Последствия взятия в заложники и реабилитация



Скачать 374.79 Kb.
страница5/11
Дата16.05.2018
Размер374.79 Kb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Последствия взятия в заложники и реабилитация

После освобождения у заложников возникает посттравматический синдром. У каждого освобожденного заложника этот синдром проходит по-своему. Анализ ситуации в театральном центре на Дубровке показывает, что легче переносит ситуацию заложничества тот человек, который постоянно чем-то занят. Важная задача заложников – это постоянное сохранение познавательной активности, стремление к познанию. Пример, журналистки Ольги Черняк, оказавшейся в здании цента в числе других заложников является показательным. [3, c.20]

Она внимательно отслеживала действия террористов, анализировала ситуацию, запоминала, кто пришел, кто что сказал, кто как был одет. Она постоянно общалась с окружающими людьми, оказывала им психологическую помощь. В результате после освобождения Ольга одной из первых пришла в себя, вышла из состояния стресса и смогла дать интервью журналистам по телевидению.

Знание психологического состояния жертв террористических актов и этапов восстановительного периода поможет найти оптимальный и верный путь оказания необходимой помощи жертве терроризма.

Состояние только что освобожденных заложников – определяется остаточными явлениями пережитых ими острых аффективно-шоковых реакций: В клинико-психологическом плане это была достаточно типичная картина так называемой адинамической депрессии с обычно свойственными ей «масками» астении, апатии, ангедонии. Спустя какое-то время после террористического акта у его жертв сохраняется психопатологическая симптоматика – прежде всего, в виде отложенного страха, разного рода фобий и регулярных кошмаров, а также различные искажения восприятия ситуации:

−ситуационные фобии; в очаге чрезвычайной ситуации заложники испытывали ситуационно обусловленные агорафобические явления (боязнь подойти к окну, встать во весь рост, желание ходить пригнувшись, «короткими перебежками», боязнь привлечь внимание террористов и т. п.); естественно, все это определялось стремлением уцелеть в происходящем вокруг бое; однако уже в ближайшие дни после освобождения у них вновь появились такие симптомы, как боязнь подходить к окнам – уже в домашних условиях; боязнь лечь спать в постель и желание спать на полу под кроватью, и т.п.;

−различные искажения восприятия ситуации; уже после освобождения жертвы иногда высказывались о правильности действий террористов; об обоснованности их холодной жестокости и беспощадности, обусловленной, в частности, «несправедливостью властей»; об оправданности действий террористов стоящими перед ними «высокими целями борьбы за социальную справедливость»; о «виновности властей в жертвах» в случае активного противостояния террористам и т.п. – «синдрома заложника»; судя по всему, такое реактивное оправдание террористов можно рассматривать как проявление своеобразной «истерии облегчения».

В работе Пуховского на основе исследования, проведенного в г. Буденновске, сразу после захвата заложников летом 1995 г., оцениваются общие психологические черты разных типов жертв террора.

Степень развития постстрессового расстройства зависит от степени угрозы жизни во время теракта. Развитие постстрессового расстройства личности у первичных жертв террористических актов (заложники в том числе) можно представить в такой последовательности:

−травматический стресс (во время критического инцидента и сразу после него – до 2 суток);

−острое стрессовое расстройство (в течение 1 месяца после критического инцидента – от 2 суток до 4 недель);

−постстрессовое расстройство личности (на протяжении последующей жизни человека, пережившего травму);

−социально-психологические проблемы, возникающие у жертв террористических актов.

Знание психологического состояния людей, которые были в заложниках и этапов восстановительного периода необходимо для нахождения оптимального пути оказания необходимой помощи жертвам. [6, c.115]

Произошедшее является для жертв терактов уникальным критическим событием, экстремальным опытом, который каким-то образом необходимо осмыслить и встроить в жизненный контекст. Поэтому, у жертв происходит мобилизация всех биологических и психологических ресурсов человека, направленных на преодоление последствий тяжелой травмы. Основными направлениями работы с жертвами террористических актов является проблема оказания экстренной психологической помощи и реадаптации к обыденной жизни после пережитой кризисной ситуации.

Принципы и этические нормы оказания экстренной психологической помощи жертвами террористических актов. Безусловно, что деятельность психолога при работе с жертвами террористических актов регулируется общими принципами, принятыми для оказания психологической помощи. Однако эти принципы в данной ситуации приобретают некоторое своеобразие в соответствии с особенностями условий оказания помощи.

Принцип защиты интересов пострадавшего. Особенность применения этого принципа в экстремальных условиях теракта состоит в том, что в отличие от обычных условий деятельности с клиентом чаще всего не заключается психотерапевтический договор (как это бывает при консультационной или психокоррекционной работе), то есть не проговариваются границы работы с проблемой. Это происходит потому, что помощь, как правило, направлена на актуальное состояние пострадавшего. Однако, несмотря на это, защита интересов пострадавшего является ведущим принципом работы специалиста-психолога.

Принцип «не навреди». Своеобразие условий оказания помощи делает возможным вывести несколько следствий из этого принципа: краткосрочность оказания помощи, то есть помощь должна быть направлена на коррекцию актуального состояния, вызванного терактом, одновременно обеспечивая экологичность проводимых мероприятий для будущей жизни пострадавшего; принципиально неверно проводить психологическую работу с давними, застарелыми проблемами пострадавшего, так как такая работа должна быть пролонгированной.

Принцип добровольности. В обычных условиях специалист часто занимает пассивную позицию (ждет, пока клиент обратиться за помощью). Этот принцип в условиях психологической помощи сразу после теракта трансформируется в особое поведение – специалист-психолог активно, но ненавязчиво предлагает свою помощь пострадавшим. Такая позиция позволяет, с одной стороны, обеспечить необходимую помощь людям, которые находятся в особом состоянии и зачастую не могут адекватно оценить потребность в помощи, с другой стороны – не нарушает личных границ человека.

Принцип конфиденциальности. При оказании психологической помощи сразу после теракта, принцип этот сохраняет свою актуальность, однако конфиденциальность может быть нарушена в случае получения психологом информации о том, что действия пострадавшего могут быть опасны для самого пострадавшего (подготовка самоубийства) или для окружающих.

Принцип профессиональной мотивации. Этот принцип принят для любого вида психологической помощи. В экстремальной ситуации соблюдение его становится особенно важным, так как существует большая вероятность того, что, помимо профессиональной мотивации, у специалиста могут присутствовать другие, иногда более сильные мотивы (мотив самоутверждения, мотив получения социального признания и т.д.).

Принцип профессиональной компетентности предполагает, что специалист, оказывающий помощь жертвам теракта, должен быть достаточно квалифицирован, иметь соответствующее образование и специальную подготовку для работы в чрезвычайных ситуациях. В обычных условиях деятельности психолог при необходимости рекомендует обратиться к другому специалисту, но в чрезвычайных условиях найти другого специалиста часто невозможно. Поэтому в профессиональные обязанности психолога должны входить, в том числе, и такие аспекты, как, умение быстро восстановить высокий уровень работоспособности, используя профессиональные навыки, такие как подготовка к работе с жертвами теракта и террористами, до момента выезда на ЧС. [7, c.152]

Соблюдение этих принципов необходимо. Это своего вода этический кодекс специалиста-психолога при работе в чрезвычайных ситуациях.

Схема оказания психологической помощи заложникам:

−поддержание жизнеспособности;

−диагностический этап,

−оказание экстренной психологической помощи;

−пролонгированная психологическая реабилитация.

Реабилитации заключается в обеспечении постепенной нейтрализации психологической и психической травмы:

−проработка «патогенного» материала;

−работа, обеспечивающая глубинные преобразования в поведенческой и эмоционально-волевой сферах, в системе самопознания.

Методы оказания психологической помощи людям, оказавшимися в заложниках:

−методы купирования острого стресса и антистрессовая подготовка к экстремальным ситуациям;

−в работе с жертвами террористических актов групповая терапия – наиболее часто используемый вид терапии, но при необходимости она проводится в сочетании с разными видами индивидуальной терапии; будет уместен дебрифинг (метод работы с групповой психической травмой. Это форма кризисной интервенции, особо организованная и четко структурированная работа в группах с людьми, совместно пережившими катастрофу или трагическое событие); целесообразно проводить тренинг «Исцеление от горя»;

−методы психотерапии эмоциональных травм с помощью движения глаз (ДПДГ);

−методы гештальт-терапии;

−методы когнитивно-поведенческой психотерапии;

−методы символ-драмы (метод кататимного переживания образов);

−методы семейной психотерапии;

−методы нейролингвистического программирования. [7, c.154]





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2017
обратиться к администрации

    Главная страница