Управление обустройством переселенцев: гендерный аспект



Скачать 295.62 Kb.
Дата14.05.2016
Размер295.62 Kb.
ТипДиссертация


На правах рукописи

Косыгина Лариса Владимировна





УПРАВЛЕНИЕ ОБУСТРОЙСТВОМ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ:

ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ

Специальность 22.00.08 – социология управления



АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

 

 

 



 Новосибирск – 2007

Диссертация выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Новосибирский государственный университет экономики и управления – «НИНХ» Федерального агенства по образованию Российской Федерации.





Научный руководитель:

доктор экономических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ

Удальцова Мария Васильевна


Официальные оппоненты:



доктор экономических наук, профессор

Соболева Светлана Владимировна
кандидат социологических наук, доцент

Черняк Татьяна Владимировна



Ведущая организация:



Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет


Защита состоится 30 октября 2007 г. в 10:00 на заседании диссертационного совета Д 212. 169.02 при Новосибирском государственном университете экономики и управления – «НИНХ» по адресу: 630099, г. Новосибирск, ул. Каменская, 56, ауд. 29

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирского государственного университета экономики и управления.

Автореферат разослан « 28 » сентября 2007 года

Ученый секретарь

диссертационного совета Л.К. Плюснина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы исследования. Одной из актуальных задач, стоящих сегодня перед Российской Федерацией, является преодоление демографического кризиса, который угрожает геополитической и социально- экономической безопасности нашей страны. Эту задачу невозможно решить одним лишь стимулированием естественного прироста населения. Демографические прогнозы на ближайшие 50 лет показывают, что сохранение численности населения Российской Федерации на сегодняшнем уровне осуществимо только при условии, что она будет принимать на постоянное местожительство ежегодно примерно 690 тысяч людей из других стран1.

Необходимость привлечения переселенцев для преодоления демографического кризиса признано на государственном уровне. Правительством Российской Федерации в июне 2006 года была утверждена Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в нашу страну соотечественников, проживающих за рубежом. Новосибирская область включена в список регионов, в которых эта программа пройдет апробацию. В рамках осуществления программы добровольного переселения планируется не только стимулирование и организация переезда людей в Россию, но и содействие их социальной, культурной и психологической адаптации в местах вселения. Конкретизация мер по достижению адаптации переселенцев должна произойти на уровне региональных программ.

При разработке и реализации мер по достижению адаптации переселенцев в рамках программы добровольного переселения необходимо учитывать опыт адаптации и обустройства наших соотечественников, переехавших жить в Россию из ближнего зарубежья еще до существования этой программы. Особое внимание стоит обратить на опыт тех из них, кто получил статус вынужденных переселенцев и был охвачен мерами государственной поддержки. После распада СССР за период с 1992 по 2003 год более чем 1,6 миллионов людей, прибывших в Россию из бывших республик СССР, получили этот статус, и среди них более чем 70 % были русскими. Опыт вынужденных переселенцев позволит не только выяснить и учесть проблемы, встающие перед бывшими гражданами СССР и их потомками при переселении в Россию, но и не повторить ошибок в государственном регулировании переселения.

Одной из ошибок регулирования переселения и обустройства переселенцев может явиться игнорирование гендерного порядка принимающего общества. Как показывают результаты исследований, проводимых отечественными учеными и их иностранными коллегами, в Российской Федерации система государственного регулирования характеризуется «гендерной слепотой», что приводит к ситуации неравенства между полами и неэффективному исспользованию государством человеческого капитала. Анализ влияния гендерного порядка принимающего общества на систему управления обустройством вынужденных переселенцев, существующую в России уже более 15 лет, актуален с точки зрения оценки возможных последствий игнорирования гендерного порядка при разработке мер обустройства и адаптации добровольных переселенцев.



Степень научной разработанности проблемы. Научные аспекты диссертационного исследования формировались на основе изучения и анализа работ отечественных и зарубежных ученых, посвященных миграции (в том числе и вынужденной) людей из бывших советских республик в Россию на постоянное место жительство.

Переселения из бывших республик СССР в Российскую Федерацию проанализированы в историческом контексте А.Г. Вишневским, В.А.Моденовым, А.Г. Носовым, В.И. Мукомелем, П. Полян. Состав, динамика и география миграционных потоков рассматривались Ж.А. Зайончковской, О.В.Кульбачевской, Н. Мкртчяном, С.В. Соболевой. Потенциал репатриации и определяющие его факторы, а так же последствия репатриации для стран исхода и для России исследованы Г.С. Витковской, А.Г. Вишневским, В.И.Мукомелем, В.А. Ионцевым, Н.П. Космарской, Э.А Паиным, С.А.Панариным. Анализ принятых в России правовых основ регулирования миграций проведен Н.А. Ворониной, С.А. Ганушкиной, Н.П. Космарской, В.И.Мукомелем, А.Г. Осиповым, В.А. Тишковым, Е.И. Филипповой. Вопросы, связанные с доступом мигрантов к информации и ролью средств массовой информации в формировании общественного мнения относительно миграции и мигрантов, освящены в работах В.А. Волоха, О.В. Кульбачевской, В.И.Мукомеля, Х. Пилкингтон, Е.И. Филипповой.

Большое количество публикаций посвящено процессу адаптации переселенцев и их интеграции на новом месте жительства. Среди отечественных исследователей вопросам, связанным с этими процессами, уделили внимание Г.С. Витковская, Г.Ф.Габдрахманова, В.В. Гриценко, Л.М.Дробижева, З.И. Калугина, Л.В. Корель, Н.П. Космарская, Г.С. Солдатова, Е.И. Филиппова, Л.А. Шайгерова, Е.А. Чернин, Н.В. Чернина и другие. Среди зарубежных ученых адаптации переселенцев из бывших республик СССР в России посвятили свои работы Х. Пилкингтон и М. Флин. Наибольшее освещение получили проблемы трудоустройства и правового положения вынужденных переселенцев, а так же проблемы их взаимоотношений с местным населением и властями. Вместе с тем, вопрос о влиянии гендерного порядка принимающего общества на обустройство переселенцев до сих пор остается мало изученным.

Гендерный аспект миграции людей из бывших республик СССР в Россию и их адаптации в принимающем обществе освещался в работах Г.С.Витковской, Е.В. Тюрюкановой, Е.И. Филипповой, Н.П. Космарской, а также в публикациях их зарубежной коллеги Х. Пилкингтон. Однако, эти работы сфокусированы на рассмотрении опыта женщин. Попытка преодоления гендерной асимметрии в исследованиях, посвященных вопросам миграции и адаптации переселенцев в принимающем обществе, была предпринята И. Б. Бритвиной, которая рассмотрела миграционные мотивы и стратегии как женщин, так и мужчин. Подобному сбалансированному анализу должны подвергнуться и другие вопросы миграции и адаптации людей, переселяющихся из бывших советских республик в Россию. Данное диссертационное исследование применяет этот сбалансированный подход, анализируя влияние гендерного порядка принимающего общества на результаты государственного управления обустройством вынужденных переселенцев.

Система управления миграционными процессами в России рассматривается в работах М.Б. Денисенко, О.Д. Воробьевой, Н.М. Маркиной, В.И. Мукомеля, Т.М. Регент, М.Л. Тюркина, О.А. Хараева, О.С. Чудиновских. Управлению адаптацией и обустройством переселенцев из бывших республик СССР в России уделили свое внимание как отечественные, так и зарубежные исследователи. В публикациях М. Флин и Х. Пилкингтон описана и проанализирована организационная структура управления миграционными процессами и адаптацией мигрантов, существовавшая в России с 1992 по 2002 год. Б.Г. Жогин, Т.Ф. Маслова, О.А. Оберемко, М.М. Кириченко рассмотрели регулирование обустройства вынужденных мигрантов в разных субъектах Российской Федерации. Вместе с тем, среди работ, анализирующих управление обустройством мигрантов, в том числе и вынужденных переселенцев, нет ни одной, которая бы рассматривала управление через призму теории структурации и была бы сосредоточена на изучении социальных практик мигрантов и людей, призванных, так скажем, их обустраивать в принимающем обществе. Также отсутствуют работы, которые бы рассматривали гендерный аспект управления обустройством мигрантов в России.

Цель исследованияобосновать необходимость учета гендерного порядка принимающего общества при разработке и реализации государственных мер поддержки социальной, культурной и психологической адаптации переселенцев в местах вселения.

Задачами исследования являются:

1. Уточнение понятия «обустройство переселенца»;

2. Разработка структурно-логической модели управления обустройством мигрантов в принимающем обществе;

3. Рассмотрение контекстов управления обустройством переселенцев, сложившихся на национальном уровне;

4. Разработка методики анализа региональных миграционных режимов и её применение на примере Новосибирской области;

5. Разработка методики оценки эффективности взаимодействия переселенцев с другими акторами управления и её адаптация для индикации гендерного режима управления обустройством вынужденных переселенцев;

6. Выявление влияния гендерного порядка принимающего общества на управление обустройством переселенцев, в том числе на социальные практики управленцев и переселенцев, на примере жилищного обустройства и трудоустройства вынужденных переселенцев.

Объект исследованияобустройство вынужденных переселенцев из стран СНГ, воспользовавшихся мерами государственной поддержки.

Предмет исследованиявлияние гендерного порядка на обустройство вынужденных переселенцев, воспользовавшихся мерами государственной поддержки.

Теоретической и методологической основой исследования является теория структурации, разработанная современным английским социологом Э.Гидденсом, а также теоретические разработки P. Коннелла, К.Уэст и Д.Зиммермана в области гендерной теории.

В диссертационном исследовании применена методология двойной рефлексии и использованы следующие методы сбора информации: неформализированное интервью, полуформализированное интервью (интервью с путеводителем), экспертное интервью, анкетный опрос, наблюдение, анализ документов.



Информационная база исследования включает в себя:

– законодательство Российской Федерации и Новосибирской области;

– документацию, в соответствии с которой осуществляется функционирование организаций, входящих в социальный институт управления обустройством вынужденных переселенцев;

– данные, полученные в ходе интервью с работниками организаций, входящих в социальный институт управления обустройством вынужденных переселенцев, а также в ходе наблюдений за их работой;

– тексты интервью с вынужденными мигрантами, приехавшими в Новосибирскую область из бывших республик СССР (зарегистрированными и не зарегистрированными в качестве вынужденных переселенцев);

– результаты анкетного опроса вынужденных мигрантов;

– презентации в средствах массовой информации вынужденной миграции из бывших республик СССР в Новосибирскую область;

– статистические данные и официальные отчеты по социально-экономическому состоянию и ситуации относительно вынужденной миграции в Новосибирской области, в других регионах Российской Федерации и в Российской Федерации в целом;

– статистические данные по миграционному обмену между Российской Федерацией и бывшими республиками СССР.

Временные рамки представленного в данной работе анализа обусловлены периодом проведения исследования. В фокусе анализа находится период с 2001 по 2002 год, поскольку именно в этот период было собрано основное количество интервью с мигрантами. Пространственно исследование сосредоточено на Новосибирской области.



Научная новизна исследования:

1. Уточнено понятие «обустройство переселенца» как нахождение переселенцем в случае испытываемой им/ею необходимости места работы, решение им/ею жилищного вопроса, а также достижение им/ею в принимающем обществе состояния психологического комфорта.

2. Предложена структурно-логическая модель управления обустройством мигрантов в принимающем обществе, которая фокусирует внимание на процессе взаимодействия мигрантов и управляющих. Результативность управления согласно этой модели будет зависеть не от заранее продуманных и прописанных социальных практик, а от столкновения социальных практик, фактически реализуемых управляющими и мигрантами. Эта модель также подчёркивает важность контекстов, в рамках которых осуществляются взаимодействия между акторами управления, тем самым она открывает возможность инкорпорировать в анализ управления фактор гендера, который является одним из элементов социокультурной среды.

3. Для концептуализации контекстов управления обустройством переселенцев предложено понятие «миграционный режим», которое обозначает возникшие в качестве реакции на миграцию людей структурные элементы общества.

4. Разработана и апробирована методика анализа региональных миграционных режимов. Эта схема конструирует два идеальных типа миграционного режима: «принимающий» и «ограничивающий». Приложение этой методики к анализу миграционного режима Новосибирской области по отношению к вынужденным переселенцам свидетельствует, что этот режим был существенно ближе к принимающему типу, чем к ограничивающему.

5. Разработана методика оценки эффективности взаимодействия переселенцев с другими акторами управления, согласно которой эффективность взаимодействия является производной от следующих показателей: оправданности обращения переселенца за помощью к социальному актору и конфликтности их взаимодействия.

6. Выявлены гендерные особенности управления обустройством вынужденных переселенцев, состоящие в следующем:

эффективность функционирования этого социального института по результатам опроса различна для различных гендерных групп;

так называемые «основные гендерные группы» при пересечении гендерного измерения с другими социальными измерениями (например, возраст) формируют «гендерные подгруппы», отличающиеся друг от друга по протеканию процесса обустройства;

обнаружены следующие проблемы, вызванные гендерным порядком принимающего общества: неравное распределение жилья и кризис гендерной идентичности.



Практическая значимость исследования:

1. Результаты исследования влияния гендерного порядка общества на обустройство вынужденных переселенцев позволят: выявить узкие места управления обустройством вынужденных переселенцев; разработать гендерно сбалансированные меры по обустройству соотечественников, переселяющихся в Россию из стран СНГ в рамках программы добровольно переселения.

2. Результаты исследования могут быть применены при обучении и повышении квалификации государственных служащих.

3. Разработанный и апробированный инструментарий прикладного исследования может быть использован при проведении: исследований обустройства и адаптации мигрантов в принимающих обществах; оценок эффективности управления.



Апробация результатов работы: Основные положения диссертационного исследования были представлены на обсуждение в рамках:

- XXXVIII Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс», секция «Управление», подсекция «Российский и зарубежный опыт государственного и муниципального управления», доклад «Новосибирск/НСО: Оценка эффективности практик управления в рамках миграционной политики.» (г. Новосибирск, 13 апреля, 2000);

- научно-практического семинара «С Востока на Восток. Миграция и опыт взаимодействия регионов по усилению этнополитической стабильности в Евразии», доклад «Характеристика миграционного режима Новосибирской области по отношению к вынужденным мигрантам из ближнего зарубежья» (г.Новосибирск, 18 – 22 февраля, 2002);

- семинара Европейского исследовательского института Университета Бирмингема, доклад «Pensionable age forced migrants from near-abroad in Russia: experience of adaptation» (г. Бирмингем, Великобритания, 24 февраля, 2004);

- ежегодной конференции Британской ассоциации изучения Восточной Европы (BASEES), доклад «Forced migrants in receiving societies and their access to resources the case of the Russian Federation» (г. Кембридж, Великобритания, 4 апреля, 2004);

- заседания XI Московско-берлинского семинара по актуальным проблемам миграции «Миграционные процессы. Прошлое. Настоящее. Будущее», доклад «Управление интеграцией вынужденных переселенцев в России: рекомендации по решению некоторых проблем» (г. Москва, 21 – 22 июня, 2004);

- VII Международного конгресса международного сообщества по изучению Центральной и Восточной Европы, доклад «Forced-migrants from the former-soviet republics in Russia: gender aspects of the integration into the labor market of the receiving society» (г. Берлин, Германия, 25 –30 июля, 2005)

Научно-методические результаты диссертационной работы использовались в учебном процессе по дисциплинам «Социология», «Методика и техника социологических исследований» и «Гендерное измерение занятости и рынка труда». Результаты работы были представлены для ознакомления руководству Управления ФМС по Новосибирской области. По теме исследования автором диссертации опубликовано 12 работ, в том числе две работы в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК.



Структура работы:

Диссертация состоит из введения, трех глав, восьми параграфов, заключения, списка использованной литературы (156 источников), приложений. Диссертация изложена на 173 страницах и содержит в тексте девять таблиц и восемь рисунков. Структура работы определена целью и задачами исследования.



ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обоснована актуальность проведенного исследования и описана степень изученности проблематики. Определены объект, предмет, цели, основная гипотеза и задачи исследования, а также обозначены научная новизна и положения, выносимые на защиту. Далее во введении указаны практическая значимость диссертационной работы и способы апробации полученных результатов. В заключение представлена информация о публикациях автора диссертации и структура диссертации.

В первой главе «Теоретическое и методологическое основание исследования гендерного аспекта управления обустройством переселенцев» проведен обзор теоретических концепций управления и гендера, введены основные понятия, которые используются в диссертации, а также описываются методология и методика исследования (приводятся основные принципы проведения исследования, обоснования выборов методов исследования, объясняется дизайн выборочных совокупностей, раскрываются процессы реализации методов в поле, описываются процедуры анализа полученной информации).

Во второй главе «Контексты функционирования управления обустройством вынужденных переселенцев» анализируются миграционные потоки из бывших республик СССР в Россию и состав мигрантов, описывается эволюция миграционной политики и миграционного режима Российской Федерации, а также дана характеристика миграционного режима Новосибирской области.

Третья глава «Гендерное измерение обустройства вынужденных переселенцев: пример Новосибирской области» посвящена гендерному анализу обустройства вынужденных переселенцев. В первом параграфе фиксируется существование гендерного режима в управлении обустройством вынужденных переселенцев. Во втором и третьем параграфах, на примере жилищного обустройства и трудоустройства вынужденных переселенцев показывается влияние на эти процессы гендерного порядка принимающего общества и гендерного режима управления обустройством вынужденных переселенцев.

В заключении формулируются выводы исследования и предлагаются рекомендации для совершенствования управления обустройством переселенцев.

Диссертационная работа включает пяти приложений. Приложение А представляет собой перечень нормативно-правовых актов Российской Федерации и Новосибирской области, связанных с вопросом обустройства переселенцев. В Приложении Б дан бланк анкеты, использовавшейся при опросе вынужденных переселенцев. В Приложении В приводятся результаты этого опроса. В Приложении Г дана информация о мигрантах, с которыми были проведены полуформализованные интервью. Приложение Д знакомит с понятийным аппаратом исследования. Приложение Е приводит программу исследования.




ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ
1. Уточнено понятие «обустройство переселенца».

Указывается, что используемая в официальных документах трактовка понятия обустройства переселенцев как содействие «в обеспечении их занятости, жилищном обустройстве и социальной адаптации»2 дана с позиции обустраивающего управленца, а не с позиции обустраивающегося переселенца. Также указывается, что в выше приведённом определении частное определяется через общее, так как «социальная адаптация» более ёмкое понятие, чем обустройство. Под обустройством переселенца предлагается понимать нахождение переселенцем жилья и места работы, а также достижение им/ею в принимающем обществе состояния психологического комфорта. Переселенец считается обустроенным, если у него/нее есть постоянный источник дохода, жилье, отвечающее социальным нормам, и он/она не испытывает, проживая в принимающем обществе, психологический дискомфорт.



2. Предложена структурно логическая модель управления обустройством мигрантов в принимающем обществе.

В качестве теоретического основания для разработки этой модели взята теория структурации. Согласно этой теории, управление – это социальный институт, который представляет собой совокупность социальных практик, или, другими словами, совокупность повторяющихся в пространственно-временном контексте индивидуальных и коллективных действий. К структурным свойствам социальных институтов относят совокупность правил и ресурсов, которые, являясь продуктом социальных интеракций, как ограничивают действия индивидов, так и служат основой для возможностей их осуществления. Правила, определяемые как используемые в осуществлении/воспроизводстве социальных практик техники и обобщенные процедуры, включают в себя: 1) правила семантики – схемы интерпретации, посредством которых индивиды придают смысл реальности, образующие структуры сигнификации; 2) правила морали – нормы социального поведения, образующие структуры легитимации. Ресурсы же представляют собой средства, наличие или отсутствие которых способствует или ограничивает действия индивидов. Ресурсы авторитета (authoritative resources) обусловливают дифференцированный доступ к политической власти, власти над другими людьми. Ресурсы размещения (allocative resources) обусловливают дифференцированный доступ к материальному миру, то есть к экономической власти.

Управление, как и любой другой социальный институт, производится и воспроизводится в результате взаимодействий индивидов, приобретших форму социальных практик. Согласно теории структурации, индивиды обладают знаниями (individuals are knowledgeable). Люди используют свои знания о структурах общества для того, чтобы реализовать свои цели. Знания об обществе и власть распределены среди них неравномерно, однако как бы ни была слаба социальная позиция того или иного индивида, он/она всегда может поддержать ту или иную степень своей автономности и способности осуществлять стратегические действия. Согласно репрезентуемой Гидденсом концепции диалектики контроля (dialectic of control), отношения власти-подчинения являются взаимными и «(даже) самые, казалось бы, ‘бессильные’ индивиды способны мобилизовать ресурсы и закрепить за собой ‘подконтрольное пространство’» 3.

Вместе с тем знания «осведомленных» индивидов (knowledgeable individuals) об обществе всегда ограничены. Условия действия, которые были не осознаны взаимодействующими, ведут к последствиям, которые не были предусмотрены ими во время принятия решения об осуществлении действия. Существование непредвиденных последствий является причиной изменения социальных практик, а следовательно, и социальных институтов, в том числе и социального института управления.

Теоретические конструкции управления, берущие за основание теорию структурации, вместо терминов «субъект управления» и «объект управления» используют термин «актор» управления. Эта замена позволяет показать равноактивность всех коллективных и индивидуальных участников управления. Социальные практики, сложившиеся между управляющими и управляемыми, составляют сердцевину системы управления, в том числе и сердцевину системы государственного управления.

Исходя из вышесказанного, социальный институт управления обустройством переселенцев можно представить как совокупность социальных практик, имеющую место в принимающем обществе по поводу и в результате реализации принятых органами федеральной и региональной власти решений относительно вопроса обустройства переселенцев.

Социальный институт управления обустройством переселенцев как всякий другой социальный институт имеет структуру. Ее элементами являются правила (прописанные и не прописанные) и ресурсы (их наличие, размещение, распределение/доступ). Кроме самих переселенцев и работников исполнительных органов федеральной и региональной власти принимающего общества акторами института управления обустройством переселенцев являются индивиды и группы, вовлекаемые во взаимодействие с работниками органов исполнительной федеральной и региональной власти в рамках их действий по управлению обустройством переселенцев. К таковым, например, можно причислить представителей местного населения, научного сообщества, неправительственных организаций и так далее, а также политиков и руководителей федерального и регионального уровней, участвующих в принятии решений, которые реализуются в рамках управления обустройством переселенцев.

Социальный институт управления обустройством переселенцев производится и воспроизводится в результате рекурсивно организуемых действий и взаимодействий (социальных практик) его акторов. Изменения в нем являются результатом изменений в социальных практиках, проистекающих из-за изменяющегося контекста их осуществления и ограниченной природы знания акторов, что является причиной непредвиденных ими последствий действий и взаимодействий



Высказанные выше теоретические положения относительно управления обустройством переселенцев (и шире – мигрантов) в принимающем обществе можно представить в качестве модели, изображенной на рисунке. Данная модель управления фокусирует внимание исследователя на процессе взаимодействия мигрантов и управляющих. Результативность управления согласно этой модели будет зависеть не от заранее продуманных и прописанных социальных практик, а от столкновения социальных практик, фактически реализуемых управляющими, и социальных практик, реализуемых мигрантами. Таким образом, в анализе управления появляется требование выйти за пределы исследования «субъекта управления» и обратить внимание на «управляемый объект», а также на контекст, в котором осуществляются взаимодействия, ибо любое взаимодействие является ситуационно обусловленным и испытывает влияние многочисленных факторов (социальных, культурных, политических, экономических).

Приложение теоретических положений К. Уэст, Д. Зиммерман, Р.Коннелла далее развивает модель управления обустройством переселенцев (и шире – мигрантов), путём введения в неё социокультурного фактора – гендер. Согласно усложненной модели социальные практики, рекурсивно воспроизводящиеся акторами управления, структурируются вдоль социального измерения, образованного циркулирующими в обществе представлениями о «мужественности» и «женственности».




Управление








Окружающая среда (политические, социально-экономические, культурные факторы)




Законы, инструкции
























Модель управления обустройством мигрантов



3. Введено понятие «миграционный режим», под которым предлагается понимать совокупность структурных элементов общества, возникшие в качестве реакции на миграцию людей. Элементами миграционного режима являются: законодательство, регулирующее связанные с миграцией и мигрантами вопросы; институциональное обрамление, представляющее собой совокупность организаций, с которыми взаимодействуют мигранты; а так же дискурсы, возникшие по поводу миграции и мигрантов. В общем случае выделяют три взаимосвязанных, взаимообусловленных типа миграционных режимов: глобальный, национальный, региональный. Миграционные режимы можно так же подразделять по миграционным потокам.

4. В рамках диссертационной работы разработана и апробирована методика анализа региональных миграционных режимов (табл. 1). Эта схема конструирует два идеальных типа региональных миграционных режимов: «принимающий» и «ограничивающий».

Таблица 1

Возможные типы региональных миграционных режимов


Перечень признаков

Режим

Ограничительный

Поощрительный

1. Отношения между региональным и национальным миграционными режимами

Несоответствие регионального и национального законодательств относительно мигрантов

Соответствие регионального и национального законодательств относительно мигрантов

2. Социально-экономические приоритеты

принимающей территории



Озабоченность по поводу возрастания конкуренции на рынке труда

Ограничение ресурсов по обустройству мигрантов



Миграция рассматривается как источник рабочей силы для социально-экономического развития региона и как фактор, оказывающий благоприятное влияние на состояние демографической ситуации в регионе

3. Действия администрации принимающей территории по отношению к мигрантам

Использование законодательных, институциональных и дискурсивных барьеров, «для борьбы с миграцией»

Создание позитивного портрета мигрантов в СМИ

Разработка региональных программ, направленных на помощь в обустройстве



4. Политические приоритеты

принимающей территории



Наличие политических спекуляции по поводу миграции

Отсутствие политических спекуляций по поводу миграции

5. Общественная активность мигрантов, выражающаяся, в частности, в создании общественных организаций

Высокая активность в ответ на ограничительные меры, отсутствие взаимодействия с органами исполнительной и законодательной власти

Низкая активность из-за невозможности ее развить



Высокая активность из-за возможности развить таковую, сотрудничество с органами исполнительной и законодательной власти

Низкий уровень активности из-за отсутствия необходимости



6. Присутствие и деятельность международных организаций

Высокий уровень активности из-за острой необходимости мигрантов в помощи

Низкая активность из-за ограничительной природы миграционного режима, создающей непреодолимые трудности для работы



Высокий уровень активности из-за возможности развить таковую, наличия контактов и партнеров в регионе

Низкий уровень активности из-за отсутствия необходимости


Приложение вышеизложенной методики к анализу миграционного режима Новосибирской области по отношению к вынужденным переселенцам свидетельствует, что этот режим был существенно ближе к принимающему типу, чем к ограничивающему (табл.2).

Таблица 2

Миграционный режим Новосибирской области по отношению к вынужденным переселенцам




Перечень признаков

Описание миграционного режима Новосибирской области

1. Отношения между региональным и национальным миграционными режимами

Нормативные акты, принятые на областном уровне, не противоречили федеральному законодательству. Исключение – Приказ Комитета по здравоохранению мэрии города Новосибирска «Об обследовании и лечении беженцев и вынужденных переселенцев» № 203 от 24 мая 1996 года, в котором указывалось, что беженцы и вынужденные переселенцы подлежат обязательному профилактическому осмотру на ВИЧ-инфекцию. Этот нормативный акт свидетельствовал, что мигранты виделись в нашем регионе как потенциальная угроза для безопасности здоровья местного населения

2. Социально-экономические приоритеты

принимающей территории



Существовала озабоченность по поводу «избыточного давления» на рынки труда и жилья, но в целом миграция из ближнего зарубежья рассматривалась как источник рабочей силы для социально-экономического развития региона и как благоприятный фактор улучшения демографической ситуации в регионе

3. Действия администрации принимающей территории по отношению к вынужденным переселенцам

Помощь вынужденным переселенцам оказывалась районными администрациями, местными хозяйствами и предприятиями в зависимости от их понимания своих социально-экономических приоритетов. Явных препятствий в обустройстве не наблюдалось. Областная администрация тесно сотрудничала с Управлением ФМС по Новосибирской области

4. Политические приоритеты

принимающей территории



В областных СМИ отсутствовали политические спекуляции по поводу вынужденной миграции из ближнего зарубежья и вынужденных мигрантов. СМИ не формировали образ вынужденных переселенцев как особой социальной группы

5. Общественная активность вынужденных мигрантов

Отмечались низкая общественная активность вынужденных мигрантов, а также отсутствие конструктивного взаимодействия созданных ими общественных организаций с органами исполнительной и законодательной власти

6. Присутствие и деятельность международных организаций

В области функционировало представительство Красного Креста, которое занималось распространением гуманитарной помощи и проведением акций по оказанию вынужденным переселенцам бесплатной консультации юристов, психологов и социальных работников


5. Разработана методика оценки эффективности взаимодействия переселенцев с другими акторами социального института управления их обустройством.

Эффективность взаимодействия переселенцев с другими акторами социального института управления обустройством является производной от следующих показателей: 1) от оправданности обращения (получение помощи от актора при обращении переселенца за оной) и 2) от конфликтности взаимодействия. Эти показатели вычисляются на основе опроса вынужденных переселенцев.

Оправданность обращения за помощью в случае каждого из опрошенных переселенцев выявлялась при сопоставлении ответов на следующие вопросы: «К кому Вы обращались за помощью, устраивая свою жизнь в Новосибирской области?» и «Кто помог в решении Ваших проблем?». В каждом из вопросов давался один и тот же список акторов, с которыми взаимодействовал переселенец. Если актор обозначался в ответах на оба вопроса – обращение за помощью к нему было оправданным, если же актор отмечается при ответе на первый вопрос, но не отмечается при ответе на второй – обращение за помощью было неоправданным. Доля опрошенных переселенцев, для которых обращение к тому или иному актору было оправданным, взята в качестве значения общей оправданности обращения за помощью к этому актору.

В случае каждого из опрошенных переселенцев конфликтность взаимодействия с другими актороми социального института управления обустройством выявлялась посредством сопоставления ответов на следующие вопросы: «К кому Вы обращались за помощью, устраивая свою жизнь в Новосибирской области?» и «При взаимодействии с кем Вы испытывали сложности?». Если актор обозначался в ответах на оба вопроса, то взаимодействие вынужденного переселенца с ним было отмечено конфликтами, если же актор отмечался только при ответе на первый вопрос – конфликты во взаимодействии с ним отсутствовали. Доля опрошенных переселенцев, для которых обращение к тому или иному актору было отмечено конфликтами, взята в качестве значения общей конфликтности актора.

Эффективность взаимодействия переселенцев с другими акторами социального института управления обустройством вычислялось путем вычитания общей конфликтности актора от общей оправданности обращения к нему.

6. Выявлены гендерные особенности управления обустройством вынужденных переселенцев.

На основе анализа результатов анкетного опроса вынужденных переселенцев было выявлено, что в социальном институте управления их обустройством существует гендерный режим. Так, вынужденные переселенцы, принадлежащие к различным гендерным группам, различаются не только по встречающимся им проблемам, но и по интенсивности проявления тех или иных проблем, а также по способам и степени разрешения проблем. Гендерный режим сказывается на результатах функционирования института управления обустройством вынужденных переселенцев. Это проявляется в различной оценке различных гендерных групп эффективности их взаимодействия с социальными акторами, включенными в этот институт. Различные гендерные группы по-разному оценивают оправданность обращения к тем или иным источникам помощи и конфликтность взаимодействия с этими источниками.

На примере жилищного обустройства вынужденных переселенцев было выявлены причины отмеченных в ходе анкетирования различий в оценках, даваемых представителями различных гендерных групп. Так, было показано, что различные гендерные группы имеют неравный доступ к ресурсам, предоставляемым социальным институтом управления обустройства вынужденных переселенцев, что обусловлено правилами (прописанными и непрописанными), отражающими гендерный порядок принимающего общества. Было подробно рассмотрено, как именно структурные элементы этого социального института (правила и размещение ресурсов), а также социальные практики, осуществляемые акторами этого института, конституируются вдоль оси гендер, образуя тем самым гендерный режим. Влияние гендерного порядка принимающего общества на обустройство вынужденных переселенцев было также рассмотрено на примере их опыта на рынке труда.

Анализ жилищного обустройства и трудоустройства вынужденных переселенцев выявил, что так называемые «основные гендерные группы» при пересечении гендерного измерения с другими социальными измерениями (например, возраст) формируют «гендерные подгруппы», также отличающиеся друг от друга по протеканию процесса обустройства.

В ходе проведенного анализа были также обнаружены проблемы, вызванные гендерным режимом социального института обустройства вынужденных переселенцев и гендерным порядком принимающего общества, которые не учитывались управленцами. К таким проблемам относились: решение жилищного вопроса семьями с одним родителем и кризис гендерной идентичности.

Исходя из вышесказанного, сложившийся на момент проведения исследования гендерный режим социального института управления обустройством вынужденных переселенцев не обеспечивал равную интеграцию в принимающее общество различных гендерных групп. Более того, некоторые гендерные группы (например, одинокие родители) практически не имели доступ к ресурсам, расположенным в этом институте.



Неравное распределение ресурсов между вынужденными переселенцами было обусловлено влиянием гендерного порядка принимающего общества. Признание существования гендерного порядка ведет к признанию необходимости разработки мер для нивелирования его негативных эффектов на обустройство как вынужденных переселенцев, так и других категорий мигрантов, в том числе тех, кто переселяется в Россию в рамках программы по добровольному переселению. Внедрение подобных мер открывает возможность для усовершенствования функционирования социального института управления их обустройством.
Основные публикации автора по теме исследования:
Публикации в изданиях, рекомендуемых ВАК:


  1. Косыгина Л.В. Гендерный порядок принимающего общества и адаптация переселенцев: опыт занятости и трудоустройства// Вестник НГУ. Сер.: Социально-экономические науки. 2006. Т. 6, вып. 2. ― С. 98 – 105.

  2. Косыгина Л.В. Российские газеты о мигрантах из бывших советских республик СССР: анализ репрезентаций// Вестник НГУ. Сер.: Философия. ― 2007. ― Т. 5, вып. 1. ― С. 81 – 83.


Публикации в изданиях:

  1. Косыгина Л.В. Гендерное измерение рынка труда и занятости. ― Новосибирск : Изд-во СО РАН, 2001. ― 116 с.

  2. Косыгина Л.В. Эффективность управленческих практик по интеграции вынужденных переселенцев: гендерный аспект// Социальные взаимодействия в транзитивном обществе. Вып. №3. ― Новосибирск : НГАЭиУ, 2001. ― С. 251 257.

  3. Косыгина Л.В. Вынужденная миграция из ближнего зарубежья: теоретическое осмысление// Социальные взаимодействия в транзитивном обществе. Вып. № 4. Новосибирск : НГАЭиУ, 2002. С. 193 –199.

  4. Косыгина Л.В. Характеристика миграционного режима Новосибирской области по отношению к вынужденным мигрантам из ближнего зарубежья// Материалы международного научно-практического семинара «С Востока на Восток. Миграция и опыт взаимодействия регионов по усилению этнополитической стабильности в Евразии». ― Новосибирск : АртИнфоДата, 2002. ― С. 162 165.

  5. Косыгина Л.В. Размышление о термине «гендер»// Философия: история и современность 2001-2002. ― Новосибирск : НГУ, 2002. ― С. 145 155.

  6. Косыгина Л. В. Профессиональная сегрегация по признаку пола// Междисциплинарный альманах гендерных исследований. Минск: БГПУ, 2002. С. 10-13.

  7. Косыгина Л.В. Поиск теоретической концепции управления// Евразийское пространство глазами молодых. М.: Наталис, 2002. С. 315 – 324.

  8. Косыгина Л. В. Приложение теории структурации к осмыслению управления обустройством вынужденных мигрантов// Социальные взаимодействия в транзитивном обществе. Вып. № 5. Новосибирск : НГАЭиУ, 2003. С. 306 – 310.

  9. Kosygina L. Doing Gender in Research: Reflection on Experience in Field// The Qualitative Report. 2005. Vol. 10. P. 87 – 95. (http://www.nova.edu/ssss/QR/QR10-1/kosygina.pdf)

  10. Kosygina L. Age and Gender Bias in Russia’s Assistance to Forced Migrants?// Forced Migration Review. 2004. Issue 20. P. 46.

С авторефератом можно ознакомиться на сайте

Новосибирского государственного университета экономики и управления – «НИНХ»

(http://www.nsaem.ru/Science/Dissertation_council/212.169.02/)

На правах рукописи
Косыгина Лариса Владимировна



УПРАВЛЕНИЕ ОБУСТРОЙСТВОМ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ:


ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ

Специальность 22.00.08 – социология управления



АВТОРЕФЕРАТ


Диссертация на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

В авторской редакции

Компьютерная верстка Л.В. Косыгиной

Подписано в печать . Формат 60х84/16

Бумага типографская. Печать офсетная. Усл. печ. л. 1

Тираж 100 экз. Заказ
_______________________________________________________

Издательство Новосибирского государственного университета

экономики и управления

630099, г. Новосибирск, ул. Каменская 52

Отпечатано в типографии НГУЭиУ

630099, г. Новосибирск, ул. Каменская 52



1 Вишневский А. Г., Андреев Е.М. Население России в первой половине нового века: Аналит. демогр. прогноз до 2050 г.: основные гипотезы // Вопросы экономики. – 2001. – №1. – С. 34.

2 Федеральная миграционная программа 1998/2000 (утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации № 1414 «О Федеральной миграционной программе на 19982000 годы»). - С. 9.

3 перевод с английского: “the most seemingly ‘powerless’ individuals are able to mobilize resources whereby they carve out ‘spaces of control’” - Giddens A. Profiles and critiques in social theory. Berkeley, 1982. – P.197.



Каталог: science -> dissovet
science -> Партнерство учреждений социального обслуживания населения с общественными организациями по работе с детьми-инвалидами
science -> Адаптация студентов к обучению в вузе в условиях оптимизации образовательной среды
science -> Программа воспитательной работы со студентами I курса Ургпу
science -> Пояснительная записка в последнее десятилетие изучению причин и особенностей течения многих заболеваний в зависимости от влияния факторов и медико экологогеографических условий уделяется пристальное внимание,
science -> Профессионально важные качества как фактор профессиональной адаптации сотрудников реабилитационного центра
science -> Клинико-социальные аспекты состояния психического здоровья комиссованных военнослужащих срочной службы (на модели Тверского региона) 14. 00. 18 психиатрия
science -> Формирование готовности старшеклассников к выбору профессии 13. 00. 01 Общая педагогика, история педагогики и образования
dissovet -> Управление обучением взрослых как особый тип социального взаимодействия 22. 00. 08 социология управления


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница