Введение в математическую магию



Скачать 346.81 Kb.
Дата21.05.2016
Размер346.81 Kb.
Введение в математическую магию
1
Начну с истории, только не самой магии, а иудейской Каббалы, на которую, так или иначе, опираются все современные руководства по магии. 1 Практическая сторона Каббалы связана с легендой о Слове Творения, согласно которой Бог сотворил нашу Вселенную путем произнесения различных своих имен. Каждое из этих имен, так называемых "имен власти", заключает в себе ту или иную суть Бога и, соответственно, ту или иную его силу. Произнесение этого имени автоматически вызывает эту силу, поэтому знание имен власти дает человеку прерогативу Бога.
Среди каббалистов бытует легенда, что существует имя бесконечной власти, которое правит всем во Вселенной. Традиционно его связывают с именем ветхозаветного Бога - Яхве. Оно является формой глагола "быть" и означает "он есть", "он существует". У древних иудеев это имя вызывало такое глубокое уважение, что они либо вовсе его не произносили, либо заменяли его словом Адонай, что означает (на древнееврейском) "Господин", или на Элохим, что означает "Бог". В связи с этим оно еще называлось "Запретным Именем Бога". Полагают, что с течением времени истинное звучание этого имени забылось, и сегодня никто уже не знает, как нужно его произносить, чтобы реализовать его бесконечную власть. Тем не менее, каббалисты очень часто применяют его в своих магических ритуалах.

Одно из самых длинных имен власти состоит из семидесяти двух слогов. Согласно легенде, это имя произнес пророк Моисей во время Великого переселения евреев из Египта в Палестину. Преследуемые по пятам колесницами фараона, евреи подошли к Красному морю, где Моисей и произнес это имя, обладавшее якобы такой властью, что воды моря расступились перед евреями, дав им пройти по дну, и тут же сомкнулись за ними, погребя под собой египтян. Истинное звучание этого имени, как и Запретного Имени Бога, не известно сегодня, поэтому практически использовать его невозможно. Оно было открыто каббалистами методом нотарикона в той части Библии, где описывается применение его Моисеем.


Дело в том, что согласно учению Каббалы, библейские легенды являются шифром, скрывающим их настоящий смысл. Этот смысл был заложен в Библию самим Богом и заключал в себе все тайны мироздания. Чтобы уберечь эти тайны от непосвященных, иудейские и христианские патриархи зашифровали их в виде библейских легенд. Конкретных ключей к своему шифру они не дали, и с тех пор каббалисты всего мира ищут эти ключи методами нотарикона, гематрии и тамуры. И хотя многие их них заявляли об открытии этого шифра, чаще всего такие заявления были простой похвальбой.
Метод нотарикона заключается в развертке слова в ту или иную фразу или, наоборот, в свертке фразы в то или иное слово. В первом случае буквы слова принимаются за первые буквы слов соответствующей фразы. Например, первое слово Библии (написанной на древнееврейском) "Вначале" развертывалось каббалистами во фразу "Вначале Элохим увидел, что Израиль примет закон", или же во фразу "Вы будете почитать моего первородного, имя которому Иисус". Во втором случае во фразе читаются только первые, вторые и т.д. буквы слов. Именно таким способом из описания путешествия евреев по дну Красного моря было получено имя власти, состоящее из семидесяти двух слогов.
Метод гематрии заключается в переводе букв слова в их числовые эквиваленты, сложении этих чисел друг с другом и замене предыдущего слова другим, имеющим такую же сумму чисел. Объединение смыслов обоих слов позволяет делать предположения относительно описываемых событий.
В качестве примера применения метода гематрии можно привести тайну числа зверя из Апокалипсиса Иоанна Богослова:
"И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон.

Он действует перед ним со всею властью первого зверя и заставляет всю землю и животных на ней поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелела;

и творит великие знамения, так что огонь низводит с неба на землю перед людьми.

И чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на земле, чтобы они сделали образ зверя, который имеет рану от меча и жив...

И он сделает то, что всем малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание по правую руку их или чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его.

Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо число это человеческое; число это шестьсот шестьдесят шесть".


Намек на гематрию, как видите, почти прямой. Однако вычислить с ее помощью имя второго зверя Апокалипсиса (т.е. имя грядущего антихриста) оказалось не так-то просто. Точнее, непросто оказалось выбрать среди многочисленных кандидатов на это звание. Кого только не "втискивали" каббалисты в пресловутые три шестерки - императора Нерона, папу римского, Лютера, Наполеона, Кайзера, Гитлера, Алистера Кроули - и к каким только ухищрениям не прибегали (например, имя Наполеон Бонапарт они разбивали таким образом, чтобы образовались три группы букв, числовые эквиваленты которых давали бы в сумме три шестерки), но тайна так и осталась тайной. Имя второго зверя Апокалипсиса до сих пор не знает никто.
***************************************
1 Основная часть этой истории изложена в другой моей статье - "Тайна Евангелия от Иоанна".
2
Можно было бы продолжить описание каббалистических методов, но и по сказанному уже можно заключить, что официальная наука категорически отвергает Каббалу. Какие только язвительные шуточки не отпускали ученые-атеисты по поводу "научных изысканий" ярых приверженцев Каббалы! А между тем, шутили они напрасно. Дело ведь не в том, как воспринимают Каббалу ее поклонники, а в том, что она представляет сама по себе. А представляет она ни что иное, как первобытное состояние настоящей научной теории магии. То, что каббалисты не развили эту теорию далее арифметики, - это уже другой вопрос. Они не развили ее потому, что не слишком утруждали себя научным образованием, а также потому, что такую теорию можно развить на основе только эффективной магии. На заре Каббалы эффективная магия была такой редкостью и так тщательно скрывалась от непосвященных, что серьезный научный анализ ее был практически невозможен. Но сама по себе Каббала является наивной и во многом неправильной формой математической магии.
Дело ведь даже не в математике, а в правильном написании имен власти. И если кто-то из древних магов действительно достиг вершин магического искусства, то он, скорее всего, описал и законы такого искусства. Причем не с помощью сегодняшнего математического аппарата, которого тогда просто не было, а с помощью своей собственной символики, специально разработанной им для такого случая. С нашей сегодняшней точки зрения эта символика не имеет смысла, поскольку не соответствует общепринятой математической символике. Но для ее автора она могла иметь такой же глубокий смысл, какой для нас имеет современная математика. Ведь символика математики - это тоже условность, только принятая не одним человеком, а всем человечеством.
В данном случае каббалисты были не правы в том, что иудейские и христианские патриархи зашифровали имена власти в библейских легендах. Никакого дополнительного тайного смысла эти легенды не содержат, поскольку в качестве имен власти можно рассматривать любые слова нашей речи. Просто использовать эти слова в качестве имен власти можно только тогда, когда их обычный смысл, т.е. те мысли, которые мы обычно в них вкладываем, соединяются с их математическим смыслом, т.е. с теми математическими понятиями, которые описывают действительный (физический, химический, физиологический и т.д.) механизм явлений, обозначаемых данными словами. Произнесение этих слов, одновременно держа в уме их обычный и математический смысл, - это и есть правильное произнесение имен власти.
Классическим примером иудейских имен власти является истинное имя человека. Цитирую книгу Джеймса Фрэзера "Золотая Ветвь":
"...У племен Центральной Австралии каждый мужчина, женщина и ребенок кроме имени, употребляемого в обиходе, имеет тайное или священное имя, которое присваивается ему старейшинами сразу же или вскоре после рождения. Оно известно только членам группы, имеющим полное посвящение. Произнесение его при женщинах или мужчинах из другого клана расценивается как серьезнейше нарушение племенного этикета (в нашем понимании к нему можно приравнять разве что случаи самого вопиющего святотатства). Во всяком случае, имя произносится только шепотом и лишь после того, как приняты все меры предосторожности, чтобы никто из посторонних не смог его подслушать. Туземцы не сомневаются, что, узнав их тайные имена, иноплеменник получит благоприятную возможность нанести им вред путем магии.
Тот же страх, по-видимому, породил сходный обычай у древних египтян, чей сравнительно высокий уровень цивилизации странным образом уживался с пережитками самой грубой дикости. У каждого египтянина было два имени: истинное и доброе или, иначе, большое и малое. Доброе, или малое, имя было известно всем, истинное же, или большое, имя египтяне держали в глубокой тайне. Ребенок из касты брахманов также получает при рождении два имени: имя для повседневного обихода и имя тайное (оно должно быть известно только его отцу и матери). Последнее имя произносят только при совершении обрядов, например, обряда бракосочетания. Обычай этот направлен на защиту человека от магии: ведь чары становятся действенными лишь в сочетании с подлинным именем..." 2
Сегодня это кажется слишком наивным, чтобы серьезно к нему относиться. А между тем еще в прошлом веке бесчестие имени человека довольно часто приводило его к самоубийству. И если такое бесчестие наносилось сознательно, то его вполне можно рассматривать как наведение порчи с помощью магии. Разумеется, эффект от такой магии полностью определяется тем, насколько уважительно человек относится к своему имени. Если ему безразлично, как окружающие реагируют на его имя, то навести на него порчу таким способом невозможно. Такой человек относится к своему имени не как к истинному, а как к обычному, предназначенному не для тех, кто ему дорог, а для тех, кто ему безразличен и кого он ненавидит. 3 Именно так непопулярные политики относятся к бесчестию своего имени народом. С одной стороны, они не уважают свое имя, данное им при рождении, а с другой стороны, им безразлично народное мнение.
Собственно говоря, подобное отношение к своему имени характерно для всех нас, а не только для непопулярных политиков. У всех нас сегодня имеется два круга общения - один для души, а другой для борьбы за существование. В первом мы дорожим своим именем, во втором нам на все наплевать. Именно поэтому при бесчестии своего имени мы предпочитаем сегодня не самоубийство, а смену имени и круга общения. Ведь если бы мы дорожили своим именем не только в узком кругу, но и в отношениях со всеми людьми, то при бесчестии его мы просто некуда было бы деться.
С другой стороны, если бы у нас было настоящее истинное имя, произнесение которого затрагивало бы не только нашу психику, но и нашу физиологию, то при бесчестии этого имени у нас бы и мысли не возникло куда-то скрыться, настолько нас потрясло бы это бесчестие. Такое имя у человека вполне возможно. Для этого оно должно стать именем власти, т.е. содержать в себе не только обычный, но и математический (физический, химический и т.д.) смысл. Обычный смысл - это обычное имя человека, даваемое ему при рождении. Математический смысл - это математическое описание психики, физиологии, анатомии, биохимии и физики данного человека.
Аналогичным истинным именем может обладать любой материальный объект в природе - живой или неживой, - поскольку любой такой объект всегда можно назвать каким-то именем и дать ему исчерпывающее научное (физическое, химическое и т.д.) описание. Именно такие истинные имена предметов и явлений составляют основу настоящей научной магии, управляющей этими предметами и явлениями паранормальным способом.
**********************************
2 В своей статье "Проблема техники в "Розе Мира"" я высказал предположение, что магические знания египетских жрецов и всех других цивилизаций древности происходят от магических знаний вавилонских жрецов. Так вот, почему бы не предположить, что и вера в истинное имя человека имеет то же происхождение?...
3 Но в таком случае можно почти гарантировать, что ему нравится, когда близкие ему люди называют его каким-то другим именем. Например, тем, каким его называли в детстве родители.
3
Однажды в детстве я прочитал роман-сказку Урсулы Ле Гуин "Волшебник Земноморья" и буквально заболел ею. Нет, я был уже достаточно большой для того, чтобы не верить в магию и прочее волшебство, но была в этом романе одна деталь, в которую я поверил сразу же - это Истинная Речь. Истинная Речь - это речь магов и волшебников, в которой каждое слово является правдой, причем эта правда является такой мощной, что материализует любое слово данной речи. Умом я, конечно, понимал, что это сказка, но подсознательно чувствовал, что что-то такое возможно в природе. Что-то наподобие Истинной Речи волшебников, в которой правда может создавать материальные эффекты...
Потом я повзрослел и надолго забыл об этой своей мечте. Забыл до тех пор, пока не увлекся идеей биологической цивилизации и не стал ее активно разрабатывать. Тогда-то я и вспомнил об Истинной Речи волшебников Земноморья. По всем моим выкладкам выходило, что такая речь вполне возможна. Более того, она уже существует в нашем обществе - это математика! Каждое слово этой речи заранее предполагает свою правдивость, поскольку каждое математическое понятие имеет свой прообраз в реальной действительности. Применение ее в качестве Истинной Речи сдерживает только то, что не все свойства окружающего нас мира она может пока что описывать. Но я верил (да и сейчас верю), что эта проблема принципиально разрешима. Абсолютно все свойства окружающего нас мира мы не сможем, конечно, описывать, но можем достичь такой полноты описания, которой окажется достаточно для превращения математики в Истинную Речь.
Математика - это символ правды! Социальный смысл математики заключается именно в том, что она представляет собой соглашение между людьми о правдивости их речи. Математика является одной из форм общения между людьми, т.е. одной из форм их устной и письменной речи. Но в отличие от обычной речи, математика отвергает (хотя и не исключает) ложь в общении между людьми. Любое общение в математике предполагает сообщение человеку правдивой информации, поскольку целью любого общения в ней является познание истинной природы вещей. Даже ложные гипотезы в математике являются правдой. Ложным может быть только конкретное применение этих гипотез, потому что ложны они только в каких-то конкретных условиях и вполне допустимы в других условиях. Сам факт математического построения этих гипотез уже предполагает их некоторую правдивость. 4
Именно этого факта не учитывают современные руководства по магии, утверждающие, что ключом к эффективной магии являются предельно яркое воображение и непоколебимая вера в реальность воображаемых образов. Для развития яркого воображения эти руководства рекомендуют внимательное наблюдение за обычными материальными предметами с последующим представлением их в уме. Причем наблюдать эти предметы человек должен не только с помощью зрения, но и с помощью других соматических анализаторов - слуха, обоняния, вкуса и осязания. Сведение всех этих наблюдений в единый образ воображения, согласно упомянутым руководствам, и делает магию эффективной.
В принципе, эти рекомендации являются правильными. Нужно только добавить, что зрительный анализатор человека охватывает один лишь световой диапазон электромагнитных волн, другие диапазоны этих волн уже не охватываются этим анализатором, хотя тоже несут какую-то информацию о наблюдаемом объекте. То же самое можно сказать и о тактильном анализаторе, с помощью которого мы можем воспринимать только внешнюю поверхность предметов. Внутреннюю структуру этих предметов человек может "ощупывать" только своим биополем. То же самое можно сказать и о слухе, и вообще обо всех соматических анализаторах человека, не дающих ему полного представления о структуре и свойствах окружающих его предметов. Поэтому, каким бы ярким воображением он не обладал, этого еще недостаточно для эффективной магии.
Вот тут-то и оказывается, что современные руководства по магии не дают своим читателям никакого конкретного понятия веры в реальность воображаемых предметов. Для них понятие веры исчерпывается самим этим понятием, которое можно толковать как угодно. О том, что это понятие заключается в цельном представлении исчерпывающего математического описания реальных предметов, они даже не догадываются. А в результате их читателям приходится по новой переоткрывать для себя математику в самой примитивной форме. Поэтому все их рассуждения об эффективной магии нужно воспринимать критически.
***************************************
4 Есть, правда, одно исключение - это когда математику применяют для сознательного обмана собеседника, как в дружеских розыгрышах Бурбаки. Если собеседник плохо знает тот или иной раздел математики, то можно ввести его в заблуждение, сохраняя внешнюю логичность математических построений. (Такое общение называется "софистикой"). В Истинной Речи такая ситуация невозможна. При этом становится невозможным сам магический отклик объекта, к которому обращена эта речь.
4
Настоящим ключом к эффективной магии является правильное произнесение истинных имен предметов, т.е. дополнение обычного смысла этих предметов, стоящего за обычным словом, которое произносит маг, научным смыслом этих предметов. Особенность произношения истинных имен состоит в том, что произносить их с помощью одного только голоса невозможно. Точнее, можно, но такое произнесение не имеет никакого отношения к магии. Это будет всего лишь устное описание предметов с помощью обычных слов и математический символов. Такое описание можно повторять на разные лады до посинения, никакого магического эффекта оно не вызовет, поскольку смысл произнесения истинных имен заключается именно в том, что все те формулы, которые описывают физические, химические и т.д. свойства предметов, произносятся одновременно с обычными словами, обозначающими данные предметы. Но и протараторить все эти формулы с пулеметной скоростью также нельзя. Наша гортань для этого просто не приспособлена. Выход заключается в произнесении их разными органами тела.
Дело в том, что в основе наших мыслей лежат те же физиологические реакции нашего организма, которые обеспечивают его жизнедеятельность. Наши мысли - это не какие-то цепочки нервных импульсов, циркулирующие в нервной системе. Нервные импульсы - это разновидность физиологических реакций нашего организма, тогда как мысли охватывают всю физиологию организма. Наши мысли - это своеобразный психологический довесок к стандартной физиологии нашего организма, описываемой в медицинских учебниках; это мера отклонения физиологических реакций от некого усредненного образца, некого стандартного типа их протекания. С нервными импульсами наши мысли оказываются связаны лишь постольку, поскольку первые являются наиболее управляемыми физиологическими реакциями нашего организма. Именно поэтому физиологи до сих пор не смогли "расшифровать" язык нервных импульсов, привязать их к каким-то конкретным мыслям человека.
С другой стороны, физиология наших внутренних органов неразрывно связана с физиологией скелета, скелетных мышц, кожи и внешних органов чувств. Поэтому наши мысли в равной мере проявляются в физиологии как внутренних, так и внешних органов нашего тела. Прежде всего, мышц тела, мышц лица и мышц глаз. В тот момент, когда мы думаем или переживаем, все эти мышцы непроизвольно изменяют свой тонус или непроизвольно сокращаются и расслабляются. Не так сильно, как при сознательных телодвижениях, но все же достаточно заметно. Внешне эти непроизвольные движения мышц обнаруживают себя небольшими отличиями наших привычных поз, привычной походки, характерными жестами, характерной мимикой лица и характерными движениями глаз. За эту свою особенность они получили название "невербальных сигналов".
В своей книге "Странная женщина" я подробно рассматриваю механизм этих сигналов, а также способы коммуникации между людьми на их основе. Здесь я хочу только подчеркнуть трудность стандартизации невербальных сигналов, необходимой для превращения их в полноценную речь. Для этого нужно закрепить наши мысли за какими-то определенными физиологическими реакциями организма. Только при выполнении этого условия из общего психологического довеска к стандартной физиологии нашего организма выделяются более отчетливые мысли, которые можно читать по непроизвольным движениям нашего тела. Но такое закрепление равносильно умению сознательно управлять физиологией своего организма, причем управлять с такой точностью, которая доступна лишь высшим йогам.
Другая трудность в стандартизации невербальных сигналов связана с тем, что отчетливо проявляться во внешних телодвижениях могут только наши эмоции, а наши мысли никак не проявляются в них. Точнее, наши эмоции, какими бы сильными они не были, всегда связаны с теми или иными мыслями, поскольку все они социально обусловлены. Точно также и наши мысли, какими бы абстрактными они не были, всегда связаны с теми или иными мотивами, поскольку причиной нашего мышления являются именно мотивы, т.е. более сложные, но менее сильные эмоции. Но если эмоции и мотивы достаточно отчетливо проявляются в непроизвольных движениях нашего тела, то наши мысли не проявляются в них никак. Они занимают, конечно, какую-то свою часть в психологическом довеске к стандартной физиологии нашего организма, но эта часть никак не проявляется в работе внешних органов нашего тела.
Способ преодоления этой трудности есть - это телепатия. Проблема в том, что эта область психологии пока что плохо изучена с научной точки зрения. Так, например, нетрадиционная психология утверждает, что, кроме обычного физического тела, у нас существуют еще и другие тела - эфирное, астральное, ментальное и т.д. У этих тел существуют свои "внешние" и "внутренние" органы, работа которых как раз и заключается в динамике нашей психики, в том числе, в динамике наших мыслей. Поэтому, если у человека развиты соответствующие органы чувств, то он может воочию видеть "внешние" движения этих дополнительных тел, в том числе, воспринимать наши мысли как знаки... А если у него развита еще и телепатическая речь, то он может целенаправленно проделывать эти движения, в том числе, генерировать мысли как знаки...
Так вот, если игнорировать плохую научную обоснованность этой области психологии, то в первом приближении можно принять, что все эти движения - и есть те виды речи, с помощью которых можно произносить математическую часть истинных имен.
5
Но на пути к магической речи существует еще одна крупная проблема. Как я уже говорил, правильное произнесение истинных имен требует профессионального знания всех разделов современной науки - математики, физики, химии, биологии, психологии, экономики и т.д. Между тем, обычный человек может профессионально освоить только один из этих разделов (если не считать смежные), в остальных разделах науки его знания останутся на уровне обывательского стандарта. Поэтому, даже если он и разовьет у себя телепатические способности, точно учитывать математическую составляющую истинных имен он все равно не сможет.
Решение этой проблемы заключается в прямом закладывании в наше подсознание всех тех знаний, которые необходимы нам для правильного произнесения истинных имен. Если эти знания будут усваиваться нами подсознательно (например, с помощью гипноза), то, в принципе, мы можем профессионально освоить все без исключения разделы науки, даже не подозревая об этом. Возможности нашей подсознательной памяти практически безграничны. В то же время, если наш подсознательный учитель (тот же гипнотизер, к примеру) будет правильно увязывать все эти знания со словами нашей обычной речи, то в сознательном состоянии мы просто не сможем употреблять эти слова неправильно, "не математически точно". Мы не сможем, конечно, пользоваться специальной научной терминологией, но слова нашей речи будем употреблять так, что их всегда можно будет представить в соответствующих научных формулах.
Есть только одно "но" в подобном употреблении слов - оно не удобно в обычном общении. Оно необходимо в практической магии, но в обычном общении подобное "математически точное" употребление слов будет выглядеть сухо, навязчиво и неудобно. Совсем как разговор с научным фанатом, который изо всех сил старается просветить нас во всех областях науки. Но эта проблема достаточно просто решается специальной организацией нашего подсознательного обучения. Если это обучение будет оставлять место и для обывательских понятий, строго отграничивая их от "математически точных" понятий, то в сознательном состоянии мы сможем по своему желанию переходить с обывательского на "математически точное" употребление слов и обратно. Вопрос лишь в том, как все это осуществить на практике?
Здесь, в принципе, все просто. Помимо закладывания в наше подсознание научных знаний и увязывания их со словами обычной речи, гипнотизер должен вырабатывать у нас рефлекс быстрой перестройки подсознания, отделяющей в нем обывательские понятия от "математически точных" понятий и наоборот, снова связывающей их друг с другом. Тогда в сознательном состоянии мы сможем быстро переходить с обывательского на "математически точное" употребление слов и обратно. Другой вопрос - какие раздражители должны включать этот рефлекс?
Ранее я уже говорил, что математическую часть истинных имен мы должны произносить на телепатической речи. Но существует и другой способ - это искусственное дополнение научных понятий (при внедрении их в наше подсознание) специальными командами, заставляющими нас проделывать те или иные телодвижения (при задействовании данных понятий нашим подсознанием). Насколько уместна будет такая дополнительная физическая активность в обычном общении - пока трудно сказать. Думаю, что это вопрос времени и привычки. Мы ведь и сегодня позволяем себе в разговоре различную жестикуляцию, вплоть до самой бурной. Так что немного дополнительных физических упражнений не только не затруднит наш разговор, но даже облегчит его за счет прямого чтения высших понятий в психике собеседника. При этом эмпатия, 5 фактически, возьмет на себя функции телепатии.
Но это так, на всякий случай, если у нас ничего не получится с телепатией. В общем же случае все такие рефлексы должны включаться при одном лишь появлении в нашем сознании некоторых ключевых мыслей. Например, тот же рефлекс перехода к "математически точному" употреблению слов должен включаться при появлении у нас мысли о необходимости заняться магией. (Для большей надежности рефлекса эту мысль можно сформулировать в более четком виде). И наоборот, рефлекс перехода к обывательскому употреблению слов должен включаться при появлении у нас мысли о необходимости такого перехода. Кроме того, можно сделать более структурированным сам этот переход.
Дело в том, что при закладывании в наше подсознание научных знаний последние должны укладываться в иерархическим порядке, а именно - так, как они усваиваются нами в процессе биологического развития и социального воспитания. Первый уровень в этой иерархии представляет первозданное состояние психики, в котором не выделяются не только обособленные мысли, но даже обособленные ощущения. (По-видимому, это состояние существует только в момент зачатия физической жизни, когда душа как бы зависает без опоры между мирами). Далее идет состояние, в котором выделяются первичные недифференцированные понятия. (Это состояние плода на последних месяцах беременности и первых месяцев новорожденного). Далее идет уровень дифференцированных обывательских понятий, а за ним - уровень дифференцированных научных понятий. 6
Так вот, дальнейшим развитием рефлекса перехода от обывательского к "математически точному" употреблению слов и обратно является рефлекс перехода от обывательского (или "математически точного") употребления слов к первозданному состоянию психики и обратно. Зачем нам понадобится такой рефлекс - пока трудно сказать. Полагаю, что в несколько модифицированном виде он может понадобиться при паранормальных трансформациях тел живых организмов... 7 Кроме того, где-то между уровнями первичных недифференцированных понятий и дифференцированных научных понятий пролегает область всевозможного творчества и изобретательства, которое также можно связать с этими переходами...
Еще одна интересная область пролегает между дифференцированными обывательскими понятиями и дифференцированными научными понятиями. Эта область является сферой влияния неклассических логик - релевантной, модальной, многозначной, паранепротиворечивой и т.д. Если при закладывании в наше подсознание научных знаний у нас будет выработан рефлекс перехода в эту понятийную область, то тогда мы сможем говорить "математически точно" и, в то же время, неконкретно. Зачем это будет нужно - опять же трудно сказать. К примеру, в романе Урсулы Ле Гуин "Волшебник Земноморья" маги не могли все время говорить на Истинной Речи, а драконы могли. И этот факт был не понятен магам. Но с учетом только что сказанного он объясняется просто: драконы говорили на Истинной Речи в области неклассических логик. Но смысл такого общения мне до сих пор не понятен. Неужели только для обмана людей? Что-то не верится... Ведь были там и такие драконы, которые помогали людям, причем помогали в их светлых делах!... 8
************************************************
5 Под эмпатией я понимаю здесь способность подсознательно читать непроизвольные телодвижения человека, в которых проявляются его эмоции и мотивы. Читать эти движения сознательно довольно трудно из-за их рассредоточенного характера. Но при определенной тренировке их можно читать подсознательно. При этом в сознании возникает уже конечный результат такого чтения, т.е. понимание настоящих эмоций и мотивов собеседника. Подробно все эти вопросы я рассматриваю в книге "Странная женщина".
6 В этой статье я не затрагиваю сферу искусства, в котором существуют свои дифференцированные понятия, расположенные на одном уровне с научными понятиями.
7 Зачем нужны сами эти трансформации - я объяснял в статье "Просветление природы".
8 С этой же областью тесно связано структурирование "математически точной" речи на истинную и ложную. То есть, при наличии у нас соответствующего рефлекса, мы можем говорить "математически точно" и, в то же время, врать собеседнику. В этом случае "математически точная" речь оказывается оторванной от реальности, в отличие от речи, на которой говорили драконы в романе Урсулы Ле Гуин.
6
Прежде чем продолжить, напомню, что "математически точное" употребление слов нашей речи требует предварительного внедрения в наше подсознание с помощью гипноза знаний всех разделов науки. О некоторых особенностях такого внедрения я выше уже говорил. Сейчас хочу сказать, что, прежде чем внедрять в наше подсознание все эти знания, сначала нужно внедрить в него знание всей структуры нашего организма - физической, биохимической, гистологической, физиологической, анатомической и психологической. Эти знания охватывают практически все разделы науки (даже общественные науки, которые учитываются психологической структурой нашей личности) и только имеют свою специфику. А нужно это затем, что когда в наше подсознание будут внедряться все прочие знания, то они должны внедряться не "абы как", а закрепляться за определенными структурами и определенными процессами в нашем организме. Если в нашем подсознании уже будут иметься знания обо всех этих структурах и процессах, то все последующие знания будут закрепляться уже направленно за этими структурами и процессами.
Сколько трудностей ждет нас на этом пути, сразу не перечислишь! Ведь закрепление понятий нашей речи за какими-то определенными структурами и процессами нашего организма равносильно умению сознательно управлять этими структурами и процессами. Вызывая в сознании (или держа в подсознании) то или иное понятие, мы автоматически будем влиять на связанные с ним структуры и процессы. А, учитывая, что половина этих понятий (а именно, те, которые описывают физическую, биохимическую и т.д. структуру нашего организма) распределена по нашему организму "абы как", то они неизбежно должны вступить в конфликт с теми понятиями, которые закреплены за определенными структурами и процессами. Внешне это будет проявляться различными физиологическими и психологическими расстройствами.
Решение этой проблемы, вобщем-то, очевидно - это разграничение структур и процессов в нашем организме на закономерные и хаотические. Если те понятия, для которых мы хотим, чтобы они имели постоянную локализацию в нашем организме, закрепить за закономерными структурами и процессами и постоянно подкреплять эту локализацию гипнотическим внушением, то постепенно все прочие понятия (в том числе понятия, описывающие физическую, биохимическую и т.д. структуру нашего организма) вытесняется в область хаотических структур и процессов или вообще исчезнут, забудутся нами. При этом не исчезнут те прочие понятия, которые будут постоянно использоваться нами. Например, понятия, описывающие физическую, биохимическую и т.д. структуру нашего организма, поскольку именно эти понятия позволяют закреплять другие понятия за строго определенными структурами и процессами. 9 Или понятия, делающие нашу речь неопределенной (неконкретной) и ложной...
Все прочие способы организации понятий в нашем подсознании, в принципе, вписываются в рамки данной организации. Так, например, деление понятий по уровням сложности (т.е. на первозданное состояние психики, первичные недифференцированные понятия и т.д.) должно соответствовать общности структур и процессов в нашем организме. Первозданная психика должна охватывать все без исключения структуры и процессы, первичные недифференцированные понятия должны уже как-то отграничивать эти структуры и процессы друг от друга и т.д., вплоть до высших абстрактных понятий. При этом должна учитываться и качественная специфика понятий. Данную специфику, думаю, лучше связать с разграничением процессов в нашем организме, а сложность понятий - с разграничением структур. То же самое должно происходить и с комплексами понятий.
Главное требование к подобной организации понятий в нашем подсознании состоит в том, чтобы их речевая реализация не входила в конфликт со структурами и процессами в нашем организме. Как именно это нужно делать - сегодня трудно сказать. По всей видимости, это будет выясняться в ходе экспериментов по гипнотическому внедрению в наше подсознание разных научных понятий и разных способов их организации в нашем подсознании. Будут на этом пути и неудачи (вплоть до несчастных случаев), но будут и удачи. Сегодня я могу сказать лишь одно - именно на этом пути можно установить строгое соответствие между наукой и религий, наукой и искусством. Данное соответствие "выскочит" в виде творческих озарений людей, над которыми будут ставиться эти эксперименты. "Выскочит" за счет самой самосогласованности нашей психики и физиологии!
Известно, что профессиональные актеры умеют управлять смыслом своей речи даже на пределе накала эмоций, тогда как речь обычного человека в этом случае, как правило, превращается в нечленораздельные звуки. В то же время известно, что часто профессиональные актеры внутренне "выгорают", и их актерство сводится к профессиональным навыкам эмоционального поведения, не сопровождающимся внутренней эмоциональностью. Попросту говоря, такие актеры умеют хорошо притворяться, что испытывают те или иные эмоции. Такой результат является закономерным следствием физиологической несогласованности их речи и их эмоций. По этой же причине на пределе накала эмоций речь обычного человека превращается в нечленораздельные звуки.
Так вот, еще более худшие последствия может иметь несогласованность нашей обычной речи с ее подсознательной математической составляющей при включении у нас соответствующего рефлекса. Такая несогласованность будет вызывать, в лучшем случае, нарушение физиологических процессов в нашем организме, а в худшем случае - повреждать структуры организма, что будет приводить к соответствующим физиологическим и психологическим расстройствам. Это поначалу, а затем понятия, имеющие постоянную локализацию в нашем организме, будут утрачивать связь с теми структурами и процессами, за которыми были закреплены, и распределяться в нашем организме хаотически или вообще забываться. То же самое происходит и при эмоциональном "выгорании" профессиональных актеров.
Таким образом, умение правильно произносить истинные имена предметов не так уж и безопасно. Или, как минимум, не так уж универсально. Оно ограничивается только таким его применением, которое сохраняет само это умение и не вызывает физиологических и психологических расстройств. Однако не нужно думать, что на этом на магии можно поставить крест. Если разработать определенные правила управления своим подсознанием, то все эти ситуации можно будет разрешать, сохраняя данное умение и не вызывая у себя никаких расстройств. А, учитывая, что данное умение позволяет разрешать эти ситуации гораздо точнее, нежели обычные навыки общения (вспомните тех же профессиональных актеров!), то предпочтительнее оказывается уже оно. Просто в этом деле, как и в любом другом, нужна правильная технология.
*************************************
9 Вообще говоря, весь объем научных знаний нам не понадобится. Подробные знания нам понадобятся только в какой-то одной области магической деятельности, а в остальных случаях нам понадобится только некий каркас этих знаний, позволяющий быстро их наращивать при необходимости. Именно этот каркас и нужно в первую очередь закладывать нам в подсознание в помощью гипноза. Но пока не ясны его контуры, я не стал говорить об этом.
Есть еще одно добавление - недавно додумался. Эти знания должны представлять не столько теории предметов и процессов, сколько технологии этих предметов и процессов, т.е. быть прикладными.
7
Особо хочу отметить тот момент, что каждое магическое заклинание с физиологической точки зрения представляет собой условный раздражитель, призванный вызывать у мага соответствующий рефлекс (т.е. переводить его в паранормальное состояние и осуществлять само магическое воздействие). В сказке Урсулы Ле Гуин 10 этот рефлекс представлен только сознательно произносимыми словами, о его подсознательной составляющей автор не говорит почти ничего. Сейчас я могу уже сказать, что сознательно произносимые слова - это всего лишь условные раздражители, и не более того; никаким самостоятельным магическим смыслом они не обладают. Сознательно произносимые слова - это операторы, управляющие подсознанием мага, в котором и находятся настоящие магические заклинания, способные творить материальные чудеса.
Такими же условными раздражителями являются и магические книги в сказке Урсулы Ле Гуин. (В эти книги маги записывали составленные и проверенные ими на практике истинные имена предметов и явлений). Отличие этих раздражителей от предыдущих заключается в том, что они являются внешними по отношению к магу, т.е. не говорятся (или делаются - если это какие-то другие телодвижения), а воспринимаются им зрительно. Но они представляют собой те же операторы, управляющие подсознанием мага, в котором находятся настоящие магические заклинания. Воздействуя на сознание, эти раздражители запускают в организме мага соответствующий рефлекс, который заранее был заложен в его подсознание. Без этого рефлекса они не оказали бы на его организм никакого воздействия, а значит и не позволили бы осуществить магическое действо. (Есть, правда, одна оговорка - в эти книги должна записываться также структура подсознательных рефлексов, отвечающих за магическое действо. 11
Именно этот момент не учитывают современные маги в своей "магической практике". Они полагают, что, обладая старинными манускриптами, исписанными каббалистическими символами, и зная тот смысл, который вкладывали в эти символы авторы данных манускриптов, можно творить материальные чудеса. Как бы не так! Прежде, чем они смогут творить такие чудеса, их подсознание должно быть соответствующим образом организовано; как минимум, в него должны быть заложены рефлексы, вызывающие у них необходимое психическое состояние. Если связать эти рефлексы с каббалистическими символами (т.е. сделать эти символы условными раздражителями), то - да, они смогут творить такие чудеса. Хотя я сомневаюсь, что в свое время данные символы составлялись так, чтобы правильно организовывать подсознание их авторов. Скорее всего, они были продуктом примитивной фантазии этих авторов, весьма далекой от науки. А это означает, что даже если связать их с нужными рефлексами, эффективность такой магии будет низкой из-за неоптимальной структуры речи, составленной из данных символов. 12
А сейчас предлагаю вспомнить такие атрибуты восточных психотехник, как мантры, янтры и асаны. 13 Как вы думаете, что они собой представляют с точки зрения физиологии? А представляют они те же условные раздражители, призванные вызывать в нашем организме соответствующие условные рефлексы. Мантры - это голосовые раздражители, произносимые самим человеком и имеющие определенную тембровую и мелодическую структуру; янтры - это внешние зрительные раздражители в виде графических рисунков, схем или букв; асаны - это телесные раздражители, проделываемые самим человеком и представляющие собой различные позы. Все эти раздражители призваны вызывать в нашем организме соответствующие рефлексы, т.е. то или иное психическое и физиологическое состояние. Но как эти раздражители сегодня используются? Крайне неэффективно! По сути дела, они используются только для выработки у нас данных рефлексов, а сами рефлексы используют только высшие йоги, поскольку только у них хватает терпения довести эту выработку до конца. Объясняется это тем, что вырабатываются эти рефлексы крайне неэффективным способом - с помощью аутотренинга (т.е. с помощью сосредоточения на том или ином психическом и физиологическом состоянии во время действия этих раздражителей). Такая методика является насмешкой над учением Павлова! Она пытается вызвать у нас безусловные рефлексы (!), причем вызвать не с помощью безусловных раздражителей, соединяемых с нужными условными раздражителями, а с помощью условных же раздражителей, имеющих весьма отдаленное отношение к данным рефлексам. Неудивительно, что уровня высших йогов с помощью такой методики достигают лишь единицы.
Нет, я не буду утверждать, что такое положение сохранялось всегда. Допускаю, что в глубокой древности существовало вполне научное объяснение воздействия на наш организм всех этих раздражителей (я имею в виду мантры, янтры и асаны), а само это воздействие тренировалось намного более эффективными методами. Но в том-то и дело, что сегодня от этих методов сохранилась одна лишь вера людей в то, что когда-то эти методы творили чудеса с психикой и физиологией человека. Весь свой сложный научный смысл они утратили, не говоря уже о рефлекторной связи данного смысла с физиологией нашего организма. Вот и получается, что современные йоги оперируют с одними только УСЛОВНЫМИ раздражителями, не понимая их УСЛОВНОГО смысла. Каждый из них отыскивает этот смысл самостоятельно и находит свой собственный смысл, причем находит с огромным трудом, а чаще не находит его вообще.
Вобщем, по всему выходит, что будущая научная магия окажется не такой уж и чудодейственной, как это описывается в романах фэнтэзи. Если для осуществления магического воздействия необходима специальная организация подсознания мага и, прежде всего, выработка у него целого комплекса условных рефлексов, то ясно, что одно лишь знание им магических формул ничего ему не дает. Для того чтобы эти формулы начали действовать, их нужно связать со специальной организацией подсознания мага, причем такая организация гарантирует пока только одно - переведение самого мага в паранормальное состояние. Эффективность магического воздействия она не гарантирует, поскольку для этого нужно перевести в паранормальное состояние еще и объект магического воздействия, а это сделать гораздо труднее, особенно, с неживыми объектами. И даже с живыми объектами, если они активно сопротивляются такому воздействию...
*************************************
10 И вообще во всех фэнтэзийных описаниях практического применения магии.
11 Есть, правда, одна оговорка - в эти книги должна записываться также структура подсознательных рефлексов, отвечающих за магическое действо. Но само по себе описание этой структуры еще не обеспечивает такое действо, сначала это описание должно быть заложено в подсознание мага, после чего только это действо станет возможным. Такие магические книги предназначены не для практической магии, а для обучения людей практической магии.
12 Есть только одно исключение из этого правила - встречная помощь в осуществлении магического действа из миров инфрафизики. При этом правильность выполнения магического действа уже не играет роли, а играет роль открытость психики мага для инфрафизического воздействия. Причем сам факт такой помощи может совершенно ускользнуть от сознания мага, который будет считать, что пользуется только своей магической силой. Демоны любят такие шутки и любят использовать таких самоуверенных дураков. Провидение никогда не прибегает к подобным шуткам.
13 А также мудры как частный случай асан.
8
С живыми объектами дело обстоит намного проще. Для того чтобы принудительно перевести их в паранормальное состояние, нужно всего лишь установить с ними хороший эмпатический контакт. Тогда одно лишь наличие у мага нужной организации подсознания позволяет ему творить с психикой объекта воздействия то же самое, что и со своей психикой. Но это верно только в том случае, если объектом магического воздействия является другой человек. Или, как минимум, другое высшее животное. А как установить эмпатический контакт, скажем, с насекомыми? Или с бактериями... Хотя тоже ведь живые организмы!
И все же я рискну утверждать, что эмпатический контакт можно устанавливать даже с такими организмами. Не буду обосновывать это утверждение, но при необходимости могу сделать это в полемике по статье. Здесь же только скажу, что это утверждение допускает научную магию в биологической цивилизации, в которой паранормальные способности станут достоянием всех без исключения живых организмов - от самых высших до самых низших. В такой цивилизации магическое действо станет неотъемлемым элементом любого общения и любой социальной деятельности.
Более того, рискну утверждать, что в паранормальном состоянии человек может устанавливать эмпатический контакт даже с неживой материей! Такой контакт ничем принципиально не отличается от эмпатического контакта с низшими живыми организмами. Разница в том, что живые организмы могут активно откликаться на этот контакт, а неживая материя может только пассивно следовать внешнему воздействию. Хотя, с другой стороны, в магическом действе от живых организмов требуется то же пассивное следование внешнему магическому воздействию. Если же они активно сопротивляются этому воздействию, то магическое действо еще более затрудняется.
Основная трудность магического воздействия на неживую материю определяется тем, что она не способна входить в паранормальное состояние тем же способом, каким входят в него живые организмы. Дело в том, что предположение о материальности нашей психики допускает, что понятия, как обособленные объекты нашей психики, могут оказывать физическое воздействие на внешние объекты, в том числе, на неживую материю. Причем это воздействие может быть и таким, что будет принудительно переводить данную материю в паранормальному состоянию. Вопрос лишь в структуре этого воздействия. Обычная смысловая структура понятий еще не обеспечивает это воздействие; здесь важна именно физическая структура данных понятий, как обособленных объектов нашей психики, а смысловая структура может служить только маркером, своеобразным знаком, позволяющим нам оперировать с этим понятием. Точно также мы оперируем со словами нашей речи, хотя конкретное воздействие на нашу психику оказывают не сами эти слова, а их смысловая структура.
Для того чтобы сделать этот механизм более понятным, достаточно сказать, что понятия, способные переводить неживую материю в паранормальное состояние, представляют собой биополевые фантомы, внедряемые магом в данную материю и изменяющие ее физическое состояние нужным образом. Такие (точнее, подобные) фантомы современные маги уже могут создавать. Проблема в том, что ощутимое воздействие эти фантомы могут оказывать только на живую материю, а на неживую материю они воздействуют чрезвычайно слабо. Объясняется это тем, что основное внимание современные маги уделяют не физической, а смысловой структуре данных фантомов, полагая их тождественными, а это не так. Именно поэтому воспринимать воздействие данных фантомов могут только высшие живые организмы, да и то только те, у которых развито соответствующее восприятие. Низшие организмы и неживая материя реагируют на этих фантомов только тогда, когда оно случайно обретает необходимую физическую структуру.
Кстати, биополевые фантомы необходимы при магическом воздействии не только на неживую, но и на живую материю. Поскольку последняя может активно сопротивляться этому воздействию, то для получения магического эффекта нужно сначала нейтрализовать ее волю. Эту задачу могут выполнять те же биополевые фантомы. Особенно актуальна эта задача при оказании магического воздействия на высших живых организмов, имеющих развитую волю. 14 Чем ниже на эволюционной лестнице стоят эти организмы, тем ближе их воля к "воле" неживой материи.
Биополевые фантомы - это своеобразная форма жизни, которая может быть связана с любым материальным носителем. Например, она может быть связана с высшими живыми организмами; в этом случае она будет выступать в качестве дополнительных психических объектов и, в частности, в качестве понятий нашей речи. Она может быть связана и с низшими живыми организмами; в этом случае она будет отвечать за необычное поведение данных организмов, например, за их разумность. 15 Наконец, она может быть связана с неживой материей, например, со звуками нашей устной речи или со знаками нашей письменной речи. В этом случае она будет оказывать дополнительное (помимо смыслового) психическое, физиологическое и физическое воздействие на людей, воспринимающих эти звуки и знаки. 16 В общем случае эта форма жизни может облегчать, затруднять или просто изменять обычное общение между людьми.
*************************************
14 Помните в "Розе Мира" волевое оружие братьев синклитов, парализующее демонов? Полагаю, что это оно и есть.
15 В статье "Просветление природы" (в главе "Магия. Оборотни") я называю эту разумность "потенциальной".
16 Именно так могут быть созданы колдовские книги, чтение которых автоматически позволяет творить материальные чудеса. Проблема в том, что без той же специальной организации подсознания эти чудеса гарантированно оборачиваются несчастными случаями.
9
В заключение статьи хочу привести одну свою гипотезу, согласно которой сверхспособности человека имеют в своей основе психическое управление его ДНК. 17 Причем это только самая общая характеристика механизма сверхспособностей. Более конкретная его характеристика состоит в том, что наша психика может управлять ДНК через спирализацию и деспирализацию гомологичных хромосом. 18 В деспирализованном состоянии эти хромосомы осуществляют (на генах) синтез ферментов, а в спирализованном - обеспечивают деление клеток. В рабочем состоянии (т.е. при синтезе ферментов) хромосомы частично спирализованы, 19 а частично деспирализованы, причем распределение этой спирализации и деспирализации между гомологичными хромосомами у обычного человека имеет хаотический характер. Так вот, моя гипотеза основывается на том, что сверхспособности возникают у человека при строгом разграничении процессов спирализации и деспирализации между гомологичными хромосомами (т.е. одна из этих хромосом должна быть полностью спирализована, а другая - полностью деспирализована).
Соображения, на которых я основываю это предположение, состоят в том, что при спирализации хромосомы поглощают из клеточной жидкости большое количество ионов, которые становятся как бы центрами закручивания звеньев ДНК друг относительно друга. Это наиболее достоверная часть данных соображений, остальное не подтверждено пока что ничем. Так, я полагаю, что кроме поверхностных зон электронной проводимости в веществе могут образовываться и глубокие зоны, обеспечивающие как дополнительные молекулярные связи между атомами, так и дополнительные электронные токи. Данные связи замыкаются между атомами, находящимися на макроскопическом расстоянии друг от друга (причем, чем глубже зона, тем больше расстояние между атомами), а данные токи, если проецировать их на обычное пространство-время, имеют скорость, сравнимую со скоростями частиц в ускорителях.
Согласно зонной теории, частота перехода электронов, находящихся на глубоких уровнях энергии атома, к другим атомам ничтожно мала, поэтому такие электроны ведут себя в веществе практически также, как в изолированных атомах. Но я полагаю, что при определенных условиях величина потенциального барьера таких уровней энергии может уменьшаться, в результате чего в веществе все же могут образовываться глубокие зоны электронной проводимости. В качестве таких условий может выступать согласованное электромагнитное возбуждение глубоких уровней энергии атомов, что само собой подразумевает необходимость особой структуры вещества. Принцип здесь тот же, что и в оптических квантовых генераторах, но задачи другие, а именно - образование дополнительных молекулярных связей в глубоких зонах вещества и дополнительных электронных токов в этих зонах. Кроме того, при рыхлой структуре вещества в поверхностных зонах образование в нем широких глубоких зон может приводить к особому макроскопическому (макроквантовому?) движению этого вещества и связанных с ним веществ. 20
Так вот, я полагаю, что поглощение спирализующейся ДНК большого количества ионов сопровождается разворачиванием в формирующейся хромосоме (или глыбке хроматина) глубоких зон электронной проводимости. Каким-то образом ДНК возбуждает глубокие уровни энергии этих ионов, а особая структура ДНК согласовывает это возбуждение у разных ионов. Дальше начинается цепная реакция: возникшие глубокие зоны запускают очередной виток сворачивания ДНК, после чего оно поглощает новую порцию ионов, возбуждает в них глубокие уровни энергии и т.д. Завершающей стадией такого организованного движения внутриклеточного вещества является деление клеток, а в случае эмбрионального развития - морфогенез органов эмбриона, т.е. макроскопическое проявление этого движения. И я полагаю, что макроскопический характер этого проявления обусловлен именно тем, что при эмбриогенезе в той или иной мере выполняется условие разграничения процессов спирализации и деспирализации между гомологичными хромосомами. Скорее всего, оно выполняется не для всех хромосом и не для всех клеток сразу, иначе бы мы наблюдали при эмбриогенезе аномальные явления...
Вы спросите, причем тут наша психика? Когда-то я полагал, что ее материальную природу составляют те поля, которые "заполняют" глубокие зоны вещества. Сейчас я склоняюсь к тому, что поля, "заполняющие" глубокие зоны вещества, связаны лишь с нашим эфирным телом, а остальные наши тела уходят в ядерную структуру материи. Причем эфирное тело именно связано с полями, "заполняющими" глубокие зоны вещества, но не тождественно им. Материя нашей психики - это материя волновых функций частиц Энрофа, в том числе, квантов физических полей, но не сами эти частицы и кванты. Развивать эту тему здесь я не буду, чтобы не загромождать статью техническими подробностями. Скажу лишь только, что это объясняет, почему для развития у нас паранормальных способностей нужна правильная организация нашей психики. Такая организация оказывает прямое воздействие на ДНК, прежде всего, на его спирализацию, как макроквантовое явление...
Вот, собственно, и все. Остались нераскрытыми многие интересные темы (не говоря уже о технических подробностях), но это как-нибудь в другой раз...
*************************************
17 Сразу же хочу предупредить, что против этой гипотезы есть серьезные возражения. Один специалист-биолог в переписке со мной сказал, что структура ДНК очень устойчива и не поддается воздействию даже сильных кислот. Так что поверить в то, что одно лишь психическое усилие может управлять ДНК очень трудно. Пока что мне ответить на это нечего, по крайней мере, ничего существенного...
18 Как известно, все хромосомы (за некоторыми исключениями) в организме живых существ представлены в удвоенном варианте, за что и получили название "гомологичных".
19 Такие спирализованные участки называются "глыбками хроматина".
20 Например, к спирализации ДНК, сворачиванию белковых молекул в глобулы, организованному делению клеток, морфогенезу органов эмбриона и т.д.
КОНЕЦ
(с) Александр Изотов aka Gandalf


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница