Тема 9. Когнитивно-поведенческая парадигма



страница6/10
Дата21.05.2016
Размер2.72 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Тема 9. Когнитивно-поведенческая парадигма

  1. Структура человеческого опыта в когнитивно-поведенческой парадигме.

  2. Работа с концептуализациями трудностей клиентом.

  3. Поведенческие средства оказания помощи.


Вопрос 1. Если в трех уже рассмотренных нами парадигмах в основе разнообразных механизмов возникновения психологических проблем лежит идея конфликта в отношениях (внутриличностных или межличностных), то когнитивно-поведенческая парадигма интерпретирует психологические проблемы как проблему внешней адаптации личности к окружающей среде. Внешние формы выражения личности могут оказаться неадекватными условиям, в которых она находится, потому что человек неправильно оценивает характеристики ситуации или не научен эффективно действовать в сложившихся обстоятельствах. Поэтому основной акцент в концептуальном объяснении механизмов возникновения психологических проблем сделан здесь на анализе механизмов социального поведения человека.

В поведенческих концепциях личности речь, как известно, идет не о структуре личности, а о структуре человеческого опыта. Человеческий опыт включает четыре базовых элемента: физиологические процессы – когнитивные процессы переработки информации об окружающей среде – эмоциональные реакции – поведение как внешняя форма проявления эмоциональных реакций, возникающих в ответ на когнитивную оценку параметров среды (модель реагирования).

В целом когнитивно-поведенческая парадигма включает следующие принципы:


  • поведение – это набор способов реагирования на требования среды, который возникает в процессе социального научения;

  • личность представляет собой набор усвоенных поведенческих моделей;

  • поведение бывает адекватным (адаптивным) и неадекватным (дезадаптивным) требованиям определенной социальной ситуации;

  • психологические проблемы связаны с действием не внутренних, а внешних факторов жизни человека – проблемным является не личность, а поведение;

  • процесс научения (приобретения) адекватной модели поведения является средством решения психологических проблем.

Если мы посмотрим на формулу человеческого опыта (физиология – когниции – эмоции – поведение), то мы обнаружим, что социальное поведение является интегральным результатом различных процессов. В своей основе адекватные поведенческие реакции (действия) обеспечиваются физиологическими процессами. От них в определенной мере зависит и характер когнитивной и эмоциональной оценки окружающей среды. В первоначальном виде (в классических поведенческих теориях личности) поведение человека трактовалось исключительно в терминах физиологического реагирования на раздражители (знаменитая формула «стимул-реакция»). Предполагалось, что процесс научения адекватному поведению представляет собой закрепление физиологически обусловленных форм реагирования на определенные стимулы. Поэтому основной акцент делался на формах обусловливания нужных поведенческих реакций. Теоретической основой такого воздействия выступали:



  1. теории И. Павлова и Д. Уотсона о респондентном (классическом) обусловливании через механизмы подкрепления и торможения поведенческих реакций;

  2. теория Б. Скиннера об операциональном обусловливании через результат операции (действия);

  3. концепция реципрокного торможения Дж. Вольпе;

  4. теория инкубации (самоподкрепления) Г. Айзенка.

При всем различии теорий И. Павлова и Д. Уотсона, их объединяет стимул-реактивная модель обусловливания (респондентного научения). Эти теории описывают формирование поведения как процесс ассоциации условных (изначально нейтральных) стимулов с безусловными (врожденными, биологически целесообразными) стимулами. Люди под воздействием подкрепляющих или отталкивающих факторов связывают (ассоциируют) возникающие у них позитивные или негативные эмоции с некоторыми событиями и наоборот. В результате у них формируются те или иные склонности реагирования (поведенческие реакции), которые в определенных условиях могут оказаться дезадаптивными к актуальным требованиям среды. В уотсоновской трактовке, дезадаптивные модели поведения выступают не более чем привычками вести себя определенным образом. Разрушить сложившиеся «вредные» привычки можно через процедуру контр-обусловливания поведенческой реакции (например, аверсивная терапия – через неприятные ощущения в результате определенного действия: рвотный рефлекс после приема алкоголя).

Концепция Б. Скиннера развивает положение о научении-обусловливании как основном механизме формирования поведения, показывая, что научение происходит в совершении определенных действий, поведенческих актов, которые подкрепляются позитивным (или негативным) результатом. На основе этой идеи развиваются такие технологии оказания помощи, как подкрепление (поощрение за достижение требуемого результата), наказание, угасание (фейдинг), управление стимулом и др. Основная предпосылка Б. Скиннера заключается в том, что когда некоторые действия сопровождаются подкреплением, увеличивается возможность повторения этих действий в сходных условиях. Другими словами, отличие концепции Б. Скиннера от концепции респондентного научения в том, что поведение детерминируется не столько физиологически опосредованными воздействиями среды, сколько системой поощрения и наказания, воздействующих на эмоциональный уровень регуляции поведения. Именно последствия действия определяют закрепление поведенческой реакции. Подобная трактовка механизма формирования поведения позволила поведенческим психологам в дальнейшем постулировать когнитивное опосредование эмоциональных реакций. Однако в классическом варианте обуславливание-научение у Б. Скиннера в большей мере еще базируется на физиологических механизмах эмоциональной фиксации поведенческой модели. Именно поэтому сам ученый не любил термин «научение». Подкрепление в скиннеровской концепции выполняет функцию не только формирования, но и сохранения поведенческих реакций. Без периодического подкрепления, по его мнению, происходит угасание приобретенной модели. Причем именно периодическое подкрепление эффективнее противостоит угасанию, нежели постоянное.

Интересной закономерностью обусловливания является последовательное приближение к желаемой модели поведения: сначала у человека подкрепляют любой результат поведения, сходный с желаемым, после чего начинают подкреплять только те реакции, которые в большей степени похожи на желаемую модель поведения. Другой особенностью физиологического объяснения моделирования поведения является возможность стимульного контроля: периодическое введение сопряженных с подкреплением результата желаемого поведения дополнительных стимулов (например, света) приводит к тому, что в присутствии дополнительного дискриминантного (т.е. различительного) стимула-раздражителя вероятность возникновения желаемой реакции повышается. В практике моделирования поведения эта обнаруженная Б. Скиннером специфика обусловливания может быть использована следующим образом. Например, нам нужно повысить вероятность использования презерватива у молодых людей с целью снизить у них выраженность поведения риска заражения заболеваниями, передаваемыми половым путем. В информационном ролике факт использования представителями целевой группы презерватива с целью сделать сексуальные контакты более безопасными в плане заражения мы можем сопроводить привлекающей внимание музыкой, интересным слоганом и ярким визуальным образом. В дальнейшем мы можем насытить среду, в которой происходит знакомство молодых людей (например, клубы, дискотеки), только этими элементами информационного сообщения и вправе ожидать, что вероятность возникновения у них связанной с этими дискриминантыми раздражителями модели поведения значительно повысится в силу установленных психофизиологических ассоциативных связей. Удаление дискриминантного стимула, связанного с определенной моделью поведения, которая проявляется слишком часто, способствует отвыканию от чрезмерного следования ей. На бытовом уровне идея дискриминантного стимула реализуется в эффекте узелка на память.

Еще одной ориентированной на физиологические механизмы детерминации поведенческих реакций служит концепция реципрокного торможения Дж. Вольпе. Этот психолог различал обусловленные, реактивные и реципрокные поведенческие реакции, связанные с механизмом физиологического возбуждения/торможения. Наряду с обусловленным физиологическим торможением поведенческой реакции, описанным в концепциях Павлова и Уотсона (через неприятные ощущения во время реализации этой модели поведения), Дж. Вольпе указывает на то, что поведенческая реакция может угасать самопроизвольно в силу эффекта физиологического привыкания (усталости). Также он обратил внимание на то, что проявление одной доминирующей в определенной ситуации реакции в присутствии другой, противоположной ей, уменьшает интенсивность последней. Эта закономерность и получила название реципрокного (взаимодополнительного) торможения.

Теория инкубации (усиления реакции через самоподкрепление) Г. Айзенка обращает внимание на то обстоятельство, что условный отрицательный стимул может вызывать не только уменьшение связанной с ним реакции, но, напротив, иногда усиливать ее (инкубировать), что приводит к парадоксальным реакциям. Например, стимул, вызывающий реакцию чрезмерного страха, может приводить к навязчивому повторению той модели поведения, в отношении которой применяется запугивание. По мнению Г. Айзенка, эмоция страха – это реакция, которая обладает свойствами физиологического влечения. Поэтому если страх связать с условным стимулом (например, пугающей информацией), то обусловленная с его помощью поведенческая реакция вместо угасания будет усиливаться.

Дальнейшее развитие поведенческих концепций связано с анализом когнитивной детерминанты поведения в структуре человеческого опыта. Когнитивный подход базируется на утверждении, что внешнее стимулирование и внешнее подкрепление сопровождаются познавательными процессами – когнитивной оценкой действующих в данной среде стимулов. Внешние стимулы и физиологические реакции вызывают определенные мысли (когниции как результат познавательной, сознательной оценки контекста, в котором эти стимулы проявляются). Любое физиологическое состояние подвергается сознательной интерпретации, вызывает какие-то мысли у человека. Именно эти мысли-интерпретации вызывают, в свою очередь, адекватные их содержанию эмоциональные состояния, которые выражаются в определенной модели поведения, соответствующей когнитивной оценке ситуации.

В качестве примера когнитивного опосредования можно предложить следующий случай.

Перед экзаменом студент пытается за три дня выучить материал, которым он не занимался в течение всего семестра. В силу напряженного труда у него наступает физиологическое истощение. Мотивация сдать экзамен заставляет его учить материал «через силу», что вызывает запредельное торможение. В результате, он перестает полностью понимать прочитанное. Звонки друзьям, которые тоже готовятся к этому экзамену, демонстрируют ему, что они в достаточной мере понимают необходимый для сдачи экзамена материал. Но он не учитывает, что у них нет запредельного торможения, блокирующего познавательные процессы. В результате у него возникает оценка-интерпретация возникшей ситуации в виде когниции «Я – дурак». Когниция имеет прогнозируемую негативную оценку на экзамене, что грозит отчислением или дополнительными отрицательными результатами. Эта оценка вызывает у него отрицательные эмоции, которые выражаются в поведении избегания: он уходит гулять, чтобы изменить свое эмоциональное состояние. Следовательно, поведение студента оказалось неадаптивным для его социальной ситуации.



Вопрос 2. Основными элементами, на которые можно воздействовать с целью коррекции дезадаптивного поведения, являются физиология и когнитивные представления о ситуации. Эмоциональные реакции выступают их следствием. А поведение – следствием эмоционального реагирования.

Описанная последовательность детерминант человеческого поведения указывает на одно важное обстоятельство: поведение человека нельзя изменить голым, лишенным эмоциональной окраски знанием, не связанным эмоционально с опытом конкретного человека. Лекции, беседы и другие способы воздействия на когнитивную сферу человека, не будучи опосредованы эмоциональной оценкой, связанной с содержанием жизненного опыта личности, никогда не будут влиять на изменение поведения. Важно всегда учитывать, какую эмоциональную реакцию будет вызывать та или иная информация и связана ли эта эмоциональная реакция с конкретными событиями (опытом) человека.

Физиологическая основа поведенческих реакций может рассматриваться первоочередным элементом человеческого опыта, на который следует воздействовать при оказании психологической помощи, в том числе – с помощью психофармакологических или психомодерирующих средств. Именно с таким пониманием механизма возникновения психологических проблем (когда проблемное поведение рассматривается в качестве психофизиологической модели реагирования) связаны рекомендации, например, высыпаться перед трудным делом, принимать успокоительные средства и другие вещества, модерирующие психическую активность мозга. Также в качестве средств воздействия на физиологические механизмы поведения при оказании психологической помощи могут выступать аутотренинг, музыка и т.п.

Несомненно, физиологическая основа поведения может учитываться специалистом, оказывающим психологическую помощь. Однако физиология – далеко не единственный элемент поведения, на который можно воздействовать. Кроме того, этот элемент должен рассматриваться наряду с другими уровнями психического реагирования.

Вторым направлением работы является работа с когнициями клиента. Это направление в большей мере отвечает современным представлениям психологов о взаимообусловленности психофизиологических и когнитивных компонентов психологической реальности: определенные когниции могут вызывать определенные физиологические состояния, что находит интерпретацию в различных психосоматических концепциях.

Во-первых, трудности могут концептуализироваться по причине их происхождения (в представлениях клиента): это могут трудности внешнего плана, связанные с обстоятельствами жизни, и трудности внутреннего плана, связанные с личностными особенностями клиента. В случае если трудности концептуализируются клиентом в качестве трудностей внешнего плана, он не имеет на них влияния, что приводит к возникновению эмоциональных нарушений. В случае если трудности интерпретируются в качестве трудностей внутреннего плана, они приводят к личностным нарушениям, которые, в свою очередь, связаны с базовыми представлениями о своей личности. Базовыми являются когниции клиента о себе как об автономной или социотропной личности (по их содержанию).

Когниция автономной личности характеризуется утверждением: «Если я не победил, то – проиграл». Этот концепт не учитывает никаких возможных внешних обстоятельств неудачи, проблемы, возможного влияния других людей, а приписывает ответственность исключительно способностям личности справляться с затруднениями.

Когниция социотропной личности характеризуется утверждением: «Если мои представления о себе не подтверждаются другими людьми, то я действительно ничего хорошего собою не представляю». Такая личность полностью зависима от мнения окружающих, что и приводит ее зачастую к действию не в соответствии со своими интересами в ситуации.

Исходя из этого деления когниций можно вывести базовые убеждения, касающиеся самоэффективности личности (ее убежденности в возможности справиться самостоятельно с возникшей ситуацией) и ожидания последствий за свое поведение (хорошие или плохие социальные последствия будут от этого поведения).

Сами по себе когниции и связанные с ними модели поведения не являются изначально адаптивными или дезадаптивными без учета социального контекста. Любая модель поведения может быть адаптивной в одном социальном контексте и дезадаптивной – в другом. Скорее речь нужно вести о гибкости/ригидности в выборе той или иной модели поведения, гибкости/ригидности когнитивных интерпретаций ситуации, о возможности изменения центральных убеждений.



Вопрос 3. Поведенческие методы оказания помощи.

Метод систематической десенсибилизации.

Предложен Джозефом Вольпе (Южно-Африканский психолог-психотерапевт) в 1952 г. для коррекции высокого уровня личностной тревожности. Предпосылки метода: методика реципрокного торможения, разработанная на животных (кошках). Суть реципрокного торможения: на фоне устраняемой реакции обуславливается новая реакция, несовместимая с первой. Например, тревога и релаксация. Тревожность может быть нейтрализована формированием реакции релаксации на стимул, который прежде вызывал реакцию тревоги. При работе с кошками эффективное снижение уровня экспериментально вызванной тревожности достигалось через процедуру кормления. С людьми эта процедура не сработала. Тогда Вольпе начал поощрять своих пациентов к выражению гнева и неповиновения, помогая им вербализовать их мысли и ощущения. Затем он провел серию экспериментов, во время которых в воображение глубоко расслабленного клиента подавались слабо раздражающие стимулы. Вольпе заметил, что если предлагаемые обстоятельства вызывали легкую тревогу, то при последовательных повторах уровень тревожности уменьшался, пока не исчезал окончательно. Фактически это было открытием феномена систематической десенсибилизации. Позднее Вольпе обнаружил, что тревога может подавляться с помощью целого ряда других реакций организма, в частности, чувством комфорта, которое пытаются вызвать у клиентов все психологи. Это объясняло тот факт, что у 40% клиентов наблюдается улучшение состояния вне зависимости от формы терапии.

Процедура десенсибилизации: расслабление клиента и предъявление ему/ей серии стимулов, сходных со стимулом, вызывающим беспокойство (вариант – в состоянии глубокой релаксации у клиента вызываются представления о ситуациях, приводящих к возникновению страха). Затем посредством углубления релаксации клиент снимает возникающую тревогу. В воображении представляются различные ситуации от самых легких к трудным, вызывающим наибольший страх. Стимулы предъявляются (или представления вызываются) до тех пор, пока реакция беспокойства не угасает, и даже самый сильный стимул перестает вызывать страх.

В самой процедуре систематической десенсибилизации можно выделить три этапа: овладение методикой мышечной релаксации, составление иерархии ситуаций, вызывающих страх, собственно десенсибилизация (соединение представлений о ситуациях, вызывающих страх с релаксацией.

Методика прогрессирующей мышечной релаксации Джекобсона. С помощью концентрации внимания сначала формируется способность улавливать напряжение в мышцах и чувство мышечного расслабления. Затем отрабатывается навык овладения произвольным расслаблением напряженных мышечных групп. Все мышцы тела делятся на 16 мышечных групп. Последовательность упражнений в процессе овладения этой методикой такова:



  • от мышц верхних конечностей (от кисти к плечу, начиная с доминантной руки)

  • к мышцам лица (лоб, глаза, рот),

  • шеи,

  • грудной клетки,

  • живота,

  • к мышцам нижних конечностей (от бедра к стопе, начиная с доминантной ноги).

Упражнения начинаются с кратковременного (5-7-сек.) напряжения первой группы мышц, которые затем полностью расслабляются. Внимание клиента сосредотачивается на чувстве расслабления в этой области тела. Упражнение в одной группе мышц повторяется до тех пор, пока пациент не почувствует полного расслабления. Только после этого переходят к следующей группе мышц. По мере приобретения навыка в расслаблении отдельных групп мышц мышечные группы укрупняются, сила напряжения в мышцах уменьшается и постепенно внимание все более акцентируется на воспоминании чувства расслабления.

Основание: при тревоге мышцы напрягаются!

В методике систематической десенсибилизации релаксация по Джекобсону проводится в ускоренном темпе (в классическом варианте 6-12 месяцев 1-3 раза в неделю по 1 часу) и занимает 8-9 сеансов.

Затем составляется иерархия ситуаций, вызывающих страх. В связи с тем, что у пациента могут быть различные фобии, все вызывающие страх ситуации делятся по тематическим группам. Для каждой группы пациент должен составить список ситуаций от самых легких до самых тяжелых. Ранжирование желательно проводить совместно с психологом. Обязательное условие составления списка – реальное переживание страха в такой ситуации, т.е. она не должна быть воображаемой.

Собственно десенсибилизация. Обсуждается способ обратной связи во время сеанса: как пациент будет информировать психолога о наличии или отсутствии у него страха в момент представления ситуации. Например, отсутствие страха – поднятие указательного пальца правой руки, а наличие страха – левой руки. Представления ситуаций осуществляются согласно составленному списку. Пациент воображает ситуацию 5-7 секунд, а затем устраняет возникшую тревогу путем усиления релаксации (до 20 секунд). Представление ситуации повторяется несколько раз, и если тревога больше не возникает, переходят к следующей ситуации. В течение одного занятия отрабатываются 3-4 ситуации из списка. В случае появления выраженной тревоги, не угасающей при повторных предъявлениях ситуации, возвращаются к предшествующей.

При простых фобиях проводится 4-5 сеансов. В более сложных случаях - 12 и более.

Лучше всего подходит к коррекции монофобий, которые не могут быть сенсибилизированы в реальной жизни из-за сложности или невозможности найти адекватный стимул. Например, страх полета в самолете, боязнь змей.

Систематическая десенсибилизация менее эффективна, когда тревога подкрепляется вторичным выигрышем от неадаптивного поведения. В этом случае коррекция нуждается в сопровождающей психотерапии.

Возможно проведение десенсибилизации в реальной жизни. Два этапа: составление иерархии ситуаций, вызывающих страх, и собственно десенсибилизация (тренировка в реальных ситуациях). В список ситуаций здесь включаются только такие, какие могут повторены неоднократно. На втором этапе психолог или его ассистент сопровождают клиента, побуждая его усиливать страх согласно списку. Вера в психолога, чувство безопасности, испытываемое в его присутствии, являются противообусловливающими факторами, повышающими мотивацию к столкновению со стимулами, вызывающими страх. Поэтому такой способ хорош только в случае хорошего контакта психолога и клиента.

Вариантом методики также является контактная десенсибилизация, которая чаще применяется при работе с детьми. Здесь также составляется список ранжированных по степени испытываемого страха ситуаций. Однако на втором этапе кроме побуждения со стороны психолога к телесному контакту с объектом, вызывающим страх, присоединяется моделирование (выполнение другим ребенком, не испытывающего страха, действий согласно составленному списку).

Еще одним детским вариантом методики систематической десенсибилизации выступает эмотивное воображение. Здесь используется воображение ребенка, позволяющее ему легко отождествлять себя с любимыми героями и разыгрывать ситуации, в которых они участвуют. Психолог при этом направляет игру ребенка таким образом, чтобы он в роли этого героя постепенно сталкивался с ситуациями, вызывающими страх. Методика эмотивного воображения включает 4 стадии: составление иерархии тревожащих объектов или ситуаций; выявление любимого героя (героев), с которыми ребенок хочет себя идентифицировать; выяснение фабулы возможного действия, которое он в образе этого героя хотел бы совершить; ролевая игра, когда ребенка просят с закрытыми глазами вообразить ситуацию, близкую к повседневной жизни, и постепенно вводят в нее его любимого героя; собственно десенсибилизация, когда ребенок вовлекается эмоционально в игру, в действие вводится первая ситуация из списка. Если у ребенка не возникает страха, переходят к следующим ситуациям.

2. Методика наводнения (иммерсия).

Если в систематической десенсибилизации погружение в ситуацию, вызывающую страх, происходит постепенно, то здесь подчеркивается эффективность быстрого столкновения, переживания сильной эмоции страха. Чем резче столкновение, чем длительнее переживание страха, тем в большей степени осуществляется наводнение.

Методика наводнения заключается в том, что пациента побуждают столкнуться с реальной ситуацией, вызывающей страх, и убедиться при этом в отсутствии возможных негативных последствий. Для этого клиент должен находиться в такой ситуации и как можно дольше испытывать как можно сильный страх. Методика эффективна только при выполнении ряда условий. Если у человека есть органическая патология, то его состояние может ухудшиться под влиянием интенсивного стресса. Нельзя применять при плохом сердце, астме. С самого начала коррекции клиент должен стать активным участником процесса. Для этого его необходимо заранее как можно более полно проинформировать о механизмах действия этого метода, о причинах длительности страха. Обсуждаются конкретные задачи, которые согласен реализовать пациент, обсуждается интенсивность конфронтации со стимулом, преимущества быстрой или постепенной конфронтации применительно к конкретному пациенту. Должна быть исключена возможность использования механизмов скрытого избегания: человек может удаляться от пугающей ситуации через воображение или интеллектуальную деятельность; если человека кто-то сопровождает, то клиент может начать беседовать со своим сопровождающим на темы, требующие внимания и сосредоточения. В этих случаях клиент удаляется от реальной ситуации, вызывающей страх, и снижает интенсивность своей тревоги. Клиенту следует объяснить, что скрытое избегание – снижение субъективного уровня страха – только закрепляет страх: поведение избегания подкрепляет поведение избегания, но не снимает страх. Пребывание в ситуации страха должно длиться не менее 45 минут. Тренировки проводятся ежедневно, и их необходимо выполнять, не взирая ни на какие обстоятельства (чаще всего эти обстоятельства есть рационализации нежелания выполнять упражнение). Члены семьи также должны быть предупреждены о коррекции, участвовать в ней и не противодействовать. Обязательны письменные отчеты о самостоятельных тренировках в те периоды, когда они выполняются без присутствия психолога.



Когнитивные методики изменения поведения.

Методика рилизинга (высвобождения). Используется для противодействия стрессу, возникающему в ситуации, когда человек оказывается перед необходимостью немедленно изменить что-то, что быстро изменить трудно или просто невозможно. В этой ситуации возникает чрезмерная вовлеченность в достижение недостижимой цели, сопровождаемая нарастанием внутреннего напряжения и тревоги. Осознание происходящего и его механизмов совсем не обязательно ведет устранению стрессового состояния. Клиенту помогают ослабить стремление избавиться от стресса любой ценой (потому что это стремление только усугубляет проблему, а не решает ее). Чрезмерная включенность в проблему ослабевает, напряжение спадает.

Цель коррекции – снижение непродуктивных усилий по решению проблемы. Выявляется и подчеркивается чрезмерность вовлечения в проблемно-решающее поведение. Для клиента становится очевидным, что отказ от желания немедленно изменить что-то одновременно снимает необходимость заниматься целой сетью соотносящихся с этим фактов, переполняющих его сознание. Клиент убеждается, что, оставив проблемы в покое, он не станет пассивным, не лишится мотивации к решению проблемы. Это очень важно, поскольку многие заблуждаются, что отказ от желания изменить что-либо равнозначен отказу от желания личностного роста. Желание в методике рилизинга означает перехлест установки, лишь затрудняющий достижение цели. Рилизинг должен очистить сознание и помочь сделать конструктивный выбор. Существенная доля успеха зависит от внушаемости субъекта и в вере в психолога, рекомендующего иной способ решения проблемы. Нельзя решать этим методом серьезные эмоциональные проблемы. Эта методика может снизить уровень стресса у людей, лишенных психодинамических защитных механизмов, что заставляет их продолжать неэффективное решение нерешаемой или трудноразрешаемой проблемы.

Когнитивная коррекция поведения (А. Бек).

Поведение опосредствуется когнитивными структурами (схемами), которые становятся активными при действии специфических стимулов или обстоятельств. Схемы организуют опыт и поведение. Поэтому затруднения в реализации новых поведенческих моделей могут быть связаны с когнитивными искажениями видения ситуации (аберрациями).

Когнитивные искажения — это систематические ошибки в суждениях под влиянием эмоций. К ним относятся:

Персонализация — склонность интерпретировать собы­тие в аспекте личных значений. Например, люди с повы­шенной тревожностью считают, что многие события, со­вершенно с ними не связанные, касаются их лично или направлены против них лично. Так, встретив хмурый взгляд прохожего, клиент думает: «Он чувствует ко мне отвраще­ние. Все при виде меня чувствуют отвращение». Таким обра­зом, клиент переоценивает как частоту, так и степень отри­цательных чувств, которые он вызывает у других людей.

2. Дихотомическое мышление. Невротизированный кли­ент склонен мыслить крайностями в ситуациях, задеваю­щих его чувствительные места, например самооценку, при вероятности подвергнуться опасности. Событие обозначает­ся только в черных или белых красках, только как хорошее или плохое, прекрасное или ужасное. Такое свойство назы­вается дихотомическим мышлением. Человек воспринимает мир только в контрастных красках, отвергая полутона, ней­тральное эмоциональное положение.

3. Выборочное абстрагирование (извлечение). Это кон­цептуализация ситуаций на основе детали, извлеченной из контекста, при игнорировании другой информации. Напри­мер, на шумной вечеринке молодой человек начинает рев­новать свою девушку, которая склонила голову к другому человеку, чтобы лучше его расслышать.

4. Произвольные умозаключения — бездоказательные или даже противоречащие очевидным фактам умозаключения. Например, работающая мать в конце тяжелого рабочего дня делает вывод: «Я — плохая мать».

5. Сверхгенерализация — неоправданное обобщение на ос­нове единичного случая. Например, клиент сделал ошибк>, но думает: «Я всегда все делаю неправильно». Или после неудачного свидания женщина делает вывод: «Все мужчины одинаковы. Они всегда будут ко мне плохо относиться. У меня никогда ничего не получится в отношениях с мужчи­нами».

6. Преувеличение (катастрофизация) — преувеличение последствий каких-либо событий. Например, клиент дума­ет: «Если эти люди обо мне плохо подумают — это будет . просто ужасно!»; «Если я буду на экзамене нервничать — я рбязательно провалюсь и меня сразу выгонят».

Виды схем, организующих поведение:



  • когнитивные (касаются регулирования процессов абстрагирования, интерпретации, воспоминания, оценки);

  • эмоциональные (ответственны за возникновение чувств по поводу той или иной ситуации);

  • мотивационные (определяют желания и стремления);

  • инструментальные (готовят людей к действию);

  • контрольные (управляют действиями).

  • Структурные качества схем:

  • гибкость,

  • широта,

  • относительная доминантность в когнитивной организации, «энергетика» схем (латентные – гипервалентные).

Этапы когнитивной коррекционной работы

1. Сведение проблем — идентификация проблем, имею­щих в основе одни и те же причины и их группировка. Это касается как симптоматики (соматической, психологичес­кой, патопсихологической), так и собственно эмоциональ­ных проблем. При этом достигается укрепление мишеней коррекционного воздействия.

Другим вариантом сведения проблем является иденти­фикация первого звена в цепи, который и запускает всю цепь символов.

2. Осознание и вербализация неадаптивных когниции, ис­кажающих восприятие реальности.

Неадаптивная когниция — это любая мысль, вызываю­щая неадекватные или болезненные эмоции и затрудняю­щих решение какой-либо проблемы. Неадаптивные когни­ции носят характер «автоматических мыслей»: возникают без какого-либо предварительного рассуждения, рефлекторно. Для клиента они имеют характер правдоподобных, вполне обоснованных, не подвергаемых сомнению. «Автоматичес­кие мысли» непроизвольны, не привлекают внимания кли­ента, хотя и направляют его поступки. Автоматические мысли менее доступны осознанию, чем произвольные, но не так глубоко «спрятаны», как схемы (глубинные убеждения). Автоматические мысли отражают содержание схем. Автоматические мысли являются часть внутренних монологов: то, что люди говорят сами себе в тех или иных ситуациях взаимодействия. Они могут принимать форму слов или образов (проявляются не только вербально, но и невербально – тон, мимика, жесты). Возникают очень быстро и предшествуют появлению соответствующих эмоций. Имеют обсессивно-компульсивный характер.

Для распознавания неадаптивных когниции использует­ся прием «коллекционирование автоматических мыслей».

Клиенту предлагается сосредоточиться на мыслях или образах, вызывающих дискомфорт в проблемной ситуации (или сходной с ней). Сфокусировавшись на автоматических мыслях, клиент может распознать их и зафиксировать. Обыч­но вне проблемной ситуации эти мысли осознаются с тру­дом, например у людей, страдающих фобиями. Опознава­ние их облегчается при реальном приближении к такой си­туации. Неоднократное приближение или погружение в ситуацию позволяет сначала осознать, осуществить «кол­лекционирование» их, а впоследствии вместо сокращенного (как в телеграмме) варианта представить его в более раз­вернутом виде.

3. Отдаление — процесс объективного рассмотрения мыс­лей, при котором клиент рассматривает свои неадаптивные когниции как обособленные от реальности психологичес­кие явления.

После того как клиент научился идентифицировать свои неадаптивные когниции, ему необходимо научиться рас­сматривать их объективно, т.е. отдалиться от них.

Отдаление повышает способность клиента проводить гра­ницу между мнением, которое надо обосновать («я считаю, что...») и неопровержимым фактом («я знаю, что...»). Отда­ление развивает умение осуществлять дифференциацию меж­ду внешним миром и своим отношением к нему. Путем обо­снования, доказательства реальности своих автоматических мыслей клиентом психолог облегчает дистанцирование кли­ента от них, формирует у него навык видения в них гипо­тез, а не фактов. В процессе отдаления клиенту становится более ясным путь искажения восприятия события.

4. Изменение правил регуляции правил поведения. Для регуляции своей жизни и поведения других людей клиенты используют правила (предписания, формулы). Эти системы правил в значительной степени предопределяют обо­значения, истолкование и оценку событий. Те правила регу­ляции поведения, которые носят абсолютный характер, вле­кут за собой регуляцию поведения, не учитывающую реаль­ной ситуации и поэтому создающую проблемы для клиента. Для того чтобы у клиента не было таких проблем, ему необходимо модифицировать их, сделать менее генерализованными, менее персонифицированными, более гибкими, больше учитывающими реальность.

Содержание правил регуляции поведения центрируется вокруг двух основных параметров: опасности — безопаснос­ти и боли — удовольствия. Ось опасности — безопасности включает события, связанные с физическим, психологи­ческим или психосоциальным риском. Хорошо адаптиро­ванный человек обладает достаточно гибким набором точ­ных правил, позволяющим соотносить их с ситуацией, ин­терпретировать и оценивать имеющуюся степень риска. В ситуациях физического риска показатели последнего могут быть достаточно верифицированы по одному или несколь­ким характеристикам. В ситуациях психологической или пеи-хосоциальной угрозы верификация таких показателей зат­руднена. Например, человек, руководствующийся правилом «Будет ужасно, если я окажусь не на высоте», испытывает трудности в общении из-за неясного определения понятия «быть на высоте», и с этой же неопределенностью связана его оценка эффективности своих взаимодействий с партне­ром. Свои предположения о неудаче клиент проецирует на восприятие его другими.

Все приемы изменения правил, имеющих отношение к оси опасности — безопасности, сводятся к восстановлению у клиента контакта с избегаемой ситуацией. Такой контакт может быть восстановлен при погружении в ситуацию в воображении, на уровне реального действия с четкой вер­бализацией новых правил регуляции, позволяющих испыты­вать умеренный уровень эмоций.

Правила, центрированные вокруг оси боли — удоволь­ствия, приводят к гипертрофированному преследованию определенных целей в ущерб другим. Например, человек, следующий правилу «Я никогда не стану счастливым, если не буду знаменитым», обрекает себя на игнорирование дру­гих сфер своих отношений в угоду рабскому следованию этому правилу. После выявления таких позиций психолог помогает клиенту осознать ущербность подобных правил, их саморазрушающий характер, объясняет, что клиент был бы счастливее и меньше страдал, если бы руководствовался более реалистическими правилами.

Классификация поведенческих правил

1. Правила, формулирующие ценностные установки, вы­зывающие определенные стимулы, которые субъективно вос­принимаются по-разному, порождают у клиентов положи­тельные или отрицательные эмоции (например: «Немытые овощи канцерогенны»).

2. Правила, связанные с воздействием стимула (напри­мер: «После развода все будет по-другому»).

3. Поведенческие оценки (например: «Так как я заика­юсь, никто меня не слушает»).

4. Правила, связанные с эмоционально-аффективным опытом личности (например: «При одном воспоминании об экзамене у меня появляется дрожь в спине», «У меня нет больше надежды»),

5. Правила, связанные с воздействием реакции (напри­мер: «Я буду более пунктуальным, чтобы не вызвать гнева шефа»).

6. Правила, связанные с долженствованием и возникаю­щие в процессе социализации личности (например: «Чело­век должен получить высшее образование, чтобы быть сча­стливым»).

5. Перемена отношения к правилам саморегуляции.

6. Проверка истинности правил, замена их новыми, бо­лее гибкими.

Первоначально желательно использовать навыки продук­тивного решения проблем клиентом в непроблемной сфере, а потом генерализовать эти навыки в эмоционально-проблем­ную сферу.


Техники

1. «Сократовский диалог». Беседа является главным те­рапевтическим инструментом в когнитивной психокоррек­ции. Психолог тщательно составляет вопросы для обеспече­ния нового научения. Цель постановки этих вопросов сво­дится к следующему:

— прояснить или определить проблемы клиента;

— помочь клиенту идентифицировать мысли, образы, предположения;

— изучить значения событий для клиента;

— оценить последствия поддержания неадаптивных мыс­лей и поведения.

На основании ответов на выстроенные вопросы клиент приходит к определенным логическим заключениям. Воп­росы ставятся таким образом, чтобы подвести его к неиз­бежному выводу и чтобы при этом клиент не прибегал к психологическим защитам. То есть, чтобы клиент мог по­смотреть на свои предположения с другой точки зрения таким образом, чтобы психологические защиты не мешали осознанию этого другого положения.

2. «Заполнение пустоты». Метод используется, когда уро­вень испытываемых эмоций носит умеренный характер и когниций, сопровождающие их, нечетки, недостаточно оформлены.

Для выявления неосознаваемых мыслей пациента клиен­ту предлагают заполнить следующую последовательность:

А-> — какое-нибудь событие.

С-> — эмоциональная реакция клиента на событие.

В-> — мысли клиента, связывающие эти два события.

Клиента учат наблюдать за последовательностью внешних событий (А) и реакций на них (С). Клиенту необходимо заполнить пустоту в своем сознании (В), которое является связующим звеном между А и С. В — это мысли или обра­зы, возникавшие в этот промежуток и делающие понятной связь между А и С.

Например, увидев на улице давнего знакомого, клиент почувствовал грусть и печаль. А — встреча с человеком; С — печаль; В— когниция, связывающая эти два события. Далее клиент объясняет: «Увидев этого человека, я подумал, что, возможно, он меня не узнает или скажет, что я плохо выгля­жу, или грубо ответит и это меня огорчит. После этого воз­никло чувство печали». После того как связь между событием и эмоциональной реакцией вскрыта клиентом, психолог мо­жет на основании полученных данных вьщвинуть гипотезу и представить ее для обсуждения (подтверждения) клиенту.

Клиент имеет право согласиться или не согласиться с психологом и найти более точные формулировки своих убеж­дений. Как только убеждение идентифицировано, оно от­крыто для модификации. Модификация убеждения осуще­ствляется следующими способами:

— психолог может спросить у клиента, является ли убеж­дение разумным;

— может попросить клиента привести доводы «за» и «про­тив» сохранения этого убеждения;

— психолог может попросить клиента предоставить до­казательства, факты, противоречащие этому убежде­нию (т.е. опровергнуть его).

3. Декатастрофизация (техника «что... если»). Техника предназначена для исследования действительных фактичес­ких событий и последствий, которые в представлении кли­ента наносят ему психологический ущерб и вызывают чув­ство тревоги. Эта техника помогает клиентам справиться с последствием события, сопряженного со страхом.

В беседе с психологом рассматривается ситуация, кото­рая пугает клиента и воспринимается им как катастрофи­ческая. Психолог задает клиенту вопрос: «А что будет, если эта ситуация наступит?» Клиент перечисляет возможные последствия этой ситуации. Психолог повторяет вопрос: «А что будет, если... ?» При рассмотрении всех последствий си­туации клиент приходит к выводу о том, что ситуация не настолько значима, как представлялась ему в самом начале беседы.

4. Когнитивная реатрибуция. Методика представляет со­бой последовательность действий с целью изменения патологизирующих клиента автоматизированных (навыков) «це­почек мыслей», направлена на проверку правильности убеждений клиента. Психолог и клиент рассматривают аль­тернативные причины событий. Техника реатрибуции пред­полагает проверку реальности и исследование всех фактов, которые повлияли на возникновение ситуации. Она вклю­чает следующие приемы:

А. Проверка наполненности когниций (автоматических мыслей и убеждений) клиента реальным содержанием. Поиск альтернативных путей определения ответственности и установления причин. Один из вариантов: оценка степени ответственности, которую клиент берет на себя в вязи с отрицательными событиями и результатами по шкале 0-100%; после чего психолог пытается разговорить клиента на альтернативные объяснения.

Б. Выявление несостоятельности представлений клиента о причинах патологизирующей его цепочки суждений. Объек­том воздействия на этой стадии являются здравые сужде­ния, которыми клиент привычно обосновывает свое чув­ство вины, тревогу, неполноценность, проявления агрес­сивности.

В. Закрепление новых атрибуций (в дискуссии, ролевой игре, в повседневной жизни).

5. Переформулирование. Техника, предназначенная для мо­билизации человека, который считает, что проблема не кон­тролируется им. Клиенту предлагается сформулировать про­блему по-новому, с тем, чтобы она получила конкретное и специфическое звучание. Например, человеку, который счи­тает: «Никто не обращает на меня внимание», — предлагает­ся переформулировать проблему: «Мне нужно эмоциональ­ное тепло. Я его не получаю. Поэтому мне нужно протянуть руку другим людям, чтобы обо мне позаботились».

6. Децентрализация. Метод освобождения клиента от свой­ства видеть в себе точку сосредоточения всех событий. Для проверки искаженных убеждений клиента ему предлагается провести поведенческие эксперименты.

Например, один клиент считал, что во время совещания все за ним наблюдают, замечают его неуверенность, поэто­му он предпочитал молчать, не высказываться. Из-за этого у него были проблемы с руководством. Клиенту было пред­ложено понаблюдать за окружающими вместо того, чтобы сосредоточиваться на своем дискомфорте. Когда он понаб­людал за сотрудниками, то увидел, что одни люди слуша­ют выступающего, другие — что-то пишут, третьи — меч­тают. Он пришел к выводу, что другие озабочены своими делами, а не отношением к нему. И его отношение к себе изменилось.

7. Проверка гипотезы. Клиент, находящийся в эмоцио­нально неустойчивом состоянии, имеет свою гипотезу, объяс­няющую такое его состояние. Психолог просит привести кон­кретные факты, объясняющие данную гипотезу. При этом нельзя пользоваться обобщающими ярлыками, неясными терминами и неопределенными понятиями.

Например, клиент утверждает, что он плохой учитель. Психолог просит привести факты, аргументы в пользу та­кого заключения. При рассмотрении этих аргументов может выясниться, что не учтены какие-то стороны деятельности. После этого клиента просят привести факты обратной свя­зи: мнения родителей, суждения, отзывы учеников, коллег по работе, которые должен добыть сам клиент. После рас­смотрения всех фактов в совокупности клиент приходит к выводу, что на самом деле он не такой плохой, как ему казалось и его мнение о себе ошибочно.

8. Планирование деятельности. Эта процедура сводится к тому, что клиента просят составить распорядок дня, наме­тить план той или иной деятельности и выставить оценки степени удовлетворения от этой деятельности, используя шкалу от 0 до 10 баллов. Заполнение таких распорядков дня и последующий их анализ с психологом приводит к тому, что клиент убеждается в том, что он в состоянии контроли­ровать свое поведение. И его эмоциональная оценка этой деятельности зависит от целого ряда факторов, что приво­дит к изменению эмоционального отношения к себе и к той деятельности, которой он занимается. Например, те клиенты, которые считают, что они нахо­дятся постоянно в тревожном состоянии, видя свою оценку разных видов деятельности, убеждаются в том, что сила эмоционального напряжения варьирует в зависимости от времени дня или выполняемой работы и что на самом деле их переживания не так глубоки, как им представлялось до заполнения этого распорядка.



Контрольные вопросы к лекции.

  1. На какие принципы опирается психологическая помощь в рамках когнитивно-поведенческой парадигмы?

  2. Из каких элементов складывается формула человеческого опыта?

  3. Чем респондентное научение отличается от оперантного?

  4. В чем заключается механизм реципрокного торможения?

  5. Объясните, почему согласно теории инкубации нагнетание страха не снижает, а усиливает влечение к той модели поведения, от которой стремятся отвратить человека?

  6. Объясните, почему поведение нельзя изменить одним лишь распространением знания о желательной модели поведения?

  7. С чем связана проблемность поведения клиента психологической помощи?

  8. Опишите этапы процедуры систематической десенсибилизации.

  9. Чем отличается детский вариант систематической десенсибилизации?

  10. В чем заключается суть методики наводнения?

  11. Что представляет собой когнитивная реатрибуция?

Список литературы.

  1. Бурлачук Л.Ф. Психотерапия [Текст]: учебник для вузов / Л.Ф. Бурлачук, А.С. Кочарян, М.Е. Жидко. 2-е изд., стереотип. – СПб.: Питер, 2007. — 480 с.

  2. Глэддинг С. Психологическое консультирование [Текст]: учебник для студентов вузов / C. Глэддинг. Пер. с англ. А. Можаев. 4-е изд. – СПб.: Питер, 2002. – 736 с.

  3. Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования [Текст]: учеб. для вузов / Р. Нельсон-Джоунс. – СПб.: Питер, 2000. – 464 с.

  4. Осипова А.А. Общая психокоррекция [Текст]: учеб. для вузов / А.А. Осипова. – М.: ТЦ «Сфера», 2007. – 510 с.


Тема 10. Социально-психологические концепции моделирования поведения (А. Бандура, И. Айзен)

1. Моделирование поведения по А. Бандуре.

2. Технологии информирования в процессе научения поведению.

3. Планирование поведения И. Айзену.

К социально-психологическим поведенческим концепциям, в первую очередь, относится теория социального научения, предложенная А. Бандурой. Эта теория утверждает, что на поведение влияют не только когнитивные и физиологические процессы, но также социальные факторы. Влияние социальных факторов связано с особенностями когнитивных процессов у человека.

Во-первых, люди обладают способностью к символизации собственного жизненного опыта, превращения его в знаки, значения которых имеют культурное происхождение.

Во-вторых, на основе значений знаков жизненного опыта люди обладают способностью к предвидению результатов своих действий. Поэтому в большинстве случаев поведение мотивируется не непосредственно стимулами, а предсказанием их действия (поведение регулируется предусмотрительностью). Предвидение не есть простой учет суммы имевшихся в опыте последствий, а результат размышления с использованием знаков-символов.

В-третьих, в основе научения лежит способность опосредования (викарная способность) – наблюдение за поведением других и последствиями этого поведения.

В-четвертых, люди обладают способностью к саморегуляции через развитие внутреннего стандарта (образца) поведения.

В-пятых, люди обладают способностью к самоанализу – могут анализировать свой опыт, оценивать адекватность своих мыслей и поступков и моделировать различные варианты возможных поступков.

А. Бандура предложил концептуальную модель триадической взаимности факторов поведения: внутренняя детерминация, внешняя (средовая) детерминация, взаимная средово-личностная детерминация (через когнитивный процесс).

Основным механизмом формирования поведения А. Бандура считал наблюдение за моделью-образцом. Поведение модели служит стимулом для формирования подобных мыслей, установок или действий со стороны наблюдателя. Большое значение придается способности к самоанализу, тогда как внешние воздействия имеют в большей мере вспомогательную функцию фасцилитации (способствования). Само по себе подкрепление поведения не обеспечивает научение ему. Наблюдение за моделью инициирует мыслительные процессы: размышления о применимости, адекватности наблюдаемого поведения, оценку наблюдаемых и предполагаемых последствий этого поведения, сравнение новой модели с уже имеющимися в опыте личности поведенческими паттернами и навыками.

Научение через наблюдение включает четыре основных процесса,



  1. Проявление внимания к модели поведения. Модель должна привлекать внимание человека с помощью стимулов различного порядка: пригодность модели к имеющимся условиям и потребностям личности, эффективность реализации этой модели в данных условиях, соответствие представлениям о себе и ценностным ориентациям; характеристики протекания сенсорных процессов у наблюдателя, уровень возбуждения наблюдателя, сформированные в прежнем опыте навыки поведения.

  2. Сохранение модели поведения в памяти в виде эмоционально привлекательного образа либо в виде легко вспоминаемого вербального символа (лозунга). Модель, соотносящаяся с прежним опытом наблюдателя и имеющая для него значение, запомнится с большей долей вероятности.

  3. Продуцирование. Смоделированные в голове поведенческие паттерны, символически включенные в собственный жизненный опыт, должны быть реализованы, опробованы в виде реальных действий. Поэтому в голове должная сложиться точная модель конкретных действий, которые можно делать. В дальнейшем эта модель по принципу обратной связи будет корректироваться (на основе полученных результатов).

  4. Мотивация. Люди могут научиться поведению, иметь точную когнитивную модель действий, но не следовать ей. Наблюдатель быстрее будет следовать модели, если оно а) будет приносить внешнюю выгоду, б) будет положительно оцениваться, в) приносит видимую пользу другому человеку, который демонстрирует эту модель в жизни. Причем, здесь срабатывает социально-психологический эффект установки: способность предвидения на основе заранее сложившейся схемы поведения может приводить к обращению внимания на одни аспекты нового поведения и игнорированию других.

Таким образом, механизм формирования проблемного поведения выглядит следующим образом:

  • человек узнает о наличии результативной модели поведения, отвечающей его потребностям, желаниям, не противоречащей его представлениям о себе и ценностным ориентациям; у него возникает представление о возможности такого поведения (узнавание также может осуществляться посредством информирования о ней);

  • он видит эту модель в позитивном для себя свете, причем она оказывает на него сильное положительное эмоциональное влияние (поступающая информация позитивна и эмоционально окрашена);

  • она согласуется с имеющимся у человека жизненным опытом действий, и он формирует у себя в голове мысленную подробную схему действий, которые он может совершить в рамках этой модели

  • когда он пробует выполнить сложившуюся схему, у него получается достигать хотя бы некоторые желаемые цели, модель требует от него минимум усилий по изменению имеющихся навыков;

  • при этом реализация сложившейся в голове мысленной схеме поведения в рамках модели приносит или внешнюю выгоду, видимую пользу, или она получает социальное одобрение (как минимум у людей из референтной группы) – т.е. при реализации когнитивной схемы поведения человек получает и косвенное позитивное подкрепление через соответствие социальным ожиданиям (одобрение). Подкрепление в концепции А. Бандуры выполняет информационную и мотивирующую функции: оно должно нести информацию о том, какие поведенческие паттерны в будущем будут иметь больше положительных последствий, чем негативных.

А. Бандура выделил шесть социально-психологических механизмов, через которые косвенное подкрепление влияет на поведение людей:

1) информативный (получение информации о возможных последствиях поступков);

2) подражательный (ориентация человека на человека-модель, который схож по ключевым признакам с наблюдателем);

3) эмоциональное заражение;

4) влиятельность: если человек видит реакцию человека-модели на подкрепление, то это подкрепление будет действовать и на него;

5) статусный: социальный статус человека-модели зависит от того, награждают или наказывают модель, демонстрирующую публично некоторое поведение;

6) оценочный: наблюдатель также оценивает и тех агентов, которые регулируют подкрепление – если наблюдателю в силу его установок кажется, что модель наказывают несправедливо, то модель вызывает сочувствие, а социальный контролер осуждается.

По такому механизму реализуется любое поведение. Проблемным поведение становится в том случае, если под влиянием избирательности оценки этого поведения человек не видит неблагоприятного для себя соотношения плюсов и минусов в эффектах такого поведения в данных условиях.

Проблемность поведения, следовательно, определяется внешними условиями, не предполагающими такой модели поведения у члена социума, а также избирательностью когнитивной оценки, когда человек не видит неблагоприятного баланса плюсов и минусов такого поведения. Из чего следует два возможных выхода: или изменение внешних условий, или изменение восприятия результатов усвоенного поведения, что является основанием для коррекции этой модели в сторону, как минимум, снижения ее проблемности для носителя. Возможно также замещение проблемной модели поведения на другую, адекватную социальным обстоятельствам жизни личности.

Экспериментальным путем было обнаружено, что наибольшее влияние оказывают такие модели поведения, которые демонстрируются людьми, близкими наблюдателю по возрастным, гендерным, расовым, этническим характеристикам, а также по личностным установкам (системе отношений к реальности). Демонстраторы моделей из реальной жизни, из выдуманной реальности (герои фильмов, рассказов и т.п.) или группы людей в качестве демонстраторов в одинаковой мере эффективны для трансляции положительного знания о новой модели поведения. Вполне эффективными являются и скрытые модели, когда человек просто воображает модель, выполняющую желательную деятельность.

С помощью методики моделирования поведения решаются следующие задачи: построение новых стереотипов поведения, угасание неадаптивных стереотипов поведения, облегчение проявления слабо представленных в репертуаре клиента стереотипов поведения.

Модификация методики символического моделирования – это методика шейпинга. Она позволяет сформировать и укрепить альтернативное поведение с помощью ряда поэтапных малых шагов: обучение в процессе многократно выполняемых действий-проб при постоянном сравнении достижений с моделью как эталоном.

Концепция А. Бандуры в объяснении механизмов появления проблемного поведения не лишена серьезного недостатка: описанные механизмы косвенного подкрепления опосредованы внутренними установками людей. Если эти установки имеют неосознаваемый характер, или они неполно описывают реальность, не учитывают влияния на поведение социальной ситуации, а не только внутренних убеждений (эффект фундаментальной ошибки атрибуции), то подкрепление не вызывает ожидаемого изменения поведения. Сводить, как это делал А. Бандура, внутренние (личностные) установки только к концепту самоэффективности и когнитивной оценке предполагаемого результата – явно недостаточно. В условиях неоднозначности социальных критериев оценки поведения (не всегда можно дать однозначную оценку – «хорошее» это поведение или «плохое»), а также в случаях, на которые обращают внимание представители психодинамической парадигмы (бессознательно действующие мотивирующие факторы поведения) самоэффективность и сознательная когнитивная оценка предполагаемого результата будет иметь минимальное влияние на реальное поведение в социальной ситуации. Человек может просто не иметь достаточного представления о процессах, влияющих на успешность его поведения, с чем и может быть связана его неадекватность, дезадаптивность реализуемой поведенческой модели.

Вопрос 2. Поскольку получение информации для моделирования поведения является основным способом научения в концепции А. Бандуры, целесообразно рассмотреть вопрос о наиболее эффективных технологиях этого процесса.

Очень часто в качестве мотивационного элемента к изменению проблемного поведения используют страх. По сути, такая стратегия есть принуждение как механизм социального влияния в общении. Принуждение – опирается на эмоцию страха (т.е. представляет собой устрашение). Страх может вызывать действия, направленные на снижение чувства опасности. Однако И. Дженис обнаружил колоколообразную зависимость между страхом и содержанием сообщения: чем больший страх вызывает информация, тем меньше она воспринимается аудиторией и выше вероятность протестного поведения («на зло»). Страх является очень сильным внешним оправданием уступок, на которые приходится идти человеку. Первоначально страх эффективно влияет на реципиента, но потом перестает действовать: 1) сильные эмоции со временем становятся фоновыми, привычными; 2) срабатывают защитные механизмы, приводящие к отрицанию угрожающей информации. Страх эффективен, когда в сообщении наряду с пугающей информацией содержится информация о доступных способах устранения причины страха. Если страх направлен на ценностно значимые сферы личности, то он не будет эффективным, потому что тогда человеку трудно найти адекватную замену тому поведению, от которого его заставляют отказаться.

Страх также вызывает сильный дискомфорт, если угрожающее сообщение (даже содержащее способ устранения причины страха) противоречит позитивному образу «Я». Состояние дискомфорта, возникающее у человека в ситуации противоречивых представлений о себе или о ситуации, получило название когнитивного диссонанса (Л. Фестингер).

Когнитивный диссонанс – состояние, возникающее в ситуации, когда субъект одновременно располагает двумя противоречивыми знаниями об одном и том же. По сути, диссонанс связан с недостаточным оправданием какого-то положения дел.

От диссонанса человек может избавиться следующими способами:


  • изменить свое поведение или личность;

  • изменить свое отношение к ситуации, в которой возник диссонанс;

  • обесценить значение своего поступка для себя и других.

Эффективнее всего такое воздействие, которое опирается не на внешние мотивы изменения (страх), а на внутренние (изменение содержания установок). Для этого подходит убеждение.

Один из вариантов, основывающийся на теории когнитивного диссонанса – самоубеждение (защита встречной установки). Человек в условиях отсутствия внешнего оправдания публично высказывает мнение, которое противоречит его внутренним установкам.

Йельский метод убеждающей коммуникации.

Базовые условия убеждающей коммуникации:



  • характеристики источника информации;

  • характеристики самой информации;

  • характеристики целевой группы (реципиентов).

Другими словами, эффективность убеждающей коммуникации зависит от того, кто, что и кому говорит.

Источник информации: должен восприниматься представителями целевой группы в качестве компетентного в этом вопросе и заслуживающего доверия. Или же это должен быть внешне привлекательный человек, обладающий соответствующими физическими и личностными данными.

Информация: Большей убедительностью будут обладать сообщения, которые не кажутся специально предназначенными для того, чтобы на кого-то повлиять. Исходя из принципа современной поведенческой психологии, что проблемность поведения определяется внешними условиями, не предполагающими такой модели поведения у члена социума, а также избирательностью когнитивной оценки, когда человек не видит неблагоприятного баланса плюсов и минусов такого поведения, можно сделать вывод о том, какой должна быть информация о новой модели. Любое поведение реализует какие-то полезные для личности цели. Другое дело, что вреда от поведения может оказаться больше, чем пользы. Но в силу смещения восприятия, человек с проблемным поведением не видит его минусов. Следовательно, информирование должно строиться на балансе плюсов и минусов, характеризующих ожидаемые последствия проблемного поведения. Одностороннее описание (только в негативном ключе) – совершенно неэффективно. Задача психолога – сдвинуть баланс плюсов и минусов: в отношении проблемного поведения – в сторону демонстрации большего количества минусов, а в отношении замещающей модели – в сторону большего числа плюсов.

Целевая группа: Убеждающая коммуникация менее эффективна, если среди представителей целевой группы преобладают люди с низкой или чрезмерно завышенной самооценкой. Важен тип поведенческих установок (рациональных или эмоциональных) у представителей целевой группы (от него зависит, какой путь убеждения будет эффективным).

Пути убеждения: центральный (рациональная аргуменатция) и периферический (эмоциональное воздействие с учетом ценностных ориентаций членов целевой группы). Рациональная аргументация адекватна для тех людей, которые уже имеют четкие намерения менять поведение, для чего им необходимы веские аргументы из заслуживающих доверия, компетентных источников. Эмоциональное заражение позитивным отношением к новой модели поведения адекватно для привлечения внимания, повышения интереса к ней, для чего нужны люди, с которыми человек может идентифицироваться и подвергнуться эмоциональному заражению в формировании отношения к новой модели.

Вопрос 3. Преодолением недостатков концепции социального научения А. Бандуры можно считать теорию планируемого поведения И. Айзена. Эта теория базируется на идее о том, что поведение есть функция намерений, которые определяются отношением к определенным действиям, субъективными нормами и самоэффективностью, понимаемой как способность контролировать выполнение действий (поведения). Однако поведение реализуется в определенной социальной среде, осуществляющей независимый от личности внешний контроль над реализацией внутренних намерений. Схематично эту концепцию можно представить следующим образом (Рисунок 2):


Р
исунок 2. Модель планируемого поведения по И. Айзену

Отношение к поведению выступает следствием убеждения в отношении результатов поведения и когнитивных установок (информации о характере действий и результате поведения и их эмоциональная оценка в соответствии с потребностями).

Субъективные нормы определяются нормативными ожиданиями, свойственными группе, с которой идентифицирует себя личность, и мотивацией им соответствовать. Вместе с положительным отношением субъективные нормы служат предсказанием поведенческих намерений, если личность имеет убеждения в способности осуществлять контроль над планируемыми поведенческими актами и обладает требуемыми поведенческими навыками. Однако способность контроля над поведением (самоэффективность), в свою очередь, во многом зависит от того, в какой социальной системе отношений находится человек: авторитарной, контролирующей любые проявления личности тотально, или патерналистской, принимающей решения за индивида и подкрепляющей «нужные» формы поведения только по своему усмотрению, исходя из своих представлений о благе для личности. Информационно открытая или закрытая система также по-разному влияет на чувство самоэффективности: в системе, где информация не имеет свободного движения, человек является зависимым в принятии решений от социальных партнеров, обладающих большей информированностью, и может быть подвергнут манипуляциям. Организация среды влияет на возможность проявления той или иной модели поведения, по отношению к которой у человека могли сформироваться четкие намерения реализации: намерения могут натолкнуться на отсутствие необходимых условий, обеспечивающих результативность этой модели.



Контрольные вопросы к лекции.

  1. Каков основной механизм формирования поведения согласно концепции социального научения?

  2. Посредством каких социально-психологических механизмов поведение закрепляется в опыте человека?

  3. Почему запугивание не является эффективным средством изменения поведения?

  4. От чего зависит эффективность убеждающей коммуникации в процессе информирования о новой модели поведения?

  5. На какой элемент структуры личности в концепции И. Айзена влияют характеристики социальной среды (социального контроля)?

Список литературы.

  1. Аронсон Э. Социальная психология. Психологические законы поведения человека в социуме [Текст]: учеб. для вузов / Э. Аронсон, Т. Уилсон, Р. Эйкерт. – СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, М.: ОЛМА Пресс 2004. – 560с

  2. Осипова А.А. Общая психокоррекция [Текст]: учеб. для вузов / А.А. Осипова. – М.: ТЦ «Сфера», 2007. – 510 с.

  3. Копина О. С. Подходы к изменению поведения населения в медицинских профилактических программах в США [Текст] / О.С. Копина, А. МакАлистер // Вопросы психологии. – 1995. – № 5. – С.128-140.


Тема 11. Концепция модификации поведения Дж. Прочаски и К. Диклементе

1. Циклическая транстеоретическая модель изменения поведения.

2. Техники поддержания изменений в поведении на стадии действия
Вопрос 1. В 1982 г. Джеймс Прочаска и Карло Диклементе разработали оригинальную модель изменения поведения. Согласно этой модели, изменения поведения представляют собой последовательность нескольких стадий, каждая из которых требует нарастающих изменений в установках личности. Изменения в поведении изображаются в виде круга, а не в виде линейной последовательности шагов. Авторы утверждают, что для людей является нормальным добиваться изменений не сразу, а посредством мелких продвижений от одной стадии к другой, прежде чем будет достигнут окончательный результат. Возвраты на более ранние стадии процесса изменения поведения в рамках этой модели считаются допустимыми и естественными, а регресс линии поведения в процессе коррекции не рассматривается в качестве полного неуспеха терапии. Это допущение не означает, что рецидивы в поведении являются желательными или неизбежными. Это означает только то, что изменения трудно достигать, ориентируясь исключительно на безусловный прогресс, и бессмысленно ожидать, что каждый будет способен скорректировать свои поведенческие навыки в совершенстве, без каких-либо ошибок.

Мы вступаем на путь изменения поведения на стадии предварительных раздумий, когда сама идея изменения не рассматривается серьезно. Круг начинается, когда мы начинает размышлять о необходимости изменения. Затем мы склоняемся к тому, чтобы увидеть преимущества предполагаемых изменений и становимся готовыми попробовать вести себя в соответствии с новой моделью. После этого начинаются специфические изменения в образе мыслей и в поведении, мы принимаем эти изменения, которые затем укореняются и становятся автоматическими действиями. Если мы оказываемся способны удержать наши достижения, мы полностью выходим из круга изменений – поведение становится другим. Итак: 0) предварительная стадия, 1) стадия размышления, 2) стадия принятия определенного решения, 3) стадия действия, 4) стадия выполнения, 5) выход.

Иногда мы можем спонтанно возвращаться к прежней модели поведения или отказываться от дальнейших изменений. Эти рецидивы могут иметь разную интенсивность и глубину, как и наши реакции на них. Некоторые рецидивы поведения могут настолько обескуражить нас, что некоторые люди снова оказываются на предварительной стадии процесса изменения поведения и начинают сомневаться в его необходимости или даже полностью отказываются признавать эту необходимость. А другие допускают только незначительный отход к тому месту, в котором они ощутили трудности, после чего снова начинают добиваться изменений.

Цикличная модель изменений привлекательна тем, что она делает процесс изменения поведения чувствительным к потребностям индивида. Кто-то делает резкий рывок и радикально меняет свое поведение, а кому-то требуется несколько раз подряд проходить одни и те же стадии. Как, например, кто-то сразу может встать на коньки и вскоре начать кататься как заправский мастер, а кому-то может потребоваться несколько сезонов, чтобы научиться хотя бы ровно и уверенно держаться на льду.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ СТАДИЯ

В формальном смысле – это не стадия процесса изменения, а та, с которой каждый человек начинает свой путь изменений. Это та стадия, когда человек с проблемным поведением еще не признает или не осознает эту проблематичность. Курильщик может быть настолько увлечен своей привычкой, что даже постоянный кашель не смущает его в достаточной степени, чтобы увидеть в этом проблему. Заядлый алкоголик выходного дня может не иметь никаких обязательств в воскресные дни, так что сам факт того, что после субботней выпивки его рвет все утро, не заставляет его над этим задуматься. Потребитель психоактивных веществ может иметь много друзей, которые тоже употребляют вещества, и чувствовать себя на подъеме во время кайфа, что даже мысль о том, чтобы отказаться от такого поведения вряд ли рассматривается как серьезная (серьезно рассматривается только насморк во время ломки или нехватка финансовых средств). На этой стадии обычно совсем другие люди обеспокоены проблемным поведением своих знакомых и даже открыто выражают свое беспокойство. Но сами люди с проблемным поведением остаются глухи к этому. Чаще всего такое состояние называют «стадией отрицания изменений», но гораздо правильнее было бы назвать его стадией «отсутствия намерения» изменять поведение, когда человек еще просто не знает убедительных лично для него доводов, способных побудить его к изменению поведения.



Каталог: files
files -> Рабочая программа дисциплины «Введение в профессию»
files -> Рабочая программа по курсу «Введение в паблик рилейшнз»
files -> Основы теории и практики связей с общественностью
files -> Коммуникативно ориентированное обучение иностранным языкам в Дистанционном образовании
files -> Варианты контрольной работы №2 По дисциплине «Иностранный (англ.) язык в профессиональной деятельности» для студентов 1 курса заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030900. 68 Магистратура
files -> Контрольная работа №2 Вариант №1 Text №1 Use of Non-Police Negotiators in a Hostage Incident
files -> Классификация основных человеческих потребностей по А. Маслоу Пирами́да потре́бностей
files -> Рабочая программа для студентов направления 42. 03. 02 «Журналистика» профилей «Печать», «Телевизионная журналистика»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница