Индивидуальный стиль деятельности



страница55/65
Дата15.05.2016
Размер3.46 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   51   52   53   54   55   56   57   58   ...   65

Индивидуальный стиль деятельности


Темперамент не определяет уровня общих или специальных (например, профессиональных) способностей. Люди одного и того же темперамента могут быть высоко- и малоодаренными, и наоборот: люди различного темперамента могут успешно работать в одной области. Те или иные свойства темперамента в одних обстоятельствах профессиональной деятельности могут способствовать достижению успеха, в другой при той же деятельности мешать ему.

Когда требования деятельности противоречат какому-либо свойству темперамента, то человек выбирает такие приемы и способы ее выполнения, которые наиболее соответствуют его темпераменту и помогают преодолеть влияние отрицательных в данных условиях проявлений темперамента. Совокупность успешных индивидуальных приемов и способов, выработанных человеком в процессе деятельности, характеризует его индивидуальный стиль деятельности. Приобретение определенного индивидуального стиля не изменяет самого темперамента, так как индивидуальный стиль — это совокупность вариантов деятельности, наиболее удобных для человека при имеющемся у него темпераменте.

Формальными признаками индивидуального стиля деятельности являются устойчивая система приемов и способов деятельности497. Индивидуальный стиль обусловлен определенными личными качествами и выступает средством эффективного приспособления к объективным требованиям.

В узком смысле слова индивидуальный стиль есть индивидуально-своеобразная система поведенческих средств, к которым сознательно или стихийно прибегает человек в целях наилучшего уравновешивания своей типологически обусловленной индивидуальности с внешними условиями жизнедеятельности.

Наиболее общая структура индивидуального стиля деятельности разработана в работах Е.Климова, по мнению которого, у каждого человека существуют такие особенности, способы деятельности, которые непроизвольно или без заметных субъективных усилий (как бы стихийно) провоцируются данной объективной обстановкой, активизируя имеющийся у человека комплекс типологических свойств нервной системы.

Эти особенности Е.Климов обозначил как ядро индивидуального стиля. Они обуславливают первый приспособительный эффект, который существенно определяет направленность дальнейшего приспособления к среде. Но они не обеспечивают всего необходимого приспособительного эффекта. Поэтому возникает другая группа особенностей, которые вырабатываются в течение некоторых более или менее продолжительных поисков (сознательных или стихийных). Эта группа составляет своеобразную пристройку к ядру индивидуального стиля.

Например, на основе инертности нервной системы, характерной для флегматиков, сама собой возникает склонность не отрываться от начатой работы, а значит, и такая особенность деятельности, которая может быть осмыслена как своеобразный способ эффективного уравновешивания со средой: доведение действий до конца. На основе инертности легко осуществляются медленные и плавные движения, возникает предпочтение стереотипных способов действия, пунктуальное соблюдение однажды принятого порядка. Аналогичным образом и на основе подвижности, характерной для холерического темперамента, стихийно складываются противоположные черты деятельности.

Среди особенностей, составляющих ядро индивидуального стиля деятельности, всегда имеются две группы:

(а) особенности, благоприятствующие успеху в данной обстановке;

(б) особенности, противодействующие успеху.

Это деление носит чисто функциональный характер, т. е. одна и та же особенность деятельности может оказаться в одном случае в группе «а», в другом — в группе «б» в зависимости от характера объективных требований. Например, если человек с инертным типом нервной системы будет выполнять монотонную ручную работу, то особенности его индивидуального стиля деятельности окажутся в группе «а», способствуя его успешной работе. Однако, если в силу каких-либо причин ему придется выполнять задачи, требующие частого и неожиданного изменения действий, его индивидуальные особенности окажутся во второй группе.

Если индивидуальные особенности сотрудника противодействуют успешному осуществлению деятельности, то рано или поздно, стихийно или сознательно его деятельность обрастает компенсаторными механизмами. Так, обусловленная инертностью недостаточная расторопность компенсируется предусмотрительностью, осторожностью и повышенной внимательностью. Сниженная сопротивляемость монотонии, обусловленная индивидуальной подвижностью, компенсируется стремлением искусственно разнообразить свою деятельность.

Степень выраженности у человека типологически обусловленных особенностей деятельности, благоприятствующих ее выполнению, определяет возникновение и других элементов пристройки к ядру стиля, а именно поиски и максимальное использование всех возможностей, которые доступны для успешного выполнения этой деятельности. Так, служащие инертного типа доводят до совершенства стереотипную упорядоченность рабочего места и систематичность в работе. Инертные спортсмены-фигуристы предпочитают элементы, включающие статические позы, медленные плавные движения и добиваются здесь наибольшего эффекта. Подвижные максимально используют свои скоростные ресурсы и способность быстро переключаться с одной ситуации на другую и находят себя в тех видах деятельности, которые требуют этих качеств.

Среди особенностей, составляющих пристройку к ядру индивидуального стиля, также можно выделить две группы:

(в) особенности, имеющие компенсаторное значение и

(г) особенности, связанные с максимальным использованием имеющихся особенностей.

Индивидуальный стиль деятельности. Чем больше особенностей относится к категориям (а), (б), (г) и чем меньше остается нескомпенсированных особенностей группы (б), тем в большей степени сформирован и выражен индивидуальный стиль деятельности.

В трудовой деятельности так или иначе проявляется все многообразие человеческой психики. Однако эти проявления носят своеобразный характер, обусловленный специфическими для каждой профессии предметами и орудиями труда, а также организационными задачами. Это позволяет говорить о профессионально-важных качествах индивида, среди которых выделяют психологические особенности:

— сенсорной деятельности,

— мыслительной деятельности,

— моторной деятельности,

— внимания,

— памяти,

— эмоционально-волевой сферы,

— особенности личности498.

Неповторимость каждой личности все больше требует от организации обоснованной программы развивающих и формирующих воздействий для каждого конкретного работника.

Однако есть профессии, предъявляющие к определенным свойствам индивида очень высокие требования (например, требования к выдержке и самообладанию или быстроте реакций). Тогда необходимым условием успеха становится отбор людей с индивидуальными и личностными особенностями, пригодными для данной профессии.

Способности и их соответствие требованиям организации


С точки зрения организации, вопрос состоит не в том, различаются ли люди в своих способностях или нет, а в том, как различаются люди и как использовать это знание для того, чтобы увеличить вероятность эффективной деятельности работника.

Что такое способности? Для данного контекста используется термин в значении способности индивида выполнять различные виды организационной деятельности. Это — оценка того, что человек может. Наиболее общая классификация способностей включает их разделение на умственные и физические.

Интеллектуальные способности требуются для выполнения различных интеллектуальных задач. Психологами созданы многочисленные тесты с целью оценки интеллектуальных способностей. Наиболее популярны измерения таких компонентов интеллектуальных способностей, как оперирование числами, вербальное понимание, скорость восприятия и индуктивное мышление.

Профессии различаются по требованиям, предъявляемым к интеллектуальным способностям индивида. Чем выше поднимается индивид по лестниц организационной иерархии, тем большие интеллектуальные и вербальные способности потребуются для успешной деятельности. Высокий коэффициент интеллекта не является необходимым для многих работ. По сути, для многих профессий, где поведение работника регламентировано и деятельность четко определена, высокий IQ практически не нужен: он не связан с эффективностью. В то же время обзор исследований показывает, что тесты, оценивающие вербальную, числовые, пространственные и перцептивные способности, являются надежными предикторами успешности деятельности практически для всех профессий. Таким образом, тесты, измеряющие специфические параметры интеллекта, позволяют предсказывать эффективность деятельности.

Интеллектуальные способности играют все большую роль по мере продвижения индивида в организационной иерархии. В той же мере специфические физические способности имеют все большее значение в успешном выполнении стандартных ручных операций. Те профессии, которые требуют силы, ловкости, быстроты движений и других физических данных, ставят перед менеджерами задачу отбора работников по физическим способностям.

Специфические интеллектуальные и физические способности, необходимые для адекватной деятельности, зависят от тех требований, которые эта деятельность предъявляет к способностям людей. Поэтому основное внимании должно быть не к самим способностям или требованиям профессии, а именно к взаимодействию или соответствию между ними.

Каков будет прогноз, если такое соответствие отсутствует? Если у работника отсутствует способность, он, вероятнее всего, не справится с работой. Если вы устроитесь работать референтом, не имея навыков машинописи, то какой бы высокой не была ваша мотивация, вы вряд ли добьетесь успеха. Если ваши способности чрезмерны для выполнения работы, прогноз будет иным. Ваша деятельность будет успешной, но реально и вы сами, и организация понесут убытки. Организации придется платить вам большее жалование с тем, чтобы удержать вас на этом месте, но и это не принесет вам удовлетворенности от выполняемой работы.

Наследственность. Наследственность связана с факторами, которые предопределяются при зачатии. Физическая комплекция, внешняя привлекательность, пол, темперамент, мышечная композиция и рефлексы, энергетическая активность и биологический ритм являются характеристиками, которые предопределены родителями индивида, то есть их биологическими, физиологическими и психологическими особенностями. Генетический подход к личности предполагает, что она может быть объяснена исходя из молекулярной структуры гена, заложенной в хромосомах. Схему этого подхода можно представить так: наследственность передается через гены, гены определяют гормональный баланс, гормональный баланс определяет психику, психика детерминирует личность.

Наследственный аргумент может быть использован для объяснения того, почему подбородок дочери напоминает подбородок ее мамы, а ее носик точь-в-точь как у папы. Он может объяснить, почему Саша прекрасный атлет: его родители участвовали в олимпиаде. Однако, если бы личностные характеристики полностью зависели от наследственности, они были бы жестко фиксированы от рождения и никакой жизненный опыт не мог бы их изменить.



Среда. Факторы, которые влияют на формирование личности, культура, в которой воспитывается человек, нормы, существующие в семье и социальной группе. Оказывается, среда играет решающую роль в формировании личности. Так, например, культура включает нормы, отношения и ценности, которые, передаваясь от одного поколения к другому, образуют временной континуум. Идеология, которая пускает глубокие корни в одной культуре, может оказаться чуждой в другой. Так, в США нормы предприимчивости, успешности, соревновательности, независимости и протестантской этики, передаваемые через книги, систему обучения, семейное воспитание и друзей, формируют определений тип человека, отличающегося большей амбициозностью и агрессивностью в сравнении с представителями других культур, в которых акцентируются нормы сотрудничества и консенсуса, приоритета семейных ценностей.

Интересной областью исследований, касающейся связи факторов среды и личности, является изучение зависимости характеристик личности от очередности рождения в семье. Утверждается, что очередность является важной психологической переменной, так как она представляет собой значимый фактор социального опыта в мире взрослых. Эти исследования показывают, что, несмотря на незначительные наследственные различия, то есть наличие одних и тех же родителей, среда, в которой воспитываются дети, может рассматриваться как критический фактор, формирующий различия. Среда, в которую попадает первенец, значительно отличается от условий, которые складываются к моменту появлений второго ребенка. Исследования показывают, что первенцы более склонны к шизофрении, более подвержены социальному давлению и более зависимы, чем последующие дети. Первенцы воспринимают мир как более упорядоченный, предсказуемый и рациональный. Они более обеспокоены социальным принятием или отвержением, менее склонны к нарушению правил, санкционированных властью, более амбициозны и трудолюбивы, склонны к сотрудничеству, подвержены угрызениям совести и тревожности и редко проявляют открытую агрессивность.


Индивидуальные характеристики, влияющие на организационное поведение индивида


В распоряжении менеджера имеются личные дела работников, которые могут содержать чрезвычайно полезную информацию, способную сделать процесс руководства людьми более продуктивным. Среди множества характеристик особое внимание обращается на возраст, пол, семейное положение, наличие детей, продолжительность работы в организации. Существует широкий ряд исследований, в которых специально проанализированы эти биографические характеристики.

Возраст и возрастные изменения. Лонгитюдинальные исследования возрастных изменений интеллекта, проведенные с использованием традиционных тестов, показывают, что в детстве наблюдается медленный рост его показателей, затем следует более быстрое его увеличение, а при достижении взрослого состояния наступает его некоторое снижение. Однако следует заметить, что интеллектуальные тесты измеряют комбинацию определенных черт и что природа этих черт с возрастом меняется. Так, у младенца происходит преимущественно сенсомоторное развитие, в то время, как в более позднем возрасте оно начинает зависеть от вербальных и других абстрактных функций.

Тесты показывают, что интеллект постоянно повышается, по меньшей мере, до двадцатилетнего возраста. У высокоинтеллектуальных людей, в особенности имеющих университетское образование, а также у тех, кто занят умственным трудом, такое улучшение может продолжаться в течение всей жизни. В более простых случаях тестируемые способности имеют тенденцию снижаться после 30 лет. В наибольшей степени ухудшается решение задач на скорость реакции, зрительное восприятие и выявление абстрактных пространственных отношений. Пожилые люди тоже могут обучаться, однако с большим трудом, так как обучение затрудняют устоявшиеся навыки. Исследования с помощью метода поперечных срезов, использующие представителей разного возраста, могут дать обманчивые результаты ввиду невозможности усреднения групп по уровню образования, культуры и другим условиям.

Чем старше человек становится, тем менее он склонен к перемене работы. Это заключение основано на многих исследованиях взаимосвязи возраста и текучести кадров. Чем старше становится работник, тем меньше возможных альтернатив в своей работе он видит. Кроме того, многие организации, поощряя преданность организации, предусматривают выплату бонусов, более продолжительные отпуска и социальное страхование499. Можно предположить, что возраст находится в обратной связи с абсентеизмом. Если работник менее склонен к уходу из организации, вероятно, он будет демонстрировать и большую стабильность в выходе на работу. Действительно, многие исследования показывают такую связь, однако эта взаимосвязь незначительна, так как компенсируется увеличением с возрастом отсутствия на рабочем месте по причине болезни. Как влияет возраст на продуктивность? Существует широко распространенное мнение, что с возрастом продуктивность падает. Предполагается, что индивидуальные навыки, в частности скорость, точность, сила и координация движений снижаются с возрастом, а монотонность и утомление приводят к снижению интереса к работе. Данные многих исследований, однако, противоречат этому мнению.

Многочисленные исследования показывают, что в современных высокотехнологичных условиях продуктивность труда реально увеличивается с возрастом работников. Характер современного труда в большинстве случаев не требует значительной физической нагрузки и поэтому снижение физических возможностей организма не отражается на продуктивности, а приобретенные мастерство и знания позволяют работнику увеличить свой вклад500. И, наконец, последнее наблюдение касается связи возраста с удовлетворенностью трудом.

Существуют множество убедительных свидетельств того, что с возрастом труд вызывает все более положительные эмоции, по крайней мере до 60 лет501. Однако стремительное технологическое развитие может изменить эту ситуацию в тех профессиях, где работникам требуется регулярно осваивать и использовать новые навыки и знания. В этом случае удовлетворенность трудом у пожилых работников, как правило, довольно низка.

Касаясь темы возраста, нельзя не отметить проблемы возрастных кризисов. Разумеется, жизненные кризисы могут возникать в любом возрасте и предугадать их вряд ли возможно. Тем не менее у большого числа людей жизненные кризисы возникают приблизительно в одном и том же возрасте, что служит основанием для деления и описания этих стадий развития зрелой личности.

Двадцатилетние обычно имеют дело с выбором карьеры и созданием семьи, намечают жизненные цели и начинают их осуществление. Позже, около тридцати, многие приходят к переоценке своего прежнего выбора карьеры, семьи, жизненных целей. Порой дело доходит до кардинальной смены жизненных задач, изменения профессии и распада семейных или дружеских отношений. После тридцати лет человек, как правило, переживает период привыкания к новому или вновь подтвержденному выбору. Наконец, на закате карьеры люди сталкиваются с новым кризисом, обусловленным предстоящим отходом от активной деятельности и уходом на пенсию. Этот кризис особенно тяжел для менеджеров, привыкших к повседневной активности, ощущению важности и нужности своей работы, к своей руководящей роли в организации.

Каждый из описанных возрастных кризисов может влиять на деятельность организации. Однако, если кризисы на заре и закате карьеры обычно воспринимаются как естественные, то кризис середины жизни часто кажется парадоксальным и неожиданным. Поэтому необходимо рассмотреть его более подробно, коснувшись психологических проблем, лежащих в его основании.

Первая стадия среднего возраста начинается около тридцати лет и переходит в начало следующего десятилетия. Эту стадию называют «десятилетием роковой черты» или «кризисом середины жизни». Ее главной характеристикой является осознание расхождения между мечтами и жизненными целями человека.

Мечты и планы людей почти всегда имеют некоторые нереалистические черты. К тридцати годам человек уже набирается достаточного опыта, чтобы осознать иллюзорность многих из своих фантазий. Поэтому оценка их расхождения с действительностью на этой стадии окрашена, как правило, в эмоционально отрицательные тона. Жизнь перестает казаться бесконечной, а время оказывается столь быстротечным, что успеть сделать в жизни что-то важное и стоящее невозможно. Разрыв между мечтами и действительностью неожиданно оказывается непреодолимой пропастью. Представление о будущей счастливой и достойной жизни, которая тебя ожидает, сменяется ощущением, что «жизнь прошла мимо» и менять в ней что-либо уже слишком поздно. Еще недавно о тебе могли сказать: «Ну, этот далеко пойдет». Теперь же ты чувствуешь, что время надежд уходит, и хочешь не хочешь, а приходится с горечью констатировать, что уже не станешь ни мэром или сэром, ни членом Думы, ни майором, ни даже прорабом в своем родном СМУ.

Освобождение от иллюзий, которое не является чем-либо необычным для тридцатилетнего возраста, может оказаться угрожающим для личности. Данте так описывал свое собственное смятение в этом возрасте:

Земную жизнь пройдя до середины,

Я оказался в сумрачном лесу,

Путь правый

Потеряв во тьме долины.

Биографии многих творческих личностей часто демонстрируют те или иные драматические изменения в их жизни где-то около 35 лет. Некоторые из них, например, Гоген, в это время только начали творческую работу. Другие, однако, наоборот, около 35 лет утратили свою творческую мотивацию, а некоторые даже ушли из жизни. Частота смерти многих одаренных или вовсе бездарных людей между 35 и 40 годами ненормально возрастает.

Те же, кто переживает это десятилетие, сохраняя творческий потенциал, обычно обнаруживает значительные изменения в характере творчества. Часто эти изменения касаются интенсивности работы: например, блестящая импульсивность сменяется зрелым, спокойным мастерством. Одна из причин в том, что импульсивный блеск молодости требует больших жизненных сил. Хотя бы отчасти это — физические силы, а никто не может сохранять их беспредельно. Ведущий напряженную жизни менеджер к 35 годам должен изменить темп жизни и не так выкладываться и разбрасываться. Таким образом, проблема ограниченности физических сил неизбежно возникает в жизни человека любой профессии.

Ограниченность физических сил обнаруживается у людей широкого круга профессий. Уже одной бессонной ночи достаточно, чтобы выбить из колеи на весь следующий день. Многие люди просто жалуются на то, что они начинают слишком часто уставать. Хотя хорошо продуманная программа ежедневных упражнений и соответствующая диета оказывают свое действие, большинство разумных людей все больше начинают полагаться на «мозги», а не на «мышцы». Они находят новые преимущества в знании (организационного поведения, в том числе), аккумулирующем жизненный опыт, они приобретают мудрость.

Для менеджера в этом возрасте особую роль начинают играть ценностные проблемы, связанные с приоритетом целей и решением вопроса, чему стоит посвящать свое время и силы, а чему не стоит (менеджмент времени).

У нормального человека наблюдаются некоторые изменения в интересах, способностях и возможностях, появляется новый взгляд на других людей: скорее как личностей и потенциальных сотрудников, чем соперников. Человеку в значительно большей502 степени требуется гибкость эмоций и мышления. Эмоциональная гибкость — это способность изменять уровень эмоционального взаимодействия от человека к человеку и от задачи к задаче. Если человек неспособен к такой эмоциональной гибкости, он может оказаться самодостаточным, перестанет расти и развиваться. Существует также опасность растущей ригидности во взглядах и действиях, закрывающей сознание от новых идей и планов. Это резко ограничивает способности творческого решения проблем и может перерасти в нетерпимость и ограниченность.

Успешное преодоления кризиса среднего возраста включает обычно переформулировку жизненных целей в рамках более реалистичной и сдержанной точки зрения и осознания ограниченности времени жизни всякого человека. Семья, работа, друзья приобретают все большее значение, тогда как собственное «я» все более лишается своего исключительного значения. Наблюдается усиливающаяся тенденция довольствоваться тем, что есть, и меньше думать о вещах, которые, скорее всего, никогда не удастся достичь. Отмечается отчетливая тенденция чувствовать свое положение вполне приличным. Все эти изменения знаменуют собой завершение возрастного кризиса как такового и обретение «новой стабильности».

Для многих процесс обновления, который начинается тогда, когда они оказываются перед лицом своих иллюзий и упадка физических сил, в конце концов, приводит их к более спокойной и даже счастливой жизни.

После пятидесяти проблемы здоровья становятся более насущными и возникает растущее осознание того, что «время уходит». И люди начинают понимать, что основной недостаток старости в том, что и она проходит, а человек как рождается, так и уходит из жизни без волос, зубов и иллюзий.



Половые различия. Пожалуй, ни одна другая проблема не вызывала столько дебатов, мифов и необоснованных мнений, как вопрос о способностях женщин выполнять работу наравне с мужчинами. В проблеме психологических различий между полами можно выделить несколько ключевых вопросов:

1. Какие психологические различия между полами установлены строго научно, в отличие от ходячих мнений и стереотипов?

2. Какова степень этих различий, насколько жестко разграничиваются мужские и женские качества?

3. Какова природа этих различий, являются ли они универсально-биологическими или отражают исторически проходящие формы полового разделения труда?

Наличие существенных психологических различий между мужчинами и женщинами само по себе ни у кого не вызывает сомнений. Однако эмпирических данных по этому вопросу, несмотря на огромное число исследований, недостаточно, а результаты противоречивы.

Так, считается, что женщины более «социальны» и в большей мере подвержены внушению. У них ниже уровень самоуважения, они легче справляются с простыми рутинными задачами. Мужчины же более успешны в решении сложных познавательных задач, которое требует преодоление ранее усвоенных реакций. Мужской стиль мышления более аналитичен, чем женский. На девочек больше влияет наследственность, на мальчиков — среда. У женщин недостаточно сформирована потребность достижения. У мужчин более развито зрительное восприятие, у женщин — слуховое. Этим наблюдениям время от времени находятся «убедительные» подтверждения, но эмпирические исследования не подтверждают их.

Достоверно установленных различий на удивление мало: мужчины превосходят женщин в визуально-пространственных и математических способностях, женщины удерживают лидерство в вербальных способностях, мужчины более агрессивны.

Издавна идет спор, считать ли более желательной поляризацию мужского и женского начала при максимальном совпадении индивидуальных качеств с соответствующим культурным стереотипом (сильный, грубый, энергичный мужчина и слабая, нежная, пассивная женщина), или, напротив, их преодоление и сочетание в одном лице (сильный, но одновременно мягкий мужчина и нежная, но вместе с тем самостоятельная женщина).

В некоторых культурах предпочтение отдается второй модели, предполагающей большее взаимопонимание полов. Исторически традиционная система дифференциации половых ролей была связана с традиционным укладом жизни, предусматривавшим наиболее рациональное для своего времени распределение ролей мужчины и женщины.

В современном мире нормативные наборы социально положительных черт мужчины и женщины перестают быть изолированными, и открывается возможность их самых разнообразных индивидуальных сочетаний. Менеджер, привыкший ориентироваться на однозначную, жесткую норму, в этих условиях сталкивается с множеством конфликтов, часто теряя контроль над ситуацией.

Трансформация поло-ролевых представлений привела к переориентации подходов к их исследованию. Первоначально понятия маскулинности (М — мужественности) и фемининности (Ф — женственности) конструировались строго дихотомически, альтернативно, а всякое отступление от норматива воспринималось как патология (например, женщина-учитель — «синий чулок»). Затем жесткий нормативизм уступил место представлению о континууме маскулинно-фемининных свойств. На основе этой идеи западные психологи сконструировали несколько специальных шкал для измерения маскулинности-фемининности умственных способностей, эмоций, интересов и т. д. (тест Термана—Майлз, шкала М-Ф MMPI, шкала маскулинности Гилфорда и др.) Эти шкалы предполагают, что индивиды могут в пределах какой-то нормы различаться по степени М и Ф. Однако свойства М и Ф альтернативны: высокая М должна коррелировать с низкой Ф, и наоборот. При этом для мужчины нормативна, желательна высокая М, а для женщины — Ф.

Однако впоследствии выяснилось, что далеко не все психические свойства поляризуются на «мужские» и «женские». Кроме того, один и тот же индивид по разным М-Ф шкалам (интеллекта, эмоций, интересов и т. д.) может иметь весьма разные показатели, например, быть, так сказать, «мужчиной» по интеллекту, но «женщиной» по эмоциям.

Поэтому более поздние тесты рассматривают показатели М и Ф не как альтернативы, а как независимые автономные измерения. Сравнение показателей по шкалам Миф позволяет определить степень психологической андрогинии. Андрогенными считаются индивиды, обладающие одновременно фемининными и маскулинными чертами, что позволяет им менее жестко придерживаться поло-ролевых норм, свободнее переходить от традиционно женских занятий к мужским и т. д.

Таким образом, можно утверждать, что существуют лишь незначительные различия между мужчинами и женщинами, которые могли бы влиять на выполнение ими работы. Так, например, не отмечено различий в способности к решению проблем, аналитических навыков, соревновательности, мотивации, лидерства, общительности так же, как и в способности к обучению.

В то же время психологические исследования показали, что женщина более склонна к комформности по отношению к власти, а мужчина более агрессивен и склонен к большему ожиданию успеха. Стремительные изменения наших представлений о так называемых чисто мужских или чисто женских профессиях, и прежде всего вовлечении женщин во все сферы деятельности, также подтверждают отсутствие значительных различий в продуктивности мужского и женского труда. Нет также и свидетельств тому, что пол работника связан с уровнем его удовлетворенности трудом503.

Половые различия никак не связаны с текучестью кадров, однако имеют корреляцию с показателями абсентеизма. Причиной этого, прежде всего, является большая загруженность женщин семейными и домашними делами, выполнение которых по-прежнему в основном лежит на женщине. Кроме того, в случае болезни ребенка или других семейных проблем во многих культурах именно женщина обладает правом невыхода на работу.

Если раньше мужские и женские функции были строго иерархичными — женщине всегда отводилась зависимая, подчиненная роль (даже идеальный образ женщины конструировался с точки зрения мужских интересов), то сегодня половое разделение труда потеряло жесткость, уменьшилось количество исключительно мужских и исключительно женских профессий, а взаимоотношения в семье и в организации стали во многом равноправными. Многие социальные роли вообще не разделяются на «мужские» и «женские». Совместное обучение и общая трудовая деятельность мужчин и женщин в известной мере нивелируют также традиционные различия в нормах их поведения и психологии.

Психологические исследования показывают, в частности, что женщины, занятые преимущественно «мужскими» профессиями, обнаруживают и более маскулинный тип — стиль мышления и черты характера. Хотя несомненно, что в данном случае имеет место не только формирующее воздействие профессиональной деятельности, но и профессия «призывает под свои знамена» определенные типы людей.

Эти в целом прогрессивные социальные трансформации вызывают перемены и в культурных стереотипах маскулинности-фемининности, которые стали довольно размытыми. Появилась неопределенность ролевых ожиданий — женщина ждет от мужчины рыцарского поведения в быту и в то же время соперничает с ним во многих сферах, часто добиваясь не только равноправия, но и доминирования.

Идеалы маскулинности и фемининности сегодня, как никогда, противоречивы. Во-первых, традиционные черты переплетаются в них с современными. Во-вторых, они значительно полнее, чем раньше, учитывают многообразие индивидуальных вариаций. В-третьих, они все больше отражают не только мужскую, но и женскую точку зрения. Согласно идеалу «вечной женственности», женщина должна быть нежной, красивой, мягкой, ласковой. «Чиста, целомудренна, пряла шерсть», — в такой довольно лаконичной форме в древнем Риме формулировался античный идеал женщины. В то же время женщина должна была быть пассивной и зависимой, позволяя мужчине чувствовать себя сильным и энергичным по отношению к ней. Эти качества и сегодня высоко ценятся, составляя ядро мужского понимания женственности. Но в женском самосознании появились также новые черты: чтобы стать счастливой, она должна быть умной, энергичной, предприимчивой, т. е. обладать свойствами, который раньше составляли исключительно «джентльменский набор» качеств.



Сложен сейчас и образ мужчины. Раньше ему предписывалось быть сильным, смелым, агрессивным, выносливым, энергичным, но не особенно чувствительным. Эти качества и сегодня важны. Для мальчика-подростка важнейшие показатели маскулинности — высокий рост и физическая сила. Позже на первый план выступает сила воли, настойчивость, а затем интеллект, во многом обеспечивающий успех в жизни. В подростковом возрасте соответствующие нормативные представления особенно жестки. Желая утвердиться в своей мужской роли, мальчик всячески подчеркивает свое отличие от девушки, стараясь преодолеть все, что может быть воспринято как проявление женственности. У взрослых при соответствующем воспитании и образовании эта поляризация ослабевает. Мужчина может открыть в себе и других такие качества, как терпимость, способность понимать другого человека, эмоциональную отзывчивость, которые раньше казались ему признаками слабости. Эти качества весьма трудно совмещать с несдержанностью и грубостью. Но культура, которая в определенном смысле выступает как «шлифовка» генерализованных реакций, унаследованных человеком в ходе филогенеза, также не остается неизменной, превращаясь в культуру действительно равноправных отношений между мужчиной и женщиной.

Семейное положение. Данные о влиянии семейного положения на продуктивность довольно противоречивы. Однако многие исследования свидетельствуют, что семейные работники характеризуются меньшим абсентеизмом, реже меняют работу и более удовлетворены своим трудом504. Семейное положение накладывает большую ответственность на индивида и он в большей мере начинает ценить постоянную, надежную работу. Конечно, подобного рода исследования носят корреляционный характер и потому не могут свидетельствовать о причинно-следственной связи. Вполне возможно, что удовлетворенные и сознательные работники чаще вступают в брак. Другим недостатком этих исследований является рассмотрение только двух категорий: семейных и одиноких. Что же касается разведенных или лиц, которые живут гражданским браком, то эти группы людей еще не анализировались. Существует зависимость между количеством детей и абсентеизмом, особенно для женщин, а также наличие положительной взаимосвязи между количеством детей и удовлетворенностью трудом.

Продолжительность работы в организации. В отношении продолжительности работы в организации наиболее однозначными являются следующие взаимосвязи: продолжительность работы отрицательно коррелирует с абсентеизмом и текучестью кадров. Продолжительность работы в организации, в целом, является наилучшим отдельным предиктором его нежелания покинуть организацию505.

Личность и организация


Когда говорят о личности, то не имеют в виду, что человек обладает необычайной работоспособностью или каким-то шармом, оптимистичным отношением к жизни или руководит отделом рекламы в строительной фирме. Обычно под личностью подразумевается не набор отдельных, пусть очень ярких черт, а некое целостное образование, находящееся в постоянном движении и развитии. Одно из наиболее известных определений личности еще в 30-е годы предложил Г.Олпорт. По его мнению, личность — это «динамическая организация индивидуальных психофизических систем, определяющая паттерн ее адаптации к окружающей среде»506.

В психологии под личностью чаще всего подразумевается некоторое ядро, интегрирующее начало, связывающее воедино различные психические процессы индивида и сообщающие его поведению необходимую последовательность и устойчивость507.

Однако что считать таким интегрирующим началом? Какие процессы оно объединяет и в какой степени устойчиво? Разные теории усматривают такое ядро личности в различных сферах, делая акцент на психологических, биологических или социальных аспектах. Одни видят его в глубоко спрятанных мотивах подсознания, другие в образе Я — сокровенном представлении человека о самом себе, надежно скрытом под масками, которые человек носит в общественной жизни. Третьи считают личность конгломератом отдельных черт, представлений, аттитюдов и поведенческих стереотипов. Есть, наконец, исследователи, которые полностью отрицают понятие «личности», утверждая, что это скорее художественный образ, чем научный факт. С их точки зрения, поведение людей куда больше зависит от непосредственных обстоятельств их существования, чем от иллюзорного конструкта, носящего название «личности». Если в людях и есть что-то постоянное, то оно лишь отражение единообразия их жизни.

Так как же описать удивительное разнообразие людей и в чем ценность понятия личности для организационного поведения?


Теории личности


Фрейдизм. Одна из теорий личности была предложена и разработана З.Фрейдом. Ядро личности — в подсознании человека, т. е. в его скрытых желаниях, страстях, воспоминаниях и конфликтах, которые неподвластны рациональному осмыслению. Эти подсознательные процессы, по мнению Фрейда, имеют значительно большую власть над поведением человека, чем его сознание. Поэтому действительные причины человеческого поведения можно узнать, лишь исследуя подсознание. Для этого Фрейд разработал так называемый психоаналитический метод, суть которого состоит в стремлении сделать содержание подсознания достоянием осознанного анализа, например, с помощью метода свободных ассоциаций, изучения снов или оговорок человека.

Подход Фрейда и его последователей получил название психодинамического, так как он основывается на представлении о движении психической энергии (в виде мотивов, привязанностей, конфликтов) внутри человека. Термин «динамика» был заимствован из современной Фрейду физики, он обозначал движение и баланс системы под воздействием внешних и внутренних воздействий. Из той же физики XIX века Фрейд взял и идею «сохранения и превращения энергии», согласно которой энергия в рамках какой-либо системы может перемещаться или превращаться в другой вид энергии, но ее общее количество сохраняется неизменным.

По мнению Фрейда, то же самое происходит и с психической энергией: она также сохраняется постоянной, но, встречая преграды, превращается в другие виды. Так, агрессия вместо прямого насилия трансформируется в стремление к спортивным единоборствам. Если такое замещение служит на пользу обществу или развитию культуры (например, в творчестве художника или изобретателя), то такая трансформация именуется сублимацией. Фрейд считал, что для человечества очень важно, чтобы энергии агрессии и сексуальности были трансформированы в социально приемлемые и конструктивные формы. Перемещения энергии и ее трансформации являются ключевыми процессами в психодинамике личности. Различия людей по вкусам, привычкам, аттитюдам и поведенческим моделям — следствия индивидуальных путей, по которым с их рождения шли перемещение и трансформация исходной энергии инстинктов.

По мнению Фрейда, личность состоит из трех основных систем: id (нем. it, т. е. «оно»508), ego (нем. ich, т. е. «Я») и superego (нем. iiberich, т. е. «сверх-Я»). И хотя каждая из этих систем имеет свои функции и структуру, поведение человека практически всегда является результатом их взаимодействия509.

Id — это резервуар психической энергии и унаследованных инстинктов, присущих человеку от рождения. Эта система, по Фрейду, и есть «настоящая психическая реальность», которая представляет внутренний мир субъективного опыта человека. Она не связана и не подвержена влиянию внешнего мира, она действует по принципу удовольствия, т. е. стремясь ослабить напряжение, избежать боли и испытать приятные ощущения.

Id включает две группы базовых инстинктов: жизни, или сексуальных инстинктов, и смерти, или инстинктов агрессии. Первая группа инстинктов поддерживается психической энергией либидо (лат. libido — желание, влечение, страсть). Когда энергия инстинктов переполняет id, человек испытывает дискомфортное чувство напряжения, которое требует выхода или в форме рефлексивных действий, или путем трансформации энергии (замещения), или в виде болезненных симптомов, или проявляясь в образах и мыслях, неподверженных цензуре сознания и морали.

Ego развивается вслед за id как некий судья между инстинктами индивида и требованиями общества. Оно подчиняется принципу реальности, накладывая ограничения на стремления id к удовольствию и призывая к здравому смыслу. Фрейд сравнивал отношение ego к id с отношениями наездника и лошади. Наездник вожжами, шпорами и хлыстом заставляет лошадь скакать в нужном ему направлении, несмотря на то, что лошадь намного сильней человека. Но порой лошадь отказывается слушаться и несет всадника, выбирая путь, не ведомый ни всаднику, ни ей самой.

Когда инстинкты id вступают в острый конфликт с социальными нормами, у ego есть средства, чтобы ослабить возникшее психическое напряжение. Этими средствами являются защитные механизмы, обладающие двумя особенностями. Они отрицают или искажают действительность и делают это бессознательно. Эти защитные механизмы часто являются болезненными образованиями, которые ведут к многим эмоциональным и психическим проблемам, однако они защищают ego и позволяют индивиду адаптироваться к реальности. Личностные особенности, согласно Фрейду, представляют собой различные наборы и проявления защитных механизмов.

Superego формируется в человеке в последнюю очередь, представляя собой голос морали, нормы семейной и общественной жизни и авторитет власти. Superego состоит из идеального ego (тех правил и норм, которые человек считает правильными) и сознания (внутреннего судьи своих поступков). Оно оценивает действия id, испытывая гордость и удовлетворение в случае его нормативного поведения или ощущая стыд и вину, когда индивид нарушает какие-либо нормы.

Согласно Фрейду, в здоровой нормальной личности все три системы должны быть сбалансированы. Те, у кого id доминирует над ego и superego, импульсивны и эгоистичны. Чрезмерная власть superego выражается в жестком, менторско-авторитарном поведении. Люди со слабым ego демонстрируют неспособность сбалансировать свои личные потребности и желания с ограничениями реальной жизни и долгом.

Со строго научной (экспериментальной) точки зрения многие положения психоанализа не выдерживают критики, однако, несомненно, взгляды 3. Фрейда оказали большое влияние на западную психологию и культуру в целом. Сегодня, по-видимому, уже не осталось ни одного последовательного фрейдиста: многие из его последователей значительно развили и уточнили положения психоанализа, другие вовсе перешли на иные позиции. Тем не менее без ознакомления с фрейдизмом вряд ли можно понять человеческую личность в современном мире в целом и в современной организации в частности.

Аналитическая психология К. Юнга. Одним из соратников Фрейда, который затем полностью разошелся с фрейдизмом, был К. Юнг. Он является основателем «аналитической психологии», в которой важнейшее место занимает понятие коллективного бессознательного, содержащего общие для всего человечества память и образы. Исследуя мифы, фольклор и искусство различных народов, а также сновидения и психические расстройства, Юнг был поражен наличием общих, повторяющихся образов, которые он назвал архетипами. В этих архетипах, по его мнению, проявляется основное содержание наиболее глубинного уровня человеческой психики — коллективного бессознательного, или психических первообразов (например, образов магического круга — Мандалы, матери-земли, могущественного Бога-отца и т. д.). Коллективное бессознательное — в отличие от индивидуального — идентично у всех людей и потому образует всеобщее основание духовной жизни каждого человека, будучи по природе своей сверхличным510.

Хотя в своей теории бессознательного он во многом продолжал линию Фрейда, с которым активно сотрудничал в 1906—1913 гг., Юнг был убежден в позитивной направленности ego. Для Юнга люди мотивированы не только конфликтами, пережитыми в прошлом, но и целями, направленными в будущее, желанием самореализации. Он выделил два базовых типа ориентации личности: интраверсию, которая описывает человека, направленного вовнутрь, осторожного, стеснительного, робкого и рефлексирующего, и экстраверсию, которая характеризует человека социально активного, напористого и энергичного. Последующее развитие психологии личности подтвердило мысли Юнга о том, что экстраверсия-интроверсия являются важными измерениями личности.



Бихевиоризм. Самым ярым противником фрейдизма с момента его появления был бихевиоризм (от англ., behaviour — поведение), самым известным представителем которого являлся Дж.Уотсон (Watson J.). Уотсон считал, что все аспекты личности, включая конфликты, страхи, привычки и т. д., являются условными рефлексами. Однако наибольшую популярность бихевиоризм приобрел благодаря работам Б.Скиннера (Skinner В.)511.

Отрицая многие понятия фрейдизма, Скиннер вслед за Уотсоном считал, что поведение человека — прежде всего результат обучения и воспитания (в бихевиористской терминологии — научения). Поэтому своей основной задачей Скиннер считал не создание теории личности, а формулирование универсальных законов научения. Любую характеристику, используемую для описания личности (например, «агрессивность» или «доминантность»), по мнению Скиннера, можно редуцировать до описания конкретных реакций на конкретные обстоятельства.

Это не означает, что одни и те же обстоятельства должны вызывать одни и те же реакции у всех индивидов. Люди отличаются друг от друга, но эти различия — результат различных схем подкрепления. Если человек общителен и дружелюбен, значит, в ходе его жизни обстоятельства подкрепляли в нем именно эти качества. Однако Скиннер не считал, что люди являются простым продуктом обстоятельств. Он утверждал, что не только наследственность накладывает ограничения на диапазон изменений человека, но и сам человек может изменить себя, изменив окружение и обеспечив другой набор подкреплений512.

Скиннер и другие радикальные бихевиористы не отрицают того, что у людей есть мысли, чувства или ценности. Они утверждают, что все эти процессы и личностные образования подчиняются законам научения. Изучение ценностей, по их мнению, это изучение форм подкрепления. Говорить, например, о том, что этот политик любит популярность, неточно и антинаучно. Просто его первая и последующие попытки быть в центре внимания оказались благоприятными и подкрепили его стремление к известности. Именно поэтому он воспринимает популярность как одну из главных ценностей. Однако кого-то иного при аналогичном поведении обстоятельства не только не подкрепили, но на всю жизнь отучили жестоким наказанием. По-видимому, у такого индивида система ценностей будет совсем иной.

Если мы хотим счастья и мира во всем мире, говорил Скиннер, нам не следует терпеливо ждать, пока люди, их личности и чувства изменятся. Намного полезней будет создать такие условия, в которых поощряются мир и сотрудничество, интриганы проигрывают, а завистники и агрессоры не могут получить власть.

Структурные теории личности. Ранние попытки структуризации личностных характеристик в основном сводились к поиску и маркировке черт, которые описывают поведение индивида. Среди наиболее популярных были такие характеристики, как застенчивость, агрессивность, покорность, лень, честолюбивость, лояльность и робость. В этом занятии психология личности проявила завидную изобретательность и упорство. В фокус ее внимания попали и такие характеристики, как «стремление к острым ощущениям» (степень удовольствия, получаемая индивидом в ситуациях риска) и даже «эротофобия» (степень боязни индивида ко всему, что связано с сексом). За особенностью личности, которая регулярно проявляется в различных ситуациях, закрепилось теперь уже привычное название «личностная черта». Чем постояннее характеристика и чем чаще она проявляется в разнообразных ситуациях, тем важнее она в описании индивида.

Г. Олпорт определял черту личности как базовый блок психологической организации, служащий объединению реакций на различные стимулы. Основные параметры любой личностной черты: степень выраженности, трансситуативность, потенциальная измеряемость.

В любом языке существуют сотни и даже тысячи слов, с помощью которых можно охарактеризовать личность. Это многообразие долгое время не представлялось возможным как-то уменьшить. Так, в одном из исследований, проведенном в тридцатые годы, фигурировало 17953 индивидуальных черт. Олпорт решил «сжать» поведенческую лексику английского языка и довел до 4500 слов, достаточно полно характеризующих поведение513. Он также ввел различие между отдельными чертами, позволяющими сравнивать людей друг с другом, и персональные диспозиции, представляющие собой уникальные для каждого человека сочетания отдельных черт. Учитывать уникальные персональные диспозиции или несколько тысяч черт для прогнозирования поведения довольно сложно, если вообще возможно.

В результате внимание и усилия исследователей были направлены на сокращение этого многообразия до более управляемого количества черт, которые можно было бы рассматривать как базовые, или первичные. Важные успехи в этом направлении принадлежат Р.Кэттеллу (Cattel R.). В одной из таких попыток он выделил 171 поверхностную черту, но был вынужден сам признать, что они носят искусственный характер и лишены описательной силы514. Тем не менее исследователь продолжил попытки редуцировать выделенный набор черт и свести его к более общим личностным образованиям.

В результате с помощью факторного анализа Кеттел выделил 16 факторов, которые он назвал базовыми, или первичными чертами. По его мнению, они лежат в основании поверхностных черт. Так, под такими поверхностными чертами, как напористость, смелость и амбициозность, согласно Кеттелу, лежит базовый фактор доминантности, объединяющий указанные черты между собой. Предполагается, что эти факторы являются устойчивыми детерминантами индивидуального поведения, позволяющими прогнозировать его в различных ситуациях.

Ряд психологов попытался свести личностную «мозаику» в еще более узкий набор кластеров. Значительные достижения в этом направлении принадлежат Г. Айзенку (Eysenk H.), который во многом продолжил развитие идей К.Юнга о типологии личности. Айзенк смог получить еще более компактное пространство признаков, в котором ведущими измерениями оказались дихотомические измерения экстраверсии — интра-версии и высокой тревожности — низкой тревожности515. Впоследствии, используя более прогрессивный метод факторного анализа для обработки данных личностных опросников, он пришел к заключению о существовании только трех базовых измерений личности: экстраверсии, невротизма и психотизма516. Первое из них — экстраверсия (Е), т. е. степень социальной направленности и активности. Второе —нейротизм (N), или эмоциональность, т. е. степень тревожности, депрессивности, одержимости и враждебности индивида. И, наконец, третье личностное измерение — психотизм (Р) или жесткосердечность, т. е. степень безжалостности, отсутствия эмпатии и предрасположенности к преступлениям и психическим заболеваниям. Эти базовые измерения личности, по мнению исследователя, обусловлены биологически.

Х.Айзенк валидизировал свою концепцию личности в многочисленных кросскультуральных исследованиях517.

Однако многие исследователи считают, что в стремлении упростить структуру личности он зашел слишком далеко. Кроме того, высказывается обоснованное сомнение в универсальности Р-фактора, не свойственного многим культурам. Проведя большое количество лонгитюдинальных исследований и проанализировав сотни личностных черт, эти исследователи предлагают описывать личность с помощью пятифакторной модели:

1. Экстраверсия— интроверсия.

2. Нейротизм.

3. Добронравие/уживчивость (agreeableness).

4. Сознательность (conscientiousness).

5. Открытость новому опыту (openness to experience)518.

Можно было бы предположить, что, например, открытость или добронравие в ходе человеческой жизни с ее проблемами и трудностями должны претерпевать значительные изменения. Однако лонгитюдинальные исследования убедительно показывают обратное: указанные личностные факторы обладают поразительной устойчивостью519. Вопросе числе факторов, определяющих личностные особенности, тем не менее еще далеко не закрыт и вызывает споры у исследователей. И все же ценность многих достижений психологии индивидуальности и личности для организационного поведения не вызывает сомнения.


Личностные характеристики, влияющие на организационное поведение индивида


Полезным для менеджеров будет и знакомство с рядом личностных особенностей, которые можно использовать для прогнозирования поведения в организациях. К важным личностным характеристикам в организационном контексте можно отнести авторитаризм, макиавеллизм, локус контроля, ориентацию на достижения, склонность к риску и догматизм.

Авторитаризм — это модель поведения, основанная на убеждении, что в организации существуют (или должны существовать) статусные и властные различия и что использование власти является необходимым и важным элементом функционирования эффективной организации520. Люди с высокими показателями авторитаризма интеллектуально ригидны, лишены сомнений, почтительны с людьми с более высоким статусом и пренебрежительны с подчиненными, подозрительны и резистентны к изменениям. Исследования этого конструкта показывают, что авторитарные люди более склонны следовать правилам. Они часто проявляют себя лидерами в ситуациях, требующих единоначалия и высокой требовательности. Наличие у сотрудников авторитарных черт отрицательно влияет на их организационное поведение и деятельность в ситуациях, где работа требует сочувствия другим, такта и способности приспосабливаться к сложным изменяющимся обстоятельствам. В то же время там, где организационная ситуация высоко структурирована и успешность деятельности прежде всего зависит от строго следования правилам и инструкциям, авторитарные характеристики работников являются вполне уместными521.

Близка к авторитаризму еще одна личностная особенность, получившая название макиавеллизма (от имени итальянского политика и литератора XVI века Никколы Макиавелли — автора знаменитого трактата «Государь», повествующего о том, как получить и использовать власть).

Лица с высокими показателями по этой черте прагматичны, постоянно сохраняют эмоциональную дистанцию с другими людьми и в своих действиях исходят из того, что цели оправдывают средства. «Если средство дает нужный результат, используй его, не задумываясь о том, достойно или недостойно ты поступил», — вот принцип, которому осознанно или спонтанно следует такой работник.

Значительное количество исследований было нацелено на выяснение взаимосвязей высоких и низких показателей макиавеллизма с особенностями индивидуального поведения522. Лица с высокими показателями макиавеллизма в большей степени обнаруживают стремление манипулировать другими, волю к победе, способность убеждать в своей правоте и нежелание прислушиваться к чьим-либо советам и увещеваниям523.

Проявление этой личностной черты обусловлено определенными организационными факторами. Особо благоприятными для лиц с выраженным макиавеллизмом являются следующие условия: (1) когда их взаимодействие с другими происходит не косвенно, а протекает при непосредственном общении, лицом к лицу; (2) когда ситуация полна неопределенности и не ограничена жесткими правилами и инструкциями, открывая широкий простор для импровизации; (3) когда в группе или организации царит всеобщая эмоциональная вовлеченность и заостренность внимания на частных вопросах3.

Ценность лиц с высокими показателями макиавеллизма для организации зависит не только от типа работы, но и от того, какую роль в оценке деятельности играют этические соображения. В задачах, которые требуют умения вести переговоры или где цена победы (результата) велика, такие работники могут быть чрезвычайно производительными. Но если цели не могут оправдывать средства, если имеются абсолютные стандарты этики поведения, или если присутствуют вышеупомянутые организационные факторы, то спрогнозировать поведение человека с такой личностной чертой вряд ли возможно.



Локус контроля — личностная особенность, впервые описанная и исследованная Дж.Роттером (J.Rotter)524. Люди могут характеризоваться внутренним или внешним локусом контроля. Те, кому свойствен внешний локус контроля (экстерналы) полагают, что все жизненные события главным образом результат действия случая или удачи. Они постоянно ощущают себя заложниками судьбы, игра которой им неподвластна. Люди, характеризующиеся внутренним локусом контроля (интерналы), считают, что они могут влиять на ход своей жизни и то, что с ними произошло или произойдет, является результатом их собственных решений. Они считают себя хозяевами собственной судьбы. Исследования показывают, что лица с внутренним локусом контроля выказывают большую удовлетворенность трудом, работая в условия партисипативного (т. е. с элементами самоуправления) менеджмента, в то время, как работники с внешним локусом контроля чувствуют себя комфортно в условиях директивного управления525. Обнаружены взаимосвязи показателей локуса контроля с особенностями деятельности работников, их мотивацией, удовлетворенностью, исполнительностью и восприятием стиля управления. Так, поведение экстерналов очень сильно зависит от поощрений, а неудовлетренность трудом позволяет прогнозировать уход из организации лиц с высокими показателями внутреннего локуса контроля526.

Экстерналы в целом менее удовлетворены своим статусом в организации, чаще отсутствуют на рабочем месте по каким-либо объективным причинам, чувствуют себя менее вовлеченными в свою работу и организационную жизнь, чем интерналы527.

Неудовлетворенность экстерналов во многом обусловлена тем, что они воспринимают себя лишенными контроля над организационными процессами. В то же время интерналы те же процессы рассматривают как результат своих собственных действий. Любопытно то, как рассматриваемая личностная особенность влияет на здоровье сотрудников. Интерналы считают, что их здоровье находится в их собственных руках и поэтому они относятся к нему с большей ответственностью, демонстрируя стремление к здоровому образу жизни и готовность отказаться от вредных привычек. Это во многом и определяет их меньший, чем у интерналов, абсентеизм.

Ориентация на достижения — еще одна личностная особенность, позволяющая предсказать некоторые закономерности индивидуального поведения. Исследования этой характеристики сосредоточились вокруг потребности достижения. Человек с высокой потребностью достижения постоянно обуреваем желанием выполнить задание еще лучше. Он нацелен на преодоление препятствий, при этом хочет чувствовать, что его успех (или неудача) есть результат его собственных усилий. Он осознанно или неосознанно выбирает задачи промежуточной трудности. Если задача очень легкая, она не воспринимается им как вызов. Работник с высокой ориентацией на достижения не получает удовлетворения от выполнения задач, которые не являются проверкой его профессионализма и способностей. Точно так же он избегает задач, которые являются чрезмерно трудными, а вероятность успеха является слишком низкой. В этой ситуации даже в случае успеха он не получит удовольствия, считая, что здесь большая доля удачи, чем его усилий и способностей. Можно сказать, что такой человек охотно берется за задачи, имеющие приблизительно пятидесятипроцентную вероятность успеха528.

Если менеджер ищет исполнителя для сложных задач, представляющих проверку мастерства и способностей, требующих ответственного отношения и напряжения сил, работники с высокой ориентацией на достижения могут оказаться наиболее подходящими.



Склонность к риску — свойство личности, выражающееся в постоянном стремлении использовать открывающиеся возможности. Исследования показывают, что склонность к риску связана с особенностями принятия решений в организациях.

Так, менеджеры с высокими показателями склонности к риску тратят меньше времени и обходятся незначительной информацией при принятии решений529. Интересно, что недостаток информации и времени не сказывается на качестве этих решений: их точность и обоснованность находятся на том же уровне, что и у менеджеров, долго взвешивающих и обдумывающих свои действия530.

Традиционно и вполне оправданно считается, что менеджер должен избегать рискованных решений531. Однако существуют не только индивидуальные различия в склонности к риску, но и значительные различия в требованиях к этой личностной черте менеджера при решении конкретных управленческих проблем. Так, склонность к риску будет более надежным предиктором успешной работы в брокерской фирме, чем в аудиторской компании.

Догматизм — индивидуальная характеристика, отражающая отсутствие сомнения в своей правоте и неспособность к переосмыслению или переоценке уже известного. Исследования показывают, что менеджеры с высокими показателями догматизма всегда уверены в правильности своих решений и часто являются оппонентами и критиками любых программ организационного развития.

Кроме того, исследователи выявили много интересных закономерностей и связей между индивидуальными особенностями и поведением в специфических организационных ситуациях. Так, в исследовании Дж. Джонсона и Р.Хогана532 был выявлен целый набор личностных особенностей, которые могут прогнозировать эффективность использования менеджерами компьютерных информационных систем. Другое исследование обнаружило, что аттиттюды к компьютерным системам значимо коррелируют с фактическим использованием этих систем. Существуют также свидетельства того, что интерес к профессии является надежным предиктором будущей эффективной работы в этой области. Есть данные и о том, что по ряду личностных особенностей можно прогнозировать феномен «летуна», т. е. склонность к частой смене места работы533. Существу ют данные о взаимосвязи некоторых личностных черт с определенными заболеваниями, включая сердечно-сосудистые заболевания, язву желудка, алкоголизм и наркоманию, которые являются чрезвычайно актуальными среди менеджеров534.

В целом можно сказать, что в поведенческих науках уже накоплен огромный массив данных о том, что многие личностные характеристики членов организации связаны с особенностями их поведения и деятельности. Однако эти наблюдения и эмпирические данные еще очень далеки от того, чтобы можно было предложить менеджерам обоснованные принципы и надежные средства анализа и прогнозирования поведения их подчиненных, исходя из их индивидуальных особенностей.

Проблема нормы и патологии в организационном поведении.


Личностные черты как таковые представляют наибольший интерес для организационного поведения прежде всего в случаях их экстремального проявления. Здесь актуальной представляется проблема нормы и патологии в организационном поведении. Речь идет о поведении людей, которое не вписывается в привычные организационные нормы и порой является причиной не только головной боли менеджера, но и негативно сказывается на деятельности всей организации в целом.

Лиц с крайними проявлениями отдельных личностных черт называют акцентуированными личностями.

Следует отметить, что акцентуации — это не патология, а крайние варианты нормы, при которых отдельные черты личности или характера чрезмерно усилены. Вследствие этого обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.

Нельзя смешивать акцентуации личности с психопатиями. Психопатии — это такие аномалии характера, которые «определяют весь психический облик индивидуума, накладывая на весь его душевный склад свой властный отпечаток». Эти аномалии не подвергаются значительным изменениям в течение жизни человека, не позволяя ему адекватно приспособляться к окружающей среде вообще и организационной среде в частности.

Типы акцентуаций весьма сходны и частично совпадают с типами психопатий, поэтому существует проблема отграничения психопатий от крайних проявлений нормы. Разумеется, это задача специалиста — психиатра или психолога. Однако минимальные знания в этой области необходимы и менеджеру, нередко сталкивающемуся с проблемой «трудных» работников.

Отличия между акцентуациями и психопатиями основываются на нескольких критериях, позволяющих отличать их друг от друга. К этим критериям относятся тотальность аномалии характера, ее относительная стабильность и социальная дезадаптация. При акцентуациях может не быть ни одного из этих признаков: ни относительной стабильности тяжелой аномалии характера на протяжении жизни, ни тотальности ее проявлений во всех ситуациях, ни социальной дезадаптации как ее следствия. Во всяком случае, при акцентуациях отсутствует полное соответствие по всем трем признакам психопатии.

Особенности личности при акцентуации могут проявляться не регулярно, а лишь в некоторых ситуациях, в определенной организационной обстановке и почти незаметны в обычных условиях. Социальная дезадаптация либо не наблюдается вовсе, либо бывает непродолжительной. А. Личко отмечает еще один важный признак, отличающий акцентуации и психопатии535. При психопатиях декомпенсации, острые аффективные и психопатические реакции, социальная дезадаптация возникают от любых психических травм, в самых разнообразных трудных ситуациях, от всевозможных поводов и даже без видимой причины. При акцентуациях же нарушения возникают только при определенного рода психических травмах, в некоторых трудных ситуациях, а именно лишь тогда, когда они адресуются к «месту наименьшего сопротивления», «к слабому звену» данного типа личности. Иные трудности и потрясения, не задевающие этой «ахиллесовой пяты», не приводят к нарушениям и переносятся стойко. При каждом типе акцентуации имеются свойственные ему и отличные от других типов «болевые точки», на которые менеджер должен обратить особое внимание.

В зависимости от степени выраженности выделяются две степени акцентуации характера: явная и скрытая. Явная акцентуация относится к крайним вариантам нормы и хотя акцентуации часто компенсируются и не мешают адаптации, они четко выражены и без труда диагностируются. Для организационного поведения значительно больший интерес представляет скрытая акцентуация, которая относится к обычным вариантам нормы. Существуют две классификации типов акцентуаций характера: К. Леонгардту и А. Личко536.

Таким образом, на организационное поведение и деятельность оказывают влияние многие личностные и индивидуально-типологические особенности сотрудников, и знакомство с теориями и научными концепциями может помочь менеджеру в объяснении и прогнозировании поведения своих подчиненных. Однако многие из личностных характеристик довольно трудны для оценки.

Потребность в дальнейших исследованиях


Многих исследователи и практики имеют несколько упрощенное представление о роли индивидуальных характеристик на индивидуальное поведение и деятельность. Согласно их взглядам личность непосредственно проявляется в поведении работников. В некоторых из рассмотренных исследований дело обстоит именно так. Однако огромное количество экспериментов не помогло обнаружить значимых коррелляций, свидетельствующих о прямой связи между личностью и поведением. Специалисты организационной психологии все чаще встают перед задачей переосмысления этой взаимосвязи.

Одной из таких попыток является рассмотрение индивидуального поведения и деятельности как функции взаимодействия личностных и организационных переменных.

Так, Дж.Терборг537 считает, что совершенно неправильно предполагать, что какая-либо организационная характеристика будет иметь одинаковое воздействие на поведение и деятельность всех сотрудников организации. Воздействие этой характеристики (например, системы поощрения) будет зависеть от личностных особенностей (например, от потребностей, ожиданий, аттитюдов) работников. Так как индивидуальные характеристики различны, то одна и та же организационная переменная будет иметь различные поведенческие последствия.

По-видимому, в ближайшие годы организационные психологи будут заняты не только совершенствованием методов отбора персонала с подходящими для организации характеристиками, но и искать путь, позволяющие адаптировать саму организацию к индивидуальным и личностным особенностям работников.

Пожалуй, первые попытки в этом направлении были предприняты в лонгитюдинальных исследованиях, проведенных К. Брассо и др538. Эти исследователи в течение семи с половиной лет изучали 178 инженеров, ученых и менеджеров, нанятых нефтяной компанией. Полученные данные свидетельствуют: личность и характеристики работы активно взаимодействуют друг с другом. Личностные характеристики обследованных фактически изменились за несколько лет как функция организационных переменных. В то же время многие организационные обязанности и характеристики труда «трансформировались» в соответствии с личностными и профессиональными особенностями конкретных сотрудников.

Прогресс в исследовании личности и ее структуры, достигнутый в последние десятилетия, очевиден. Однако говорить о том, что менеджер может использовать личностные черты или типы как предиктор поведения сотрудника в широком спектре организационных ситуаций, вряд ли оправданно. Индивидуальные особенности с достаточной точностью могут прогнозировать поведение работника только в том случае, если они рассматриваются в ситуационном контексте и учитывают динамическое взаимодействие и взаимоизменения личности и организационной среды.



Каталог: book -> common psychology
common psychology -> На подступах к психологии бытия
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения
common psychology -> Л. Я. Гозман, Е. Б. Шестопал
common psychology -> Конрад Лоренц
common psychology -> Мотивация отклоняющегося (девиантного) поведения 12 общие представления одевиантном поведении и его причинах
common psychology -> Берковиц. Агрессия: причины, последствия и контроль
common psychology -> Оглавление Категория
common psychology -> Учебное пособие Москва «Школьные технологии»
common psychology -> В психологию
common psychology -> Александр Романович Лурия Язык и сознание


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   51   52   53   54   55   56   57   58   ...   65


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница