Урок лекция по обществознанию «Политическая идеология. Тоталитаризм. Виды тоталитарных режимов»



Скачать 332.3 Kb.
Дата21.05.2016
Размер332.3 Kb.
ТипУрок
Уроклекция по обществознанию «Политическая идеология. Тоталитаризм. Виды тоталитарных режимов».

Автор: Эсаулова Вера Владимировна, учитель истории и обществознания МОУ «Лицей» г. Новомосковска Тульской области.

Возраст учащихся: 10 (11) класс.

Дата разработки: 2005 г.

Цели и задачи.



В ходе занятия учащиеся смогут:

- расширить представление о видах тоталитарных режимов;

- проследить эволюцию тоталитарных режимов;

- познакомиться с точками зрения разных исследователей на проблему тоталитаризма.


В результате занятия учащиеся смогут:

- углубить знания учащихся относительно предпосылок становления тоталитаризма;

- выявить сходства и отличительные черты германского нацизма, итальянского фашизма и советского коммунизма;

- выделить основные этапы развития тоталитаризма;

- обозначить проблемы преодоления тоталитаризма.
Вопросы занятия:


  1. Какая точка зрения на характеристику тоталитаризма вам ближе всего и почему?

  2. Что общего можно выделить в предпосылках зарождения и в проявлениях германского, итальянского и советского видов тоталитаризма?

  3. Какая из проблем преодоления тоталитаризма является наиболее значимой для нашей страны и народа?


Мотивация. Притча о том, что нет ничего страшнее, чем тиран и его способы правления. (Однажды Конфуций увидел плачущую женщину и спросил, в чем ее горе. Она сказала ему, что тигр растерзал всех ее родных. «Почему же ты не покидаешь этой местности?» - Удивился мудрец. «В других областях князья угнетают свой народ»,- ответила женщина. «Видите, - сказал тогда Конфуций своим ученикам, - жестокий тиран страшнее для человека, чем лютый зверь».)
Продукт деятельности учащихся: - краткий конспект лекции;

- цветовое выделение в конспекте значимых фрагментов, способствующих раскрытию содержания вопросов.



Межпредметные и межкурсовые связи: историко-обществоведческие.

Формы оценивания: словесная оценка, оценка по результатам рефлексии.

Домашнее задание: параграф № 23 (Боголюбов Л.Н. Обществознание. 10 класс.- М.: Просвещение, 2004; записи лекции в тетрадях.

Рефлексия: заполнение анкеты по окончании лекции (анкеты раздаются в начале занятия).

Вопросы анкеты:

  1. Что Вы узнали нового на занятии?

  2. Остается ли актуальной проблема сегодня? На основании чего Вы делаете такой вывод?

  3. Укажите некоторые предпосылки зарождения тоталитаризма.

  4. Какие исследователи занимались проблемой тоталитаризма?

  5. Какие сущностные черты тоталитаризма они выделяют?

  6. Ваши предложения по структуре и содержанию занятия.


План

Введение

I. Анализ зарождения тоталитарной тенденции и формирования тоталитарной системы

1.1. Предпосылки становления тоталитаризма

1.2. Проблема тоталитаризма: дискуссии о тоталитаризме в Германии, Италии, СССР

II. Сущностные черты тоталитарных режимов в Германии, Италии, СССР

2.1. Сходства германского нацизма, итальянского фашизма и советского коммунизма


2.2. Отличительные черты режимов

III. Эволюция тоталитарных режимов

3.1. Основные этапы развития тоталитаризма

3.2. Проблема преодоления тоталитаризма

Заключение
Примечание: подборка материалов лекции может варьироваться в зависимости от уровня подготовленности класса, возраста учащихся, целей учителя.


Введение

Проблема тоталитаризма как феномена XX века закономерно является объектом пристального внимания философов, социологов, историков, экономистов. Новый импульс к ее исследованию дали события, происходившие в конце 80-х – начале 90-х годов в нашей стране, стране «Великого эксперимента», длившегося более 70 лет… В результате началось формирование общества, которое должно базироваться на качественно новых, абсолютно противоположных прежним идеалах. А это должно повлечь за собой перестройку политической системы и ее институтов, экономики, психологии и сознания самого человека.

Сегодня мы живем в эпоху провозглашенного плюрализма, многообразия мнений. Свобода совести, гласность и демократия стали идеалами нашего времени. Однако не все так просто. Несмотря на то, что сегодня уже можно говорить об определенной стабильности и несомненных достижениях в ходе демократизации общества и политической системы, необходимо учитывать уже имеющийся опыт, чтобы избежать прошлых ошибок. А для этого нужно понять, что есть тоталитарность, чем она вызвана, насколько закономерна и неизбежна, как глубоко лежат ее истоки, возможно ли повторение ее в будущем. Ведь переход от тоталитаризма к демократии не может произойти мгновенно и гладко. Слишком различны взаимоотношения государства и общества, средства и методы, используемые государством при осуществлении власти.

Тоталитаризм означает полный, тотальный контроль и жесткую регламентацию со стороны государства всех сфер жизнедеятельности общества и каждого человека средствами прямого вооруженного насилия. Политическая власть поглощает все общество и конкретного человека. При этом власть на всех уровнях формируется закрыто, как правило, одним человеком или узкой группой лиц из правящей элиты. Осуществление господства над всеми сферами жизни общества естественно предполагает наличие развитой карательной системы, политический террор, тотальную идеологическую обработку общественного мнения. Именно поэтому запущенный механизм тоталитарной системы начинает развиваться по своим законам.

Тоталитарные режимы чаще всего устанавливаются в чрезвычайных условиях нарастающей нестабильности, глубокого экономического и политического кризиса, необходимости быстрого решения стратегических задач, претендуя на способность преодоления указанных проблем и достижения определенных целей.

Если сравнивать положение конца 80-х – начала 90-х с той ситуацией, в которой некогда установились тоталитарные режимы, то можно проследить определенное сходство. Однако существуют два принципиальных различия: одно внешнее — триумф (а не кризис, как в те годы) системы, основанной на рыночной экономике и парламентской демократии; другое внутреннее — отторжение самим обществом тоталитарного опыта. Впрочем, влияние этого второго фактора ограничено недостаточной пока способностью общества распо­знавать различные проявления тоталитаризма, а ведь помимо известного нам советского коммунизма выделяют еще две формы тоталитаризма: итальянский фашизм и немецкий национал-социализм. Именно поэтому предметом данной работы является рассмотрение тоталитаризма в нескольких его видах. Необходимо выявить условия и предпосылки их становления, сравнить их сущностные черты, обозначить сходства и различия, определить схему эволюционирования.

Изучение разных аспектов тоталитарного прошлого СССР, Германии и Италии остается актуальным, особенно в условиях современной России, ведь все процессы, происходящие в нашем обществе и различных его сферах сегодня, так или иначе являются следствием многих десятилетий господства коммунистического режима.

I. АНАЛИЗ ЗАРОЖДЕНИЯ ТОТАЛИТАРНОЙ ТЕНДЕНЦИИ И ФОРМИРОВАНИЯ ТОТАЛИТАРНОЙ СИСТЕМЫ
1.1. Предпосылки становления тоталитаризма

Тоталитаризм как общественно-политический феномен воз­ник в конкретных исторических обстоятельствах, поэтому в первую очередь следует рассмотреть предпосылки зарождения тоталитарной тенденции и формирования тоталитарной системы.



Культурные и идеологические предпосылки

Тоталитаризм XX в. можно представить как альтернативу христианской культуре, рожденную в рамках последней. Особенность этой альтернативы главным образом заключается в том, что в ней отсутствует весьма существенный элемент – идея ущербности человека. Человечество, таким образом, признается несовершенным, но способным достичь совершенства в своей социальной жизни, воплощения идеала на земле.

Условием утверждения тоталитарных режимов также был кризис либерализма. Именно как реакция на него формировались тоталитарные идеологии.

Стоит еще отметить, что европейская христианская культура вырабатывала в течение длительного времени иммунитет к этой своей болезни, и «тоталитарный вирус» становится особенно опасен на неевропейской или не вполне европейской культурной почве, менее подготовленной для борьбы с ним1. Вследствие некоторой чуждости либеральных идей, в традиционном обществе оказывается гораздо меньше объективных условий для постепенного формирования в самом обществе структур, противодействующих произволу власти. Либеральные ценности, проистекающие из протестантизма, оказываются чуждыми, например, православию, которое формирует консервативное мировоззрение. Если в протестантских странах либерализм был основным, исходным те­чением, то в прочих европейских странах либеральная демократия развивалась в борьбе со старыми структурами сознания и организации общества.



Политические предпосылки

Но наиболее сильным непосредственным толчком к радикальной смене политического режима, к развитию тоталитарной тенденции являются, пожалуй, политические противоречия. На мой взгляд, именно кризис политической системы является исходным в этом процессе. Политическая система оказывается неспособной реагировать на естественные модернизационные процессы, происходящие в остальных сферах, препятствуя каким бы то ни было социально-политическим изменениям. Следствием становится глубочайший структурный кризис общества, представляющий собой благоприятную почву для становления тоталитаризма.



Социально-экономические предпосылки

До определенного времени накапливавшиеся в культуре пред­посылки тоталитаризма не реализовывались в общественной практике. Следовательно, необходимы достаточные условия для воплощения тоталитарной тенденции. Окончание первой мировой войны привело к ослаблению основ буржуазного общества, увеличению роли государства в полити­ческой и экономической областях, расту­щей бюрократизации всех сфер жизни. Очевидно, например, что в период между мировыми войнами тоталитарная угроза существовала не только в России, Германии, Италии, но и в большинстве стран Европы, переживавших запаздывав­шую модернизацию. Преобразования в этих странах были сжаты во времени, в значительной мере принудительны, т. е. процесс не носил органического характера. Традиционные социальные структуры и системы ценностей разрушались, новые же ещё не вполне сложились. Первая мировая война и последовавший за­тем экономический кризис заставили усомниться в этих новых, либерально-демократических ценностях. Еще большее усиление напряженности спровоцировали внешние военные действия и их тяжелые последствия. В таких условиях полу­чали свой шанс носители идеологий тоталитарного типа. Если им удавалось найти контакт с массами, возникали тоталитарно ориентированные движения. Страны первой, «органической» волны капитализма успели к тому време­ни проскочить опасный этап, поставив на место старого, хри­стианского, новый, либерально-христианский, политико-культур­ный синтез. Там, где традиционные структуры не выдержали, тоталитарный процесс по­шел дальше; подверглись разрушению или кардинальному пре­образованию все прежние структуры и ценности.

Зная немецкий и советский опыт, можно заключить, что там, где удалось парализовать и дезинтегрировать общество, где уже достаточно свободно проявляется собственная логика тотали­тарного процесса, логика эта оказывается единой. Развиваясь из весьма различных исходных точек, тоталитарные режимы быстро сблизились.
1.2. Проблема тоталитаризма: дискуссии о тоталитаризме в Германии, Италии, СССР

Собственно научная разработка понятия «тоталитаризм» началась в 1950-е гг. Наиболее известными исследователями тоталитаризма являются Збигнев Бжезинский, Карл Фридрих и Ханна Арендт. Они характеризуют тоталитаризм следующими признаками: 1) существование монопольной идеологии, в центре которой находятся представления о «совершенном» обществе; 2) существование единственной массовой партии, руко­водимой одним человеком, иерархически организованной, стоящей над бюрократией или переплетенной с ней; 3) монополия на управление всеми вооруженными силами и владение оружием; 4) монополия на ин­формацию; 5) система всеохватывающего полицейского контро­ля; 6) управление всей экономикой2. Однако в последнее время появляется все больше исследователей, говорящих о статичности и нормативности этой концепции. Теория тоталитаризма в таком виде не позволяет объяснить изменения в тоталитарном обществе, эволюцию тоталитаризма.

Сама концепция тоталитаризма и понятие «тоталитаризм» родились сразу после утверждения фашизма в Италии для выявления его диктаторской сущности. И только впоследствии стал дискутироваться вопрос о правомерности отождествления итальянского фашизма и тоталитаризма.

В связи с этим впервые создать типологию тоталитаризма попытался в 60-е годы немецкий историк Э. Нольте, построив четырехступенчатую модель: нижняя - авторитаризм, две средние - ранний и нормальный фашизм, верхняя - тоталитаризм. Верхней ступени достиг только германский национал-социализм, тогда как итальянский режим остался на ступени нормального фашизма. Он же стал включать нацизм в более широкое понятие фашизм (в марксистской трактовке так было изначально), относя их к «правому» тоталитаризму.

По мнению итальянского исследователя феномена тоталитаризма Ренцо Де Феличе, исторические пути итальянского фашизма и немецкого национал-социализма разошлись с момента их зарождения. Отсутствие массовых репрессий, относительная мягкость и терпимость к политическим противникам, а также достигнутый в обществе консенсус позволяют назвать его «незавершенным тоталитаризмом».

Последние же годы отличались все большим обращением к исследованиям компаративистского плана. Причем появились самые разные мнения относительно сопоставления всех трех режимов.

Бывший итальянский посол в ФРГ А. Инделикато признает, что тоталитаризм стоял на трех столпах: общеобязательной единой идеологии, карательных органах и строго централизованной экономике. Все эти элементы присущи и фашизму, и нацизму, и коммунизму. И непонятно, почему некоторые историки и политологи отказываются признать однотипность этих режимов3.

Но и различия между этими тремя режимами столь глубоки, что даже весьма осведомленные знатоки не дают однозначного ответа об их неоспоримом сходстве или отличии.

Сравнение режимов проводилось по двум параметрам: аналитическому (сходные общие структуры тоталитарной власти) и временному (расцвет тоталитарных режимов пришелся на определенную эпоху).

Известный французский историк Франсуа Фюре предложил добавить «генеалогический» подход, потому что, по его мнению, нельзя изучать большевизм и фашизм отдельно друг от друга, так как вместе они выявили противоречия либерализма, а их соперничество-взаимодополнение заняло целое столетие.

Согласно точке зрения Э. Нольте фашизм возник в результате кризиса либеральной системы, сложившейся в Европе после 1815 г., но «без вызова большевизма нет никакого фашизма». Первоначально фашизм защищал либеральное общество от большевистской угрозы, используя при этом чуждые либерализму методы4.

Утверждения Э.Нольте приближаются к давним марксистским интерпретациям. "Фашизм - проявление общего кризиса капитализма. Его возникновение свидетельствует о том, что буржуазия перед угрозой пролетарской революции решила мобилизовать все средства белого террора и политического бандитизма для борьбы с революционным пролетариатом", - писал, например, в 1935 г. И.Дворкин5. Такой подход доминировал вплоть до конца советского режима, хотя попытки выйти за рамки "коминтерновских" интерпретаций в советской историографии не раз предпринимались.

В отличие от историков марксистского направления французский историк Де Феличе сосредоточил внимание на психологии и духовном состоянии масс, с которыми связал появление феномена фашизма.

Также в противовес Нольте и его сторонникам американский ученый У. Лакёр заявляет, что националистический режим победил, так как среди прочего совместно с Россией противопоставлял себя Западной Европе6.

Российский историк В. П. Булдаков считает связь гитлеризма и сталинизма несомненной. Однако в основе нацизма лежала идея складывания нации-государства из некогда неоправданно разрозненных германских земель и затем несостоявшейся колониальной империи. Сталинизм, напротив, имел куда более глубокие и архаичные имперско-патерналистские, а не этно-государственные корни.7

Но существуют и диаметрально противоположные точки зрения.

Известная немецкая исследовательница Ютта Шеррер в работе «Дискуссии во Франции и Германии вокруг «Черной книги» коммунизма» приходит к выводу, что само сравнение режимов и противопоставление одних жертв другим невозможно8.

Немецкий историк Леонид Люкс тоже не дает однозначного ответа и приводит признание Э. Нольте, что «Советский Союз, невзирая на ГУЛАГ, был ближе западному миру, чем национал-социализм с его Освенцимом» 9.

Тем не менее, как отмечает Н. Верт, сравнение фашизма, нацизма и коммунизма занимает центральное место в концепции тоталитаризма10.

II. СУЩНОСТНЫЕ ЧЕРТЫ ТОТАЛИТАРНЫХ РЕЖИМОВ В ГЕРМАНИИ, ИТАЛИИ, СССР




2.1. Сходства германского нацизма, итальянского фашизма и советского коммунизма


Традиционно тоталитаризм подразделяют на «левый» - советский коммунизм, и «правый», к которому относят немецкий национал-социализм и итальянский фашизм.

Рассмотрев почву зарождения тоталитаризма в целом и перечисленных его типов, рассмотрим сами доктрины в отдельности, сравним их по соответствующим чертам и признакам тоталитаризма.



Идеология

Общность предопределялась самой идеологией и способом ее функционирования. Целью движения объявлялось создание принципиально нового общества, нового чело­века. Одновременно указывался враг, который подлежал беспо­щадному уничтожению в борьбе за достижение этой цели. Как бы ни очерчивался круг враждебных движению людей и явлений, в него обязательно включались либерализм и его ценности. Борьба за побе­ду «нового порядка» представлялась как «последний и реши­тельный бой», требующий тотальной мобилизации.

Ценности «нового порядка» могли определяться по-разному, но они обязательно были обращены в будущее и имели абстракт­ный характер. Место безусловных нравственных ценностей, морали должна была занять преданность идеологии, причем право истолкования подлинных интересов движения закреплялось за одним или немно­гими лидерами. Речь шла о готовности исповедовать те идеи, которые именно в данный момент провозглашают вождь, партия. В этом главное отличие тоталитарной доктрины от традиционных, в том числе религиозных, ее вариантов.

Общеизвестно, что коммунизм ведет свою родословную от идей утопистов. К. Маркс и Ф. Энгельс развили идеи утопистов, изобрели инструмент создания подобного государства и разрушения традиционного общества. Этот инструмент — диктатура пролетариата, направленная против всех других классов и общественных групп. У Маркса возобладала идея превосходства класса пролетариев над всеми другими.

В гитлеровской Германии идеология фашизма базировалась на философии Ф.Ницше с его идеей сверхчеловека, на теории расового превосходства немецкой нации. Инструментом построения такого «идеального общества» тоже служила диктатура немцев над другими народами. И в том, и в другом случае в качестве идеала была принята жесткая пирамидальная структура власти, когда судьбы людей не имеют значения. Во всех случаях государство строили как террористическую диктатуру.

Система: инструменты и средства управления

Для удержания власти в подобном государстве необходимы весьма специфические инструменты. И они были созданы — в обоих случаях удивительно похожие друг на друга.

Сама политическая система имеет сверхцентрализованную структуру, имеющую пирамидальную форму. При этом провозглашенная цель построения демократического, равного, справедливого общества становится на первом этапе становления режима необходимой для его легитимизации социальной демагогией. О провозглашенном, в частности, в СССР «демократическом централизме», А. Ципко пишет следующее: «Что такое ленинский демократический централизм? Ответ на этот вопрос дал И. В. Сталин. Это создание организации, по духу, внутреннему строению напоминающей орден меченосцев. Это возвращение к самым жестоким формам порабощения личности»11.

Характерна массовая, монопольно властвующая партия, которая формирует политические цели, определяет средства их реализации. Соответственно, и коммунисты, и фашисты, придя к власти, в первую очередь уничтожили остальные политические партии, даже союзников, некогда поддерживавших их в борьбе за власть. Как писал В. Гроссман, «Маркс, как и Ленин, никогда не допускал возможности хотя бы частичной правоты своих соперников, хотя бы частичной своей неправоты»12. В государстве осталась единственная партия (ВКП(б) и НСДАП). «Победившая в результате революции партия по необходимости бывает вынуждена удерживать своё господство посредством страха, который внушает реакционерам ее оружие»13. А. Кузнецов писал: «Любое право отступает перед диктатурой и террором. Узурпация власти лишает прав всех остальных… Приходит диктатура. Чья? Пролетариата? Не тут-то было… Об этом говорил Троцкий: «Если мы будем так ставить вопрос, что рабочая демократия есть нечто безусловное, стоящее над всем остальным, то тогда… мы выступаем против этого. Почему? Да по причинам основным - удержания диктатуры партии»14.

Правящим классом в обеих странах стала партийная бюрократия, слившаяся с государственным аппаратом. Создание гигантской, замкнутой, почти не обновляющейся, оторванной таким образом от общества и потому малоэффективной бюрократической машины — апофеоз государственного строительства коммунистов, националистов и фашистов. И, как следствие всевластия партийной бюрократии, коррупция проникла во все звенья управления.

Право режима на бесконтрольное господство обосновывала монопольная идеология. Именно поэтому немедленно началась обработка сознания населения. Контролировались все средства массовой информации.

В условиях закономерно нарастающего недовольства режимом террор является неизбежным, маскируя пороки режима системой тотального страха. Причем он становится основным средством удержания власти с самого начала.

Для «нормального» существования любой диктатуре необходимо иметь стабилизирующий фактор в виде внешнего и внутреннего врага. В качестве внешних врагов выступали международный империализм и буржуазные демократии. Цель завоевания мира и не скрывалась. Средство для достижения этой цели было одно — мировая война. Без мировой войны, без «отражения внешней угрозы» оба режима теряли не только экономический, но вообще всякий смысл своего существования в глазах собственных народов. Безудержный милитаризм и подготовка агрессии против других стран стали краеугольным камнем советской, немецкой и итальянской внешней политики. Причина заключается в том, что тоталитаризм по своей сущности всегда агрессивен.

Друг друга коммунисты и фашисты тоже объявили врагами, что тем не менее не мешало им активно сотрудничать.

Внутренние враги менялись. В Советском Союзе они назывались врагами народа, в Третьем Рейхе — врагами нации. Уничтожались лучшие люди как в физическом, так и в нравственном отношениях, особенно — в генетическом. В первую очередь — духовенство и интелли­генция, которые были способны противостоять идеологическому террору среды. «Никто и никогда не вернет народу его унич­тоженного генетического фонда, — пишет В. А. Солоухин. — Чем больше будет проходить времени, тем больше будут сказываться на отечественной культуре зияющие бреши, эти перерубленные национальные корни…». Наконец, практически все легальные конфессии были взяты под контроль спецслужбами. Диктатуры создавали свои «религии», и Бог в плане влияния на умы людей стал конкурентом диктаторов.

А. Ципко писал: «Поставив перед собой задачу цивилизовать Россию, они с нарастающей от года к году энергией искореняли образованных, самостоятельных, способных нести в люди доброе и разумное россиян, убивая всех тех, кто не мог видеть в повседневных преступлениях величайшее благодеяние, кто не мог согласиться с тем, что экономика очередей и тотального дефицита обладает преимуществами перед экономикой, ищущей покупателя»15. Геринг же на весь мир провозгласил: «Когда я слышу слово «культура», я хватаюсь за пистолет».

Но чтобы контролировать внутриполитическую ситуацию в подобных условиях, требовался могущественный аппарат подавления, который и в СССР, и в Германии был организован практически идентично. Причем тотальный террор был легализован и возведен в ранг государственной политики. В результате никто никому не доверял. Каждый следил за каждым. Обе страны затопила эпидемия шпиономании. И это было только первое приближение к «идеальному обществу».

Террор, будучи изначально направленным против идеологических и политических врагов вне самой системы, в конце концов обращается против тех, кто стоит у руля этой машины («чистки» проводились и внутри самой партии), порождая болезненную атмосферу тотального страха, «открывает простор самым патологическим страстям человека, дает власть над людьми больным, патологическим типам»16.

Социальная политика. Национальный вопрос.

Для тоталитарных режимов было характерно абсолютное пренебрежение к человеческой жизни, к интересам народа, от лица которого режимы правили и за благосостояние которого будто бы боролись. Люди для диктаторов были «винтиками», строительным материалом, и о народе вспоминали только тогда, когда возникала угроза власти. «Нет человека — нет проблемы», — говорил Сталин, и его окружение воплощало эти слова в жизнь. Гитлер поступал точно так же.

Ненависть к другим народам, имперское мышление господствовали в руководстве как Советского Союза, так и Германии. И если после поражения во Второй мировой войне Германия излечилась от этой болезни, то СССР «болел» ею до самого конца.

Однако нужно отметить некоторые различия в национальной политике между фашизмом и нацизмом. Французский автор Ф. Фюре в своей книге «Прошлое одной иллюзии» сказал: «Гитлер сделал слово «раса» главным пунктом своего политического кредо, в то время как Муссолини по сути дела не был расистом». Для итальянского фашизма было важно наладить равноправное сотрудничество наций для достижения единой цели – организации абсолютного государства, где личность была бы под полным, как духовным, так и физическим контролем.

Гитлер обещал немцам создать общество благополучия и счастья за счет ограбления и порабощения других народов. Сталин обещал создать рай на земле за счет ограбления и порабощения части собственного народа.

Экономика

Сходство практики тоталитарных режимов в экономике заключалось в ее сверхмонополи­зации, распространении сферы государственного регулирования на все основные отрасли хозяйства, в нарушении принципа частной собственности. Поэтому в области экономики коммунисты и фашисты также шли параллельными курсами. Во главу был поставлен принцип уравниловки. «Маркс и Энгельс, - по словам А. Ципко, - не понимали, что их аграрная программа – это программа всеобщей бедности»17.

Правящая элита, разумеется, обеспечивалась по-другому. За счет создания дешевых рабочих мест и принудительного труда была полностью ликвидирована безработица. Но экономические стимулы в промышленности и, особенно, в сельском хозяйстве почти бездействовали. В результате качество и производительность труда значительно снизились. Оба режима пытались выйти из сложной экономической ситуации методами, заимствованными из практики рабовладельческих государств, — использованием принудительного труда миллионов заключенных.

Еще один общий фактор, подорвавший экономику обеих стран, — это непомерная милитаризация экономики. Никакая экономика не может продолжительное время выдерживать такого напряжения.

Чтобы удержать власть в созданных в Советском Союзе и Германии политических и экономических условиях, требовались особенные меры. Страны жили в условиях «перманентного осадного положения». Гражданам внушали, что это и есть нормальное состояние государства, которое со всех сторон окружено врагами. Только в СССР подобная ситуация сложилась еще с 1917 года и продолжалась десятилетиями.

Во всех странах коллективная организация труда в национальном масштабе, т.е. мечта Маркса о превращении национальной экономики в одну большую фабрику, где все превращаются в исполнителей плана, вела к свертыванию хозяйственной инициативы и предприимчивости, к распространению безответственности, равнодушия к труду и его результатам, к формированию иждивенческого типа личности18.



Формирование человека нового типа

Стремление тоталитаризма к переделке человеческой природы — одно из его основных отличий от всех других форм традиционного деспотизма, абсолютизма и авторитаризма. Он ставит задачу полной переделки и трансформации человека с целью искоренения угрозы режиму в виде инакомыслия. В соответствии с идеологическими установками конструируется новый тип личности с особым психическим складом, особыми ментальностью, мыслительными и поведенческими характеристиками путём стандартизации, унификации индивидуального начала, его растворения в массе, сведения всех индивидов к какому-то среднестатистическому знаменателю, подавлению личностного начала в человеке. А. Платонов видит, вера в то, что «все равно счастье наступит исторически», ломает человека, лишает его веры в себя, в закон, мораль, лишает смысла жизни19.

По мнению X. Арендт, тоталитарное государство приводит к доселе неведомой психологической ситуации: система террора создает для человека состояние полной «покинутости», незащищенности, эта ситуация в корне отличается от до сих пор известного феномена одиночества20.

На практике проведение этой политики привело к моральному разложению общества, ведь отрицая простые идеи морали, тоталитаризм не может призвать людей к совести. «Патологическая ситуация рождает патологическое, неестественное видение мира. Когда один абсурд наслаивается на другой, наркотизация мышления приобретает глобальный характер»21.

Таким образом, тоталитарные режимы характеризуются сверхцентрализованной структурой власти. Господствующая группа не несет ответственности ни перед каким выборным органом, концентрируя в своих руках законодательную, исполнительную и судебную власть. Массовая, монопольно властвующая партия формирует политические цели, определяет средства их реализации, а демократические лозунги и провозглашаемые права и свободы на деле оборачиваются террором и геноцидом с единственной целью удержания власти. Монопольная идеология обосновывает право режима на бесконтрольное господство. Отсутствуют свободный индивид и гражданское общество. Тоталитарные режимы характеризуются централизованной командно-административной экономикой, разветвленной карательной системой, высокой степенью милитаризации всех сфер общественной жизни.
2.2. Отличительные черты режимов

Однако несмотря на очевидные сходства режимов, обусловленные их генетической связью и принадлежностью к одному и тому же явлению – тоталитаризму, между ними существуют принципиальные различия.



Идеологические различия

Традиционно принято относить фашизм и нацизм к «правой» ветви тоталитаризма. Но разница между фашизмом Муссолини и национал-социализмом Гитлера все же есть.

Правая ветвь тоталитаризма зародилась в Италии и называлась фашизм от итальянского слова "fascio", что означает “пучок”, “связка”, “объединение”, “союз”. Несколько позже Гитлер, взяв за основу идею Муссолини, развил ее на расистской почве и создал уже национал-социализм. Обе идеологии имеют в основе шовинизм, но если в фашизме этот шовинизм направлен на усиление государства, возрождение былой Римской империи и на единство представителей этой нации, то национал-социализм - это теория превосходства одной расы над другой.

Идеологической основой коммунизма стало марксистское учение, учение о классах, классовой борьбе, целью которой является установление диктатуры пролетариата в социалистическом государстве как промежуточной стадии на пути построения справедливого бесклассового общества. Соответственно, в основе советского коммунизма лежит та же идея. Именно Марксу принадлежит заслуга философского обоснования неизбежности и необходимости истребительского характера пролетарской социалистической революции. Как писал А. Платонов, «учение социализма разделяет людей на чистых и нечистых, на тех, кому уготовлено будущее и кому суждено умереть. Классовый подход, идея экспроприации экспроприаторов плодит злобу, насилие, страх»22.



Политические различия

Центральным элементом политической системы является государство, следовательно, основные различия в этой сфере связаны именно с отношением этих режимов к данному институту.

Муссолини сформулировал главную идею и цель фашизма: «все в государстве, ничего против государства и ничего вне государства». Для фашизма государство представляется абсолютом, по сравнению с которым индивиды и группы только «относительное».

Отношение национал-социалистов к государству было принципиально иным. Если для фашистов государство первично: «государство создает нацию», то для национал-социалистов государство – «только средство для сохранения народа».23 Более того, государство мыслилось как промежуточный этап, который необходим на первых порах для строительства расового общества, основанного на принципе превосходства арийской расы. Здесь заметно некоторое сходство с идеями Маркса и Ленина.

Суть учения Маркса и Энгельса о государстве сводится к следующему: 1) государство - результат разделения общества на антагонистические классы, орудие диктатуры одного класса над другим; 2) в переходном периоде от капитализма к социализму будет существовать временное государство, основанное на «диктатуре пролетариата»; 3) с исчезновением антагонистических классов исчезает и государство, оно просто отмирает за ненадобностью. Следовательно, государство рассматривается как институт, существование которого обусловлено временной необходимостью, это переходная форма на пути строительства коммунистического общества. Поэтому, скорее всего, у советского коммунизма больше общего с германским национал-социализмом, нежели с итальянским фашизмом.

Таким образом, несомненно структурное сходство нацизма, фашизма и сталиниз­ма, но характер идеологии и социально-экономической поли­тики, цели, социальная база этих режимов весьма существен­но разнятся. Нельзя говорить и о полной тождественности на­ционал-социализма и фашизма.



III. ЭВОЛЮЦИЯ ТОТАЛИТАРНЫХ РЕЖИМОВ
В дискуссиях последнего времени отчетливо проявилась тенденция к рассмотрению тоталитаризма как процесса. Именно такой подход представляется и мне наиболее плодотворным.
3.1. Основные этапы развития тоталитаризма

Период становления тоталитаризма

X. Арендт, одна из первых исследовательниц тоталитаризма, весьма точно замечает, что первым этапом создания тоталитарного государства является полная демократизация. Для придания новой власти легитимного характера необходимо оправдать ожидания населения, провозгласив курс на проведение кардинальных демократических преобразований. Однако совершенно очевидно, что никакая власть не может в кратчайшие сроки преодолеть подобный структурный кризис. Следовательно, неизбежно появление недовольства и новой властью. Как только это происходит, приоритеты меняются: главной задачей становится удержание власти в условиях нарастающего недовольства, что в совокупности с другими факторами предопределяет характер формирующейся политической системы.

Идет ужесточение политического режима, постепенно устанавливается однопартийная система вследствие запрета на политическую и идеологическую оппозицию, ведь в изменившихся условиях власть представляется возможным удержать лишь насильственными методами. На данном этапе самые крупные изменения происходят в самой партии. Формируется партия и политическая элита «нового типа». Естественно, это сопровождается партийными «чистками». Партия перерождается, постепенно сращивается с государственным аппаратом, в ней запрещаются фракции, а затем подавляются и все течения, оппозиционные «генеральной линии партии». А «генеральную линию» воплощает вождь, постепенно централизующий власть в своих руках. В полной мере этот процесс можно проследить на примере СССР, т.к. в двух других государствах режим не выдержит последствий проигрыша в войне.

«Горячий» период тоталитаризма.

Если ранее можно было наблюдать нарастание отдельных элементов тоталитарного господства, то теперь эти элементы складываются в тоталитарную систему, представляющую собой четкую пирамиду власти, на вершине которой – вождь, вокруг него сплачивается вся партия.

В атмосфере всеобщего ожесточения, экстремизации социально-политической и духовной жизни на авансцену выходят вожди нового типа.

В ХХ в. судьбы Германии и Советского Союза во многом определяли два человека - Гитлер и Сталин, отмечает американский ученый У. Лакёр 24. Приход диктаторов к власти стал возможным благодаря историческим традициям этих стран.

Винклер пишет, что вопрос, почему Гитлер пришел к власти, остается важнейшим вопросом всей германской истории. Есть генетическая связь между феноменом Гитлера и психологическим состоянием германского общества, склонность которого к преувеличению национальной идеи была велика в следствие особенностей его развития. Сама по себе тяжелейшая травма поражения 1918 года вскрыла глубинные и застарелые его болезни. Трудно переоценить катастрофические последствия инфляционного кризиса 1923 и мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. Общество стало колоссальным резервуаром недовольства и страхов, Гитлер же придал им единение, руководство и направляющую силу. Возрождение Великого Рейха было мечтой всей германской нации, это было возвращение к пангерманской идее. Поэтому, согласно Винклеру, почва для прихода Гитлера к власти во многом была подготовлена25. Гитлер настолько тесно связал судьбу своего рейха со своей собственной, что созданная им империя не пережила его гибели.

Идеология вождизма (мы это сегодня хорошо знаем) рождается и жи­вет лишь при слабости демократических институтов. Уже в начале 30-х годов от них осталась в СССР лишь бледная косметическая тень. В нарождавшейся новой системе отсутствовали те сдерживающие критические механизмы, которые возможны лишь в условиях подлинного плюрализма. Может быть, раньше других заметил опасность зарождения идеологии вождизма Троц­кий, выпавший после смерти Ленина из обоймы вождей. В 1927 г. он написал фрагмент воспоминаний о Ленине, озаглавленный им «О пустосвятстве»: «Умерший Ленин как бы вновь родился: вот вам разгадка мифа о воскресшем Христе... Но опасность начинается там, где есть бюрократизация почитания и автоматизация отношения к Ленину и его учению»26. Но то был уже посмертный культ, а Сталин добился прижизненного культа.

Советский сталинизм родился на почве догматизации многих выводов марксизма, сделанных еще в середине XIX в., и в условиях усиления традиционного русского радикализма при отсутствии других революционных альтернатив. Так идея равенства, братства, социальной справедливости, будучи ложно истолкованной и ошибочно реализованной, оказалась исторически дискредитированной. Обожествление застывшего идеала обернулось в конечном счете пренебреже­нием потребностями конкретных людей в конкретное время. Но ставка на насилие привела сталинизм в конце концов к историческому поражению.

Как всякое социальное явле­ние, сталинизм эволюционировал. Условно можно выделить несколько ступеней этой эволюции.



  1. Утверждение Сталина и сталинизма как главных выразителей системы, сформировавшейся на базе диктатуры одного класса, с безраздельной властью одной партии и ее лидера; создание новой основы власти, сугубо бю­рократической.

  2. Переход от диктатуры пролетариата к диктатуре одной «господ­ствующей личности» (выражение Г. В. Плеханова).

  3. Ужесточение режима и консервация сталинизма после войны. Сталин не мог допустить кардинальных перемен в систе­ме: в новых условиях не осталось бы места для него.

«Горячий» период тоталитаризма связан именно с личностью вождя. Нацистская и фашистская диктатуры были уничтожены во второй мировой войне, что было закономерно, т.к. проигрыш означал провал идеологической основы режима. Исчез стабилизирующий фактор в виде внешнего врага, и все народное недовольство обрушилось на сам режим, в итоге сломив его. Но и в СССР тоталитаризм, сохранившись, неизбежно эволюционировал.

«Остывание» тоталитарного процесса

Тоталитаризм переживает кризис; его потенциал еще сохра­няется, но процесс «остывания» необратим. Режим как принцип организации социальной жизни постепенно отмирает, остается лишь свойственный ему менталитет, преодоление которого становится существен­ной задачей. Однако долго еще сохранялись идеологи­ческие, экономические и административные основания партокра­тии, а также имперское стремление к унификации стран «социалистического лагеря».

Конечно, этот процесс не идет прямолинейно и равномерно. Но никакие попытки возвратить общество к состоянию, характерному для тоталитаризма «на подъеме», не могут увен­чаться прочным успехом. «Горячий» период развития тоталитаризма весьма ограничен во времени, причем его длительность непосредственно связана с продолжительностью человеческой жизни. В условиях тотального (охватывающего даже бюро­кратический аппарат) террора настолько возрастает роль вождя, что его смерть имеет весьма серьезные для режима последствия. Аппарат, стремясь обрести безопасность, превращается в замкнутую, закостеневшую, абсолютно оторванную от общества структуру, что является очевидным признаком разложения режима. Иными словами, когда террор перестает быть всеохватываю­щим, начинается «остывание» тоталитарного процесса. На протяжении двух-трех поколений режим теряет возможности мобилизовать людей. Это связано со следующими обстоятельствами.

Во-первых, существует естественная ограниченность стремления к то­талитарному идеалу, происходит «приземление» идеала, и он быстро демонстри­рует свою несостоятельность.

Во-вторых, тоталитарная система на выходе из «горячего» этапа уже не может обеспечить социальной мобиль­ности, которая раньше осуществлялась через уничтожение тех или иных общественных групп, а иными возможностями омоложения системы тоталитаризм не располагает. Режим утрачивает массовую социальную базу.

В-третьих, паразитическая экономика тоталитаризма не мо­жет быть эффективной, будучи нестимулированной, к тому же в условиях развития и интеграции мирового хозяйства.

Таким образом, общий кризис левого тоталитаризма становится совершенно очевидным.

Сценарии неизбежных преобразований тоталитарных систем, разумеется, зависят от условий конкретной страны. Однако некоторые общие тенденции все же поддаются анализу и прогнозирова­нию. Там, где «горячий» период поглотил целое поколение (или несколько поколений), как в СССР, традиция оказалась разорванной и процесс высвобождения от тоталитаризма выглядит не как выход на поверхность хранившихся где-то в глубине ценностей, а как попытка обрести эти ценности заново.

Итак, тоталитарный политический режим – эволюционирующее явление, а не статичная структура и форма организации властных институтов и общества. Причем остывание тоталитарного процесса обусловлено противоречиями и пороками, изначально характеризующими режим. Однако даже после смены политического режима изживание обществом тоталитарного наследия представляет собой сложный и длительный процесс.
3.2. Проблема преодоления тоталитаризма

Процесс выхода из тоталитаризма нельзя сводить, как это часто делается, к це­почке «тоталитаризм — авторитаризм — демократия». Во всех сферах, включая ментальную, тоталитаризм (в любом его ва­рианте) создает настолько специфические реалии, что переход от этих структур к рыночной экономике и гражданскому обществу сложнее, чем при трансфор­мации авторитарного общества в демократическое. Чрезвычайно глубокие и сжатые во времени социальные изменения протекают на фоне тяжелого экономического кризиса. В стрессовых ситуациях как у властвую­щих (или властвовавших), так и у подвластных могут активизи­роваться навыки, приобретенные в тоталитарных условиях и часто коренящиеся в глубинных уровнях сознания. Процесс выхода из тоталитаризма, даже если он будет идти без очевидных срывов, растянется надолго. Переход политической власти — непременное условие успешного течения этого процесса, содержание которого сводится в основ­ном к формированию гражданского общества и к структурной перестройке экономики.

Сомнительно, что авторитарный режим, ведущий свою родословную от тоталитарного прошлого, может решить задачи переходного периода. Без очевидной, четко обозначенной передачи власти общество не сможет поверить, что тоталитаризм дейст­вительно кончился. При этом парламентская система может оставаться весьма непрочной ввиду слабости соответствующей традиции, неразвитости гражданского общества и политической инфраструктуры.

Влияние же фактора отторжения самим обществом тоталитарного опыта ограничено недостаточной пока способностью общества распо­знавать тоталитаризм в различных проявлениях и обличиях. Кроме того, огромную сложность представляет изживание специфической психологии человека, рожденного тоталитарной системой. Как писал А. Ципко, «Сталин… еще не умер, он еще жив в нас». И сменится не одно поколение, прежде чем основой психологии станут новые ценности.



Заключение

Итак, тоталитаризм – уникальное порождение ХХ века, имеющее в своей основе глубокие культурные, социально-экономические, политические предпосылки. Однако только в конкретно-исторических условиях накопившиеся в недрах общества предпосылки реализовались, приведя к становлению тоталитарных режимов в целом ряде государств. Очевидно, что это обусловлено принципиальным сходством предпосылок и условий становления тоталитаризма. Но особенности развития каждого конкретного общества и государства обусловили существование различных видов тоталитаризма. Мной были рассмотрены фашистский, национал-социалистический и коммунистический режимы, их сходства и различия, общие и особенные предпосылки становления. И «левый» тоталитаризм, и обе разновидности «правого» тоталитаризма эволюционируют по общим законам. Однако все стадии этого процесса мы можем наблюдать только на примере советского коммунизма. Тоталитаризм проходит период становления, «горячий» период и период «остывания», завершающийся сменой политического режима. Ведь легитимность, основанная исключительно на вере и убеждении, не может долго скрывать пороки режима.

Перед нами сейчас стоит сложнейшая задача преодоления тоталитарной и формирования демократической традиции. А связь с ее зачатками, которые все же существовали в России, практически оборвана в результате длительного существования в условиях тоталитаризма. Поэтому особую важность я придала не только задаче раскрытия сущности различных тоталитарных режимов, но и установлению схемы эволюционирования. Это поможет, как мне кажется, не только избежать повторения тоталитарного опыта в каком-либо ином варианте, но и разобраться в тенденциях развития общества в посттоталитарный период, понять, каким образом тоталитарное наследие может быть преодолено, чтобы на смену ему пришла реальная, а не декларируемая демократия.

Литература


  1. Авторханов А. Происхождение партократии // Октябрь – 1991. – С. 137

  2. Булдаков В.П. Эра советской диктатуры в России // Россия и Германия на пути к антитоталитарному согласию. - М. - 2000.

  3. Верт Н. Сравнивая Гитлера и Сталина сегодня // Россия и Германия на пути к антитоталитарному согласию. - М. - 2000. - С.169-181.

  4. Волкогонов Д.А. Сталинизм: сущность, генезис, эволюция. // Вопросы истории. – 1990. №3. – С. 3-16.

  5. Гроссман В. Все течет // Октябрь. – 1989. №6. – С. 93.

  6. Кузнецов А. О Белой армии и ее наградах. 1917 – 1922. – М.: Столица. – 1991. – 48 с.

  7. Любин В. Преодоление прошлого: споры о тоталитаризме в Германии, Италии и СССР // Россия XXI. - 2003. - №5.

  8. Люкс Л. Большевизм, фашизм, национал-социализм - родственные феномены? Заметки об одной дискуссии // Личность и власть. - М. - 1998.

  9. Миллер А.И. Тоталитаризм как процесс // Преподавание истории в школе. – 1991. №4. – С. 59-67.

  10. Мохов В. Политическая элита в СССР // Перспективы. – 1991. №8.

  11. Мухаев Р.Т. Основы политологии. – М.: Новая школа. – 1996. – 191 с.

  12. Мушинский В.О. Азбука политики. – М.: Международные отношения. – 1998. – 270 с.

  13. Платонов А. Ювенильное море // Современник. – М. – 1988.

  14. Пленков О.Ю. О содержании понятия «тоталитаризм» // Преподавание истории в школе. – 1991. №1.

  15. Салмин А.М. К проблеме генезиса тоталитаризма // Тота­литаризм как исторический феномен. – М. – 1989.

  16. Ципко А. Насилие лжи, или Как заблудился призрак. – М.: Молодая гвардия. – 1990.

  17. Шеррер Ю. Дискуссии во Франции и Германии вокруг "Черной книги" коммунизма // Проблемы всеобщей истории. Сборник статей. – СПБ. - 2000.


1 Салмин А. М. К проблеме генезиса тоталитаризма // Тота­литаризм как исторический феномен. - М.

-1989.


2 Авторханов А. Происхождение партократии // Октябрь – 1991. – С. 137

3 Любин В. Преодоление прошлого: споры о тоталитаризме в Германии, Италии и СССР // Россия XXI. - 2003. - №5. - С. 54-83.    

4 Любин В. Преодоление прошлого: споры о тоталитаризме в Германии, Италии и СССР // Россия XXI. - 2003. - №5. - С. 54-83.

5 Любин В. Преодоление прошлого: споры о тоталитаризме в Германии, Италии и СССР // Россия XXI. - 2003. №5. - С. 54-83           

6 Любин В. Преодоление прошлого: споры о тоталитаризме в Германии, Италии и СССР // Россия XXI. - 2003. №5. - С. 54-83     

7 Булдаков В.П. Эра советской диктатуры в России // Россия и Германия на пути к антитоталитарному согласию. - М. - 2000. - С.106.

8 Шеррер Ю. Дискуссии во Франции и Германии вокруг "Черной книги" коммунизма // Проблемы всеобщей истории. Сборник статей в честь А.А.Фурсенко. – СПБ. - 2000. - С.147.

9 Люкс Л. Большевизм, фашизм, национал-социализм - родственные феномены? Заметки об одной дискуссии // Личность и власть. - М. - 1998. - С.115.

10 Верт Н. Сравнивая Гитлера и Сталина сегодня // Россия и Германия на пути к антитоталитарному согласию. - М. - 2000. - С.169-181.

11 Ципко А. Насилие лжи или как заблудился призрак. – М. 1990. – С. 258.

12 Гроссман В. Все течет // Октябрь. – 1989. №6. – С. 93.

13 Ципко А. Насилие лжи или как заблудился призрак. – М. - 1990. – С. 44.

14 Кузнецов А. О Белой армии и ее наградах. 1917 – 1922. – М.: Столица. – 1991. – 48 с.

15 А. Ципко. Насилие лжи или как заблудился призрак. – М. 1990. – С. 28.

16 Ципко А. Насилие лжи или как заблудился призрак. – М. - 1990. – С. 25.

17 Ципко А. Насилие лжи или как заблудился призрак. – М. – 1990. – С. 60.

18 Ципко А. Насилие лжи или как заблудился призрак. – М. - 1990. - С. 30.

19 Платонов А. Ювенильное море // Современник. – М. – 1988. – С. 91-92.

20 Пленков О.Ю. О содержании понятия «тоталитаризм» // Преподавание истории в школе.–1991. №1.–С. 67.

21 Ципко А. Насилие лжи или как заблудился призрак. – М. - 1990. – С. 63.


22 Платонов А. Ювенильное море // Современник. – М. – 1988. – С. 91-92.

23 Демократия и фашизм. Сборник статей. – М: Просвещение. - 1996. –600 с.

24 Любин В. Преодоление прошлого: споры о тоталитаризме в Германии, Италии и СССР // Россия XXI. - 2003. - №5. - С. 54-83.

25 Любин В. Преодоление прошлого: споры о тоталитаризме в Германии, Италии и СССР // Россия XXI.

- 2003. - №5. - С. 54-83 .



26 Волкогонов Д.А. Сталинизм: сущность, генезис, эволюция. // Вопросы истории. – 1990. №3. – С.12.

Каталог: upload -> iblock
iblock -> Контрольные (экзаменационные) вопросы по философии
iblock -> Понятие агрессии и причины ее проявления в детском возрасте
iblock -> Об итогах работы в 2014 году учреждений культуры, спорта и молодежной политики и перспективах развития сферы культуры, спорта и молодежной политики в муниципальном районе Благовещенский район Республики Башкортостан
iblock -> Учебное пособие для студентов очной и заочной формы обучения по специальности 021100 «Юриспруденция»
iblock -> Рекомендации по организации обучения детей с задержкой психического развития в условиях общеобразовательных учреждений
iblock -> Проблемы социально-психологической адаптации студентов первого курса
iblock -> Программа профилактики аддиктивных форм поведения среди студентов колледжа
iblock -> Программа вступительного экзамена в магистратуру по направлению 030300 «Психология»для абитуриентов, не имеющих базовой подготовки
iblock -> Управление медицинских проблем материнства и детства мз РФ
iblock -> Процесс международных переговоров


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница