Возможности применения проективных методов в диагностике наркоманического варианта девиантного поведения подростков в зависимости от психотипа



Скачать 107.25 Kb.
Дата15.05.2016
Размер107.25 Kb.
Возможности применения проективных методов в диагностике наркоманического варианта девиантного поведения подростков

в зависимости от психотипа

И.В.Белашова, Э.М.Козлова

Ставропольский государственный университет

В настоящее время проблема наркоманий представляет собой серьезную угрозу здоровью населения России. Только за последние 9 лет число находящихся под наблюдением больных наркоманией увеличилось в 6,8 раза. В 10,7 раза увеличился уровень заболеваемости. По состоянию на июнь 2002 года количество наркоманов составляет 260 тыс. человек или 181,3 на 100 тыс. населения. При этом необходимо отметить, что уровень заболеваемости наркоманией среди несовершеннолетних почти в 2 раза выше, чем среди всего населения. Этот показатель с 1999 года увеличился в 14 раз [С.Митина, 2002].

Рассмотрение психологических аспектов профилактики наркоманий несовершеннолетних предполагает определение феномена психологической готовности к употреблению наркотических веществ, т.е. выявление таких психологических особенностей подростков, которые являются своего рода «слабым звеном» в процессе социализации личности. Именно эти особенности провоцируют их на «уход от реальности» при первом же столкновении с трудностями. Употребляя наркотические вещества, подросток, прежде всего, преследует цель изменить свое психическое состояние [А. Kozlov, 2000].

Практически любой поведенческий эпизод или преходящая реакция подростка, вызывающая подозрение на наличие психического расстройства, состоят из набора психологических и психопатологических явлений, отражающих клинический радикал (Г.К. Ушаков, 1987) или конститу-циональный тип (П.Б. Ганнушкин, 1933), или диапазон конституционально-типологического личностного континуума (О.А. Ахвердова, 1996-2000, И.В. Боев, 1994-2000), которые являются эквивалентами формирующихся в последующем стереотипов поведения (токсикоманического, делинквентного).

Наркомания всегда была присуща людям преимущественно молодого и среднего возраста. За последние годы наблюдается тенденция «омолаживания» болезни. Снижение нижней возрастной границы до 12-15 лет составляет главную особенность современной эпидемии наркотизации, особенно в больших городах [Preliminary res..., 1998].

В подростковом возрасте от типа акцентуации характера в значительной мере зависят особенности поведения в самых разных условиях и под влиянием различных обстоятельств. Основываясь на знании этого психотипа, можно со значительной вероятностью прогнозировать поведение в определенных ситуациях. В частности, можно предусмотреть те психогенные факторы, которые, скорее всего, способны побудить к саморазрушающему поведению, а так же те формы, в которые оно может вылиться.

Согласно данным НИИ наркологии МЗ РФ (начало 2000 года), под диспансерным наблюдением в наркологических учреждениях находится 2990601 больных, включая группу профилактического учета [П.Д.Шабанов, О.Ю. Штакельберг, 2002]. Если учесть, что наркотическое вещество потребляют в основном молодые люди до 25 лет, то становится понятной актуальность проблем диагностики и профилактики распространения наркоманий и важность своевременного выявления и лечения лиц, страдающих наркотической зависимостью.

Чрезвычайно важным аспектом проблемы является неуменьшающийся риск распространения ВИЧ-инфицирования и других острых инфекционных заболеваний среди наркотизирующихся [П.Д. Шабанов, 2000].

Несмотря на достаточно большое число научных работ, по отдельным вопросам рассматриваемой проблемы, целенаправленное изучение дифференциально-диагностических критериев и прогноза девиантного поведения в общей популяции подростков проводилось лишь отдельными авторами, что и явилось основанием для проведения нашего исследования.

С целью изучения возможности применения проективных методов в диагностике наркоманического варианта девиантного поведения подростков в зависимости от психотипа нами был использован комплекс клинико-психологических методик, как прямой, так и проективной ориентации (наблюдение, беседа, изучение медицинских карточек, патохарактерологический диагностический опросник А.Е. Личко; личностный опросник Айзенка; проективная методика «Несуществующее животное»; многовекторный клинический анализ).

Нами было выдвинуто предположение, что с помощью проективной методики «Несуществующее животное» возможно выявление комплекса психотипологических и клинико-психологических параметров, являющихся маркерами формирования наркоманического варианта девиантного поведения.

Проведенное нами комплексное клинико-психологическое исследование 36 подростков с наркоманическим вариантом девиантного поведения (на базе наркологического диспансера г. Ставрополя) позволило разделить указанную группу подростков на четыре психотипа. При этом 44% подростка относится к эпилептоидному психотипу, 38% является представителями циклоидного психотипа, 12% – истероидного психотипа и 6% – шизоидного психотипа.

Полученное частотное распределение встречаемости психотипов в этой категории соответствует аналогичным исследованиям, проведенным Ахвердовой О.А. в 1996-1999 г.г.

Большую склонность к наркотикам проявляет эпилептоидный психотип (44%). Этому психотипу свойственны сильные инстинкты и влечения. Возможно, именно по этому пробудившееся влечение к какому-либо дурманящему средству быстро набирает силу и может становиться компульсивным. Эпилептоиды вообще тянутся к тому, что «сильно бьет по мозгам», любят напиваться «до отруба», т.е. до состояния, в котором потом «ничего вспомнить не могут». Когда подросток воспитывается в асоциальных условиях и на эпилептоидное ядро нередко наслаиваются черты неустойчивости, никаких преград к наркотическому поведению не может быть. Тогда к алкоголю, наркотикам и другим дурманящим средствам приобщаются легко.

Если же эпилептоидный подросток начинает чем-то злоупотреблять, то влечение к данному веществу, будь то алкоголь или наркотик, пробуждается быстро и отличается значительной силой.

Именно подобные случаи легли в основу представлений о злокачественности подросткового наркотизма эпилептоидного психотипа.

Циклоидный психотип среди исследуемых подростков в нашем эксперименте занимает второе место по склонности к наркотизации от общего числа обследованных – 38%. У циклоидного типа особенности саморазрушающего поведения зависят от фазы. В гипертимной фазе ведут себя соответственно в отношении и алкогольной, и других интоксикаций. Но когда кончается подобная фаза, то обычно прекращается и злоупотребление.

В субдепрессивной фазе может появиться желание поднять настроение. Но попытки сделать это с помощью алкоголя или стимуляторов чаще всего не дают ожидаемого эффекта, т.к. наркотическое опьянение может даже усугублять депрессию. Стимуляторы способны вызвать внутреннее беспокойство и тревогу. Зато транквилизаторы несколько улучшают настроение, вселяют в душу успокоение, позволяют отключиться от случившихся неурядиц, «не переживать». Во время субдепрессивной фазы к какому-либо транквилизатору подростки циклоидного психотипа могут даже пристраститься, но когда минует эта фаза, легко прекращают их принимать, особенно если вслед за субдепрессивным состоянием развивается гипертимная фаза.

Что касается истероидного психотипа, то их процент равен 12. Отличительными чертами подростков этого психотипа являются претенциозность и желание постоянно быть центром внимания окружающих. В рассказах об употреблении наркотиков они бывают склонны преувеличивать дозы, расписывать свою «наркотическую карьеру», говорят о пробах веществ, о которых только слышали или читали, но явно не могут заполучить (например, LSD).

Подростки истероидного психотипа обнаруживают особую склонность к стимуляторам. Стимуляторы не просто повышают у них активность, но, видимо, дают те ощущения, которых истероиду подсознательно не хватает – вселяют уверенность в себе, в своих силах и способностях, пробуждают самоуверенность и бесстрашие.

В нашем исследовании подростки шизоидного психотипа составили 6% от общего числа обследованных. Такие подростки относятся к «группе риска» в отношении наркотического поведения. Они могут обнаружить склонность к препаратам опия и гашишу. Опийное действие с его ленивым покоем, уединением, грезоподобными мечтами, видимо, может оказаться особенно созвучным шизоидному характеру. Если подростки начинают злоупотреблять опием, то легко соглашаются на внутривенные вливания, и у них сравнительно быстро может формироваться психическая, а затем и физическая зависимость.

В старшем подростковом возрасте подростки шизоидного типа нередко тяготеют к группам хиппи, к компаниям, увлеченным философией, парапсихологией и т.п. В этих группировках среди старших по возрасту, они могут приобщаться к курению гашиша, а затем продолжать его в одиночку. Гашиш на них производит впечатление средства, стимулирующего творческие способности. Без предварительного допинга активное общение с окружающими представляется совершенно невозможным.

Анализ дополнительных шкал объективной оценки ПДО показал, что 43% подростков эпилептоидов с наркоманическим вариантом поведения склонны к делинквентности, что предполагает тяготение к мелким правонарушениям и поведенческим реакциям, не принятым в обществе.

14% подростков этой группы имеют высокие показатели индекса В, что свидетельствует об органической природе акцентуации характера или психопатий.

29% подростков этой группы имеют высокую реакцию эмансипации, т.е. они стремятся освободиться от давления семьи и социальных институтов.

Анализ показателей по шкалам женственности и мужественности выявил, что у большинства подростков-эпилептоидов преобладают черты мужественности (71%). Все подростки-эпилептоиды склонны к алкоголизации, причем у 43% эта склонность проявляется на демонстративном уровне.

Нами были определены и проанализированы шкала злоупотребления ПАВ и шкала склонности к суициду: 29% эпилептоидов склонны к злоупотреблению ПАВ, 29% – проявляют истинную склонность к суициду, 43% – демонстративную склонность. Полученные данные представлены на диаграмме1.
Анализ шкалы экстро-интроверсия опросника Айзенка показал, что большинство подростков – эпилептоидов имеют экставертированную направленность личности (диаграмма 1).

Анализ шкалы нейротизма – эмоциональной устойчивости выявил, что 29% подростков – эпилептоидов с наркоманическим вариантом поведения имеют нейротический уровень реагирования.

14% имеют тенденцию к эмоциональной устойчивости и у 14% отмечен дефицит базальной тревожности, что чаще всего свидетельствует о психотическом уровне реагирования (диаграмма 1).

В целом наиболее присущими клинико-психологическими показаниями для данной группы подростков, которые получили статистическое подтверждение (среднее квадратическое отклонение по группе) являются средний уровень реакции эмансипации, преобладание черт мужественности, выраженная склонность к алкоголизации и демонстративная склонность к суициду.

Анализ результатов полученных с помощью проективной методики «Несуществующее животное» показал, что 14% подростков-эпилептоидов, склонных к употреблению наркотических веществ, имеют депрессивный фон настроения; 57% склонны к агрессии, в том числе к аутоагрессии; 14% свойственны страховые комплексы, фобии; большинство подростков- эпилептоидов проявляют признаки тревоги, причем 14% присущ уровень тревоги, доходящий до патологического. Анализ таких параметров, как сексуальные проблемы, астения, возможность психической дезадаптации не выявил их наличие в этой группе подростков (диаграмма 1).

Статистическая обработка данных методики «Несуществующее животное» позволило выявить специфический комплекс признаков, характеризующих эпилептоидных подростков, употребляющих наркотические вещества.

В целом для этой группы подростков характерна невыраженность депрессивных реакций, явная склонность к агрессивному поведению, некоторая склонность (но не обязательная) к фобическим проявлениям и умеренная тревожность.

Анализ возможности появления сексуальных проблем разного характера у подростков-эпилептоидов имеют широкий вариационный размах от отсутствия до средней степени выраженности. Статистически подтвердить наличие сексуальных проблем нам не удалось. Равно как и проблем с адекватной адаптацией. Статистически удалось доказать высокий уровень психической активности подростков-эпилептоидов, который не подвергается колебаниям ни под воздействием наркотических веществ, ни наоборот, на фоне отсутствия их употребления; а также отсутствие инфантильных поведенческих реакций.

Склонность к делинквентности у подростков циклоидов с наркоманическим вариантом поведения составила 33%, а у 50% мы видим органическую природу акцентуации характера или психопатий. Высокая реакция эмансипации для циклоидных подростков-наркоманов свойственна 17%.

Большинство подростков этой группы имеют черты мужественности (67%), что следует из анализа шкалы женственности-мужественности.

Склонность к алкоголизации выражена у всех подростков-циклоидов, а у большинства (83%) она проявляется в демонстративной форме.

При анализе шкал злоупотребления ПАВ и склонности к суициду мы определили, что 67% эпилептоидов склонны к злоупотреблению ПАВ и 17% имеют истинную склонность к суициду, а у 33% - это риск демонстративной попытки.

По данным шкалы экстро-интроверсия опросника Айзенка мы определили, что основное количество подростков-циклоидов экстровертированно направлены (диаграмма 2).

Шкала нейротизма – эмоциональной устойчивости показала, что 33% подростков данной группы имеют нейротический уровень реагирования (диаграмма 2).

Все эти данные отражены диаграмме 2.

По полученным данным мы видим, что самыми наглядными клинико-психологическими показателями являются – высокий уровень органической природы психопатий и акцентуации характера, преобладание черт мужественности, выраженная высокая склонность к алкоголизации и к злоупотреблению ПАВ, а также демонстративная склонность к суициду.

Анализируя показатели, полученные с помощью проективной методики «Несуществующее животное», мы видим, что 17 % подростков-циклоидов, склонных к употреблению наркотических веществ, имеют депрессивный фон настроения; 83% склонны к агрессии; 17% свойственны страховые комплексы и фобии; основное количество подростков этой группы проявляют признаки тревоги, а у 50% уровень тревоги доходит до патологического.

Не выраженными в группе подростков-циклоидов остались следующие параметры: сексуальные проблемы, астения, возможность психической дезадаптации и инфантилизм (диаграмма 2).

Обобщая результаты по данной группе, мы видим, что характерными являются: умеренная выраженность депрессивных реакций и фобических проявлений; ярко выраженная склонность к агрессивным действиям и достаточно выраженная тревожность.

У подростков-циклоидов осталось статистически не подтвержденным наличие сексуальных проблем и проблем с адекватной адаптацией, хотя мы видим широкий вариационный размах от отсутствия до средней выраженности. Статистически подтвержден достаточно высокий уровень психической активности подростков этой группы, и он остается неизменным независимо от воздействия или отсутствия употребления наркотических веществ. Кроме этого у циклоидных подростков наблюдается отсутствие инфантильных поведенческих реакций.

В виду малочисленности групп выборки подростков-наркоманов шизоидного и истероидного психотипов не было получено статистически достоверных результатов по клинико-психологическим характеристикам и не было выделено дифференциально-диагностических показателей по проективных методикам, которые могли бы быть маркерами наркоманического стереотипа девиантного поведения.



Литература


  1. Ахвердова О.А. Экспериментально-психологическая диагностика личностно-характерологического континуума подростков: Монография. – М., 1998. – С.130-143.

  2. Боев И.В. Пограничная аномальная личность. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000. – 362 с.

  3. Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика. – М., 1933.

  4. Ганнушкин П.Б. Избранные труды. – М., 1964.

  5. Заика Е.В., Крейдун Н.Б. Психологическая характеристика личности подростков с отклоняющимся поведением // Вопросы психологии. – 1990. – №4. – С. 83-91.

  6. Козлов А.А. Клинические проявления изменений личности у больных наркоманиями: дис. ... канд. мед. наук. – М, 1999.

  7. Козлов А.А., Бузина Т.С. Психологические особенности больных наркоманией // Журнал неврологии и психиатрии. – 1999.

  8. Шабанов П.Д. Руководство по наркологии. – СПб, 1998. – С.350.

  9. Шабанов П.Д., Штакельберг О.Ю. Наркомании: патопсихология, клиника, реабилитация. – СПб, 2000.

  10. Kozlov A. Changes of personality in drag addicts // Abstract. 6th World congress on “Innovations in psychiatry 2000” (3-7.04.2000). London: Westminster Central Hall, 2000.

  11. Wileon J., Junger J. The principles and practice of screening for decease. Geneva: WHO, 1968. – 163 p.

Каталог: WordDocs
WordDocs -> Развитие психологической культуры личности как путь гармонизации поликультурного взаимодействия
WordDocs -> Е. Ю. Рослякова
WordDocs -> Профессиональная направленность подростков в конституционально-психотипологическом континууме личности. Офицерова Светлана Владимировна
WordDocs -> Психологическая помощь подросткам с акцентуациями характера
WordDocs -> Становление младших школьников как субъектов учебной деятельности в процессе конструктивных взаимодействий
WordDocs -> Психологическая коррекция гендерных особенностей мотивации преступного поведения в современных условиях развития Северо-Кавказского региона
WordDocs -> Невербальные средства общения с точки зрения коммуникации, перцепции и интеракции
WordDocs -> Глушкова Н. И. Психологическое изучение ценностных ориентаций учителей с различными индивидуально-типологическими особенностями
WordDocs -> Психолого-медико-педагогические исследования влияния биологических ритмов на работоспособность и сохранность здоровья детей дошкольного возраста
WordDocs -> Формирование профессиональной мотивации у студентов вуза


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница