Влияние социально-психологических характеристик семьи на поведение дошкольников в ситуации фрустрации



Скачать 197.44 Kb.
Дата13.05.2016
Размер197.44 Kb.
Малявина Светлана Сергеевна

Влияние социально-психологических характеристик семьи на поведение дошкольников в ситуации фрустрации
Аннотация

Данная статья посвящена проблеме изучения влияния социально-психологических характеристик семьи на поведение дошкольников в ситуации фрустрации. В статье представлены результаты экспериментального изучения поведения в ситуации фрустрации детей из полных / неполных родительских семей; нуклеарных / больших семей; единственных детей и детей, воспитывающихся с сиблингом. Представленная информация адресована детским психологам, педагогам, специалистам в области семейной психологии, родителям, а также широкому кругу специалистов, работающих с детьми дошкольного возраста.



Ключевые слова: фрустрация, полная /неполная семья, нуклеарная / большая семья; единственные дети и дети – сиблинги; экстрапунитивные, интрапунитивные и импунитивные реакции, реакции с фиксацией на препятствии, с фиксацией на самозащите, с фиксацией на удовлетворении потребности.
Одним из показателей личностного развития ребенка-дошкольника является его поведение в ситуации фрустрации, т.е. поведение в объективно непреодолимых или субъективно воспринимаемых таким образом обстоятельствах, возникающих на пути к достижению цели или в процессе межличностного взаимодействия (Тарабрина Н.В., 1994). Поведение человека (в том числе и ребенка-дошкольника) в ситуации фрустрации зависит от различных факторов, вызвавших проблемную ситуацию, от устойчивых форм эмоционального реагирования на жизненные трудности, сложившихся в процессе становления личности. Мы предположили, что на поведение детей в ситуации фрустрации, кроме обозначенных выше факторов, могут оказывать влияние и социально-психологические характеристики семьи, в которой воспитывается ребенок.

Среди самых значимых социально-психологических характеристик семьи можно назвать структуру родительской семьи (полная или неполная); общую структуру семьи (нуклеарная или большая); количество детей в семье (единственный ребенок или наличие сиблингов – от англ. siblings – братья и сестры).

Полная семья представляет собой семью, состоящую из родительской пары (мать и отец), воспитывающей одного или нескольких детей. Неполная семья представляет собой семью, состоящую из одного родителя и одного или нескольких детей. Причины неполноты семьи могут быть различные: развод родителей, смерть одного из родителей, ребенок, рожденный вне брака. В нашем исследовании мы анализировали все неполные семьи, как одну группу без учета причин, обусловивших их формирование. В изучении фрустрационных реакций приняли участие 154 ребенка-дошкольника из полных семей и 48 детей из неполных семей.

Для изучения влияния общей структуры семьи, в которой воспитывается ребенок, на его поведение в ситуации фрустрации, мы провели сопоставительный анализ между результатами исследования детей из нуклеарных семей и больших семей. Нуклеарная семья представляет собой семью, состоящую из двух поколений родственников, проживающих вместе: только родители и дети. Большая семья представляет собой тип семьи, при котором совместно проживают (одним домом) три и более поколений близких родственников: родители, дети, бабушки и дедушки, дяди и тети ребенка. Всего в исследовании приняло участие 117 детей из нуклеарных семей и 70 детей из больших семей.

Брат или сестра являются ближайшей группой сверстников, оказывающей влияние на формирование личности ребенка. Это особая социальная группа – группа сиблингов. Как отмечают современные детские психологи, отношения с сиблингами имеют принципиально важное значение в процессе развития личности ребенка. Опыт, который получает ребенок в общении с сиблингом, значительно отличается от опыта общения и с родителями, и со сверстниками. Нас заинтересовал вопрос, влияет ли социальная позиция ребенка в семье (он единственный ребенок или сиблинг) на формирование у дошкольника определенного типа реагирования во фрустрирующей ситуации. Мы пытались определить, влияет ли опыт эмоционально близких отношений с братом (сестрой) или отсутствие такого опыта на поведение детей старшего дошкольного возраста в ситуации фрустрации. Всего в исследовании приняли участие 122 единственных ребенка и 69 детей, воспитывающихся с сиблинговым партнером.

В данной статье мы представим результаты исследования влияния означенных выше социально-психологических характеристик семьи на специфику фрустрированных реакций детей-дошкольников. В рамках исследования данной проблемы мы решали несколько задач:



  • изучение особенностей фрустрационных реакций современных дошкольников, воспитывающихся в полных и неполных родительских семьях;

  • анализ поведения детей из нуклеарных и больших семей в ситуации фрустрации;

  • исследование поведения единственных детей и детей, воспитывающихся с сиблингом, в сложных фрустрирующих ситуациях.

Для проверки гипотезы и решения поставленных задач, мы провели экспериментальное исследование поведения детей старшего дошкольного возраста в ситуации фрустрации. Исследование проводилось с 2003 по 2006 гг. в детских садах г.г. Саранска, Ардатова и сельских районов Республики Мордовия. Всего было проведено более десяти полевых экспедиций в села Атемар, Лямбирь Лямбирского р-на; Большие Березники, Марьяновка Б. Березниковского р-на; Дубенки, Поводимово Дубенского р-на; поселок городского типа Кадошкино Кадошкинского р-на; Апраксино, Малое Маресево, Чамзинского р-на; Зубово-Поляна Зубово-Полянского р-на; Пискяси Ардатовского р-на; Николаевка Октябрьского р-на Республики Мордовия.

С целью изучения фрустрационных реакций нами применялась проективная методика С. Розенцвейга. Данная методика позволяет с определенной долей вероятности прогнозировать эмоциональные реакции испытуемого на фрустрирующие ситуации в реальных жизненных обстоятельствах. Основной акцент методики делается на то, что испытуемый сознательно или подсознательно идентифицирует себя с фрустрированным персонажем в каждой ситуации, представленной на рисунке. В процессе беседы ребенок предлагает варианты ответов, которые отражают его возможное поведение в аналогичной ситуации.

Согласно исследованию С. Розенцвейга, во фрустрационных реакциях выделяется направление и тип. По направлению реакции делятся на экстрапунитивные, интрапунитивные и импунитивные.

Экстрапунитивные реакции (E) представляют собой реакции человека направленные на живое и неживое окружение (а именно, вовне). В ситуации фрустрации человек или подчеркивает существование фрустрирующей ситуации, осуждает внешние обстоятельства или требует разрешения ситуации от другого лица.

Интрапунитивные реакции (I) представляют собой реакции человека, направленые на самого субъекта. Испытуемый либо подчеркивает собственную вину в создавшейся ситуации, либо признает возникшую ситуацию как благоприятную для себя, либо берет на себя ответственность за исправление, изменение возникшей ситуации.

Сущность импунитивных реакций (M) заключается в том, что фрустрирующая реакция рассматривается испытуемым как незначительная, малозначащая, не представляющая из себя препятствия, или как отсутствие чьей-либо вины, или как нечто такое, что изменится само собой, с течением времени, без применения усилий.

Фрустрированные реакции подразделяются по типу: они могут быть реакциями с фиксацией на препятствии, с фиксацией на самозащите, с фиксацией на удовлетворении потребности.

Особенности реакций с фиксацией на препятствии (OD) заключаются в том, что испытуемый в ответах подчеркивает наличие препятствия, которое может трактоваться как нечто мешающее, как нечто благоприятное или как нечто незначительное.

Специфика реакций с фиксацией на самозащите (ED) заключается в том, что в ответах всегда можно выделить «Я» испытуемого. Субъект либо от своего лица обвиняет кого-то, либо признает свою вину, либо подчеркивает свою невиновность.

Реакции с фиксацией на удовлетворении потребности (NP) характеризуются тем, что испытуемый предлагает решение проблемы, разрешение проблемной ситуации. Ответы такого типа представляют собой либо требование помощи от других, либо субъект сам берется за разрешение данной ситуации, либо предполагает, что ситуация разрешится сама собой.

Анализ ответов дошкольников позволил выявить преобладающие по направлению и по типу фрустрированные реакции испытуемых. Кроме того, мы провели сопоставление реакций по направлению и типу (на основе парного их распределения).

Сопоставительный анализ распределения преобладающих реакций испытуемых осуществлялся по критерию Пирсона. Причем, ответы детей распределились таким образом, что преобладающих импунитивных реакций (по направлению) и реакций с фиксацией на самозащите (по типу реакции) было выявлено очень мало, (часто, менее пяти значений). Поэтому, в соответствии с ограничениями критерия Пирсона, при сопоставлении особенностей фрустрационных реакций современных дошкольников преобладающие импунитивные реакции и реакции с фиксацией на самозащите были исключены из статистического анализа, но представлены в диаграммах, отражающих процентные показатели преобладающих реакций детей в ситуации фрустрации.

Далее рассмотрим подробно полученные нами результаты исследования поставленных задач.

Этап 1. Изучение особенностей фрустрационных реакций современных дошкольников, воспитывающихся в полных и неполных родительских семьях.

В процессе нашего исследования мы обнаружили, что по направлению, фрустрированные реакции детей из полных и неполных семей не отличаются, а по типу реакции имеют статистически значимые различия (х2эм.  х2 кр, р  0,02).

Преобладающие по направлению реакции детей из полных и неполных семей распределились идентично (см. диаграмму № 1). Около 50% дошкольников в каждой выборке в фрустрирующих ситуациях проявили экстрапунитивное поведение, около 50% детей обнаружили поведение, характеризующееся интрапунитивностью.

Изучение реакции доминирующего типа обнаружило, что дети из полных семей значительно чаще, чем дети из неполных семей предлагали ответы, которые по типу реакции являются препятственно-доминантными (см. диаграмму № 2). Дети из полных семей чаще фиксируют свое внимание на проблеме, акцентируют наличие фрустрирующей ситуации. Дети, воспитывающиеся в условиях неполной семьи, чаще всего демонстрируют ответы, характеризующие необходимо-упорствующий тип поведения, они ориентируются на решение проблемы (самостоятельно или с помощью другого человека).

Диаграмма № 1 Диаграмма № 2



Итак, по результатам сопоставительного изучения доминирующего типа реакций у детей из полных и неполных семей можно сделать следующий вывод: дети из полных семей в ситуации фрустрации чаще всего выбирают стратегию поведения, которую условно можно назвать «фиксация на препятствии». А дети из неполных семей значительно чаще выбирают поведенческую стратегию, которую условно можно назвать «решение возникшей проблемы».

Следовательно, поведение детей дошкольного возраста из полных и неполных семей в ситуации фрустрации имеет некоторые особенности. По направлению реакции детей из полных и неполных семей показатели не имеют существенных отличий: дети с равной частотой демонстрируют интрапунитивное поведение, т.е. поведение в котором подчеркивается «Я» ребенка и поведение, направленное вовне, – экстрапунитивное поведение. Однако, по типу реакций поведение детей из полных и неполных семей отличается: дети, воспитывающиеся в полных семьях, в своих ответах чаще подчеркивают наличие препятствия, а дети, воспитывающиеся в неполных семьях, напротив, ориентируются на разрешение ситуации.

На основе анализа парного распределения фрустрированных реакций (по направлению и типу) у детей из полных семей нами выявлена устойчивая корреляция между направлением и типом реакции (экстрапунитивные реакции / реакции с фиксацией на препятствии; интрапунитивные реакции / реакции с фиксацией на удовлетворение потребности) (см. таблицу№1). Дети, поведение которых в ситуации фрустрации направлено вовне, чаще сосредоточиваются на сложной ситуации, в то время как дети, фрустрированные реакции которых направлены на себя, чаще проявляют активность и самостоятельность в решении проблемы.

Таблица№1.

Парное распределение преобладающих по направлению и типу реакций у детей из полных и неполных семей



Преобладающие реакции по направлению и типу

OD

NP




дети из полных семей

E

51 (33,1%)

22 (14,3%)

73 (47,4%)

I

33 (21,4%)

48 (31,2%)

81 (52,6%)




84 (54,5%)

70 (45,4%)

154 (100%)

дети из неполных семей




OD

NP




E

13 (27%)

11 (23%)

24 (50 %)

I

4 (8,4)

20 (41,6%)

24 (50 %)




17 (35,4%)

31 (64,6%)

48 (100%)

В семьях из неполных семей, статистический анализ корреляции фрустрированных реакций по направлению и типу провести не удалось (не был преодолен теоретический порог в кластере I/OD), но можно предполагать наличие устойчивой корреляции между интрапунитивными реакциями и реакциями, направленными на удовлетворение потребности у детей из неполных семей. Подавляющее большинство детей из неполных семей, которые в ситуации фрустрации проявляют реакции, направленные на самого себя, значительно чаще проявляет активность с целью решения проблемы, чем фиксируется на ней, констатирует факт ее существования.

Итак, результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что структура родительской семьи, оказывает определенное влияние на тип реакций детей в ситуации фрустрации. Причем, кроме различий фрустрированного поведения детей из полных и неполных семей мы выявили ярко выраженную корреляцию внутри группы детей из неполных семей между показателем типа и направления фрустрированной реакции. Возможно, обнаруженная тактика поведения детей из неполных семей обусловлена тем, что эти дети, в силу сложившихся социальных обстоятельств, обладают бóльшим опытом самостоятельного, автономного, активного решения проблем, чем дети из полных семей.

Этап 2. Анализ поведения детей из нуклеарных и больших семей в ситуации фрустрации.

Как показывают результаты нашего исследования, поведение детей из нуклеарных и больших семей в ситуации фрустрации, значительно отличается по направлению реакции (х2эм.  х2 кр, р  0,02), но идентично по типу.

В ситуации фрустрации дети из нуклеарных семей практически в равной степени выбирают и экстрапутитивное, и интрапунитивное поведение (см. диаграмму № 3). А дети из больших семей чаще всего берут ответственность на себя, подчеркивают свою вину в создавшейся ситуации, признают возникшую ситуацию как благоприятную для себя, либо пытаются самостоятельно исправить проблему, т.е. занимают активную позицию в фрустрирующей ситуации, демонстрируют собственную ответственность.

Диаграмма № 3 Диаграмма № 4

Обнаруженные различия оказались для нас неожиданными: априори мы полагали, что если различия проявятся, то дети из больших семей, скорее всего, продемонстрируют преобладание экстрапунитивных реакций поведения (поведения, направленного на окружение), т.к. они испытывают большую заботу и внимание не только со стороны родителей, но и со стороны других близких родственников, и, как следствие, более избалованы. Результаты оказались иными. Вероятно, в большой семье ребенок становится участником и свидетелем сложных социальных отношений, и это позволяет ему получить более разнообразный опыт, который он пытается применять в реальных ситуациях.

Общение ребенка в нуклеарной семье, чаще ограничено взаимодействием с родителями. В семье подобного типа ребенок занимает особую социальную нишу – он центр семьи, что, вероятно, позволяет ему проявлять особое поведение. Дети из нуклеарных семей чаще, чем дети из больших семей, во фрустрирующей ситуации реализуют поведение направленное не на себя, а на других: обвинение или ожидание от других людей решения проблемы. Конечно, полученные результаты не распространяются на поведение всех детей из нуклеарных и больших семей, а только отражают наиболее распространенную тенденцию поведения современных дошкольников, тем не менее они представляют интерес для практических психологов.

Анализ преобладающих по типу фрустрирующих реакций показал, что поведение детей из нуклеарных и больших семей характеризуется идентичностью (см. диаграмму № 4). Дети из обеих экспериментальных групп в проблемных ситуациях с одинаковой частотой подчеркивают существование проблемы или демонстрируют поведение, направленное на разрешение проблемной ситуации. Около половины, всех опрошенных детей в ситуации фрустрации акцентируют свое внимание на возникшей проблеме, в ответе подчеркивают наличие препятствия. Около половины всех детей, в независимости от общей структуры семьи, в которой они воспитываются, в ситуации фрустрации чаще всего предлагают ответы, демонстрирующие стремление детей разрешить возникшую проблему.

Сопоставительный анализ преобладающих по направлению и типу фрустрированных реакций в обеих группах обнаружил идентичную тенденцию: экстрапунитивные реакции коррелируют с реакциями, направленными на препятствие; а интрапунитивные реакции коррелируют с реакциями, ориентированными на удовлетворение потребности (см. таблицу №2).

Таблица№2.

Парное распределение преобладающих по направлению и типу реакций у детей из нуклеарных и больших семей

Преобладающие реакции по направлению и типу

OD

NP




дети из нуклеарных семей

E

39 (33,3 %)

24 (20,5%)

63 (53,8 %)

I

20 (17,1%)

34 (29,1%)

54 (46,2 %)




59 (50,4%)

58 (49,6%)

117 (100%)

дети из больших семей




OD

NP




E

20 (28,5%)

6 (8,6%)

26 (37,1 %)

I

15 (21,5%)

29 (41,4 %)

44 (62,9 %)




35 (50 %)

35 (50%)

70 (100%)












Таким образом, общая структура семьи, в которой воспитывается ребенок, действительно оказывает влияние на преобладающее у детей направление фрустрационных реакций. Однако существенных различий в соотношении реакций по направлению и типу у детей из нуклеарных и больших семей нами не выявлено.

При этом следует отметить, что дети из нуклеарных семей практически с одинаковой частотой применяют реакции с фиксацией на препятствии и реакции направленные на преодоление препятствия. В то время, как дети из больших семей во фрустрирующих ситуациях чаще проявляют интрапунитивное поведение, т.е. подчеркивают собственную ответственность за возникновение или разрешение проблемной ситуации.

При сопоставлении фрустрированных реакций по направлению и типу нами было обнаружено, что поведение детей из нуклеарных и больших семей практически равно распределяется между самыми распространенными реакциями дошкольников (экстрапутитивные / интрапунитивные реакции, с фиксацией на препятствии / с фиксацией на удовлетворении потребности). Дети, выбирающие экстрапунитивное поведение, то есть проявляющие реакции, направленные на живое и неживое окружение (а именно, вовне), чаще всего обнаруживают поведение, характеризующееся фиксацией на проблеме. Те дети, которые выбирают интрапунитивное поведение, чаще выбирают поведение, направленное на удовлетворение потребности. Среди детей из нуклеарных семей взаимозависимости между типом и направлением реакции на фрустрирующую ситуацию выявлено не было.

Таким образом, можно утверждать, что жизнь ребенка в нуклеарной семье не становится фактором, оказывающим существенное влияние на выбор детьми той или иной стратегии во фрустрирующей ситуации. Жизнь ребенка в большой семье оказывает некоторое влияние на поведение ребенка в ситуации фрустрации, способствует формированию у него большей ответственности в сложных ситуациях. Причем, ребенок чаще стремится преодолеть проблемную ситуацию. Вероятно, многостороннее взаимодействие родственников в большой семье, значительно чаще готовит ребенка к преодолению проблем, учит проявлять собственную активность.

Этап 3. Исследование поведения единственных детей и детей, воспитывающихся с сиблингом, в сложных фрустрирующих ситуациях.

В сопоставительном исследовании преобладающих фрустрированных реакций у единственных детей и сиблингов также не были выявлены существенные различия в преобладании определенного направления реакции, но были обнаружены статистически значимые различия по типу реакции (х2эм.  х2 кр, р  0,05).

Диаграмма № 5 Диаграмма № 6



Изучение преобладающих по направлению реакций у единственных детей и детей-сиблингов показало, что в ситуации фрустрации дети обеих экспериментальных групп выбирают схожее направление реакций (см. диаграмму № 5). Ответы опрошенных распределились практически идентично: около 50% детей, независимо от их социальной позиции в семье, в сложных ситуациях видели причину фрустрации или способ ее преодоления в объективной реальности. Почти 50% детей в обеих группах, видели основание возникшей проблемы или человека, способного ее изменить, в себе. Эти данные позволяют утверждать, что наличие или отсутствие опыта взаимодействия с сиблингом не влияет на направление фрустрирующих реакций ребенка.

Изучение типа доминирующих фрустрирующих реакций обнаружило существование статистически значимых различий в поведении единственных детей и сиблингов (х2эм.  х2 кр, р  0,05). При этом ответы единственных детей распределились практически поровну между доминированием реакций с фиксацией на препятствии и реакций на преодолении потребности (см. диаграмму №6). Около 43 % опрошенных дошкольников в ситуации фрустрации акцентируют внимание на проблеме. В то же время около 56% опрошенных детей, не имеющих сиблинга, в ситуации фрустрации предлагают свои пути решения проблемы.

Среди детей воспитывающихся с сиблингом, соотношение преобладающих реакций по типу оказалось иным. Почти 55% детей в своих ответах подчеркивают наличие препятствия, а 37% детей, воспитывающихся с сиблингом, ориентируются на самостоятельное (или с помощью кого-либо) преодоление проблемы.

И снова мы получили неожиданные результаты, которые выходят за рамки наших предположений. У дошкольников, обладающих бóльшим опытом социального взаимодействия с ребенком (дети, воспитывающиеся с сиблингом), преобладают реакции с фиксацией на препятствии. Для уточнения полученных данных мы проанализировали последовательность рождения детей-участников обследования имеющих сиблинга (старший или младший). Оказалось, из 69 детей, участников обследования, имеющих сиблинга, 15 детей (22%) являются перворожденными детьми, а 54 ребенка (78%) являются последующими (т.е. младшими) детьми. Таким образом, полученные нами результаты по преобладающему типу реакций в ситуации фрустрации у детей, воспитывающихся с сиблингом (а именно: доминирование реакций с фиксацией на препятствие), фактически, характеризуют поведение в ситуации фрустрации последующих (младших) детей. Именно они, младшие дети, окруженные в семье вниманием и заботой, в ситуации фрустрации акцентируют внимание на препятствии.

Анализ парного распределения преобладающих по направлению и типу реакций у единственных детей и детей, воспитывающиеся с сиблингом, выявил устойчивую корреляционную связь между направлением и типом реакции. Причем у единственных детей прослеживается устойчивая корреляция между интрапунитивными реакциями и реакциями, направленными на удовлетворение потребности. У сиблингов прослеживается взаимосвязь, между экстрапунитивными реакциями и реакциями с фиксацией на препятствии (см. таблица №3).

Таблица№3.

Парное распределение преобладающих по направлению и типу реакций у единственных детей и детей – сиблингов



Преобладающие реакции по направлению и типу

OD

NP




единственные дети

E

31 (25,4%)

22 (18%)

53 (43,4 %)

I

21 (17,2%)

48 (39,3%)

69 (56,5 %)




52 (42,6 %)

70 (57,3 %)

122 (100%)

дети, воспитывающиеся с сиблингом




OD

NP




E

27 (39,1%)

10 (14,5%)

37 (53,6%)

I

14 (20,3%)

18 (26%)

32 (46,3%)




41 (59,4%)

28 (40,5%)

69 (100%)

Сопоставление показателей парного распределения реакций между единственными детьми и детьми, воспитывающимися с сиблингом, выявило отсутствие различий в распределении реакций по направлению и типу реакций.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что поведение современных детей-дошкольников, занимающих разные социальные позиции, в ситуации фрустрации отличается. Изучение доминирующих реакций единственных детей и детей – сиблингов, без учета типа и направления реакций, обнаружило, что поведение единственных детей значительно чаще характеризуется интрапунитивными реакциями. Поведение сиблингов в ситуации фрустрации, как правило, характеризуется фиксацией на проблеме, при этом, подобное поведение в большей степени свойственно младшим сиблингам, а именно они представляют основную часть выборки детей-сиблингов в нашем исследовании. По доминированию экстрапунитивных реакций, и реакций, направленных на удовлетворение потребности, различий между единственными детьми и сиблингами выявлено не было.

Основываясь на результатах проведенного исследования, мы с уверенностью утверждаем, что поведение в ситуации фрустрации единственных детей и детей – сиблингов не одинаково. Дети сиблинги, чаще фиксируют свое внимание на проблеме, констатируют ее существование, чем применяют усилия для ее разрешения, преодоления.

В заключение отметим, в нашем исследовании большинство детей, оказались младшими детьми, т.е. детьми, имеющими опыт общения со старшим сиблингом. А значит, и полученные результаты отражают поведение в ситуации фрустрации младших детей в семье. Распространение выявленных в нашем исследовании тенденций в поведении детей-сиблингов в ситуации фрустрации на всех детей, имеющих сиблинга: как первенцев, так и последующих детей, представляется интересным проверить в специальном исследовании.

Итак, результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что структура родительской семьи, оказывает определенное влияние на поведение детей в ситуации фрустрации.

Между детьми из полных и неполных семей были выявлены статистически значимые различия по показателю типа реакций детей в ситуации фрустрации, также была выявлена устойчивая взаимосвязь между показателями типа и направления реакций. Дети из полных семей с равной частотой либо фиксируют, акцентируют свое внимание на возникшей проблеме, либо проявляют поведение, направленное на удовлетворение потребности. Дети из неполных семей значительно чаще проявляют собственную активность для преодоления трудной ситуации, нежели фиксируются на проблеме.

Поведение детей из нуклеарных и больших семей в ситуации фрустрации отличается направлением реакций, но является сходным по типу. Дети из нуклеарных семей практически с одинаковой частотой проявляют экстапунитивные и интрапунитивные способы поведения. Поведение детей из больших семей значительно чаще характеризуется интрапунитивностью. Следовательно, общая структура семьи, а именно, воспитание ребенка в большой семье, влияет на формирование у него определенной поведенческой тактики во фрустрированных ситуациях.

Поведение единственных детей и сиблингов в ситуации фрустрации значительно отличается. Сиблинги чаще, чем единственные дети в фрустрирующей ситуации, фиксируют свое внимание на проблеме, чем применяют усилия для преодоления проблемы. При этом данные показатели, согласно нашему исследованию, больше характеризуют поведение младших членов сиблинговой пары.

Проведенное нами исследование позволило констатировать, что некоторые социально-психологические характеристики семьи (структура родительской семьи, общая структура семьи, социальная позиция ребенка в семье) оказывают определенное влияние на поведение ребенка в ситуации фрустрации.



Литература

  1. Тарабрина Н.В. (1994) Методика изучения фрустрированных реакций // Иностранная психология. Т. 2, №2. С.68-76.

Каталог: konkurs
konkurs -> Департамент образования и науки, молодежи и спорта Луганской областной государственной администрации Луганский областной центр поддержки молодежных инициатив и социальных исследований
konkurs -> Психологический анализ конфликтности младших школьников Г. Г. Бекмаганбетова
konkurs -> Восприятие благотворительной деятельности жителями малого города
konkurs -> Менеджер®
konkurs -> Руководитель 3 Департамента фскн россии
konkurs -> Связь эмпатии у подростков и их матерей в семьях с разными типами родительского отношения
konkurs -> Тезисы докладов ХLI самарской областной


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница