Тема 3. Социально-психологические аспекты организации процесса психологической помощи



страница2/10
Дата21.05.2016
Размер2.72 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Тема 3. Социально-психологические аспекты организации процесса психологической помощи

  1. Структура ситуации оказания профессиональной психологической помощи.

  2. Технология заключения контракта на оказание психологической помощи.

  3. Оценка эффективности психологической помощи.


Вопрос 1. Как следует из рассмотрения предыдущей темы, далеко не во всех случаях, которые расцениваются человеком в качестве проблемных, возникает потребность именно в профессиональной психологической помощи. Да и не всегда психологическая помощь, оказываемая специалистом, является профессиональной: психолог может оказывать и бытовую психологическую помощь. В этом качестве он ничем не отличается от любого другого человека - непсихолога, который может помочь справиться с возникшей проблемой при условии доверительных, конфиденциальных отношений, обеспечивающих психологическую безопасность личности. Люди далеко не всегда хотят что-то менять в себе, когда они оказываются не в состоянии самостоятельно справиться с проблемой. Поэтому прежде чем начинать оказывать профессиональную помощь психологу следует определить, является ли эта ситуация консультативной или, возможно, человеку просто необходимо «выговориться», снять с себя груз проблемы, ничего не меняя.

Консультативной ситуацией можно назвать только такую ситуацию, которая содержит все пять нижепречисленных признаков-элементов.

Структура ситуации профессиональной психологической помощи:


  1. Клиент (человек, который активно ищет помощи в виде изменения).

  2. Специалист (человек, который может оказывать профессиональную помощь благодаря образованию, опыту и воспринимается в качестве человека, способного помочь).

  3. Психологическая теория, которая определяет нормальность или ненормальность, объясняет возможные причины, динамику проблемы, механизмы ее существования и дает прогноз.

  4. Набор процедур, используемых для решения проблемы (которые вытекают из теории).

  5. Специальные профессиональные отношения (контрактность).

Рассмотрим каждый компонент отдельно.

Клиент. Далеко не всякий человек, испытывающий затруднения в личном, профессиональном или межличностном аспектах своей жизнедеятельности, является клиентом. Клиентом психолога может быть только тот, кто осознал необходимость изменения чего-либо в себе. Психологическая помощь предполагает изменения только в психической сфере, которая традиционно разделяется на когнитивный, эмоциональный и поведенческий компонент личности в проблемной ситуации.

Трудности в жизни людей возникают не только в связи с действием личностных факторов. На возникновение трудностей и проблем влияют социальные, организационные, политические, правовые, экономические и многие другие факторы. Психолог может воздействовать только на внутриличностные и социально-психологические механизмы возникающих проблем. Поэтому перед тем, как оказывать профессиональную психологическую помощь, специалисту следует, во-первых, выделить для себя психологическое содержание возникшей у человека проблемы. А затем определить, чего ожидает обратившийся за помощью человек, желает ли он/а каких-либо изменений в сфере, доступной для психологического воздействия, или ему/ей достаточно бытового уровня психологической помощи.

Поскольку профессиональная помощь связана с достижением изменений в психической или социально-психологической проблемной области, оказать такую помощь можно только при активном участии самого человека, который добровольно, сознательно, основываясь на достоверной информации о текущем состоянии проблемы, перспективах и возможностях изменения, имеет четкие намерения решать проблемную ситуацию именно через изменение себя. Другими словами, человек, имеющий проблему, является клиентом только в том случае, если он/а добровольно и активно желает достижения изменений в психической или социально-психологической области возникшей проблемы. Если человек не имеет такого намерения, то для формирования ситуации оказания ему/ей профессиональной психологической помощи необходимо провести дополнительную работу по мотивированию на такие изменения, по формированию намерения что-то изменить. Как правило, люди не хотят ничего менять, потому что просто не знают убедительных лично для них доводов, способных побудить к изменению. Для этой цели можно использовать особую процедуру мотивационного интервью, которую мы рассмотрим позднее.

Специалист. В личности специалиста, профессионально оказывающего психологическую помощь, можно выделить три основных компонента: теоретический, практический и личностную готовность.

Поскольку целью профессиональной психологической помощи выступает изменение личности клиента, возникают вопросы обоснованности применяемых способов воздействия, их соответствия решаемой проблеме, возможности воздействия на причины проблемного состояния, уверенности в достижении поставленных целей. Любая помощь основывается на знании. В бытовой психологической помощи, нацеленной на поддержку, достаточно конкретно-ситуативных знаний, получаемых в процессе своей жизни (житейского знания), или обобщенного знания о людях, получаемого в общении в относительно замкнутых группах (обыденного знания). При необходимости изменения у любого человека возникает потребность быть уверенным в том, что изменение не нанесет вреда, и предвидеть возможные последствия воздействия на его личность. Житейского и обыденного знания в этом случае оказывается недостаточно. Клиент должен быть уверен, что воздействие психолога основано на знании, которое может быть распространено на любой конкретный случай из практики (в том числе и его), что это знание имеет обобщенный характер и может объяснить причины происходящего, в том числе, даже если сам психолог никогда не сталкивался с подобным опытом в личной жизни, а также что это знание обладает прогностическими возможностями (дает определенные гарантии разрешения заявленной проблемы). Всем этим условиям отвечает только научно-теоретическое психологическое знание. Ведь научное знание исторически возникло с целью объяснения различных феноменов, их познания для последующего изменения, преобразования действительности и предвидения последствий развития (или целенаправленного изменения) того или иного феномена.

Объяснительная, прогностическая и инструментальная функции науки (от лат. scientia – знание) опираются на то, что научное знание отличается от житейского и обыденного систематичностью (а не фрагментарностью) и доказательным выведением знания из неких основополагающих принципов, базовых понятий, в которых фиксируется суть описываемого феномена. Та или иная психологическая теория позволяет разложить проблему клиента «по полочкам», определить существенное и несущественное (с точки зрения объяснительных принципов) в проблемной ситуации. Теория выступает своего рода «картой-схемой», накладываемой на проблему клиента, которая упорядочивает излагаемые факты, располагает их в причинно-следственных связях, описывает механизм возникновения проблемы, на который и нужно будет воздействовать в ходе оказания помощи клиенту. Теория оказывает влияние на понимание сути проблемы клиента. Без теории психолог будет действовать методом проб и ошибок, рискуя сделать неверный шаг, и не достичь требуемого результата. Теория также помогает лучше понимать происходящее с клиентом и психологом в процессе оказания помощи, позволяет психологу предсказывать, оценивать и улучшать результаты своих действий.

В общем, психологическая теория определяет нормальность или ненормальность какого-либо состояния, объясняет возможные причины, динамику проблемного состояния, механизмы ее существования, дает прогноз дальнейшего состояния клиента (если ничего не менять), а также предлагает возможные способы изменения этого состояния, которые должны привести к желаемому результату.

А.В. Бой и Дж. Пайн выделили шесть функций теоретической подготовки психолога, которые помогают оказывать профессиональную помощь [приводится по 2, 66]:

1. Теория помогает обнаружить внутреннее единство и взаимосвязь разнообразных проявлений проблемы в жизни клиента.

2. Теория заставляет исследовать отношения, которые зачастую находятся вне поля зрения клиента.

3. Теория предоставляет ориентиры в работе.

4. Теория помогает сконцентрировать на важной (с точки зрения объяснительных принципов описания проблемы) информации, указывает, что нужно искать.

5. Теория помогает прогнозировать изменения в личности и поведении клиента.

6. Теория помогает оценивать старые и находить новые подходы к оказанию психологической помощи.

Таким образом, человек, оказывающий профессиональную психологическую помощь должен иметь адекватную теоретическую подготовку, иметь высшее психологическое образование. Это позволит ему не просто оказывать человеку в проблемной ситуации поддержку, но осуществлять изменения личности и поведения клиента с предполагаемым результатом. Однако одного теоретического знания, конечно же, явно недостаточно. Специалист также должен владеть вытекающими из теории методами и способами (методиками) оказания психологической помощи, иметь опыт оказания такой помощи, иметь навыки применения помогающих методик в разнообразных ситуациях и обстоятельствах. Для этого специалист должен пройти практическое обучение в т.н. методических тренинговых группах и в практической работе под руководством супервизора (напр., в качестве ассистента психолога или в парапрофессиональных службах типа «молодежный телефон доверия», где работа осуществляется в составе бригад).

Важно, чтобы клиент видел в психологе специалиста, способного помочь. Этому способствует формирование своего имиджа как специалиста. Для этих целей целесообразно формировать у клиента образ себя как профессионала: вывешивать в кабинете или в приемной сертификаты, дипломы, фотографии, указывать всяческие регалии, которые были получены специалистом в подтверждение своего образования и квалификации. Целесообразно также учитывать соответствие внешнего облика представлениям клиента о специалисте, а также проводить работу по целенаправленному формированию адекватного профессионального образа психолога в представлениях людей. Наконец, человек, оказывающий профессиональную психологическую помощь, должен иметь личностную готовность это делать.

К личностной готовности, во-первых, относятся мотивы выбора профессии психолога-практика. Важно сразу обратить внимание на «нездоровые» мотивы. Мотивы выбора помогающей профессии не должны базироваться на внутренних неразрешенных психологических конфликтах. Потому что в противном случае психолог будет не столько помогать другому, сколько решать свои проблемы за счет клиента, т.е. фактически обманывать его. Кроме того, наличие внутриличностных конфликтов, схожих с проблемой клиента, вызывает проекцию своей проблемы на проблему клиента, что мешает беспристрастной оценке и анализу ситуации, искажает восприятие психологом ситуации клиента. Однако если психолог регулярно посещает психотерапевтические сессии у другого специалиста, разрешает свои внутренние конфликты, то он повышает свою личностную готовность к оказанию психологической помощи.

Другим нежелательным мотивом для оказания психологической помощи выступает желание власти, манипулирования другими людьми. Как известно, благими намерениями выстлана дорога в ад: нельзя обманом и принуждением сделать людей счастливыми, как нельзя обеспечить удовлетворение своих желаний за счет других людей.

Не менее опасна мотивация оказывать психологическую помощь из любви к людям, поскольку в этом случае специалист может претенциозно верить, что все проблемы могут быть разрешены, а он является своего рода мессией, посланником Божьим, призванным улучшить мир. Люди могут видеть свое счастье не таким, каким оно представляется психологу.

Исходя из сказанного, наиболее важной личностной характеристикой психолога выступает осознание меры своей ответственности: психолог всего лишь откликается на запрос другого человека, чтобы помочь ему справиться с проблемной ситуацией, опираясь на свои реальные возможности. Психолог не может нести ответственность за клиента, поскольку именно клиенту необходимо что-то изменить в этой ситуации, и он должен нести ответственность за свое решение. Психолог всего лишь помогает реализовать решение клиента, опираясь на научно-теоретическое знание.

Личностно готовый к оказанию помощи психолог опирается на рефлексию своих желаний помогать и на рефлексию своих помогающих отношений с клиентом (чтобы не переходить границу ответственности), тогда как личностно неготовый психолог опирается только на свою Я-концепцию, не принимая Я-концепцию другого человека.

В определении личности, свободной от психологических проблем, и потому – способной эффективно оказывать профессиональную психологическую помощь другим, - можно акцентировать внимание на понятии аутентичности (подлинности существования). Выделяют три основных признака аутентичности: 1) осознание настоящего момента жизни, 2) выбор адекватного способа жизни в настоящий момент, 3) принятие ответственности за свой выбор. Аутентичность выражается в искренности по отношению к клиенту – как в непосредственных реакциях, так и целостном поведении. Психологические проблемы большинства людей базируются на том, что они много психической энергии тратят на проигрывание неприятных для них социальных ролей. Аутентичный консультант является примером адекватного гибкого поведения.

Еще одним необходимым качеством выступает толерантность к неопределенности. Психологу необходима уверенность в себе в ситуациях неопределенности, поскольку он никогда не знает заранее, с каким клиентом или какой проблемой придется столкнуться, какие решения придется принимать. Уверенность в собственной интуиции, адекватности чувств, убежденность в правильности принимаемых решений, способность рискнуть – помогают перенести напряжение, создаваемое неопределенностью первого контакта с клиентом.

Основным инструментом оказания психологической помощи является установление помогающих отношений. Отношения формируются и развиваются в общении. Поэтому к личностным характеристикам, необходимым консультанту в любой парадигме оказания психологической помощи, можно отнести спонтанность, умение выражать свои чувства, коммуникативные навыки, эмпатические способности (эмоциональный интеллект), адекватная самооценка и уровень критичности, толерантность, уверенность в себе и принятие другого таким, каким он является здесь и теперь. Вообще же для различных теоретических направлений характерны различные акценты в оценке значимости тех или иных личностных качеств практического психолога. В роджерианском подходе важны умения психолога быть искренним, подлинным во взаимоотношениях, сохранять безусловную положительную позицию по отношению к клиенту, невзирая на его недостатки; эмпатичность, способность вчувствоваться во внутренний мир клиента, уловить и вербализовать то, что клиент еще только начинает осознавать в работе. В поведенческом подходе важны директивность, умение манипулировать процессом, поощрять и подкреплять полезные реакции, убеждать и внушать, быть информированным, чтобы давать советы и рекомендации.

Важно учитывать, что личностная готовность психолога – это процесс, а не состояние. Поддерживать и развивать личностную готовность следует постоянно через регулярное прохождение психотерапии, супервизии, участие в Балинтовских группах. Профессиональное оказание психологической помощи имеет негативное воздействие на личность специалиста. Выделяются следующие «побочные» эффекты такой работы:

- угроза утратить собственную личностную идентичность и «раствориться» в клиенте;

- перенос проблем, с которыми психолог сталкивается в процессе работы, на свою личную жизнь и на жизнь людей из близкого окружения;

- угроза нарушения собственного психологического здоровья («подсознательное инфицирование» в терминах К. Юнга);

- «эмоциональное выгорание».

Эмоциональное выгорание – наиболее часто встречающееся последствие работы в качестве практического психолога. Это состояние эмоционального и физического истощения, когда человек не может полноценно оказывать помощь другому, причиной чего является продолжительная эмоциональная нагрузка.

Эмоциональное выгорание часто проявляется в депрессивном состоянии, чувстве усталости и опустошенности от выполняемой работы, недостатке энергии и энтузиазма, стремлении ограничить круг и число контактов, уменьшить число клиентов и сократить время работы с ними, в утрате способности видеть положительные результаты своего труда, отрицательной установке в отношении работы и жизни вообще.



Вопрос 2. Любая психологическая помощь начинается с контакта с клиентом.

Установление контакта может длиться до десятка минут. Контакт должен обеспечить клиенту чувство безопасности, помочь обеспечить доверительность в отношениях с психологом. Поэтому встреча должна проходить в отдельном, изолированном от других социальных контактов помещении. Кабинет психолога не должен быть очень большим или очень маленьким, чтобы физическое пространство не оказывало на клиента давления. Он не должен быть перегружен мелкими деталями интерьера, способными отвлекать внимание клиента. В кабинете психолога не должно быть личных вещей или предметов, отражающих его убеждения (политические, религиозные, мировоззренческие и т.п.), если не известно, насколько эти убеждения могут совпадать с убеждениями клиента. Клиента желательно принимать всегда в одном и том же кабинете, чтоб он не испытывал тревожности от нового пространства постоянно и не тратил время на освоение новой обстановки.

С установлением контакта связано и расположение в пространстве. Если психолог и клиент сидят напротив друг друга за столом, между ними устанавливается социальная дистанция. Такое расположение в начале процесса оказания помощи очень подходит для беспокойных, тревожных клиентов, поскольку они рассматривают стол в качестве защитного барьера. Со временем, психолог может предложить клиенту поменять расположение в пространстве на более отвечающее доверительным отношениям – рядом друг с другом на расстоянии не более 1,5 метра без физических «барьеров». Оба могут менять расстояние между собой в зависимости от обстоятельств, складывающихся в ходе работы. С пространственной дистанцией связан вопрос о терапевтическом смысле тактильного контакта с клиентом.

Первое, что необходимо сделать для установления контакта, - встретить и усадить клиента, проявив себя в качестве доброжелательного и заинтересованного собеседника. Можно выйти со своего места к двери навстречу клиенту, помочь снять верхнюю одежду, указать, куда ему лучше положить его вещи и предложить сесть. Не следует заигрывать с клиентом, демонстрируя готовность быть зависимым от него, как и не следует с первых минут вступать в активный контакт, предлагая помощь. Клиент вначале должен осмотреться. Психолог не должен быть многословен в первое время встречи. Перед началом беседы лучше сделать минутную пазу, чтобы клиент мог собраться с мыслями.

Для установления равных отношений психолог может попросить клиента представиться, и только потом представиться самому, поясняя, кто он такой и чем занимается.

В первоначальном контакте клиент должен узнать, каким временем он располагает для работы с психологом в процессе этой встречи. В противном случае, он может нервничать в ожидании, что беседа вот-вот может прерваться, и он чего-то не успеет высказать. Пределы времени можно устанавливать различными способами: «В нашем распоряжении 50 минут, и я готов Вас выслушать» или «Как бы Вы хотели использовать время общения со мной? У нас есть 50 минут».

Для перехода ко второму этапу работы психолог должен сформулировать вопрос: «Что привело Вас ко мне?» или «Я Вас слушаю».

Если клиент не идет на контакт, психологу не следует самому инициировать этот контакт, задавая вопросы, которых может ожидать клиент. Иначе нарушится главное условие профессиональной психологической помощи: клиент должен сам хотеть изменений и желать встречи со специалистом. Исключением является психокоррекционная ситуация, когда клиент направлен на работу с психологом другими людьми. В этом случае с потенциальным клиентом прежде проводится мотивационное интервью.

В контакте клиент высказывает запрос – мотивированное определенным образом обращение с просьбой предоставить конкретную форму психологической помощи. Как правило, с первоначальным запросом психолог не работает: эта просьба не операционализирована, в ней еще нет ясности, что составляет действительную трудность, что лежит в ее основе и как ее можно нейтрализовать. В запросе клиент описывает в той или иной форме свои затруднения и связанные с ними переживания. Первичный запрос возникает при наличии как минимум двух условий:


  1. объективное наличие затруднений, которые лежат в основе психологического дискомфорта;

  2. частичная рефлексия, отражение проблемы в форме потребности в получении психологической помощи.

Основными причинами обращения к психологу (первичным запросом) могут быть следующие.

1. Тревога. Состояние тревоги, беспокойства встречается очень часто. Однако в отдельных случаях оно является ключевым состоянием, вызывающим желание изменений. Человек обеспокоен каким-либо конкретным обстоятельством (происшедшим или могущим произойти), либо его беспокоит нечто, не имеющее однозначного толкования.

Состояние тревоги может выступать в качестве негативного контекста для развития более серьезных проблем как для клиента, так и для ближайшего окружения. Очень часто вследствие длительного состояния тревоги люди начинают срываться на близких людей, проявлять агрессивность и т.п.

Таким образом, актуальная тревога клиента - как его начальное состояние - становится как бы определенным "сигналом", обращенным к консультанту "сигналом" о некотором весьма глубоком и болезненном круге проблем мотивирующих обращение клиента к психологу-консультанту. От способности консультанта почувствовать эту болезненную "зону" и подвести клиента к ее открытому обсуждению во многом зависит эффект работы с подобными случаями.

2. Сомнение, неуверенность. В эту группу следует отнести те случаи обращений, которые вызваны трудностями в принятии важного жизненного решения или же, наоборот, сомнениями в правильности уже совершенного поступка.

Случаи сомнения, неуверенности по сравнению с тревогой можно рассматривать как более выраженную степень осознания возникших проблем клиентом. Как правило, то, что при тревоге таится "на полпути" к сознанию и, не находя выхода и адекватного словесного выражения приводит к беспокойству, в данном случае достаточно ясно представлено в сознании, причем нередко как фундаментальная жизненная проблема, не раз уже бывшая предметом самостоятельных размышлений.

Проблема клиента (а отсюда и проблема консультанта) здесь нередко состоит в том, смогут ли оба приступить к ее открытому обсуждению, не скрывая друг от друга и тех мыслей, которые думают "про себя". Поэтому в работе с данной категорией клиентов чрезвычайно важна - с одной стороны - их личная способность быть честными перед самим собой, с другой - чувствительность консультанта к этому "намерению" клиента.

3. Уныние. Главной особенностью случаев этой группы является преимущественно эмоциональное реагирование на происходящие травмирующие жизненные события. Клиента тяготят чувства тоски, уныния, обиды и он, более или менее осознанно, стремится разделить их с кем-либо, получить утешение в беседе с авторитетным для него человеком.

В данном случае главная проблема для клиента и консультанта состоит в том, чтобы подойти к обсуждению тех интимно значимых ценностей и желаний, в которых клиент фрустрирован. Как правило, это наиболее глубокие, "базальные" потребности, в которых человек испытывает неудовлетворенность.

Очень важно, чтобы сочувственно помогающая установка консультанта была уравновешена долей здравого смысла, подсказывающая и напоминающая о том, насколько часто в жизни любой человек сталкивается с неудовлетворенностью и разочарованием в казалось бы самых важных и насущных своих запросах, и что не так часто имеет место противоположное.

Одним из обстоятельств, осложняющих консультативную работу с некоторыми представителями данной группы клиентов, является тенденция к "опредмечиванию" своих невзгод и устойчивая фиксация на ком-либо из' своего окружения, кто воспринимается как "корень зла", "виновник" и т.д. В условиях профессиональной деятельности это может быть начальник, сослуживец, дома - супруг, дети, родители.

4. Потрясение. К этой группе относятся состояния, связанные с тягостным ощущением исключительности произошедшей с клиентом беды или совершенного им самим проступка. Психотравмирующее событие представляется человеку настолько чудовищным, противоречащим самим основам его жизни, что он, как правило, не может или (и) не хочет поведать о нем людям из своего окружения и вместе с тем явно не в состоянии справиться с ним в одиночку. Нередко сам по себе подробный рассказ о вызывающих душевную боль обстоятельствах или воспоминаниях приносит существенное облегчение. В результате преодоления безумной замкнутости человек перестает чувствовать себя один на один со своей обидой или виной.

Как правило, здесь мы сталкиваемся с такой обнаженной душевной травмой, что у человека не находится никаких средств психологической защиты против нее. Это отличает, в частности, данное состояние от уныния, где данная фаза - фаза острого страдания, если и имела место, - уже пройдена, и нередко само уныние можно рассматривать как своеобразное -непродуктивное - средство психологической компенсации.

Данные случаи предъявляют, пожалуй, максимальные требования к способности консультанта к искреннему сопереживанию. Возникающее в таких случаях эмоциональное взаимопонимание консультанта с клиентом уже само по себе доставляет существенное облегчение.

Точная квалификация данного состояния может быть затруднена привычной ориентацией консультанта на сам характер психотравмирующих обстоятельств - на внешнюю фабулу рассказа клиента, а не на тот "след", который она оставила в его душе. Состояние потрясения может иметь место при, казалось бы, вполне заурядных и - с внешней точки зрения - довольно безобидных обстоятельствах. И наоборот, самые драматичные ситуации, производя огромное впечатление на консультанта, могут совсем по-иному восприниматься самим клиентом, существенно не нарушая его эмоциональное равновесие.

Подлинное потрясение, захватывая человека "врасплох" и разрушая защитные механизмы, делает его одновременно очень открытым и как бы нуждающимся в диалоге с консультантом. Напротив, излишнее акцентирование травмирующих обстоятельств, более или менее прямые требования признания себя в качестве "страдальца" свидетельствуют о некоторой степени освоения человеком своей ситуации, что в свою очередь позволяет предполагать, что здесь мы имеем дело уже не с потрясением, и на первый план выступило какое-то иное состояние.

5. Порочный круг конфликта. В случае этого типа обращает на себя внимание главным образом сама ситуация, в которой находится клиент. Как правило, это ситуация актуального конфликта с кем-либо из своих близких, знакомых, начальников (подчиненных). Конфликта, из которого он не может или не хочет выйти. Данное состояние характеризуется, в первую очередь, чрезвычайной эмоциональной значимостью участников конфликта друг для друга при крайне болезненных и, порой, уродливых формах "осу­ществления" этой значимости.

Профессиональная задача психолога-консультанта - содействовать эмоциональному "отделению" участников конфликта друг от друга. Символом этого отделения (и, в определенной степени, высвобождению из-под власти конфликта) становится раздельное обсуждение с консультантом своих проблем. В той мере, в какой подобное - раздельное - обсуждение приобретает для клиентов самостоятельное, не зависящее от обстоятельств их "борьбы" значение, можно говорить о процессе эмоционального дистанцирования, который является важнейшей предпосылкой выхода человека из "порочного круга" конфликта.

6. Поиск участия. Недостаток душевной близости в жизненных контактах с людьми побуждает человека искать компенсации "на стороне", в частности - в общении с психологом-консультантом по поводу тех или иных личных психологических проблем. В этом случае основной смысл консультирования состоит в обоюдном стремлении к близости, и взаимоотношения клиента с психологом-консультантом приобретают как бы самоценный характер.

У клиентов данного типа сильно выражено стремление к установлению близких эмоциональных отношений с другим человеком, притом, что их личная жизнь нередко отмечена одиночеством. Объективные жизненные трудности и присущая этим людям склонность к "самокопанию" делает их уязвимыми для настроений безнадежности и отчаяния. Их первый визит к психологу нередко происходит под влиянием этих чувств. Для клиентов в поисках участия необходимо найти в консультанте как бы соучастника своей жизни, и они изначально настроены на длительное, "углубленное" сотрудничество.

Идя навстречу этим тенденциям, консультант становится для клиента неким "эмоциональным костылем", необходимым на данном этапе его жизни, существенным фактором психологической поддержки. И здесь сама по себе регулярность встреч, возможность вновь и вновь обратиться и побеседовать о себе и о своих проблемах приобретает значение не меньшее, чем само содержание и качество анализа рассматриваемых проблем.

Здоровая динамика подобных случаев предполагает укрепление возможностей самого клиента, в силу чего альянс с психологом постепенно утрачивает для него свою актуальность, оттесняемый событиями и общением в "реальной" жизни.

7. Психологическая интоксикация. Распространенность этого состояния является относительно недавним "завоеванием" нашей культуры. Она связана, наряду с прочими обстоятельствами, с распространением психологических знаний о личности, о конфликтах и т.п. в массовом сознании, вследствие чего у некоторых людей возникает иллюзия будто психология, так хорошо разбираясь в человеческих ошибках, знает правила того, как надо жить, чтобы этих ошибок не допускать.

Находящийся в таком состоянии клиент, как правило, не испытывает в данный момент какого-либо действительного затруднения или страдания и обращается за консультативной помощью как бы "впрок". Его проблемы звучат, быть может, и очень внушительно, но они слишком многочисленны, аморфны и общи. Клиент склонен находить в себе все возможные и невозможные "комплексы", а его готовность к самоанализу столь же безгранична, сколь и его надежды на консультирование. Обращаясь к психологу, такой клиент, с одной стороны, хочет изменения своего статус-кво, с другой стороны, довольно жестко ограничивает "зону поиска" уровнем психологических закономерностей. В результате, подлинные обстоятельства его жизни, его поступки, мысли и чувства оказываются более или менее "зашумленными" теми психологическим диагнозами, в рамках которых он сознает себя и свою жизнь и которые он предлагает консультанту в качестве "материала" для совместной работы.

8. Управление - манипуляция. Находясь в этом состоянии, клиент главным образом сосредоточен на других людях - конкретных лицах из своего жизненного окружения, или вообще на всех, с кем ему приходится общаться. В консультировании он ищет возможности психологически "оснаститься" теми или иными знаниями или приемами общения, которые помогли бы ему добиваться желаемых результатов от его партнеров по общению. При этом смысл результатов, нравственную и психологическую оправданность тех целей, которые ставит клиент перед собой в общении, он менее всего склонен обсуждать с консультантом, и попытки решить эти вопросы нередко встречают более или менее выраженное сопротивление.

В подтексте стремления к манипуляции нередко можно найти глубокую разочарованность и отчаяние, объясняющие тот особый азарт, который свойственен этим клиентам в их стремлении добиваться своего. Поэтому успешность консультативной работы в данных случаях зависит от того, удастся ли в обсуждении перейти от узкого круга жестко очерченных клиентом задач к более широкому "смысловому полю".

В ходе высказывания запроса, клиент формулирует свою жалобу – адресованное консультанту недовольство по поводу трудностей, которые он хотел бы устранить, но не может сделать это самостоятельно. В жалобе можно выделить три компонента:

- локус жалобы (на кого или на что она ориентирована);

- самодиагноз (почему это случилось, по мнению клиента);

- психологическая проблема (необходимость что-то изменить в себе или в обстоятельствах);

- собственно запрос (просьба предоставить ту или иную помощь).

Последний пункт жалобы нередко может отсутствовать в рассказе клиента. Поэтому его нужно раскрыть особым вопросом: «Чем я могу Вам в этой проблеме помочь?». Психолог обязательно должен конкретизировать форму и качество помощи, ожидаемой клиентом. В запросе станет понятно, какого уровня помощи ожидает клиент (профессиональной или бытовой в виде поддержки). К запросам на профессиональную помощь могут быть отнесены следующие:

- просьба о содействии в анализе ситуации;

- просьба о расширении уровня знаний;

- просьба об обучении поведенческим навыкам;

- просьба о помощи в выработке собственной позиции;

- просьба об оказании влияния на других людей в их интересах;

- просьба об оказании влияния на других людей в собственных интересах клиента.

«Исповедь» клиента обычно продолжается 15-20 минут, и надо дать ему выговориться это время. Во время «исповеди» психолог должен попытаться определить строение внутреннего мира клиента. Через анализ контекста рассказа можно выяснить, что знает клиент о себе, целях, возможностях. Когда клиент выражает неуверенность, о чем и как следует говорить, с чего начать, можно предложить: «Рассказывайте о том, что считаете самым важным. Если мне что-то понадобится узнать, я спрошу, когда в этом возникнет необходимость». Иногда клиента нужно успокоить: «У нас достаточно времени, не спешите». Выслушивая клиента, психолог должен задавать себе вопросы:

Что сейчас происходит в жизни клиента?

Чем это может быть вызвано?

Что ожидает клиент от встречи со мной?

Каковые его возможности?

На основании запроса психолог ставит рабочий диагноз проблемы: предположения о связи проблемы и социальной ситуации клиента, об особенностях личности клиента и действительных затруднениях. Выделяют три основания для локализации источников проблемы:



  1. окружение (семья, место жительства, учебы, работы, отношения);

  2. жизнь личности в целом (смысл жизни, самореализация);

  3. индивидные особенности (психофизиологические состояния, сексуальные проблемы, зависимости, болезни).

Рабочий диагноз проблемы устанавливается в процессе подробного изложения клиентом своего запроса – рассказа, что побудило его обратиться к профессиональному психологу.

Рабочий диагноз, который возникает у психолога в ходе выслушивания запроса, проверяется (верифицируется) психодиагностическими методами. После чего психологом предлагается модель обсуждения проблемы, основанная на определенной парадигме оказания психологической помощи. В результате обсуждения этой модели, психолог побуждает клиента выдвинуть рабочий запрос (который представляет собой конкретизацию и операционализацию проблемы в соответствии с имеющимися теоретически обоснованными методиками ее решения). После чего заключается рабочий контракт с психологом.

В контракте оговариваются взаимные права и обязанности психолога и клиента. Оговариваются рамки и условия работы. Взаимные права и обязанности клиента и психолога определяются при первой же встрече: они оговариваются устно либо оформляются в виде письменного договора, ко­торый может содержать также особые условия, может опи­сывать форс-мажорные обстоятельства их взаимодействия.

Обязанности психолога.

Психолог обязан сохранять конфиденциальность и анонимность клиента. обязательно сохранение тайны самого фак­та посещения психолога клиентом и анонимности инфор­мации, которую клиент сообщил психологу в доверитель­ной беседе. Если интересы клиента потребуют общения психолога с другими специалистами или членами семьи клиента, то эти встречи возможны лишь с добровольного согласия клиента. При этом психолог обязан согласовать с клиентом информацию, которую он может сообщить соот­ветствующим лицам, и должен уточнить объем данной информации.

Также психолог берет на себя обязательство не оценивать личность клиента. Здесь речь идет, прежде всего, об этнических, вероисповедальных и сексуальных установках и предпочтениях кли­ента, однако, этот принцип деятельности психолога со­храняет свою силу, только если названные выше установки клиен­та не нарушают прав других людей.

При оказании помощи психолог обязуется исходить не из идеала о человеке, а из необходимости помочь данному человеку со всеми его достоинствами и недостатками.

Психолог, учтя проблему, заявленную клиен­том, его характерологические особенности и ситуативное состояние, уровень готовности клиента к действительному решению собственных психологических проблем, обязан сообщить клиенту, сколько примерно встреч потребуется, сколько времени будет длиться одна встреча, а также — стоимость сеанса, если работу оплачивает клиент.

Проблема оплаты – одна из самых щепетильных в этическом аспекте оказания психологической помощи. Если речь идет об оказании психологической помощи людям или организациям, которые будут в той или иной мере получать экономическую прибыль в результате помощи психолога, то эта услуга, несомненно, должна быть оплачена как рыночная услуга. В случае оказания психологической помощи индивидуальным клиентам, которые обращаются с проблемой, не связанной напрямую с их экономическим благосостоянием, то оплата услуг психолога, скорее, имеет психологическую задачу определения границы и меры ответственности клиента за намечаемые изменения.

Наконец, именно психолог в ходе взаимодействия с кли­ентом ответствен за организацию доверительного общения; за подбор адекватных стратегий и тактик воздействия; за создание комфортных условий для работы; за соблюдение трудовой дисциплины, а также следующих профессиональ­ных принципов работы.

Обязанности клиента.

Клиент должен сам принимать решения по поводу решения своих проблем. Решения по поводу ребенка, который еще не в состоянии принимать полную ответственность на себя, принимаются только ответственными лицами. Оговаривается, что клиент – человек, свободный в своих мыслях, чувствах и поступках.

Клиент не должен преднамеренно искажать информацию, которую сообщает психологу, иначе работа будет непродуктивной. Оговаривается недопущение опозданий и пропусков встреч без предварительного уведомления. Наконец, клиент должен самостоятельно и вовремя вы­полнять домашние задания, если они предусмотрены тех­нологией, в которой работает с ним психолог.

Клиент должен определить параметры оценки результата своей работы с психологом.

В целом С. Глэддинг выделяет два важных аспекта контракта на оказание психологической услуги: процесс достижения цели и конечный результат [2, 199]. При определении цели консультант действует в рамках теоретической парадигмы, задающей видение проблемы клиента. Для достижения цели клиент учится менять образ мышления, свои чувства и поведение в проблемной ситуации. Конечный результат позволяет оценивать и фиксировать в сознании происходящие изменения. Это важно, поскольку человек в ходе оказания психологической помощи меняется, изменяется содержание социального контекста и проблемных ситуаций в нем, что может приводить к ощущению, что работа с психологом идет, а проблемы не исчезают. Важно зафиксировать, по поводу чего обратился клиент, что именно его не устраивает и что конкретно он хочет изменить, по каким признакам будет знать, что изменения наступили. В конце работы обращение к этим целям и характеристикам ожидаемых изменений позволяет сделать обоснованное заключение об эффективности работы с психологом. Наличие же других проблем, которые не были актуальны на момент обращения за психологической помощью, может натолкнуть клиента на мысль о необходимости продолжения работы с психологом, но с заключением нового контракта.

Формальная сущность контракта и временные ограничения выступают стимулом достижения изменений. Проблема при заключении контракта подразделяется на отдельные небольшие части, что дает ощущение возможности ее разрешения. Контракт также обеспечивает регулярность обращения к психологу в процессе решения проблемы, что не дает возможности проблеме принять затяжной характер.

Возможные рекомендации по прояснению целей обращения за психологической помощью:


  1. «Что, как Вы полагаете, я могу сделать, чтобы помочь Вам в решении этой проблемы?», «Над чем бы Вы хотели поработать со мной по поводу этой проблемы?». Одним из наименее удачных вопросов можно считать такой: «О чем бы Вы хотели поговорить со мной?», поскольку он не предполагает никаких изменений, следовательно, не нацеливает на получение профессиональной психологической помощи;

  2. важно, чтобы цели контракта относились к изменениям в клиенте, а не в людях, которые не участвуют в работе;

  3. в контракте не должно быть слов «попробую», «возможно», поскольку это приводит к сомнениям в достижении цели;

  4. в контракте не должно быть долженствования («я должен» и т.п.), поскольку подобные цели имеют внешний, а не внутренний мотив изменения. При стремлении клиента использовать такие слова при определении конечного результата, психолог должен выяснить, чего действительно хочет клиент;

  5. цель должна быть конкретной, измеримой и достигаемой, соответствующей возможностям, ценностным ориентациям и потребностям клиента;

  6. психолог должен настаивать на том, чтобы целью было изменение чего-либо в процессе работы. Изменения могут касаться когнитивных (мысли, представления), эмоциональных или поведенческих аспектов личности.

Контракт должен быть открытым для пересмотра обеими сторонами в течение всей работы над проблемой.

Ограничения контрактных отношений.

Контрактность отношений иногда может провоцировать психолога на использование стимулов внешнего характера (награда или наказание) в целях побуждения клиента изменяться. Контракт ограничен только внешними аспектами существования проблемы. Иногда постоянное заключение или пересмотр контракта надоедает клиентам.



Вопрос 3. Существует два уровня оценки эффективности психологической помощи:

  1. объективный, куда входит соблюдение условий, необходимых для успешного воздействия на клиента, а также фиксация объективных изменений (например, с помощью психодиагностических методов),

  2. субъективный, т.е. оценка степени разрешения проблемы самим клиентом.

Оценка необходима для самого психолога, а также ею могут пользоваться лица, отвечающие, например, за финансирование работы, заказчик услуги (директор предприятия, например), или внешние эксперты, оценивающие качество работы подразделения, оказывающего психологические услуги.

Оценка эффективности оказания психологической услуги – очень сложная задача. Результаты психологического воздействия могут проявиться на протяжении достаточно длительного периода времени, до одного года. Кроме того, цель психологической помощи вообще может и не претендовать на полное разрешение проблемы, а ориентироваться на более узко понимаемую цель – новый взгляд на проблему, например.



Соблюдение условий.

Психологическая помощь в большей мере будет эффективной, если ее оказывает специалист, профессионально владеющий навыками терапевтического взаимодействия (которые зависят от теоретической позиции) и имеющий выраженные личностные качества «успешного помогающего специалиста». Для разных направлений психологической помощи характерны различные акценты в оценке значимости личностных качеств. В роджерианской модели оказания психологической помощи важны умения психолога быть искренним, подлинным во взаимоотношениях, сохранять безусловную положительную позицию по отношению к клиенту, невзирая на его недостатки; он должен быть эмпатичным, способным вчувствоваться во внутренний мир клиента, уловить и вербализовать то, что клиент еще только начинает осознавать в работе с ним. В поведенческой модели для психолога важны директивность, умение манипулировать процессом, поощрять и подкреплять полезные реакции, убеждать и внушать, быть информированным, чтобы давать советы и рекомендации. Для всех школ важно знание психологом своих коммуникативных особенностей и проблем. Психолог не может иметь низкую самооценку, быть неуверенным в себе, добиваться признания.

Психолог должен иметь возможность периодически прорабатывать собственные проблемы, регулярно прояснять свои чувства, возникающие при работе с клиентами, в Балинтовских группах, участвовать в профессионально-ориентированных тренингах навыков, проходить супервизии собственной практики.

Супервизия представляет собой интерактивный оценочный процесс, в котором более компетентный в профессиональном отношении специалист контролирует работу другого психолога с целью повысить его профессиональные возможности. В идеале супервизором должен быть человек, который в результате специального обучения получил статус супервизора. В крайнем случае, супервизию можно получить у любого специалиста, которому мы доверяем и которого рассматриваем в качестве компетентного в нашей области.

Эффективная супервизия должна проходить на уровне, соответствующем уровню развития специалиста, получающего супервизию.

Единой модели супервизирования не существует. Есть поведенческая, содействующая, динамическая, рефлектирующая, экспертная и системная модели супервизии. Для того, чтобы супервизия была продуктивной, супервизор должен сначала выявить уровень развития навыков супервизируемого и составить письменный перечень реалистичных целей повышения квалификации.

Для эффективной психологической помощи необходимо соблюдение экологичности пространства психологической помощи. Физическое пространство (комнаты, кабинета) должны обеспечивать ощущение конфиденциальности и психологической безопасности. Помещение для оказания психологической помощи должно быть отдельным, исключающим возможность случайного подслушивания, участия или вторжения других лиц, не имеющих отношения к оказанию психологической помощи

Для эффективной работы необходимо соблюдение техники или процедуры. Разное владение одним и тем же методом даст различные результаты на выходе.

Профессиональный опыт и подготовка. Психологическая помощь будет эффективной, если специалист регулярно проходит тренинговые занятия, повышающие уровень развития необходимых навыков, если он владеет навыками активного слушания (перефразирования, отзеркаливания чувств, позитивной коннотации – придания положительного или нейтрального смысла негативным высказываниям клиента). Эффективный консультант относится к поведению и фактам личной жизни клиента безоценочно (т.е. не прибегает в своем общении с клиентом к моральным оценкам, указаниям, как себя следует вести и т.п.).

Эффективная помощь предполагает работу с ожиданиями и мотивацией клиента, формирование и поддержание готовности к сотрудничеству клиента с психологом.

Существенное значение имеет интенсивность коррекционных мероприятий – не реже одного раза в неделю при продолжительности занятия 1-1,5 часа, а также насыщенность содержания занятий, разнообразие используемых методик и техник, мера участия клиента в занятиях.

Важна пролонгированность взаимодействия после завершения психокоррекции для отслеживания изменений в поведении клиента (катамнез).

Чтобы оценить эффективность психокоррекции необходимо четко определить метод, с помощью которого будет проводиться или проводилась коррекция. Однако это достаточно проблематично, потому что в рамках современной психотерапии методы обычно сочетаются. Для оценки важно набрать количественно и качественно адекватную выборку клиентов, проходивших психокоррекцию. Следует также учитывать личность самого клиента – степень выраженности у него черт, известных как неблагоприятные для психокоррекции, установок на тот или иной вид психокоррекционной работы. Возможно сравнение непосредственных и отдаленных результатов коррекции. Для повышения качества оценивания можно поручать оценку тому психологу, который не проводил психокоррекции (чтобы исключить влияние отношения клиента к психологу). При этом желательно, чтобы эксперт не знал, каким методом и какой техникой достигались изменения. Также необходима контрольная группа, чтобы исключить влияние не связанных с коррекцией факторов. Группы переменных, характеризующих психокоррекционное воздействие:


  • симптоматическое улучшение субъективного плана, субъективная оценка клиента;

  • объективно регистрируемые изменения – здесь проблема выбора регистрируемых переменных: они могут произвольно устанавливаться авторами программ в соответствии с их теоретическими позициями, целями занятий;

  • устойчивость изменений.

Какие методы более эффективны в психокоррекционной терапии?

Метаанализ результатов исследования эффективности психотерапии К. Граве. В коррекции проблем более эффективны поведенческие, поддерживающие методики, а не раскрывающие. Тренинг уверенности повышает уверенность, конфронтацией преодолеваются фобии (предъявление клиенту неосознаваемых или амбивалентных установок, стереотипов поведения, отношений с целью их осознания и проработки, может проводится в жесткой, прямой форме, а может – в скрытой, через метафоры и невербальные приемы), сексуальная коррекция лечит фригидность, гипноз смягчает боли, семейные проблемы корригируются изменением структуры семьи, изменением когнитивных компонентов лечат депрессию, поведенческий тренинг позволяет усилить самоконтроль. В коррекции эмпатических приемов, необходимых для терапии как улучшения понимания себя и необходимых в начале психокоррекционной работы для установления контакта и диагностики, в самом коррекционном процессе недостаточно. Для коррекции важно уметь и иметь риск ставить под угрозу хорошие отношения с клиентом и психологический комфорт у корректора при работе с клиентом.



Контрольные вопросы к лекции.

    1. Какие компоненты составляют структуру ситуации оказания профессиональной психологической помощи?

    2. Какими характеристиками должен обладать человек, чтобы стать клиентом психолога?

    3. Какие компоненты личности должны быть сформированы у специалиста, оказывающего профессиональную психологическую помощь?

    4. Каковы функции научно-теоретического знания при оказании профессиональной психологической помощи?

    5. Что такое личностная готовность к оказанию профессиональной психологической помощи?

    6. Что является первичным запросом клиента?

    7. Что такое «рабочий диагноз проблемы» клиента?

    8. Каково содержание контракта на психологическую помощь?

    9. Как можно оценить эффективность оказания психологической помощи?

Список литературы.

      1. Абрамова Г.С. Практическая психология [Текст]: учебник для студентов вузов / Г.С. Абрамова. Изд 6-е., перераб. и доп. – М: Академический Проект, 2003. – 496 с.

      2. Глэддинг С. Психологическое консультирование [Текст]: учебник для студентов вузов / C. Глэддинг. Пер. с англ. А. Можаев. 4-е изд. – СПб.: Питер, 2002. – 736 с.

      3. Кочюнас Р. Основы психологического консультирования [Текст]: учеб. для вузов / Р. Кочунас. Пер. с лит. – М.: Академический проект, 2010. – 240 с.

      4. Осипова А.А. Общая психокоррекция [Текст]: учеб. для вузов / А.А. Осипова. – М.: ТЦ «Сфера», 2007. – 510 с.


Тема 4. Мотивационное консультирование

  1. Принципы мотивационного консультирования.

  2. Технология мотивационного консультирования.


Вопрос 1. Мотивационное консультирование – это директивный, ориентированный на клиента стиль беседы, направленный на то, чтобы вызвать изменение в поведении через выяснение и разрешение амбивалентности в ожиданиях, установках, отношениях клиента. В сравнении с недирективным консультированием оно более фокусированное и ориентировано на конкретную цель. Выявление и разрешение амбивалентных чувств, установок и отношений является главной задачей, а консультант осознанно директивен в достижении этой цели.

Мотивационное интервью ориентировано на следующие типы клиентов:



  • Клиенты, которые не готовы обдумывать изменения в своем поведении

  • Клиенты, которые испытывают сомнения по поводу изменений в своем поведении

  • Клиенты, находящиеся в процессе принятия решения об изменении своего поведения

Принципы мотивационного интервью, основанного на информационно-аналитической модели, были сформулированы Дж. Прочаской на основе анализа практических проблем применения традиционных методов мотивирования на психокоррекционную работу с клиентами, которые не имели осознанного намерения изменять свое проблемное поведение. Будучи студентом колледжа, Дж. Прочаска потерял отца, который умер в результате алкогольной депрессии, разуверившись в эффективности проводимой с ним психотерапии. Вместе с коллегой - К. Диклементе - Дж. Прочаска изучал людей, которым удалось успешно завершить курс психотерапии зависимости от табакокурения. Особое внимание исследователей привлек анализ мотивационных факторов изменения поведения у пациентов.

В качестве теоретических предпосылок метода можно обозначить концепцию К. Роджерса о критическом условии изменения, теорию когнитивного диссонанса Л. Фестингера, теорию самовосприятия Дарила Бема, а также транстеоретическую модель изменения поведения Дж. Прочаски и К. Диклементе. Техника мотивационного интервью опирается на идею Миллера и Роллинка об амбивалентности отношения к собственному проблемному поведению.

Мотивационное интервью направлено на развитие у клиента стремления поговорить о возможности изменении поведения или собственной личности и снижение сопротивления при взаимодействии с психологом. Степень, с которой клиент в беседе отстаивает существующее положение дел, как неизменное, обратно пропорционально его желанию изменять что-либо в своей жизни. Степень, с которой клиент в беседе начинает приводить в беседе аргументы в пользу каких бы то ни было изменений в своем поведении и личности, свидетельствует о возможности достижения этих изменений в процессе психолого-педагогической коррекции. В любом согласованном отношении к проблемному поведению есть амбивалетность, просто клиент центрируется на позитивных аспектах проблемного поведения. Тогда как психолог должен отыскивать и негативные аспекты, предлагая их к равноправному обсуждению наряду с позитивными. Вскрытие амбивалентности отношения обеспечивается эмпатией, перефразированием, усилением акцентов в восприятии аспектов проблемы и отсутствием давления в отношении конкретных путей изменения (пути изменения определяются самим клиентом). Психолог только акцентирует внимание на внутренней амбивалентности клиента, которая не осознается им/ею.

Мотивационное интервью направлено на развитие в беседе с клиентом диалога о возможных изменениях его/ее личности и поведения с учетом его/ее потребностей, желаний, ценностных ориентаций, обстоятельств жизни.

В ходе проведения мотивационного интервью психолог должен стремиться снизить сопротивление клиента диалогу об изменениях в его/ее личности и поведении, поскольку любое сопротивление отражает неготовность эти изменения осуществлять.

Вербальные признаки готовности клиента к психологической коррекции:

- желание изменения;

- определение способности изменить нечто в своем поведении или личности;

- осознание причин, по которым именно эти изменения необходимы;

- согласие с тем, как и что надо изменять.

Важна не частота встречаемости этих признаков в речи клиента, а их интенсивность (сила, убежденность в проговариваемом), которая как минимум не должна уменьшаться к концу мотивационного интервью.

Для проведения мотивационного интервью психологу необходимо обеспечить наличие в диалоге с клиентом шести важных элементов (FRAMES):

1. Недирективная, безоценочная обратная связь (Feedback).

2. Акцент на ответственности клиента за изменение своего поведения (Responsibility).

3. Совместное с психологом обнаружение возможности какого-либо изменения (Advice).

4. Обсуждение целого списка возможных альтернативных целей изменения (Menu).

5. Демонстрация эмпатии при обсуждении проблемного поведения (Empathy).

6. Поддержка оптимизма клиента в отношении возможности изменения (Self-efficancy).

Принципы мотивационного интервью:

1. Избегание спора с клиентом в отношении его/ее личности и поведения.

2. Свертывание возможностей для сопротивления клиента.

3. Выражение эмпатии и понимания.

4. Обнаружение несходства взглядов на проблему.

5. Избегание прямого противостояния точек зрения.

6. Акцент на необходимости изменения, повышение уровня осознания и надежды на то, что изменения возможны.

Техника проведения мотивационного интервью требует развития у консультанта определенных навыков. Эта техника имеет ряд отличий от классической конфронтационной техники выявления и предъявления амбивалентных элементов сознания и поведения клиента.

Техника интервью

1. Оценить чувства и мысли клиента относительно его готовности к изменению. Признание того, что поведение клиента с его точки зрения может и не быть проблемным. Как правило, в ситуации психолого-педагогической коррекции клиент не сам хочет изменений, этого хотят окружающие его/её люди. Поэтому сначала нужно установить раппорт и доверительные отношения с клиентом, не конфронтируя с ним/ней. Узнать о том, что происходило с клиентом до его/ее появления у психолога, какие события предшествовали его/ее обращению (приходу). Обязательно похвалите клиента за приход на прием к психологу, невзирая на то, что по его/ее мнению, никакой особой проблемы нет.

2. Акцент на личном выборе и ответственности клиента за свое поведение и за решение изменяться или нет.

3. Способствование появлению объективной оценки поведения клиента, фокусировка на том, чтобы показать клиенту его собственные страхи, неоднозначность установок, отношения, оценки, игнорирование других - проблемных - аспектов своего поведения и личности. Задайте вопрос: "Почему, как Вы думаете, те, кто направил Вас ко мне, считают, что Ваше поведение или личность проблемны?"

4. Поощрение самоисследования клиента в отношении выраженности тех признаков проблемности поведения и личности, о которых говорит психолог. Возможные вопросы, которые поощряющие самоисследование:

1) А насколько Вас беспокоит Ваше поведение, личность? Насколько оно мешает другим Вашим целям в жизни?

2) Что произойдет, если ничего не изменится?

3) А что произойдет с Вами, если Вы признаете, что Ваше поведение является проблемой?

Если возникает сопротивление, то необходимо поговорить о чувствах, которые возникают у клиента в разговоре с психологом (запустить рефлексию). Сопротивление вызывается излишним давлением со стороны психолога.

4) Какие признаки в Вашей личности или поведении являются достатоточными, с Вашей точки зрения, чтобы считать себя или свое поведение проблемным?

5) А Вы раньше что-нибудь предпринимали для того, чтобы что-то изменить? Что именно?

Никогда не следует утверждать, что поведение клиента однозначно является проблемным! Придерживайтесь линии, что с определенной точки зрения это поведение может оказаться проблемным. Для этой цели можно использовать результаты психодиагностического исследования (если клиент сам демонстрирует желание ознакомиться с этими результатами, обязательно спросите его/ее: "А что это Вам даст?"). Старайтесь оставаться в позиции стороннего эксперта в отношении личности или поведения клиента.

5. Способствование росту осознания проблемности и сомнения в правильности своей односторонней согласованной позиции в отношении не изменяться.

6. Объяснение и персонализация негативных последствий отказа от изменения: "Позвольте мне немного рассказать Вам последствиях этого поведения, как их видят люди, от которых зависит Ваша судьба (или как их видят эксперты)..." Завершите свой рассказ вопросом: "Что Вы думаете по этому поводу?"

7. Цели и стратегия изменения поведения формируются в процессе взаимодействия клиента и психолога, они зависят от фактов и степени принятия проблемы, от потребностей, ценностных ориентаций клиента, его/ее способностей совершать необходимые и доступные (в силу имеющегсоя ресурса) изменения. Огромное значение имеет вовлеченность клиента в процесс изменения. Спросите, какой следующий шаг он/а намерен/а сделать по завершении беседы?

В качестве оценочной процедуры для определения готовности клиента к психолого-педагогической коррекции можно использовать "ЛИНЕЙКУ ГОТОВНОСТИ", которая представляет собой шкалу от 1 до 10 (Рисунок 1). Первые цифры означают степень неготовности к изменению поведения или личности (1 - никаких мыслей об изменении), последние цифры - степень готовности к изменению (10 - наличие особых планов или попыток изменения). С помощью этой линейки также можно измерить важность для клиента намеченных изменений и уверенность в достижении поставленной цели.




1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

Не готов

Не уверен

Готов

Каталог: files
files -> Рабочая программа дисциплины «Введение в профессию»
files -> Рабочая программа по курсу «Введение в паблик рилейшнз»
files -> Основы теории и практики связей с общественностью
files -> Коммуникативно ориентированное обучение иностранным языкам в Дистанционном образовании
files -> Варианты контрольной работы №2 По дисциплине «Иностранный (англ.) язык в профессиональной деятельности» для студентов 1 курса заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030900. 68 Магистратура
files -> Контрольная работа №2 Вариант №1 Text №1 Use of Non-Police Negotiators in a Hostage Incident
files -> Классификация основных человеческих потребностей по А. Маслоу Пирами́да потре́бностей
files -> Рабочая программа для студентов направления 42. 03. 02 «Журналистика» профилей «Печать», «Телевизионная журналистика»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница