Тюрьмы, лагеря и колонии россии



страница1/15
Дата21.05.2016
Размер1.89 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15




ТЮРЬМЫ, ЛАГЕРЯ И КОЛОНИИ РОССИИ

М.Г. ДЕТКОВ

(к 120-летию Главного тюремного управления России)
Под редакцией

Министра юстиции РФ

Я. В. Крашенинникова

Детков М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России, М.: "Вердикт-lM", 1999. - 448с.: ил.

ISBN 5-87143-013-9

На основе изучения обширного архивного материала, научных трудов российских и зарубежных ученых, законодательной и правоприменительной практики в сфере исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы, рассматривается эволюция развития системы уголовных наказаний и их исполнения на различных этапах функционирования российского государства, содержания процесса исполнения уголовных наказаний, научного обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы.

За фактологический и законодательный материал издательство ответственности не несет.

ЛР №065274 от 07.07.1997 г.

ISBN 5-87143-013-9

"1203021200-08

К ; -без объявл.

012(00-98 (c) "Вердикт-Ш", 1999

(c) Детков М.Г., 1999

ПРЕДИСЛОВИЕ


Историческая память является неотъемлемой частью развития человечества, становления общественных и государственных институтов, надежной гарантией обеспечения защиты прав и свобод личности в условиях смены социально-экономических отношений в процессе революционных потрясений и эволюции государственно-политических форм правления. Сохранение этой памяти имеет исключительно важное значение при формировании институтов государственной власти, обеспечивающих охрану интересов общества, государства и личности. Не подлежит сомнению, что государственная власть вынуждена в целях обеспечения условий своего существования устанавливать порядок и правила общежития граждан, прибегая в необходимых случаях к насилию как наиболее действенной мере воздействия на лиц, нарушающих эти порядок и правила. В отношении отдельных категорий граждан, совершивших уголовно-наказуемые деяния, представляющие особую общественную опасность, государство вынуждено прибегать к применению мер, связанных с лишением их свободы.

"Бюджет" преступности, к сожалению, в материальном плане колоссален, в социально-нравственном - не поддается никакому исчислению. Возместить его ущерб, в какой-то мере призваны учреждения и органы уголовно-исполнительной системы. Обращение к практике исполнения уголовных наказаний позволяет составить определенное представление о том, каких затрат и усилий стоит государству обеспечение реализации приговоров в отношении осужденных к лишению свободы. Несомненно, сегодня в условиях сложной социально-экономической обстановки эта проблема вызывает особую остроту и должна с пониманием восприниматься обществом.

Исследования деятельности тюремных систем в историческом аспекте, осуществленные автором с привлечением огромного количества архивных источников (результаты которого изложены в настоящей работе) позволяют сделать вывод о роли государства и его возможностях обеспечения цивилизованного развития учреждений, исполняющих уголовные наказания.

В современный период реформирования уголовно-исполнительной системы необходимым условием повышения эффективности ее деятельности является использование опыта пенитенциарных систем Российского государства на различных этапах его функционирования. В этой связи обращение к исследованию правовых основ и практики исполнения уголовных наказаний в историческом аспекте является не только желательным, но и крайне необходимым.

С этой точки зрения, работа М.Г. Деткова представляет особую ценность, ибо впервые в истории современной российской науки в историческом аспекте, на основе архивных материалов и иных исторических источников, современного законодательства в сфере исполнения уголовных наказаний и практики его реализации, автор рассматривает проблемы деятельности органов и учреждений, исполняющих наказания, с учетом преемственности их деятельности.

В работе достаточно полно и всесторонне изложены основное содержание и направления деятельности пенитенциарных систем Российского и Советского государства в различные исторические периоды их функционирования. Примечательно, что автор, учитывая правовое положение Российской Федерации как неотъемлемой части Советского Союза, органы управления которого взяли на себя исполнение функций российских органов, многие вопросы исполнения наказания рассматривает в масштабе бывшего Союза. С одной стороны, это можно признать недостатком в плане выхода за рамки обозначенной автором темы, а, с другой стороны, - достоинством исследования, ибо это дает возможность составить представление об особенностях исполнения единой карательной политики Советского государства в его составляющих структурах - союзных республиках.

Отдельные положения предлагаемой на суд читателю работы далеко не бесспорны, в ряде случаев приверженностью к традициям советской системы исполнения уголовных наказаний. И это естественно, ибо эта система в течении почти сорока лет его работы в органах внутренних дел, начиная от начальника отряда до заместителя начальника Политотдела ИТУ МВД СССР, доктора юридических наук, профессора, формировала его взгляды и убеждения и, в свою очередь, исходя из своего должностного положения, он сам оказывал существенное влияние на содержание карательно-воспитательного процесса, участвуя в разработке его организационно-правовой и учебно-методической базы.

Несомненно, что для работников уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации настоящая работа профессора М.Г. Деткова станет практическим пособием в повышении профессионального мастерства, предметом дискуссий и основой к поиску наиболее оптимальных и эффективных путей, средств, методов решения служебных задач. Что касается широкого круга читателей, она окажет помощь в формировании представления о системе исполнения уголовных наказаний в Российском государстве, объективной оценке ее деятельности.



Заместитель Министра юстиции

Российской Федерации Ю.И. Калинин



ВВЕДЕНИЕ

В целях обеспечения условий своего существования государство устанавливает определенный порядок и правила общежития людей, в защите и укреплении которых активно использует, наряду с другими мерами, карательную политику. Сегодня в условиях сложного и противоречивого государственного развития, поиска путей к утверждению приоритета общечеловеческих ценностей, вне зависимости от различия политических и социально-экономических систем, с неизбежностью возникает вопрос о содержании карательной политики государства, механизме ее реализации, роли репрессивного аппарата в этом деле.

Мы полагаем, что карательную политику следует рассматривать как часть общей государственной политики, как одно из важнейших ее направлений. Содержание карательной политики составляет система идей, принципов и воззрений государства в лице его высших органов, определяющих методы, средства и формы защиты, господствующих государственных и общественных отношений, объявляющих преступными деяния, наносящие ущерб этим отношениям, формулирующих стратегию и тактику обеспечения государственного и общественного порядка. Карательная политика, на наш взгляд, содержит в себе три основные функции: функцию профилактики, функцию защиты, функцию насилия. Реализация этих функций обеспечивает реальную защиту прав и свобод личности.

Непременным элементом карательной политики государства, материальным ее выражением посредством закона, является наказание. Изучению природы наказаний, целей и системы его исполнения постоянно уделялось и уделяется большое внимание со стороны ученых различных отраслей науки. В период до 1917 года природа наказания довольно основательно исследовалось в работах видных русских ученых - правоведов: М.Н. Гернета, С.П. Мокринского, А.И. Свирского, С.В. Познышева, Н.С. Таганцева, И.Я. Фойницкого и других.

Позиции дореволюционных ученых по отношению к цели наказания отражали две основные теории: абсолютная и относительная. Абсолютная теория рассматривала наказание как самоцель, независимую от каких бы то ни было результатов, которые могли быть вызваны его применением. Согласно этой теории, наказание имеет свои корни исключительно в прошедшем и поэтому должно рассматривать как нечто неизбежное, необходимое само по себе в силу требований высших законов.

Относительная теория исходила, прежде всего, из достижения путем наказания определенных целей. Само наказание, его существование оправдывается исключительно этими целями. Цель наказания, по мнению авторов, представляющих эту теоретическую позицию, состоит в том, чтобы заставить людей под страхом наказания воздерживаться от совершения преступных деяний.

В послеоктябрьский период в дальнейшей разработке проблем наказания и его исполнения, обосновании теоретических основ карательной политика Советского государства и ее реализации активное участие принимали ученые М.Н. Гер-нет, М.М. Исаев, А.А. Пионтковский, С.В. Познышев А.Н. Тройнин, Е.Г. Ширвиндт, Б.С. Утевский и др. Они внесли существенный научный вклад в разработку теории и практики формирования системы исполнения уголовного наказания в условиях социалистического государства.

Позиция ученых этого направления наиболее четко изложена в резолюции первого Всесоюзного совещания пенитенциарных деятелей (октябрь 1928 года). "Лишение свободы в различных ее формах установленных ИТК, - подчеркивается в резолюции, - является главным моментом, содержащим элементы воспитания к дисциплине и угрозы в Советском смысле этого слова. Поэтому работники различного типа пенитенциарных учреждений должны неуклонно выполнять установленные для этих учреждений правила режима. Всякие же попытки осложнить лишение свободы какими-либо должностными мероприятиями, непредусмотренными ИТК, являются результатом чуждой нам идеологии и, как противоречащие основным принципам Советского уголовного и исправительно-трудового законодательства должны быть осуждены"1. В резолюции отмечается, что опыт работы пенитенциарных учреждений Советского государства подтвердил обоснованность идеи "исправления" как основной цели исполнения уголовного наказания.2

Однако, к сожалению, не это направление научной мысли являлось определяющим в содержании карательной политики государства и ее реализации. В этом деле главная роль принадлежала Н.В. Крыленко, Д.И. Курскому, и, в особенности, А.Я. Вышинскому. Именно А.Я. Вышинский "теоретически" обосновал понятие широкого толкования классового подхода в содержании карательной политики пролетарского государства и ее реализации. "Основная цель советского суда и уголовного наказания, - считал он, - борьба с классом эксплуататоров. В этой борьбе весь смысл и оправдание нашего уголовного закона. Для пролетариата Закон только примерное указание, а не незыблемая божественная истина. В его социалистическом сознании нет места не для фетишей (божеств), ни для какого обожествления"8.

Позиция сторонников "неуклонного проведения классового начала" в формировании карательной политики государства нашла поддержку и закрепление в решениях V Всероссийского съезда деятелей юстиции (март 1924 года). Съезд, исходя из признания классового подхода решающим условием оценки характера преступления и лица его совершившего, определил свое понимание содержания карательной политики: не могут иметь место меры исправительно-трудового воздействия по отношению к заведомо классовым врагам, сознательно совершившим преступления и нарушившим законы Советского государства, в силу классовой ненависти, классовой психологии или прежних классовых навыков". Развивая указанное положение резолюции съезда, А.Я. Вышинский писал: "По отношению к этой категории преступников устанавливается, таким образом, жесткая линия наказания - изоляция. Здесь единственное средство воздействия - удаление из общества, окружение условиями, исключающими для преступника возможность проявлять свою классовую ненависть..., свою классовую психологию и свои классовые навыки. Здесь исправление бессильно и бесцельно"4.

В наиболее концентрированном виде позицию А.Я. Вышинского по отношению к роли государства в обеспечении законов отражают следующие разработанные им теоретические положения: "Подобно тому, как Советское государство в качестве государства пролетарской диктатуры не имеет ничего общего с так называемым "правовым государством", так и революционная законность не имеет ничего общего с "правовым формализмом"" выхолащивающим из советской законности ее революционное творческое начало"5. Таким образом, подводились теоретические основы и "правовая база" под реальную практику применения "законных" репрессий, определивших на долгие годы действительное содержание карательной политики государства.

Начиная с 30-х и до середины 50-х годов, особенно в период Великой Отечественной войны наблюдается свертывание теоретических исследований в области уголовной и исправительно-трудовой политики и практики.

Серьезные изменения, социально-этической жизни Советского государства, происходившие во второй половине 50-х годов, на основе расширения демократических начал, восстановления гуманистических принципов и укрепления законности в сфере исполнения уголовных наказаний, создали реальные возможности для глубокого исследования проблем уголовной репрессии, разработки на этой основе научно-обоснованных положений развития уголовного и исправительно-трудового законодательства. После многолетнего вынужденного застоя в конце 50-х годов и на протяжении 60-80-х годов возобновляются и продолжаются весьма интенсивные разработки теоретических проблем исполнения лишения свободы.

Начало этой деятельности положили исследования В.А. Артамонова, Н.А. Беляева, И.М. Гальперина, Н.И. Зато-родникова, В.Н. Кудрявцева, А.Е. Наташева, И.И. Карпепд, Л.Г. Крахмальника, Б.С. Никифорова, И.С. Ноя, А.Л. Ремен-сона, Н.А. Стручкова, И.А. Сперанского, Ю.М. Ткачевского, Б.С. Утевского, Н.Д. Шаргородского, В.М. Чхиквадзе. Дальнейшие исследования различных аспектов уголовно-правовой и исправительно-трудовой политики, законодательства и практики в сфере исполнения наказаний продолжили: Ю.М. Антонян, З.А. Астемиров, Л.В. БагриЙ-Шахматов, Л.А. Высотина, Л.В. Гуськов, А.И. Зубков, С.И. Кузьмин, А.С. Михлин, М.П. Стурова, И.В. Шмаров и др.

За последние годы в юридической науке весьма отчетливо проявилось одно из важнейших ее направлений, связанное с исследованием и анализом правовой природы и содержания системы исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы Советского государства на различных этапах его развития. Важнейшим стимулом таких исследований послужил социальный заказ обществу.

Актуальность исследования проблем исполнения, указанных видов наказаний обуславливается тем, что сложные и противоречивые процессы государственного и общественного развития, наряду с позитивными изменениями, вызвали бурный рост преступности, серьезные негативные явления в деятельности учреждений и органов, исполняющих наказания в виде лишения свободы. Разработка нормативной базы деятельности этих учреждений в новых условиях, правового механизма защиты личности в процессе исполнения уголовного наказания, совершенствование содержания средств и методов воздействия на осужденных, обеспечение их социальной реабилитации не мыслимы без глубокого и всестороннего анализа теории и практики исполнения уголовных наказаний на различных этапах развития Российского государства. Вместе с тем, многие вопросы, связанные с объективной оценкой содержания исполнения наказаний в виде лишения свободы, становлением их системы, сопоставлением целей и содержания этих видов наказания в различных политических и социально-экономических условиях прошлого и настоящего Российского государства длительное время оставалось без серьезного научного анализа. В работах советских и зарубежных ученых-пенитенциаристов тема царской тюрьмы отражена явно слабо. Практически не исследован период истории тюрьмоведения с февраля по октябрь 1917 года.

Что касается послеоктябрьского периода развития системы исполнения лишения свободы, то он, в подавляющем большинстве работ советских ученых-правоведов, особенно в учебниках по исправительно-трудовому праву, рассматривается исключительно с позитивной точки зрения", суть которой в безоговорочной его оценке как прогрессивного и единственно верного.

Реформы в сфере экономики, социально-политической системе Российского государства настоятельно требуют исследования их влияния на эффективность деятельности мест лишения свободы, дальнейшей разработки теоретических и практических проблем их реорганизации.


Глава I. ИСПОЛНЕНИЕ НАКАЗАНИЯ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ: ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ

§ 1. ЭВОЛЮЦИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА О НАКАЗАНИИ И ЕГО ИСПОЛНЕНИИ.

Исследованию природы наказаний, системы их исполнения традиционно уделялось немало внимания со стороны ученых в области права. Общую точку зрения на эту проблему советских ученых-правоведов, на наш взгляд, наиболее полно отражает положение, что эволюция наказания зависит, прежде всего, и главным образом от изменений общественного строя, а в соответствии с этим от изменений в этике, идеологии, выборе средств борьбы с преступностью.

Понятие наказание пришло к нам из глубины веков, оно является необходимым элементом правовых источников, на основе которых формировались первые государственные законодательные акты. Но мы можем предположить, что наказание, как средство воздействия, появилось задолго до появления каких либо правых документов.

Ряд обстоятельств, по нашему мнению, предопределили появление наказания. В их числе, прежде всего, необходимость совместного сожительства и продолжение жизни требовали создания на первых порах определенного характера взаимоотношений, подчинение которому давало возможность сохранить и продолжить жизнь. Отсюда - защита личности и ее интересов.

С появлением власти, когда обычай уступил место праву, наказание становится инструментом обеспечения господства экономически сильных групп, что, в свою очередь, ходом исторического развития определяло их политическое положение, требовало сосредоточения в их руках командных функций. Чтобы повелевать, необходимо располагать действенным средством. Таким средством и являлось наказание, ставшее непременным атрибутом правовых актов зарождающегося Российского государства. Первым крупным нормативным актом в области уголовного права в период становления Российского государства явился Судебник 1497 года, как результат внутриклассовой борьбы феодалов и инструмент подавления неимущего класса. Это последнее и предопределяло его основную суть. Неопределенность понятия преступного деяния, трактовка его в законе как "иное какое лихое дело" раскрывало широкий простор для произвола власти имущих, давало возможность подводить под наказание любое действие, которое, по мнению правящего класса, могли принести ему ущерб8.

Универсальный выход в решении сословных противоречий между правящем классом и угнетаемым царь и его окружение видели в усилении репрессий. Для утверждения своего единовластия, например, царь Иван IV вводит специальный репрессивный аппарат - опричнину, наделяя его правом внесудебной расправы. 9. Однако опричнина не в состоянии была путем внесудебных репрессий обеспечить решение всех вопросов, касающихся поддержания порядка в государстве. Поэтому естественным шагом в реализации карательной политики Российского централизованного государства является Судебник 1550 года.10. Сохранив виды наказания, предусмотренные Судебником 1497 года, он в значительной мере расширил сферу их применения и в то же время впервые вводит новый вид наказания - тюремное наказание. Санкции, предусматривающие тюремное заключение, содержатся в двадцати из ста статей Судебника. Причем, в нем не указываются сроки тюремного заключения. Оно применяется, как правило, в сочетании с другими видами наказания.

С утверждением централизованной власти развивается и совершенствуется аппарат принуждения, признанный защитить эту власть. Защита эта, главным образом, обеспечивается системой наказаний, проявляющихся в самых жестоких репрессивных формах, закрепленных в законодательстве. Пример тому - Соборное уложение 1649 года. Уложение на первое место ставит защиту интересов церкви и государственной власти в лице "царского величества", вводит наиболее суровые меры наказания виновных, в том числе и сожжение. Наличие умысла, направленного против здоровья государя, влекло за собой применение крайней меры наказания - смертной казни.

Соборное уложение определяет различные способы совершения смертной казни виновного: "казнити, зжечь", "казнити смертию, залити горло", "казнити смертию, повесить против неприятельских полков", "казнити, живу окопати в землю", "казнити смертию безо всякой пощады". Расширяется перечень статей до 57, которые предусматривают смертную казнь за совершение преступных деяний. Более 90 статей Уложения содержат санкции наказания виновных "бити батоги и бити кнутом".

Соборное уложение вводит понятие рецидива, а также новые виды наказания, в числе которых довольно значительное место занимает членовредительство в виде "отсечь руку", "отрезать левое ухо", "урезав правое ухо", "пороги ноздри и носы резати".

Характерным признаком рассматриваемых правовых актов Российского государства является публичность исполнения наказания в виде смертной казни, телесных повреждений и членовредительства, чтобы "на то смотря иным не повадно было так делать". Впервые в карательной политике Соборное уложение предусматривает такие виды наказания, как ссылка "в Сибирь на житье на Лену", а также посылка в "украинные городы, где государь укажет", а также неопределенный вид наказания "что государь укажет".

В Уложении дальнейшее развитие получило наказание в виде тюремного заключения, которое входит в сочетании с другими видами наказания в санкции пятидесяти статей. Устанавливаются как определенные сроки тюремного заключения, в зависимости от тяжести совершенного деяния, так и неопределенные - "до государева указу".

Соборное уложение определяет источники выделения средств на строительство тюремных зданий и содержания тюремного аппарата. В Москве на эти цели деньги выделялись "из Разбойного приказу государевою казною", на местах на тюремные расходы велено "збирать деньги с тех же посадских и сошных людей".

В Соборном уложении закладываются основы управления тюремными делами. В городах згу функцию исполняют губные старосты. Им вменяется в обязанность регулярный осмотр тюрем и проверка несения служб тюремными стрельцами. Цель тюремного заключения выражена четко - изоляция арестантов.

Что касается условий и порядка содержания заключенных, то эти вопросы указанным нормативным актом не регламентировались, а отдавались на усмотрение тюремного начальства.

Тенденция к усилению карательной политики в обеспечении защиты интересов господствующего класса характерно для законодательной деятельности Петра I в области уголовного права.

Артикул воинский 1715 года, вводит не только новые виды наказаний, но и в значительной мере расширяет применение смертной казни. Ее применение как самостоятельного вида наказания, так и наряду с другими наказаниями содержали санкции 101 артикула из 209 указанного нормативного акта. Артикул воинский указывает на способы лишения жизни преступников: сожжение, колесование, отсечение головы, артибузирование (расстрел), повешение. Вводятся новые виды телесных наказаний - заключение в железо, гоня-ние шпицрутенами, отсечение сустава, прожжение раскаленным железом языка.

Наряду с тюремным заключением, Артикул воинский предусматривает виды наказания, связанные с лишением преступника свободы - посылку на каторгу на время или же ссылку на галеру, наказание заключением12. Впервые в российском законодательстве появляется вид наказания, содержанием которого является не только изоляция преступника, но и использование его труда на каторжных работах, строительстве крепостей, фортов, оборонных сооружений.

Для характеристики карательной практики петровских времен представляет особый интерес перечень наказаний, содержащихся в законодательном акте 1715 года "Краткое изображение процессов или судебных тяжб". Суть их и порядок применения изложены следующим образом:

Обыкновенные телесные наказания "суть то, егда кто ношением оружия, сиречь мушкетов, седел, також заключением, скованней рук и ног в железа и питания хлебом и воды точию или на деревянных кольям ходить, или битием батогов".

Жестокие телесные наказания "егда кто тяжелым заключением наказан, или сквозь шпицрутен и лозы бегати принужден; таков же, егда от палача (кнутом) бит и запятнан железом или обрезанием ушей, отсечением рук или пальцев казнен будет, то ж ссыланием на каторгу вечно или на несколько лет".

Наказания смертные "чинятца застрелением, мечем, виселицею, колесом, четвертованием и огнем".

Здесь же содержится описание совершенно нового вида наказания, рассчитанного на применение к представителям господствующего класса - лишения чести. Легкое нарушение чести "суть, егда который начальный человек чину извержен или без заслуженного жалования и без пасу (или отпускного письма) от полку отослан, или из государства нашего выгнан будет".

Тяжелое нарушение чести когда "имя на виселице прибито, или шпага его от палача переломлена, и вором (шелм) объявлен будет".13. Последствия лишения чести были весьма тяжелыми. Ошельмованный, т.е. лишенный чести, не мог выступать в качестве свидетеля, он не мог искать защиту у суда против грабителей, лиц нанесших ему побои или ранения. Ответственность наступала лишь в случае его убийства.

Он лишался общения в кругу господствующего класса. Лица, нарушающие этот запрет, сами подлежали наказанию.

Петровское законодательство расширяет виды наказания, связанные с лишением свободы. Регламентом Главного Магистра 1721 г. предлагается устройство во всех городах смирительных домов "ради таких людей, которые суть непотребного жития и невоздержанного, расточительны, рабы непотребные, которых уже никто в службу не приемлет, здоровые нищие и гуляки, которые не хотя трудится о своем пропитании ядять хлеб воотще, и сии им подобные".14.

При Петре I широкий размах получила практика лишения свободы, связанная с использованием труда заключенных на крепостных работах, впоследствии получивших название арестантских рот. Нуждаясь в огромном количестве рабочих рук для осуществления планов преобразования России, правительство Петра I использует преступника в качестве даровой рабочей силы, не требующей государственных затрат, а, напротив, представляющей широкие возможности для извлечения максимальной выгоды. Заключенные используются на гребных судах (галерах или каторгах), на строительстве крепостей, гаваней, в рудниках и на добыче соли.

Следует обратить внимание на одну особенность карательной политики в Российском государстве. Она заключается в том, что наряду со светскими судами право наказания предоставлялось и церковным судам. На положение лиц, состоявших при церкви во главе с духовенством обращает внимание профессор В.О. Ключевский. Он подчеркивает, что "это был не особый класс, а целое общество церковных людей, параллельное мирскому, со своим управлением и судом, с исключительными привилегиями".15.

Это положение основывалось на решении церковно-земского Собора 1551 года, документы которого были обобщены в сборнике постановлений, получивших название Стоглава. Церковная юрисдикция отделялась от светской. Священнослужителям запрещалось прибегать к защите светского суда.

Церковь, как никакой другой орган в государстве, в карательной политике обеспечивала строго индивидуальный подход к определению и исполнению наказания в зависимости от положения, ранее занимаемого виновным в иерархии религиозных служителей. Что касается простых людей, подвергшихся наказанию церковного суда, то они содержались в ужасных условиях. Недаром монастырские тюрьмы представляют самую страшную картину в системе тюрем России.

Судя по историческим описаниям, монастырские земляные тюрьмы представляли собою вырытые в земле ямы в 3 аршина глубины; края у них обложены кирпичей; крыша состояла из досок, на которых была насыпана земля. В крыше находилось небольшое отверстие, закрываемое дверью, запирающейся на замок, в которое поднимали и опускали узника, а также подавали ему пищу. В подобных тюрьмах во множестве водились крысы, которые нередко нападали на беззащитного узника; были случаи, когда крысы объедали нос и уши у сидевших в подземной тюрьме преступников. Давать им что-либо для защиты от этих мелких хищников строго воспрещалось. Монастырские тюрьмы продолжали существовать и в XIX столетии.

Карательную политику в Российском государстве отличает отсутствие четкого определения понятий преступления и наказания, а также наличие множественности субъектов, которым предоставлено право определять деяния преступными и применять в отношении лиц, их совершивших наказания. Теоретически обосновывая "законность" и произвол правящего класса в отношении угнетенных профессор Н.С. Таганцев вводит понятие особого вида дисциплинарной власти - право отдельных частных лиц "подвергать взысканиям за известные нарушения лиц, находящихся по отношению к ним в состоянии подчиненности вследствие особых государственных или общественных условий". Рассматривая эту проблему, он пишет, что "с наиболее широким объемом выделялась из этой группы властей патримониальная власть помещика над своими крепостными... Эта власть по самому закону, была прямою заместительницею власти государственной, облеченная весьма обширною карательную властью. Достаточно припомнить, например, что по проекту Елизаветинской комиссии правам дворянства давалось такое определение: дворянство имеет над людьми и крестьянами своими мужского и женского пола и над имением их полную власть без изъятия, кроме отнятия живота, наказания кнутом и произведения над ними пытки. Далее указами 1749 и 1760 г.г. помещикам дано было право ссылать своих крестьян на поселение за предерзостные поступки, лишь бы ссылаемые были не старее 45 лет и годны к работам..."16

В 1765 году Сенат направляет губернаторам указы, на основании которых помещики получали право "за предерзостное состояние" отдавать своих людей в каторжную работу Адмиралтейс-коллегии на срок, который они сами посчитают необходимым"17.

Нередко сами помещики, издавая собственные нормативные акты определяли преступными деяния и меры наказания за их совершение. К примеру, крупнейшим помещиком графом Румянцевым такой акт был издан в 1751 году, который носил название "Пункты, по которым имеют во всех низовых наших вотчинах управители, приказчики, старосты за разные преступления крестьян наказывать". Этот своеобразный кодекс, акт помещичьего произвола предусматривал наказание в виде штрафа, битья батогами, заключения в железо, сдачу в рекруты, содержания на цепи, сечения плетьми "бить жестоко или бить столько, сколько будет угодно обиженному"18.

В бесправном обществе правящий класс основное средство защиты своих интересов видит в насилии и подавлении. В то же время законы общественного развития требуют корректировки объема насилия, ибо в безграничном его применении надо видеть и разрушительную силу, которая является адекватным ответом со стороны масс, в отношении которых это насилие направлено. И это обстоятельство заставляет правительство лавировать. Публичные казни, телесные наказания вызывали озлобление, резкий протест со стороны народных масс. Поэтому самодержавие все чаще стало обращаться к использованию иных мер наказания и прежде всего тюремного заключения.

Одновременно оно пыталось в какой-то мере ограничить произвол тюремного персонала, внести элементы организованности и единообразия в систему исполнения наказания в виде лишения свободы.

Благо, что на развитие российского законодательства и пенитенциарной практики большое влияние оказывала западноевропейская передовая по тому времени уголовноправовая мысль. Прежде всего в этом деле следует выделить идеи Великого итальянца маркиза Чезаре Беккариа, актуальность которых не утратила значения и в наш просвещенный век. Изданный им, в 1764 году трактат "О преступлениях и наказаниях" по сути дела явился основным источником теоретического обоснования развития системы уголовных наказаний и практики их исполнения. В этом классическом правовом произведении Беккариа заложил принципиальные положения в области борьбы с преступностью, в числе которых прежде всего выделил гуманное отношение к преступнику, отказ от применения смертной казни в качестве меры уголовного наказания, замены ее тяжелой работой, дающей возможность преступнику искупить тяжкий долг перед обществом.

Рассматривая принцип справедливости как результат соотношения между деятельностью в обществе и его постоянно изменяющимся состоянием. Беккариа делает важный теоретический вывод об изменении содержания понятия справедливости в зависимости от "степени необходимости или полезности этой деятельности для общества". Единственным истинным мерилом преступления, по его утверждению, должен служить вред, причиненный обществу.

Основополагающим принципом уголовного права, по мнению Беккариа, является законность наказания. Наказания за преступления могут быть установлены только законом, никто не может быть признан преступником до вынесения приговора. Что касается целей наказания, то они, суть предупреждение новых преступных деяний со стороны преступника, наносящих вред его согражданам, а также удержание других от подобных действий. Однако наказание, вместе с тем не должно причинять преступнику значительных физических страданий. Пытки, применяемые в процессе следствия, являются не чем иным как мерзким способом добывания истины.

Относительно жестокости Беккариа бескомпромиссен: жестокость-отрицание завоеваний в области морали просвещенного разума. Соразмерность между преступлением и наказанием должна определяться тяжестью преступления. Сегодня несомненно актуален его вывод, что "самое верное, но и самое трудное средство предупреждения преступлений заключается в совершенствовании воспитания".

Примечательно, что в своем большинстве идеи Беккариа были использованы в России при разработке законодательства в сфере тюрьмоведения. При непосредственном участии Екатерины II и под ее редакцией был подготовлен проект "Положения о тюрьмах", в основу которого были заложены принципиальные положения и выводы Беккариа, а также использован опыт организации тюремных систем передовых европейских государств.

Проект предусматривал раздельное содержание заключенных в зависимости от пола, тяжести совершенных ими преступлений, вида наказания. В проекте излагались требования к устройству тюрем, обеспечению режима, организации управления, подготовке тюремного персонала.

Однако характерная для екатерининских времен декларативность законодательных предположений, в чем неоднократно признавалась сама Императрица, отрыв их от реальной действительности явились причиной того, что проект "Положения о тюрьмах" разделил судьбу многих прогрессивных законодательных актов. Его реализация ни в организационном плане, ни в финансовом отношении не была обеспечена.

Правительству, с учетом реальной жизни, необходимо было также определиться с наказанием и его исполнением в отношении многочисленной категории мелких правонарушителей. В этих целях во всех губерниях в ведомстве Приказов общественного призрения в 1775 году предписывалось организовать работные дома "дабы работой доставити прокормление неимущим", как добровольно приходящим, так и присланным надлежащими властями на время или навсегда. В это же время учреждаются в губернских городах в ведомстве Приказов общественного призрения смирительные дома "ради таких людей, которые суть непотребного невоздержанного жития". В эти дома направлялись люди на время или навсегда по предписаниям губернских правлений, или по приговору суда, или по требованию родителей, родственников, помещиков и хозяев. Труд для указанной категории арестантов был обязателен. Законом 1781 года о суде и наказании за воровство разных родов вводится еще один вид наказания - заточение в рабочий дом19.

Постепенно институт лишения свободы в общей системе наказаний стал занимать все более значительное место. Наиболее стесняющим возможность для преступника располагать собой и своими действиями, по словам профессора Н.С. Таганцева, является "тюремное заключение, то есть принудительное помещение виновного в замкнутое пространство или здание на срок или навсегда"20.

Возрастание роли тюремного заключения в системе карательных мер вызвало необходимость разработки правовых актов, регламентирующих порядок и условия исполнения данного вида наказания. Прежде всего в целях обеспечения тюремной дисциплины были упорядочены вопросы правового статуса тюремной администрации.

В законе "Учреждение об управлении губерниями 1776 года" применительно к тюрьме была закреплена норма, предоставляющая тюремной администрации право телесного наказания заключенных за нарушение установленных тюремных правил. Кстати сказать, правил, установленных самой администрацией, ибо общая для всех тюрем инструкция, проект которой начал разрабатываться в 1828 году была утверждена Комитетом Министров лишь 26 мая 1831 года21. Инструкция на долгие годы определила правила внутреннего тюремного распорядка. Она подробно регламентировала практически все стороны организации тюремного быта. В соответствии с положениями главы первой, например, устанавливался круглосуточный прием вновь прибывших арестантов, вводилось обязательное медицинское их освидетельствование.

В других главах регламентированы вопросы вещевого довольствия, организации тюремного распорядка, обеспечения разделенного содержания лиц из имущественных сословий и черни Инструкция предусматривала использование для исполнения телесных наказаний "заплечных мастеров" из числа заключенных. В целях обеспечения их безопасности, согласно инструкции, они должны содержаться изолировано от основной массы заключенных в отдельных помещениях.

В рассматриваемый период возрастает внимание церкви к организации тюремного быта, активизируется участие священников в религиозном воспитании заключенных. Активно проводится работа по объединению усилий тюремщиков и церковных служителей в формировании законопослушной личности. Для организации церковных служб предусматривается строительство в тюрьмах церковных зданий. Инструкция подробно регламентировала правовое положение церкви, священнослужителей, а также порядок отправления религиозных обрядов.

М.Н. Гернет, обращая внимание на декларативность многих положений инструкции в части касающейся организации труда, медицинского обслуживания, обеспечения раздельного содержания арестантов (исключая представителей привилегированных сословий), подчеркивает, что в ней "много такого, что не могли и не хотели делать".

Тюрьмоведение являясь инструментом карательной политики, средством обеспечения классовых интересов, неразрывно связано с внутренней политикой государства; сохраняя основную свою сущность, оно постоянно вынуждено приспосабливаться к формам государственного правления.

Военные поражения в Крымской войне, крестьянские волнения, принимающие все более угрожающий размах, вынудили царское правительство искать выход в проведении частичных реформ, дававших возможность сохранить основы существующего строя. По повелению Александра II, который полагал, что лучше освободить крестьян сверху, чем ждать когда они свергнут правительство снизу, была осуществлена крестьянская реформа 1861 года, но своему содержанию носившая характер буржуазной реформы - крестьян освободили от земли и без земли.

Открытое пренебрежение интересами крестьянства не могло не вызвать с его стороны сопротивления утверждению новых общественных и государственных отношений. Естественной ответной реакцией на крестьянские выступления были расстрелы, военные экзекуции, насилие - с одной стороны, модернизация действующего законодательства, в том числе и уголовно-пенитенциарного - с другой. С целью усиления воздействия на крестьянские массы вводится институт мировых судей, а также система исполнения приговоров, выносимых мировыми судьями - дома заключения для подвергаемых аресту.

20

Утвержденное царским указом от 1 января 1864 года Положение о земских учреждениях предусмотрело изъятие расходов по тюремной части из числа губернских земских повинностей и отнесло их на счет государственных земских повинностей, ибо централизация строительства тюрем потребовала концентрации материальных ресурсов в руках государства. В то же время правительство не изменило порядок, в соответствии с которым содержание домов заключения для отбывания наказания в виде лишения свободы по приговорам мировых судей обеспечивалось за счет местных земских средств.



Законом от 4 июля 1866 года определялись общие условия устройства домов заключения для подвергаемых аресту по приговорам мировых судей и содержания в них арестантов: положенность жилой площади на каждого арестанта, размещение осужденных по полу, возрасту и сословиям, снабжение одеждой и бельем, организация питания, порядок подачи разрешения жалоб, требования к соблюдению дисциплины и меры наказания за их нарушение и т.д.22 Разработку местных инструкций по регулированию указанного вида наказания закон отнес к компетенции губернских земских собраний.

Характерной особенностью изданных инструкций по управлению арестными домами является ярко выраженный сословный подход к условиям содержания арестантов. Так инструкция, составленная Пензенским земским собранием, предусмотрела порядок, при котором "количество кормовых денег, определенное заключенным уездными земскими собраниями следует назначить для подвергнутых аресту без различия пола и возраста в одинаковых размерах для всех лиц, принадлежащих к низшим сословиям и в другом большем первого, но также одинаковым, для всех присужденных к аресту из высших сословий28.

Переложив в основном обязанности по решению вопросов, связанных с поддержанием порядка и борьбы с правонарушениями, не представляющими большой опасности для классовых интересов, на местные губернские и уездные учреждения, правительство главное внимание концентрирует на отработке системы мер, обеспечивающих, по его мнению, надежную защиту основ государственного строя. Продолжается активная работа по строительству тюрем. Для этих целей законом от 22 апреля 1868 года к специальным средствам Министерства внутренних дел причисляется капитал, составляющийся из сборов на устройство зданий присутственных мест и тюрем, который получает название "сборного тюремного капитала". Право его расходования предоставлялось Министру внутренних дел по предварительному соглашению с Министерством финансов и Государственным контролером.

К этому времени перечень наказаний, предусмотренных уголовным законодательством был расширен и значительно видоизменен. Он включал: смертную казнь, ссылку на поселение в Сибирь с лишением всех прав состояния, ссылку в Сибирь без лишения всех прав состояния, заключение в крепость, высылку за границу, ссылку на каторгу без срока, ссылку на каторгу на срок от 4 до 15 лет, ссылку на поселение на Кавказ, ссылку на житье в Сибирь или иные отдаленные губернии, заключение в исправительном доме на время от одного года до шести лет, заключение в исправительные арестантские отделения гражданского ведомства, заключение в рабочий дом, заключение в смирительный дом, заключение в тюрьме на время от двух недель до одного года, арест до трех месяцев, конфискация всего имущества, денежные взыскания, выговоры.

Законодательство приспосабливаясь к новым условиям, обеспечивало преемственность ранее действующих законов, по-прежнему сохраняло жестокость и в то же время утонченную, изощренную направленность подавления личности, особенно в отношении представителей правящего класса, выступающих за изменение формы правления. Появляется понятие государственного, политического преступника. Против них, главным образом, вводятся новые виды уголовного воздействия.

Шельмование, широко использовавшее в качестве наказания в петровские времена, получило свое развитие при появлении нового вида наказания - лишения прав состояния. Свод уголовных законов 1832 года установил два вида такого наказания: лишение всех прав состояния и частичное их лишение. Первое назначалось в качестве дополнительной меры наказания при осуждении к ссылке на каторжные работы или на поселение, отдаче в солдаты, публичному наказанию кнутом или плетьми для не изъятых от телесных наказаний. Для дворян оно заключалось в лишении дворянства, для духовенства - в лишении духовного сана, для почетных граждан - в лишении присвоенных прав. Во всех случаях применение этого наказания сопровождалось лишением чинов, чести, доброго имени, наград и знаков отличия с изъятием грамот и аттестатов. В Своде уголовного законодательства 1842 года уточняется редакция этого вида наказания которая предусматривает, в случае осуждения преступника к каторжным работам или ссылки на поселение, лишение прав семейных и собственности. Второй вид - определил лишение чинов, запрет занимать должности властно-распорядительного характера, ограничение права пользования, приобретения и распоряжения имуществом, а также права представительства.

В каждом конкретном случае суд четко квалифицировал состав ограничения.

Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года вводит три вида лишения прав: лишения всех прав состояния, сопровождающееся лишением прав семейственных и собственности; лишение всех особенных прав и преимуществ, лично или по состоянию осужденного ему присвоенных; лишение некоторых особенных прав и преимуществ лично или по состоянию осужденного ему присвоенных".

Представляет интерес записка проф. Таганцева Н.С. по вопросу о наказании лишением прав, направленная им в комиссию Государственного Совета о тюремном преобразовании. На основе анализа истории возникновения и развития данного вида наказания, автор записки приходит к выводу, что суть этого карательного института составляет идея бесправия личности, в силу которой, подобно умершему естественной смертью, преступник становится вне всякого право обращения и правовой защиты.

Он указывает, что за исключением российского уголовного законодательства, указанный вид наказания в кодексах Западной Европы отменен. Россия же с трудом отказывается от устаревших понятий, форм и средств насилия26.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница