемой частью диагностики и экспертизы в психиатрических и соматических клиниках.

Патопсихологическое исследование включает в себя следующие компоненты: беседу с пациентом; тестирование; изучение истории болезни; наблюдение за поведением во время тестирования; анализ полученных результатов и оформление заключения. В основном исследуются нарушения развития личности и нарушения психических процессов: расстройства восприятия, внимания, памяти, мышления и умственной работоспособности.
НАРУШЕНИЕ РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ.

Для исследования нарушений личности психологу необходимо четко представлять, что нужно исследовать в конкретном случае: мотивы, установки, интересы, ценности, конфликты, интерперсональные связи и т.д.

Б.В. Зейгарник, описывая нарушения личности, акцентирует внимание на наиболее разработанных в отечественной психологии теоретических понятиях, основанных на деятельностном системном анализе. При различных психических заболеваниях отмечаются отклонения в формировании реалистичного уровня притязаний в сравнении с нормой, формируются различные патологические потребности и мотивы, нарушается смыслообразование, возможность саморегуляции и опосредования поведения, критичность и спонтанность поведения.

Ещё В.Н. Мясищев рассматривал связь многих болезней, их возникновение и течение с личностью больного. При таких заболеваниях, как маниакально-депрессивный психоз и шизофрения, особенности личности нередко являются одним из условий развития. В их динамике наступают изменения личности, характерные для данного заболевания.





НАРУШЕНИЕ МЫШЛЕНИЯ

Выделяется три вида патологии мышления: нарушение операциональной стороны мышления, нарушение динамики мышления и нарушение личностного компонента мышления. Нарушения могут быть в легкой, умеренно выраженной и выраженной степенях

Нарушения мышления первой группы можно свести к двум крайним вариантам: снижение уровня обобщения и искажение процесса обобщения. При снижении уровня обобщения в суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях.. При искажении процесса обобщения больные руководствуются чрезмерно обобщенными признаками, неадекватными реальным отношениям между предметами, отмечается преобладание формальных, случайных ассоциаций, уход от содержательной стороны задачи. Подобные нарушения мышления, например, встречаются у больных шизофренией.

В психиатрии выделяют два часто встречающихся нарушения динамики мышления: лабильность мышления (неустойчивость способа выполнения задания) и инертность мышления (тугоподвижность переключения с одного вида деятельности на другой, затрудненность изменения способа работы).

К нарушениям личностного компонента мышления относятся разноплановость суждений, резонерство, а также нарушение критичности и саморегуляции. В частности, резонерство – это склонность к бесплодному мудрствованию или многоречивым рассуждениям, а нарушение саморегуляции есть невозможность целенаправленной организации своих мыслительных действий (например, встречается у больных эпилепсией или шизофренией).

Расстройства ассоциативного процесса проявляются в болезненном изменении темпа, нарушении стройности и целенаправленности мышления. К нарушениям стройности мышления относят разорванность мышления, бессвязность, стереотипии в речи, действия под влиянием внезапного нелепого умозаключения, паралогическое мышление. К нарушениям целенаправленности относят также символизм и аутическое мышление. Нарушения мышления по темпу бывают: ускоренное мышление (при МДП, шизофрении) и замедленное мышление (тоже при МДП), а также тугоподвижность, ригидность (при эпилепсии).



    К роду патологии суждений относятся: бредовые расстройства; бредоподобные расстройства (ложные умозаключения, связанные с расстройством воли, влечений, эмоциональными нарушениями – например, при МДП); сверхценные и навязчивые идеи.



НАРУШЕНИЕ ПАМЯТИ

К наиболее распространенным нарушениям непосредственной памяти относится “корсаковский синдром” (нарушение памяти на текущие события) и прогрессирующая амнезия (когда расстройства распространяются на любые события, а также имеет место взаимное наложение событий и дезориентация во времени и пространстве).

При олигофрении нарушены смысловая и механическая память. При эпилепсии ухудшается опосредованное запоминание. При этих заболеваниях в их механизмах ведущая роль принадлежит личностно-мотивационным и эмоциональным расстройствам. Снижение памяти и внимания у больных с неврозами часто отражает внутреннюю тревогу и беспокойство.
НАРУШЕНИЕ ВНИМАНИЯ.

Нарушения внимания наблюдаются при разных психических и соматических заболеваниях.

При неврозах и шизофрении отмечается ухудшение активного внимания (концентрации, переключаемости, устойчивости). У больных с органическими заболеваниями и локальными поражениями головного мозга отмечаются повторы одного и того же действия, трудности в переключении, повышенная отвлекаемость, истощаемость внимания и др. У соматических больных (например, туберкулезом, при травматических или сосудистых заболеваниях и др.) отмечаются трудности концентрации внимания, замедленное врабатывание, трудности переключения, сужение объема внимания. При алкоголизации диэнцефальном синдроме отмечается снижение концентрации и устойчивости внимания. При эпилепсии отмечаются трудности переключения и снижение устойчивости внимания.

Б.В. Зейгарник пишет, что многие виды нарушения внимания есть частные нарушения умственной работоспособности, являющиеся следствием психических или соматических заболеваний.


НАРУШЕНИЕ ВОСПРИЯТИЯ.

В литературе по психопатологии встречаются описания следующих нарушений восприятия: гиперстезия/гипостезия (усиление/ослабление восприятия по силе); анестезия (потеря чувствительности), деперсонализация (расстройство восприятия собственной личности), утрата сложных чувств; искаженное восприятие окружающего мира (например, “дежа вю”), иллюзии, галлюцинации и др.

У больных с неврозами и неврозоподобными состояниями отмечаются нарушения болевой чувствительности – например, усиление болевого чувства, так называемые “психогенные” боли. У больных шизофренией трудности узнавания объектов связаны большей частью с апато-абулическим синдромом и эмоциональной амбивалентностью. При психопатиях разного типа наблюдают как повышение чувствительности, так и ригидность и снижение чувствительности также при повышении эмоционального тонуса.

Нарушения восприятия при различных психических заболеваниях имеют различные причины и различные формы проявления. Большое значение в нарушениях восприятия принадлежит личностному фактору.


РАССТРОЙСТВО ЭМОЦИЙ.

К расстройствам эмоциональных состояний обычно причисляют стресс, кризис, фрустрацию. По мнению некоторых авторов, стресс может быть причиной возникновения психических заболеваний.

Расстройства эмоций присущи больным с разными психическими заболеваниями. У больных неврозами отмечаются болезненные эмоционально-аффективные реакции раздражения, негативизма, страха и др., а также эмоциональные состояния (страх, астения, пониженное настроение и т.д.) У больных неврозом навязчивых состояний наблюдается высокая сензитивность, тревожность. У больных истерией – лабильность эмоций, импульсивность; у больных неврастенией – раздражительность, чувство усталости, утомляемость, слабость. При всех типах неврозов отмечается низкая фрустрационная толерантность. У больных психопатией отмечаются эмоционально-агрессивные вспышки (при эпилептоидной, гипертимной, истероидной психопатиях) или же тенденция к пониженному настроению, тоске, отчаянию, вялости (при астенической, психастенической, сензитивной психопатиях). А при шизоидных психопатиях – диссоциация эмоциональных проявлений. При эпилепсии отмечается склонность к дисфориям. У больных с органическими поражениями центральной нервной системы наблюдают эмоционально-аффективные реакции и состояния – например, раздражительность, слезливость, эйфория, тревожность. Для эмоциональной сферы больных шизофренией свойственны эмоциональная тупость, неадекватность, искажённость эмоциональных отношений. Наконец, у людей, больных маниакально-депрессивным психозом, наблюдают разительные перепады направленности эмоций.

Фрустрацией называется специфическое эмоциональное состояние, возникающее в случаях, когда на пути к достижению цели, которую наметил человек, возникает какое-либо препятствие или сопротивление, которые либо непреодолимы, либо так воспринимаются. Следовательно, признаки фрустрации таковы: наличие потребности (мотива, цели или плана) и наличие сопротивления (препятствия). В ситуациях фрустрации человек может проявлять себя либо как зрелая личность, либо как инфантильная. Адаптивное поведение усиливает мотивацию, повышает уровень активности для достижения цели, сохраняя саму цель. Неконструктивное либо инфантильное поведение проявится как агрессия вовне или на себя, а то и повлечёт уход от разрешения сложной для личности ситуации.

Кризис – это такое состояние, которое возникает, если лицо сталкивается с препятствием жизненно важным целям, которое в течение какого-то времени является непреодолимым при помощи привычных методов разрешения проблем. Возникает период дезорганизации, расстройства, в течение которого совершается много разных попыток разрешения. В конце концов достигается какая-то форма адаптации, которая может отвечать или не отвечать интересам этого лица. Риск возникновения психических нарушений достигает наивысшей точки в определенной кризисной ситуации. Преодолев кризис, человек обретает новые формы адаптации в сложных для него ситуациях, но если кризис затягивается – возможно появление психических нарушений. Выделяются следующие виды кризисов: кризисы развития; случайные кризисы; типовые кризисы. При активном виде помощи работа проводится службой консультации и просвещения при центрах психического здоровья до наступления кризиса.
РАСПРОСТРАНЕНЫЫЕ ПСИХИЧЕСКИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ.
Как правило, психические болезни обусловлены патологией головного мозга и проявляются в виде расстройств психической деятельности. К психическим болезням относят как грубые расстройства отражения реального мира с нарушениями поведения (психозы), так и более легкие изменения психической деятельности (неврозы, психопатии, некоторые виды аффективной патологии). В продолжении своего реферата я рассмотрю последнюю группу.

Причины возникновения психических заболеваний бывают внут­ренне обусловленные (эндогенные) и внешне обусловленные (экзогенные). Первые определяются в основном конституционально-генетическими факторами – это, например, шизофрения и маниакально-депрессивный психоз. Вторые же обусловлены влиянием внешней среды – как например, алкогольные или инфекционные психозы, травматическая эпилепсия и т.д.


ШИЗОФРЕНИЯ.

Это психическое заболевание, которое протекает с быстро или медленно развивающимися изменениями личности, такими как снижение энергетического потенциала, прогрессирующая интровертированность, эмоциональное оскудение, искажение психических процессов. Часто развивающаяся болезнь приводит к разрыву прежних социальных связей, снижению психической активности, значительной дезадаптации больных в обществе. Выделяют три темпа течения болезни. По статистике, количество больных шизофренией колеблется в пределах 3-10 человек на 1000 населения старше 15 лет. Болезнь может начаться в любом возрасте, но чаще это происходит в 15-25 лет, и чем раньше это проявляется, тем более неблагоприятен его прогноз.

Существует много форм шизофрении, например, шизофрения с навязчивостями, с астено-ипохондрическими проявлениями (психическая слабость с болезненной фиксацией на состоянии здоровья), паранойяльная шизофрения (стойкий систематизированный бред преследования, ревности, изобретательства и т.д.), галлюцинаторно-параноидная, простая и др. При шизофрении выражено нарушение восприятия, мышления, эмоционально-волевой сферы.

У больных шизофренией отмечается снижение, притупление эмоциональности, состояние апатии (то есть безразличие ко всем явлениям жизни). Больной становится безразличным к членам семьи, теряет интерес к окружающему, утрачивает дифференцированность эмоциональных реакций, у него появляется неадекватность в переживаниях. Имеет место нарушение волевых процессов: снижение волевого усилия, доходящее до болезненного безволия. Нарастание способности к волевому усилию свидетельствует о прогрессе в лечении больного. Согласно статистике, порядка 60% процентов больных нетрудоспособны.

Мышление больных шизофренией относительно сохраняет формально-логические связи, но происходит искажение процесса обобщения в сочетании с нарушениями последовательности и критичности мышления. Также у них отмечается нарушение актуализации прошлого опыта. Поэтому для мышления шизофреников характерны расплывчатость, причудливость, резонерство, “соскальзывание” на ложную ассоциацию. Всё это приводит к нарушению психической деятельности.

Таким образом, при шизофрении могут выявляться нарушения внимания и нарушения памяти. Однако при отсутствии органических изменений головного мозга эти нарушения являются следствиями нарушений мышления. Поэтому основное внимание психолог должен уделять исследованию мышления.



ГЛАВА 6. КОНТАКТЫ С НЛО: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПСИХИАТРИИ.
В уфологии известны случаи, когда очевидец утверждает, что он якобы был похищен инопланетянами и подвергнут медицинскому осмотру или общается телепатически с Высшим разумом, стоит ли верить таким случаям. В современной психиатрии считают это шизофренией параноидной формой. Надо научится отличать параноика от нормального человека. Я приведу два случая из клинической практики:
Пациентка С., 1956 г.р. Диагноз: шизофрения, параноидная форма, дебют.

Данные анамнеза. По характеру всегда была тревожно-мнительной, внушаемой. Из семьи верующих, сама верующая. Бабушка занималась "знахарством", лечила подруг, якобы с эффектом. В детстве была спокойной, застенчивой, детские дошкольные учреждения не посещала, воспитывалась бабушкой. В школу пошла своевременно. К лидерству не стремилась, себя считала "золотой серединой". Легко давались точные науки, испытывала сложности в изучении гуманитарных наук. В возрасте 13 лет изменилась по характеру, часто была раздражительной, конфликтной, считала себя самой красивой среди всех сверстниц. После 10 классов поступила в политехнический институт, закончила ею и работала архитектором. Замужем с 23 лет. За четыре года до поступления в больницу была уволена в связи с сокращением кадров. С этого времени отмечались расстройства в виде немотивированных эмоциональных колебаний, беспричинная тревога, чувство внутреннего напряжения. В 1989 г. увлеклась уфологией; показывая мужу одну из многочисленных книг по уфологии, говорила, что это ее настольная книга. Имея возможность отдохнуть на юге, уезжала в южные города для посещения лекций известных уфологов. С 1992 г. странности в поведении стали более выражены - периодически была замкнута, выглядела тревожной. Среди ночи муж застал ее стоящей в прихожей. Жена говорила, что пошла в туалет, но вернуться в постель не может, так как проваливается пол и она не чувствует опору. Смогла передвигаться, наступая на места, на которые наступал и показывал муж. Примерно за год до поступления сообщила, что поставила свою подпись там, где ее не следовало ставить. Говорила, что ее принудили к этому поступку, боялась того, что ее заберут инопланетяне. Предъявляла претензии мужу в недостаточном внимании. Ночью вставала, рвала личные бумаги, письма, уничтожила паспорт. Картинки спутников с обложки журналов разрывала и жгла, объясняя, что это паспорта спутников. Не спала ночами, читала молитвы. Испытывала чувство собственной измененности, пришла к выводу, что уфологи путем воздействия биополем на мозг изменили ее сознание. Считала себя избранной "Высшим Разумом", называла себя ясновидящей Вангой. Утверждала, что если она, не выполнив свое предназначение, умрет раньше срока, то люди окажутся в огромной опасности.

Психический статус на момент поступления. В месте и времени ориентирована. Себя называла своим именем, одновременно представлялась ясновидящей Вангой. Продуктивному контакту была труднодоступна. Выглядела отрешенной, к чему-то прислушивалась; предоставленная сама себе, сидела с закрытыми глазами. На вопросы отвечала после долгих пауз, зажимала голову, вздыхала. Говорила, что не может управлять своими мыслями - мысли "путаются", и она похожа на зомби, которым управляют уфологи. Давала противоречивые сведения. Жаловалась на бессонницу, тревогу, свое состояние объяснить затруднялась. Сообщала, что постоянно испытывает на себе воздействие со стороны, слышит внутри головы голоса, которые управляют ее поведением, подавляют. Говорила, что в ней идет постоянная борьба христианской веры с уфологической. Со слов, всегда верила во Христа, но сейчас происходит насильственное обращение в другую веру, "спасается" только молитвами. При этом испытывает "теплые поля", которые способствуют уменьшению тревоги, "хорошим" мыслям. К помещению в психиатрический стационар отнеслась безразлично.

Таким образом, в статусе отмечались вербальные псевдогаллюцинации императивного содержания, идеаторные автоматизмы в виде "вкладывания" мыслей, управления мыслями, бредовые идеи воздействия и преследования, достигающие мегаломанического уровня. В целом статус характеризовался парафренным синдромом.



Психологическое обследование. В структуре личностных особенностей выявляются сниженный уровень субъективного контроля, тревожность, напряженность, внушаемость. В актуальном состоянии - фиксация на внутренних переживаниях, ослабление адекватного эмоционального резонанса с окружающей действительностью. В сфере мышления - расплывчатость, аморфность, разноплановость, актуализация латентных признаков.

Динамический психический статус. Снизилась аффективная насыщенность переживаний, внешне спокойна. О переживаниях говорила, что "все ушло в космос, я им больше не нужна и они отстали". Критика к состоянию отсутствовала. Сохранялась убежденность в том, что должна была передать информацию. Высказывала идеи отношения, утверждала, что "муж хочет упрятать ее в больницу, не допускает до детей и дома".

Свои прошлые переживания объясняла чувством ненужности, ощущением себя как лишней. Сообщает, что наступило понимание надуманности переживаний. В поведении стала упорядочена, спокойна, в отделении незаметна, малообщительна. Наличие голосов, влияние со стороны на мысли и поведение отрицала. Читала ежедневно молитвы, считала, что они помогают.



Обсуждение. Данный клинический случай является наглядным примером психопатологического варианта решения проблемы противопоставленности "потенциального Я" Абсолюту, психопатологической, не реализуемой личностью в настоящем социокультурном окружении.

Клиническая симптоматика интерпретируется нами как результат психопатологических проекций содержания латентного (мифологического) уровня на социально-ролевой, как развитие и стабилизация дезадаптивных недифференцированных самоидентификаций.

В манифестации болезни отчетливо прослеживается инициирующая роль тревоги, на фоне которой у больной появляются новые, не обусловленные прежними потребностями интересы и склонности. На основании тех фактов, что больная могла отказаться от поездки на юг ради посещения специфических лекций, сообщала супругу о том, что книга по уфологии является ее настольной книгой, можно говорить о появлении достаточно устойчивых и субъективно значимых новых самоидентификаций, о включении в социально-ролевые самоидентификации мифологического эквивалента. В оформлении новых самоидентифицирующих признаков существенную роль играла информация, почерпнутая из литературы по "паранормальным явлениям". Социально-ролевые признаки личности больной сохраняли при этом свою важность, и объяснение тревоги она пыталась найти в непосредственном окружении - предъявляла претензии в недостаточном внимании к ней.

В то же время прослеживалось стремление изменить социально-ролевые идентификации, которые в связи с переживанием тревоги уже не удовлетворяли больную (эпизод уничтожения личных бумаг). Подобная потребность в разотождествлении с прежними социально-ролевыми самоидентификациями имеет отчетливые параллели в культуре. Существовавшие в традиционных обществах обряды инициации (посвящения) предопределяли личностную динамику в переходные периоды жизни, при обретении нового социального статуса, и предполагали символическое переживание смерти - отмирание старого.

В содержании мифологических проекций обсуждаемой больной привлекает внимание тот факт, что в них одновременно присутствуют представления более традиционные, конституализированные религией, и так называемые альтернативные, оккультные. В сознании больной они разъединены и противопоставлены - окрашены противоположенными эмоциями. Примечательно, что оккультные уфологические сюжеты, в которых значительную часть составляют почерпнутые извне представления, входят в структуру бредовых построений. Они хоть и обладают для больной, переживающей тревогу, объяснительной силой, но в то же время имеют для нее оттенок болезненных (травмирующих личность) переживаний.

Данный факт мы склонны объяснять тем, что христианская религия вполне официальна, даже модна в последние годы. Толерантность в обществе к проявлениям данной веры (мифологического содержания сознания) высока. В то же время увлечение уфологией, традиционно воспринимаемое как чудачество, если оно серьезно занимает человека, приобретает оттенок патологии. Данное обстоятельство не могло остаться незамеченным больной. Ее мифологическим представлениям сопутствует преморбидная христианская религиозность, конфликтующая с оккультизмом. Данное обстоятельство, которому сопутствует достаточное интеллектуальное развитие больной и способность к критической рефлексии, является, по нашему мнению, причиной сложного интрасубъективного конфликта между социальными требованиями и возникшими на почве тревоги оккультными увлечениями, между данными увлечениями и характерной для больной с детства религиозностью. В итоге оккультное входит в структуру бредовых идей (патологичных для внешнего наблюдателя и болезненных для самой больной), а социально "санкционированная" религиозность, христианские молитвы становятся, как отмечает сама больная, действенным средством компенсации тревоги.

Возвращаясь к нашим рассуждениям о двух бессознательных инстинктообразных тенденциях психики, зафиксированных в культуре как универсальные принципы Разума и Любви, мы видим, как в случае с данной больной попытка рационального оформления тревоги оказывается безуспешной, дезадаптивной в конечном счете. В то же время христианские верования больной, мессианское содержание переживаний выполняли существенную компенсаторную роль и способствовали некоторой коррекции неудавшейся экзистенциальной адаптации.

В данном клиническом примере мы видим случай, добавляющий к приводимым ранее схемам индивидуальные вариации, обусловленные культурой и воспитанием. В то же время приведенный пример подтверждает или, по крайней мере, демонстрирует непротиворечивость наших предыдущих выводов о том, что изменения сознания трансформируются в патологию, когда происходит стабилизация проекций мифологических сахоидентификаций на социально-ролевом уровне и когда эти проекции оказываются социально не реализованными, не интегрированными личностью. При этом естественная бидоминантная структура личности оборачивается психопатологическим схизисом, препятствующим развитию адаптивных изменений сознания.



Вашему вниманию представляется больная М., 1946 г. рождения. Поступила в Московскую психиатрическую больницу № 3 им. В. А. Гиляровского 20 октября 2001 года. Переведена из Института им. Склифосовского с диагнозом "суицидальная реакция, суицидальная попытка".

Анамнез. Родилась в г. Мурманске в семье офицера-подводника. Имеет двух братьев, с которыми поддерживает отношения по телефону. Отец погиб в 1953 г. на подводной лодке, которая утонула после взрыва. Мать, со слов больной, во время беременности голодала, чуть не умерла во время родов. В детстве пациентка тяжело болела скарлатиной, дифтерией с трахеотомией. Общее развитие в раннем возрасте без особенностей. Была подвижной, общительной, большой фантазеркой. Росла в среде, где часто рассказывали страшные истории, мистические ужасы. Дружила в основном с мальчишками и рано начала проявлять к ним интерес. С детства думала о будущем женихе, видела его в деталях во сне. В детстве во сне часто летала. В школу пошла с семи лет, училась средне. Плохо давалась физика, так как не любила преподавателя, который делал ей замечания за увлечение мальчиками. Окончила семь классов и из-за материальных затруднений сразу устроилась работать няней в детский сад. Работая, окончила вечернюю школу и курсы медсестер-воспитателей. В 1987 году по материальным соображением перешла на завод по изготовлению телеэкранов. В 1995 году завод закрылся. Устроилась на рынок уборщицей и затем до 2000 года работала в разных местах. С 2000 года не работает. В 1997 году оформила пенсию по возрасту.

Замуж вышла в 19 лет и прожила с мужем 20 лет. В 1980 году развелась с ним из-за его пьянства. Имеет от него замужнюю дочь 36 лет и внука 13 лет. Дочь с семьей проживает отдельно. Взаимоотношения с дочерью неровные, часто бывают конфликты. Дочь говорит, что мать взрывная, распущенная и эгоистичная хулиганка, которая любит, чтобы все было так, как она сказала, постоянно пытается переложить свои проблемы на других. В последнее время часто давала в ссорах истерические реакции, билась головой о стену. После развода с мужем долго не было контактов с мужчинами, в связи с чем считала себя неудачницей. В 1984 году вступила в связь с женатым человеком.

Отношения продолжались около двух лет. После разрыва снизилось настроение: перестала следила за собой, ничего не делала, не выходила на улицу. Не видела выхода из создавшейся ситуации, жизнь казалась конченной, решила отравиться. Приготовила порошок из димедрола, гипотензивных таблеток, однако травиться не стала. Вскоре познакомилась с азербайджанцем и вышла за него замуж. Сразу появился интерес к жизни. Прожила со вторым мужем 13 лет, была счастлива. В марте 2001 года муж внезапно умер от пневмонии. Тяжело переживала его смерть, была подавлена, не ела, не спала, много курила, пила кофе ночами, плакала, просила мужа "забрать ее с собой", чувствовала безысходность, апатию к жизни, резко похудела, вновь возникли суицидальные мысли. Решила покончить с жизнью после того, как пройдет 40 дней со смерти мужа: "отдать ему должное". Рассказывая о том, как она отмечала сорок дней, сообщает мистические подробности: падали рюмки, гасли свечи и т.д. Придавала этому большое значение. До истечения сорока дней познакомилась на рынке с азербайджанцем, который моложе ее на тридцать лет. Временно зарегистрировала его у себя, вступила с ним в интимную связь. Со слов дочери намеревалась прописать его постоянно. Этот мужчина "вернул ее к жизни". Однако дочь возражала против их связи, упрекала мать в аморальном поведении. Больная сама, "от отчаяния", предложила любовнику прекратить связь. 18 октября произошел разрыв, любовник ушел, и опять началась депрессия: плакала, чувствовала свою ненужность, одиночество, апатию, появились суицидальные мысли. 19 октября, оставив предсмертные записки дочери и любовнику, выпила 18 таблеток сонапакса и 18 таблеток энапа. В состоянии оглушения была обнаружена племянницей, которую она незадолго до этого отправила в магазин. Племянница вызвала скорую помощь, и больную госпитализировали в Институт Склифосовского.

В 1989 году больная упала, ударилась затылком и получила сотрясение головного мозга. После этого в течение года испытывала резкие головные боли, лечилась у невропатолога. Страдает гипертонической болезнью, в 2000 году неоднократно госпитализировалась в терапевтические отделения.

С 1991 года стала говорить об НЛО, много читала на эту тему, смотрела телепередачи "Третий глаз". С этого же времени стала видеть яркие цветные сны, где летала как в детстве, видела жениха. Кроме того, видела в снах летающие тарелки, дирижабли, мужчин и женщин, которые обследовали ее с помощью аппаратов. В это время наяву стала видеть в окне своей комнаты яркие лучи, которые соотнесла со сновидениями и объясняла как знаки из космоса. Обнаружила на плите скол, напоминающий спиралевидный рисунок, и интерпретировала его как знак НЛО. По словам дочери это был обычный скол эмали. Однажды после вечерних болей в желудке (у больной язва двенадцатиперстной кишки, панкреатит, калькулезный холецистит) проснулась утром без болей, в особом состоянии легкости, прилива энергии. При этом обнаружила на животе розовую царапину, покрытую пленкой. Сразу поняла, что была во сне прооперированна инопланетянами лазером, и произошло излечение. Индуцировала своими идеями мужа. Все эти явления происходили около двух лет и закончились после лечения десятью сеансами у экстрасенса. Яркие сны прекратились, исчезло лучевое свечение. Однако знаки на плите и животе рассматривала как реально произошедшие с нею "чудеса в решете".



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   38


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница