Учреждение российской академии наук



страница1/5
Дата20.05.2016
Размер0.9 Mb.
  1   2   3   4   5


УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
ПО ОСНОВНЫМ МЕРАМ ИНФОРМАЦИОННО-ПРОПАГАНДИСТСКОГО ХАРАКТЕРА, НАПРАВЛЕННЫМ НА ФОРМИРОВАНИЕ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ИДЕОЛОГИИ, В ТОМ ЧИСЛЕ ПРЕДЛОЖЕНИЙ ПО ПРИВЛЕЧЕНИЮ К ЭТОЙ РАБОТЕ сми

Москва 2010г.



Аннотация
Практические рекомендации представляют собой документ прямого действия, предназначенный для специалистов, работающих с информацией для СМИ (сотрудников ведомственных информационных подразделений, независимых PR-структур, самих журналистов). Предлагаются конкретные смысловые ориентиры, а также методика, с помощью которых можно сформировать (оценить) материалы, призванные оказать массовое и эффективное информационное воздействие. Содержатся рекомендации по коррекции современного информационного поля

СОДЕРЖАНИЕ:

1. Теоретические основания и особенности современного информационного процесса в контексте антитеррористической проблематики.

2. Информационный эталон антитеррористических текстов. Позиции, вытекающие из антитеррористического законодательства и нормативных указаний.

3. Информационный эталон. Позиции, вытекающие из этических кодексов антитеррористической направленности.

4. Информационный эталон. Проблемные позиции в построении антитеррористического информационного поля.

5. Информационный эталон. Терминологический аппарат антитеррористических материалов.

6. Информационный эталон. Универсальный вариант.

7. Актуальные прецеденты антитеррористических текстов и их соответствие информационному эталону.
ПРИЛОЖЕНИЕ 1. Информационный аудит «Проблемы терроризма в российских СМИ: темы и термины, модальность, акценты» (по материалам электронной библиотеки «Интегрум» за период с 1.01.2010 г. по 1.09.2010 г.).

Дополнительные рекомендации по коррекции антитеррористического информационного поля российских СМИ.



1. Теоретические основания и особенности современного информационного процесса в контексте антитеррористической проблематики

В настоящих рекомендациях мы исходим из трактовки идеологии терроризма, закрепленной в Федеральном Законе «О противодействии терроризму» от 06.03.2006 № 35-ФЗ.

Как зафиксировано в статье 3 ФЗ, «терроризм - идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий».

Соответственно, антитеррористическую идеологию мы предлагаем понимать как идеологию миролюбия и толерантности, предполагающую воспитание всех групп населения и всех организаций в духе недопущения и неприятия теории и практики воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанными с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий.

Поскольку мы говорим о мерах информационно-пропагандистского характера, направленных на формирование антитеррористической идеологии, то должны начать с особенностей эффективного функционирования таких мер в современном информационном пространстве.

Ряд исследователей информационно-коммуникативных процессов отмечают: по мере увеличения информационного потока уровень эффективности воздействия на персону и целевые группы реальной (позиционированной по факту) информации и информации виртуальной (позиционированной по смыслу) меняется в пользу последней.

Данный процесс характерен именно для современного периода и связан, с одной стороны, с развитием товарного рынка как такового. По мере возникновения всё новых товаров, рациональное сознание всё в меньшей степени способно делать так называемый «реальный» выбор, основанный на установлении оптимальной пропорции товара по категориям «цена/качество». Все чаще оно делает «виртуальный» выбор по категориям «узнаваемость/позитивная узнаваемость» образа.

С другой стороны, даже в значительно большей степени, чем товарный, растет информационный поток. Потребитель в большинстве случаев не может самостоятельно синтезировать огромное количество различных информационных сообщений вокруг одного и того же факта и выйти на «рациональные выводы по факту». Он начинает искать простые и понятные подсказки, которыми становятся «виртуальные выводы по смыслу».

Отсюда задача специалиста, работающего с информацией для СМИ (специалиста ведомственного информационного подразделения, независимой PR-структуры, журналиста) – преобразовывать в ходе каждого информационного повода/проекта «простой» (фиксирующий факты) информационный поток в поток «сложный» (интерпретирующий факты и производящий смыслы). Именно смысловое (а не фактографическое) позиционирование формирует уровень оптимального поведения потребителя информации, опережает существующую реальность и позволяет определить контуры оптимального будущего.

Например, обычный человек далеко не всегда имеет возможность разобраться, справедливы или нет действия военных, милиционеров в Чечне, Ингушетии, Дагестане. Он получает массу разнокалиберной информации из самых разных источников. Отсюда задача – поднять его восприятие на уровень выше. Потому что если он придерживается гипотезы, например, о «притеснении свободолюбивых чеченцев» или о «марионеточном режиме», то все действия российской власти на Северном Кавказе будут несправедливыми. Если же он придерживается гипотезы, скажем, о «сдерживающей миротворческой миссии» и о «наведении порядка самими чеченцами», то может признать справедливость любых действий, даже не совсем нравственных. Практическое решение принимается за пределами реального объекта.

Эксперты четко указывают на то, что «человек способен перенести самые тяжелые страдания и лишения лишь в том случае, если он способен придать им смысл» (Сидоров П.И., Литвинцев С.В., Лукманов М.Ф. Психическое здоровье ветеранов Афганской войны. Архангельск, Издательство АГМА, 1999).

Данный вывод подтверждают исследования, направленные на выявление влияния СМИ на настроения военнослужащих, участвовавших в боевых действиях на Северном Кавказе в 1995-1996 гг. и 1999-2000 гг. (См. например: Корзунин В.А. Влияние информационного обеспечения антитеррористических операций. Доклад на форуме «Психология и психопатология терроризма. Гуманитарные стратегии антитеррора». Санкт-Петербург, 23-25 мая 2004 г. - http://terroristica.info/node/898).

Проведенный анализ показал, что в течение 1995-96 гг. в ряде СМИ были сформированы устойчивые стереотипы в преподнесении читателям (зрителям, слушателям) негативной информации о характере ведения федеральными войсками боевых действий на территории Чеченской Республики. Некоторыми авторами первая чеченская война преподносилась населению нашей страны как «вредоносная кампания». В печатных и электронных средствах информации был сформирован образ российского солдата как «жестокого захватчика», воюющего против чеченских женщин, стариков и детей. Им (российским военнослужащим) противостояли «благородные воины Ислама, защитники свободной Ичкерии».

Такое воздействие СМИ порождало у военнослужащих чувство неуверенности, унижения, обиды, возмущения, уязвленного самолюбия за неудачи начального периода военной кампании, сомнения в возможности ее благополучного завершения.

Напротив, в военной кампании 1999-2000 гг. российская армия предстала в СМИ в ином облике, чем несколько лет назад. Стали появляться многочисленные сообщения об успешном проведении военных операций на территории Чечни и в Дагестане, о мужестве, храбрости и стойкости военнослужащих. Кроме того, произошло изменение восприятия глобальных целей военной кампании. Понимание необходимости непосредственного уничтожения незаконных вооруженных формирований уступило место сохранению целостности России и борьбе с международным терроризмом.

Средствами массовой информации стал формироваться образ военнослужащего как вооруженного защитника государственных интересов России. Это привело к лучшему пониманию солдатами и офицерами воюющих частей и подразделений целей антитеррористической операции на Северном Кавказе, дополнительному притоку в Вооруженные Силы значительного количества лиц, изъявивших желание проходить военную службу на контрактной основе.

Г. Почепцов в своей книге «Стратегия» (М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер» - 2005) пишет: «Практически все идеологии, религии, национальные картины мира опираются на категории справедливости, правильности, чести, стыда и т.д. Это общие категории, под которые мы затем в состоянии подвести те или иные поступки. Таким образом, здесь управление будущим заключается в удержании определенной картины мира, которая позволяет генерировать только очень четкий список поступков. При восприятии подобная картина мира выступает в роли фильтра, отвергая ряд ситуаций в качестве случайных».

Сделаем некоторые обобщения. Ориентиром для действий всех специалистов, связанных с работой со СМИ, должен стать так называемый информационный эталон – руководство к составлению и оценке текстов для массового воздействия. Информационный эталон состоит, в свою очередь из положительного информационного эталона (о чем и как можно и нужно говорить) и отрицательного информационного эталона (о чем нельзя рассказывать или можно рассказывать в соответствующей интерпретации).

Эталон опирается на описанные выше принципы виртуального смыслового позиционирования. Г. Почепцов в уже упомянутой книге «Стратегия» попытался даже сформулировать законы виртуалистики. Приведем некоторые из них:

- Закон гиперболизации: любое качество в виртуальном мире усиливается. Другими словами, и позитивные, и негативные характеристики должны быть заведомо преувелчены.

- Происходит выбор из нескольких характеристик одной, которая становится преобладающей, все остальные вычеркиваются. То есть если террорист – негодяй, он должен быть негодяем во всем.

- На первое место выходит не степень соответствия объекта реальному миру, а степень соответствия миру виртуальному. Это не означает лжи, это означает, что приводимые факты должны соответствовать декларируемому смыслу.

- Нейтрализация с помощью виртуальности реальности. Виртуальность работает с «пустыми местами», куда каждый может вставить то, что ему хочется. Получается, что при отсутствии (непроясненности) фактов мы должны использовать версии (гипотезы, предположения).

- Виртуальность всегда публична. Значит, смыслообразующие конструкции предназначены не для «штабного», а для массового использования.

- Приоритеты виртуального пространства не совпадают с приоритетами реальности. Это позволяет выигрывать в пространстве виртуальности тогда, когда намечается проигрыш в пространстве реальности. То есть построить оптимальное будущее в сознании потребителя информации затруднительно с помощью описания прецедентов современной действительности – требуется описывать желаемое и правдоподобное будущее.

Еще один важный вывод: зачастую опасно не только увлечение «приземленной» реальностью, но и другое: опасен переход из зоны виртуальности в зону реальности, то есть отрыв от смысла в сторону факта.

Общее резюме: без победы на виртуальном фронте невозможно достичь победы на фронте реальности. Создатели виртуальной оболочки столь же важны, как и творцы реальности. И чем больший объем трансформации реального мира ожидается, тем больший объем виртуальной интервенции должен иметь место.


2. Информационный эталон антитеррористических текстов. Позиции, вытекающие из антитеррористического законодательства и нормативных указаний

Итак, информационный эталон – это руководство к составлению и оценке текстов для массового воздействия; перечень мотивирующих посланий, транслируемый с помощью СМИ; динамический набор блоков информации, знакомство с которыми способствует привлечению различных категорий граждан к актуальной деятельности.

Нам уже приходилось писать об информационном эталоне применительно к другим общественно значимым проблемам (см., например: Чумиков А.Н., Бочаров М.П., Хлопаева Н.А. и др. Организация информационно-просветительских и социально-рекламных кампаний, направленных на распространение семейных форм устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. – М.: Изд-во «Проспект», 2009).

Информационный эталон должен быть, с одной стороны, обобщенным (мотивирующие послания), с другой – конкретизированным (блоки информации).

Следует заметить, что некоторые позиции информационного эталона прямо вытекают из законодательства и в первую очередь из Федерального Закона «О противодействии терроризму» от 06.03.2006 г. № 35-ФЗ.

Так, в статье 2 Закона говорится о том, что «противодействие терроризму в Российской Федерации основывается на следующих основных принципах:

… 4) неотвратимость наказания за осуществление террористической деятельности;

… 10) конфиденциальность сведений о специальных средствах, технических приемах, тактике осуществления мероприятий по борьбе с терроризмом, а также о составе их участников;

11) недопустимость политических уступок террористам».

Соответственно, эти позиции вместе с примерами их соблюдения должны на безусловном уровне продвигаться в материалах средств массовой информации – причем, не только как определенные юридически и желаемые, а как реально существующие, с соответствующими фактографическими иллюстрациями.

В статье 20 Закона перечисляются категории лиц, участвующих в борьбе с терроризмом, подлежащие правовой и социальной защите. К указанным лицам относятся:

«1) военнослужащие, сотрудники и специалисты федеральных органов исполнительной власти и иных государственных органов, осуществляющих борьбу с терроризмом;

2) лица, содействующие на постоянной или временной основе федеральным органам исполнительной власти, осуществляющим борьбу с терроризмом, в выявлении, предупреждении, пресечении, раскрытии и расследовании террористических актов и минимизации их последствий;

3) члены семей лиц, указанных в пунктах 1 и 2 настоящей части, если необходимость в обеспечении их защиты вызвана участием указанных лиц в борьбе с терроризмом».

Соответственно, СМИ должны рассказывать о том, что борьба с терроризмом – не просто предмет гражданской доблести, но деятельность – поощряемая, защищаемая и вознаграждаемая (статья 25) государством.

Более того: в статье 21 Закона декларируется «возмещение вреда лицам, участвующим в борьбе с терроризмом». И наоборот: в статье 22, обращенной уже к террористам, фиксируется, что «лишение жизни лица, совершающего террористический акт, а также причинение вреда здоровью или имуществу такого лица либо иным охраняемым законом интересам личности, общества или государства при пресечении террористического акта либо осуществлении иных мероприятий по борьбе с терроризмом действиями, предписываемыми или разрешенными законодательством Российской Федерации, являются правомерными».

Следующий документ - Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации, утвержденная Президентом РФ 5.10.2009 г.

Концепция предусматривает информационно-аналитическое обеспечение противодействия терроризму, в процессе которого решаются следующие основные задачи (п. 31):

«… г) организация и осуществление информационного взаимодействия субъектов противодействия терроризму;

е) совершенствование… координации деятельности по противодействию терроризму...;

ж) создание единого антитеррористического информационного пространства на национальном и международном уровнях».

Но взаимодействие, координация и тем более создание единого информационного пространства невозможно без единого прочтения проблемной ситуации, а далее - единого понимания информационных тезисов, которые следует (не следует) продвигать в информационное пространство.

И здесь информационный эталон выступает уже не в качестве обычных рекомендаций, а как документ, четко определяющий (после тестирования и окончательного утверждения) смысловую сущность актуальных юридических посланий.

Понятно, что не только законодательство может быть ориентиром для формирования информационного эталона. Ситуация с проблемами терроризма зачастую меняется очень динамично, и в такие моменты готовятся и транслируются руководством страны довольно четкие тезисы, которые мы называем здесь нормативными указаниями. Разумеется, что они не противоречат законодательству, однако конкретизируют и актуализируют те или иные понятия.

Интересно, например, выступление президента России Д. Медведева 1 апреля 2010 года на совещании в Махачкале, куда он приехал на следующий день после совершения теракта в Кизляре. Президент обозначил пять основных компонентов борьбы с терроризмом на Северном Кавказе, в числе которых (см. сообщения РИА «Новости» от 1 апреля 2010 г.):

- «укрепление правоохранительных органов, МВД, ФСБ, судов»,

- «наносить острые кинжальные удары по террористам, уничтожать их и их пристанище»;

- «помогать тем, кто решил порвать с бандитами»;

- «развивать экономику, образование, культуру»;

- «укреплять нравственную и духовную составляющую».

Такого рода указания, сделанные на основе предшествующих аналитических разработок, также должны учитываться при разработке (дополнении, коррекции) информационного эталона.
3. Информационный эталон. Позиции, вытекающие из этических кодексов антитеррористической направленности

В любой отрасли существенное число поведенческих позиций, выходящих за рамки законодательства, регулируется документами, которые вырабатывают сами профессиональные сообщества. Это конвенции, хартии, правила, обращения, заявления и т.п. В совокупности такого рода документы принято называть кодексами профессионального поведения, или этическими кодексами.

Активные усилия по разработке этических кодексов и проведению мероприятий вокруг этого предприняты в первом десятилетии XXI века. В числе актуальных документов такого рода следует упомянуть «Антитеррористическую конвенцию (правила поведения СМИ в случаях террористического акта и контртеррористической операции)», принятую Индустриальным комитетом СМИ 8 апреля 2003 года (http://www.fapmc.ru/news/info/item3031.html).

В числе позиций, определяющих безусловные принципы информационного поведения, в конвенции зафиксированы следующие:

- «… 2. В случае получения информации о готовящемся теракте или о его начале до обнародования данной информации журналист обязан сообщить ее руководству своего СМИ».

- … 5. … СМИ не должны:

- брать у террористов интервью по своей инициативе во время теракта кроме как по просьбе или с санкции Оперативного Штаба;

- предоставлять террористам возможности выйти в прямой эфир без предварительных консультаций с Оперативным Штабом;

- самостоятельно брать на себя роль посредника (за исключением случаев, когда это санкционировано и сделано по просьбе Оперативного Штаба); если представитель СМИ оказался в числе переговорщиков, он должен воздерживаться от собственных публикаций до разрешения кризиса;

- … оскорблять и унижать террористов, в руках которых жизнь заложников.

- 6. СМИ должны:

- помнить, что прямой теле- и радиоэфир может использоваться террористами для передачи условных сигналов сообщникам в других местах;

- избегать детальных подробностей о действиях профессионалов, занятых спасением людей;

- … избегать излишнего натурализма при показе места события и его участников, с уважением относиться к нравственным, национальным и религиозным чувствам своей аудитории;

- быть внимательным к употреблению тех или иных терминов в освещении событий; нельзя идти на поводу у террористов, использующих выгодные для себя самоназвания;

- отдавать себе отчет в том, что заложники террористов являются и заложниками ситуации, в определенный момент превращающимися в инструмент давления на общественное мнение;

- избегать идентификации родственников и друзей заложников и потенциальных жертв без их согласия.

7. Освещая теракты и антитеррористические операции нужно также:

- … учитывать, что мировое сообщество отвергает связь терроризма с какой - либо конкретной религией, расой или национальностью;

- понимать, что информационные сообщения не должны содержать сведений, которые могли бы способствовать усилению позиций террористов, например, выступления в поддержку их требований».

Важно заметить, что конвенция, с одной стороны, указывает на жесткость, обязательность правил, отмечая, что «исключение из данных правил возможны только во имя сохранения жизни людей по согласованию с Оперативным Штабом».

С другой стороны, декларируется, что «СМИ имеют право и обязаны содействовать открытому обсуждению проблемы терроризма, информировать общество о ходе контртеррористических операций, проводить расследования, сообщать людям информацию о реальных проблемах и конфликтах»; выражается уверенность в том, что «угроза терроризма не должна использоваться как повод и оправдание для введения ограничений в отношении прав на свободу мнений и средств массовой информации».

4 мая 2006 года «Обращение к журналистскому и издательскому сообществу по вопросам межнационального согласия и толерантности» (http://www.fapmc.ru/news/info/item259.html) приняли лидеры медиаиндустрии. Под обращением стоит 32 подписи руководителей крупнейших издательских домов, медийных холдингов, информационных агентств, телевизионных и радиовещательных компаний, газет и журналов; государственных и общественных организаций, работающих с медиа.

Документ представляется менее конкретным и совершенным, чем предыдущий; повторяет либо дополняет ряд пунктов конвенции, например:

- «…исключительно важно не допускать в журналистских материалах, в текстах художественных литературных произведений тенденциозного (что такое «тенденциозный»? - авт.) подбора фактов с этнической окраской (что такое «факты с этнической окраской»? – авт.), искусственного разделения страны на противостоящие, враждебные этнические группы, обвинений в адрес представителей другой национальности, как наших врагов и обидчиков. Мы должны понимать, что подчеркивая в материалах на криминальные темы этническую принадлежность преступников, СМИ фактически провоцируют аудиторию на негативные обобщения. А ведь все мы знаем, что у убийц и насильников по сути нет национальности!»;

- «… Нам необходимо преодолеть однобокость (что такое «однобокость»?) при освещении миграционных процессов: наряду с отражением негативных проблем, связанных с ними, СМИ должны осуществлять защиту прав мигрантов, способствовать их интеграции в российское общество»;

- «… Мы должны на практике показать, что журналисты не допустят к теле-радиоэфиру и к периодическим печатным изданиям политических авантюристов и лиц, проповедующих расовую, этническую, религиозную вражду, ненависть и насилие. Привлекательное с точки зрения рейтинга внутримедийное позиционирование подобных персон может привести и приводит к опасным последствиям».

Не вносит новых направлений и принципов в проблематику этики информационного поведения по отношению к терроризму и «Обращение главных редакторов городских и районных газет «О межнациональной терпимости и толерантности», принятое 20 мая 2006 года на Всероссийском совещании редакторов районных и городских газет г. Вологда (http://www.fapmc.ru/news/info/item259.html).

В нем, в частности говорится о том, что журналистскому сообществу нужно:

- не участвовать «в безответственном подстрекательстве, связанном с предоставлением эфира и страниц своих изданий людям, пропагандирующим экстремистские взгляды»;

- «создать атмосферу информационного вакуума вокруг подобного рода политиков»,

- «не подчеркивать в материалах на криминальные темы национальную принадлежность преступников. Помните: у преступников и террористов нет национальности!».

Особого упоминания заслуживает серия международных конференций «Терроризм и электронные СМИ»: пять таких конференций состоялось в 2005-2009 годах в России и на Кипре. Организатор конференции - Международная академия телевидения и радио при участии аппарата Совета безопасности РФ, МИД России, Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ и Международной конфедерации журналистских союзов.

Были представлены и другие российские и международные официальные структуры: ООН, ЮНЕСКО, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Лига Арабских государств, Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), Национальный антитеррористический комитет (НАК), Комитет Госдумы РФ по безопасности. В работе конференции приняли участие руководители и журналисты российских и зарубежных вещательных компаний, дипломатических и специальных служб, эксперты в области противодействия международному терроризму и транснациональной преступности из нескольких десятков стран мира.

В ходе пленарных заседаний и круглых столов обсуждался большой круг вопросов, связанных с ролью СМИ в воспитании толерантности, взаимодействием СМИ и силовых структур, выработкой стратегии развития информационной безопасности в мире на ближайшие годы.

Среди обсуждаемых тем - "Проблемы освещения терактов и их последствий по телевидению, радио и в Интернете", "Социально-психологические последствия показа терактов в эфире", "Терроризм - театрализованное насилие", "Цензура и самоцензура в информационном противостоянии терроризму: международный опыт",  "Взаимодействие журналистов и спецслужб во время терактов" и другие.

На каждой конференции принимался итоговый документ, который неизбежно фиксировал внимание не столько на инструментарии и конкретных рекомендациях, сколько на глобальных проблемах.

- В итоговом документе конференции, как правило, отмечалась особая ответственность журналистов и, в первую очередь, руководителей электронных СМИ за создание и распространение материалов, способствующих разжиганию национальной, расовой и религиозной розни.

- Звучали призывы к представителям мирового журналистского сообщества и контртеррористических структур объединить усилия в противодействии новым проявлениям терроризма.

- Подчеркивалось, что реалии многочисленных террористических проявлений последнего времени требуют от СМИ и силовых структур продолжения усилий по предупреждению и эффективной ликвидации последствий терроризма.

- Говорилось, что основой толерантности является образование широких зрительских масс, и в этой связи содержался призыв к правительствам организовать и финансировать образовательные телеканалы, которые реализовали бы одну из основных функций телевидения - просвещение массовых аудиторий.

- Обращалось внимание представителей СМИ и силовых структур на такое усиливающее свое влияние явление, как информационный терроризм.

В документах, выступлениях участников звучали и дополнительные к указанным выше тезисы, требующие учета при составлении информационного эталона. Среди них:

- создавая в обществе неприятие к террористам, важно параллельно создавать положительный образ военнослужащего и сотрудника милиции;

- освещая контртеррористическую операцию, журналисты должны представлять себе круг ее участников, которые могут пострадать от действий террористов после такого освещения, и не допускать такого рода последствий;

- при производстве собственной информации силовые структуры должны создавать условия для того, чтобы в эфир не пошла информация, которая по той или иной причине не должна там появиться.


4. Информационный эталон. Проблемные позиции в построении антитеррористического информационного поля

Наряду с четко артикулированными тезисами информационного поведения озвучивались и проблемы работы в информационной сфере, на которых также мы останавливаемся в настоящем материале и вклад в решение которых намерены внести.

Так, отвечая после завершения конференции «Терроризм и электронные СМИ» в 2008 году на вопросы корреспондента "Российской газеты" М. Фалалеева, президент Международной академии телевидения и радио А. Лысенко обозначил следующие проблемы:

- Подготовить и подписать конвенцию, протокол взаимодействия между силовыми структурами и журналистами в ходе освещения террористических и контртеррористических операций пока не удается. Для этого нужно время - было озвучено много различных взглядов, подходов к решению проблем.

- На конференции развернулись дебаты не только между представителями разных профессий, но и разных стран. Везде свой подход к освещению терактов, свое отношение к тому или иному событию.

Перечень проблем расширил генеральный секретарь ОДКБ Н. Бордюжа:

- Во взаимоотношениях между силовыми структурами и СМИ в настоящее время произошла определенная стагнация. Эти отношения находятся на уровне "слива" информации.

- Сотрудникам пресс-служб силовых структур не хватает глубины во взаимоотношениях с журналистами. В каждой силовой структуре есть подразделения, работающие со СМИ. В них сотни людей, большинство из которых - профессионалы. Однако, при этом журналисты практически не получают серьезных аналитических материалов.

- В ряде силовых структур отсутствуют конкретные программы по мониторингу информационного поля в сфере антитеррора, а также программы, которые бы помогали выяснить потребность общества в той или иной информации.

- Пока у силовых структур не будет выхода на более профессиональную работу с журналистами, по-прежнему будут появляться претензии силовиков к журналистам.

- Попытки ОДКБ собрать за одним столом представителей силовых структур и журналистов дважды провалились. По вине силовых структур.

Проблемы иного рода затронул на конференции официальный представитель НАК России Н. Синцов:

- В 2008 году в мире насчитывается свыше 5 тысяч сайтов террористической направленности, в то время как в 1998 году их было всего 12.

Заметим, что в 2010 году ряд интернет-провайдеров (например, провайдер беспроводного Интернета в России «Yota») блокировали многие из таких сайтов в соответствии с рекомендациями Министерства юстиции РФ. Однако эти же и другие сайты экстремистской направленности оставались доступными при пользовании услугами иных провайдеров, что выносило на повестку дня задачу их мониторинга и последующего информационного противодействия.


5. Информационный эталон. Терминологический аппарат антитеррористических материалов

Лишь в первом десятилетии XXI века российские и иностранные информационные службы остро озаботились вопросом употребления антитеррористической лексики.

Если говорить о зарубежном опыте, то вот как, например, описывала в 2008 году «Новая газета» в статье «За умы и сердца террористов. Как в России и на Западе организована идеологическая борьба с потенциальными боевиками» (www.novayagazeta.ru/data/2008/45/19.html) лексические наработки Национального контртеррористического центра США:

- «В США в этой сфере действуют несколько структур. В разведывательном сообществе за борьбу с идеологией отвечает National Counterterrorism Center (NCTC), где это называется «стратегическими операциями против терроризма». Сотрудники именно этого центра в мае спустили директиву в посольства США, согласно которой дипломатам запрещается применять термин «исламские» или «мусульманские» по отношению к группировкам, связанным с «Аль-Каидой». Кроме того, террористов теперь нельзя называть «джихадистами» или «моджахедами». Вместо этого надо говорить «террорист» или «тоталитарист» (поскольку, по мнению NCTC, «Аль-Каида» стремится создать «глобальное тоталитарное государство»). Для описания идеологии «Аль-Каиды» следует использовать термин «такфиризм». Это известное только в кругах исламоведов понятие означает радикальное течение в исламе, которое позволяет считать мусульман с другой точкой зрения такфирами, то есть неверными».

Продуцировались и собственные «информационные эталоны» в виде удачных выдержек из СМИ, которые рекомендовалось использовать в качестве образцов. Вот как, например, выглядит такая подборка на сайте библиотеки американского Института оценки и развития (The Evaluation and Development Institute) http://www.awesomelibrary.org/Muslims.html.
Преамбула к цитатам:

- «За прошлые несколько десятилетий некоторые люди арабского происхождения, которые утверждали, что были мусульманами, совершили террористические акты против Соединенных Штатов. Эти факты плюс конфликты на Ближнем Востоке, СМИ, которые выдают террористов за мусульман, обращение с женщинами Талибана, и история конфликта между христианами и мусульманами породили много мифов.

Самый опасный миф - что терроризм присущ Исламу.

Другой миф - что мусульмане являются главным образом арабами.

Третий миф - что в исламском учении мужчинам разрешают не уважать женщин. Четвертый миф - что исламское учение позволяет правительству вынуждать всех быть мусульманами».

Далее следуют собственно выдержки из СМИ, включая исламские Интернет-сайты, содержащие группы тем с выверенными информационными акцентами:


Ислам и терроризм

«Ислам запрещает терроризм. Ислам запрещает мусульманину нападать на невинных граждан». (http:И/www.al-islam.com/eEvent.asp#1)

«Ислам не поддерживает терроризм ни при каких обстоятельствах. Терроризм не имеет ничего общего с принципами Ислама. Если мусульманин участвует в терроризме, он не следует за Исламом. Он может использовать определение Ислама для политической или финансовой выгоды». (USA Today, 09/30/2001: http://www.usatoday.com/news/world/islam.htm)

- "Пророк Мухаммед говорил: «Не убивай женщин и детей или мирного человека и не убивай стариков или верующих».

- "Самоубийство является haram (запретом) в Исламе. Это запрещено, как смертный грех. И убийство это haram. Значит убийство человека равносильно самоубийству".

- «Пророк также говорил, что есть люди, которые убивают от имени Ислама и попадают в ад. А когда его спросили, почему он так говорит, то он ответил: «Потому что на самом деле они не боролись за Бога».

- «Ислам является религией мира, любви и взаимоуважения. Ислам - это религия терпимости. Ислам является религией человеческой ценности и достоинства».

- «Джихад» является арабским словом, корнем которого является Jahada, что означает стремление к лучшему образу жизни. Джихад нельзя путать со священной войной. Ислам не позволит последователям быть участниками священной войны. Ислам запрещает терроризм, похищение и налет. Кто бы ни совершал такие нарушения, считается убийцей в Исламе, и должен быть наказан исламским государством» (Исламский Сервер USC MSA: http://www.usc.edu/schools/college/crcc/engagement/resources/texts/muslim/reference/glossary/term.JIHAD.html)


Ислам и реактивное топливо как оружие

- «В Исламе запрещается сжигать в качестве наказания. Никто не может назвать это правильным. Это является грехом». (Исламский Сервер USC MSA: http://www0.mercurycenter.com/local/center/isl0916.htm)


Ислам и биологическая или химическая война

«Сказал Пророк Мухаммед: "Не срубают имеющие фрукты деревья и не отравляют источники Ваших врагов". (Исламский Сервер USC MSA: http://www0.mercurycenter.com/local/center/isl0916.htm)


Ислам и арабы

«Большинство мусульман не является арабами. Лишь 12 процентов мусульман – арабы». (Детройтская свободная пресса: http://www.freep.com/jobspage/arabs/arab7.html)


Ислам и женщины

«В исламском учении мужчин и женщин нужно уважать одинаково. Согласно мусульманскому закону, женщины всегда могли владеть имуществом, получать образование, принимать участие в жизни сообщества. Мужчин и женщин нужно уважать одинаково. Исламские правила для благопристойного платья относятся к женщинам и мужчинам одинаково». (USA Today, 09/30/2001, http://www.usatoday.com/news/world/islam.htm)

- "В исламском мире, при зарождении Ислама, не было никаких ограничений или запретов к женщинам в получении знаний и образования. Было много ученых женщин в областях религии, литературы, музыки, образования, и медицины".

"Ислам дал женщинам права на труд, право на приобретение и сохранение имущества. Женщины могут искать работу в сферах медицинского обслуживания, педагогики, в профессиях общественных и государственно-правовых. Эти права сохраняются до и после брака". (Афганистан Онлайн - Shorish-Shamley: http://www.afghan-web.com/articles/womenrights.html)


Ислам и принуждение других к вере

«В исламском учении мусульманину не разрешают принуждать других к своей вере. Пусть не будет принуждения в религии».

«В Коране есть слова: «Нет никакого принуждения в религии» - Al-Корана: Аль-Бакарах (2:256). (Исламский Сервер USC MSA)
Ислам и христианство

«Ислам учит уважать христианство. Мусульмане верят в Ветхий Завет Библии и в того же самого Бога как христиане. Мусульмане полагают, что Иисус был Пророком Бога, но не Сыном Бога (USA Today: http://www.usatoday.com/news/world/islam.htm)


Ислам и иудаизм

«Ислам учит уважать иудаизм. Мусульмане поддерживают основные верования, прописанные в Торе и Коране. Мусульмане также принимают всех пророков иудаизма. Основное различие между евреями и мусульманами - то, что евреи не верят в пророков после еврейских пророков, включая Мухаммеда и его учение» (USA Today)


Мусульмане против терроризма

"Терроризм больше не Ислам, это всё равно, что Ku Klux Klan в христианстве" (Makiya: http://www.theage.com)


На сайте также фиксировалось, что мусульмане против терроризма и просят, чтобы СМИ не использовали такие фразы, как "исламские фундаменталисты", "мусульманские террористы"; чтобы религиозная принадлежность не была упомянута в материалах о террористических актах.
Что касается российской практики, то на 4-й Международной конференции «Терроризм и электронные СМИ» в 2008 году была создана экспертная группа для разработки международного глоссария по теме терроризма.

Продолжалась и ситуативно-прецедентная практика. Так, в уже упомянутом выступлении на совещании в Дагестане 1 апреля 2010 года президент РФ Д. Медведев призвал журналистов очень аккуратно подходить к материалам, касающимся терроризма, и грамотно использовать терминологию на этот счет. СМИ, по его словам, "не должны вносить раскол в общество по вопросам борьбы с террором… Здесь, на Кавказе живут такие же наши люди, граждане России, а не выходцы с Северного Кавказа… Это не иностранная провинция, это наша страна".

Президент России Дмитрий Медведев призвал СМИ не называть террористов «шахидами». Слово «шахид» буквально переводится как «свидетель». Традиционно же шахидами называют погибших в бою при защите родины или при самообороне, а также жертв различных эпидемий.

Следует поставить и вот какой вопрос. Слова с отрицательными значениями (с использованием буквенных сочетаний «контр», «противо», «анти») сохраняют тот же корень, смысл, что и в названии явления, с которым борются. Поэтому слово «терроризм» нуждается в фиксации и контроле не меньше, чем сам терроризм. Его терминологию нужно локализовать, применять по существу.

Всё, что работает против терроризма, целесообразно не связывать с ним лексически. Ценностям терроризма противоположны ценности безопасности, спасения, стабильности, уверенности, помощи и т.д. – они могут служить примерами ключевых слов. Антитеррористическая идеология – это идеология безопасности.

Думается, что изложенное выше может послужить основой для составления приложений к информационному эталону в виде лексических формул и прецедентов, что и необходимо сделать в дальнейшем.


6. Информационный эталон. Универсальный вариант

Сформулируем некоторые тезисы (вытекающие как из Закона, этических кодексов, так и из особенностей ситуации и имеющейся практики)


Каталог: upload -> iblock
iblock -> Контрольные (экзаменационные) вопросы по философии
iblock -> Понятие агрессии и причины ее проявления в детском возрасте
iblock -> Об итогах работы в 2014 году учреждений культуры, спорта и молодежной политики и перспективах развития сферы культуры, спорта и молодежной политики в муниципальном районе Благовещенский район Республики Башкортостан
iblock -> Учебное пособие для студентов очной и заочной формы обучения по специальности 021100 «Юриспруденция»
iblock -> Рекомендации по организации обучения детей с задержкой психического развития в условиях общеобразовательных учреждений
iblock -> Проблемы социально-психологической адаптации студентов первого курса
iblock -> Программа профилактики аддиктивных форм поведения среди студентов колледжа
iblock -> Программа вступительного экзамена в магистратуру по направлению 030300 «Психология»для абитуриентов, не имеющих базовой подготовки
iblock -> Управление медицинских проблем материнства и детства мз РФ
iblock -> Процесс международных переговоров


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница