Временный творческий коллектив (вкт) Руководитель втк: Каргалова Марина Викторовна



страница1/5
Дата14.05.2016
Размер1.18 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5


ИНСТИТУТ ЕВРОПЫ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК


ВРЕМЕННЫЙ ТВОРЧЕСКИЙ КОЛЛЕКТИВ (ВКТ)
Руководитель ВТК:

Каргалова Марина Викторовна,

доктор исторических наук



Состав временного творческого коллектива:

Канунников А. А, кандидат исторических наук

Федоров С. М., кандидат политических наук

Чалова И.Д.



Опыт становления

Европейской социальной модели

в контексте повышения эффективности

социальной политики в России

(Шифр -1.3.3)

МОСКВА

2007 год

Содержание:





Введение


3 - 5



Европейская социальная модель - определение и содержание

6 -14




Развитие социального измерения Европейского Союза и процесс формирования концептуальной базы Европейской социальной модели


15 - 43




Социальная политика как инструмент реализации ЕСМ

44 - 55




Трансформация Европейской социальной модели в контексте вызовов ХХI века

56 - 70





Возможности использования европейского опыта для повышения эффективности социальной политики России

71 - 74




Приложение

75 - 82



Введение

В сегодняшнем мире идут широкие дискуссии относительно того, по каким моделям будет строиться и функционировать общество в условиях глобализации. Европейская социальная модель (ЕСМ) - объект пристального внимания, тщательного анализа, порой критики. Россия не является исключением. И разброс мнений относительно ценности ЕСМ довольно широк.

Одни считают ЕСМ на сегодняшний день образцом устройства общества, а ее основные принципы – качественной основой для его совершенствования. Другие вовсе отрицают существование единой европейской социальной модели, утверждая, что либеральная социальная система Великобритании, корпоративная ФРГ и Франции, социал-демократическая Скандинавии – совершенно разные и самодостаточные социальные модели.

Однако все они вписываются в рамки ЕСМ, поскольку основные принципы, на которые она опирается, в той или иной форме заложены в национальных социальных моделях и не оспариваются никем: социальная справедливость, социальная безопасность, социальное сплочением, конкурентоспособная экономика.

Вероятно, следует ставить вопрос следующим образом: способна ли ЕСМ в условиях глобализации и при наличии национальных различий государств-членов дать достойный ответ на вызовы ХХ1 века?

К сожалению, следует признаться, что пока нет оснований говорить о единой, четко сформулированной концепции европейской социальной политики, а социальная интеграция в Сообществе отстает от интеграции экономической.

Социальная политика, лежащая в основе ЕСМ, острее других аспектов деятельности любого государства и ЕС в целом реагирует на условия жизни и труда людей. Наряду с необходимостью решения традиционных социальных проблем на передний план выдвигаются проблемы, связанные и инновациями - проблемы социальной безопасности, социальной экологии, нейтрализации негативных последствий глобализации. Можно констатировать факт изменения наполнения социальной политики. Стало очевидно, что ее задача - не только поддержка наиболее социально ущемленных групп общества, но и предоставление возможности для каждого реализоваться, внести свой вклад в создание общественного богатства, имея гарантии обеспечения своих интересов.

Задача построения единого социального пространства, комфортного для всех, на территории ЕС еще не решена, хотя шаги к формированию Европы граждан реализуются.

Любое массовое действие нуждается к социальной базе, на которую могут опираться силы, его осуществляющие. Система отношений между акторами, которые участвуют в реализации ЕСМ, видимо, нуждается в совершенствовании. Речь идет о социальных партнерах : государстве – бизнесе- гражданском обществе.

Принципы ЕСМ позволяют на их основе строить систему организации общества, где были бы обозначены задачи каждого из социальных партнеров. Сейчас можно констатировать, что социальное партнерство выходит на новый уровень, открывая свой потенциал. Многие признаки, проявившиеся в этой сфере, позволяют говорить о постепенном вызревании новой модели социального партнерства, перехода его на международный уровень. Можно наблюдать постепенно развивающуюся тенденцию соединения социального диалога с гражданским и политическим. А это бесспорное свидетельство углубления и расширения процесса европейской интеграции.

В ходе процесса взаимодействия социальных партнеров высвечивается значение проблемы их социальной ответственности. Причем предполагается осознание ответственности не только за защиту интересов групп, которые они представляют, но и общества в целом.

Реализация ЕСМ предполагает совершенствование структуры общества и управления им. Новый тип управления базируется не на иерархии и давлении, а на диалоге и взаимодействии. Это новый уровень социального диалога предполагает наличие толерантности у всех его участников, их готовности к разумным компромиссам.

Важную роль здесь играют усилия как институтов государственной власти, так и политических партий, профсоюзов, неправительственных организаций. Именно благодаря их взаимодействию на базе принципов, сформулированных в ЕСМ, выглядит вполне реалистичным тезис о создании зон социальной безопасности, которые сольются в единое социальное пространство ЕС, основанное на инновациях и новых социальных технологиях. Его опорой станут социальное партнерство нового уровня, социальная солидарность и сплочение, провозглашенные ЕСМ.

Представляется, что ЕСМ – это не есть нечто застывшее, сформулированное раз и навсегда. Это скорее идеал, к которому стремится Европа, в который вносятся изменения, соответствующие вызовам времени. Однако, не случайно ЕСМ вызывает такой интерес и за пределами континента. Ведь она простроена в соответствии с непреходящими человеческими и цивилизационными ценностями.

Не случаен интерес к ней и в России. Наша страна вступила в широкую полосу демократических реформ и не только в социальной сфере. Далеко не всегда и не сразу все получается, равно, как и не все идеи, заключенные в ЕСМ, могут быть у нас использованы. Говорить просто об экспорте ЕСМ не приходится.

В частности, когда речь идет о социальном государстве и его роли в социальной политике, решающую роль играют особенности страны и ее традиции. Если последние европейские реформы в социальной сфере направлены на сокращение ответственности государства и привлечение иных источников финансирования социальных услуг, то перед Россией встал вопрос: нужна ли либеральная политика в социальной сфере? В течение многих десятилетий государство в России выступало практически монополистом в области социальной политики. Преждевременное увлечение либерализмом и неправильное толкование принципа субсидиарности привело к многим трудностям и провалам при реформировании социальной сферы.

Региональные дисбалансы и ослабление централизованного подхода привели к серьезным негативным последствиям при реализации национальных социальных проектов.

При этом изучение опыта ЕС, его реальные достижения в области социально-экономического развития могут послужить серьезным поводом для размышлений и стать возможностью извлечь реальную пользу для разработки концепции социального государства в России и ее стратегии в области социально-экономического развития.



2. Европейская социальная модель: определение и содержание
Рассмотрение проблематики, связанной с Европейской социальной моделью (ЕСМ), целесообразно предвосхитить выяснением смысла самого этого понятия. Каково содержание ЕСМ? Можно ли говорить о некоей единой европейской социальной модели? Такой подход продиктован не только формальной логикой исследования, но и тем, что, если судить по различным публикациям, понимание термина ЕСМ довольно неоднозначно. Дело в том, что само слово «модель» полисемантично: насчитывается чуть ли не десяток его смыслов. Это и «упрощённое представление какого-либо процесса или системы», и «макет реальности», «то, что может служить предметом для подражания» и пр. Не уступает слову «модель» по семантической насыщенности и прилагательное «социальный», которое можно трактовать и как общественный, и как относящийся к условиям жизнедеятельности человека. Уместно в этой связи вспомнить замечание Ф. Хайека о том, что «социальное» - «скользкое» прилагательное, которой имеет возможность лишать смысла определяемое им существительное1.

Нельзя не отметить и то, что в последнее время термин «социальная модель» заметно потеснил некогда более употребляемые понятия «социального государства» и «государства всеобщего благосостояния».

Что касается смыслового содержания понятия ЕСМ, то, на наш взгляд, возможно говорить о широкой и узкой его трактовке. Узкая, или традиционная трактовка ЕСМ связана с понятием социального государства, и ещё более сжато - с системой социальной защиты. Например, такой признанный основатель типологии социального государства, как Г. Эспин-Андерсон, в своём ставшем классическом труде «Три мира Государства-благосостояния (эссе о современном капитализме)» выделяет три типа социального государства: либеральное, консервативно-корпоративистское и социал-демократическое (скандинавское). Заметим при этом, что Эспин-Андерсон не говорит о европейском социальном государстве. Данная классификация уточнялась в 1990-е годы и в особенности в текущее десятилетие, некоторые исследователи ставили под сомнение слишком абстрактную классификацию учёного, предлагая более гибкую типологию, базирующуюся на понятии «социальной модели». Так, например, исследователь М. Феррера в «Журнале Европейской социальной политики» поместил статью о «южной модели» государства благосостояния в «социальной Европе»2. Постепенно, но весьма уверенно термин ЕСМ стал входить в научный обиход. Например, бельгийский профессор А. Сапир в 2005 году подготовил для Еврокомиссии исследование, в котором речь идёт о четырёх европейских социальных моделях3. «Между национальными системами социального государства так много различий, что понятия «европейской модели» или «социальной Европы» мне кажутся довольно сомнительными», - считает учёный. «Я предлагаю использовать принятую в настоящее время разбивку национальных систем на четыре различные модели социальной политики, для того чтобы оценить относительные достижения каждой модели по ряду параметров»4.

Профессор Сапир выделяет Северную модель (Дания, Финляндия, Швеция плюс Нидерланды), отличающуюся высоким уровнем социальной защиты и универсальным характером предоставления пособий. Эта модель отличается сильной фискальной нагрузкой на рынок труда. Высокий уровень синдикализации наёмных работников и развитая колдоговорная политика обеспечивают жёсткое регулирование уровня заработной платы. Англосаксонской модели (Великобритания, Ирландия) присущ универсальный характер предоставления социальных пособий. Однако помощь предоставляется лишь в крайних случаях, при этом денежные выплаты направлены в первую очередь на поддержку людей трудоспособного возраста. Система социальной помощи направлена на поощрение активности реципиента в поисках работы. Рынок труда характеризуется слабостью профсоюзов, довольно сильной дифференциацией зарплаты и значительной долей работников, получающих низкую зарплату. Континентальная модель. Её «визитной карточкой» является построение социальной защиты на профессионально-корпоративной основе. Логика системы социального страхования «по Бисмарку» заключается в том, что размер получаемых выплат напрямую зависит от величины уплачиваемых взносов работающего. Лица, не имеющие социальной страховки, могут рассчитывать на предоставление пособий социальной помощи (при проверке нуждаемости), которые финансируются из госбюджета. Несмотря на падение численности профсоюзов в странах, представляющих континентальную модель, их роль в коллективно-договорной политике остаётся весьма значимой. Наконец, средиземноморская модель (Греция, Италия, Португалия и Испания) характеризуется преобладанием пенсионных выплат в социальных трансфертах, высокой степенью сегментации получателей пособий по их статусу. Система социальной защиты направлена на сохранение рабочих мест и вытеснение пожилых работников с рынка труда. Зарплата в легальном секторе регулируется коллективными договорами. Автор, анализируя эти модели по таким критериям, как гибкость рынка труда, уровень бедности, безработица и т.д., приходит к выводу о том, что к современным вызовам глобализации способны адаптироваться только англосаксонская и северная модели, тогда как две другие неконкурентоспособны.

Нетрудно заметить, что такое понимание «социальной модели» носит экономический характер и сводит её содержание фактически к системе социального обеспечения, особенностям регулирования рынка труда и заработной платы (коллективно-договорная политика). Именно на этом основании, на наш взгляд, можно говорить об узком варианте трактовки понятия ЕСМ.

Представляется, что всё-таки социальная модель как понятие выходит за чисто экономические рамки. В этой связи нельзя не согласиться с мнением директора по научной работе «Французской обсерватории экономической конъюнктуры» (OFCE) , что «…социальная модель – это не только институты, это также определённые традиции и менталитет, это определённый способ людей жить сообща»5. Такое замечание, как нам кажется, даёт своеобразный методологический ключ к широкому пониманию термина «социальной модели» вообще и «Европейской социальной модели» в частности. Подкрепим наши рассуждения мнением ещё одного специалиста по рассматриваемому вопросу. Так, эксперт МОТ Жан-Мишель Сервэ в своих размышлениях о ЕСМ, с нашей точки зрения, довольно точно «нащупал» суть проблемы. «Что понимать под европейской социальной моделью? Идёт ли речь о специфической европейской манере рассматривать социальные проблемы и находить пути их решения, или, скорее, о совокупности институтов и соответствующей практики, установившейся на уровне ЕС?», - задаёт риторический вопрос Сервэ и отвечает на него следующим образом: «Я склоняюсь к первой трактовке, вполне признавая, что существует многие существенные различия между странами Старого Континента»6.

Так что же объединяет европейские народы в подходах и решении социальных проблем? Ответ, в общем-то, очевиден – это определённые общие ценности и соответствующие им нормы и институты, опирающиеся на исторические и культурные традиции каждой страны, национальную психологию. Исследователи в этой связи приводят различные характеристики ЕСМ, пытаясь наиболее полно раскрыть её содержание. Пожалуй, общим знаменателем здесь является присущее европейцам чувство повышенной солидарности в обществе, восходящее к идеалам гуманизма и социального католицизма, а также желание граждан видеть в лице государства главного арбитра, гарантирующего эту солидарность путём принятия необходимых для этого правил, законов и создания соответствующих институтов и механизмов реализации социальной политики. Таким образом, концепция ЕСМ выражает некую общую политическую культуру, согласно которой большинство европейцев не принимают социальное отторжение и сильное имущественное неравенство, они ждут от государства защиты от отрицательных последствий рыночной экономики.

ЕСМ – это своеобразный кодекс поведения, основанный на ценностях, разделяемых всеми государствами-членами ЕС. Среди этих ценностей можно упомянуть следующие:



  1. Неразрывная связь между экономическим развитием и социальным прогрессом;

  2. Высокий уровень социального обеспечения, носящего универсальный характер;

  3. Развитое трудовое законодательство, защищающее наёмного работника;

  4. Равенство шансов и борьба с дискриминацией;

  5. Производственная демократия, выражающаяся в консультации с работниками при принятии решений, их касающихся, и их информирования;

  6. Диалог социальных партнёров в рамках коллективно-договорных отношений;

  7. Наличие так называемых общественных (государственных) служб, или «общественного домена» - отрасли социальной инфраструктуры (здравоохранение, система образования, общественный транспорт, газо-, водо- и электроснабжение);

  8. Ключевая роль государства в решении социальных проблем, роль арбитра в отношениях между социальными партнёрами;

  9. Борьба за занятость и искоренение феномена социального отторжения и бедности;

  10. Достойная оплата труда, в т.ч. введение минимальной заработной платы;

  11. Социальная справедливость и солидарность в обществе.

Появление термина «Европейская социальная модель» в официальных документах Евросоюза во многом обязано председателю Еврокомиссии Жаку Делору, благодаря которому был не только реанимирован процесс евроинтеграции, зашедший к середине 1980-х годов в тупик, но он был поставлен на новую, идеологическую основу, суть которой заключалась в придании Европейскому Сообществу социального измерения, обеспечения неразрывной связи между экономическим и социальным развитием. Это был своеобразный прорыв в подходах к строительству объединённой Европы, ведь до этого времени интеграционные процессы носили преимущественно экономический характер. Заслуга Делора заключалась в том, что он, пожалуй, впервые в практической плоскости поставил вопрос о том, какое общество хотят построить государства-члены. Именно такой подход содержался в Зелёной книге о Европейской социальной политике. Эта книга, вышедшая в 1993 году и приглашавшая к дискуссии о дальнейших судьбах Сообщества, ставила основной вопрос: «Какого рода общество хотят европейцы?» Ответом на этот вопрос стало опубликование по результатам дискуссий и консультаций с социальными партнёрами, представителями гражданского общества, научного и экспертного сообщества Белой книги «Европейская социальная политика: путь для Союза»7. В её предисловии было сказано, что целью Союза на предстоящий период должно было стать сохранение и совершенствование европейской социальной модели, с тем чтобы на пороге ХХI века обеспечить народам Европы уникальный сплав экономического процветания, социальной сплочённости и повсеместно высокого качества жизни, который был достигнут в послевоенный период8. А во введении, озаглавленном «Сохранение и развитие Европейской социальной модели», в разделе «Общие ценности» было сказано, что материалы, опубликованные в Зелёной книге, подтвердили: существуют общие ценности, образующие основу ЕСМ. « В их числе демократия и индивидуальные права, свобода заключения коллективных договоров, рыночная экономика, равенство возможностей для каждого, социальное благополучие и солидарность. Эти ценности, включённые в Хартию основных социальных прав трудящихся, собраны воедино в силу убеждённости в том, что экономический и социальный прогресс должны развиваться одновременно. Необходимо также учитывать роль конкурентоспособности и солидарности для успешного строительства Европы будущего»9. По сути, рассматриваемый документ стал отправным моментом в дальнейшем понимании и разработки как самого термина ЕСМ, так и её содержания.

Следует отметить, что официально принятого термина ЕСМ в Евросоюзе не существует до сих пор, хотя постоянно предлагаются формулировки, раскрывающие новые грани европейского понимания социальной модели, применительно к проблемам, с которыми сталкиваются европейцы на сегодняшний день. В частности, новый этап в осмыслении ЕСМ можно связать с судьбоносными для стратегического планирования развития Союза в наступившем веке Европейскими Советами в Лиссабоне и Ницце в 2000 году, на которых была принята Лиссабонская стратегия и Социальная повестка дня на 2000-2005 годы. На Европейском Совете в Барселоне в 2002 году отмечалось, что «Основанная на успешной экономике, высоком уровне социальной защиты, образовании и социальном диалоге, европейская социальная модель представляет собой равновесие между экономическим процветанием и социальной справедливостью»10. Не менее, а может быть, и более ёмкую формулировку понятия ЕСМ мы можем найти в частности в документах Европейской Конфедерации Профсоюзов (CES). В одном из них можно прочесть следующее: «Европейская социальная модель заключается в таком видении общества, которое соединяет устойчивый экономический рост и непрерывное улучшение условий жизни и труда. Такое видение предполагает полную занятость, качество рабочих мест, равенство шансов, социальную защиту для всех, социальную включённость и участие граждан в решениях, которые затрагивают их интересы. Социальный диалог, коллективные договоры и защита работников представляют основные факторы в рамках развития инноваций, производительности труда и конкурентоспособности». К сказанному европейские профсоюзы добавляют ещё одно важное замечание: «Именно этот аспект отличает Европу, где социальный прогресс в послевоенные годы следовал неразрывно за экономическим ростом, от американской модели, где небольшая группа индивидуумов получила преимущество в ущерб гораздо большему числу людей. Европа должна продолжить поддерживать эту социальную модель с тем, чтобы она служила примером другим странам во всём мире»11.

«Что такое Европейская социальная модель? – задаётся вопросом директор института глобальной политики Лондонского Метрополитен Университета Х. Мейер, - и даёт следующий ответ: «Европейская социальная модель в её базовом смысле – это общеевропейское понимание политической ценности защиты от социальных и других рисков на различных уровнях, базирующейся на понятии «социального устойчивого развития». Правда, практическое воплощение этой ценности весьма многообразно в Европе. Тем не менее, общие базовые черты. Европейская социальная модель предполагает массированное государственное вмешательство, бесплатное и обязательное образование, сильную систему социальной защиты и борьбу с различными проявлениями неравенства. Если говорить о широком определении ЕСМ, то можно ещё добавить важную роль социальных партнёров, а также «принцип демократии» в политике и социально-экономической сфере. Одним словом, Европейская социальная модель есть выражение идеи социальной справедливости и соответствующего набора политических механизмов для воплощения этой идеи на практике».12

Приведённые выше формулировки позволяют сделать вывод, что ЕСМ как бы наследует послевоенную германскую концепцию «социально рыночного хозяйства» Эрхарда, для которого, например, финансовая политика не существовала в отрыве от её социальных аспектов. Впрочем, не стоит забывать, что в принципе по тому же пути пошёл в своей политике и генерал де Голль, предложивший стране некий третий, или французский путь, сочетающий рыночную экономику (хотя и с изрядным государственным сектором) с комплексной системой социальной защиты и институтами производственной демократии. Не будет преувеличением предположить, что всё тот же «франко-германский локомотив» европейской интеграции вёз в своём составе необходимые материалы для строительства социальной Европы, очертания которой стали чётко различимы в лице европейской социальной модели к концу ХХ столетия.

Специфика ЕСМ, пожалуй, наиболее ярко просматривается при её сопоставлении с заокеанским или японским аналогами. Если взять США, то, как известно, в силу исторических традиций и сложившейся национальной психологии, потребность в государственном регулировании общественных процессов, в частности трудовых отношений, здесь гораздо менее выражена. Больший упор делается на индивидуальную свободу и частную инициативу. С известной долей упрощения можно сказать, что по другую сторону Атлантики стремятся не столько улучшить общество, сколько самого человека, ставя во главу угла не социальные, а моральные вопросы. Именно поэтому акцент делается на гражданских свободах, а не на социальных правах, если рассматривать законодательную сферу. В частности, американцы больше уповают на равенство шансов и стартовых условий, нежели на выравнивание доходов. Солидарность в американском обществе не закрепляется юридически, а имеет характер благотворительности.

Наверное, ещё больший контраст наблюдается между ЕСМ и японской моделью. В отличие от Америки, государственная администрация здесь активно вмешивается в деятельность бизнеса, однако преимущественно для создания общих благоприятных условий экономическому росту. В стране восходящего солнца, можно сказать, приоритет отдаётся экономике, а затем социальным вопросам. При этом главными столпами японской социальной модели (если обратить внимание на индустриальные отношения) в послевоенное время стали такие параметры, как пожизненный найм, начисление зарплаты и бонусов в зависимости от трудового стажа, корпоративные профсоюзы (хотя надо признать, что в последнее десятилетие эта модель претерпела значительные мутации).

В качестве универсального показателя отличий трёх рассматриваемых социальных моделей можно привести данные по удельному весу социальных расходов в ВВП: Европа –25 – 27%, Япония - 17%, США – 15%.

Сравнивая ЕСМ с её другими аналогами, нетрудно заметить, что, по сути, она является своеобразным выражением европейской цивилизации, одной из ярких сторон европейской идентичности. Содержание ЕСМ тем самым выходит за рамки социального в узком понимании этого слова как определяющего условия жизнедеятельности человека, а по праву имеет социетарный характер, относится к области культуры, социальной психологии, духовным ценностям. В этой комплексности состоит сложность и понимания ЕСМ, и попыток её дефиниции.

Таким образом, как мы показали выше, не существует какой-либо единой, или лучше сказать единообразной европейской социальной модели. В силу исторических и культурных различий каждая национальная социальная модель оригинальна и неповторима. Однако можно утверждать, что имеется единство многообразия социальных моделей западноевропейских стран, своего рода европейская модель общества и социальной политики, основанная на регулируемой рыночной экономике, социальном диалоге, консенсусе относительно принципов солидарности в обществе, равенстве прав и свобод человека. Европейская социальная модель опирается на общий фундамент норм и ценностей. С другой стороны, - на инструменты и институты социальной политики, воплощающие эту модель. Это – социальное законодательство, структурные фонды, социальный диалог и открытый метод координации социальной политики на уровне национальных государств-членов ЕС, национальные системы социальной защиты.

Европейская социальная модель - это не нечто застывшее, некая данность, а динамичное явление. Как отметил на II конференции по Европейской социальной модели (Рим, 2007 г.) Кристиан Дюфур, зам. директора французского Института экономических и социальных исследований (IRES), Европейская социальная модель возникла как окончательно сформулированная схема из абстрактных рассуждений. Она является результатом социальной истории, которая, чтобы создать то, что стало моделью, нуждалась в социальных акторах, реализующих её. Европейской социальной моделью называют интеллектуальную конструкцию, которая синтезирует общие черты национальных глубоко оригинальных моделей.

Развитие ЕСМ воплощается в социальной политике единой Европы, прошедшей путь от первых шагов в деле интеграции в социальной сфере, до понимания ключевой роли социальной политики, инвестиций в человеческий капитал как неразрывной части стратегического курса развития ЕС в наступившем новом тысячелетии.



Каталог: pub
pub -> Перечень вопросов для подготовки к экзамену
pub -> Balachova T. N., Isurina G. L., Regentova A. U., Tsvetkova L. A bonner B. L., Изучение влияния информационных материалов на отношение женщин к употреблению алкоголя во время беременности
pub -> Наукометрия «психологии туризма» naukometriya of "tourism psychology"
pub -> Министерства здравоохранения
pub -> Отчет подготовлен рабочей группой в следующем составе: Годунко В. С., заместитель директора по учебно-воспитательной работе
pub -> Чумаченко Галина Павловна Казань 2009 Содержание глава I теоретические аспекты гендерных различий проявления агрессивности Проблема агрессивности и её решение
pub -> Агрессивное поведение детей и подростков
pub -> Уровень агрессивности и особенности ее проявлений при высоких показателях тревожности у современных школьников санкт-петербурга
pub -> Психология социальной работы с детьми-инвалидами и их семьями в россии


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница