Взаимосвязь самооценки личности и характеристик исполнительской деятельности



Скачать 342.1 Kb.
Дата14.05.2016
Размер342.1 Kb.
ТипАвтореферат


На правах рукописи

ГАЛКИНА ИРИНА АЛЕКСАНДРОВНА

ВЗАИМОСВЯЗЬ САМООЦЕНКИ ЛИЧНОСТИ И ХАРАКТЕРИСТИК ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Специальность 19.00.05 – социальная психология

(психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва - 2009


Работа выполнена в лаборатории социальной и экономической психологии

Учреждения Российской академии наук Института психологии РАН



Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор,

член-корреспондент РАН



Журавлев Анатолий Лактионович
Официальные оппоненты: доктор психологических наук

Воловикова Маргарита Иосифовна
кандидат психологических наук

Смирнова Елена Николаевна

Ведущая организация: Московский государственный университет

имени М.В. Ломоносова, факультет психологии

Защита состоится 05 октября 2009 г. в ___ час. ___ мин. на заседании Диссертационного совета Д 002.016.01 при Учреждении Российской академии наук Институте психологии РАН по адресу: 129366, Москва, ул. Ярославская, 13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Института психологии РАН

Автореферат разослан «___»____________2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат психологических наук

Андреева Е.А.




ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Интерес к изучению феномена исполнительской деятельности обусловлен изменениями, происходящими в современном обществе и организациях: гуманизацией труда, повышением значимости личностного фактора, возрастающей потребностью в квалифицированных, высокопрофессиональных работниках. В связи с этим для социальных психологов все большую актуальность приобретает проблема эффективного управления человеческими ресурсами. Обращаясь к организационной психологии, необходимо отметить, что руководство людьми и их общностями характеризуется совместностью, которая выражается прежде всего во взаимодействии руководителей и исполнителей (Журавлев, 2004). В отечественной и зарубежной психологии существует множество научных трудов, посвященных описанию руководящего звена (Кричевский, Маржине, 1991; Кунц, О’Доннел, 1981; Басс, 1990, Стогдилл, 1974, Фидлер, 1978, Грин, Митчелл, 1979; Лорд, 1991 и др.). При этом подчиненные и особенности их деятельности в большинстве случаев остаются без должного внимания и специального изучения, хотя исполнение также играет важную роль в становлении реального управленческого взаимодействия. Понятие исполнительской деятельности имеет несколько смыслов (исполнительская деятельность музыкантов, исполнительская деятельность операторов в инженерной психологии, исполнительская деятельность наряду с ориентировочной деятельностью и т.д.), поэтому необходимо уточнить, что в представленной работе речь идет об исполнении поручений, указаний и т.п. руководителей в управленческом взаимодействии.

Проблемой данного исследования является изучение личностных феноменов, связанных с характеристиками исполнительской деятельности. Существует множество различных факторов, оказывающих влияние на специфику исполнительской деятельности, однако в данной работе нас интересуют прежде всего психологические особенности личности исполнителей, поскольку значение личностного фактора в любой деятельности очень велико. Как известно, формируясь и развиваясь в процессе жизнедеятельности индивида в обществе, психологические свойства его личности в свою очередь накладывают определенный отпечаток на его поведение. Это проявляется в стиле деятельности и общения с другими людьми. Специфический для данной личности стиль оказывает определенное влияние на эффективность выполняемых ею общественных функций (Журавлев, 1976; Ломов, 1984).

Группа личностных характеристик достаточно многочисленна (уровень образования; характер трудовой мотивации; ценностные ориентации; уровень притязаний; самоотношение; лидерские качества; наличие профессиональной подготовки и т.д.), и охватить ее в пределах одной работы не представляется возможным. В нашем исследовании мы уделяем особое внимание самооценке как конструкту, имеющему «ядерный» статус в системе психологических феноменов, влияющих на особенности взаимодействия человека с окружающей его социальной средой и являющимся «основным внутренним рычагом саморегуляции поведения и деятельности» (Чеснокова, 1977, Бороздина, 1999). Исследованию роли самооценки в регуляции поведения и деятельности посвящено много научных трудов (Конопкин, 1980; Ломов, 1984 и др.). В рамках данной диссертационной работы нам представляется целесообразным рассмотреть самооценку как детерминанту особенностей социального, в частности управленческого взаимодействия именно в контексте проблемы исполнительской деятельности и ее характеристик.

Изучение самооценки в исполнительской деятельности имеет значение, как с теоретической, так и практической точки зрения. Теоретическая актуальность обусловлена тем, что исследований, посвященных взаимосвязи исполнения и самооценки, очень мало, они не систематизированы и нуждаются в более глубоком осмыслении, обобщении и анализе.

Из этого также вытекает методическая актуальность, необходимость в разработке новых способов сбора данных для изучения вышеназванных феноменов.

Практическая актуальность заключается в том, что результаты исследования могут быть использованы в качестве рекомендаций в различных областях: рекрутерами - при отборе персонала, руководителями - для повышения эффективности работы подчиненных; преподавателями - в контексте учебных курсов «Психология управления»; «Организационная психология»; «Организационное поведение» и др.

Объект исследования - 204 работника-исполнителя с высшим образованием, мужчины и женщины в возрасте от 23 до 60 лет.

Предмет исследования - взаимосвязь самооценки личности и характеристик ее исполнительской деятельности.

Целью настоящей работы является теоретическое обоснование и эмпирическое выявление взаимосвязи различных видов самооценки и характеристик исполнения. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

теоретическая:


  • осуществить теоретико-методологический анализ исследований самооценки и характеристик исполнительской деятельности в современной психологии и на его основе разработать собственные концептуальные положения.

методические:

  • разработать и обосновать программу исследования взаимосвязи самооценки личности и характеристик ее исполнительской деятельности;

  • разработать авторский вариант методик исследования профессиональной самооценки и самооценки исполнения;

эмпирические:

  • выделить социально-психологические типы исполнительской деятельности;

  • выявить взаимосвязь различных видов и уровней самооценки со свойствами и эффективностью исполнительской деятельности;

  • определить влияние социально-демографических факторов на эффективность исполнительской деятельности и особенности самооценки;

  • представить специфику оценок руководителей и самооценок подчиненных свойств исполнительской деятельности;

  • доказательно представить особенности самооценки исполнения в зависимости от ее уровня;

В соответствии с целью и задачами исследования были выдвинуты общая, частная и дополнительные гипотезы:

Общая гипотеза: типообразующие характеристики исполнительской деятельности связаны с особенностями различных видов самооценки исполнителей.

Частная гипотеза: свойства исполнительской деятельности имеют отрицательную взаимосвязь с особенностями самооценки исполнителей. С общей самооценкой исполнителя отрицательно взаимосвязана целенаправленность его исполнительской деятельности. Организованность и целенаправленность имеют отрицательную взаимосвязь с фактором «активности» в самооценке.

Дополнительные гипотезы:

1. Степень расхождения между уровнем общей и профессиональной самооценки исполнителя отрицательно коррелирует с эффективностью исполнительской деятельности: чем больше расхождение между уровнем общей и профессиональной самооценки, тем ниже эффективность деятельности.

2. Профессиональная самооценка положительно взаимосвязана с эффективностью исполнительской деятельности.

3. Существуют особые психологические закономерности оценки исполнительской деятельности: исполнители оценивают ее более дифференцированно и низко, чем оценивают их деятельность руководители.

4. Особенности самооценки и характеристики исполнения взаимосвязаны с социально-демографическими факторами.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют:


  • научные принципы комплексного и системного подходов (Б.Г. Ананьев, В.А. Барабанщиков, В.М. Бехтерев, В.П. Зинченко, Б.Ф. Ломов, В.Д. Шадриков);

  • методологические позиции деятельностного, субъектно-деятельностного и личностного подходов (К.А. Абульханова, Г.М. Андреева, М.Я. Басов, В.А. Бодров, А.В. Брушлинский, М.И. Воловикова, В.В. Давыдов, Л.Г. Дикая, А.Л. Журавлев, Д.Н. Завалишина, Е.А. Климов, А.Н. Леонтьев, А.А. Обознов, А.В. Петровский, К.К. Платонов, С.Е. Поддубный, С.Л. Рубинштейн и др.);

  • положения типологического подхода (А.Ф. Лазурский).

Теоретическими основаниями исследования являются:

- представления о самооценке как основном регуляторе деятельности, общения и взаимодействия людей (Л.И. Божович, Л.В. Бороздина, И.С. Кон, С.Л. Рубинштейн, В.В. Столин);

- представления о взаимосвязи личностных свойств и эффективности исполнительской деятельности (Э.Л. Носенко, И.И. Чеснокова, О.В. Филатова, V. Sharma, J. Mavi);

- представления о роли самооценки личности в контексте проблемы компетентности (J. Brockner, L.A. Clark, D. Watson, L.D. Cohen, H. Heckhausen, J.B. Schneewind);



- представления о характеристиках исполнительской деятельности, ее основных типах, а также факторах их формирования (А.Л. Журавлев, В.А. Мальцев, В.А. Хащенко, В.М. Шепель).

Методическая организация исследования. Для сбора эмпирических данных использовались следующие методы и методики: методика исследования общей самооценки «Реальная и идеальная самооценка» (А.А. Реан и Я.Л. Коломинский); методика «личностный дифференциал»; методика исследования типообразующих характеристик исполнительской деятельности (А.Л. Журавлев); методика исследования эффективности исполнительской деятельности (О.В. Филатова); авторские варианты методик исследования профессиональной самооценки и самооценки исполнения; социальный портрет коллектива.

Математико-статистический анализ осуществлялся при помощи программы «Статистика 6.0». Для проверки наличия и особенностей связи между исследуемыми переменными использовался коэффициент корреляции Гамма и коэффициент ранговой корреляции Спирмена; для разделения испытуемых на группы - кластерный анализ; для проверки структуры взаимосвязей переменных - факторный анализ; для выявлений различий - t-критерий Стьюдента, критерий Вилкоксона, АNOVA и χ2.; для выявления влияния исследуемых переменных - регрессионный анализ. Данные проверялись на нормальность распределения.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивалась глубиной теоретического анализа, адекватностью программы исследования поставленным цели и задачам, репрезентативностью выборки, использованием математико-статистических методов.

Новизна результатов исследования. В диссертационной работе установлена взаимосвязь разных видов самооценки с типообразующими характеристиками (свойствами) и эффективностью исполнительской деятельности. Эмпирическим путем выделяются новые, не входящие в уже существующую квалификацию типы исполнения. В контексте проблемы исполнительской деятельности выявлен новый вид самооценки – самооценка исполнения. Впервые выделяются и изучаются ее составляющие, а также их взаимосвязь с эффективностью исполнения, социально-демографическими факторами и с другими видами самооценки.

Практическая значимость диссертационной работы заключается в следующем:

  • результаты исследования могут быть использованы для оптимизации взаимодействия исполнителей и руководителей;

  • полученные результаты можно применять в профессиональных и личностно-ориентированных тренингах, а также при решении задач профессиональной консультации, отбора, подготовки, переподготовки персонала в самых разных областях профессиональной деятельности.


Апробация и внедрение результатов исследования. Теоретические и эмпирические результаты исследования обсуждались на заседаниях лаборатории социальной и экономической психологии Института психологии РАН в 2005-2009 гг.; на научных конференциях в 2007 году: «Юбилейная научная конференция, посвященная 35-летию Института психологи РАН и 80-летию со дня рождения Б.Ф. Ломова»; «Конференция, посвященная 100-летию со дня рождения Б.Г. Ананьева»; Международная конференция молодых ученых «Психология – наука будущего» (г. Москва); в 2008 году: II Всероссийская научно-практическая конференция «Человек и мир: социальные миры изменяющейся России» (г. Ижевск) и конференция «Познание в структуре общения» (г. Москва). Основные результаты исследования отражены в публикациях автора.
Положения, выносимые на защиту

1. Различные виды самооценки (общая самооценка, профессиональная самооценка, самооценка исполнения, факторы «самоуважения», «активности» и «силы») достоверно взаимосвязаны с типообразующими характеристиками исполнения, к которым относятся целенаправленность, заинтересованность, самостоятельность, организованность, ответственность, компетентность, креативность.

2. Эффективность исполнительской деятельности связана с особенностями различных видов самооценки. Эффективность исполнения положительно взаимосвязана с профессиональной самооценкой и отрицательно – со степенью расхождения между уровнем общей и профессиональной самооценки. В зависимости от уровня самооценки исполнения ее влияние на эффективность исполнительской деятельности определяется самооценками различных свойств исполнения.

3. В системе самооценок личности существует особый вид самооценки - «самооценка исполнения», имеющая специфическую природу и отличающаяся своими характеристиками от традиционно изучаемой в социальной психологии и психологии труда – профессиональной самооценки. В зависимости от уровня самооценки исполнения подчиненные в процессе самооценивания опираются на разные группы свойств исполнения.



4. Существуют особые психологические закономерности самооценки и оценки исполнения, заключающиеся в том, что исполнители оценивают свое исполнение более дифференцированно и низко, чем оценивают их деятельность руководители. Руководителями исполнительская деятельность оценивается целостно, при оценке они менее дифференцируют отдельные свойства исполнения, давая при этом более высокую оценку особенностей деятельности своих подчиненных.

Структура работы. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав - одной теоретической и двух эмпирических, заключения и выводов, списка литературы и приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении определена актуальность проблемы, выделены цель, задачи, предмет и объект исследования, сформулированы гипотезы, положения, выносимые на защиту, научная новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава посвящена теоретическому анализу проблем самооценки и исполнительской деятельности в отечественной и зарубежной психологии.

В первом параграфе рассматривается самооценка как объект изучения в психологии. Анализируются виды самооценки, ее место в структуре самосознания, механизмы становления профессиональной самооценки, роль самооценки в контексте самоэффективности. В данной работе мы рассматриваем самооценку как особое образование самосознания личности, результат обобщающей работы в сфере самопознания и эмоционально-ценностного отношения к себе. Это оценка личностью самой себя, своих качеств и возможностей, особенностей совершаемых действий и поступков, своего места среди других людей. В современной психологии самооценка является предметом многочисленных исследований. В трудах отечественных психологов наиболее полная разработка данной проблематики представлена в исследованиях Б.Г. Ананьева, Л.И Божович, И.С. Кона, М.И. Лисиной, А.И. Липкиной, В.В. Столина, Е.В. Шороховой и других. В зарубежной психологии проблеме самооценки посвящены работы У. Джемса, Ч. Кули, Дж. Мида, Э. Эриксона, К. Роджерса и других. Этими учеными рассмотрены такие вопросы, как онтогенез самооценки, ее структура, виды, функции, возможности и закономерности формирования. В отечественной психологической науке самооценку чаще всего определяют как компонент самосознания, функционирующий как ее часть (Чеснокова, 1977; Соколова, 1989; Захарова, 1989; Бороздина, 1999). В данном параграфе нами отдельно анализируются профессиональное самосознание и профессиональная самооценка. В отличие от самосознания в целом, профессиональное самосознание специфичнее по своему содержанию. Если в общем самосознании человек осознает себя как личность, играющую различные роли в разных ситуациях, то в профессиональном самосознании на первый план выдвигается содержание, касающееся профессиональной деятельности. С целью практического изучения профессионального самосознания, учитывая функцию профессионального самосознания как средства саморегуляции профессиональной деятельности, структурное строение профессионального самосознания можно представить следующим компонентным составом: осознание профессиональной морали; осознание профессиональной нравственности; осознание себя как субъекта профессиональной деятельности; осознание и оценка отношений; осознание собственного развития во временной связи.

Отечественные ученые А.А. Деркач (1999; 2006), О.В. Москаленко (2005), Е.В. Селезнева (2006) и др. в своих работах выделяют функциональные и структурные компоненты профессионального самосознания: когнитивный, реализующийся в самопознании; мотивационный, реализующийся в самоактуализации; эмоциональный, реализующийся в самопонимании; операциональный, реализующийся в саморегуляции.

Для психологии профессиональной деятельности большое значение имеет самооценка деятельности - определение человеком своих возможностей выполнения реально осуществляемой или будущей деятельности. Общая профессиональная самооценка - обобщенная оценка себя как профессионала. Роль самооценки в обеспечении оптимальной саморегуляции деятельности возрастает по мере усложнения деятельности и роста профессионализма. В профессиональной деятельности отказываются важными все основные параметры самооценки: устойчивость, высота самооценки и ее адекватность.

Профессиональная самооценка может быть также рассмотрена как важнейший элемент в структуре профессиональной Я-концепции личности. В психологии принято выделять две формы Я-концепции – реальную и идеальную. Возможны и более частные ее виды, например, профессиональная Я-концепция личности или Я-профессиональное. В свою очередь, профессиональная Я-концепция личности также может быть реальной и идеальной. Реальная и идеальная профессиональная Я-концепции не только могут не совпадать: в большинстве случаев они различаются. Расхождение между реальной и идеальной профессиональной Я-концепцией может приводить как к негативным, так и позитивным последствиям. С одной стороны, рассогласование между реальным и идеальным «Я» может стать источником серьезных внутриличностных конфликтов. С другой стороны, несовпадение реальной и идеальной профессиональной Я-концепции является источником профессионального самосовершенствования личности и стремления к ее развитию. Можно сказать, что многое определяется мерой этого рассогласования, а также его внутриличностной интерпретацией.

В структуре самооценки вообще и профессиональной самооценки в особенности целесообразно отметить: а) операционально-деятельностный и б) личностный аспекты. Операционально-деятельностный аспект самооценки связан с оценкой себя как субъекта деятельности и выражается в оценке своего профессионального уровня (сформированности умений и навыков) и уровня компетентности (системы знаний). Личностный аспект профессиональной самооценки выражается в оценке своих личностных качеств в связи с идеалом образа «Я-профессионального». Самооценка по этим двум аспектам не обязательно должна быть согласованна. Рассогласованность самооценки по операционально-деятельностному и личностному аспектам влияет на профессиональную успешность и профессиональное развитие.

Также в профессиональной самооценке обычно выделяют: а) самооценку результата и б) самооценку потенциала. Самооценка результата связана с оценкой достигнутого и отражает удовлетворенность / неудовлетворенность своими достижениями. Самооценка потенциала связана с оценкой своих профессиональных возможностей и отражает, таким образом, веру в себя и уверенность в своих силах. Низкая самооценка результата не всегда свидетельствует о «комплексе профессиональной неполноценности». Напротив, низкая самооценка результата в сочетании с высокой самооценкой потенциала часто является источником профессионального саморазвития. Указанный самооценочный паттерн лежит в основе позитивной мотивации саморазвития и коррелирует с социальным и профессиональным успехом личности (Поддубная, 2005).

В теоретическом и прикладном плане важно изучать не просто недиференцированную самооценку, а конкретные ее составляющие и их соотношение. Именно с самооценочными паттернами, а не с упрощенной обобщенной самооценкой связаны объяснительные механизмы профессиональной успешности и динамичного профессионального развития личности (Реан, Коломинский, 1999).

Во втором параграфе проводится теоретический анализ феномена исполнительской деятельности: описываются общие представления об исполнительской деятельности, свойства и типы исполнения (Баринова, 2005, Журавлев, 1982, Мальцев, 2002, Шепель, 1984 и др.). Рассматриваются факторы формирования этих типов, к которым относятся: тип организации, характеристики организации совместной трудовой деятельности, социально-демографические и социально-психологические характеристики трудового коллектива, психологические особенности личности, методы и стиль руководства, ситуационные факторы (характеристики обстоятельств сложившейся управленческой ситуации, и конкретных указаний и поручений выполнения руководителя).

В третьем параграфе представлена проблема взаимосвязи самооценки и других факторов с особенностями деятельности. Проанализировав состояние исследований, направленных на изучение взаимосвязи исполнительской деятельности с личностными факторами, можно сказать, что в последнее время данная проблематика приобретает все большую актуальность, как в зарубежной, так и в отечественной науке. Так, в современной психологии изучается корреляция исполнительской деятельности и рефлексивности (Филатова, 2005), исследуется роль самооценки в эффективности труда (Branden, 1969; Martin, 1976; Чеснокова, 1977; Носенко, 1998; Sharma, Мavi, 2001 и др.).

Существуют также работы, посвященные изучению роли самооценки в решении проблемы компетентности. Эмпирические исследования в этой области можно разделить на три основные группы. Первая и, пожалуй, самая большая группа – это исследования, показывающие, что чем выше уровень самооценки, тем выше компетентность личности (Cohen, 1968; Zimbardo и Pilkonis, 1979; Heckhausen, 1980; Щетински и Паспаланов, 1980; Clark&Watson, 1991; Толорадова, 2002). Ко второй группе относят исследования, в которых постулируется положительное влияние низкой самооценки на компетентность (Wells и Marwell, 1976; Hiebsch и Vorwerg 1980; Brockner, 1983). Третья группа – это исследования, в которых делается вывод, что высокая компетентность личности сопровождается средним уровнем самооценки (Schneewind, 1977), крайне высокий же уровень самооценки связывается с полным отсутствием самокритичности, а крайне низкий уровень – с выраженной депрессивностью.

В рамках данной проблематики также анализируется работа О.В. Филатовой (2005), в которой изучалась взаимосвязь рефлексии и исполнительской деятельности. Исходя из полученных результатов, автор делает следующие выводы: при возрастании рефлексивности, которая определяется как психологическое свойство личности, обеспечивающее контроль и регуляцию в системе «человек – жизненная ситуация», увеличивается эффективность исполнительской деятельности (успешное выполнение субъектом задач, поставленных руководителем). Однако после достижения определенного уровня в группе высокорефлексивных исполнителей наблюдается стабилизация данного показателя.

В выводах по первой главе представлены постановка проблемы эмпирического исследования, основные концептуальные представления и концептуальная схема исследования особенностей самооценки и характеристик исполнительской деятельности.

Вторая глава посвящена эмпирическому исследованию особенностей самооценки и характеристик исполнительской деятельности. В первом параграфе рассматривается проблема методов исследования самооценки и исполнительской деятельности в психологии. Классифицировать методы исследования самооценки достаточно сложно, так как синтез существующих методик не позволяет отнести их к определенной группе. Однако в ряде работ предприняты попытки осуществить их. Методы исследования самооценки были разделены на прямые, косвенные, экспериментальные и психосемантические. Как справедливо отмечается, указанная классификация достаточно условна, поскольку многие методики представляют собой своеобразный синтез.

Арсенал методов исследования исполнительской деятельности невелик. Исполнительская деятельность изучалась инженерными психологами в контексте проблемы индивидуальных стилей деятельности. Основными методами являлись - наблюдение, анкетирование, беседа, экспертный опрос. Во второй половине 20 века исполнительская деятельность начала изучаться в социальной психологии - появились методики исследования свойств исполнения и типов исполнения, эффективности исполнения, мотивации труда, факторов регуляции поведения и деятельности подчиненного.



Во втором параграфе приводится программа эмпирического исследования: основные и вспомогательные задачи, методический инструментарий, процедура исследования, а также характеристика испытуемых.

В третьем параграфе в соответствии с поставленными методическими и эмпирическими задачами дается описание методик проведенного эмпирического исследования.

В четвертом параграфе представлены первичные результаты эмпирического исследования особенностей самооценки и исполнительской деятельности. В результате эмпирического исследования было установлено, что у большинства респондентов преобладают высокие показатели, как по общей, так и по профессиональной самооценке. Самооценка исполнения в целом оказалась ниже профессиональной и общей самооценки, т.е. среди наших исполнителей больше всего респондентов с низкой самооценкой исполнения и меньше всего с высокой самооценкой исполнения. Также нами были получены следующие значения факторов самооценки: в самооценке высокие значения имеет фактор «самоуважения», а средние значения зафиксированы у факторов «активности» и «силы». Исследовав значения типообразующих характеристик исполнительской деятельности, мы выявили высокие показатели у таких свойств исполнения, как целеустремленность, заинтересованность, самостоятельность, организованность, ответственность, компетентность, а средние показатели были отмечены у креативности. Наконец, необходимо отметить еще один полученный нами результат - у большинства респондентов эффективность деятельности была оценена руководителями как высокая.

Третья глава посвящена изучению взаимосвязи различных видов самооценки и характеристик исполнительской деятельности.

В первом параграфе излагаются результаты, полученные при решении задачи, заключающейся в выявлении взаимосвязи самооценки, свойств исполнительской деятельности и эффективности исполнения.

Оказалось, что общая самооценка имеет значимую отрицательную взаимосвязь с целенаправленностью исполнения (r = - 0,153, при p<0,05) Получается, исполнитель, имеющий высокий уровень самооценки, не всегда четко выполняет все цели, поставленные перед ним руководством, так как имеет собственное мнение по поводу целесообразности определенных заданий. Следовательно, можно предположить, что высокая общая самооценка в определенной степени является тормозом в развитии и проявлении такого свойства исполнения, как целенаправленность. Исполнитель уверен в себе, поэтому может ставить под сомнение некоторые указания, данные ему начальством, и не следовать им.

Фактор «силы» в самооценке имеет отрицательную взаимосвязь с креативностью исполнения (r = – 0,138). Нами была также выявлена отрицательная взаимосвязь (на статистически значимом уровне) между фактором «активности» в самооценке и такими свойствами исполнения, как целенаправленность (- 0,144) и организованность(- 0,158). Интересно отметить, что фактор «самоуважения» вообще не коррелирует с типообразующими характеристиками исполнения. Далее рассмотрены статистически значимые взаимосвязи особенностей самооценки с эффективностью исполнения. Полученные результаты показали, что эффективность исполнительской деятельности положительно коррелирует с профессиональной самооценкой (0,114). Это согласуется с данными, полученными Sharma, Mavi, (2001), согласно которым эффективность исполнительской деятельности у испытуемых с высокой самооценкой выше, чем у испытуемых с низкой самооценкой. Этот факт достаточно очевиден. Исполнители, уверенные в своих профессиональных силах, возможностях, потенциях демонстрируют большую эффективность исполнения, чем исполнители неуверенные в своих профессиональных способностях и сомневающиеся в качестве результата своего исполнения.

Изучение взаимосвязей свойств исполнительской деятельности с ее эффективностью позволило выявить следующее. Так, оказалось, что с высокой эффективностью исполнительской деятельности положительно взаимосвязаны все показатели типообразующих свойств исполнения: целенаправленность, компетентность, самостоятельность, ответственность, заинтересованность, организованность, креативность. При этом наибольшая связь наблюдается между эффективностью деятельности и целенаправленностью (0,517) и организованностью (0,516), а наименьшая – с заинтересованностью (0,411) и креативностью (0,419) исполнения.

При расхождении высоты профессиональной и общей самооценки снижается эффективность исполнения. Этот факт может объясняться присутствием внутриличностного конфликта, который не может не оказывать определенного влияния на трудовое поведение.



Во втором параграфе определяются взаимосвязи различных видов самооценки и выделяются типы исполнения. Оказалось, что чем выше профессиональная самооценка, тем выше значения факторов «самоуважения» (0,511), «силы» (0,513) и «активности» (0,39). С общей самооценкой коррелируют факторы «активности» (0,169), «силы» (0,199) и «самоуважения» (0,222). Статистически значимая взаимосвязь между общей самооценкой и профессиональной самооценкой отсутствует, однако при увеличении расхождения высоты профессиональной самооценки и общей самооценки снижается эффективность исполнения (-0,15). В данном параграфе мы также выделили среди наших респондентов пять основных типов исполнения. Сначала мы выделили творческий, сверхнормативный и нормативный типы исполнения, свойства которых уже ранее были описаны в литературе (Журавлев, 2007). В ходе проведенного исследования нами были выявлены и новые типы исполнительской деятельности - их характеристики не вписываются в классификацию, изложенную в упоминавшейся выше работе. Мы назвали их следующим образом: «тип долженствования» (у исполнителя доминирует ответственность, а не мотивированность) и «энтузиаст» (исполнитель с высокой заинтересованностью исполнять в независимости от содержания работы).

По представленности людей в каждом типе видно, что среди респондентов явно преобладает творческий тип исполнения (Рис. 1). Мы полагаем, что это объясняется спецификой выборки, так как нашими респондентами были не рабочие, как в исследовании А.Л. Журавлева, а исполнители с высшим образованием, от которых требуется решение более творческих задач. Таким образом, креативность исполнения может объясняться как личными свойствами исполнителей, так и спецификой работы, связанной с необходимостью применения творческого подхода.





Рис. 1. Распределение респондентов по типам исполнения
В третьем параграфе анализируются взаимосвязи свойств исполнительской деятельности, а также ее эффективности с социально-демографическими факторами. Оказалось, что показатели целеустремленности, заинтересованности, ответственности, самостоятельности и компетентности исполнения положительно взаимосвязаны с возрастом и стажем респондентов. Необходимо также отметить, что эти свойства оказались выше у людей, состоящих в браке и имеющих детей. Возможно, это объясняется тем, что сотрудники, более старшие по возрасту и с большим стажем, в связи с приобретенным опытом действительно обладают лучшими показателями по сравнению с молодыми специалистами. Но можно также предположить и то, что руководители оценивают деятельность старших сотрудников выше в связи с тем, что знают их дольше и лучше, чем более молодых и недавно работающих специалистов. Полученную нами положительную взаимосвязь вышеназванных характеристик исполнительской деятельности с наличием семьи у респондентов можно также объяснить и тем, что люди, состоящие в браке, стремятся к более высокому доходу для своей семьи и детей. Соответственно, они выполняют и деятельность лучше, а также более ответственно подходят к заданиям руководства, чем люди, не обремененные семьей и детьми. Такое отношение к работе более старших и более опытных сотрудников, естественно, не может остаться незамеченным руководством.

Показатели креативности взаимосвязаны с возрастом и стажем исполнителей, а также с наличием у них детей. Это, возможно, объясняется тем, что проявление творческой активности (как известно из работ многих психологов, занимающихся исследованием креативности, способностей, мотивации, – Богоявленская, 2002; Дружинин, 2000; Пономарев, 1999 и многие др.) связано с познавательной мотивацией (а не с мотивацией достижения), с ориентацией на процесс, а не на результат. С возрастом исполнитель пытается внести что-то новое, оригинальное в результат своей работы, спасаясь, таким образом, от рутины и профессионального выгорания. Это, естественно, сказывается и на конечном результате деятельности исполнителей, что и отмечается руководителями, как повышение креативности исполнения таких сотрудников.

Организованность тоже повышается с увеличением возраста и стажа исполнителей. Интересно отметить, что в отличие от других типообразующих характеристик исполнения, организованность деятельности никак не взаимосвязана с семейным положением респондентов и наличием у них детей. Возможно, организованность - устойчивая личностная черта, на которую никак не влияют обстоятельства жизни.

Было выявлено, что эффективность исполнительской деятельности положительно коррелирует с возрастом и стажем исполнителей. Она также оказалась выше и у сотрудников с детьми. Можно предположить, что это объясняется наличием большего опыта и (или) более полной информации о давно работающих исполнителях. Эффективность исполнения также выше у исполнителей, имеющих детей. Возможно, это связано с тем, что такие работники больше вкладываются в свою работу, так как у них есть дополнительная мотивация – материальное обеспечение и повышение уровня жизни своей семьи и детей.



В четвертом параграфе анализируется взаимосвязь самооценки исполнителей с социально-демографическими факторами. Общая самооценка оказалась выше у семейных исполнителей (0,137). Это может объясняться тем, что в нашей культуре семья считается одним из важных условий самореализации личности, и люди, живущие в браке, в большинстве случаев чувствуют себя более уверенными и состоявшимися, имея при этом положительную «Я концепцию» и высокую самооценку.

Было выявлено также, что фактор «самоуважения» ниже у более старших сотрудников (-0,145), имеющих больший трудовой стаж (-0,113) по сравнению с более молодыми и менее опытными исполнителями. По всей видимости, это можно объяснить тем, что с возрастом человек становится более требовательным к самому себе. Он осознает, что не достиг всего того, к чему стремился в молодости, у него часто происходит переоценка ценностей («кризис среднего возраста»), появляется или усиливается неудовлетворенность собой и своими достижениями, таким образом, снижается и общий уровень принятия себя, влияя на фактор «самоуважения» в самооценке. Интересно отметить, что в нашей выборке значения фактора «активности» также оказались ниже у более старших сотрудников(-0,157) с большим стажем (-0,128) и у женщин (0,179). У молодых сотрудников более высокие значения «активности» могут объясняться большей значимостью общения в молодости, направленностью скорее на внешнее окружение, нежели на свои мысли и переживания, импульсивностью, а также физиологическими особенностями возраста - наличием большего количества энергетических ресурсов, позволяющих проявлять активность. Гендерные же различия в выраженности этого показателя в самооценке могут быть связаны с тем, что активность традиционно считается скорее маскулинным качеством и в нашей культуре больше поощряется у мужчин, нежели у женщин.



Пятый параграф посвящен изучению различий между самооценками свойств исполнения и различий в группах с разным уровнем самооценки исполнения. Самооценка ответственности исполнения отличается от самооценки других свойств исполнения самыми высокими значениями. Компетентность оценивается выше самостоятельности, креативности, организованности, целенаправленности. Значимые различия со всеми свойствами были получены по самооценке креативности, которая отличается от cамооценок целенаправленности, заинтересованности, самостоятельности, организованности, ответственности более низкими значениями. В результате проведения кластерного анализа респонденты распределились по трем кластерам в зависимости от уровня самооценки различных свойств исполнения. В первый кластер входят исполнители со средним уровнем самооценки исполнения (76 человек; 37,25%), во второй – с низким (54 человека; 26,48%), в третий - с высоким (74 человека; 36,27%). Мы можем отметить, что профили всех кластеров похожи. Так, оказалось, что самые высокие значения оказались у самооценки ответственности, самые низкие – у самооценки креативности. В группах с разным уровнем самооценки исполнения мы сделали анализ различий. Значимые различия в группах с высокой, средней и низкой самооценкой исполнения были обнаружены по самооценке активности, возрасту и стажу, наличию детей и эффективности деятельности. Наиболее значимые различия наблюдаются по самооценке эффективности (3,77 Е-17), наименее значимые – по наличию детей (0,0429).

В шестом параграфе для выделения внутренней структуры взаимосвязи различных видов самооценки был проведен факторный анализ. Мы выделили три фактора, которые объясняют 64, 44% дисперсии. Вес первого фактора 39,02%, вес второго - 16,06%, третьего – 9, 34%. В первый фактор входят целенаправленность, заинтересованность, самостоятельность, организованность, ответственность, компетентность и креативность. Второй фактор включает такие факторы самооценки как «самоуважение» и «активность». Третий фактор составляют общая самооценка, фактор «силы» в самооценке и самооценка креативности исполнения (отрицательные значения). В контексте темы нашего диссертационного исследования наибольший интерес представляет первый фактор, поэтому мы рассмотрим его отдельно. Наиболее весомыми свойствами самооценки исполнения с точки зрения внутренней иерархии влияния являются самостоятельность, организованность и компетентность. Необходимо отметить, что самооценка креативности имеет большую независимость от других самооценок свойств самооценки. Вышеназванная закономерность характерна для 60,99% случаев. Факторный анализ свойств самооценки исполнения показал, что в зависимости от уровня самооценки исполнения респонденты в процессе самооценивания опираются на разные группы свойств самооценки. В группе исполнителей со средним уровнем самооценки исполнения были выделены следующие факторы, которые объясняют 64,57% дисперсии. В первый фактор вошли такие свойства самооценки исполнения, как организованность и ответственность, целенаправленность (25,73%). Во второй фактор вошли следующие свойства самооценки исполнения: заинтересованность (положительные значения) – самостоятельность, компетентность (отрицательные значения) (23,21%). В третий фактор вошла креативность (15,62%). В группе исполнителей с низким уровнем самооценки были выделены следующие факторы, объясняющие 68,15% дисперсии. В первый фактор вошли ответственность и организованность (положительные значения) (34,39%). Во второй - креативность, целенаправленность (отрицательные значения) (17,69%). В третий - самостоятельность, заинтересованность, компетентность (положительные значения) (16,07%). В группе с высоким уровнем самооценки были выделены следующие факторы, которые объясняют 64,98 % дисперсии. В первый фактор вошли организованность и ответственность (отрицательные оценки) (26,02%). Во второй фактор - целенаправленность и заинтересованность, компетентность (положительные значения) (23%). В третий - креативность (отрицательное значение) (15%).

Седьмой параграф посвящен изучению взаимосвязи между различными самооценками у респондентов с низким, средним и высоким уровнем самооценки исполнения. С помощью корреляционного анализа мы выяснили, что у респондентов со средним уровнем самооценки исполнения существует отрицательная взаимосвязь самооценки целенаправленности с фактором «активности». Отрицательная взаимосвязь была также обнаружена между самооценкой самостоятельности и компетентности с общей самооценкой и фактором «самоуважения». У респондентов с низким уровнем самооценки исполнения было выявлено, что самооценка заинтересованности взаимосвязана с фактором «силы» и активности; самооценка целенаправленности с фактором «активности»; самооценка организованности отрицательно коррелирует с фактором «активности». У респондентов с высоким уровнем самооценки исполнения были выявлены следующие взаимосвязи. Так, оказалось, что общая самооценка положительно коррелирует с самооценками заинтересованности, самостоятельности, организованности, компетентности и отрицательно взаимосвязана с самооценкой креативности. С фактором «самоуважения» взаимосвязана самооценка компетентности и ответственности. С фактором «силы» коррелирует самооценка самостоятельности и компетентности. С фактором «активности» значимых корреляций выявлено не было. Далее для того, чтобы выявить, что влияет на самооценку исполнения по каждому свойству и насколько значимо это влияние, мы провели регрессионный анализ по группам респондентов с разным уровнем самооценки.

В восьмом параграфе мы изучили влияние самооценки исполнения на эффективность исполнительской деятельности. В группе респондентов со средним уровнем самооценки исполнения на эффективность их исполнения влияет самооценка креативности и организованности (12% влияния). В группе респондентов с низким уровнем самооценки исполнения на эффективность их исполнения влияет самооценка заинтересованности, ответственности и организованности (65% влияния). В группе респондентов с высоким уровнем самооценки исполнения на эффективность исполнения влияет самооценка креативности, ответственности и организованности (25% влияния).

В девятом параграфе нами был проведен анализ особенностей оценки руководителями свойств исполнительской деятельности. Факторный анализ показал, что руководителями исполнительская деятельность оценивается целостно (один фактор), они не дифференцируют явно отдельные свойства исполнения. Выше всего руководители оценивают целенаправленность и ответственность исполнения, а ниже всего – креативность. В результате кластерного анализа респонденты распределились по трем кластерам в зависимости от высоты оценки руководителями свойств исполнительской деятельности своих подчиненных. В первый кластер входят исполнители с низким уровнем экспертной оценки исполнения (31 человек), во второй – с высоким (94 человека), в третий – со средним (79 человек). При этом, профили первого и третьего кластера похожи, а профиль второго кластера отличается от них отсутствием резких перепадов и более равномерной оценкой всех качеств. Далее мы рассмотрели различия между самооценкой и оценкой исполнения на высоком, среднем и низком уровнях. Значимые различия по χ2 были получены при низком уровне самооценки и оценки исполнения (p=0,023). Необходимо отметить, что на среднем (0,837) и высоком (0.193) уровнях отличия также есть, но они статистически незначимы. Таким образом, можно сказать, что особенности самооценки и оценки исполнения различны: руководители оценивают деятельность исполнителей более высоко, чем исполнители оценивают себя сами (Рис. 2).



Рис. 2. Соотношение самооценки исполнения и оценки исполнения руководителями

После этого мы выявили различия между самооценкой свойств исполнения и экспертной оценкой исполнения. Используя критерий Вилкоксона, мы получили значимые различия по таким свойствам как заинтересованность, ответственность и креативность (см. Таблицу 1).



Таблица 1. Значимость различий между самооценкой свойств исполнения и экспертной оценкой исполнения




T

p-level

Целенаправленность (со) и целенаправленность (эо)

5193,500

0,077300

Заинтересованность (со) и заинтересованность (эо)

2686,000

0,000000

Самостоятельность (со) и самостоятельность(эо)

3212,000

0,054882

Организованность (со) и организованность (эо)

5123,000

0,737961

Ответственность(со) и ответственность(эо)

1459,500

0,000023

Компетентность (со) и компетентность (эо)

4697,000

0,151329

Креативность (со) и креативность (эо)

5502,500

0,038184


В заключении обобщены результаты проведенного теоретического и эмпирического исследования, сформулированы основные выводы и намечены перспективы дальнейших исследований.

Результаты диссертационного исследования позволили сформулировать следующие основные выводы:

1) Выявлено пять социально-психологических типов исполнительской деятельности: творческий; сверхнормативный; нормативный; «тип долженствования»; «энтузиаст». «Тип долженствования» и «энтузиаст» являются новыми, ранее не описываемыми типами.

2) Существует взаимосвязь типообразующих характеристик исполнительской деятельности и особенностей самооценки: с общей самооценкой отрицательно взаимосвязана целенаправленность исполнения; креативность исполнения имеет отрицательную корреляцию с фактором «силы» в самооценке; целенаправленность и организованность отрицательно коррелируют с фактором «активности» в самооценке.

3) С эффективностью исполнительской деятельности взаимосвязаны самооценка и свойства исполнения: эффективность исполнительской деятельности положительно коррелирует с профессиональной самооценкой и с типообразующими свойствами исполнения: целенаправленностью, компетентностью, самостоятельностью, ответственностью, заинтересованностью, организованностью, креативностью. При расхождении высоты профессиональной и общей самооценки снижается эффективность исполнения.

4) Эффективность и свойства исполнительской деятельностью, а также особенности самооценки взаимосвязаны с социально-демографическими факторами. Во-первых, существует взаимосвязь между возрастом, стажем исполнителей, наличием у них детей и эффективностью исполнения. Во-вторых, выявлены корреляции свойств исполнения с социально-демографическими факторами. В-третьих, зафиксирована корреляция особенностей и различных видов самооценки и социально-демографических факторов: у мужчин и молодых исполнителей с меньшим стажем фактор «активности» в самооценке выше, чем у женщин и более старших сотрудников; фактор «самоуважения» в самооценке ниже у старших сотрудников; общая самооценка выше у семейных исполнителей.

5) Выявлен и проанализирован по уровням новый вид самооценки – самооценка исполнения. В группах с высокой, средней и низкой самооценкой исполнения обнаружены значимые различия по самооценке активности исполнения, возрасту, стажу, наличию детей и эффективности деятельности.

6) Самооценка исполнения влияет на эффективность исполнительской деятельности: в группе респондентов со средним уровнем самооценки исполнения на эффективность их исполнения влияет самооценка креативности и организованности; в группе респондентов с низким уровнем самооценки исполнения на эффективность их исполнения влияет самооценка заинтересованности, ответственности и организованности; в группе респондентов с высоким уровнем самооценки исполнения на эффективность исполнения влияет самооценка креативности, ответственности и организованности.

7) В зависимости от уровня самооценки исполнения респонденты оценивают себя по-разному, то есть в процессе самооценивания опираются на разные группы свойств исполнения. Так, у респондентов со средним уровнем самооценки исполнения самооценка целенаправленности отрицательно коррелирует с фактором «активности»; самооценка самостоятельности и компетентности отрицательно коррелируют с общей самооценкой и фактором «самоуважения». У респондентов с низким уровнем самооценки исполнения самооценка заинтересованности взаимосвязана с факторами «силы» и «активности»; самооценка целенаправленности - с фактором «активности»; самооценка организованности отрицательно коррелирует с фактором «активности». У респондентов с высоким уровнем самооценки общая самооценка положительно коррелирует с самооценками заинтересованности, самостоятельности, организованности, компетентности и отрицательно взаимосвязана с самооценкой креативности; с фактором «самоуважения» взаимосвязана самооценка компетентности и ответственности; с фактором «силы» коррелирует самооценка самостоятельности и компетентности; с фактором «активности» значимых корреляций выявлено не было.

8) Существуют различия в оценке исполнительской деятельности руководителями и подчиненными: руководителями исполнительская деятельность оценивается целостно, они не дифференцируют отдельные свойства исполнения. В то время как исполнители различают оценки собственной деятельности по свойствам. Также при сопоставлении самооценок исполнителей и оценок их деятельности руководителями наблюдается следующая тенденция: руководители оценивают особенности деятельности подчиненных выше, чем исполнители оценивают сами себя.


Проведенные исследования и полученные результаты позволяют говорить о перспективах дальнейших исследований, которые связаны с углубленной разработкой проблемы исполнения в целом и самооценки исполнения в частности. В области этой проблематики открываются интересные перспективы. Во-первых, мы выделили несколько новых типов исполнения, было бы интересно увеличить выборку и посмотреть, какие из них будут наиболее распространенными, а также изучить различия между типами. Во-вторых, результаты исследования показали, что оценки креативности исполнения существенно отличаются от оценок других свойств исполнительской деятельности. В будущем хотелось бы остановиться на этом феномене отдельно, более подробно изучив роль творческого подхода в исполнении. В отношении проблемы профессиональной самооценки и оценки исполнительской деятельности руководителями было бы целесообразно провести специальное исследование, направленное на более углубленное изучение выявленной разницы в механизмах этих самооценок и оценок.
Основные результаты работы изложены в следующих публикациях:

Публикации по теме диссертации в изданиях, рекомендованных ВАК:

1) Исполнительская деятельность и самооценка личности // Профессиональное образование. №10. – М., 2008. С. 18-19.

2) Взаимосвязь особенностей самооценки личности и исполнительской деятельности // Знание. Понимание. Умение. №4. – М., 2008. С. 134-138.


Другие научные работы:

3) Исполнение и самооценка в контексте комплексного человекознания // Методология комплексного человекознания и современная психология / Отв. ред. А.Л. Журавлев, В.А. Кольцова. – М., 2008. С. 477-487.

4) Исполнительская деятельность и самооценка в контексте проблемы познания в структуре общения // Познание и общение: теория, эксперимент, практика. Под ред. В.А. Барабанщикова и Е.С. Самойленко. – М., 2009. С.182-191.

5) Проблема самооценки в исполнительской деятельности // Тенденции развития современной психологической науки. Тезисы юбилейной научной конференции. Отв. ред. А.Л. Журавлев, В.А. Кольцова. – М., 2007. Часть II. С. 23-25.

6) Исследование проблемы взаимосвязи особенностей самооценки и исполнительской деятельности // Психология – наука будущего: Материалы международной конференции молодых ученых «Психология – наука будущего». Под ред. А.Л. Журавлева, Е.А. Сергиенко. – М., 2007. С. 104-107.

7) Результаты исследования особенностей исполнительской деятельности и самооценки // Социальный мир человека – Вып. 2: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции «Человек и мир: социальные миры изменяющейся России», 25-26 июня 2008 г. Под ред. Н.И. Леонова. – Ижевск: ERGO, 2008. С. 288-289.





Каталог: engine -> documents
documents -> Мета-аналитические исследования в психологии
documents -> 2012 Раздел Методология психологии, предмет и методы психологического исследования
documents -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 13 психология развития, акмеология
documents -> Роль акцентуаций характера в самореализации личности
documents -> Индивидуально-психологические предпосылки выбора профессии в подростковом и юношеском возрасте 19. 00. 13 психология развития, акмеология
documents -> Восприятие выражения целого и частично закрытого лица
documents -> Личностно-ориентированная экспертиза профессиональной пригодности летчиков
documents -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 03 Психология труда, инженерная психология
documents -> Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
documents -> Взаимосвязь социально-психологических характеристик и жизненной перспективы личности


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница