В силу вышесказанного социально-экономический аспект следует рассматривать как ведущий, но не решающий фактор «омоложения» алкоголизма



Скачать 129.77 Kb.
Дата05.12.2018
Размер129.77 Kb.


2.2. АЛКОГОЛИЗМ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ
В последнее десятилетие особую тревогу вызывает «омоложение» алкоголизма, которое обуславливается, в первую очередь, кризисными социально-экономическими изменениями в стране. Рассмотрим психологическую специфику подросткового и юношеского алкоголизма. Большинство семей детей алкоголиков находится за чертой бедности. Государство, по существу, полностью отказалось от ранее существовавшей системы профилактики алкоголизма и наркомании. Средства массовой информации до определенного времени соревновались в рекламе крепких спиртных напитков, в настоящее время продолжается реклама на пиво. Введена вседозволенная, бесконтрольная продажа алкогольных напитков. В большинстве случаев коммерческие киоски располагаются рядом с детскими садами и учебными заведениями. Пиво отнесено к категории слабоалкогольных напитков и стало обычным, полностью доступным для детей и подростков. Наблюдается увеличение криминальных, аморальных и неполных семей с искореженной системой воспитания. Растет беспризорность, безнадзорность, бродяжничество, преступность несовершеннолетних. Школа (учителя, психологи, социальные педагоги) дистанцируется от активного и действенного воспитания детей группы риска, занимает порой позицию невмешательства в процесс алкоголизации и криминализации детей и подростков, перекладывая эти функции на плечи правоохранительных органов.
В силу вышесказанного социально-экономический аспект следует рассматривать как ведущий, но не решающий фактор «омоложения» алкоголизма. Другим фактором в этом процессе являются органические поражения головного мозга, мозговые инфекции, тяжелые отравления, перенесенные в первые годы жизни, неблагоприятные воздействия окружающей среды, криминальная, амо-
43

ральная, неполная семьи, акцентуации характера, умственная отсталость и пограничные формы умственной отсталости. Как показали результаты опросов среди подростков, злоупотребляющих спиртным, такое поведение воспринимается ими как «форма протеста». Для таких молодых людей характерны враждебность и отчуждение по отношению к взрослым и непринятие их взглядов и принципов. Очень часто общение с родителями вызывает у подростков сильные стрессы, они не получают поддержки со стороны семьи. Их «алкогольный протест» указывает на отчужденность от семьи и общества. По этой причине злоупотребляющие алкоголем молодые люди оказываются более предрасположенными и к совершению правонарушений.
Следующим немаловажным фактором приобщения детей и подростков к алкоголю являются специфические особенности поведения, характерные для данного возраста, в частности потребность к группированию со сверстниками из потребности идентификации с ними. Употребление спиртного становится характерным занятием для определенной группы, поэтому подросток, который хочет стать членом такой компании, также начинает пить. Употребление алкоголя — это важная часть роли взрослых, которую им так не терпится играть. Это своеобразный ритуальный обряд перехода во взрослый мир. Очень часто употребление алкоголя подростками является реакцией на ощущение тревоги и одиночества. Алкоголь позволяет им на определенное время освободиться от неуверенности в себе, стеснительности, беспокойства, преодолеть общественные запреты. Как показали исследования, злоупотребляющие алкоголем испытывали чувство неудовлетворенности собой, отличались безответственностью, незрелостью представлений о жизни, замкнутостью, ненадежностью, эгоистичностью, недоверчивостью и непринятием общепринятых норм и правил {Райе Ф., 2000).
Не все молодые люди, иногда позволяющие себе крепко выпить, становятся потенциальными алкоголиками. Проблемная ситуация возникает тогда, когда молодой человек начинает выпивать в основном по психологическим причинам, а не просто за компанию или по поводу какого-либо события. Частое употребление алкоголя с целью расслабиться и снять психологическое напряжение говорит о существовании серьезных личностных проблем. Та-
44

кие подростки плохо контактируют с членами семьи и одноклассниками, хуже учатся, более склонны к совершению правонарушений, реже участвуют во внеклассных мероприятиях, чаще не ночуют дома. Очень немногие из них пристрастились к алкоголю настолько, что приблизились к опасной черте алкоголизма, но уже сейчас в их поведении видна психологическая неуравновешенность, которая заставляет выражать протест или искать убежища от проблем с помощью спиртного.
Эти и другие обстоятельства составляют важнейшие предпосылки подросткового и юношеского алкоголизма, способствующие более раннему усвоению алкогольных традиций, установок, на фоне которых формируются все психические процессы и личность в целом.
Б. С. Братусь, анализируя динамику психического развития детей, злоупотребляющих спиртным, обратил внимание, что дошкольный период не вызывает особых опасений у воспитателей: дети подвижны, охотно общаются со сверстниками, их ведущая деятельность соответствует возрасту. Однако иногда отмечается повышенная возбудимость или истощаемость, несколько изменен и характер их игр: в них больше присутствуют мотивы наказания, элементы жестокости, что, прежде всего можно отнести за счет влияния микросреды. Вследствие семейного неблагополучия эти дети попадают в группу социально и педагогически запущенных, и их подготовка к школе оказывается недостаточной по сравнению с нормой: они менее приспособлены к учебе и школьным требованиям поведения. Их основные отличия от нормы обычно сводятся к тому, что они более утомляемы, более нетерпеливы, возбудимы и раздражительны, не способны к длительному сосредоточению внимания, к длительным психическим нагрузкам. Оказывается, им трудно учиться, уже к младшему подростковому возрасту у них появляются трудности в поведении, они становятся нарушителями спокойствия в классе, больше, чем другие, тянутся к уличным компаниям, имеют склонность рано приобщаться к алкоголю.
По мере усложнения школьной программы таким детям становится все труднее усваивать школьную программу. Их умственная работоспособность ограничивается 15—25 минутами, вторая половина урока проходит мимо их внимания. Они становятся невнимательными, отвлекаются, отвечают невпопад. Все это вызывает осуждение,
45

раздражение учителей, насмешки со стороны сверстников и стойкое негативное отношение к ним. Такому ребенку не под силу бывает самостоятельно справиться с выполнением домашнего задания без дополнительной помог взрослых. В неблагополучной семье подобная помощь, как правило, отсутствует. Отсюда раздражение, недовольство родителей и обвинения ребенка в лени, тупости, глупости, нередки различные наказания — от лишения каких-либо благ до физического наказания.
В результате важнейшие потребности ребенка этого возраста, тесно связанные с его учебной деятельность» (потребность в одобрении взрослых, окружающих, родителей, сверстников, потребность в самоуважении и пр.), начинают ущемляться, фрустрироваться, постепенно создавая глубокий внутренний дискомфорт.
Выходы из этого положения могут быть различными и,: сожалению, далеко не всегда благополучными: иногда такой ребенок становится на время забитым, подобострастным, тихим; иногда, напротив, стремится компенсировать недостатки учебы бравадой, дерзостью, выходками на уроке иногда — ролью постоянного шута в классе; иногда, если позволяют физические силы, — драками и т. п. В исследовании Е. Н. Голубевой, проведенной под руководством Б. С. Братуся, было показано, что уже в раннем детстве и младшем школьном возрасте на операциональном уровне воспринимаются и усваиваются будущими «трудными» детьми разнообразные асоциальные формы поведения, например «выясни отношений» как обязательная драка и т. п.
Наблюдения показывают, что именно с подросткового возраста эти дети начинают злоупотреблять алкоголем. Было бы ошибкой думать, что подросток ввиду своего отягощенного психического развития выбирает в качестве предмета новых потребностей собственно алкоголь. Как правило, им выбирается не алкоголь, а компания, группа в которой обязательным элементом общения, времяпровождения является выпивка. Это компания, группа, которую в литературе называют по-разному - уличной, дворе вой, асоциальной и т. п. Эти группы могут быть однородными по возрасту или разнородными, с двумя-тремя старшими заводилами. Чем же привлекают эти группы, почему из широкого спектра предметов, отвечающих потребностному состоянию подростка (часто неосознанным желани-
46

ям личностного общения, самоутверждения, взрослости и т. п.), выбирают именно алкоголь?
Главным здесь является то, что в «уличной» микросреде подростки, если ни в каком другом месте не находят реального поля для самоутверждения, могут обрести наконец высокий социальный и личностный статус, проникнуться самоуважением, чего они не в состоянии были сделать ни в школе, ни в своей семье, ни в какой-либо социально приемлемой внешкольной деятельности. В группе подросток удовлетворяет потребность в свободном, нерегламентированном общении, там он не просто проводит досуг, а находит средство для самовыражения (Кон И. С, 1989). Группа, особенно сначала, кажется новичку полной демократизма, теплоты, лишь позднее обнаруживаются ее жесткость, иерархия, обязательное подчинение лидерам, корпоративность и т. п. Употребление же алкоголя имеет здесь особое значение. Именно групповая выпивка нередко играет роль психологического рубежа, своеобразного посвящения в члены группы. Потребление спиртных напитков, в свою очередь, требует денег, которых у подростков, только начинающих самостоятельную жизнь, либо нет, либо очень мало, что толкает группу на первые выраженные асоциальные, криминальные поступки. Алкогольные эксцессы подростков (несовершеннолетних) — это и способы «взрослого» самоутверждения, проведения досуга, свободного общения. Алкоголизм среди детей и подростков изначально групповой по своему характеру. Едва ли можно встретить подростков, употребляющих алкоголь в одиночку. Им обязательно нужны зрители для разворачивания своеобразного подросткового алкогольного театра.
С началом систематического употребления алкоголя у подростков неизбежно возникают конфликты в учебном заведении, на работе, в семье. Однако, как правило, в историях больных ранним алкоголизмом это противодействие микросреде ограничивалось либо мерами репрессивного характера (выговоры, порицания, административное воздействие), либо их «пуганием» последствиями алкоголизма, пагубными перспективами связи с «дурной компанией». Подобные меры, будучи негативными, не могли оградить подростка от «уличной» компании. Эти меры не сочетались с психологически обоснованными запросами подростка социально приемлемого стиля жизни и таких форм деятельности, в которых они могли бы быть успеш-
47

ными и удовлетворяли их эмоциональные чувства и социальные ожидания. Его потребности в личном эмпатийном общении, ощущении собственной значимости, защищенности, силы удовлетворялись только в этой девиантной группе. «Уличная» компания, пусть в извращенной форме, но давала им все необходимое. В подобной ситуации сопротивление, а тем более репрессии окружающих взрослых лишь увеличивали внутреннюю сплоченность компании, отрезая подростку, или, во всяком случае, крайне затрудняя, путь возвращения к благополучному детству.
Внешние черты личности подростка, для которого затруднен возврат в благополучную среду, достаточно подробно описаны клиницистами. Они отмечают, что больным ранним алкоголизмом свойственны возбудимость, агрессивность, сексуальные извращения, заостренность характерологических черт, депрессивные реакции, нарушение социальной адаптации, узость интересов, асоциальные тенденции, циничность, эмоциональная холодность, утрата привязанности к семье и т. д. Для целей криминологического исследования следует особо отметить такие черты подростков-алкоголиков, как подозрительность, недоверчивость, повышенная мнительность, необоснованная ревность, готовность к болезненной фиксации ошибочных утверждений. В мотивационной сфере изменяется содержание потребностей и перестраивается иерархия мотивов. Алкоголь становится ведущим мотивом поведения. Все перечисленные качества действительно приводят к усилению репрессивных мер по отношению к подростку или полному дистанцированию и изоляции его от общества, тем самым провоцируя бродяжничество или раннюю криминализацию.
2.3. ПОДРОСТКОВЫЙ АЛКОГОЛИЗМ И ПРАВОНАРУШЕНИЯ
Педагоги, психологи ошибочно считают, что есть только один механизм связи преступности несовершеннолетних с алкоголизмом, а именно - совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения по формуле: алкогольное опьянение — потеря социального контроля — преступление. В. Ф. Пирожков(1998) утверждает, что у несовершеннолетних преступников чаще действует другой
48

механизм, а именно: потребность в алкоголе — корыстное преступление - алкогольное опьянение. Свыше 35 % корыстных преступлений совершается несовершеннолетними в трезвом состоянии, но для добычи средств на приобретение алкоголя. Алкоголизация подростков, как правило, носит групповой характер, отсюда и связь с групповыми преступлениями. Потребность во взрослом самоутверждении разворачивает другой механизм: потребность в самоутверждении — групповой алкогольный эксцесс — групповое преступление. По этой формуле совершаются многие так называемые «свадебные преступления», преступления в период проводов в армию, а также в вечернее и ночное время, когда группа «расслабляется» после удачного дела. Здесь возможны акты поножовщины, использование огнестрельного оружия. Свыше 40 % всех насильственных преступлений, актов вандализма и хулиганства совершается по этой формуле.
Существенны психологические различия между алкоголиками—преступниками и не преступниками. Не преступников отличает, по данным Ю. М. Антоняна, то, что среди них преобладают лица, характеризующиеся эмотиностью, эмоциональной неустойчивостью, неуверенностью в себе. Среди алкоголиков—преступников преобладают те, которые характеризуются высокой активностью, выраженностью защитных механизмов в форме отрицания тревоги, что не позволяет им адекватно определить возможности неблагоприятных последствий собственных действий. У них отсутствуют взвешивание и анализ различных вариантов своего поведения, а возникшие побуждения непосредственно реализуются в поступках. Для таких правонарушителей типичны выраженные влечения к аффективным переживаниям, стремление к риску, «острым ощущениям» и т. д. Для них в то же время характерна высокая самооценка и тенденция быть в центре внимания. Деятельность, требующая постоянных усилий, не привлекает их, но для достижения целей, которые им кажутся привлекательными, они могут проявить упорство и упрямство. Морально-этические нормы обычно не оказывают существенного влияния на их поведение.
Среди несовершеннолетних преступников В. Ф. Пирожков (1998) выделяет следующую типологию и мотивацию потребления алкогольных напитков:
— начинающие пить из любопытства;
49

— употребление алкоголя в целях самоутверждения;
— любители «кайфа»;
— алкогольные эстеты;
— бравирующие;
— страдающих алкогольной болезнью.
Развитие алкоголизма начинается с безобидного употребления алкоголя из любопытства. Часть подростков, удовлетворив свое любопытство, больше никогда алкоголь не употребляет. У других же состояние алкогольного опьянения приобретает личностный смысл — выпивка становится средством самоутверждения. Такие алкогольные эксцессы носят групповой характер, должны иметь аудиторию, в глазах которой необходимо самоутвердиться (свою группу, других сверстников или взрослых). Группа алкоголизирующих подростков легко превращается в «скоп», избрав для самоутверждения пьяный кураж, хулиганство, демонстрацию силы, совершение актов вандализма, драки, поножовщину.
Любители кайфа, а также алкогольные эстеты. У данной группы употребление спиртного входит в традиционные ритуалы в качестве досуга, у которых социальная, групповая зависимость дополняется психологической зависимостью. Первые пьют, чтобы испытать алкогольную эйфорию, а вторые подкрепляют употребление алкоголя своими теориями: что и как предпочтительней пить, чтобы получить удовольствие и наслаждение. Алкогольным эстетам свойственно вовлечение в пьянство девушек, их спаивание, организация притонов, совершение актов изнасилований. У групп «любителей кайфа» и «алкогольных эстетов» криминальное поведение становится дополнением к алкогольным эксцессам, поскольку только употреблением алкоголя полностью заполнить досуг невозможно.
Наибольшим криминальным риском обладают группы подростков, бравирующих употреблением алкоголя. Суть этой бравады — в стремлении «всех перепить». Досуг их примитивен. Такое смыслообразующее стремление к алкоголю («выпью пол-литра и не пьянею», «моя норма — поллитровка» и др.) способствует быстрому перерастанию социальной (групповой) и психологической зависимости в физическую и ведет к деградации личности. На стадии алкогольной болезни подростки легко идут на любое преступление для добычи средств на алкоголь.
50

Родителям, учителям, психологам и социальным педагогам необходимо знать, что некоторые подростки и молодежные группы и неформальные движения декларируют полное непринятие алкоголя и наркотиков. К ним относятся «неонацисты», политизированные и религиозные объединения. Отказ от алкоголя у них может носить временный и постоянный характер, может быть внешней демонстрацией безалкогольного поведения, но это не является гарантией отсутствия других форм девиантного или делинквентного поведения. За последнее время среди делинквентной, криминальной молодежи возникло новое, прямо противоположное отношение к алкоголю — своеобразный «сухой закон». Он возник под влиянием определенных мафиозных структур, вербующих физически наиболее развитых подростков в свою среду. Из них они формируют себе телохранителей, подручных для расправы с неугодными и непокорными, группы сборщиков дани и пр. Одним из условий принятия подростков в такие группы является строгий запрет на употребление алкоголя. Нарушителей изгоняют, отлучают от группы. Здесь есть практическая заинтересованность, так как трезвые исполнители преступных замыслов меньше допускают ошибок, «проколов» и «качественнее» реализуют преступный замысел. «Сухой закон» наблюдается также в определенных религиозных сектах,
В отличие от мужского алкоголизма женский алкоголизм имеет свою специфику. Он развивается по преимуществу у лиц с узким кругом интересов, ограниченными семейно-бытовыми связями. Алкоголизм у девочек-подростков и у женщин протекает более злокачественно, с быстрой деградацией личности, с огрублением, угасанием родственных привязанностей, интеллектуальным снижением.
Алкоголизм является одним из основных интегрирующих факторов того типа преступников, который может быть назван «асоциальным» и к которому относят тех, кто неоднократно был осужден за кражи, хулиганство, бродяжничество, попрошайничество. Их преступная деятельность, скорее всего, обуславливается не антисоциальной, а, скорее, асоциальной установкой личности. Правонарушения алкоголиков обычно отличаются пассивностью и не являются результатом продуманных решений, формой осмысленных, зрелых взглядов, ясных позиций. Многие
51

правонарушения, совершаемые алкоголиками, характеризуются безынициативностью, инертностью, безразличием к себе и к окружающим.
Завершая анализ подросткового и юношеского алкоголизма, Б.С. Братусь резюмирует, что болезнь не уничтожает личность как таковую, но глубоко извращает, деформирует её. В результате образуется собственно аномальная личность, то есть не способная ни к творчеству, ни к позитивной свободе, ни к вере, ни к ответственности, ни к любви — словом, не способная ориентировать, направлять и организовывать жизненное развитие как процесс приобщения к родовой человеческой сущности.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница